Читать онлайн Озорная леди, автора - Холбрук Синди, Раздел - 11. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озорная леди - Холбрук Синди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озорная леди - Холбрук Синди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озорная леди - Холбрук Синди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холбрук Синди

Озорная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11.

Было позднее утро; двое мужчин пили чай в гостиной. Тишину, царившую в комнате, нарушало лишь ровное тиканье часов, стоящих на камине.
— Она уже спустилась? — спросил Эдвард шепотом.
— Нет, — ответил Ричард, приняв скорбный вид. — Скорее всего она сидит в своей комнате и придумывает самый мучительный способ расправиться со мной.
Эдвард согласился про себя со своим приятелем. Вслух же он произнес:
— Честно говоря, я тоже не понял, почему ты позволил увести Тедди в тюрьму.
— Ну, объяснить это нетрудно. Если истинный предатель увидит, что мы считаем изменником Тедди, то решит, что он в безопасности, и потеряет бдительность.
— Я как-то упустил это из вида, — нахмурился Эдвард. — Мы можем только надеяться, что он снова совершит ошибку, вроде той, с черной шкатулкой.
— Я далеко не уверен, что это была ошибка, может, он нарочно навел нас на ложный след, — предположил Ричард.
— А теперь Тедди Эмберли в тюрьме, — вздохнул Эдвард. — Ну и устроили мы путаницу, и сами запутались.
— Надо выжать из этой ситуации все, что возможно, — пожал плечами Ричард. — В любом случае нельзя было освобождать Тедди вчера вечером. Все подумали бы, что я покрываю предателя из-за того, что он мой родственник. С Тедди необходимо сначала снять подозрения, а потом уже выпустить его из тюрьмы, — произнес Ричард.
— Жаль, конечно, что Чентел не может посмотреть на ситуацию с этой точки зрения. — Эдвард украдкой взглянул на своего приятеля.
— Я надеюсь, что она сможет это сделать, когда успокоится, — вздохнул Ричард.
Услышав эти слова, Эдвард скептически прищурился: он не сомневался, что Чентел никогда не успокоится.
Снова восстановилась тишина, нарушаемая только тиканьем часов. Вдруг распахнулась дверь, и в комнату вошла Чентел. У Эдварда перехватило дыхание — она была изумительно хороша; на ней было муаровое платье цвета морской волны, отделанное красно-коричневым бархатом, которое он никогда раньше не видел; оно подчеркивало нежный оттенок ее кожи и оттеняло пламенно-красные блики в волосах. Глаза ее сверкали.
— Тебе очень идет это платье, Чентел, — спокойным тоном заметил Ричард; Эдвард хмыкнул, потому что это было слабо сказано: Чентел в нем была восхитительна. — Я это знал, когда выбирал его.
Эдвард замер. Почему Чентел наконец надела на себя один из тех нарядов, что подарил ей Ричард?
— Благодарю вас, милорд. Я возвращаюсь в Ковингтон-Фолли. Я упаковала все свои вещи и послала записку Чеду; он скоро приедет, чтобы сопровождать меня, — сказала она.
«Как первый залп это очень неплохо», — подумал про себя Эдвард. Теперь он понял, почему она надела это платье — оно было ее боевым знаменем. Чентел не стала дожидаться ответа, а повернулась и исчезла за дверью. Эдвард вдруг услышал странный звук, похожий на грозное рычанье; оказалось, его произвел Сент-Джеймс, этот респектабельнейший джентльмен! Ричард вскочил со стула и направился к двери; он был похож на леопарда, преследующего свою жертву. Эдвард чуть не выронил свою чашку; бросив все, он кинулся за Ричардом, боясь пропустить представление, но остановился у двери и присвистнул: столь необычная картина предстала его взору.
Мраморный пол холла был заставлен всевозможными чемоданами, коробками, сумками и узлами. Повсюду, куда ни кинь глаз, были кожа и пледы, ремни и веревки, медные пряжки и блестящие замки… любой владелец магазина горд был бы выставить такой товар на витрине. Должно быть, Чентел работала всю ночь, чтобы добиться такого эффекта. Посреди этой груды вещей стоял Рид с озабоченным выражением лица; горничная спускалась по лестнице, неся в руке еще один чемодан. И, конечно же, посреди холла стояли главные действующие лица.
— Бетти, остановись, — раздался громкий голос Ричарда. — Отнеси это обратно в комнату своей хозяйки.
Бетти послушно остановилась, повернулась и стала подниматься по лестнице.
— Нет, Бетти, — приказала ей Чентел, — неси этот чемодан вниз. — Она повернулась и гневно посмотрела на Ричарда. — Бетти я беру с собой в Ковингтон-Фолли.
Бетти остановилась.
— Хорошо, миледи. — Она развернулась и начала спускаться.
— Ах так! — Лицо Ричарда потемнело от гнева. Бросив сердитый взгляд на неустрашимую Бетти, он воскликнул:
— Рид, так как вы работаете у меня, то возьмите это и отнесите в комнату миледи. Она остается. — И он подобрал с пола какую-то коробку и бросил ее дворецкому.
Рид, удивленный и раздосадованный, поймал ее на лету; он не стал доказывать Ричарду, что переносить вещи не входит в его обязанности, как того ожидал Эдвард, а величественно начал подниматься по лестнице с коробкой в руках.
— Мерзавец! — обратилась Чентел к Ричарду, подбоченившись. — Я не останусь долее под кровом человека, который засадил за решетку моего бедного невиновного брата!
