Читать онлайн Незваная гостья, автора - Холбрук Синди, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Незваная гостья - Холбрук Синди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Незваная гостья - Холбрук Синди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Незваная гостья - Холбрук Синди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холбрук Синди

Незваная гостья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Джеффри откинулся на спинку стула и позволил себе немного расслабиться. Capa склонилась над большим письменным столом, строча одной рукой на листе бумаги, а второй прижимая к себе маленького Эндрю Девона, сидевшего рядом с нею.
С того дня, когда многочисленное семейство Девон появилось в Лондоне, чтобы присутствовать на балу в честь помолвки Мелани, Эндрю всей душой прикипел к Саре. Он ходил за нею по пятам и не сводил с Несравненной своих восторженных глазенок.
Вот и сейчас он с тихим обожанием смотрел на Сару, прижавшись к ее боку. Джеффри поймал себя на мысли, что завидует Эндрю, который был свободен от условностей, опутывавших его самого.
Но, что самое главное, Джеффри видел на его месте другого мальчишку – светловолосого, с глазами цвета морской волны… Одним словом, ему мерещился сын, их с Сарой сын, прижавшийся к материнскому боку.
Джеффри скрипнул зубами. Он же сам предложил ей дружбу. И она согласилась. Да, они – только друзья. Неужели только друзья?
В последние дни их общение ограничивалось совместными хлопотами, связанными с помолвкой Кендалла и Мелани, не более того. А хлопот, нужно признаться, было немало: цветы, оркестр, шампанское, официанты… И самое главное – гости. Кого пригласить, как рассадить… Целая наука!
Впрочем, если говорить откровенно, то Джеффри мечтал только об одном – остаться наедине с Сарой и… не в роли друга. Не только друга.
Джеффри вдруг подумал о том, что вся его жизнь была чередованием белых и черных полос. Как шкура зебры.
– Я хочу посадить слева от тебя леди Дрисколл, а справа – леди Амелию Чендлер. Ты не возражаешь, Джеффри? – спросила Capa, напряженно всматриваясь в список гостей.
– Что? – рассеянно откликнулся Джеффри, с трудом обрывая свои невеселые размышления.
– Ты будешь сидеть во время праздничного обеда между леди Дрисколл и леди Амелией, – повторила Capa. – Не возражаешь?
– Не возражаю, – вздохнул Джеффри. – Превосходно.
– Вот и я так думаю. – Capa снова заглянула в свой список. В этот момент юный Эндрю не выдержал и протянул ручонку к локонам Сары. Та рассмеялась и вытащила из своих тщательно уложенных волос пальчики Эндрю.
– Нет, нет, сэр. Вы еще слишком молоды, чтобы так фривольно вести себя с дамой. – Она шутливо нахмурилась, продолжая держать в руке ладошку Эндрю. – Джеффри, я ума не приложу, что мне делать с лордом Котрэмом. Он же глух, как тетерев, и потому горланит ужасно. Не представляю, кого можно посадить рядом с ним.
– Прошу прощения, – раздался голос Микума, и дворецкий вошел в библиотеку. В одной руке он нес огромный букет роз, в другой – голубой конверт. – Принесли цветы для вас, миледи. И это письмо – для вас, милорд.
– Положите их к остальным, – равнодушно распорядилась Capa, лишь мельком взглянув на розы.
– Слушаюсь, миледи, – с поклоном ответил Микум.
Он подошел к огромному столу, заваленному букетами, и положил туда свежие розы. Каких только цветов не было здесь! Изящно упакованные, перевязанные ленточками, они прибыли изо всех уголков Англии.
Затем Микум подошел к Джеффри и с поклоном протянул ему конверт.
– Благодарю вас, – равнодушно сказал Джеффри, взял у дворецкого конверт и, даже не взглянув, положил его в боковой карман сюртука.
– Всегда к вашим услугам, милорд, – ответил Микум и вышел.
Джеффри посмотрел на Сару, снова склонившуюся над своими бумагами.
– Ты даже не поинтересовалась, кто прислал тебе эти прекрасные розы. Почему? – спросил он, слегка нахмурившись.
– Некогда, – откликнулась Capa. – А ты… Почему ты не вскрываешь письмо?
– Оно меня не интересует, – сказал Джеффри.
Он еще издали узнал этот голубой конверт и почувствовал запах духов, которыми было пропитано письмо.
– Дейдра Вулверингтон, – безошибочно определила Capa, не прекращая при этом водить пером по бумаге. – Ее духи ни с чьими не спутаешь. Немного резковаты, ты не находишь?
Джеффри удивленно поднял брови.
– Интересно, как это тебе удалось распознать запах духов, когда вся комната пропитана цветочным ароматом?
Capa на секунду оторвалась от своей писанины.
– Я же сказала, у Дейдры слишком сильные духи. Кроме того, я знаю, что она обожает голубой цвет. Бедная Дейдра! Она скучает по тебе. Ведь ты никуда не выезжаешь последнее время. Твои обожательницы, наверное, уже готовы повеситься с тоски, не видя тебя в своих гостиных.
– Как и твои воздыхатели, – парировал Джеффри с улыбкой. – А дамы, о которых ты говоришь, вовсе не мои обожательницы.
– Правда? – удивилась Capa. – Может быть, ты выбрал из них одну? И кто же, позволь спросить, эта счастливица?
– Эта счастливица…
– Леди Capa! – раздался высокий голосок Бетт Девон, и она ворвалась в библиотеку с пылающим от гнева веснушчатым лицом.
– В чем дело? – спросила Capa, взглянув на Бетт.
– Мелани сказала, что я не могу быть сегодня на балу! – завопила Бетт и даже топнула ножкой от обиды.
– Правильно, – мягко ответила ей Capa. – Тебе еще нет шестнадцати. По этикету ты еще слишком молода, чтобы появляться на балу. Потерпи немного. Вот вырастешь, и тебя официально вывезут в свет.
