Читать онлайн Загадочный джентльмен, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочный джентльмен - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочный джентльмен - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочный джентльмен - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Загадочный джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Недавно я прочел в газете историю слуги, который в минуту нестерпимой обиды отравил хозяина. Увы, такое происходит сплошь да рядом как последствие недостаточной выучки. Если вам когда-нибудь случится протянуть руку к бутылочке с мышьяком, умоляю, отставьте блюдо бараньих отбивных, возвращайтесь в свою комнату, собирайте пожитки и немедленно отправляйтесь на поиски нового места. Таков наилучший способ исправить печальное положение.
Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким
У Бет не осталось времени на раздумья. Поцелуй оказался столь неожиданным, что она принялась с жаром целовать его сама, не осознавая, что делает. Сопротивляться было бесполезно. Она оказалась в объятиях Уэстервилла, в кольце рук, скользящих по ее телу, прижимающих ее все крепче и крепче. Ее обдало жаром мужского тела, она чувствовала вкус его губ, настойчиво и неукротимо впивавшихся поцелуем в ее рот. Бет дрожала с головы до ног.
Поцелуй становился жарче, а мужские руки гладили ее спину, стискивая тело. Почти слитая с ним в одно целое, Бет выгнула спину, крепко обняв шею Кристиана. Она готова была закричать от неведомого доселе, идущего из самой глубины ее естества ощущения кипящей в ней страсти, сотрясающей ждущее, зовущее тело.
Кристиан слегка развернулся, прижав ее спиной к витрине. Металлическая рама холодила кожу даже через ткань ротонды. Бет едва могла заметить, что его руки скользнули вниз, к ее бедрам. Каждое прикосновение рождало огонь. Колени подгибались – она едва держалась на ногах.
Боже всемогущий, он ее целовал!
Бет внезапно опомнилась. Совсем не так собиралась она повести встречу! Она уперлась руками в грудь Уэстервилла и разомкнула поцелуй. Затем отвернулась, еле переводя дыхание.
Ей с трудом верилось в происходящее. Она позволила себя поцеловать! Бет закрыла ладонями лицо, дрожа всем телом. Должно быть, она сошла с ума. Бурное, распутное помешательство – никогда с ней такого не приключалось. Она стояла в кольце рук Уэстервилла, пытаясь отдышаться, чувствуя на дрожащих влажных губах вкус поцелуя. Бет думала… что это было чудесно. Необъяснимо, но, пришлось признать, – чудо.
Кристиан смотрел на склоненную голову девушки, едва сдерживаясь, чтобы не целовать ее снова и снова. Он не отнял рук, просто не в силах был шевельнуться. Бет казалась ему такой сочной, опьяняющей, как только что сорванная ягода. Невероятная смесь невинности и чувственности – он и не знал, что такое бывает. Каковы бы ни были его первоначальные намерения, он вынужден был честно признать: Бет нравится ему по-настоящему. При чем здесь возможность выяснить правду о человеке, обрекшему мать на страдания и смерть! Дело было в другом. Элизабет – прекрасная, умная девушка, страстная неведомо для себя самой, которая столь ревностно стремится быть хозяйкой положения во всем! Кристиан понимал, что его все сильнее влечет к ней. Разве мог он просто повернуться и уйти, оставив это соблазнительное диво, встретившееся на пути?!
Его руки все еще обнимали девушку за талию. Бет была так близко, что это рождало почти физическую боль. Но он не смел привлечь ее к себе снова. Бет стояла, понурив голову, закрыв глаза руками, словно пытаясь забыть эти несколько мгновений. Дрожь ее тела отдавалась в кончиках его пальцев, и он видел, как бурно вздымается и опускается ее грудь. Ее тоже переполняли чувства.
Он обрадовался. Значит, не так уж она невосприимчива к его чарам. Более того, судя по тому, как жарко она отвечала на поцелуй, он ей нравился ничуть не меньше, чем она ему. Он ждал, что она двинется, заговорит, но она все стояла, закрыв руками лицо. Но… Улыбка на его губах погасла. Неужели она плачет?
Множество поцелуев он дарил и получал, но ни один не закончился слезами. Хотя… Он ведь не имел дела с невинной и чистой девушкой вроде Элизабет. Кристиан слегка наклонился, стараясь заглянуть ей в лицо, разглядеть, что там, под пальцами… Ничего не вышло.
Черт возьми, он не хотел причинить ей боль. Все, чего он добивался, – чтобы она не задавала вопросов, на которые он не мог ответить. Так никуда не годится.