— Его застали с документами в руках… — возразил ей Ричард.
— Как будто это что-нибудь значит! Тебе прекрасно известно, что он собирался писать стихи, а не продавать правительственные секреты! — кипятилась Чентел.
Рид тем временем поравнялся с Бетти на лестнице.
— Рид, остановитесь! Сейчас же верните мне мою коробку. Я все еще ваша хозяйка, и вы должны мне подчиняться! — потребовала Чентел.
— Бетти, — тут же вмешался Ричард, — вы все еще в моем услужении, а потому отнесите чемодан на место, в комнату миледи.
Дворецкий и горничная замерли на месте, а потом повернулись и пошли в противоположные стороны, как при смене караула.
— Как ты смеешь! Я оставляю этот дом навсегда! Бетти, сейчас же неси этот чемодан вниз! — кричала Чентел.
— Ты остаешься! Рид. Отнесите коробку наверх!
Слуги снова повернулись, взглянули друг на друга и остановились. Эдвард не выдержал и засмеялся, прикрывая рот рукой.
— У меня кружится голова, — заявила Бетти и вопросительно поглядела на Рида, ища у него поддержки.
— А я чересчур стар для всего этого, — отозвался тот, тяжело дыша.
— Бетти, принеси мне чемодан! — сказала Чентел, не сводя глаз с Ричарда.
— Рид, отнесите коробку наверх! — настаивал Ричард с мрачным выражением на лице.
Бетти и Рид одновременно посмотрели вниз, на ругавшихся хозяев, потом — друг на друга и, не сговариваясь, уселись рядышком на ступеньку.
— Когда вы договоритесь между собой, я все сделаю, — вздохнув, сказала Бетти.
— Милорд, я буду рад вам услужить, когда вы придете к соглашению, — произнес Рид слегка снисходительным тоном, какой мог позволить себе только дворецкий-долгожитель.
Эдвард задержал дыхание: что будет дальше? Глаза Чентел от злости превратились в узкие щелочки, у Ричарда лицо было суровое и грозное.
— Прекрасно, — медленно отчеканил Ричард. — В таком случае мне придется перенести все наверх самому.
Он бросил сердитый взгляд на слуг, но те не двинулись с места. Усевшись поудобнее, они всем своим видом показывали, что не собираются ни помогать хозяину, ни мешать ему. Лорд вынужден был сам поднять с пола сумку.
Чентел налетела на него, схватившись за сумку с криком:
— Я здесь ни за что не останусь, отдай!
Они тянули сумку каждый на себя и внезапно застыли как по команде; они стояли совсем близко друг к другу. От них исходила такая энергия, такая страсть чувствовалась в их горящих взглядах, что Эдвард невольно отвернулся. Казалось, между ними происходило что-то очень важное, не терпящее посторонних свидетелей.
— Я уезжаю! — заявила Чентел, казавшаяся совсем маленькой рядом с высокой фигурой Ричарда.
— Нет, ты останешься до тех пор, пока дело не будет улажено. Ты не сбежишь, опозорив свою и мою фамилию, и не поставишь под угрозу шансы Тедди на освобождение. Если ты уедешь, его положение ухудшится, это я тебе гарантирую, — убедительно произнес Ричард.
— Это угроза? — с вызовом спросила Чентел.
— Это факт. Если ты по-настоящему хочешь помочь Тедди и добиться признания нашего брака недействительным, то ты останешься, — взывал Ричард к ее рассудку.
— Я получу эту бумажку и без тебя! — упрямо заявила Чентел.
— Не стоит со мной бороться, дорогая, — перешел на ласковый тон Ричард. — Ты проиграешь.
Чентел издала громкий крик, отпустила сумку и бросилась бежать вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньки; Рид и Бетти едва успели освободить ей дорогу.
— Ад и тысяча чертей! — выругался Ричард и бросил злосчастную сумку на пол.
Эдвард поспешил отодвинуться в сторону, чтобы Ричард не сбил его с ног. Влетев в комнату, Ричард тут же направился к бару и налил себе полный бокал бренди. Надо заметить, что обычно он пил очень мало! Эдвард нерешительно вошел в комнату.
— Я хочу, чтобы за Чедом Тейбором установили слежку, — взревел Ричард, угрюмо уставившись в одну точку где-то над головой Эдварда.
— Слежку? Зачем? — в замешательстве спросил тот. — Неужели ты думаешь, что он каким-то образом замешан в этой истории?
— Я не знаю, и, честно говоря, мне сейчас нет до этого дела. — Ричард влил в себя изрядную порцию бренди. — Но он не должен помогать Чентел покинуть мой дом.
— Ты хочешь сказать, что она попытается сделать это еще раз? — спросил Эдвард.
— Конечно, я в этом не сомневаюсь, — уверенно ответил Ричард.
Эдвард удивленно покачал головой. Он не мог себе представить, чтобы какая-нибудь женщина была в состоянии бросить вызов Ричарду Сент-Джеймсу после той сцены, свидетелем которой он был. Ему даже стало жаль Чентел.
— Почему бы тебе не отпустить ее в Ковингтон-Фолли? — вкрадчиво спросил он.
Ричард повернулся к окну и, глядя куда-то вдаль, сказал:
— Потому что она моя жена и нужна мне здесь.
— Но ведь она тебе… гм, как бы это выразиться… не настоящая жена! — не совсем деликатно напомнил ему приятель.
— Будет настоящей, — сказал Ричард, как отрубил; он обернулся к Эдварду, лицо его было непроницаемо. — Ты только проследи, чтобы Чед Тейбор не помог ей бежать.
Эдвард согласно кивнул. Он почувствовал, что за железной уверенностью Ричарда скрывается боль, и теперь сомневался, кого стоит жалеть больше: Чентел или его друга. Он посочувствовал Ричарду всей душой и поклялся выполнить его поручение.
— Знаешь, я думаю, что бренди мне тоже не помешает, — и Эдвард потянулся к графину.