– Но я так хочу сейчас… – возразила Бетт.
– А я объясняю тебе, что нельзя, – продолжала настаивать Capa. – На сегодняшнем балу тебе еще рано появляться.
Бетт осеклась и густо покраснела.
– Да, миледи, – сдалась она. Capa улыбнулась в ответ.
– Я знаю, как это тяжело. Но поверь, Бетт, для тебя же самой лучше дождаться шестнадцати. Тогда… О, тогда ты ворвешься в общество, как ураган, и весь Лондон будет у твоих ног. Только нужно немного потерпеть.
– Вы правда так считаете? – приоткрыв от восхищения рот, спросила Бетт. – Ну… насчет урагана…
– Правда, – снова улыбнулась Capa.
– Тогда спасибо вам… – Бетт слегка запнулась. – Вы самая лучшая на свете тетя… то есть сестра… то есть… э-э… – И Бетт окончательно сконфузилась.
– Я понимаю тебя, – рассмеялась Capa. – Довольно странно называть теткой или сестрой чужую женщину, ставшую новой родственницей. Не смущайся. Да, вот что еще. Во время бала будет устроен отдельный праздник для детей. Я знаю, что ты уже не ребенок, но надеюсь, ты поможешь все там организовать и за всем присмотреть. Договорились?
– Праздник для детей? – просияла Бетт.
– Ну да, – спокойно кивнула Capa.
– Благодарю вас! – И ликующая Бетт стрелой вылетела из библиотеки.
– Так о чем мы говорили? – спросила Capa, переводя взгляд на Джеффри.
– Ни о чем, – покачал он головой. – А здорово ты сумела успокоить Бетт.
Capa рассмеялась и состроила на лице озорную гримаску.
– Это случайно! Я же совсем не привыкла иметь дело с детьми!
– Ты не права, – возразил Джеффри и снова взглянул на Эндрю, прильнувшего к Саре. – Ты с одинаковой легкостью завоевываешь не только мужские, но и детские сердца.
– Это комплимент, Джеффри? – удивленно спросила Capa. – Или ты…
– Capa! – снова прервал их посторонний голос.
На сей раз это оказалась Мелани. Она вошла в библиотеку и, увидев Эндрю, облегченно вздохнула.
– Вот он где! А я-то его ищу! Ему пора спать.
Capa чуть заметно покраснела.
– Ой, и в самом деле, – откликнулась она. – Прости, я его здесь задержала…
– Ничего страшного, – сказала Мелани. – Я заберу его.
Она протянула руку к Эндрю, но тот неожиданно вцепился в платье Сары и захныкал.
– Тише, мой хороший, – ласково сказала Capa и осторожно разжала маленькие ладошки. Затем подтолкнула Эндрю к Мелани. – Ты должен идти с сестрой, Эндрю. Будь послушным мальчиком. Мы с тобой позже увидимся.
Эндрю еще раз всхлипнул. Мелани подхватила его на руки и поспешила прочь. Capa проводила их таким нежным взглядом, что у Джеффри перехватило дыхание.
Терпение его лопнуло. Он встал и решительно направился к бару. Теперь Джеффри хорошо знал, где у Кендалла стоит графинчик с бренди. Он взял чистый бокал и наполнил его янтарной жидкостью.
– До чего же весело, когда в доме есть дети, – заметила Capa.
– Очень весело, – пробурчал Джеффри и сделал большой глоток. Обернувшись, он встретился с пристальным взглядом Сары.
– Ты не любишь детей? – сочувственно спросила она.
– А ты? – вопросом на вопрос ответил Джеффри.
Capa отвернулась.
– Мадам! – В комнате вновь появился Микум.
– Что на этот раз? – холодно спросила дворецкого Capa.
– Прибыли цветы, – поклонился тот.
– Так положите их к остальным, – небрежно махнула рукой Capa.
– Прошу прощения, миледи, но это цветы для оформления зала.
– Ах, эти, – сказала Capa и отвела взгляд в сторону. – Об этих цветах сообщите мисс Мелани. Дальше она сама распорядится. Впрочем, я уже говорила вам об этом, так в чем же дело, Микум?
– Слушаюсь, мадам, – смутился Микум. – Просто я подумал, что вы сами займетесь…
– Нет, я не стану этим заниматься, – Capa холодно посмотрела на дворецкого и добавила, почти не разжимая губ: – Очень скоро мисс Девон станет вашей новой хозяйкой, и именно от нее вы будете получать распоряжения. Я понятно выражаюсь?
– Вполне, миледи, – покраснел Микум, опустил глаза и суетливо попятился к двери.
Джеффри продолжал внимательно наблюдать за Сарой. Никогда раньше он не слышал, чтобы она так жестко обращалась со своими слугами.
Capa заметила его взгляд и подошла поближе.
– Налей-ка и мне, Джеффри, – попросила она.
– Бренди? – удивился он.
– Все равно, – ответила Capa. – Что под руку подвернется. Можно и бренди.
Глядя на ее забавно поджатые губы, Джеффри не выдержал и рассмеялся.
Он повернулся к бару, наполнил еще один бокал и протянул бренди Саре.
– Надеюсь, это не войдет у тебя в привычку.
– Не волнуйся, – успокоила его Capa, и лицо ее приняло обычное выражение. – Можешь мне поверить.
– Последняя неделя была просто сумасшедшей. – Джеффри вновь отхлебнул из своего бокала.
– Это верно, – согласилась Capa. Лицо ее вдруг стало грустным. Она вздохнула и посмотрела на Джеффри. – Но скоро все закончится.
– И слава богу, – сухо заметил Джеффри.
– Да, слава богу, – тихо повторила Capa. Улыбка ее окончательно угасла. – Я благодарна тебе за все, что ты сделал в последние дни… Ты – настоящий друг, и я хочу, чтобы ты знал…
Она замолчала и сделала большой глоток из своего бокала.
– Чтобы знал – что? – переспросил Джеффри и нахмурился. Capa ничего не ответила, и он подошел к ней поближе. – Что я должен знать, Capa?
