Читать онлайн Незваная гостья, автора - Холбрук Синди, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Незваная гостья - Холбрук Синди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.54 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Незваная гостья - Холбрук Синди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Незваная гостья - Холбрук Синди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Холбрук Синди

Незваная гостья

Читать онлайн

Аннотация

Красавица леди Capa уверена, что убила лорда Равенвича, покушавшегося на ее честь. В панике она бежит прочь и... оказывается в доме провинциального графа Грэя. Боясь открыть ему правду, Capa притворяется, что потеряла память. Ей нужно убежище на какое-то время, и она уверена, что без труда сможет обвести вокруг пальца этого простака. Но граф так же умен, как и красив; Capa неожиданно для себя теряет голову... И тут на сцене появляется лорд Равенвич, жаждущий мести...


Следующая страница

1

– Я никогда не стану вашей! – Capa подняла зажатую в руке статуэтку и опустила бронзового божка на голову Ричарда Равенвича. Раздался гулкий звон.
Равенвич уронил руки, сжимавшие горло Сары, и застыл. В его темных глазах промелькнуло удивление, сменившееся гневом.
– Будьте вы… – прошептал он и рухнул на пол. Capa ошеломленно смотрела на статуэтку. Это был Пан – любимый божок Ричарда. Фигурка Пана была изогнута так, словно его скрючило от боли – точь-в-точь как его хозяина. Capa перевела взгляд на Равенвича и похолодела.
Он лежал вытянувшись, запрокинув голову. Рядом с ним валялась скамеечка для ног.
– Равенвич? – окликнула его Capa.
Она отбросила в сторону злополучную статуэтку и подошла ближе. Протянув дрожащую руку к шее Ричарда, попыталась нащупать пульс, с ужасом отдернула ладонь и вскочила на ноги. Пульса не было.
«Неужели в самом деле мертв?» – подумала Capa. Впрочем, это ничего не изменит. Она всегда будет чувствовать себя одинокой здесь, в этом уединенном поместье. Родственники Равенвича никогда не поймут и не поддержат ее.
Capa представила себе, как она выходит из комнаты и небрежно сообщает родным и близким Ричарда: «Мне очень жаль, но наша с Равенвичем помолвка не состоялась. Я отказалась выйти за него замуж и убила его. Надеюсь, никто из вас не станет возражать?»
На самом деле она прекрасно понимала, что даже ей не удастся выкрутиться из этой ситуации, и решила не искушать судьбу. Местечко здесь глухое, родственникам Равенвича не составит труда расправиться с ней. Удавят – и дело с концом. Никто никогда ни о чем не узнает.
Capa наклонилась, подняла с пола упавшую шаль, набросила ее на плечи. Затем осторожно выскользнула из комнаты, где лежал Равенвич, и поспешила к выходу. Проходя через холл, она поймала на себе удивленный взгляд дворецкого.
– Пойду пройдусь по саду, – бросила ему через плечо Capa.
Только многолетняя выучка удержала его от того, чтобы не спросить леди о том, знает ли она, который теперь час, и не боится ли промокнуть под дождем, который вот-вот начнется.
При виде дворецкого Capa еще больше укрепилась в своем решении не выходить замуж за Равенвича, даже если бы он был еще жив. Давным-давно известно, что каков хозяин, таковы и слуги. Стоит ли удивляться, что дворецкий Равенвича не научен правилам хорошего тона, если его хозяин сам ничего не знает об этих правилах?
Capa быстро пересекла двор и проскользнула в конюшню. Грумы и конюхи сидели в дальней комнате и, судя по доносившимся оттуда возбужденным и не совсем приличным возгласам, играли в карты. Стараясь не шуметь, Capa оседлала первую попавшуюся лошадь, надеясь на то, что ее похрапывание и тихое ржание не привлекут внимания игроков. Упрямое животное долго сопротивлялось. Наконец Саре удалось покинуть конюшню, и она галопом помчалась прочь, подальше от этого места. Куда? Неважно! Сейчас это волновало ее меньше всего.
Часа через три начался дождь, собиравшийся еще с утра. Вода потоками хлынула с прохудившихся небес. Оглушительно рокотал гром. Молнии то и дело озаряли небо яркими вспышками, но тут же гасли, и все вокруг вновь погружалось в кромешную тьму.
Испуганно заржав, лошадь встала на дыбы. Capa не смогла удержать в озябших пальцах намокшие скользкие поводья и, потеряв равновесие, свалилась на землю. Когда она поднялась на ноги, лошади уже и след простыл. В отчаянии Capa смотрела в темноту, поглотившую беглянку. Впрочем, чего еще можно было ожидать от лошади с конюшни Равенвича?
Чтобы укрыться от дождя под ветвями деревьев, Capa свернула с дороги в лес. Ничего не различая в темноте, она тут же зацепилась шалью за острый сучок и порвала ее. Шаль так и осталась висеть на дереве. Девушка побрела дальше, сделала шаг, другой, третий… Вдруг почва ушла из-под ног, и Capa кубарем покатилась вниз по крутому склону оврага, на дне которого притаилось небольшое, но глубокое болото. Бедняжка на полной скорости с головой погрузилась в этот омут, взметнув над собой фонтан холодной воды и вязкой тины. С трудом вынырнув, она судорожно замахала руками и кое-как выбралась на скользкий берег, упала лицом вниз и зарылась пальцами в жидкую грязь.
– Ах, до чего же неизящно, – проговорила она, теряя сознание.
Джеффри, граф Грэй, не спеша шел по лесу с ружьем и внимательно осматривался по сторонам. Утренняя заря окрасила стволы деревьев в розовый цвет. Воздух после вчерашнего ливня был удивительно чистым, свежим, напоенным запахом умытой листвы. Прекрасное утро, самим богом созданное для охоты на птиц!
Он подошел к краю оврага, посмотрел вниз и сразу же заметил что-то белое на берегу блестевшего внизу болота. Каково же было его удивление, когда он понял, что куча грязи, из-под которой выбивалось это белое, была не чем иным, как человеческим телом.