— Он меня не отпускает. — В голосе Чентел звучала боль. Она посмотрела на Чеда, который стоял у камина.
Тот повернулся к ней:
— Как он может тебя не отпускать?
— Он угрожает тем, что наш брак не будет расторгнут. Он страшный человек. Он хочет лишить меня свободы, как и Тедди! — осознавая свое бессилие, воскликнула Чентел.
Чед тут же подошел к ней и обнял за плечи, как будто утешал ребенка; девушка, несчастная и измученная, положила голову ему на плечо.
— Бедная моя Чентел, — ласково сказал Чед.
— Ну зачем, зачем он это делает?
— Потому что он любит власть и не терпит тех, кто смеет ему противостоять, — ответил Чед.
— Но он ведь знает, что Тедди ни в чем не виноват! — негодовала Чентел.
— Это для него ничего не значит! — Чед покачал головой. — Они так долго безуспешно ловили своего предателя, что теперь первого попавшегося человека выдали за него.
— Ты хочешь сказать, что Тедди предназначена роль жертвенного агнца? — со страхом в глазах спросила Чентел.
— Боюсь, что это так. — Чед глубоко вздохнул. — Ричард должен найти предателя, иначе его репутация сильно пострадает.
— Боже мой! Тогда у Тедди нет никаких шансов! — воскликнула она.
— Не говори так, не сдавайся! Ты должна бороться за него! — ободрял ее Чед.
Чентел схватила кузена за руку и крепко ее сжала; ей нужно было ощутить его силу.
— Но как? Как мне бороться? — спросила она.
— Убеги со мной, — просто ответил Чед.
— Что? — Чентел не верила своим ушам. — Но… но как это может помочь?
— Убеги от Сент-Джеймса, — настойчиво повторил Чед. — Ты же знаешь, что я люблю тебя, что хочу жениться на тебе. Я всегда буду заботиться о тебе. Как только ты сбежишь от Сент-Джеймса и окажешься вне его власти, я смогу бороться за то, чтобы снять с Тедди подозрения в измене. Ради тебя я это сделаю, Чентел, — убеждал ее Чед.
— Но каким образом ты этого добьешься? — засомневалась девушка.
— У меня есть деньги, Чентел. У меня также есть связи, о которых ты не знаешь. Сент-Джеймс не единственный могущественный человек в наших кругах, просто свои знакомства и возможности я не выставляю напоказ. Но я ничего не добьюсь, пока ты находишься в его доме. Как ты думаешь, почему он принуждает тебя оставаться здесь? Потому что он хочет иметь тебя в качестве заложницы, — горячо убеждал ее Чед.
— Неужели я для него просто пешка? — Чентел была неприятно поражена.
Ее захватил водоворот эмоций. Убежать с Чедом и никогда больше не видеть Ричарда… Но она совсем не хочет от него убегать! Сердце ее бунтовало при мысли о том, что надо его покинуть. Она не хочет верить в то, что он желает ей зла! Однако Чед прав. Ей необходимо убежать отсюда, остаться значило бы погибнуть от своей любви к нему. Отдать себя в руки человека, которому она безразлична, для которого имеют значение только власть и гордыня, было равносильно погибели не только ее, но и Тедди. В тревоге она посмотрела на Чеда.
— У тебя единственный выход — бежать. Бежать со мной, — настаивал он.
— Но ведь он будет нас преследовать! — в волнении воскликнула Чентел.
— Нет, если мы покинем Англию. В Европе он нас не найдет, мы пересечем Ла-Манш. Он вынужден будет расторгнуть ваш брак на твоих условиях, и тогда мы с тобой поженимся, — заключил Чед.
Внутренний голос Чентел сопротивлялся этому предложению, ведь, приняв его, она никогда больше не увидит Ричарда. Но если она не сбежит с Чедом, то не поможет Тедди… Она закрыла глаза. Боже, какая унылая жизнь ее ожидает! Но у нее нет ни денег, ни связей — и, соответственно, у нее нет выбора. Она металась меж двух огней: либо остаться с человеком, который посадил в тюрьму ее брата, но которого она любит, либо бежать с тем, кто любит ее и хочет ей помочь. Она решилась:
— Что ж, я убегу с тобой. Я верю тебе, — обратилась она к Чеду.
— И я обязательно помогу Тедди, вот увидишь! — радостно отозвался он. — Я использую все свое влияние. И как только мы окажемся в Европе, ты будешь вести такую жизнь, которую заслуживаешь. Я всегда мечтал об этом. Обещаю тебе, ты ни в чем не будешь нуждаться!
Чентел заставила себя улыбнуться.
— И когда же это будет? — спросила она с тайной грустью в душе.
Чед поднялся на ноги, и она тоже встала; он посмотрел ей прямо в глаза, и она не отвела от него взора, хотя ей очень этого хотелось.
— Мы с тобой отправимся в путь через неделю или, в крайнем случае, через две. Мне нужно доделать кое-какие дела. Когда все будет готово, я приеду за тобой, — сказал он.
— Хорошо, — кивнула Чентел. Слава богу, у нее еще есть неделя, а если повезет, то даже две! — Но сейчас ты должен уйти, пока Сент-Джеймс не вернулся.
— Я не боюсь Сент-Джеймса! Но мне действительно надо идти. — Он обнял ее на прощание. Чентел была благодарна кузену за то, что он не попытался ее поцеловать, наверное, понимая, в каком смятении чувств она находилась. — Я скоро вернусь за тобой. Не беспокойся о своих вещах и ничего не бери в дорогу. Я куплю тебе новый гардероб и обо всем позабочусь.
Чентел снова постаралась улыбнуться и кивнула в ответ. Проводив его до двери, она долго смотрела ему вслед. Сердце спрашивало ее, что она делает? Разум отвечал, что этого требует от нее долг. Почему же ей так грустно? Почему болит сердце? Она потрясла головой и закрыла дверь. «Я переживу это все. Так всегда было раньше, так будет и впредь», — сказала она себе.
Чентел вернулась в дом после того, как навестила Тедди в тюрьме, в каком-то оцепенении. Тедди держался хорошо. Он сказал ей, что еда вполне приличная, а тюремщики — хорошие парни, с которыми он даже играет в карты.
«Ковингтоны даже в тюрьме найдут возможность сыграть!» — подумала про себя Чентел. Но когда она упрекнула Тедди, он принял обиженный вид:
— Я ведь не играю на деньги, Чентел. Я же обещал Алисии, что больше не буду этим заниматься, иначе мы никогда не найдем сокровище. Когда я играю без ставок, это ведь не настоящая игра, правда? — спросил он сестру.
Чентел вынуждена была признать, что он прав. Единственное, на что жаловался Тедди, — это на то, что его не навещает Алисия. Чентел мягко намекнула ему, что родители девушки никогда ей этого не позволят. Тедди кивнул в ответ и сказал, что он должен смириться с этим до тех пор, пока не выйдет на свободу. Если бы он только знал, на что шла Чентел, лишь бы его освободили. Она не в силах была рассказать ему об этом шаге: слишком болезненным он был для нее. Придя домой, она поднялась и вошла в свою комнату. В голове у нее стучало; она должна отдохнуть, может быть, после этого ей станет легче.