– Леди Capa! – послышался голос миссис Девон, матери Мелани.
Она вошла в библиотеку, так прямо держа свое дородное тело, что сразу становилось понятно – под платьем у нее надет корсет из китового уса.
– Что случилось, миссис Девон? – спросила Capa, стараясь скрыть раздражение.
– Я просила вашего дворецкого подать холодный ужин в восемь, но он говорит, что это невозможно, – возбужденно заговорила миссис Девон. – Он утверждает, что может подать его не раньше десяти. Но у мистера Девона очень чуткий желудок. Если он поест после восьми, у него непременно начнется изжога. Это так болезненно и неприятно…
– У нас действительно не принято ужинать так рано, – ответила Capa. – Однако передайте Микуму, чтобы он накрыл в восемь специально для вас, и он сделает это.
– Спасибо, – удовлетворенно кивнула миссис Девон и потянула носом, принюхиваясь. Затем увидела в руке Джеффри бокал. – Джеффри, вы что, пьете в такую рань?
– Да, миссис Девон, – честно признался Джеффри.
Ее глаза округлились. Но когда она увидела такой же бокал в руке Сары, они едва не выскочили из орбит.
– И вы, миледи? – дрожащим голосом спросила миссис Девон. – Что это у вас в бокале? Неужели бренди?
– Боюсь, что это именно так, – спокойно ответила Capa, сдерживая улыбку.
– С ума сойти, – возмутилась миссис Девон, и грудь ее, сжатая корсетом, заволновалась. – Я еще никогда не видела, чтобы люди ели так поздно, а пили так рано. Ох уж эти мне столичные манеры!
И она вышла из библиотеки, не переставая бормотать себе что-то под нос и сокрушенно качая головой.
Capa взглянула на Джеффри, он – на нее, и они оба расхохотались.
– Так какие же у тебя теперь манеры, Джеффри? Деревенские или столичные? – спросила Capa, немного успокоившись.
– И сам теперь не пойму, – продолжая смеяться, сказал Джеффри.
Capa снова закатилась смехом.
– Между прочим, я тоже!
Затем они оба резко замолчали. Джеффри перевел дух и вернулся к разговору, который прервало появление миссис Девон:
– Ты говорила о том, что я должен знать – что именно?
– Да так. Ничего серьезного, – небрежно бросила Capa.
За дверью послышался громкий удар, затем звон.
– О боже! – воскликнула Capa. Она еще раз приложилась к бокалу и поспешно поставила его на стол. – Пойду посмотрю, что там случилось.
И она поспешила к выходу. Джеффри крепко сжимал в руке свой бокал, провожая девушку взглядом. Что с ним происходит? Что вообще происходит, черт побери?
Джеффри задавал себе вопросы, но не находил ответы на них.


«Будь выше обстоятельств, будь сильнее их», – как заклинание, повторяла Capa, изучая свое отражение в зеркале. Да, выглядела она великолепно. И новое платье удивительно шло ей – то самое, вышитое золотом и так гармонично сочетавшееся с ее темными локонами. То самое, что так приглянулось Джеффри в тот день, когда отец объявил о своей помолвке с Мелани.
«Рука судьбы?» – подумала Capa.
За последнюю неделю она о многом успела передумать и поняла, как ей следует жить дальше. Жизнь ее изменилась так сильно и так стремительно… Но к чему жалеть о том, что ушло безвозвратно? Лучше радоваться тому, что пришло на смену. Радоваться, например, за отца и за Мелани, так счастливо нашедших друг друга.
И Capa радовалась за них. Единственное, что ее тревожило, так это она сама. Capa боялась стать помехой их счастью, превратиться для них в бельмо на глазу. При ней, при Саре, Мелани никогда не сможет взять в свои руки управление хозяйством. В последние дни Саре это стало особенно понятно, когда она увидела, как слуги, оказавшись при двух хозяйках, невольно предпочитают сохранять верность прежней. Две хозяйки под одной крышей… Щекотливая ситуация. И не только для слуг. Capa сухо рассмеялась. Еще немного, и она превратится в занудную, мешающую всем хозяйскую дочку.
А пока Лондон был полон слухов о ее отце и о Мелани. Еще бы! Во-первых, всех удивляла разница в возрасте жениха и невесты. Их брак называли за глаза браком Осени с Весной. Во-вторых, никому не давал покоя тот факт, что дерзкая провинциалочка увела из-под носа столичных леди лорда Бевингтона – мужчину не только знатного, но и на редкость богатого.
Впрочем, Capa была уверена, что эти слухи довольно скоро утихнут. А вот с ней все обстоит куда сложнее. О Кендалле посудачат и забудут, когда поймут, что этого завидного жениха уже не вернуть. Вот тут-то и начнут судачить о дочери Бевингтона.
Припомнят, что Несравненная попала впросак, причем дважды. В первый раз – когда едва не вышла замуж за Равенвича, который стал посмешищем всего Лондона и вынужден был бежать на другой край земли – в далекую Америку.
Второй раз – когда Несравненная станет в своем доме младшей по положению, а новой хозяйкой станет женщина, моложе, чем сама Capa.
Что будет дальше, предсказать нетрудно. Capa очень быстро превратится из Несравненной в презираемую.
«Ну нет! – сердито подумала Capa. – Такого удовольствия я им не доставлю! Я не позволю, чтобы Несравненной стала какая-либо другая леди!»
Capa старалась найти выход из сложившейся ситуации и поняла наконец, что она просто должна сама выйти замуж.
Это сразу развяжет руки Мелани, и она станет единственной хозяйкой в доме своего мужа. А Capa тоже станет полноценной хозяйкой, и тоже в доме мужа, и тоже – своего.
Перед внутренним взором Сары на мгновение мелькнули лица Эндрю, затем – Бетт… Capa вздохнула. У нее должны быть свои дети – сын и дочь. Их, а не чужих братьев и сестер, она должна любить, растить, учить уму-разуму.