Джеффри ругнулся сквозь зубы, быстро сбежал вниз и, опустившись на колени, перевернул тело на спину. Откинув со лба прилипшие, свалявшиеся волосы, он обнаружил под ними заляпанное грязью женское лицо.
– Мадам! – позвал он и легонько похлопал лежащую по щеке.
Женщина не шелохнулась. Кожа ее была холодна, как лед. Джеффри прикоснулся пальцами к ее шее, нащупывая пульс. Сердце билось. Не теряя больше ни минуты, Джеффри поднял ее на руки. Сгибаясь под тяжестью мокрого тела, Джеффри подумал о том, что бедняжке явно повезло уже хотя бы потому, что он вовремя нашел ее. Перекинув через плечо безжизненную ношу, он решительно зашагал к дому.
Распахнув дверь, Джеффри оказался в холле.
– Миссис Биддингтон! Идите сюда! – громко закричал он, затем вздохнул и поволок свой груз дальше, к винтовой лестнице у дальней стены холла.
– Милорд! – прозвенел у него за спиной высокий дрожащий женский голос.
Джеффри обернулся. Миссис Биддингтон, маленькая, похожая на пташку женщина, была его экономкой. Она нервно и беспорядочно подергивала руками, не сводя выпученных голубеньких глаз со своего хозяина.
– Что… Что это? – наконец произнесла миссис Биддингтон.
– Это? – переспросил Джеффри. – Это, насколько я понимаю, женщина.
– Женщина? – ахнула миссис Биддингтон. Ее взгляд упал на мраморный пол, испачканный грязными следами Джеффри. – О боже!
Джеффри пожал плечами, насколько позволял ему сделать это лежащий на них мокрый куль.
– Мне очень жаль, но тут уж ничего не поделаешь. Я нашел ее на берегу болота. Она едва не утонула.
– Но… Но кто она? – спросила миссис Биддингтон.
Ноша становилась с каждой секундой все тяжелее.
– Не знаю, она мне не представилась. Будьте добры, пошлите Томаса за доктором и распорядитесь, чтобы нагрели побольше воды: ее нужно хорошенько вымыть.
– Милорд! – пискнула миссис Биддингтон.
– Да, да, понимаю, – стиснул зубы Джеффри, – мне самому тоже необходима ванна, вы абсолютно правы.
– Д-да, милорд, – сдавленно произнесла миссис Биддингтон.
Джеффри вновь двинулся к лестнице.
– Я помещу ее в Голубой комнате, – сказал он.
– Не следует ли мне сообщить обо всем миссис Девон и мисс Мелани? – спросила экономка.
Джеффри замер и обернулся.
– А это еще зачем? – спросил он.
– Н-ну как же? В доме появилась незнакомая женщина, а вы… вы – холостяк, милорд.
– Миссис Биддингтон, – нахмурился Джеффри, – неужели вы можете всерьез поверить в то, что я могу представлять какую-то опасность для этого грязного свертка, а этот сверток – для меня?
Экономка вытянулась во весь свой птичий рост.
– Я всего лишь думаю о приличиях, милорд.
– Лучше подумайте о том, как бы она не умерла у нас на руках, – огрызнулся Джеффри. – Делайте то, что я вам приказываю.
Он повернулся и потащил свой груз по ступенькам. Слов нет, миссис Биддингтон была превосходной экономкой и умела устроить все в доме так, чтобы угодить Джеффри. Если бы только не ее фантазии, переживания и прочая женская дребедень!
Джеффри достиг наконец Голубой комнаты и с порога окинул ее оценивающим взглядом, выбирая подходящий предмет мебели, который ему не жаль было бы испачкать болотной тиной. Им оказался стул, стоявший возле камина. Обитый парчой с вышитыми яркими розами, этот нелепый стул давно уже вызывал у Джеффри глухую неприязнь.
Джеффри двинулся к стулу, но споткнулся, зацепившись ногой за край ковра. Потеряв равновесие, он рухнул на пол, придавив своим телом незнакомку. Непредвиденное падение оказалось очень кстати – оно вернуло ее к жизни. Во всяком случае, Джеффри услышал низкий, мелодичный голос:
– О боже!.. Что это?
Женщина зашевелилась. Джеффри встретился глазами с ее пристальным, непонимающим взглядом. Затем открылся рот – так же широко, как и глаза.
– Постойте, не кричите, не надо, – быстро заговорил Джеффри, предчувствуя, что ожидает его в самое ближайшее время. – Не надо кричать, я не…
Но она все-таки закричала. Затем превратилась в разъяренную фурию и принялась хлестать Джеффри по голове грязными ладонями.
– Вы не посмеете! – яростно визжала ожившая утопленница.
– Остановитесь! – Джеффри приподнялся, спасая свои уши. – Я вовсе не намерен…
Он не договорил, получив неплохой для маленького женского кулачка удар в челюсть. Джеффри выругался, вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону. Женщина уселась на полу и подняла на Джеффри покрытое слоем засохшей грязи лицо, на котором ярко сияли глаза, но были ли они зелеными или голубыми, Джеффри затруднился бы ответить. Чтобы узнать это доподлинно, нужно было сначала хорошенько умыть эту болотную русалку.
– Проклятье, – пробурчал Джеффри, поглаживая разбитую челюсть. – Я же сказал, что не причиню вам никакого вреда.
– Да? – спросила незнакомка, с трудом переводя дыхание. – А чем же тогда вы со мной занимались на этом ковре?
– Я упал, – пояснил Джеффри.
– Упали? – моргнула она своими глазами, цвет которых так и оставался загадкой для Джеффри.
– Да, – кивнул Джеффри. – Я нес вас и упал. Поверьте, у меня не было никаких тайных намерений относительно вас.
– А куда это вы меня тащили? – подозрительно прищурилась женщина. – И почему?
