Читать онлайн Загадочный джентльмен, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочный джентльмен - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочный джентльмен - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочный джентльмен - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Загадочный джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Готовя одежду для джентльмена, необходимо выяснить, куда он собирается. На охоту и бал одеваются по-разному.
Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким
Человек не властен над своими снами, думала на следующее утро Бет. Само по себе это не так уж страшно. Ужасным, разочаровывающим оказалось пробуждение. Как будто вместо утки под мятным соусом на ужин получаешь холодную вязкую овсянку.
Бет сидела за туалетным столиком, рассеянно проводя по волосам тяжелой серебряной щеткой и окидывая затуманенным взором собственное отражение в зеркале. Ей не следует тайно видеться с лордом Уэстервиллом и уж точно нельзя отправляться на встречу без сопровождения компаньонки. Но… это же Британский музей, а не вертеп разврата, не игорный клуб или…
Она задумчиво оттопырила губу. Какие еще притоны, Кроме игорных, можно обнаружить по соседству? Разумеется, были дома, пользующиеся дурной славой, где обретались женщины известной репутации. А еще… Что же еще? Да не все ли равно! Уэстервиллу должно быть отлично известно, что подобные встречи тайком могут привести к последствиям. Серьезным. Например, таким, что единственным выходом станет брак.
Бет сморщила носик. Должно быть, ужасно – выходить замуж таким вот образом. «Брак на острие меча» – как в дурной пьесе. Разумеется, выйти замуж за такого, как Уэстервилл… Бет почувствовала, как по спине пробежала дрожь – словно мелкие иголочки впивались в позвоночник. Это меняет дело.
Она повернула голову, чтобы расчесать волосы с другого бока. Волосы цвета меда с вкраплением более светлых прядей, завивающиеся на кончиках. Они падали ей на колени. Очень •рискованно соглашаться на свидание с Уэстервиллом. Безрассудно. Глупо.
Она украдкой взглянула на часы, стоящие тут же, на туалетном столике. Еще нет и девяти. У нее уйма времени, если она надумает пойти, чего, разумеется, не будет.
Или все-таки решиться? Не в силах она отказаться от надежды, пусть и призрачной. Она может и отправиться в музей, если захочет. Даже зная, каковы могут быть последствия.
Нужно признать: ей хочется его видеть. И вовсе не там, где миллионы любопытных глаз станут следить за каждым их шагом. Ей нужно получить его в личное распоряжение. Может ли статься, что он дрожит и волнуется так же, как она? И главное – узнать, с чего это он так интересуется дедушкой. Что-то здесь нечисто, она могла поклясться. Ради дедушки, если не для себя самой, Бет должна узнать, к чему клонит прекрасный виконт Ведь вполне возможно, он вынашивает коварные планы. Его туманное прошлое вполне позволяет допустить такое.
Рука с серебряной щеткой застыла в неподвижности возле виска. Бет вспомнился сон, что пригрезился этой ночью. Смутный сон, тревожный! Вот Уэстервилл, он склоняется над ней, и она чувствует на губах его поцелуй. Почему она думает об этом мужчине, что в нем особенного? Конечно, он очень привлекателен, ошеломляюще красив. Бледно-зеленые глаза, черные волосы – бесовское сочетание, тут любая женщина вообразит себя влюбленной без памяти.
Но Бет не такова! Никаких романтических приключений – для этого у нее слишком практичный ум. Что касается виконта, она, конечно, отдает дань его потрясающей красоте, но ее влечет к нему нечто иное. Вызов. Волнение в крови. Ощущение опасности, мужской…
– Миледи?
Бет вздрогнула и резко повернулась. Анни стояла прямо у нее за спиной.
– Боже, как ты меня напугала!
Она прижала руку к груди, стараясь унять бешеный стук сердца.
– С чего бы это? Я уж давно пытаюсь вас дозваться, всю дорогу из гардеробной. Вам нехорошо?
– Что?