Во сне она убегала от каких-то бесформенных чудовищ… Они ее вот-вот достанут! В ужасе она закричала — впереди показался просвет. Серые мрачные тени исчезли, и вокруг нее все оказалось окрашенным в яркие, жизнерадостные тона — она очутилась на бале-маскараде. Перед ней стояла тетя Беатрис в своем нелепом костюме викинга.
— Ты выбрала неправильный веер, — твердила она. — Нужно было взять голубой. Веер неправильный, он должен быть голубым, голубым…
Тут все вокруг нее закружилось, и она очутилась в картинной галерее. На стене перед ней висели два портрета леди Дженевьевы. Она подумала, что тетя Беатрис права: на одном портрете леди Дженевьева держала голубой веер, а на другом — розовый.
Вдруг обе леди Дженевьевы закружились на портретах, кокетливо обмахиваясь веерами. Но леди Дженевьева с голубым веером неожиданно исчезла, и на картине остался только фон, а другая леди Дженевьева замерла с раскрытым розовым веером в руках. Чентел переводила взгляд с одной картины на другую и внезапно проснулась.
Что ее разбудило? Она хотела получше изучить приснившиеся ей картины; какая-то деталь не давала ей покоя, но какая именно? Она встала с постели и взяла с туалетного столика розовый веер, раскрыла его и стала внимательно его рассматривать. На нем был изображен пейзаж, в центре которого находилась беседка, окруженная деревьями. Положив веер на место, она подошла к портрету и повернула его к себе лицом.
Закрыв глаза, Чентел снова мысленно представила себе те портреты, которые явились к ней в сновидении. Что-то тут было не так… Вдруг ее осенило, и глаза ее широко раскрылись — фон! Когда леди Дженевьева исчезла с одной из картин, на нем остался только фон — тот же самый сад, те же подстриженные кусты и деревья в вечерних сумерках. Чентел никогда до этого не обращала внимания на фон портрета: фигура леди Дженевьевы сразу же приковывала внимание к себе, а скромный пейзаж, написанный грубыми мазками, вряд ли мог кого-либо заинтересовать. Чентел снова закрыла глаза и представила себе этот пейзаж на закате. Потом, взяв в руки веер, она стала рассматривать рисунок на нем. На розовом веере был изображен тот же сад, что и на портрете, только при свете дня; главное отличие состояло в том, что в центре композиции находилась не фигура дамы, а изящная беседка. Но, без сомнения, это был один и тот же сад. Внимательно изучая очертания кустов и деревьев, их расположение на местности, Чентел вдруг вздрогнула: в ее памяти всплыли картины из ее детства.
— Я же тут играла! — воскликнула она. В детстве это место привлекало ее, потому что деревья и кусты тут росли кругами, а в центре была лужайка. Здесь могла бы расположиться беседка, но почему-то лужайка пустовала.
Чентел нахмурилась припоминая беседку, но в ее памяти не осталось о ней никаких воспоминаний. Мама рассказала ей бесчисленные истории о великолепии Ковингтон-Фолли в былые дни, когда Ковингтоны процветали. Беседка, конечно, была великолепна. Девушка узнала куст шелковицы, стоящий справа, изгиб тропинки, ведущей к центру лужайки, на веере она шла к беседке — на небольшой холмик.
— Да, это так и есть. — Чентел захлопнула веер и прижала его к груди. Она счастливо улыбалась: какой изящный, женственный ключ у нее в руках, какая изумительная карта, не чета тем, что чертили, высунув язык, Тедди и Недди! Поистине, только женщина могла найти сокровище, спрятанное леди Дженевьевой (если оно, конечно, существовало). Ни одному мужчине не пришло бы в голову рассматривать мельчайшие детали на холсте картины, тем более на веере. На портрете он не увидит ничего, кроме блеска драгоценностей, а веер для него — всего лишь женская побрякушка.
— Леди Дженевьева, — засмеялась Чентел, — вы действительно были колдуньей!