– Куда, почему… – возмутился Джеффри. – Я нашел вас, лежащей без сознания на берегу болота, в овраге, и боюсь, что сделал ошибку, не оставив вас там.
– Вот как… – Она внимательно посмотрела на Джеффри, и ему показалось, что незнакомка улыбается. Во всяком случае, он заметил, как шевельнулась на ее лице корка засохшей тины. – И вы всю дорогу несли меня?
– Да, – буркнул Джеффри. – И это был нелегкий труд, должен вам заметить!
– Фи, как неучтиво говорить даме подобные вещи! – упрекнула незнакомка. Затем, постанывая, она поднялась на ноги, но пошатнулась, и Джеффри бросился на помощь, за что получил от русалки звонкую пощечину.
– Руки прочь, сэр! – завопила она. – Руки прочь, я сказала!
– С удовольствием! – Джеффри отступил назад, потирая щеку.
– Господь всемогущий! – вздохнула женщина. Ее снова качнуло, словно пьяную, и Джеффри вновь приблизился к ней, но она остановила его властным движением руки. – Будет гораздо лучше, сэр, если вы перестанете меня хватать!
– Х-хватать? – изумился Джеффри, безвольно опуская руки. – Ч-черт! Вы гораздо больше нравились мне, пока были без сознания!
– У вас очень мило, – заметила она, осматривая комнату. Затем ее взгляд остановился на Джеффри. – Вы весь в грязи, знаете об этом?
– Это из-за вас, – многозначительно произнес Джеффри, глядя на незнакомку.
Та склонила голову, осматривая свое платье.
– Да, верно, – поморщилась она, затем сделала осторожный шаг и охнула. – Проклятье! Вы, кажется, сломали мне ребро!
– Ничего я вам не ломал, – ответил Джеффри. – Вы наверняка ушиблись, когда падали с крутого склона оврага.
– Я падала? – недоуменно пробормотала женщина. – Странно. Я чувствую ужасную слабость. У меня сейчас сил меньше, чем у котенка. Можно мне присесть?
– Садитесь вот сюда, – Джеффри указал на стул в розочках.
– Но я испачкаю его, – предупредила незнакомка.
– На здоровье, – откликнулся Джеффри. – Я этот стул терпеть не могу.
Женщина улыбнулась.
– Что ж, в таком случае мне не о чем волноваться.
Она с трудом направилась к стулу. Джеффри решил больше не рисковать и не бросился в очередной раз ей на помощь. Наконец незнакомка опустилась на сиденье, облегченно вздохнула, величественно выпрямилась и, повернув к Джеффри покрытое коркой грязи лицо, спросила:
– Кто вы, сэр?
– Кто я? – удивился Джеффри. – Скажите лучше, кто вы?
Она внимательно посмотрела на Джеффри и улыбнулась.
– Но первой спросила я.
– Хорошо. Я – Джеффри Винсент, граф Грэй.
– Вы даже не прибавили «к вашим услугам», – сухо заметила женщина.
Джеффри хотел было напомнить ей о том, что уже оказал ей услугу, когда на руках притащил сюда, но решил не заострять на этом внимания и пропустить ее слова мимо ушей.
Она же тем временем склонила набок свою грязную головку и мелодичным голосом протянула:
– Граф Грэй… Не помню такого имени. А вы… Вы знаете меня, сэр?
Джеффри нетерпеливо вздохнул.
– Я не стал бы спрашивать, как вас зовут, если бы знал, кто вы.
– Н-нет. Пожалуй, нет, – ответила она. – Но прошу вас, подумайте хорошенько. Может быть, вы все же знаете меня?
– Мадам, – Джеффри стиснул зубы, – я повторяю еще раз, что не знаю вашего имени.
– Понимаю, – вздохнула незнакомка. – Очень жаль.
– Как знать, мадам, – сухо заметил Джеффри. Она снова взглянула на него и вдруг громко рассмеялась.
– Нет, мистер Невежа, я не о том, что вы имеете в виду. Просто, если бы вы знали, кто я такая, это было бы очень кстати. Может быть, не слишком приятно для вас, но очень кстати для меня.
– Почему? – удивился Джеффри.
– Потому что тогда вы сказали бы мне, как меня зовут, – улыбнулась она.
– Что?
– Имя, тогда вы сказали бы мне мое имя.
– Это я уже слышал! – воскликнул Джеффри. – Но не могу понять, что все это значит?
– Очень печально, но боюсь, мое собственное имя куда-то подевалось из моей памяти, – вздохнула незнакомка. – Я не могу вспомнить, кто я и как появилась здесь.
– Что? – Джеффри явно терял терпение. Она гордо подняла голову.
– Милорд, я не помню своего имени, но то, что вы говорили несколько минут тому назад, помню отлично. Не желаете ли ради разнообразия спросить меня о чем-нибудь другом?
– Все остальное меня как-то и не интересует, – смутился Джеффри. – Я просто хотел узнать, как вас зовут.
– Уверяю вас, – сказала женщина, – мне самой очень интересно было бы это узнать.
– О господи! – вздохнул Джеффри. – Только слабоумных мне в доме не хватало!
– Слабоумный – это тот, кто никогда и ничего не вспомнит, – возразила незнакомка. – Я же не сомневаюсь, что со временем смогу вспомнить все до последней мелочи.
– Ну, если не слабоумие, то помешательство, – пробормотал Джеффри, нервно шагая по комнате из угла в угол. – Явное помешательство.
– Возможно, – согласилась она, внимательно следя за перемещениями Джеффри. – Но если у меня и помешательство, то тихое. Во всяком случае, у меня нет желания буянить или нести всякий бред. В отличие от некоторых.
Джеффри резко остановился.
– Если вы меня имеете в виду, мадам, то я не буяню и не несу, как вы говорите, бред. Просто не верю, что вы не помните своего имени.
– Да, выглядит все довольно глупо, – согласилась она. – Я не разучилась говорить, не забыла значение слов, но как только дело доходит до моего имени – не могу его вспомнить, и все тут! И что было со мною раньше, тоже, как ни стараюсь, не могу вспомнить. Странная вещь – ничего не помнить, должна я вам заметить!