Capa нахмурилась. На сей раз она не имеет права на ошибку. Случай с Равенвичем должен был ее кое-чему научить. Теперь она должна остановить свой выбор не на бунтаре, а на нормальном, спокойном, респектабельном мужчине. Хватит с нее приключений. Она хочет видеть в своем муже человека, который станет для нее опорой, каменной стеной.
Юный Торрингтон… Кстати говоря, почему бы и нет? Воспитанный, деликатный, спокойный. К тому же влюблен в Сару так, что готов целовать ей ноги.
Взгляд Сары упал на белый платок с вышитыми на нем цветами. Она потянулась, взяла его, поднесла к лицу и грустно улыбнулась. Вспомнила другой платок – тот, что вышила, живя в деревне.
Джеффри…
Теперь он стал ее другом, и вспоминать о былом бессмысленно. Как много всего было между ними. Как мало осталось.
Capa положила платок на туалетный столик. Вспомнила, как в деревне целовалась с Джеффри из озорства, чтобы подразнить его. Теперь ей хотелось совсем другого. Capa коротко рассмеялась. Черт побери! Еще немного, и она додумается до того, чтобы попросить Джеффри жениться на ней!
Capa встала из-за стола и глубоко вздохнула. Не стоит требовать от друзей таких жертв. Юный Торрингтон – вполне подходящая кандидатура. Самый обожающий обожатель. Он может стать удобным и управляемым мужем. А разве не такого мужа всегда хотела иметь Capa? Это же лучше, чем выйти замуж за человека, который будет бесконечно попрекать тебя за кокетство, за болтовню, да за все подряд! Еще хуже, если этот человек получает любовные записки в таком же количестве, как она сама – букеты цветов. И относится к этим запискам с таким же равнодушием, как она к розам. Capa еще раз взглянула на платок.
О чем она, собственно, убивается? Она, Несравненная Capa, которая должна видеть дальше всех и действовать быстрее всех?
И не ждать какого-то провинциального Джеффри.


– Вам лучше, миледи? – спросил Торрингтон, когда они вышли вдвоем на балкон, украшенный цветами.
– Да, благодарю вас, – ответила Capa. – Боюсь, я просто немного устала.
Она пристально посмотрела на Торрингтона.
– Благодарю за то, что вы так любезно согласились проводить меня сюда, на свежий воздух.
– Помилуйте… Я с удовольствием, – засмущался Торрингтон и вопросительно заглянул в глаза Сары. – Хотите, я принесу вам бокал пунша?
– Нет, – рассмеялась Capa, и ее смех показался Торрингтону волшебной музыкой.
– Н-не хотите, значит? – растерянно переспросил он.
– Нет, – повторила Capa, покачав головой. – Не уходите. Мне приятно быть с вами.
– П-правда? – спросил он, не веря своим ушам.
– Правда, – ответила Capa и отвернулась к перилам.
Торрингтон какое-то время рассматривал ее профиль, освещенный лунным светом. Этот свет посеребрил волосы Сары, бриллиантовой пылью рассыпался по ее платью. Capa была похожа сейчас на прекрасную статую, отлитую из золота и серебра.
– Вы… Вы такая красивая сегодня. Самая красивая, – негромко сказал Торрингтон, наклонившись к ней.
Capa обернулась и лукаво посмотрела ему в глаза.
– Нет, милорд. Самая красивая женщина сегодня – мисс Девон!
– Она не идет ни в какое сравнение с вами, – не сдавался Торрингтон.
– Но, милорд, – Capa придвинулась поближе к нему, – нехорошо так говорить о будущей леди Бевингтон.
– Для меня леди Бевингтон всегда были и останетесь вы.
– Но я могу выйти замуж, – многозначительно заметила Capa.
– Конечно. Я как-то не подумал, – смутился Торрингтон.
– А я вот подумываю, – мечтательно протянула Capa и посмотрела в глаза Торрингтону.
Мысли бешено неслись у него в голове: «Она хочет выйти замуж. Вот он, миг удачи, мой счастливый миг! Сейчас или никогда. Только сейчас!»
Он быстро опустился перед Сарой на колено и, глядя снизу вверх на самую красивую женщину, сказал:
– М-миледи Capa, не хотите ли вы стать моей женой?
– Да, милорд, хочу, – просто ответила она.
– Х-хотите? – От волнения голос Торрингтона сорвался на писк. Он прокашлялся. – Я не ослышался, вы сказали – да?
– Не ослышались, – кивнула Capa. – И я действительно сказала вам – да.
– О, миледи! – забормотал Торрингтон. – Вы сделали меня счастливейшим из людей! Могу ли я п-поцеловать вас?
– Да, – ответила Capa. – Можете. Я разрешаю.
Торрингтон затаил дыхание, наклонился вперед и быстро клюнул сомкнутые губы Сары своими, неумело вытянутыми в трубочку.
– Я не слишком тороплю события? – испуганно спросил он, отклонившись назад.
– Нет, – успокоила его Capa.
«Это я тороплю события», – промелькнуло у нее в голове.
– Только давайте не будем спешить с объявлением нашей помолвки, – сказала Capa.
– Почему? – удивился Торрингтон.
– Сегодня бал, посвященный помолвке моего отца. Не самое подходящее время, чтобы просить у него моей руки. Вы можете сделать это… ну, скажем, завтра.
– Разумеется, – шумно выдохнул Торрингтон. – Я должен был спросить его, прежде чем говорить с вами. Простите меня.
– Нет, – возразила Capa. – Мне нечего прощать. Просто поговорите с отцом завтра, а потом… потом объявим официально. А пока не будем никого отвлекать от праздника.
– Да, конечно, – сказал Торрингтон слегка разочарованным тоном. – В-вы правы. Это было бы слишком эгоистично – объявлять о нашей помолвке в день помолвки вашего отца. Вы не только самая красивая, но и самая умная женщина на свете!