На следующее утро Чентел надела старенькое рабочее платье и широкополую шляпку и направилась в сарайчик, где садовник держал свой инструмент. Порывшись в нем, она нашла подходящую лопату, уселась в повозку, запряженную пони, и направилась на поиски сокровища.
Стояла прекрасная солнечная погода, и очень быстро она добралась до Ковингтон-Фолли. Напевая веселую песенку, она принялась копать яму прямо посреди лужайки. Шелковица росла справа от нее, а сильно подросшие со времен леди Дженевьевы деревья окружали ее, как часовые. Оказалось, что копать землю не такое уж приятное занятие, тем более что не слишком умело орудовала лопатой. Скоро она перепачкалась в земле и вспотела. Не обращая внимания на появившиеся мозоли, она продолжала работать, представляя, как распорядится кладом. Она выкупит Тедди! Она предложит принцу-регенту сокровище за освобождение брата. Всем известно, как нужны деньги принцу Уэльскому, который любит возводить в пэры всех подопечных.
Если сокровище действительно так велико, как об этом говорится в семейных легендах, то она сможет не только подкупить принца-регента, но и оставить кое-что для себя. Тогда ей не придется убегать с Чедом! Она будет обеспечена и сможет жить самостоятельно, не связывая себя ни с одним из мужчин. Вот тогда она поиграет с Сент-Джеймсом, как он это делал с ней. Но если она разбогатеет, то его семья не позволит им расторгнуть брак. В глубине души она надеялась, что Ричард останется ее мужем вовсе не из-за сокровища, а будет жить с ней потому, что признает наконец, что она ему ровня и самая подходящая для него жена.
Мозоли на руках начали саднить, и поэтому Чентел стала копать медленнее. Вдруг она почувствовала, что кто-то за ней наблюдает! Она пыталась успокоить себя тем, что это ей кажется, но сердце ее продолжало тревожно биться.
Отложив лопату, Чентел выпрямилась и осмотрелась вокруг. Не заметив ничего подозрительного, она начала прислушиваться. И все-таки смутное ощущение какой-то угрозы не исчезло. Птичка, перелетевшая с одной ветки на другую, испугала Чентел, и она вздрогнула:
— Кто здесь?
Она схватилась за черенок лопаты, приготовившись обороняться. Отправиться сюда в одиночестве после того, как ее с Алисией заперли в потайном ходе, было очень неосмотрительно. Неужели тот человек в сером плаще, который стрелял в нее, находился где-то поблизости.
Тут до нее донесся чей-то свист, и через мгновение перед ней предстал Ричард Сент-Джеймс на лошади. Он остановился рядом с выкопанной ямой, в которой по колено стояла Чентел, и спросил, улыбаясь:
— Развлекаешься?
— Да, — ответила Чентел, нахмурившись, но мрачное выражение лица ей далось с трудом. По правде говоря, она очень обрадовалась, увидев Ричарда. В душе она возблагодарила бога, что это оказался не человек в плаще, однажды уже стрелявший в нее. — Что ты здесь делаешь? Ты напугал меня!
— Ты хоть понимаешь, как глупо было с твоей стороны прийти сюда одной, без охраны? — спросил он, спрыгивая с лошади.
Чентел молчала, не желая признавать его правоту, хотя она только что сама пришла к этому заключению. Ричард заглянул в яму.
— Ну что, уже нашла? — с ухмылкой спросил он.
Убрав влажный завиток со лба, Чентел притворилась, что не понимает, о чем он говорит:
— Что нашла?
— Китай, конечно. — Он ухмыльнулся во весь рот.
— Я вовсе туда не собираюсь.
— А выглядит именно так, как будто ты собираешься прорыть туннель до противоположной части света. Может быть, ты ищешь клад? Я надеюсь, что это не могила для очередного трупа, — продолжал он поддразнивать ее.
Чентел вернулась к работе, игнорируя его слова. Усиленно налегая на лопату, она ответила:
— Нет, но эта идея мне нравится. Какой у тебя рост?
— Чтобы эта яма подошла для меня, дорогая, — рассмеялся он, — тебе надо еще копать и копать.
Услышав, как Ричард ее назвал, Чентел приостановилась.
— Чего ты хочешь? — спросила она подозрительно.
— Я подумал, что ты уже проголодалась, и захватил с собой кое-что, — с улыбкой сказал он и, подойдя к лошади, снял привязанную к седлу корзинку.
— А откуда ты узнал, что я здесь? — строго спросила она.
— Ну, это не секрет, все слуги пришли к такому заключению. Ты уехала на маленькой повозке, захватив с собой лопату, и на тебе надето старое платье. Всем было ясно, что ты решила отправиться на поиски сокровища. Кстати, кухарка посылает тебе свои лучшие пожелания и кое-что посущественнее, чтобы подкрепить твои силы.
Чентел вздернула подбородок и, сердито на него посмотрев, с вызовом произнесла:
— Не смей надо мной смеяться!
— Я и не думал, я просто объяснил причину своего появления, — ответил Ричард, постелив покрывало на землю. — Не думай, пожалуйста, что я шпионю за тобой, — добавил он, глядя ей в глаза.
Чентел пришла в замешательство и замолчала. Она снова принялась копать, делая вид, что его не замечает.
— Стол накрыт, — объявил он через минуту.
Чентел бросила взгляд поверх ямы и сглотнула слюну. Все было приготовлено как для пикника: на покрывале расставлены блюда с цыпленком, пирожками и нарезанным сыром, и все это выглядело очень аппетитно. Но Чентел, гордо вздернув подбородок, фыркнула:
— Я не собираюсь делить еду с человеком, который засадил моего брата в тюрьму, — и с силой вонзила лопату в твердую землю.
— Чентел! — позвал ее Ричард, но она не отозвалась и не подняла на него взгляд.
— Чентел! — Голос его был ближе, но она не обернулась.
— Дорогая, — вдруг прошептал он ей на ухо, от неожиданности девушка вздрогнула и обернулась, споткнувшись и чуть не упав.
Ричард стоял прямо за ней; он подхватил ее, когда она пошатнулась.
— Отпусти меня!
— Не отпущу до тех пор, пока ты не согласишься поесть со мной, — заявил он.
Он обхватил ее за талию, сердце ее учащенно забилось, и она не решалась посмотреть ему в лицо.
— Мы будем стоять целый день, — сказал он, — и это означает, что ты так и не найдешь свое сокровище. Но если ты поешь, я обещаю тебе, что после этого ты сможешь копать, сколько тебе угодно. Впрочем, меня такое положение более чем устраивает, — добавил он, и его руки скользнули с талии на бедра.
