Читать онлайн Незваная гостья, автора - Холбрук Синди, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Незваная гостья - Холбрук Синди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Незваная гостья - Холбрук Синди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Незваная гостья - Холбрук Синди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холбрук Синди

Незваная гостья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Джеффри сидел за столом, возле которого хлопотала миссис Биддингтон. В столовой было очень тихо. Capa не выходила к обеду, не появилась и сейчас, хотя знала, что Джеффри специально для нее приказал повару испечь бисквит и пирожные к чаю. Джеффри был уверен, что такие лакомства она не оставит без внимания, но, как видно, просчитался. Нетронутые пирожные остывали на большом фарфоровом блюде.
– Благодарю вас, миссис Биддингтон, – сказал Джеффри. – Скажите, вы видели сегодня Ами?
– Нет, милорд, – ответила миссис Биддингтон. – Не видела. Я сделала все, что вы велели, – не давала ей никакой еды.
– А она не могла уехать? – спросил Джеффри.
– Нет, – заверила его миссис Биддингтон. – За этим мы следим.
– Понятно, – вздохнул Джеффри. – Еще раз благодарю, миссис Биддингтон.
Экономка поклонилась и вышла. Джеффри окинул взглядом накрытый стол, пустующее кресло напротив и нетронутый прибор. Он почувствовал, что ему совершенно не хочется есть. Черт бы побрал этих женщин! Впрочем, он и сам виноват. Наверное, ему нужно было более осторожно объявлять Ами свой ультиматум. Постепенно, может быть. А он свалял дурака и потребовал всего сразу. И хотя Ами называет его невежей и тираном, но он же не чудовище, в конце концов. Ему совсем не хочется уморить ее голодом.
«Однако все идет именно к этому», – тоскливо подумал Джеффри.
Но ничего не изменишь. На попятную он идти не собирается. Ами не права. Он просто обязан остановить ее именно теперь, пока не поздно. Пока она не перевернула вверх дном весь дом – так, как проделала это с гостиной. И нельзя позволять ей расхаживать по дому в мужской одежде.
Он вспомнил, как осторожно и точно обрисовал ему ситуацию доктор Хоббс. «Непросто жить под одной крышей с такой красивой женщиной, мой мальчик!»
Непросто?! Невыносимо! Особенно когда она ходит в его рубашке, и тонкая ткань обволакивает, почти не скрывая, эти прелестные полушария…
Нет, уж если она остается в его доме, то пусть носит то, что носят все приличные женщины. От греха подальше. Так будет лучше и для нее, и для него. И пусть поймет наконец, кто хозяин в этом доме. Собственно говоря, он уже пытался объяснить ей это, может быть, не слишком вежливо. Но, с другой стороны, как еще ему вести себя с этой ненормальной, не помнящей своего имени?
Сзади послышался шорох, и Джеффри обернулся.
В дверях стояла Capa, одетая в платье. Он окинул взглядом ее фигуру, и сердце его заныло от жалости. Он готов был заплакать.
Capa молча прошла к столу. Джеффри с ужасом смотрел на омерзительный балахон с болтающимися рукавами и перекошенным вырезом на шее… Но это было не самым страшным. Какой-то дефект притаился в нижней части платья, отчего походка Сары стала неуверенной, казалось даже, что она прихрамывает на одну ногу.
Свои пышные волосы Capa собрала в пучок и перехватила их чем-то вроде полотняной белой ленточки. Несколько непослушных прядей шелковистыми локонами упали на лоб.
– Добрый вечер, милорд, – холодно сказала Capa. Ее высокомерный тон ужасно не вязался с ее уродливым платьем.
– Добрый вечер, – откликнулся Джеффри и вежливо поднялся со своего стула. Capa отступила на шаг и внимательно на него посмотрела. Он тоже окинул девушку с головы до ног и понял, что вблизи платье оказалось еще уродливее, чем издали.
– Прошу вас, садитесь, – величественно кивнула Capa.
– Только после вас, мадам, – не ударил лицом в грязь Джеффри.
– Прекрасно, – сказала Capa. Она приблизилась к стулу и неловко взгромоздилась на него. Своими неуклюжими движениями она напоминала куклу в руках пьяного кукловода. Джеффри заметил, что стоило лишь ей сесть, как вырез платья угрожающе оттопыривался, почти полностью обнажая прелестную пышную грудь. Джеффри понял, что еще мгновенье – и платье совсем сползет с груди Сары. Он решительно приблизился к девушке.
– Милорд, – удивленно воскликнула Capa, откидываясь на спинку стула, – что вы делаете?
– Будьте любезны, Ами, встаньте, – попросил Джеффри.
– Зачем? Что вы еще надумали? Оставьте меня в покое, я голодна.
– Если вы не позволите мне застегнуть… это, – сказал Джеффри, скрывая волнение, – то оно свалится еще до того, как вы успеете проглотить первый кусок.
Capa непонимающе посмотрела на него.
– Да встаньте же, – продолжал настаивать Джеффри. – Вчера вы то и дело залезали в подливу рукавом, сегодня можете попасть туда голой грудью. Вы находите это приличным?
Capa ответила ему долгим, изучающим взглядом.
– Не думаю, что вы настолько хотите открыться мне, – добавил Джеффри. – Особенно если учесть ту… симпатию, которую мы испытываем друг к другу.
Легкий румянец появился на щеках Сары.
– Хорошо, – сказала она, вставая и поворачиваясь к нему спиной.
Джеффри увидел, что крючки она застегнула ужасно – вкривь-вкось, пропуская петли.
– Можете звать меня по имени, – улыбнулся он, – раз уж я дошел до того, что застегиваю вам платье. Долой условности и предрассудки!