Анни красноречиво посмотрела на руку Бет, неподвижно застывшую у виска, в которой та все еще сжимала щетку для волос. Девушка положила щетку на столик.
– Все в порядке. Просто задумалась.
– По уши в мечтах, кажется. – Анни нахмурилась. – И сами оделись!
Бет слегка улыбнулась, уловив нотку неодобрения в голосе горничной.
– Ты ведь знаешь, я умею одеваться сама.
– Дело не в том, умеете вы или нет, а в том, нужно ли вам это делать. – Анни осмотрела хозяйку с ног до головы. – Я не ошиблась вчера. Мужчина! – Ее тон не допускал возражений.
Бет оглядела свое прогулочное платье из голубого муслина.
– Откуда ты знаешь? То есть, – осеклась она, – разумеется, нет никакого мужчины. Но с чего вдруг ты это взяла?
– Всего неделю назад вы говорили, что у этого платья слишком низкий вырез. Атеперь гляди-ка – вы его надели! Нет, точно тут замешан мужчина.
Бет грустно вздохнула:
– Не знаю даже, о чем ты говоришь. Анни взяла в руки щетку.
– Позвольте, я зачешу вам волосы наверх – на кого бы вы там ни охотились.
– Н и на кого я не охочусь!
По крайней мере если она и пойдет, то не для того же, что-. бы с ним флиртовать. Ей просто нужно выяснить намерения виконта. Чем больше она размышляла, тем сильнее убеждалась, что он ищет с ней встречи не только для того, чтобы наговорить кучу комплиментов. Кстати, это очень печально! Если бы он питал к ней искренний интерес, она, возможно, пересмотрела бы свой план. Но, как ни крути, она была уверена – виконт преследовал какие-то иные цели.
Бет, разумеется, льстило его внимание. Но не станет же она воображать, что он пал жертвой ее золотистых волос и прочих прелестей? Не столь уж Бет наивна.
Нет, ему нужно что-то еще. Если не ее состояние, тогда что же? Бет нахмурилась. Затем, поймав внимательный взгляд Анни в зеркале, презрительно фыркнула:
– Не нужен мне никакой мужчина. Если хочешь знать, я отбываю на поиски великой истины!
Анни заплела косы хозяйки, уложила их в аккуратный узел на затылке и приколола сбоку розу из синего шелка.
– Если вы не охотитесь на мужчину, значит, мужчина участвует в вашей затее – уж не знаю какой.
Горничная сделала шаг назад, чтобы окинуть восхищенным взглядом дело рук своих.
– Ничего тут нет такого – бегать за мужчиной. Я сама так делала – раз или два. Мой второй муж, Клайд Дарроу, был уж слишком робок. Мне пришлось чуть ли не повиснуть у него на шее, пока он не осмелился на меня взглянуть. – Анни пригладила свои рыжие кудри. – Но уж стоило ему меня разглядеть, как он пошел в наступление – и не останавливался.
– Да, сразу видно настоящую любовь!
– Ох, да никакая это была не любовь. Страсть да похоть и немного нежности. Но я ужасно тосковала, когда он умер. – Анни замолчала, глядя в потолок, припоминая. – Умер от лихорадки, вот так.
– Кажется, ты говорила, что он свалился с крыши, когда хотел приладить на место черепицу.
– Так это мой первый муж, Питер Пул.
– Ах, извини.
– Не забивайте себе голову. Я сама их путаю. Нет, Клайда свалила лихорадка после петушиных боев в Стаффорде. Вообразите, этот дурак поставил на петуха, которого звали Неудачник! – Анни презрительно скривилась. – Все равно что броситься под колеса кареты, лишь бы посмеяться над судьбой.
– Ты его любила?
– Нет. Сначала нет. Потом, конечно, привязалась к нему. Но не больше.
– Тогда зачем было выходить за него замуж? Анни удивилась:
– Так я была вдовой, разве нет? А он был свободен, неплохо зарабатывал, и некому было стряпать ему ужин и согревать для него постель. И мы нравилисьдруг другу ко всему прочему.