– Благодарю вас, – улыбнулась Capa. – А теперь, пожалуйста, оставьте меня ненадолго одну. Я так взволнована. Знаете, сейчас я, пожалуй, выпила бы пунша. Впрочем, нет. Принесите-ка лучше шампанского.
– Шампанского! Конечно, шампанского! – радостно крикнул Торрингтон. – Надо же отпраздновать нашу… помолвку.
– Надо, – согласилась леди Capa. – Просто необходимо. Так идите же скорее за шампанским.
Торрингтон посмотрел на нее влюбленными глазами, повернулся и направился к балконной двери.
Сама Несравненная дала обещание выйти за него замуж! Его руку приняла одна из самых знаменитых лондонских красавиц, блистательная леди Capa, о которой он слышал столько легенд! Рядом с такой женой он и сам скоро станет легендарной личностью!
Торрингтон вошел в бальный зал и осмотрелся.
Гордость и радость распирали его. Ах, как жаль, что нельзя пока что ничего никому говорить, нельзя ни с кем поделиться своим счастьем.
Ну, ничего! Скоро, очень скоро все они обо всем узнают и вздрогнут от изумления. Лорд Торрингтон представил себе этот великий день. Какими глазами посмотрят на него эти люди завтра, когда узнают, что ему удалось выиграть главный приз в лотерее жизни! Когда узнают, что ему удалось завоевать руку и сердце самой прекрасной и недоступной женщины на свете – леди Сары.


Кендалл и Джеффри заканчивали свой завтрак. Час был довольно ранний, в доме еще стояла утренняя тишина. Изредка в коридоре шуршали легкие шаги какой-нибудь горничной, спешащей по своим делам.
Мужчины завтракали молча, погрузившись каждый в свою газету. Тишину нарушил появившийся в гостиной Микум.
– Милорд Бевингтон, – обратился он к Кендаллу, – прошу меня простить, но к вам явился граф Торрингтон и просит его принять по неотложному делу.
– По неотложному делу? – переспросил Кендалл и, вздохнув, сложил газету. – Ну, началось.
– Что началось? – не понял Джеффри.
– После таких приемов, как вчерашний, – пояснил Кендалл, – всегда появляется очередной претендент на руку моей дочери.
– Что-что? – переспросил Джеффри.
– Уверен, что Торрингтон именно с этим и прибыл, – покачал головой Кендалл и неохотно поднялся из-за стола. – Не исключено, что позже появятся Хэмптон, Эйвери и Темблтон… Capa была вчера просто неотразимой.
– О да, – согласился Джеффри и почувствовал, как тревожно сжалось сердце.
Capa действительно была вчера необыкновенно хороша. Оживленная, веселая, она постоянно находилась в центре внимания и имела такой успех у мужчин, о котором может только мечтать любая женщина. Неудивительно, что Торрингтона вчерашний бал вдохновил на то, чтобы просить руки Сары.
– И как вы собираетесь поступить с Торрингтоном? – поинтересовался Джеффри. При этом голос его неожиданно дрогнул.
– Что значит – как? Разумеется, откажу ему, – уверенно ответил Кендалл.
– Правильно, – радостно поддержал его Джеффри.
Кендалл рассмеялся.
– А теперь простите, я покину вас ненадолго, – сказал он.
Кендалл вышел из комнаты. Джеффри вновь развернул свою газету, но не мог понять ничего из того, что было там напечатано. Он тупо скользил глазами по расплывающимся газетным строчкам и нетерпеливо ждал.
Наконец Кендалл вернулся. Джеффри заметил, что тот чем-то озабочен.
– Ну как, отказали ему? – поинтересовался Джеффри.
– Нет, не отказал, – ответил Кендалл смущенно.
– Как?! – удивился Джеффри и швырнул на стол газету.
– Похоже, что Capa дала вчера вечером согласие выйти за графа Торрингтона. – Кендалл вздохнул и покачал головой.
– Но это невозможно! – воскликнул Джеффри. – Не могу поверить, что Capa и этот мальчишка…
– И все же она сделала это, – перебил его Кендалл. – Торрингтона можно упрекнуть в чем угодно, но только не во лжи. Не думаю, что он придумал всю эту историю. Да у него на это и фантазии не хватило бы.
– Да какое имеет значение, врет он или нет, давала ему согласие Capa или не давала? Вы не должны допустить этого! Именно вы!
Кендалл смотрел на него непонимающе.
– А что, собственно, вы предлагаете мне сделать? Пойти к Саре и сказать ей, чтобы она не выходила за Торрингтона?
– Да, да, черт побери! – яростно закричал Джеффри.
Кендалл тяжело вздохнул.
– Вы все же плохо знаете Сару, – сказал он. – Да и меня, кстати сказать, тоже. Я не могу этого сделать.
– Тогда я сам это сделаю, – ответил Джеффри и резко вскочил из-за стола. – Если Сару не остановить прямо сейчас, она и в самом деле может выйти за этого…
– Но так ли это страшно? – спросил Кендалл. – Торрингтон – парень респектабельный, не чета Равенвичу. Он может стать очень удобным мужем для Сары. Как знать, может быть, именно этого ей и хочется? Нет, нет, Торрингтон – отнюдь не худший вариант в ряду прочих воздыхателей Сары.
– Она не должна выходить за него замуж, – твердо сказал Джеффри сквозь стиснутые зубы. – И решить это нужно сейчас, покуда не завертелась вся эта чертова карусель.
– И вы собираетесь сказать ей это прямо сейчас? – поинтересовался Кендалл.
– Прямо сейчас, – подтвердил Джеффри и бросился к двери.
– Учтите, Capa по утрам всегда не в духе! – крикнул ему вслед Кендалл.
– Я знаю, черт побери, какой она бывает по утрам! – бросил Джеффри через плечо.
Кендалл рассмеялся ему вслед, но Джеффри уже выскочил в коридор и помчался к винтовой лестнице, ведущей на верхний этаж.