Capa издала странный звук – нечто среднее между всхлипыванием и смехом – и попыталась отстраниться, но Джеффри удержал ее за плечи.
– Да не крутитесь вы, – сказал он.
Затем Джеффри принялся разбираться с крючками и петлями, совершенно не придавая значения тому пикантному положению, в котором оказался. Сейчас его разбирала досада – эта леди не может самостоятельно даже платье на себе застегнуть. Так напутать с крючками – это же надо умудриться!
Джеффри, правда, и сам с большим трудом справлялся с этими хитрыми приспособлениями, но его по крайней мере можно понять – ведь он впервые занимался подобным делом. Крючки выскальзывали у него из рук, петли не желали покоряться.
– Ну что вы так долго копаетесь? – не выдержала наконец Capa.
– Почти закончил, – пропыхтел Джеффри. – Если вы еще немного постоите спокойно…
В этот миг раздался громкий вопль, сопровождаемый грохотом и звоном бьющейся посуды. Джеффри обернулся и увидел в дверях столовой миссис Биддингтон. У ее ног лежала куча черепков – все, что осталось от фарфоровых тарелок из сервиза лорда Грэя.
Джеффри нахмурился. В последние дни его экономка стала на редкость неуклюжей.
– М-милорд! – побледнела как мел миссис Биддингтон. – Что… Что вы делаете?
– Я бы тоже хотела это знать, – подхватила Capa. – Что там можно делать целую вечность?
– Сейчас закончу, – раздраженно проворчал Джеффри. – Только не говорите мне под руку!
– О господи! – ахнула миссис Биддингтон.
Ее лицо на глазах меняло цвет, превращаясь из молочно-белого в пунцовое.
– Сказал же, не мешайте! – Джеффри передернул плечами и вновь углубился в работу. – И кто только додумался пришить столько крючков? С ума сойти можно!
– Милорд! – В горле миссис Биддингтон что-то булькнуло.
– Теперь вы убедились в том, что это ужасное платье? – сказала Capa. – Кстати, миссис Биддингтон, может быть, вы не будете терять времени понапрасну и принесете новые тарелки? Я не хотела бы терять ни минуты. Не знаю, как у Джеффри, а у меня от голода живот свело.
– И правда, миссис Биддингтон, – подхватил Джеффри. – Сходили бы вы за тарелками. Прислушивайтесь к словам Ами и помните, что ее слово в этом доме – второе после моего.
– Впрочем, не торопитесь особенно, миссис Биддингтон, – добавила Capa, – а то опять что-нибудь уроните. Джеффри такой копуша, он до самой ночи теперь может провозиться.
– Святые небеса! – уже в который раз воскликнула миссис Биддингтон.
– Наконец-то я поймал ее! – воскликнул Джеффри, имею в виду петлю.
– Нет! – воскликнула миссис Биддингтон, по-своему истолковав смысл сказанного. – Нет, только не это!
Она закатила глаза и попятилась. Затем круто повернулась и бросилась бежать, громко стуча каблуками. Джеффри повернул голову на этот стук и удивленно спросил:
– Что это с ней, а?
– Не знаю, – ответила Capa. – Но что-то подсказывает мне, что мы теперь не скоро ее увидим.
– Да, это сильно смахивает на бегство, – согласился Джеффри, поворачивая Сару к свету и любуясь своей работой.
Правда, любоваться было нечем, так как платье, даже застегнутое на все крючки, осталось таким же уродливым, как и прежде. Взглянув на девушку, Джеффри увидел выбившиеся локоны и осторожно поправил их кончиками пальцев. В ответ на это прикосновение глаза Сары сразу же потеплели, их прохладная голубизна сменилась ярко-зеленым цветом – цветом летней морской волны.
– Я старалась, – прошептала она. – Я очень старалась.
– Вижу, – улыбнулся Джеффри, нежно перебирая мягкие шелковистые пряди.
Когда он попытался развязать ленточку, то понял, что эта неровно оторванная полоска ткани еще совсем недавно была частью его рубашки.
– Так и быть, я не стану допытываться, где вы разжились этой лентой, – сказал он.
– Вы же сами сказали, чтобы я не смела звать на помощь миссис Биддингтон, – смущенно заметила Capa. – А ничего другого мне просто не попалось под руку.
– Ну и затянули вы ее, – сказал Джеффри.
– М-мм, – промычала Capa, пока Джеффри развязывал узел.
Наконец он справился с лентой, и в его ладони хлынул каскад пышных волос. Черные, блестящие, они вырвались на свободу и густой волной упали на плечи Сары. Джеффри невольно задержал дыхание, любуясь таким великолепием.
– Милорд? – Capa смотрела на него выжидающе.
Джеффри не без сожаления вернулся к действительности. Он отдернул руки и отступил назад.
– Не собирайте их больше в пучок. Вы становитесь похожи на горничную.
– То вы называете меня цыганкой, теперь вот – горничной. Должна сказать, что вы мастер на неожиданные комплименты.
– То, что я человек неотесанный, мы давно уже выяснили, – буркнул Джеффри, возвращаясь за стол.
– Выяснили, – согласилась Capa. – Впрочем, я вполне могу на самом деле оказаться цыганкой. Кто знает?
– Вряд ли, – задумчиво отозвался Джеффри, все еще ощущая тонкий, волнующий запах, исходящий от волос девушки. – Для цыганки у вас слишком правильная речь.
– Но если бы я умела, как цыганка, читать по руке, вы бы доверились мне? – спросила Capa.
– Нет. На моей ладони вы прочитали бы одни только несчастья.
– Вы имеете в виду меня?
– Вас, – коротко ответил Джеффри, глядя ей прямо в лицо. Их взгляды встретились, и Capa негромко рассмеялась.