– Разве этого достаточно? Просто… нравиться?
– Зависит от того, связывает ли вас еще кое-что. – Анни хитро подмигнула.
– Я всегда полагала, что без любви удачный брак невозможен. По крайней мере так втолковывал мне дедушка.
– А ваш батюшка? Он-то что говорил?
– Я была совсем девочкой, когда он умер. Все, что я помню. Это как он старался прочитать все до единой книги в дедушкиной библиотеке. А еще… он неважно себя чувствовал несколько лет перед смертью.
Не только нездоров, но и несчастен, вот как все было, хотя он старался не подавать виду. А Шарлотта… Бет помнила, что мачеха частенько выходила к обеду с заплаканными глазами. Казалось, ее постоянно что-то угнетает. Бет гадала, не вышло ли у нее разлада в отношениях с отцом. Тогда многое бы встало на свои места.
Однажды она даже отважилась спросить об этом деда. Тот ответил, что отец все еще любит мать Бет и ему не стоило так поспешно искать ей замену. И уж тем более для этого не годилась недалекая простушка Шарлотта. Бет коробило дедушкино мнение насчет мачехи, хотя иногда она думала, что он прав. Отец просто умирал от одиночества, вот и женился на особе, которая пришлась не ко двору в доме Мессингейлов.
– Любовь там или нет, но можно многое сказать в пользу брака, – веско заметила Анни.
– Что, к примеру?
Мужчина дает свое имя детям.
– Знаю, знаю! Это мне понятно. А кроме этого?
Анни решительно опустила щетку на туалетный столик.
– Вы не понимаете, зачем люди женятся? Так ведь им велел сам Господь Бог!
– Без любви?
– Любовь придет, а может, и нет. Все равно, если он достойный муж, а вы хорошая жена, вам вместе будет неплохо. Стерпится – слюбится.
Не очень обнадеживающе, подумала Бет. Стерпится! Совсем не так хотелось ей прожить жизнь. Хотя… Чего бы она желала получить от жизни? Она не знала. Но уж точно не это.
Анни фыркнула:
– Сколько раз выходила замуж, а любила сама лишь однажды. Когда повстречала своего третьего мужа, Оливера Макоуана. Вот это была любовь!
– Не он ли умер, когда пас свиней и они его съели?
– Нет-нет. Все было не так. Свиньи ни при чем. Оливер съел несвежую колбасу, вот что его погубило. Не дай кому Бог так помереть, скажу я вам.
– Даже не могу представить, что такое случается. – Бет размышляла, как бы это было – жить замужем за Уэстервиллом? Конечно, у них была бы страсть. Ее в дрожь бросало каждый раз, когда виконт оказывался рядом. Наверняка он чувствует то же самое! Но что еще? Возможно, у них похожее чувство юмора. Вчера она это заметила. А больше ничего.
Вот еще причина, чтобы провести с ним часок, решила Бет. Просто доказать самой себе, что он не из тех мужчин, за кого следует выходить замуж. Она улыбнулась. Какая чепуха! Ей и без того известно, что смуглый и опасный виконт Уэстервилл не годится в мужья. Зато он почему-то интересуется дедушкой.
Часы пробили четверть. Бет взглянула на часы. Если она пойдет на встречу, рискует репутацией. Останется дома – никогда не узнает, не затевает ли Уэстервилл что-то против дедушки.
Она посмотрела на горничную:
– Анни, схожу-ка я сегодня в музей.
– В музей? Опять? Вы были там неделю назад.
– Там новая выставка.
Анни покачала головой:
– Не пойму, что вы находите в том, чтобы глазеть на вещи, хозяева которых умерли давным-давно. Но вам, кажется, это очень нравится.
– Я люблю бывать в музее.
– Тогда бегом отсюда. – Анни принялась расставлять флакончики на туалетном столике. – И не забывайте почаще улыбаться. Мужчинам нравятся белые зубки.
– Разве я сказала, что меня ждет мужчина? Я просто иду в музей. – Бет встала. – Но раз уж мы заговорили о таких вещах, как ты узнаёшь, что влюбилась?