В зале зазвучали голоса. Громкий мужской голос наставительно повествовал о загадках древнего искусства этрусков.
Кристиан тихо выругался. Нужно было решаться. Он коснулся подбородка Элизабет и приподнял ей лицо, чтобы посмотреть в глаза. Девушка опустила руки, и они безвольно упали вдоль тела. Их глаза встретились.
Она не плакала, нет. На губах блуждала нежная, робкая улыбка. Кристиан радостно вздохнул и невольно привлек ее к себе снова.
Нo прекрасной леди Элизабет это пришлось не по праву, а немедленно высвободилась и произнесла срывающимся голосом:
– Нет. Не нужно.
Кристиан сунул руки в карманы, сопротивляясь желанию вновь схватить Бет в объятия.
– Вам нечего бояться. Я не из тех, что готовы наброситься на женщину, даже на самую красивую.
– Я и не думаю, что вы способны на это, – сказала она. – Я не пытаюсь опорочить ваши привычки, я обдумываю собственное поведение. Не следовало этого делать. Нельзя было встречаться с вами сегодня утром. Я просто подумала, – она покачала головой, – что совершила ошибку.
– Вам неприятен мой поцелуй?
Она смело взглянула ему в лицо.
– Приятен. Но это не значит, что следовало допустить такое – Ее глаза блеснули решимостью. Улыбка сделалась тверже.
– Нам не следует больше видеться наедине.
– Никогда?
– Никогда, – подтвердила Элизабет. Ее глаза сияли, на губах появилась сводящая с ума полуулыбка.
Кристиану вдруг стало немного не по себе.
– Элизабет, у меня не было намерения вас обидеть. Я нахожу вас привлекательной…
Она предостерегающе вытянула руку.
– Мы уже вдоволь наигрались сегодня, не так ли? Спасибо приглашение в музей. Теперь мне многое понятно в искусстве этрусков.
Он не смог сдержать улыбки, хотя у него возникло неприятное чувство – словно он что-то потерял. Нечто бесконечно дopoгoe.
– Элизабет, нам нужно поговорить…
– Мне действительно пора идти. Он шагнул к ней.
– Уверен, вы вполне можете задержаться еще на минуту или две. Мы не имели удовольствия полюбоваться римскими фризами.
Слабая улыбка все еще блуждала на ее губах. Щеки, однако, порозовели.
– Никаких разговоров об удовольствиях. – Она поправила висящую на запястье сумочку. – Меня интересовало, зачем вы расспрашиваете о дедушке. Вы ответили поцелуем, что совершенно недопустимо.
– Это был порыв. Не сумел с собой совладать.
– Я вам не верю. Поцелуй был попыткой уйти от ответа. Что доказало: я была права насчет своих подозрений. – Ее карие глаза смотрели прямо ему в душу. – Вас почему-то занимает мой дедушка, и, боюсь, не к его пользе. Ведь, будь у вас добрые намерения, вы бы объяснились, и между нами не было бы никаких недоразумений.
Руки Кристиана сжались в кулаки. Вот черт! Совсем не этого ждал он от их свидания.
– Я только хочу знать правду.
– О чем?
Она дожидалась ответа, вопросительно вскинув брови. Кристиан заставил себя улыбнуться. Может, рассказать ей? Вот так просто взять и поведать, что подозревает ее деда в грязной интриге, стоившей жизни матери. К чему это приведет? Совершенно ясно, Элизабет питает к дедушке неподдельное уважение. А раз так, может статься, выслушав рассказ Кристиана, она помчится прямо в Мессингейл-Хаус и выложит деду все, что узнала.
Не стоит. Кристиан должен застать противника врасплох. Внезапность – одно из немногих средств борьбы, что у него есть.
Она прищурилась.
– Мне тоже нужна правда, Уэстервилл. Вы преследуете меня не только из-за моей привлекательности, и я знаю это.
– Но вам же понравился поцелуй.
– Да. – Бет натянула перчатки, тщательно разглаживая каждую складку, добиваясь, чтобы перчатки сидели безупречно.
– И в том причина, по которой я впредь не стану видеться с вами наедине. Никогда.
– Элизабет…
– Доброго дня, лорд Уэстервилл. Очевидно, вы не хотите открыть мне свои намерения. Жаль, что все закончилось именно так. Но знайте: я раскрою ваш замысел и сделаю все, что в моих силах, чтобы вас остановить.
Кристиан презрительно нахмурился:
– Вы мне угрожаете?