– Нехорошо, милорд, – мягко упрекнула она. – Я нарядилась для вас, а вы все недовольны.
– Вовсе вы не для меня нарядились, а для того, чтобы поесть, – усмехнулся в ответ Джеффри.
Capa небрежно махнула рукой.
– Вы неправильно истолковали мои намерения. Я хочу сделаться провинциальной леди, вот так. И такое платье, несомненно, первый шаг к этой цели.
Джеффри какое-то время внимательно смотрел на Сару, затем громко рассмеялся.
– Вы? Провинциальной леди?
– Ну да, – подтвердила Capa. – Кроткой, мягкой и ужасно воспитанной. Обещаю, что никогда больше не притронусь к вашей мебели даже пальцем.
Джеффри откинулся на спинку стула.
– Правда?
– Правда, – Capa потянулась к блюду с картошкой. – Опять картошка. Вы что, каждый день ее едите?
– Мы? Да, – ответил Джеффри.
– Понятно.
Джеффри подождал, пока Capa положит на тарелку горошек и баранью лопатку.
– Так вы на самом деле хотите стать леди? – спросил он.
– Я сказала – провинциальной леди, – поправила его Capa.
– Пусть провинциальной. Не вижу особой разницы.
– Ну как же! – что-то неуловимое промелькнуло во взгляде Сары. – Вы ведь сами говорили, что лондонские леди сильно отличаются от провинциальных.
– Это верно, – согласился Джеффри.
– Раз уж я не знаю своего настоящего имени и не помню, откуда я, что мешает мне начать новую жизнь и стать провинциальной леди? Кто знает, может быть, я ею и была в той, прежней жизни, – улыбнулась Capa.
– Сомневаюсь, – возразил Джеффри.
– Напрасно, – настойчиво повторила Capa.
– Нет, – решительно сказал Джеффри. – Не были. Не могли быть.
– Почему же? – нахмурилась Capa. – У меня нет памяти, но воспитание-то осталось. Нет, я вполне могла быть провинциальной леди.
Джеффри отрицательно покачал головой.
– Начнем с того, – сказал он, – что любая провинциальная леди умеет сама застегивать платье.
– Научусь, – откликнулась Capa, – вспомню, как это делается. Но, согласитесь, не так-то это просто: застегнуть платье! Вы сами в этом убедились.
– Любая провинциальная леди умеет шить и штопать. Вы – умеете?
Capa почувствовала, что краснеет.
– Боюсь, что и это вылетело у меня из памяти после удара, – сказала она.
– И готовить они умеют…
– Картошку, – вставила Capa.
– Не только. Скажем, делать заготовки на зиму, – спокойно продолжал Джеффри.
– М-да, это я, пожалуй, тоже подзабыла, – согласилась Capa. – Но ничего, вспомню.
– И за домом они умеют следить, – добавил Джеффри.
– О, вот это я как раз умею! – оживилась Capa.
– Они знают всех своих арендаторов и заботятся о них и об их семьях.
– Всех? – удивилась Capa. – Не пугайте.
– Я и не пугаю, – возразил Джеффри с некоторым самодовольством в голосе, которое не понравилось ему самому. – И вы думаете, что сможете научиться всему этому?
– Я же сказала: мне кажется, что я все это знала и умела. Просто забыла.
– Тогда придется учиться заново, – вздохнул Джеффри. – Тем более что у нас, в провинции, мужчины выбирают себе жен именно за эти их таланты, – многозначительно добавил он.
Capa подняла вилку.
– А зачем их женам знать все это?
Джеффри пожал плечами.
– Если уж вы решили начать новую жизнь, то учитесь всему, о чем я сказал, иначе никогда не найдете себе мужа.
– Пожалуй, я скорее вспомню все, что со мной было, чем научусь всем этим премудростям.
– Вы уверены? – спросил Джеффри. – А вот доктор Хоббс утверждает, что возвращение памяти – дело непредсказуемое.
– Пусть так, – жестко сказала Capa и холодно посмотрела на Джеффри. – Не сомневайтесь, я найду себе мужа без всех этих глупостей – шить, готовить… Для того чтобы найти мужа, мне достаточно пальцем шевельнуть!
– От скромности вам не умереть, – заметил Джеффри.
– Моя скромность сравнима лишь с вашей галантностью, сэр!
Джеффри начал терять терпение.
– Должно быть, – сказал он, – вы рассчитываете на свою красоту?
– Красоту? – удивилась Capa. – Странно, что вы заметили такую мелочь.
– Заметил, – сказал Джеффри. – Вы действительно красивы. Очень красивы. Но поверьте, для того чтобы выйти замуж здесь, в провинции, женщине недостаточно иметь приятное личико.
– Ну да. Здешние мужчины ищут прежде всего рабочих лошадей.
– Вы не правы, – ответил Джеффри. – Но мужчина должен быть уверен в том, что его дом не останется без присмотра во время отсутствия хозяина. Он должен быть уверен в том, что его жена будет заниматься делом, а не тряпками. Что она будет помогать ему, а не мешать и перечить.
– Даже если он наденет на нее такое платье? – нахмурилась Capa.
– Даже тогда, – твердо ответил Джеффри.
– В таком случае мне остается лишь молить бога, чтобы он поскорее вернул мне память.
– Да, это было бы лучше всего, – согласился Джеффри, – потому что с такими замашками у вас нет ни единого шанса выйти замуж.
– Даже за вас?
– Безусловно.
– Очень рада это слышать, – холодно сказала Capa. – Потому что именно это не входит в мои планы.
Она резко отодвинула тарелку и встала из-за стола.
– Благодарю, я не голодна.