Анни пренебрежительно фыркнула, раскрывая дверцы гардероба, чтобы достать ротонду цвета мяты.
– Проше простого, миледи! Если вам кажется, что вас лихорадит, а жара нет, значит – вот она, любовь.
– Это похоже на лихорадку? – Бет накинула на плечи ротонду. – Каждый раз так?
– Чаще всего. Помилуй Бог. Какой ужас!
– Неудивительно, что люди так боятся любви. – Бет отворила дверь. – Скоро вернусь. Пожалуйста, приготовь платье для визитов – голубое с кремовым. Сегодня мне нужно навестить леди Чадроу.
– Слушаюсь, миледи.
Бет вышла в смятенных чувствах. Сегодняшняя встреча с виконтом будет первой и последней. Одно свидание не такой уж большой риск быть соблазненной.
Она быстро сбежала по лестнице к ожидавшей карете. День выдался хмурый, облачный. Резкий ветер развевал ее подол, закручивая складками вокруг лодыжек. Бет поежилась, плотнее запахивая ротонду.
– Миледи? – спросил слуга, распахивая перед ней дверцу кареты.
– В Британский музей.
– Отлично, мадам.
Скоро карета покатила по оживленным улицам Лондона. Еще не пробило и десяти часов, когда они подъехали к музею. Кучер пришел в некоторое замешательство, когда понял, что хозяйку никто не встречает. Бет пришлось сказать ему, что друзья ждут ее внутри. Никто не станет топтаться у входа в такой дождливый день.
Такое объяснение кучера устроило. Карета умчалась. Бет побежала вверх по широким мраморным ступеням Британского музея. Каблучки ее полусапожек отбивали веселую дробь. Она толкнула огромную тяжелую дверь и вошла внутрь. Служитель встал ей навстречу, чтобы принять ротонду, но Бет покачала головой. В музее было довольно прохладно, и ей вовсе не хотелось дрожать от холода следующие полчаса. Кроме того так она чувствовала себя уверенней, под защитой еще одного слоя одежды.
Она купила входной билет, взяла у служащего путеводитель и направилась в первый зал. Там в стеклянных витринах были выставлены изысканные, пестрящие яркими красками китайские веера, и вокруг уже собралась небольшая толпа восхищенных зрителей.
Бет задержалась возле витрин, притворяясь, что ей интересно. Замирая от страха, она гадала, когда приедет виконт и что он скажет. На нее вдруг нахлынули образы из сегодняшнего сна, живые и волнующие.
Она почувствовала, как тело немедленно откликается на зов воображения. Стеснило в груди, по коже побежали мурашки, от живота вниз к коленям прокатилась сладкая волна.
– Прекрати немедленно! – приказала себе Бет. Она заметила, что рядом стоит пожилая дама и недоуменно ее разглядывает. Щеки Бет заполыхали. Ей нужно следить за собой, иначе ее примут за сумасшедшую.
– Я говорю, какое чудо!
Дама кивнула в ответ.
Бет указала на веер в витрине:
– Красный веер. Просто поразительный.
Она старалась четко проговаривать каждый слог. Женщина вздохнула с явным облегчением:
– Мне показалось, вы хотите что-то купить. – Она добродушно улыбнулась. – Покупки – мое слабое место. Всегда готова поговорить об этом, если представится случай.
Бет хмыкнула:
– Только не я! Простите, что загородила вам обзор. Женщина пожала плечами:
– Ничего страшного! Простоя…
Вдруг она стала во все глаза смотреть на что-то за спиной Бет. Раскрыла изумленно рот и замерла, пока ее спутник – пожилой мужчина, который заметно расстроился, когда понял, куда она смотрит – не подхватил даму под локоток, увлекая в другую часть зала.