– Ни в коем случае, милорд. Это не угроза, просто обещание. И с этими словами, с ехидной улыбкой, словно приклеенной к лицу, она повернулась и вышла.
Кристиан смотрел ей вслед. Из коридора за дверью зала доносились гулкие голоса. Он похолодел. Пропади оно пропадом! Все вышло не так, как ему хотелось. Совсем не так. Кристиан направился в глубь выставочного зала, но внезапно наткнулся на стену и остановился, ероша волосы. Он думал разыграть с ее помощью свою партию, а вышло так, что козыри оказались у нее!
И что же ему теперь делать?
Дверь лондонского дома Рочестеров распахнулась, едва лишь Кристиан поднялся на первую ступеньку парадной лестницы.
– Вот и вы наконец, милорд! – воскликнул Ривс, принимая у хозяина сюртук и передавая его на руки подбежавшему лакею. – Когда вы прошлой ночью не вернулись, мы уже решили, не забыли ли вы дорогу домой. Я собирался выслать отряд на ваши поиски.
– Если когда-нибудь надумаете это сделать, пусть они прихватят с собой бутылку моего любимого бренди. – Кристиан вошел в библиотеку. – Только с ее помощью они смогут убедить меня вернуться.
– Запомню, – невозмутимо пообещал Ривс, следуя по пятам за Кристианом. – Прибыл мастер Уильям.
Кристиан остановился.
– И где же он?
– На кухне. Доедает второй котел капустного супа. Всю ночь провел верхом, но отказывается лечь спать. Я предложил было ему переодеться, но он не желает ничего делать, пока не переговорит с вами.
– Пусть придет сюда.
– Я уже взял на себя смелость послать за ним, милорд. Дверь распахнулась. Вошел лакей с подносом. Ривс воскликнул с видимым удовольствием:
– Вот и ваш чай!
– Я не просил чаю.
Дворецкий взял поднос и кивком отослал лакея прочь. Поставил поднос на столик возле кресла хозяина.
– Знаю, вы не просили чаю, милорд, однако я подумал, чай оживит вас после столь затянувшегося вечера. Соблазнять невинных дев – занятие утомительное.
Брови Кристиана поползли вверх.
– Вы снова об этом?
– А разве я ошибаюсь? Или вы не встречались с леди Элизабет?
– Возможно.
– Ясно. Осмелюсь предположить, что вы вели себя, как подобает джентльмену.
Кристиан со злостью взглянул на дворецкого:
– Я не люблю чай.
Ривс отставил чашку, налитую до половины.
– Значит, вы не будете пить чай, милорд?
– Нет!
– Какая жалость. А я-то надеялся, это хоть немного вас взбодрит. Мастер Уильям, кажется, привез целый ворох новостей. Вам нужно восстановить ясность рассудка.
Он протянул Кристиану дымящуюся чашку. Тот неохотно взял ее, подозрительно принюхался к содержимому и сделал маленький глоток. Недовольно скривился:
– А сахар?
– Разумеется, милорд.
Кристиан вернул чашку на поднос.
– Три ложки.
Ривс медлил. Кристиан нетерпеливо крикнул:
– Да, черт возьми! Я сказал – три.
– На одну чашечку?
– Или вы кладете сахар мне в чай, или я не стану его пить, – с недовольной миной Ривс насыпал сахар.
– Вы положили две. Добавьте еще одну.
Ривс грустно вздохнул, подчиняясь.
– Предаетесь излишествам?
– Именно, когда могу себе позволить, Ривс. – Кристиан сделал осторожный глоток. На сей раз вкус напитка показался намного лучше – насыщенным и сладким. Такой чай можно пить.
Послышался легкий стук в дверь, и лакей возвестил о приходе Уилли. На пороге возникла высокая фигура, облаченная в длинный черный плащ и черные сапоги из грубой кожи. Рыжие волосы шотландца были зачесаны назад и заплетены в косицу, лицо покрывала многодневная щетина. Выглядел он усталым, но довольным.
В сердце Кристиана забилась новая надежда.
Уилли занес ногу над ковром.
– Стой, – приказал Ривс.
Уильям опустил ногу в заляпанном грязью сапоге назад на порог библиотеки и уставился на дворецкого:
– Чего тебе, старый брюзга?
Ривс взял салфетку с подноса и расстелил ее на ковре, в шаге от порога.
– Становитесь сюда, мастер Уилли, но, умоляю, ни шагу в сторону.
– Мне что, стоять на салфетке? Еще чего.
– Тогда вам самому придется сообщить экономке, что все ковры нужно чистить снова. Ее хватит удар.