– Ну и прекрасно, – сердито ответил Джеффри. – Больше останется.
– Плохой аппетит женщин, как я полагаю, тоже относится к их достоинствам с точки зрения здешних мужчин, – ядовито сказала Capa и пошла к двери.
Джеффри понял, что она не шутит и действительно решила уйти. Это разозлило его еще больше.
– Ами, вернитесь и сядьте за стол, – жестко сказал он. – Вы ничего не съели.
– Ну уж нет, – она посмотрела на Джеффри уничтожающим взглядом. – Вы сами говорите, что мне никогда не стать провинциальной леди, так зачем же пытаться понапрасну? Не обессудьте, сэр, но я не хочу привыкать к тому, чтобы приседать при каждом вашем слове и бежать, как собачка, по первому свистку. Я подумала и решила, что ни за что не выйду замуж за провинциального джентльмена. Пусть лучше меня утопят.
Она круто повернулась и вышла.
Джеффри молча проводил ее глазами. Черт бы побрал эту женщину! Опять она оказалась сильнее его, опять сумела оставить за собой последнее слово!
Взгляд его упал на нетронутую тарелку Сары. Ну вот, она снова осталась голодной. Впрочем, ничего страшного. Пусть проголодается как следует. Он взял вилку, но тут же отложил ее в сторону.
Джеффри вдруг стало стыдно. Не чудовище же он, не зверь какой-нибудь. Он вел себя безобразно. Он слишком жестоко обращается с несчастной. Она к нему со всем сердцем, а он высмеял ее желание стать провинциальной леди, да еще лишил ее ужина. Почему он так поступил? Бог знает. Но стыдно, стыдно.
Джеффри тяжело вздохнул и поднялся из-за стола. Затем пошел на кухню, откуда доносился грохот. Миссис Биддингтон со звоном раскладывала на столе многочисленные сковороды и кастрюли. Горькие слезы текли по ее щекам.
– Что случилось, миссис Биддингтон? – спросил, нахмурившись, Джеффри.
– Я ухожу, милорд, – всхлипнула миссис Биддингтон. – Я хочу забрать свои сковородки и кастрюли.
– Уходите? Но почему? – воскликнул Джеффри.
– Н-не могу, – снова всхлипнула она. – Не могу оставаться в доме, где творятся подобные вещи.
– Какие еще вещи здесь творятся? – смутился Джеффри.
– В-вы и эта… эта женщина… – Миссис Биддингтон не договорила, захлебнувшись новой волной слез.
– Вы говорите об Ами? – уточнил Джеффри.
– Д-да. И о вас, милорд, – с горечью добавила миссис Биддингтон. – Никогда не думала дожить до того дня, когда в этом доме начнет происходить такое, да еще совершенно открыто… и бесстыдно… Сами знаете, что.
– Нет, – покачал головой Джеффри. – Не знаю.
Лицо миссис Биддингтон, и без того красное от слез, сделалось совершенно багровым.
– Моя бедная матушка всегда предупреждала меня о том, как опасно служить в холостяцком доме. Она так и говорила: «Вот увидишь, настанет день, и он начнет раздевать женщин прямо в столовой». Как в воду глядела. Это ужасно…
Джеффри начал кое-что понимать.
– Господи, о чем вы толкуете, миссис Биддингтон! Я вовсе не раздевал ее! Наоборот, помог застегнуть крючки на платье. Она даже этого не умеет.
– Вот как? – удивилась миссис Биддингтон. – Все равно это неприлично. Крайне неприлично.
Теперь настала очередь Джеффри краснеть.
– Если бы я этого не сделал, могло быть еще хуже. Вы видели нас со спины, и у вас сложилось неверное представление о том, что происходит. Впрочем, в этом я сам виноват. Это я запретил ей звать вас на помощь. А сама она, как оказалось, даже платья на себе застегнуть не может.
Услышав это, миссис Биддингтон передернулась.
– Я не верю, милорд. Как такое может быть? Каждая женщина умеет самостоятельно одеться.
– Я тоже так думал, – насупился Джеффри, – но Ами не умеет. А может быть, просто забыла, как это делается.
– Может, забыла, а может, еще что-нибудь… – миссис Биддингтон старательно избегала смотреть в лицо Джеффри.
– Если вы думаете, что таким способом Ами собиралась соблазнить меня, то ошибаетесь, – засмеялся он.
Миссис Биддингтон ахнула и побледнела.
– Наш разговор, милорд, становится крайне неприличным.
– Пожалуй, – согласился Джеффри, – но мне кажется, что с появлением Ами вся жизнь в этом доме стала неприличной.
– Она должна уйти, – прошептала миссис Биддингтон.
– Но ей некуда идти, – возмутился Джеффри. – И вы это знаете, миссис Биддингтон. Как я могу выгнать на улицу женщину, которая даже имени своего не помнит, не говоря уже о том, что одеться сама не может? Знаете, отнесите-ка ей в комнату поднос с едой. Она не стала ужинать после всего этого.
– Слушаюсь, милорд, – слабым голосом откликнулась миссис Биддингтон.
– И скажите ей, что завтра утром мы с ней поедем по магазинам, – добавил Джеффри после некоторой паузы.
– Милорд?
– Завтра утром я повезу ее в магазин, – повторил Джеффри. – То платье, что я ей купил, действительно ужасно. Да, вот что еще. С завтрашнего дня я удваиваю вам жалованье.
– Удваиваете? – ахнула миссис Биддингтон.
– Да, – подтвердил Джеффри, – потому что, боюсь, с появлением в доме Ами ваши хлопоты удвоятся. Ей нужна настоящая нянька, а брать специально для этого еще одну прислугу я не хочу.
Он пошел к выходу, но задержался в дверях кухни.