Уэстервилл! Конечно, это был он. Проклятие, угораздило же ее увлечься мужчиной с наружностью падшего ангела. Любая женщина, завидев его, застывает на месте с широко раскрытыми глазами. Как неприятно. Значит, она все-таки сошла сума. Просто безумие прийти сюда, глупо надеясь выведать что-то у человека, которого едва знает.
Нужно поскорее убраться восвояси. Так поступила бы любая разумная женщина. Уйти не оборачиваясь. Потом, в безопасности собственного дома, написать изящную записку, чтобы покончить с этим делом раз и навсегда. Разумеется, ей ни за что не узнать, что он задумал насчет дедушки. Вряд ли виконт ответит откровенностью на ее приказной тон. Зато она наверняка уронит себя в его глазах.
Как странно! Стоило ей подумать, что она больше его не увидит, и вот пожалуйста. Не то чтобы это было чувство непоправимой утраты – она слишком мало знала этого мужчину. Просто ей стало тоскливо. Как будто нашла что-то особенное, а потом потеряла.
Она чувствовала его взгляд между лопаток. Он приближался. Бет притворилась, что увлеченно читает путеводитель. Склонив к книге голову, она удивлялась странному ощущению – словно крошечные серебряные иголочки впивались в кожу рук и спины.
Девушка замерла в ожидании. Ей нужно было совладать собой и, что еще хуже, не забыть заикаться, хотя бы чуть-чуть. Бет облизнула губы, расправила плечи, стараясь не обращать внимания на отчаянный стук сердца.
Смешно – так волноваться из-за того, что он здесь! Напрасная трата времени.
Бет почувствовала, как сильная рука сжала ее локоть, и ей сразу стало жарко. В ушах зазвенело, ресницы растерянно запорхали.
– Вот вы где! – Глубокий голос звучал как музыка. – Я вас искал.
Бет судорожно вздохнула, тщетно пытаясь взять себя в руки.
– В-вот как?
Она осторожно дернула локтем, пытаясь освободиться. Виконт разжал руку, и ее локоть скользнул по длинным пальцам Движение вышло таким ласкающим и неторопливым…
– Я не был уверен, что вы придете.
Собравшись с духом, девушка повернулась к нему и радости улыбнулась, стараясь, однако, избегать смотреть ему в глаза.
– К-конечно, я п-пришла. Я вс-сегд-да п-принимаю вызов, как вам известно.
Уэстервилл усмехнулся, губы сложились в забавную гримасу. Он выглядел именно так, как и ожидалось, за исключением одного – казался слегка потрепанным, глаза блестели ярче обычного, под ними залегли тени, волосы взъерошены, как будто…
И на нем все еще был вечерний костюм.
– Вы… вы с прошлого вечера еще не были дома?
Он сверкнул белозубой улыбкой:
– А вы очень наблюдательная девица.
Лицо его выглядело усталым – резче проступали складки, глаза казались запавшими.
И этот нахал даже не пытался сделать вид, что смутился! Бет прижала ладони к бедрам, охваченная негодованием. Она больше не трепетала перед ним.
– Милорд…
– Кристиан.
– Милорд, – упрямо повторила Бет, – не понимаю, почему согласилась встретиться здесь с вами.
– Зато я понимаю.
Какая самоуверенность! Бет не сразу смогла откликнуться:
– Почему же?
– Потому что вы любопытны.
– Да, – согласилась она. – Это так. – Она храбро посмотрела ему прямо в глаза. – Зачем вы расспрашивали про дедушку?
Повисло тягостное молчание. Потом виконт небрежно прислонился плечом к стене, сунул руки в карманы. Она-то думала он начнет все отрицать, изворачиваться, делать вид, что вес вышло случайно. Бет была готова к уверткам, обману. Но не к тому, что он воззрится прямо на ее рот и скажет:
– У вас очень необычная манера заикаться.
Бет сжала зубы, пальцы стиснули никчемный путеводитель. Опять она забыла про это глупое заикание! Вот черт.
– Н-необ-бычное? П-почему?
Кристиан смотрел на пылающие щеки и откровенно забавлялся.
– Странно. То оно есть, то нет.