– Амнезия, – печально сказал Джеффри.
– Вы вспомнили мое имя? – обрадовалась женщина. – А мне казалось, что вы говорили, будто…
– Да нет же, – нетерпеливо махнул рукой Джеффри. – Это не имя, это диагноз. Есть такая болезнь… Н-ну, когда люди сильно ударяются головой и потом ничего не могут вспомнить.
– Так вы доктор? – обрадовалась женщина. – Как это кстати!
– Я не доктор, – ответил Джеффри. – Просто много читаю.
– Понятно, – сказала незнакомка и нахмурилась. – Похоже, вы считаете меня сумасшедшей. – Она неожиданно расхохоталась. – Или просто чокнутой. Но мне почему-то кажется, что с рассудком у меня все в порядке. Я, конечно, могу ошибаться…
– В порядке, – подтвердил Джеффри. – Может, даже слишком.
Лицо женщины вдруг стало непроницаемым, и она величественно поднялась со стула.
– Ну что же, лорд Грэй, буду откровенна. Я не могу назвать наше знакомство приятным, но тем не менее я благодарна вам за то, что вы вытащили меня из болота. – Она подошла к Джеффри и протянула ему руку для поцелуя. – А теперь мне пора. Жаль, что не могу назвать вам своего имени, но у вас есть свое, и этого достаточно.
Джеффри озадаченно уставился на испачканную грязью руку. Незнакомка тут же отдернула ее.
– Простите, – сказала она. – Совсем забыла, что я такая же грязная, как и вы. – С этими словами она прошла мимо Джеффри и направилась к двери.
– Могу я спросить, куда вы направляетесь? – спросил Джеффри ей вслед.
Она обернулась, положив грязную ладонь на дверную ручку.
– Не знаю. Просто мне показалось, что я чрезмерно злоупотребляю вашим «гостеприимством».
– И поэтому решили отправиться в путь-дорогу в таком виде, да еще не зная при этом собственного имени? – поинтересовался Джеффри.
– Бог с ним, с именем. – Незнакомка небрежно махнула рукой. – Честно говоря, я была бы рада узнать от вас, где я нахожусь, по крайней мере.
– Вы находитесь в Грэй-Мэнор, – коротко пояснил Джеффри. – До ближайшего поместья отсюда десять миль. До ближайшей деревни – двадцать.
– И что это за деревня? – поинтересовалась она.
– Томасонвиль, – ответил Джеффри.
– Томасонвиль? – озадаченно повторила незнакомка.
– Вас ждет не близкий путь, – не без злорадства заметил Джеффри.
Женщина взглянула на него и вдруг начала оседать на пол. Джеффри ругнулся вполголоса и бросился поддержать ее. На этот раз обошлось без пощечин. Пальцы незнакомки крепко вцепились в жилет Джеффри, раздался негромкий стон.
– Проклятье! – воскликнул Джеффри и, подхватив женщину на руки, понес ее к кровати.
– Нет! Я испачкаю постель, – услышал он ее шепот.
– Плевать, – решительно ответил Джеффри и опустил свою ношу на покрывало.
– Скажите, сэр, эту постель вы тоже терпеть не можете, как тот стул? – спросила женщина, не выпуская плечи Джеффри из своих объятий.
– Мадам, – осторожно заметил Джеффри, продолжая стоять в неуклюжей позе, склонившись над кроватью. – Теперь вы «хватаете» меня.
– Вы правы, – слабо откликнулась незнакомка и медленно убрала с плеч Джеффри руки. – Это ужасно, когда тебя незаслуженно оскорбляют, вы согласны?
Джеффри в замешательстве посмотрел на испачканную грязью женщину, лежащую в его постели. Незнакомка повернула голову к стене, и плечи ее внезапно затряслись. Протянув руку, Джеффри коснулся женской ладони, покрытой засохшей тиной, и почувствовал ответное пожатие.
– Простите, – прошептала она. – Я веду себя глупо… Хотя мне казалось, что я все делаю правильно…
– Вы все делали правильно, – успокоил ее Джеффри.
Она повернула голову, и он увидел ее полные слез глаза.
– Мадам, – взмолился Джеффри. – Делайте что угодно, только не плачьте!
– Да, рыдающая женщина – зрелище не из приятных, – согласилась незнакомка и негромко всхлипнула. – Я очень редко плачу. Это занятие не только бесполезное, но и вредное. От этого глаза краснеют.
Джеффри внимательно посмотрел на нее, не в силах понять, шутит она или говорит все это серьезно.
– М-да, – неопределенно протянул он. – А теперь отдохните. Я послал за доктором. Он скоро должен быть.
– За доктором? – переспросила незнакомка. – Вы думаете, он может знать, как меня зовут?
– Нет, как вас зовут, он не знает. Но он посмотрит, не ушибли ли вы еще что-нибудь, кроме головы, – объяснил Джеффри.
– Да, конечно, об этом я как-то не подумала, – вздохнула она.
– А еще я распорядился, чтобы приготовили ванну, – добавил Джеффри.
– Ванна! Это чудесно! – В глазах женщины вспыхнули радостные огоньки. – А я еще смела обвинять вас в отсутствии галантности. Простите меня.
Джеффри махнул рукой и отошел от кровати.
– Пустяки. А сейчас отдыхайте, мадам. Не буду вам больше мешать.
– Не зовите меня «мадам», – тихо попросила незнакомка. – Это наводит на мысли о любовницах в публичных домах.
– Как же мне вас звать? – спросил Джеффри.
– Может быть, Амнезия? – улыбнулась она.
– Нет-нет, это не годится, – категорически возразил Джеффри.
– Тогда сокращенно – Ами, – предложила она.
– Нет! – передернулся Джеффри. – Ведь это же не настоящее имя. И вообще не имя!