– Не забудьте предупредить Ами о завтрашней поездке. Это мое распоряжение. Вы поняли, миссис Биддингтон?
– Р-разумеется, милорд.
– Вот бы Ами была такая покладистая, – пробурчал сквозь зубы Джеффри и быстро удалился.


Capa величественно протянула руку, позволяя Джеффри помочь ей выйти из коляски. Ей казалось, что она наконец-то пробила брешь в крепости по имени лорд Грэй. Правда, по его виду этого нельзя было сказать. Джеффри выглядел хмурым, как человек, которому предстоит визит к зубному врачу.
Capa окинула изучающим взглядом маленькую модную лавку, возле которой они остановились. Выглядела лавка непривлекательно, но это, пожалуй, было даже кстати. Вряд ли сюда заглянет кто-нибудь, кто сможет узнать леди Сару. Впрочем, в этом одеянии узнать Несравненную было трудно, даже столкнувшись с ней нос к носу.
Войдя в лавку, Capa пробежалась глазами по полкам и убедилась, что выбор здесь убогий, как она и предполагала. Но, несмотря на это, она была уверена, что ей удастся привести свой гардероб в мало-мальски приличный вид. Умение одеваться было одним из главных ее талантов, и Capa не сомневалась в том, что сумеет даже из ничего сотворить нечто.
– Запомните, – тихо сказал Джеффри, стоя на пороге за спиной Сары, – что вы моя кузина.
– Разумеется, кузен Джеффри! – весело крикнула она во все горло.
Он сердито покосился на нее, и Capa рассмеялась.
– Черт побери, Джеффри, у тебя такой вид, словно ты идешь на виселицу!
– Терпеть не могу этих дамских магазинов, – признался Джеффри. – Да и других дел у меня столько, что жаль время терять.
Capa рассмеялась еще звонче.
– Выше нос, дружок!
Джеффри опасливо покосился по сторонам.
– Потише, потише. Не нужно привлекать к нам внимания.
Capa замолчала и принялась внимательно изучать содержимое полок. Платья и шляпки, разложенные на них, были ужасны: устаревшие фасоны, грубая дешевая ткань. Из глубины магазина вынырнула маленькая худенькая женщина и поспешила к ним, широко улыбаясь.
– Милорд Грэй, – воскликнула она. – Как я рада вновь видеть вас!
Capa не могла не отметить, что приветствие хозяйки было адресовано исключительно Грэю. Впрочем, ее можно понять. Мужчина – редкий и желанный гость в дамских магазинах, даже такой грубый и невоспитанный, как лорд Грэй.
– Вот, миссис Уэкстон, – сказал Джеффри, – я привез мою… э-э… кузину. Она хочет сама выбрать себе платье.
Только теперь хозяйка модной лавки удостоила Сару своим взглядом, окинув приезжую с головы до ног. Подобная реакция была для Сары не в новинку. Многие женщины именно так реагировали на нее при первой встрече. Capa изобразила на лице приветливую улыбку.
– Как поживаете, миссис Уэкстон? Надеюсь, вы сможете помочь мне. Хотя кузен Джеффри был так любезен и купил у вас для меня это вот платье, мне хотелось бы приобрести что-нибудь другое. Это – не в моем вкусе.
Щеки миссис Уэкстон слегка порозовели.
– Разумеется, – сказала она. – Только, боюсь, что, если вы хотите купить готовое платье, у меня не найдется ничего вашего… э-э… размера.
– Понимаю, – ответила Capa. – Но если мы объединим свои усилия, то что-нибудь придумаем, верно?
Миссис Уэкстон немного отступила назад и опустила глаза.
– Пожалуй, мисс…
– Ами, – подсказала Capa. – А теперь давайте посмотрим ваши журналы мод.
– Да-да, конечно, – ответила миссис Уэкстон и повела Сару к столу, заваленному журналами в ярких глянцевых обложках.
Capa быстро перелистала первый попавшийся, взглянула на обложки остальных, прикинула, как давно они вышли в свет.
– А других у вас нет? – спросила она у миссис Уэкстон.
– Только более старые, – ответила та. Capa задумалась на минуту.
– Несите, – решительно распорядилась она. Миссис Уэкстон молча кивнула и пошла в заднюю комнату.
Capa тем временем снова полистала один из журналов, задержалась на какой-то странице и задумалась. Если проявить чуточку изобретательности, даже из этого можно кое-что сделать.
– Зачем вы послали ее за новой порцией фасонов? – спросил Джеффри. – Разве этих мало?
– Все они устарели, – нахмурилась Capa. – Придется что-то придумать.
– Надеюсь, это обойдется мне не слишком дорого, – сказал Джеффри.
Capa подняла глаза от модели, которую рассматривала в журнале.
– Боитесь, что у вас не хватит денег на пару платьев?
– Хватит. Но только на пару, – решительно заявил он.
– Святые небеса, – улыбнулась Capa. – Раз уж у меня нет других достоинств, кроме миленького личика, надо хоть его поместить в красивую рамку. Не волнуйтесь, кузен. Я не умею жарить картошку и штопать носки, но в одежде кое-что понимаю, будьте спокойны.
– Странная у вас потеря памяти, – нахмурился Джеффри. – Какая-то слишком… избирательная.
Capa слегка напряглась.
– Терпение, сэр. Придет время, и я все вспомню. – Она заметила стоящий возле стены стул и указала на него. – Идите сядьте и не стойте за моей спиной, словно полицейский.
Джеффри повел бровями, но ничего не сказал и уселся на стул. Capa же снова погрузилась в изучение модного журнала, пока не услышала голос миссис Уэкстон.
– Вот, я принесла, – сообщила она и вывалила на стол целую кипу старых, покрытых пылью журналов.