Черта с два он позволит Саре выйти замуж за этого попугая! Вот ведьма! Распинается перед ним в своей дружбе, а за спиной такое вытворяет! Замуж! За Торрингтона! Не бывать этому!
Джеффри поднялся наверх и решительно зашагал по коридору. Погруженный в свои тревожные мысли, он не заметил шедшую ему навстречу Эсмеральду и со всего маху врезался в нее. Эсмеральда взвизгнула от неожиданности и наверняка упала бы, если бы Джеффри не успел ее подхватить.
– С вами все в порядке, миссис Карстерс? – спросил Джеффри.
– О боже! Да, – ответила Эсмеральда, цепляясь за рукав его сюртука. – Простите меня.
– Это моя вина, – возразил Джеффри. – Так что это вы меня простите.
– Конечно, – охотно согласилась Эсмеральда и ни на дюйм не отодвинулась от Джеффри. – А куда вы так торопитесь, сэр Джеффри… я хотела сказать, лорд Грэй?
– Мне необходимо поговорить с Сарой, – сердито буркнул он.
– Ах, как романтично, – кивнула головой Эсмеральда. – А разве она уже проснулась?
– Не знаю, но сейчас точно проснется, – пообещал Джеффри. – А теперь прошу меня простить.
Он легонько отодвинул Эсмеральду в сторону, освобождая себе путь. Гнев переполнял его сердце.
– Сэр Джеффри! – вдруг окликнула его Эсмеральда.
– Не задерживайте меня, миссис Карстерс, – бросил через плечо Джеффри.
– Я только хотела спросить, не знаете ли вы синонима слова «рыцарство»?
Джеффри резко затормозил и остановился.
– Знаю, – ответил он. – «Глупость».
– Глупость? – переспросила Эсмеральда и заморгала, словно сова.
– Да, миссис Карстерс. Глупость, – повторил Джеффри, сжимая кулаки. – Обыкновенная глупость!
– Capa! – Решительный голос Джеффри ворвался в утренний сон.
Capa вздрогнула, открыла глаза и заморгала. В дымке ускользающего сна перед нею промелькнуло лицо Джеффри – сердитое, неприветливое. Сара снова прикрыла глаза. Сон? Явь? Она ничего не понимала, но голос Джеффри продолжал грохотать у нее в ушах.
– Capa! Вставай!
Джеффри был уже в спальне и стоял возле ее постели.
– Джеффри, что ты здесь делаешь? – сонно спросила Capa.
«Неужели это мне мерещится? – подумала она. – Но с чего бы? Я и шампанского-то вчера почти не пила!»
– Что я здесь делаю? – прогремел голос Джеффри. – Я пришел узнать правду. Ты что, и впрямь дала согласие выйти замуж за этого идиота… за Торрингтона?
Вот теперь Capa окончательно проснулась.
– Откуда ты узнал? – спросила Capa.
– Он заявился с утра пораньше к Кендаллу просить твоей руки, – пояснил Джеффри. – Сказал, что ты ответила ему согласием. Это правда?
Capa покраснела и подтянула повыше к шее простыни. Убедившись в том, что хорошо укрыта от нескромных взглядов, она сердито ответила:
– А вот это – не твое дело, Джеффри.
– Ты… Ты дала ему согласие? – Джеффри был в ярости.
– Что вы себе позволяете? – Capa надменно подняла голову и осуждающе посмотрела на Джеффри. – Ворвались в мою спальню, разбудили меня. И все это только для того, чтобы задать этот дурацкий вопрос!
– Отвечай, черт побери! – потребовал Джеффри.
– Н-ну, хорошо. – Capa стиснула зубы. – Я дала ему согласие. Что дальше?
– Проклятье! – воскликнул Джеффри. – Ты что, шампанского вчера перепила?
– Я совсем не пила, – спокойно возразила Capa.
Она и в самом деле не пила, если не считать того бокала, выпитого на балконе с Торрингтоном.
– Ты не выйдешь за него, – четко и медленно произнес Джеффри. – Ты слышишь меня?
Capa от удивления раскрыла рот.
– Ч-что-о? – вырвалось у нее.
– Я сказал, что ты не выйдешь за него замуж, – повторил Джеффри. – Глупо выходить замуж за такого дурака, как Торрингтон. Ты сама прекрасно знаешь, что не должна выходить за него, и знаешь – почему!
Разумеется, Джеффри был прав, но гордость не позволяла признаться в этом.
– Ошибаетесь, – сухо сказала она. – Я выйду замуж за Торрингтона.
Джеффри пристально смотрел на Сару.
– Я не верю тебе.
– А мне все равно, веришь ты или нет, – огрызнулась Capa.
– Но зачем? – закричал Джеффри. – Зачем тебе за него выходить?
Capa ответила ему долгим взглядом.
– А вот этого я тебе объяснять не обязана, – спокойно сказала она.
– Не обязана, – согласился Джеффри. Он наклонился и положил руки на край кровати. – Но скажешь!
Его лицо оказалось совсем рядом с лицом Сары, и сердце ее внезапно сжалось от боли.
– Я… не скажу, – прошептала Capa.
– Скажешь, – повторил Джеффри и решительно сел на кровать, так продавив при этом матрас, что Capa невольно скатилась ближе к нему. – Я не уйду, пока ты мне не скажешь.
Capa отодвинулась к стене.
– Уйди с моей кровати, Джеффри, – сказала она.
– Нет, – ответил Джеффри и еще ближе склонился к Саре. – Сначала ты скажешь.
Capa была напугана таким напором. Джеффри зол, как черт, и упрям, как осел. И удивительно красив… Больше всего Саре хотелось положить сейчас голову на плечо Джеффри, закрыть глаза и сказать ему все, что она на самом деле думает о нем.
«Это становится опасным», – подумала Capa и решительно заворочалась. Отбросив скомканные простыни, она наконец выбралась из постели. Почувствовав под ногами холодный пол, она немного успокоилась.