– Но что же делать? – спросила незнакомка и посмотрела в потолок. – Не могу же я жить совсем без имени? Пусть пока останется Ами.
– Ну, хорошо, – сдался Джеффри. – Пусть будет Ами.
И он тихо вышел из комнаты.
Проснувшись в чистой постели, Capa с удовольствием провела рукой по шелковистым, отмытым от грязи волосам.
На ней красовалась ночная сорочка лорда Грэя, которую дала ей его экономка, миссис Биддингтон. Правда, прежде чем осчастливить Сару этим нарядом, она долго и нудно рассуждала о том, что лорд Грэй – холостяк и дом у него поставлен на холостяцкий лад, а значит, в нем не предусмотрена специальная прислуга для леди, которую здесь никто не ждал. Capa была несказанно рада, когда фонтан красноречия миссис Биддингтон иссяк, сорочка лорда Грэя была наконец ей выдана, и миссис Биддингтон оставила Сару в одиночестве ожидать доктора Хоббса. Он должен был приехать сразу же после того, как посетит заболевшего ребенка некоей Люси Тиллингтон, живущей неподалеку.
Capa села в постели, согнула в коленях ноги и подтянула их к груди. Итак, пока она может чувствовать себя в безопасности, пускай и относительной. В памяти вдруг всплыла история, которую она слышала от одной своей дальней родственницы. Да, совершенно верно – это была история об одном эксцентричном джентльмене по имени лорд Грэй, который в один прекрасный день бросил родителей, махнул рукой на Лондон и скрылся в глуши Девона. Capa не представляла, сколько миль она проскакала прошлой ночью, но вполне возможно, что ее и в самом деле занесло в ту самую «девонскую глушь», где скрывался загадочный лорд Грэй, чья ночная сорочка была сейчас на ее плечах.
Одно Capa знала совершенно точно: этого высокого светловолосого мужчину с живыми серыми глазами она никогда прежде не встречала, даже мельком. Не могла же она не запомнить такого видного мужчину, к тому же ростом выше ее, а ведь Сару господь ростом тоже не обидел! Нет, доведись Саре хоть раз увидеть лорда Грэя, она бы его ни за что не забыла.
Она оперлась подбородком о колени, прикрыла глаза и стала думать о том, как долго ей удастся водить его за нос. Пока он верит в то, что она не помнит своего имени, но долго ли это будет продолжаться? Хорошо, что лорд Грэй нашел ее в таком плачевном состоянии, при котором ложь казалась вполне убедительной.
Упасть в обморок ей удалось очень даже естественно, да и с потерей памяти получилось неплохо, но ошибки она все же допустила. Не надо было сначала распускать руки, а затем плакать. Не должна она была делать этого, не должна! Как все глупо получилось! Нельзя терять контроль над собой и выглядеть в его глазах слабой, плаксивой дурой.
Capa тряхнула головой и постаралась сосредоточиться. Не зря же, черт побери, ее прозвали в Лондоне Несравненной леди Сарой! И уж если весь Лондон лежал у ее ног, то неужели ей не удастся обвести вокруг пальца всего-навсего одного мужчину? Она должна справиться с этим. Иначе он узнает правду, и она отправится на виселицу за убийство Равенвича.
Capa испуганно открыла глаза и заморгала. Затем проворно выбралась из постели и, подойдя к камину, протянула к огню ладони. Ее бил озноб, но не от холода. От страха.
Какого же дурака она сваляла! Ей нужно было тогда сразу отказать Равенвичу, поставить крест на его притязаниях. Ведь ей говорили, что от такого повесы и бабника приличной женщине лучше держаться подальше. Но тогда сам черт толкал ее в руки Равенвича. Саре настолько опротивели все эти бестолковые приемы, танцы, вечера, надутые, словно индюки, глупые мужчины, что, когда в ее жизни появился Равенвич, она ухватилась за него, желая тем самым бросить вызов всему тому, что ее окружало.
Отец предупреждал Сару о том, что она играет с огнем, и звал ее поехать вместе с ним в Африку охотиться на слонов.
«Лучше встретиться со стадом диких слонов, чем быть замужем за Равенвичем», – сказал он тогда, и Capa, помнится, долго смеялась над его словами. Смеялась и обещала, что останется незамужней девушкой, по крайней мере до его возвращения.
Сейчас Саре было не до смеха. Впрочем, не до смеха ей стало гораздо раньше. Равенвич, пока ухаживал за нею, успел переспать со своей новой молоденькой служаночкой, а когда узнал о том, что та беременна, выставил ее на улицу. Именно тогда Сара и объявила Равенвичу о том, что порывает с ним. Разве могла она подумать, что Равенвич начнет добиваться ее силой?
И уж, конечно, Capa даже в страшном сне не могла представить, что в один прекрасный день она просто-напросто убьет Равенвича, стукнув его по голове статуэткой танцующего Пана.
Capa потерла ладони и обхватила себя за плечи.
Что толку без конца думать об этом? Что сделано, то сделано, назад ничего не воротишь. Отец всегда говорил, что нет ничего бессмысленнее, чем сожалеть о том, что уже случилось, или пытаться изменить то, чего изменить никак нельзя. Да, отец, как всегда, прав. Пора перестать думать о прошлом, которого не исправишь, и заняться более важным – своим собственным будущим.
Пока что под крышей этого дома, чувствуя себя в безопасности, можно будет изображать идиотку, забывшую собственное имя. Но не будет же это длиться вечность! Рано или поздно ей придется вернуться туда, где ее знают и уже, наверное, с нетерпением ждут, чтобы отправить на виселицу. Необходимо выиграть время хотя бы до возвращения отца с африканской охоты. Ведь у нее нет даже собственных денег, чтобы нанять адвоката, а их потребуется немало. Будучи неглупой девушкой, Capa прекрасно понимала, что живет в мире, которым управляют мужчины с помощью своих кошельков.
В дверь негромко постучали. Capa невольно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.
– Войдите!