Элизабет прикусила губу, сжав руки в кулаки. Он мог бы поклясться, что она злится на себя – снова забыла про заикание! В то же время ей стыдно, что он вот так прямо спросил. Кристиан вовсе не собирался ее смущать, хоть и решил накануне, что ее заикание – притворство, часть плана. Может быть, она просто хотела избавиться от толпы недоумков, что докучали ей в парке. Будь он на ее месте, еще бы не то выкинул.
Но теперь, когда она смотрела ему прямо в лицо и спрашивала, что любопытного находит он в ее дедушке, добрые намерения Кристиана улетучились. Неужели его истинный интерес был столь очевиден? Вряд ли, он старался не выдавать себя. Значит, он имеет дело с очень умной и проницательной женщиной. Он шагнул вперед, чуть не коснувшись ее плечом.
– Прошу вас, не стесняйтесь. Я нахожу вашу манеру заикаться очень привлекательной.
Ее раздражение сменилось удивлением:
– Привлекательной?
– Очень. – Он взял ладонь Бет и положил себе на сгиб локтя. Затем повел ее из выставочного зала в боковой коридор. Остановившись у двери в следующий зал, Кристиан заглянул внутрь – там было слишком много народу. Взял у Бет скомканный путеводитель, пролистал. – Вас интересует искусство этрусков?
– Что? Меня? Не думаю.
– Отлично. Меня тоже. Более того, сомневаюсь, что кому-нибудь из этих зевак такое интересно.
Кристиан сунул путеводитель себе в карман и повел девушку к двери в последний зал.
– Куда мы идем?
– Увидите.
Открыв дверь, он заглянул внутрь и кивнул с довольным видом:
– Ага! Именно это я и предполагал. Отлично.
Она задержалась в дверях, осматриваясь. Потом рывком освободила руку.
– Здесь нет ни души!
– А вы хотели бы обнаружить здесь толпу зрителей? – Кристиан встал возле стены, скрестив на груди руки. Мягкий свет проникал в окно, зажигая огнем золотистые волосы девушки. – У вас назначена с кем-то встреча?
Она прикусила губу и взглянула на дверь, потом настоящего перед ней мужчину. Кристиан мог лишь догадываться, в каком смятении ее мысли, как она борется сама с собой. Ясно, он сумел возбудить в ней любопытство к собственной персоне. Но и об осторожности она не забывала.
Бет вздохнула:
– Мне следовало догадаться раньше, что все выйдет именно так. Нужно было взять с собой компаньонку.
– Почему? – спросил он удивленно. – Боитесь, что я стану вас соблазнять?
Удивительно, но Бет совсем не смутилась. Она послала ему сердитый взгляд, а потом холодно сказала:
– Ни в чем нельзя быть уверенной, находясь в вашем обществе. Вы любите… делать намеки.
– Намеки?
– Именно, – ответила она сурово. – Насчет всяких таких вещей. Например, о нас. Не делайте вид, что не сообразили, о чем я. Уверена, вы отлично все понимаете.
Кристиан невесело рассмеялся. Он провел ночь в игорном салоне в южной части города. Играл, флиртовал с девицами, не переставая пил. Делал все, чтобы не думать о назначенной встрече. Ничего не вышло! Синие чернила на игральных картах напоминали о лентах ее шляпки. Теплый коричневый цвет пива наводил на мысль о светло-карих глазах. Одна вдовушка пыталась увести его с собой наверх, но – при всех своих уловках и соблазнительных ужимках – она показалась ему пресной и уродливой. Куда ей было до Элизабет! Так что его попытка сбежать от себя самого обернулась чередой бесконечных воспоминаний.
Его неудержимо влекло к ней, и он жалел, что вынужден ее использовать. Он искренне ею восхищался, даже слишком откровенно. Прошлой ночью, после ужина за полночь в клубе «Уайте», он так и не смог заснуть, ворочаясь в постели с боку на бок. Стоило закрыть глаза – и ему виделось лицо Элизабет. Смотрит искоса, на губах многообещающая улыбка, в карих глазах – вызов.