– Хорошо. Я скажу тебе, раз уж ты так на этом настаиваешь. Скажу хотя бы для того, чтобы ты наконец ушел. Итак, я собираюсь выйти за Торрингтона, потому что… хочу быть замужней женщиной!
– Ты хочешь выйти замуж? – Джеффри уставился на нее. Глаза его потемнели. От его взгляда Capa слегка покраснела и нервно поправила на шее воротник своей изящной кружевной сорочки.
– Да, я хочу выйти замуж, – повторила она, гордо поднимая голову. – А какая женщина этого не хочет?
Capa стояла босиком на пушистом ковре и выглядела очень решительно и трогательно одновременно.
Джеффри улыбнулся.
– Если ты хочешь выйти замуж, выходи лучше за меня, а не за этого дурака Торрингтона, – сказал он тихо.
Сару охватил гнев. Так ей еще никогда не делали предложения. Она привыкла к учтивости и поклонению, к бриллиантам и роскошным букетам. Но чтобы вот так, как бы между делом…
– Грубый… неотесанный болван! Я никогда за тебя не выйду! Слышишь? Никогда! – крикнула Capa.
– Capa, я не хотел… – Джеффри наклонился к ней.
– Хватит! – Capa инстинктивно отступила назад, не давая Джеффри приближаться к себе. – Я не нарушу своего слова. А ты… Ты хоть и очаровал столичное общество, но в действительности как был деревенским болваном, так им и остался.
Джеффри выпрямился и посмотрел на Сару своими серыми, потемневшими от гнева глазами.
– Ошибаешься… Я действительно изменился. Только ты этого не желаешь замечать. Весь Лондон считает меня образцом воспитанности и галантности, но разве это достаточный уровень для леди Сары? Для Несравненной леди Сары?!
– Да просто они не знают тебя так хорошо, как знаю я, – продолжала настаивать Capa.
– О да, – саркастически усмехнулся Джеффри. – Ты меня достаточно хорошо знаешь!
Capa отвернулась и глубоко вздохнула.
– Уйди, пожалуйста, – устало сказала она.
– Capa… – Джеффри шагнул навстречу ей, протягивая руки. – Capa…
– Я собираюсь выйти за Торрингтона, – сухо напомнила Capa, и от этих слов Джеффри почувствовал странную слабость в коленях. – Он гораздо больше подходит мне, чем ты… И я… я люблю его!
Джеффри оторопел. Глаза его стали холодными.
– Вот как? – Он одним шагом преодолел разделявшее их с Сарой пространство, обнял ее и страстно поцеловал в губы. Capa и ахнуть не успела.
– В самом деле выходишь? – спросил Джеффри, отрываясь от ее губ.
Capa презрительно оттолкнула его.
– Да! Выхожу! А ты – пошел вон! И не смей впредь здесь появляться, слышишь? – Она подбежала к двери и рывком распахнула ее. – Убирайся!
– Не надо кричать, я хорошо слышу, – сдавленно ответил Джеффри.
Он молча прошел мимо Сары и выскользнул в дверь. Capa с грохотом захлопнула ее у него за спиной.
Все правильно. Она выйдет за Торрингтона и будет счастлива. Да, счастлива, черт побери! Граф по крайней мере обожает ее. На коленях готов стоять. Он никогда не посмеет обращаться с Сарой так, как эта деревенщина – лорд Грэй. Чтоб ему лопнуть!
Торрингтон никогда не скажет ей таких грубых слов, как Джеффри, не обидит ее так, как он… и не поцелует ее так, как он…
Никогда так– не поцелует!
И все равно, она рада, она просто счастлива, что выходит за Торрингтона!
Джеффри буквально скатился вниз по лестнице. Губы его еще хранили вкус губ Сары, а в сердце бушевал пожар. Она отказала ему! Даже не захотела выслушать его!
Ну что ж, придется Торрингтону выслушать: куда он денется? Выслушает, даже если не захочет.
Джеффри остановился в холле, увидев Кендалла.
Тот шел ему навстречу, окруженный тремя слугами и Микумом.
– Ну что, вы уговорили ее? – спросил он, увидев Джеффри.
– Нет. Она все-таки хочет выйти за этого идиота, – ответил Джеффри сквозь зубы.
– И теперь вы хотите убить Торрингтона? – Кендалл улыбнулся.
– Для начала я хотел бы поговорить с ним, – ответил Джеффри, сжимая челюсти.
Кендалл покачал головой.
– Если вы будете говорить в таком тоне, то ваш разговор непременно закончится вызовом на дуэль. И произойдет это не позже чем через час.
– Очень может быть, – согласился Джеффри и направился к выходу. Слуги по знаку хозяина прикрыли собою входную дверь, а один из них даже сжал на всякий случай кулаки.
– Я не намерен отпускать вас, – сказал Кендалл.
– Простите? – поразился Джеффри.
– Одно дело – Равенвич. С ним вы ловко управились, не спорю, – сказал Кендалл. – Но если вы вызовете на дуэль Торрингтона, свет докопается до истинной причины, и тогда разразится скандал.
– Я не позволю Саре выйти за этого идиота, – упрямо повторил Джеффри.
– Но, может быть, можно мирно решить этот вопрос. На словах, а не на пистолетах, – усмехнулся Кендалл.
Джеффри посмотрел на него, затем на застывших у двери слуг.
– Хотите уличить меня в нечестной игре, не так ли? Осуждаете за то, что я призвал на помощь слуг? – спросил Кендалл и рассмеялся.
– Да, – откровенно ответил Джеффри, и ему вдруг стало спокойнее.
Кендалл понимающе кивнул.
– Пойдемте поговорим. – Он указал рукой в сторону библиотеки.
Джеффри еще раз окинул слуг Кендалла оценивающим взглядом, затем вздохнул и пошел вслед за хозяином.