– Замечательно, – сказала Capa. – А что вы думаете об этом платье, миссис Уэкстон? Смотрите, если сделать вырез поглубже и сузить подол…
Миссис Уэкстон принялась внимательно присматриваться к картинке, на которую указывала Capa.
– Вы имеете в виду… А что, это может быть очень даже мило!
Capa посмотрела на миссис Уэкстон и заметила, как загорелись ее глаза. Ну, что ж, значит, есть надежда!
– Материал – индийский шелк, – добавила Capa. – Да, именно индийский шелк.
– Индийский шелк? – с благоговением переспросила миссис Уэкстон. – Но… Но его нужно будет заказывать в самом Лондоне!
– Так закажите, – ответила Capa и перелистнула страницу. – И это платье могло бы быть интересным, если, разумеется, убрать рукава.
– Убрать рукава? – удивилась миссис Уэкстон.
– Убрать рукава? – эхом отозвался со своего стула Джеффри.
– Они больше не в моде, – пояснила Capa. – А сшить это платье лучше всего из жатого муслина.
– Из жатого муслина? У меня как раз есть одно платье… – с энтузиазмом воскликнула миссис Уэкстон и поспешила в глубь лавки.
– У платья должны быть рукава, – назидательно произнес Джеффри.
– Вовсе не обязательно, – возразила Capa.
– А что еще вы говорили там о заказе из Лондона? – начал «кузен», но тут же осекся, потому что дверь лавки отворилась, и на пороге появились две женщины. Они увидели Джеффри и уставились на него.
– Господи, Джеффри! – удивленно воскликнула одна из них, небольшого роста. – Что вы здесь делаете?
Тот неловко замялся, чувствуя себя не в своей тарелке.
– Я… вот… помогаю Ами купить платье, миссис Пендлтон.
– Ами? – переспросила миссис Пендлтон. Она пошарила глазами, увидела Сару, улыбнулась ей и кивнула. – Вот как?
– Да… – промямлил Джеффри. – Она… моя кузина.
– Ваша кузина? – вступила в разговор вторая женщина – высокая и худая. – Не знала, что у вас есть кузина, Джеффри.
– Есть, есть, – с улыбкой подтвердила Capa.
– Теперь вижу, что есть, – грубовато ответила высокая. – Вы, очевидно, приходитесь родней Джеффри по линии Винсента?
– Да, – улыбнулась Capa. – А как вы догадались?
– По росту, – коротко ответила та.
– В таком случае и вы могли бы быть родственницей Джеффри, – рассмеялась Capa.
Наконец улыбнулась и высокая.
– У вас тоже проблемы из-за роста? – спросила она. – Вон ведь вы какая – даже выше меня. Я всегда так неловко чувствую себя в толпе, когда возвышаюсь над всеми.
– Ами, – подал голос Джеффри. – Это миссис Донован, жена нашего уважаемого сквайра.
– Очень рада, миссис Донован, – сказала Capa.
Тут появилась миссис Уэкстон с охапкой платьев в руках.
– Сейчас все покажу, – торжественно сообщила она.
Взяв одно из платьев, блестящее, муслиновое, она приложила его к себе и тут заметила новых посетительниц.
– Миссис Донован, миссис Пендлтон, очень рада видеть вас.
– Мы тоже, – ответила за обеих миссис Донован и приветливо помахала рукой. – Не торопитесь, мы не будем вам мешать.
– Это не надолго, – улыбнулась миссис Уэкстон.
Она отняла от груди приложенное платье и, положив его на стол, аккуратно расправила.
– Вам нравится, мисс Ами?
– Еще бы! – откликнулась вместо Сары миссис Пендлтон. – Такое красивое!
– И правда, неплохое, – задумчиво сказала Capa, теребя кончиками пальцев муслиновый подол.
– А уж когда мы уберем рукава… – начала миссис Уэкстон.
– То есть как? – ахнула миссис Пендлтон. Четыре женские головки разом склонились над столом, как врачи во время сложной операции.
– А вот так, – и миссис Уэкстон недрогнувшей рукой указала линию, по которой будут отрезаны рукава.
– О боже! – прошептала миссис Пендлтон. – Это просто… просто потрясающе!
– А еще, – добавила Capa, – мы сделаем декольте пониже…
– Что? – изумилась миссис Донован, склоняясь над платьем, словно складной метр.
– Примерно вот так, – показала Capa.
– О господи, – хихикнула миссис Пендлтон.
– Да-а!.. – многозначительно протянула миссис Донован.
– Так все сейчас носят в Лондоне, – пояснила Capa и тут же спохватилась: – Во всяком случае, мне рассказывали.
– Правда? – блеснула голубыми глазками миссис Пендлтон. – В таком случае… Как вы думаете, а мне такое платье пойдет?
Capa быстро смерила взглядом ее маленькую фигурку.
– Конечно, нет, – решительно заявила она. Capa быстро порылась в куче платьев, лежащих на краю стола.
– Вот что вам подойдет. Это платье я и сама бы надела, если бы не была такой каланчой!
– Ах, как я вас понимаю, – кивнула головой вторая «каланча» – миссис Донован.
– Неплохо, – согласилась миссис Пендлтон. – Рукава я бы тоже убрала, что скажете? Но как в этом случае быть с декольте? Оставить как есть или увеличить по моде?
Capa улыбнулась и прочертила по платью несколько уверенных линий.
– Нужно сделать так, так и вот так, и платье станет премиленьким, – сказала она.
Миссис Пендлтон даже захлопала в ладоши от удовольствия.
– Ах, да, да, да! Именно так! Хотелось бы мне посмотреть на своего Германа, когда он увидит меня в этом!