Шотландец скорчил гримасу, не решаясь протестовать. Сапоги-то были в грязи! С видимым неудовольствием он сделал шаг вперед. Огромные ножищи наступили на крошечный кусочек льна, и на мгновение показалось, что шотландец вот-вот упадет, не сумев удержать огромное тело в равновесии на столь малом пятачке. Но он скрестил руки на широкой груди, качнулся на каблуках и чудесным образом обрел устойчивость, не сойдя с салфетки ни на дюйм.
– Все равно, что в гостях у моей бабки, – проворчал шотландец. – Вечно она развешивает одеяла на креслах, чтобы никто их не замарал. В конце концов начинаешь думать, что живешь в доме с привидениями.
Кристиан вопросительно вскинул бровь:
– Что ты узнал? Разыскал священника?
Лицо Уилли прояснилось, голубые глаза засияли.
– У меня письмо от него.
Кристиан подался вперед.
– Да. Я не смог побеседовать с ним сам – оказалось, он болен, совсем плох. Похоже, ему не протянуть и недели. Пришлось вызвать его дочь и задать ей ваши вопросы. Она сказала, что отец ответил на них в этом вот письме. – Уилли расстегнул кожаный жилет и вытащил маленький запечатанный листок из внутреннего кармана. Ривс взял у него письмо, чтобы вручить хозяину.
Кристиан смотрел на аккуратно сложенный листок бумаги, хрусткий по краям. Сейчас он узнает ответы на все вопросы. Его руки слегка дрожали, когда он открывал письмо.
Мой дорогой лорд Уэстервилл!
Не могу выразить, как я счастлив получить запрос относительно Вашей матушки, Мэри Маргарет. Я знал ее, когда она еще была юной девушкой. Ее семья посещала церковь, где я совершал свой духовный труд, готовясь принять сан прелата. Редко доводилось мне встречать людей, столь щедрых и отзывчивых, какой она была. Вот почему много лет спустя, узнав, что она в заточении, я навестил ее. Я знал, что ее заключили в тюрьму напрасно. Убежден в этом и поныне.
Я успел посетить ее несколько раз, прежде чем она умерла. Вы спрашиваете, не заметил пи я каких-либо странностей, поразивших меня. Должен ответить утвердительно. Кое-что приходит на ум, когда я размышляю об этом. В последний визит к Вашей матушке я заметил возле тюрьмы карету с пурпурно-золотым плюмажем…
Кристиан взглянул на Ривса:
– Какие цвета у дома Мессингейлов?
Ривс задумался.
– Кажется, пурпурный и кремовый, хотя… – Он сдвинул брови, – Может быть, не кремовый, а золотой.
– Точно, – согласился Уилли. – Я частенько следил за их каретами, так что знаю.
Кристиан кивнул, вновь принимаясь за чтение.
Но я не могу утверждать что-то с уверенностью. Сожалею, т мне не довелось увидеть того, кто приезжал в этой карете, так как мне надлежало посетить еще нескольких узников, прежде чем пойти к Вашей матушке. К тому времени как я наконец добрался до ее камеры, не было ни кареты, ни посетителя. Ваша мать была тогда больна и, по-видимому, расстроена, что меня весьма опечалило.
Я спросил у нее, что произошло, но она страдала горячкой, ее речь временами становилась бессвязной, и она не отвечала напрямую. Я сделал все, что мог, чтобы ей было удобнее, укрыл привезенным с собой одеялом. Она сбрасывала его, заявляя, что должна встать. Сказала, что уплатила своему врагу, отдав ему последнее, что было у нее ценного, – ее знаменитое сапфировое ожерелье. Ваша матушка надеялась, что этот человек – кем бы он ни был – отзовет свое обвинение против нее.
Однако что-то пошло вразрез с ее планом. Ожерелье было отдано, а обвинение осталось в силе. Ваша мать попросила доставить еще одно, последнее письмо. Она вручила мне послание, я сунул его в карман и посидел с ней еще несколько минут. Когда я уходил, оно схватила меня за руку, умоляя разыскать Вас и Вашего брата. Она часто вспоминала Вас обоих, Вы были ее главной заботой.
Кристиан заметил, что тискает письмо так, словно готов его разорвать. Он слегка расслабился и разгладил смятую бумагу. Внутри у него все кипело: мать спрашивала о них с Тристаном! Хотела их разыскать.
Разумеется, к тому времени их с братом вынудили покинуть дом из-за долгов. Мать не узнала бы этого. Кристиан продолжал читать.