– Вы никогда не задумывались над тем, – начал Кендалл, усаживаясь в кресло, – что лучше просто жениться на Саре, чем стреляться на дуэли с ее воздыхателями? В конце концов эти дуэли могут плохо кончиться.
– Но она не желает выходить за меня! – простонал Джеффри, падая на стул напротив Кендалла. – Я только что говорил с нею.
Кендалл посмотрел на него с укором.
– Вы ворвались в спальню моей дочери, разбудили ее, наговорили гадостей про Торрингтона, а затем предложили руку и сердце? И после всего этого Capa отказала вам, не правда ли?
– Я не подумал, – покраснел Джеффри.
– И окончательно запутался, – закончил за него Кендалл.
– Она сказала, что любит Торрингтона, – вздохнул Джеффри.
Кендалл снова улыбнулся.
– И, насколько я понимаю, вам это не очень нравится, верно?
– Этого вопроса я предпочел бы не касаться, – ответил Джеффри.
Кендалл вдруг стал серьезным.
– Итак, вы загнали мою дочь в угол. Это вы заставили ее сказать, что она любит Торрингтона. Неужели вам не понятно, что если вы будете и дальше продолжать в том же духе, то опять же именно вы вынудите ее на самом деле выйти за него?
– Да-а… Я начинаю понимать… – протянул Джеффри и досадливо поморщился. – Но почему вы не остановили меня, когда я ринулся ее будить?
– Разве вас можно было остановить? – усмехнулся Кендалл.
– Теперь я понимаю – вы просто развлеклись, глядя на меня, – с обидой сказал Джеффри.
Кендалл пожал плечами.
– А кто уверял, что питает к моей дочери исключительно дружеские чувства – и никаких других?
– Верно. Я и сам так думал, – согласился Джеффри и опустил глаза.
– Я просто старался не вмешиваться в ваши с Сарой дела, – добавил Кендалл.
– Ой ли? – рассмеялся Джеффри.
– Старался, – повторил Кендалл, и глаза его озорно блеснули. Затем он посерьезнел. – Вам известно о том, что у меня был долгий разговор с Равенвичем накануне его отъезда в Америку?
– Вот оно в чем дело, – удивился Джеффри. – А я-то никак не мог понять, почему так далеко – в Америку…
– Да, – ответил Кендалл. – Вообще-то Равенвич собирался в Париж, но я предложил ему другой маршрут. Поначалу он сопротивлялся, но потом понял, что у него нет выбора.
Джеффри с уважением посмотрел на Кендалла.
– Похоже, вы меня обскакали…
– Я не люблю действовать у всех на виду, – добавил с улыбкой Кендалл.
– А я не хотел бы оказаться среди ваших врагов, – улыбнулся ему в ответ Джеффри.
– Надеюсь, это никогда и не произойдет, – пообещал Кендалл. – Но при одном условии – вы не причините вреда Саре, договорились?
– Конечно, – улыбнулся Джеффри. – Я же знаю, что в противном случае вы обойдетесь со мной еще круче, чем с Равенвичем.
– Ну и прекрасно, – кивнул Кендалл. – Итак, к делу. Я слышал от надежных людей, что Торрингтон вовсе не так богат, как может показаться с первого взгляда. Разумеется, его дела не в таком беспорядке, как у Равенвича, но тем не менее. К тому же он слабохарактерный молодой человек. И это главная причина, по которой я не хочу видеть его мужем Сары. Он не пара ей.
– Конечно, не пара, – согласился Джеффри. Он быстро встал и низко поклонился Кендаллу. – Благодарю вас за то, что вы открыли мне глаза, милорд. А теперь позвольте мне нанести визит Торрингтону.
– Только если вы обещаете мне, что будете с ним предельно вежливы, – ответил с улыбкой Кендалл.
– Я постараюсь, – твердо заверил его Джеффри. – Обещаю вам.
Он еще раз поклонился и поспешил к выходу, где по-прежнему стояла охрана.
– Кендалл, не будете ли вы так любезны убрать отсюда ваших слуг?
– Виноват, – ответил Кендалл. – Про них-то я совсем забыл.


Capa сжимала в руке только что прочитанное письмо.
Невероятно! Торрингтон передумал. И дня не прошло с того момента, когда они договорились о помолвке, а он уже отказался от нее! Да еще так трусливо – письмом, избежав объяснения с глазу на глаз. Просит простить его, не считает себя достойным ее руки. В конце письма Торрингтон сообщил, что на время покидает Лондон, оставаясь при этом ее верным слугой и почитателем.
Конечно, он не достоин ее руки! Слава богу, о помолвке не сообщалось. О ней не знал никто, кроме самой Сары и ее отца, так что неприятностей у нее не будет. Capa с хрустом смяла исписанный листок.
Но Джеффри! Capa застонала. Вот уж кто теперь сможет вдоволь посмеяться над нею! Несравненная, от которой отказался даже этот надутый индюк Торрингтон!
Слава богу, что он сообразил уехать, иначе Capa свернула бы ему шею сама, своими собственными руками!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Незваная гостья - Холбрук Синди

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Незваная гостья - Холбрук Синди



Милый роман, наполненный юмором и смешными ситуациями и недоразумениями.Читается легко, приносит удовольствие. По рейтингу достоин твердой 9-ки.
Незваная гостья - Холбрук СиндиВ.З,,65л.
3.06.2013, 11.50





прекрасний роман, сміялась до упаду. романтично все. без еротики.одним словом- комедійний роман
Незваная гостья - Холбрук СиндиАННА
23.09.2014, 18.29





Очень увлекательный,задорный Романчик,читайте не пожалеете,единственное мне не хватило концовки,как-то быстро у них все прошло,уместившись в несколько предложений,а так все супер,читайте и получайте удовольствие...
Незваная гостья - Холбрук СиндиЗара
24.09.2014, 15.58





Прикольный лёгкий романчик!
Незваная гостья - Холбрук СиндиЭльМаДи
2.10.2014, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100