Дверь открылась, и на пороге возникла тщедушная птичья фигурка миссис Биддингтон. Экономка на мгновение застыла, как вкопанная, потом всплеснула ручками.
– Ох господи ты боже мой!
– Что случилось, миссис Биддингтон? – поинтересовалась леди Capa.
– Я и не знала, что вы уже поднялись, – растерянно ответила миссис Биддингтон. – Доктор Хоббс приехал.
– Ну что ж, – вздохнула Capa, – зовите его сюда, если приехал.
Миссис Биддингтон на секунду исчезла и вновь появилась, на этот раз с самодовольного вида пожилым джентльменом. Тот окинул взглядом Сару и пробормотал, потирая руки:
– Ч-черт! Вот это да!
– Как поживаете, доктор Хоббс? – спросила Capa, пряча улыбку.
Он не мог оторвать от нее глаз.
– Отлично. Прекрасно. Но давайте-ка лучше посмотрим, как вы поживаете, мисс…
– Ами, – подсказала Capa. – Зовите меня просто Ами. И поживаю я, как мне кажется, неплохо, если не считать потери памяти.


– К сожалению, мама не смогла приехать, – сказала Мелани, усаживаясь в кресло. – Тетушка Мэри прихворнула, и она отправилась проведать бедняжку. Буквально перед тем, как принесли твое послание, я получила письмо, в котором она просит меня тоже приехать к тетушке Мэри.
Джеффри рассеянно посмотрел на горящее в камине пламя.
– Тебе было вовсе не обязательно приезжать сюда. Это все выдумки миссис Биддингтон. Она сочла, что мне неприлично оставаться наедине с этой странной женщиной, попавшей в наш дом.
– Узнаю миссис Биддингтон, – хохотнула Мелани.
Джеффри рассмеялся в ответ.
– Не понимаю только, кого хочет обезопасить миссис Биддингтон. Эту женщину? Но уж кому-кому, а миссис Биддингтон известно, что я не любитель волочиться за женщинами. Меня? Неужели она думает, что мне может что-то грозить от этой замарашки?!
– Скажи, это правда, что эта женщина не помнит своего имени? – спросила Мелани и, не дожидаясь ответа, покачала головой. – Это ужасно. Я думаю, она испугана.
– Испугана? Ну уж нет, только не она! – ответил Джеффри. – Когда женщина испугана, она не раздает оплеухи и не упрекает других за то, что они недостаточно, по ее мнению, воспитанны!
– Она так ведет себя? – испуганно спросила Мелани.
– Именно так, – подтвердил Джеффри и поморщился. – Какого же я дурака свалял, когда она хотела уйти, а я удержал ее!
– Ну нет, – возразила Мелани. – Как можно было отпускать ее в таком состоянии? Ты поступил правильно.
– Не знаю, – с тоской сказал Джеффри. – Но, черт побери, я вообще не хочу видеть в своем доме женщин, а уж таких, как она, и подавно. У меня хватает своих забот!
Мелани нахмурила бровки.
– Если хочешь, я могу остаться и поухаживать за ней, пока она не вспомнит своего имени.
– Боже избави, – ответил Джеффри. – Я не настолько жесток, чтобы вешать эту сумасшедшую на твою шею. Нет, хватит и того, что я свалял дурака, когда вытащил ее из того болота. Пойду-ка я лучше к сквайру и расскажу, что выудил сумасшедшую, которая не помнит своего имени, и…
Его перебил стук в дверь, которая тут же отворилась, и на пороге появился доктор Хоббс.
– А, это вы, Джозеф! – приветствовал его Джеффри. – Ну, что там с вашей пациенткой?
Джозеф пошевелил бровями и не спеша уселся в кресло.
– Странный случай, – неторопливо начал он. – Очень странный. Она не помнит ни своего имени, ни откуда она – ничего! Я знаю, такое бывает, когда люди сильно прикладываются головой, но…
– Амнезия, – понимающе кивнул Джеффри.
– А? Что? – встрепенулся Джозеф.
– Так это называется, – пояснил Джеффри.
– Считайте, что так, – вяло отмахнулся Джозеф. – Лично мне никогда не нравилась эта латынь, терпеть ее не могу. Но то, что у этой девушки именно эта болячка, можно не сомневаться.
– Чем мы можем помочь бедняжке? – спросила Мелани.
– Чем помочь? – переспросил доктор. – Да, пожалуй, ничем. Если она потеряла память оттого, что ударилась головой, память вернется к ней, когда того захочет голова. Ну а если с этой девушкой случилось что-то такое, о чем она боится вспоминать, то память вернется, когда того захочет сама больная. Память вообще, должен вам сказать, очень тонкая штука. Она может, кстати говоря, не вернуться и до самой смерти.
– О господи, – прошептала Мелани.
– С головой все понятно, – сказал Джеффри. – А как со всем остальным?
– Сплошные синяки и ссадины, – покачал головой Джозеф. – Другая на ее месте рукой не смогла бы шевельнуть. Но эта девушка, по счастью, в отличной форме.
Доктор порозовел, потупил глаза и негромко добавил:
– Хм-м… Да. Просто в прекрасной форме, я бы сказал.
– Ну и замечательно, – сказал Джеффри. – Значит, особого ухода за ней не потребуется.
Джозеф пристально взглянул на него и громко расхохотался.
– Джеффри, мальчик мой, – вытирая слезы с глаз, сказал он. – Ведь ты, насколько мне известно, не слепой. Живя с такой женщиной под одной крышей…
Доктор вспомнил о Мелани и резко оборвал фразу.
– М-м… Да. Впрочем, это неважно, – пожевал губами доктор. – Вот еще, пока не забыл. Как я уже говорил, э-э-э… пациентка вся покрыта синяками, и самые странные из них те, что расположены у нее на шее.
– На шее? – поразился Джеффри.
– О боже, нет! – простонала Мелани.