Позже, по дороге домой из тюрьмы, я взглянул на записку. К моему удивлению, она оказалась адресованной в резиденцию герцога Мессингейла. Получателем значился некий Синклер. Я доставил письмо по адресу, как и просила Ваша матушка. Мне показалось странным, что дворецкий не удивился странному адресу. Он взял письмо, поблагодарил меня и проводил к выходу. Днем позже Ваша матушка скончалась.
Жаль, что я не располагаю больше никакими сведениями. Вы просите доказательств; все, что я могу посоветовать, – найдите ожерелье, и Вы поймете, кто виновник ее несчастий. Она была доброй и набожной женщиной, и я уверен, в конце концов ей открылся путь истины, как, несомненно, откроется и Вам.
Благослови Вас Бог, сын мой. Отец Джошуа Дарем.
Кристиан сложил письмо. Синклер! Опять это имя. Может быть, псевдоним герцога? Кристиан глубоко вздохнул. Голос Ривса прорезал мертвую тишину:
– Милорд?
Кристиан тщетно пытался вернуться к действительности. Значит, мать не была совсем одна в последние дни жизни. Ее разыскал отец Дарем и, как мог, облегчил ей страдания. Кристиан и не подозревал, какую ношу с его души снимет эта новость.
Голос Ривса достиг его сознания, пробившись сквозь плотную завесу воспоминаний.
– Его сиятельству нужно выпить еще чаю.
Уилли хмыкнул:
– От бренди толку было бы больше.
Кристиан сложил письмо и бросил его на стол.
– Никакого чаю. И бренди тоже.
Ривс поклонился:
– Простите мое любопытство, но… вы узнали что хотели?
– Да. – Кристиан задумчиво смотрел на сложенный листок бумаги на столе. – Где-то в доме герцога Мессингейла спрятано ожерелье, принадлежащее моей матери. Если мне удастся найти его, я получу доказательство причастности герцога к лживому доносу.
Уилли почесал ухо.
– Что за ожерелье?
Кристиан опять посмотрел на письмо, и его сердце сжалось от тоски.
– Не знаю. Священник пишет – довольно известное ожерелье.
Ривс кивнул:
– А, сапфировое!
Кристиан воззрился на дворецкого.
– Так вы его знаете?
– Ваш батюшка подарил сапфировое ожерелье вашей матушке в тот самый день, когда вы с братом появились на свет. Оно поражало глаз – камни были вставлены в серебряную оправу исключительно тонкой работы. Изысканная вещь, ничего подобного мне больше видеть не доводилось.
– А не могли бы вы изобразить его на листе бумаги? Мне нужно знать, как оно выглядело.
– У меня есть предложение получше. Вы можете увидеть ожерелье на портрете вашей матери, что висит в загородном доме покойного герцога, всего в двух часах езды верхом от Лондона.
Какая насмешка судьбы! Кристиан изобличит предателя матери с помощью портрета, заказанного отцом. Словно отец протягивал руку помощи из могилы. Кристиан покачал головой, отгоняя вздорную мысль. Он верил лишь в то, что мог видеть своими глазами. Как же иначе?!
Он взглянул на Ривса.
– Отлично! Час на сборы, и в путь. Вернемся сегодня же вечером. А потом… – Кристиан кивнул, словно подтверждая ход своих мыслей. – Потом я непременно должен проникнуть в дом герцога Мессингейма. Теперь это просто необходимо!
– А нельзя ли по-простому, взять да и приехать к герцогу с визитом? – услужливо подсказал Уилли.
– Он никого не принимает. Вот почему мне так необходимо завоевать расположение его внучки. Только она да еще ее мачеха имеют к нему доступ. Мачеха почти такая же затворница, что и сам герцог. Она никуда не выходит без сопровождения некоего лорда Беннингтона.
– Что ж, тогда делать нечего, – примирительно ответил Уилли. – Будем действовать через внучку.
– Я уже попытался. Дело только осложнилось. – Кристиан потер подбородок. Нужно надеяться, он справится и без Элизабет. Однако с ее помощью было бы куда как легче!
Неужели он просто ищет предлог, чтобы снова попытаться наладить с ней отношения? Кристиан нахмурился. Сегодняшняя встреча разожгла его желание видеться с ней, даже при том, что она ясно выразилась: никаких встреч наедине! Будет трудно найти возможность разговора с глазу на глаз, но, надо думать, он справится. Беда в другом. Сможет ли он достаточно сблизиться с ней, чтобы получить приглашение в Мессингейл-Хаус, несмотря на возникшие у нее подозрения? Кристиану вспомнилась улыбка, застывшая на ее губах, когда она уходила из музея. Он вздохнул:
– Неизвестно, смогу ли я завоевать доверие леди Элизабет.