Непохоже это было на Кристиана – терять сон из-за чего бы то ни было. Ребенком, бывало, он мог не спать всю ночь, охваченный переживаниями. Вот до чего довел его Ривс со своими укорами насчет совращения невинных девиц. Сон бежал от него. Промучившись таким образом час, Кристиан встал, оделся и вышел из дома. Чтобы избавиться от назойливых видений, он отправился в ближайший игорный притон, где и провел время до рассвета, швыряя на стол монеты и притупляя ум спиртным. Видения поблекли, потеряли четкость. И вот теперь, подогретый выпитым накануне бренди, Кристиан стоял прямо перед Элизабет. Его всегда удивляло, какая же она маленькая – макушка золотистой головки едва достает до его плеча. Кристиану почему-то всегда казалось, что она выше ростом, чем на самом деле. Элизабет недоуменно вскинула брови, но не отступила.
Он дотронулся пальцем до кружев на ее плече, обвел коп-тур вышитой на ротонде королевской лилии.
– Ваше очаровательное заикание не дает мне покоя. Полагаю, это всего лишь хитрость, чтобы отпугнуть тех шакалов, что были готовы вцепиться в вашу юбку вчера в парке.
Лицо Элизабет застыло на мгновение, а потом она густо покраснела.
– Я же не все время заикаюсь.
– О, прошу вас, не оправдывайтесь. Мне очень приятно, когда вы заикаетесь.
– Разве это может нравиться?
– Да, я обожаю вашу манеру заикаться, потому что тогда ваши губы так мило двигаются, выговаривая слова. И это очень соблазнительно. Так и хочется успокоить ваши бедные губки поцелуем. – Кристиан улыбнулся.
– Вам кажется, что мое заикание взывает к поцелую? Хорошо, что меня не тошнит. А то бы вы решили, что я таким образом приглашаю вас к себе в постель.
Откинув назад голову, Кристиан от души рассмеялся.
– Думаю, вы не способны ни на то, ни на другое. – Его пальцы приподняли ее подбородок. – Если хотите знать, я готов спорить на все мое состояние, что вы заикаетесь не больше моего.
– Да кто вы такой, чтобы…
Девушка внезапно замолчала, недоуменно хмуря лоб. Долгую минуту она смотрела ему прямо в глаза, а потом вздохнула, обреченно махнув рукой.
– Да пропади оно пропадом. Вы правы, разумеется. Я не заикаюсь. Просто мне надоели дураки, что пытаются за мной ухаживать. Ведь дедушка мог бы… – Она осеклась, глаза ее внезапно сузились.
– Что дедушка?
– Ничего.
Когда-то Кристиану казалось, что карий цвет глаз выдает мягкую и женственную натуру. Но здесь все было как-то иначе. В искрящихся глазах леди Элизабет читались ласка и яростная решимость, несгибаемая воля и гнев – восхитительное сочетание.
Он ухмыльнулся, довольный собой:
– Значит, прекрасная леди Элизабет отпугивает поклонников – на нее время от времени находит заикание?
– Лорд Уэстервилл, какая вам забота, что я делаю, а чего нет?
– Прошу, отметьте разницу, – мягко сказал он и провел ладонью по нежной коже ее щеки, – Меня как раз очень беспокоит, что вы делаете. Просто исключительно!
Так оно и было. В руках стоящей перед ним женщины ключ ко всему: к его прошлому – это уж наверняка, и, может быть, к будущему. Они крепко связаны друг с другом – столь прочные узы не соединяли его ни с одной женщиной из всех, кого он знал. Должно быть, Элизабет прочитала что-то по его лицу, потому что глаза ее стали как щелки и она слегка отпрянула:
– Почему вы так на меня смотрите?
Локон упал ей на ухо, и он погладил его. Мягкие как шелк волосы, казалось, так и ждут, что их освободят от шпилек.