Чентел с трудом преодолела свое неосознанное желание прильнуть к нему всем телом.
— Хорошо, — сказала она, — я пообедаю с тобой.
Ричард засмеялся и тут же ее отпустил. Против своей воли Чентел на него слегка обиделась за то, что он так быстро сдержал свое слово. Признаться, ей самой очень нравилось это положение! Смутившись, она вслед за ним вылезла из ямы и присела на одеяло. Уже собираясь отведать аппетитную цыплячью грудку, она заметила, что Ричард достал из корзины бутылку шампанского.
— Шампанское? — удивилась она.
— Конечно. — Он принялся его открывать. — Я решил, что мы должны отпраздновать твой успех, если ты найдешь сокровище.
— Очень смешно, — фыркнула Чентел, наблюдая, как он наливает пенящуюся жидкость в высокие бокалы.
— Я вовсе не собирался над тобой смеяться — наоборот, я надеялся, что ты отыщешь свой клад. — Он протянул ей бокал. — А в случае, если ты не найдешь сокровище, я подумал, что это будет последнее шампанское, которое мы с тобой выпьем, прежде чем ты убежишь с Чедом, — сказал он.
Чентел чуть не поперхнулась; она посмотрела ему в глаза, пытаясь понять его настроение. Он прикоснулся своим бокалом к ее, так что они зазвенели, и затем отпил из него.
— Откуда ты знаешь? — недоуменно спросила она.
— Догадаться нетрудно, иначе ты не осталась бы под кровом человека, который, как ты считаешь, тебя предал. Когда же состоится твой побег — на этой неделе или на следующей? — спросил он так, что Чентел почувствовала раскаяние.
— Извини, мне так жаль… — покраснев, сказала она.
— Не стоит сожалеть, тебе все равно бы это не удалось. — Ричард не отрываясь смотрел ей прямо в глаза и потом вдруг подмигнул.
Она не смогла сдержаться и улыбнулась ему в ответ. Высоко подняв свой бокал, как бы приветствуя его, она сказала:
— Знаешь, ты просто нахал, — и рассмеялась.
Он тоже не сдержался от смеха, и они осушили свои бокалы. Чентел почувствовала себя от выпитого шампанского легко и свободно. Ричард избавил ее от угрызений совести. Она теперь не может убежать, значит, она его не предает.
— А теперь поешь, — предложил Ричард. — Цыпленок очень вкусный, а вот эти пирожки с мясом просто восхитительны.
Чентел потянулась за кусочком цыпленка, на который давно посматривала. Ричард тем временем продолжал:
— Знаешь, дорогая, я ведь не предавал тебя.
— Да, ты только послал моего ни в чем не повинного брата в тюрьму, — укоризненно сказала она.
— Ты не дала мне объяснить, почему я позволил арестовать Тедди, — спокойно ответил он.
— Мы оба прекрасно знаем, — проговорила Чентел, проглотив кусочек цыпленка, — что Тедди совершенно случайно попался в западню. Ему просто нужна была писчая бумага.
— Да, мы с тобой это знаем, но другие — нет. Со стороны трудно поверить, что такое совпадение может произойти случайно, для этого надо хорошо знать твоего брата, — резонно заметил Ричард.
Чентел молчала, потому что, к сожалению, он был прав.
— Должен признаться, что я никак не рассчитывал, что такое может произойти. Я должен извиниться за это перед тобой. Когда я устраивал ловушку, я совсем упустил из виду Тедди. Единственное, что я могу сказать в свое оправдание, — это то, что, когда я составлял план действий, мои мысли были заняты совершенно другим.
— Просто я пришла к убеждению, что ты никогда не совершаешь ошибок. Ты мне сказал это в ту ночь, когда пришел за шкатулкой, но тогда я подумала, что ты просто хотел меня устрашить. Теперь я вижу, что ты говорил правду.
Ричард криво усмехнулся.
— Нет, это было верно до тех пор, пока я не познакомился с тобой и членами твоей семьи. — Ричард покачал головой. — Эта западня была приготовлена не для Тедди. Но раз он туда попался, я не мог его просто так выпустить. Никто не поверил бы в его невиновность. Его непричастность нужно доказать, иначе он будет под подозрением до конца своих дней.
Как же она сама об этом не догадалась?
— Вот поэтому Тедди и находится в тюрьме, — продолжал Ричард. — И, должен признаться, я бы хотел, чтобы он там пока и оставался. — Он поднял руку, останавливая Чентел, которая готова была уже наброситься на него с упреками. — Нужно найти истинного предателя, чтобы снять с Тедди все обвинения. Когда человек, за которым мы охотимся, потеряет бдительность, мы его непременно поймаем.
— Чед мне сказал то же самое, — произнесла Чентел. — Он сказал, что ты хочешь сделать Тедди жертвенным ягненком.
— Я благодарю тебя за откровенность, но прошу тебя не передавать Чеду то, что я тебе говорю. — У губ Ричарда залегла жесткая складка.
— Почему? Он ведь член семьи, — удивилась Чентел.
— И к тому же мой соперник. — Ричард снова улыбнулся.
— Соперник? — Чентел совсем не считала Чеда таковым по отношению к Ричарду и потому переспросила.
— Ты же собиралась с ним сбежать, разве не так? — покачал он головой. — Но я не могу сейчас выпустить Тедди, чтобы ему помочь, мы должны как можно быстрее схватить предателя. Конечно, все это игра…
— А я-то думала, что ты никогда не играешь! — иронично заметила Чентел.
— Я же тебе сказал, что твоя семья плохо на меня влияет!
Она бросила на него сердитый взгляд, но Ричард не испытывал раскаяния, он только усмехнулся в ответ. Посмотрев на солнце, уже склонявшееся к горизонту, он промолвил:
— Быстрее допивай свое шампанское. Судя по всему, до темноты нам осталось копать всего пару часов.
— Что ты хочешь сказать, мы будем копать вместе? — изумилась она.
— Я поступил бы не по-джентльменски, если бы не помог даме разыскать ее сокровище. — Он подал ей руку. — Я обещаю, что оно целиком и полностью будет принадлежать тебе. Но я не оставлю тебя здесь одну и тем более не смогу просто наблюдать за тем, как ты орудуешь лопатой. Так что давай поскорей откопаем клад, и тогда ты сможешь послать меня ко всем чертям.
— Ты можешь смеяться, — с достоинством ответила Чентел. — Но вот когда я найду сокровище, тебе будет не до смеха!