– Да. На шее, – сказал доктор. – И они, эти синяки, ужасно похожи на отпечатки чьих-то пальцев. Разумеется, пока наша больная не обретет память, мы можем только строить предположения. Возможно, все это только лишь мои фантазии, и эти синяки имеют то же происхождение, что и все другие, покрывающие ее тело.
– Любопытно, – нахмурился Джеффри.
– А ты сам посмотри и увидишь, – посоветовал ему Джозеф и, кряхтя, вылез из кресла. – Ну, мне пора. Я расскажу по дороге миссис Биддингтон о том, как нужно ухаживать за больной. А впрочем, что там много говорить – покой, покой и еще раз покой – вот и все, что ей нужно.
– Да, разумеется, – сказал Джеффри и снова нахмурился. – Послушайте, Джозеф, может быть, нам пока не говорить никому об этой девушке?
– Оставляю это на твое усмотрение, Джеффри. Лично я ни на чем не настаиваю. – Он пристально взглянул на Джеффри и неожиданно расхохотался. – К тому же, как ты считаешь, особого внимания и заботы она не потребует.
Он покачал головой и двинулся к двери. Джеффри проводил доктора озадаченным взглядом, а когда тот ушел, обратился к Мелани:
– Ну вот, боюсь, что теперь эта гостья застрянет в моем доме на неопределенное время.
Мелани ответила ему участливым взглядом.
– Как ты думаешь, что с ней произошло?
– Не знаю, – ответил Джеффри. – Знаю лишь, что расхотел идти к сквайру и рассказывать ему про эту женщину.
Он прошел к камину и сел возле огня.
– Давай выпьем чаю до твоего отъезда и выбросим из головы всю эту историю, – предложил он. – Можешь спокойно отправляться к тетушке Мэри, а я останусь тут, в этом приюте для инвалидов.
– На самом деле меня не будет всего два дня, – улыбнулась Мелани.
– За два дня, я уверен, здесь ничего не случится, – облегченно вздохнул Джеффри.
Джеффри подошел к двери, ведущей в Голубую комнату, и негромко постучал. Низкий женский голос предложил ему войти. Остановившись на пороге, он увидел вчерашнюю утопленницу. Она стояла спиной к нему и смотрела в окно на начинающее темнеть вечернее небо. Затем обернулась.
Джеффри задохнулся. Было такое ощущение, что кто-то сильным, стальным кулаком ударил его в живот. Он не мог поверить, что эта стоящая перед ним женщина – самая красивая из всех, кого он видел за свою жизнь, – и есть та покрытая тиной замарашка, которую он притащил к себе домой, словно куль грязного белья. Отмытые от болотного ила волосы незнакомки оказались шелковистыми, слегка волнистыми, того иссиня-черного цвета, который принято называть цветом воронова крыла. Черты лица удивительно правильные: высокие скулы, точеный носик, нежная матовая кожа и полные, чувственные губы. И, конечно же, глаза… Загадочные, ускользающие, живые, переливающиеся, словно морская волна – не совсем зеленые, но, пожалуй, и не голубые.
– Боже мой! – выдохнул Джеффри.
Только теперь до него начал доходить истинный смысл того, о чем толковал ему доктор.
– Простите, – улыбнулась Ами и поплотнее запахнула на себе одеяние, в котором Джеффри не без труда признал собственную ночную сорочку. – Миссис Биддингтон дала мне это из вашего гардероба.
– На здоровье, – пробормотал Джеффри, оторопело глядя на стоящую перед ним красавицу.
– Рада слышать, – ответила Ами. – А то миссис Биддингтон совсем с ног сбилась. То платье, что было на мне, похоже, совершенно пришло в негодность, вот она и ломала голову, во что меня одеть. Миссис Биддингтон предложила мне выбрать между своей ночной рубашкой и вашей сорочкой, и я остановилась на…
– Ну разумеется, – перебил ее Джеффри. – Мне доставляет истинное удовольствие мысль о том, что моя сорочка касается вашего тела.
Ами покраснела. Джеффри вдруг устыдился своих слов и смутился, словно школьник. Ами перешла от окна к камину и негромко спросила:
– Вы говорили с доктором Хоббсом?
– Да, – нахмурился Джеффри и решительно направился к огню. – Из-за этого я, собственно, и пришел.
– Вот как? – откликнулась Ами, не сводя глаз с язычков пламени.
– Он сказал, что на вас много синяков…
– Да, – усмехнулась Ами. – Что есть, то есть. Я чувствую себя так, словно меня хорошенько поколотили.
– А вы не помните, при каких обстоятельствах вы приобрели эти синяки? – спросил Джеффри.
Ами помолчала. Было видно, как напряглась ее спина. Затем она повернулась к Джеффри и спокойно спросила:
– Хотите все опять начать сначала? Ведь я уже говорила вам, что не знаю. Впрочем, если вам так уж хочется, я могу сочинить для вас какую-нибудь историю, извольте.
– Нет, – быстро возразил Джеффри. – Сказок мне не надо.
– Ну, как хотите, – согласилась Ами. – А то – пожалуйста. Могу, например, сказать, что меня истоптала взбесившаяся лошадь. Или расскажу, какая я неуклюжая. Шла по лестнице, споткнулась, полетела по ступенькам вниз – и готово, памяти как не бывало.
– Ну, в то, что вы неуклюжи, я никогда не поверю, – мрачно заметил Джеффри, приближаясь вплотную к Ами.
Она не отпрянула, лишь подбородок ее напрягся и приподнялся. Ами, не мигая, смотрела в глаза Джеффри.
– Доктор Хоббс сказал, что у вас синяки вокруг шеи, – негромко сказал Джеффри.
Что-то странное промелькнуло во взгляде Ами, но голос ее прозвучал спокойно:
– Вот как?
– Я хотел бы взглянуть на эти синяки, – сказал Джеффри.
– Простите? – удивилась она.
– Не волнуйтесь, – попытался успокоить ее Джеффри. – Это исключительно медицинский интерес. Доктор Хоббс сам попросил меня взглянуть на ваши синяки. У меня нет никаких сексуальных намерений, так что не торопитесь пускать в ход свои кулаки.