– Миссис Уэкстон будет заказывать в Лондоне индийский шелк для меня. Может быть, вы тоже закажете? Скажем, отрез розового цвета. Вам очень пойдет, – продолжала Capa.
– Индийский шелк, – мечтательно вздохнула миссис Пендлтон. – О да!
– Миссис Пендлтон, – подал голос Джеффри, – подумайте, сколько все это будет стоить!
– Ничего, сэкономлю на хозяйстве! – хихикнула миссис Пендлтон. – Ради такого платья ничего не жалко.
– Однако… – начал Джеффри и замолчал. Вновь открылась дверь, и в лавку впорхнули еще две леди. Увидев их, миссис Пендлтон радостно закричала:
– Эльвира, Тэнди, идите скорее сюда! Здесь такое…
Две новые леди немедленно ринулись к столу, и вскоре оттуда донеслось восторженное аханье.
– Да, – сказала, выпрямляясь, миссис Донован. – Я обязательно сошью себе такое же. Ами, вы считаете, оно подойдет для такой жердины, как я?
Она еще раз заглянула в журнал, который держала в руке.
– Это будет просто восхитительно, – заверила ее Эльвира.
– Мисс Ами знает все о последней лондонской моде! – восторженно воскликнула миссис Пендлтон.
– Я тоже закажу себе индийский шелк, – решительно заявила миссис Донован.
– Миссис Донован, подумайте о том, сколько это будет стоить, – вновь подал голос Джеффри.
Но это был глас вопиющего в пустыне.
– Не беспокойтесь, Джеффри, – откликнулась миссис Донован. – Пожарю мужу ростбиф с картошкой – он сразу согласится.
– Миссис Донован наверняка умеет хорошо готовить, – сказала Capa и незаметно для других подмигнула Джеффри.
– Мисс Ами, – позвала ее Эльвира. – А что вы скажете о шляпках? Я ведь пришла сюда, чтобы купить шляпку!
Capa в ту же секунду забыла о Джеффри и принялась изучать лицо женщины, которую звали Эльвирой. Затем бегло осмотрела разложенные на полках шляпки.
– Пожалуй, вот эта могла бы вам подойти, – сказала Capa и указала рукой на одну из них. – Но, разумеется, с нее надо будет убрать все фрукты. Фрукты – это вчерашний день. Сегодня в моде страусовые перья. Много не надо, хватит и одного, лишь бы оно было длинным и свисало к плечу.
Дамы стали хватать с полок шляпки и обсуждать достоинства и недостатки каждой из них. Capa весело смеялась, давала всем советы и отвечала на многочисленные вопросы. Она была в своей стихии.
Прошел час. Пол был завален шляпками и сброшенными со стола платьями, а миссис Уэкстон все подносила и подносила новые. В результате дамы заказали костюмы для верховых прогулок в гусарском стиле и все, включая даже миссис Донован, – шляпки со страусовыми перьями, после чего перешли было к обсуждению нижних юбок, но тут послышался суровый голос Джеффри:
– Ами, нам пора.
Capa так увлеклась любимым делом, что совершенно забыла о том, где она, а главное – с кем. Все обернулись к Джеффри.
– Боже мой! – воскликнула Capa и рассмеялась.
Джеффри сидел на стуле с перекошенным лицом, держа в одной руке женскую сумочку, в другой – женскую шляпку. У его ног валялось кем-то брошенное муслиновое платье. Вид у него был комичный. Дамы переглянулись и захихикали.
Джеффри встал, ненавидящим взглядом окинул болтушек, и те сразу же притихли. Щеки их начали медленно краснеть.
Лорд Грэй выпрямился во весь свой немалый рост, перешагнул через платье и направился к дамам.
– Ваша шляпка, мадам, – обратился он к миссис Донован.
– Благодарю вас, Джеффри, – чуть слышно ответила та. – Как мило с вашей стороны, что вы ее подержали.
– Вы собирались прицепить на нее пару страусовых перьев, – сурово напомнил он. – Красных, если мне память не изменяет.
– Да, да, – прошептала миссис Донован. Джеффри отошел от нее и направился к миссис Пендлтон.
– Ваша сумочка, миссис Пендлтон. Там, очевидно, лежат деньги, на которые вы заказали отрез индийского шелка. Розового, если не ошибаюсь.
– Д-да, – прошептала миссис Пендлтон. – Благодарю вас, милорд.
Наконец Джеффри повернулся к Саре.
– Нам пора. Конечно, очень жаль прерывать дискуссию о том, как нужно пришивать брюссельские кружева на нижние юбки, но мне хотелось бы сегодня успеть сделать хоть что-то полезное.
Capa выронила из рук моток брюссельских кружев.
– Да, да. Конечно, Джеффри.
Леди принялись прощаться друг с другом. Джеффри не взглянул ни на одну из них. Он просто повернулся и вышел на улицу.
– Простите, леди, – сказала Capa. – Я тоже должна идти.
– Конечно, конечно, идите! – воскликнула миссис Уэкстон. – Я выполню все ваши заказы.
– Успокойте его ростбифом и жареной картошкой, – напутствовала Сару миссис Донован.
Capa подавила смешок и вышла из лавки. Джеффри ждал ее уже в коляске с вожжами в руках. Предлагать ей свою помощь для посадки в коляску он явно не собирался. Capa вздохнула и забралась на сиденье самостоятельно.
– Очень мило с вашей стороны, Джеффри, – сказала Capa, прикусывая губку, – что вы помогли дамам, подержали их вещи.
Он ничего не ответил, только взмахнул вожжами. Лошади рванули с места и стрелой полетели вперед. Джеффри продолжал гнать их, нещадно нахлестывая.