– Почему же? – подозрительно спросил Ривс. – Что произошло между вами и леди Элизабет сегодня утром?
Кристиан пожал плечами:
– В данный момент она просто не желает иметь со мной ничего общего.
– Откуда вам известно?
– Она поняла, что меня интересует ее дед, а вовсе не она сама. – Кристиан рубанул воздух ладонью.
– Боже правый! – воскликнул Ривс с довольным видом. – Какая проницательная молодая леди!
– Женщины, – с отвращением произнес Уилли. – От них только несчастья.
Кристиан вскочил. Неожиданная мысль захватила его. Кажется, он знает, как сделать Элизабет своей помощнпцей.
– Я не окончательно отказался от мысли подружиться с леди Элизабет. Так или иначе, она мне поможет.
– Иначе – это как? – поинтересовался Ривс.
– Прекрасная леди Элизабет имеет причину остерегаться моего неудовольствия, ведь я знаю ее тайну! – Кристиан впервые за вечер улыбнулся. – Вам известно, что голосок у нее чисто музыка, журчит, как ручеек в летний полдень?
– Ну, если это ее тайна, то понятно, отчего ей вас бояться, – сухо заметил Ривс.
– Да, но ей не хотелось бы, чтобы об этом узнали другие. Заикание поражает ее исключительно на публике. Так она защищается от назойливого внимания поклонников.
– Если леди Элизабет догадалась, что вы хотите ею воспользоваться, не лучше ли просто сказать правду и попросить помощи?
– Вот те на! – воскликнул Уилли. – Я думал, ты на нашей стороне.
– Так и есть, – спокойно возразил Ривс. – Просто бывают случаи, когда честность – лучший способ достигнуть цели.
Кристиан помотал головой:
– Вы хотите, чтобы я рассказал леди Элизабет, что ее любимый дедушка виноват в смерти моей матери?
– Именно, милорд. Полагаю, она захочет помочь установить истину только для того, чтобы доказать, что вы ошибаетесь.
– Запомню ваш совет на случай, когда не останется ничего другого. – Кристиан сунул письмо в карман. – Пока что у меня есть другие идеи. Уилли, прочь с ковра. Мыться и спать. Возможно, ты мне скоро понадобишься. Ривс, пусть принесут горячей воды ко мне в комнату. Приму ванну, и отправимся смотреть портрет. Нужно знать, как выглядело это знаменитое ожерелье, чтобы не вышло ошибки.
– Очень хорошо, милорд. – Ривс наблюдал, как Уилли спрыгивает с салфетки, как огромная неуклюжая жаба. Салфетка и ковер вокруг нее были заляпаны грязью. – По-видимому, нам всем предстоит хлопотливый денек.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочный джентльмен - Хокинс Карен



Не оторваться!..
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренАлла
12.04.2011, 11.45





Sku4no;(
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренElena
29.11.2011, 9.40





Интересно !!! Это вторая книга , а первая " Ее властелин и повелитель ".
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренМари
19.07.2012, 17.24





Не плохо. 5050. Рекомендую
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренЛюбовь
24.03.2013, 23.04





ПРОЧИТАЛА ВСЕ КНИГИ АВТОРА. ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ.
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренВероника
24.08.2013, 14.14





Меня всегда поражает, как некие особы пытаются разбить чужую семью, увести чужого мужа и отца, осиротить детей, не думая ни о Боге, ни о черте, ни о возможности мести обманутой супруги ( зеленка на голову, кислота в лицо, убийство, магия и порча на семью, своих детей и внуков). Вот и в этом романе: муж только положил глаз на другую, а жена отомстила так, что и саму погубила, и ее сыновьям устроила муки детства. Еще раз убедилась в правильности своего жизненного принципа, который внушаю своей внучке: женатый мужчина - это мертвый мужчина. Не подходи к ним даже на пушечный выстрел.
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренВ.З.,66л,
23.06.2014, 12.44





Полностью поддержу мнение В.З.: нечего якшаться с женатыми мужчинами и приносить горе, прямо или косвенно, в другие семьи. Это все бумерангом вернется и ударит либо по первому, либо по второму поколению...
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренJane
27.07.2014, 21.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100