– Увы, я ошиблась в вас, – заметила Ами. – Вы, оказывается, вовсе не влюбчивый человек.
– Не очень влюбчивый, – уточнил Джеффри и спросил, указывая на шею Ами: – Ну так как?
– Если вы настаиваете, – холодно сказала Ами и повернула в сторону свою изящную головку.
После секундного замешательства Джеффри протянул руку и осторожно отогнул воротник своей собственной ночной сорочки, надетой на прекрасное женское тело. У основания шеи он сразу же увидел те самые синяки, подозрительно похожие на отпечатки душивших рук. Он приложил свои пальцы к этим синякам. Пальцы слегка дрожали, но точно совпали с пятнами.
Ами тяжело вздохнула. Джеффри заглянул ей в глаза. Они были сейчас прозрачными, совершенно зелеными, и в них читался испуг. Впрочем, испугом назвать это было бы неправильно. Скрытый, затаенный ужас – вот что промелькнуло во взгляде Ами.
Первым побуждением Джеффри было поскорее отдернуть пальцы, но он совладал с собой и продолжал держать их на ее шее.
– Не нужно бояться меня, – сказал он.
– Я… Я не боюсь, – с трудом выговорила она. – Просто… Вы не могли бы убрать ваши руки?
Джеффри послушался, но продолжал чувствовать на кончиках пальцев тепло нежной кожи. Он медленно выпустил отвернутый воротник сорочки, сразу же скрывший синяки. Впрочем, Джеффри и не хотел больше их видеть. Ни их, ни те, другие, покрывавшие, по словам доктора, все тело Ами.
Странное волнение охватило Джеффри.
– Похоже, что кто-то пытался задушить вас, – тихо сказал он.
Глаза Ами широко раскрылись, затем она бросилась мимо Джеффри к противоположной стене комнаты и обернулась – уже спокойная, с иронично поднятой бровью.
– Ах, как драматично!
– Нет, – возразил Джеффри. – Скорее логично. И вообще, раз уж вы ничего не помните, придется до всего доходить логически.
– И ваша логика подсказывает, что кто-то пытался задушить меня? – усмехнулась Ами.
Джеффри посмотрел на Ами потерянным взглядом и сделал неопределенный жест рукой.
– Интересная у вас логика, – продолжала тем временем Ами. – Похоже на душераздирающую сцену из дешевой пьески. Ах, ах! Несчастная красавица-героиня чудом спасается из рук негодяя, который хотел ее придушить!
Она на минуту замолчала, и лицо ее вдруг стало напряженным и холодным.
– А может быть, – негромко сказала Ами, – по вашей логике, я и есть главная злодейка в этой пьесе?
В голове Джеффри промелькнули неопределенные мысли о странных синяках на теле Ами, но он отбросил их прочь и твердо заявил:
– Нет. Ничего подобного я не думал.
– Не думали, – повторила Ами. – Но согласитесь, ведь так могло быть. Представьте себе, что перед вами – исчадие ада, воплощенное злодейство. Предположим такую версию: я убила кого-то, а потом сбежала, чтобы замести следы. Ну что, страшно? Будете теперь меня бояться?
– Сроду ни одной женщины не боялся, – мрачно буркнул Джеффри.
– Все еще впереди, – успокоила его Ами. Неожиданно ее слова рассмешили Джеффри.
– Нам лучше прекратить все это. Доктор Хоббс сказал, что лучшее лекарство для вас – покой и отдых.
– Когда я отдохну, память вернется ко мне? – спросила Ами, потупив глаза.
– Возможно, хотя он в этом до конца не уверен, – ответил Джеффри. – А пока что, мадам, мой дом – к вашим услугам.
Ами подняла голову, и их взгляды встретились. Какое-то время продолжалась игра в молчанку, потом Джеффри не выдержал и сдался, первым отведя взгляд в сторону. Затем, все так же молча, пошел к двери. Взялся за ручку, помедлил и обернулся.
– Я не знаю, как это прозвучит – как в дешевой пьесе или нет… Одним словом, я решил никому не говорить о том, что вы находитесь под моей крышей, если, разумеется, это совпадает с вашими желаниями. И еще. Если хотите, я наведу для вас все необходимые справки.
Только теперь он оторвал глаза от пола и посмотрел ей в лицо.
Ами отрицательно покачала головой.
– Нет, я не хочу никаких справок, – сказала она. – А если вы и в самом деле никому не скажете о том, что я здесь, и согласитесь потерпеть меня еще немного в своем доме, я буду вам чрезвычайно признательна.
Джеффри молча окинул взглядом самую прекрасную женщину, которую ему довелось повстречать на этой земле. Красавицу, потерявшую память, с синяками на шее, и при этом – одетую в его ночную сорочку.
Он молча открыл дверь и вышел из Голубой комнаты. В ушах его, бесконечно повторяясь, звучало одно лишь слово: «потерпеть».




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Незваная гостья - Холбрук Синди

Разделы:
12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Незваная гостья - Холбрук Синди



Милый роман, наполненный юмором и смешными ситуациями и недоразумениями.Читается легко, приносит удовольствие. По рейтингу достоин твердой 9-ки.
Незваная гостья - Холбрук СиндиВ.З,,65л.
3.06.2013, 11.50





прекрасний роман, сміялась до упаду. романтично все. без еротики.одним словом- комедійний роман
Незваная гостья - Холбрук СиндиАННА
23.09.2014, 18.29





Очень увлекательный,задорный Романчик,читайте не пожалеете,единственное мне не хватило концовки,как-то быстро у них все прошло,уместившись в несколько предложений,а так все супер,читайте и получайте удовольствие...
Незваная гостья - Холбрук СиндиЗара
24.09.2014, 15.58





Прикольный лёгкий романчик!
Незваная гостья - Холбрук СиндиЭльМаДи
2.10.2014, 13.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100