– Не нужно вымещать злобу на несчастных животных, Джеффри, – сказала наконец Capa.
– Мадам, если я не вымещу ее на лошадях, – сквозь зубы откликнулся он, – то мне придется выместить ее на вас.
– Но в чем дело? – невинно поморгала ресницами Capa.
– В чем дело? – прорычал Джеффри. – Да все они… Они же смеялись надо мной!
– Да что вы, – возразила Capa. – Мне кажется, все вели себя достойно. А вы – просто мужественно.
Он бросил на нее через плечо испепеляющий взгляд.
– А вы! Сколько ерунды вы наговорили этим дамам! Ведь теперь они начнут перекраивать свои платья так, как вы им посоветовали! – Он презрительно фыркнул. – Без рукавов! С низким вырезом!
– Но что я могу поделать, если так модно? – попыталась урезонить его Capa. – Правда, поверьте.
– Да они же простудятся! – пробурчал Джеффри. – На свежем воздухе – с большим вырезом и без рукавов!
– Каждая женщина скорее согласится простудиться, чем быть одетой не по моде, – возразила Capa. – Да и почему, собственно, провинциальным леди и не следить за модой? Хоть какая-то отдушина в жизни!
– Миссис Пендлтон готова потратить деньги, отложенные на хозяйство! – судейским тоном произнес Джеффри. – Ради чего? Ради того, чтобы пофорсить почти голой?
– Да нет же! – воскликнула Capa. – Не будет она ходить голой. Там достаточно ткани, чтобы прикрыть все, что надо. И, если вы заметили, я посоветовала им такой фасон, при котором они не намочат свои нижние юбки, идя по траве. Сама я, правда, такие платья не ношу – они больше подходят для дам полусвета…
– Не может быть таких фасонов, не верю! – гнул свое Джеффри.
– Может, может, – стояла на своем Capa. – Я плохого не предложу!
– Конечно, – сказал Джеффри. – Только страусовые перья, индийский шелк из Лондона, да еще эти проклятые гусарские верховые костюмы, гори они ярким пламенем!
– Ну да, гусарские, – кивнула Capa. – Так их называют потому, что впереди они сшиты из разноцветных полос – точь-в-точь, как у гусаров. Лучше уже мне носить такой костюм, чем ваши вещи, милорд. Тем более что вы запретили к ним прикасаться.
Джеффри неприязненно хохотнул.
– Лучше бы не запрещал. Одному богу известно, сколько теперь мне придется за все это выложить. На все это никакого кошелька не хватит – даже королевского!
– Не думаю, что это обойдется так уж дорого, – заметила Capa.
– А я думаю, достаточно дорого, – сердито повторил Джеффри.
– Но мне просто хочется хорошо выглядеть, – понизила голос Capa. – Тем более, вы сами сказали, что у меня нет ничего достойного, кроме моего личика. Впрочем, если вы настаиваете, можно аннулировать заказ.
– Зачем же, – стиснув зубы, возразил Джеффри. – Не надо. Я как-нибудь решу этот вопрос, лишь бы вы не задерживались в моем доме.
Capa пристально посмотрела ему в лицо и покачала головой.
– Вы говорили, что я должна научиться шить и готовить, штопать и делать заготовки на зиму. Но стоит ли всему этому учиться ради мужчины, который не умеет вести себя с женщиной? Доставлять ей удовольствие и радость, а не боль.
Джеффри окинул ее взглядом.
– Таких женщин, как вы, может порадовать только модная лавка. Я видел это собственными глазами только что.
– Вежливость обычно меня тоже радует, – возразила Capa.
– Простите меня, – сказал Джеффри. – Но последние остатки вежливости я растерял в той проклятой лавке, когда исполнял роль дворецкого и вешалки для шляп!
– А также, – продолжала свою мысль Сара, – женщине всегда приятно, когда мужчина готов потратить на нее немного денег.
– Немного денег! – воскликнул Джеффри. – Да это же целое состояние!
Capa неожиданно расхохоталась:
– О господи!
– Над чем вы сейчас-то смеетесь? – хмуро спросил Джеффри.
– Милорд, – ответила Capa. – Вы все-таки добились своего. Доставили мне удовольствие.
Руки Джеффри, сжимавшие вожжи, рванулись вверх, лошади резко остановились, и Capa едва не вылетела из коляски. Джеффри смотрел на нее с нескрываемой яростью.
– Простите, милорд, – прикусила губу Capa. – Я… Я больше не буду.
Джеффри кивнул и тронул лошадей. Capa сидела молча, уставившись в спину Джеффри – высокую и прямую. Слабая улыбка показалась на ее губах.
«Сегодня был мой день, – с удовольствием подумала она. – У меня начинают отрастать крылышки!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Незваная гостья - Холбрук Синди

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Незваная гостья - Холбрук Синди



Милый роман, наполненный юмором и смешными ситуациями и недоразумениями.Читается легко, приносит удовольствие. По рейтингу достоин твердой 9-ки.
Незваная гостья - Холбрук СиндиВ.З,,65л.
3.06.2013, 11.50





прекрасний роман, сміялась до упаду. романтично все. без еротики.одним словом- комедійний роман
Незваная гостья - Холбрук СиндиАННА
23.09.2014, 18.29





Очень увлекательный,задорный Романчик,читайте не пожалеете,единственное мне не хватило концовки,как-то быстро у них все прошло,уместившись в несколько предложений,а так все супер,читайте и получайте удовольствие...
Незваная гостья - Холбрук СиндиЗара
24.09.2014, 15.58





Прикольный лёгкий романчик!
Незваная гостья - Холбрук СиндиЭльМаДи
2.10.2014, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100