— Почему же? Мне будет очень приятно иметь богатую жену! — Он взял в руки привезенную с собой лопату, спрыгнул в яму и принялся за работу.
Чентел подобрала с земли свою лопату и язвительно заметила:
— Я вовсе не твоя жена!
— Я знаю, — широко ухмыльнулся он. — Но если ты найдешь сокровище, я буду вынужден тебя удержать.
— Гм… У тебя не будет выбора, — сказала она, очутившись в яме.
Он предпочел проигнорировать это замечание; некоторое время они молча копали, и потом он заговорил о сокровище:
— А я думал, что ты не веришь в существование тайника.
— А теперь верю, — честно призналась Чентел.
— Что заставило тебя изменить свое мнение? — поинтересовался Ричард.
— Это все из-за веера, — ответила она.
Они продолжали работу, во время которой Чентел изложила ему свою теорию; он внимательно ее слушал. Прошел еще час. Яма существенно увеличилась в размерах, и они уже стояли в ней по пояс.
— Пожалуй, нам пора передохнуть, — сказал Ричард, утомленно вздохнув.
Чентел выпрямилась и вытерла рукой мокрый лоб. Она повернулась к нему: Ричард стоял в расстегнутой рубашке с закатанными рукавами, выпущенной поверх панталон. Легкий ветерок играл с тонкой тканью, сдувая ее с его широкой груди.
— Я не прочь чего-нибудь выпить, — сказала она чуть охрипшим голосом; внутри у нее что-то сжалось. В солнечных лучах темные волосы на груди Ричарда отливали красной медью, как и его пышная, совершенно растрепанная шевелюра. Она быстро отвела взгляд и посмотрела себе под ноги.
— Я сейчас принесу, — сказал он и легко выбрался из ямы. Чентел была рада, что хоть на минуту осталась одна: ей надо было собраться с мыслями. Глубоко вздохнув, она постаралась успокоиться.
Когда он вернулся с шампанским и бокалами, она уже ждала его. Он посмотрел на нее с улыбкой, и Чентел подумала: что же этот мужчина делает с нею, если она полностью потеряла над собой контроль? Совершенно неосознанно она улыбнулась ему в ответ; она разглядывала с ног до головы потного, растрепанного, небрежно одетого Ричарда и покачала в изумлении головой. Когда она вынуждена была выйти за него замуж, она и представить себе не могла, что этот импозантный, властный человек, который всегда побеждает, сможет понравиться ей. Более того, этого мужчину она обожала.
Смеясь, он спрыгнул в яму и протянул Чентел шампанское.
— Почему ты смеешься? — спросила она.
— Ты выглядишь сейчас точь-в-точь, как в тот день, когда затеяла большую стирку, — заметил он.
— А ты нет, — тихо сказала она, отдавая ему шампанское.
— Что ты хочешь этим сказать? — притворился рассерженным Ричард.
— В тот день ты был на меня страшно зол, — напомнила ему Чентел.
— Да, ты права. Я должен перед тобой извиниться за тот день, — виновато произнес он.
— Но есть и другая разница. — Чентел готова была откровенно высказать все, что в данный момент думала. — Сейчас ты приносишь мне шампанское, называешь меня «дорогой», и даже рубашка у тебя расстегнута. Почему ты сегодня такой?
Ричард убрал у нее со лба непослушный влажный завиток. Нахмурившись, он ответил:
— В твоем обществе мне хочется быть самим собой. Каждый человек может играть множество разных ролей. — Его улыбка показалась Чентел загадочной. — Мы живем в мире, где большое значение имеет происхождение, общественное положение, правила поведения, наконец. Но рядом с тобой я забываю об условностях, — признался он.
— Понятно, — тихо сказала Чентел. Она и сама испытывала то же самое, когда он был рядом. Как несправедлива жизнь: они не смогут долго быть вместе.
— Ты устала, — сказал он, заметив изменившееся выражение ее лица. — Давай на сегодня прекратим поиски. Мы вернемся завтра, если ты этого хочешь. Тебе просто придется отложить на один день свой триумф, — улыбнулся он.
Она согласилась с ним. Завтра они снова будут вместе! Ричард помог ей выбраться из ямы, и, собрав свои вещи, они отправились в обратный путь. Всю дорогу они разговаривали, мирно обсуждая вопрос о сокровище, о том, где оно спрятано и почему они до него не докопались. Их беседу прервал громкий крик.
Они подняли головы и увидели Эдварда, скакавшего к ним во весь опор.
— Ричард, мне надо срочно с тобой поговорить! — заявил он еще на ходу.
— Подожди меня здесь, — сказал Ричард Чентел и послал свою лошадь вперед. Он о чем-то переговорил с Эдвардом, пока их скакуны плясали на месте, а потом галопом вернулись к повозке.
— Что случилось? — в тревоге спросила Чентел, когда он натянул поводья и спешился рядом с ней. Она не смогла прочитать, что у него было на лице, и снова повторила:
— Ради бога, Ричард, скажи мне, что случилось?
— У нас появился новый след, и на этот раз мы обязательно достанем этого мерзавца. Пожалуйста, слезь на минутку. — Он протянул к ней руки.
— Зачем? — в замешательстве спросила Чентел, но все-таки сошла на землю. — Ричард, в чем дело?
Он нагнулся и, притянув к себе, страстно ее поцеловал. Инстинктивно она к нему прильнула и прижалась к его груди. Ричард внезапно отпрянул назад, и Чентел, заморгав в удивлении, услышала:
— Я должен уехать на три дня. Обещай мне, что ты не сбежишь с Чедом, пока меня не будет.
— Но… — начала было она. Он снова поцеловал ее, на этот раз очень нежно. Когда он отпустил ее, все ее чувства были в смятении.
— Обещай мне, Чентел! — потребовал Ричард, поцеловав ее так, что у нее подогнулись коленки.
Когда он оторвался от ее губ, она снова прижалась к нему всем телом.
— Обещай! — повторил он.
— Обещаю, — только и смогла вымолвить она.
— Хорошо, — с довольной улыбкой проговорил Ричард.
Он забрался в седло и сказал ей на прощание:
— Помните, мадам, вы дали мне три дня!
Она молча кивнула, наблюдая, как он поскакал к Эдварду, и они галопом помчались дальше; она стояла так до тех пор, пока силуэты всадников не превратились в еле заметные точки, которые исчезли на линии горизонта. Голова у нее была как в тумане. Три дня. Но чего можно добиться за три дня?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Озорная леди - Холбрук Синди

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.

Ваши комментарии
к роману Озорная леди - Холбрук Синди



время можно провести.
Озорная леди - Холбрук Синдилилия
14.01.2012, 13.14





понравилось.
Озорная леди - Холбрук Синдиирина
13.03.2012, 21.53





интересно читать наслаждалась этим романом любовь прекрасна у этих героев события развиваются стремительно
Озорная леди - Холбрук Синдинаталия
21.06.2012, 15.43





просто не возможно оторваться,потрясающе.а больше всего понравился юмористический склад.еще никогда столько не смеялась во время чтения романа.ну проста супер других слов и не нужно.тот кто прочтет убедится в этом сам:-)
Озорная леди - Холбрук СиндиГюля
23.06.2012, 1.44





мне понравилось.
Озорная леди - Холбрук СиндиКира Корор
24.06.2012, 6.44





По больше б таких романов с интригой, с юмором, с загадкой. Они возвращают желание читать и перечитывать, читая улыбаться...
Озорная леди - Холбрук СиндиHelen
2.07.2012, 14.27





Очень понравилось
Озорная леди - Холбрук СиндиАрнаут Е
3.07.2012, 0.20





Сюжет книги интересный, но он больше бы подошел к приключенческому детективу,а не к любовному роману.нет страсти между главными героями и любовных сцен почти нет , так чуть чуть на последней станице,хотя поженились они почти в самом начале романа.Ведь мы читаем любовный роман,а не детские книги.
Озорная леди - Холбрук СиндиНаташа
5.07.2012, 22.12





Страсти может и нет. Но лучше читать такую книгу, чем обычные фразы, переходящие из романа в роман. Книга классная! Юмор оригинальный. Смеялась в слух! Времени точно не жалко, читайте! )))
Озорная леди - Холбрук СиндиВиктрия
29.07.2013, 11.44





Книга без клише и глупых банальностей, согласна, что это больше детективно-приключенческий роман, но намного интереснее заезженых фраз об интимной близости, к тому же у героев более-менее жизненные проблемы. Как всегда в романах Холбрук всё с юмором и почти целомудренно!
Озорная леди - Холбрук СиндиItis
8.08.2013, 0.30





Вроде романчик про взрослых людей,а они ведут себя как подростки. По-моему,если к тебе посреди ночи прокрался взломщик невозможно трепетать от страсти,здесь надо орать во всю глотку , а лучше врезать по голове кочергой, пусть он визжит,как девченка, от боли. Мне смешно,зачем он ее связал и оставил дома,потом,даже женился на ней.Чтоб мужчина не дорожил своей свободой,ей-богу! сказка,милая сказка!
Озорная леди - Холбрук СиндиРуни
20.05.2014, 15.01





Очень понравилось
Озорная леди - Холбрук СиндиЛариса
27.05.2016, 2.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100