– Мне важно все, что вы делаете, потому что вы – это вы. Она повернула голову, приладила на место выбившийся из прически шелковистый завиток, не сводя с него пристального взгляда.
– И кто же я? Вы имеете в виду – внучка герцога Мессингейла? Уэстервилл, пора объясниться. Что за интерес вы питаете к моему деду?
Кристиан заставил себя улыбнуться.
– Просто я старался быть вежливым, расспрашивая и о ваших ближайших родственниках тоже.
– Не верю. – Она не сводила с него глаз. Потом улыбнулась – лишь уголком губ. – Вчера вы просто загорались, как свечка, каждый раз, когда упоминалось имя дедушки.
Вот черт, она слишком сообразительна! Что же ему сказать в оправдание?
Элизабет надменно поджала губы.
– Уверена, вы преследуете меня вовсе не оттого, что безумно влюблены. Не тот вы человек, чтобы предаваться романтическим увлечениям. Да и я для этого не гожусь.
Она была права. Будь на месте Элизабет другая женщина он немедленно объявил бы себя влюбленным. Женщины падки на подобные признания и верят им безоговорочно, как бы глупо они ни звучали.
Но Элизабет сделана из другого теста. Романтические бредни вряд ли произведут на нее впечатление, а жаль. Ему бы это сейчас пришлось кстати, он достаточно выпил накануне. И Бет так близко, что у него кружится голова. Тем сильнее, что он и пил-то для того, чтобы заполнить бессонную ночь. Эта ночь открыла ему правду, которую ему вовсе не хотелось признавать.
Он поклонился, загадочно улыбнувшись:
– Что бы я ни делал, не стану обременять ни вас, ни себя романтическими бреднями, как точно вы изволили заметить.
– Благодарю, – сказала Элизабет и направилась к ближайшей витрине.
Там красовалось множество маленьких фигурок, которые она принялась рассматривать с напускным интересом. На губах девушки блуждала улыбка, и ему вдруг стало не по себе. Вдруг Элизабет повернулась и пристально посмотрела ему в лицо.
– Я собираюсь выяснить так или иначе, почему вы интересуетесь дедушкой.
У него не было причин усомниться в ее искренности.
– Вот как?
– Именно, – сказала она твердо и вновь отвернулась к витрине.
Кристиан подошел и встал рядом, опираясь рукой на стеклянный ящик. Смотрел он, впрочем, не на выставку – его больше интересовал обнажившийся затылок ее склоненной головки.
– И как же вы собираетесь раскрыть мой секрет? Если он у меня есть, конечно…
Она взглянула на него снизу вверх, взмахнув ресницами.
– Логическим путем. Совершенно ясно, вы человек достаточно искушенный и вряд ли стали бы просто так заигрывать с женщиной, которую привезли на рынок невест.
Он вскинул брови:
– Вас?
– Не делайте вид, что не понимаете. Дедушка на весь свет объявил, что я его наследница, которой он подыскивает мужа.
Она облокотилась на витрину и посмотрела ему в лицо. Теперь они стояли, как зеркальные отображения друг друга.
– Позвольте объяснить, что меня тревожит, – предложила Бет. – Во-первых, вы передали записку, где самым недвусмысленным образом даете понять, что преследуете меня.
Кристиан слегка подался вперед. У нее были такие чувственные губы! Полные, розовые, чуть приподнятые в уголках рта.
– Продолжайте.
– Во-вторых, я вас привлекаю вовсе не из романтических соображений. Вы, милорд, не из таких мужчин.
Какого чудесного, волнующего оттенка были ее волосы! Он улыбнулся, вспоминая, как локон струился меж его пальцев.
– Элизабет, я нахожу вас просто прелестной. Не стану этого отрицать.
– Да, но я ни в кого не влюблена и ищу мужа. В подобных обстоятельствах вы должны были бы избегать знакомства со мной.
Проклятие, как верно она его оценила! Не следует, однако, укреплять ее в мысли, что она права.
– Возможно… – Он медленно осмотрел ее с ног до головы. – Возможно, вы ошибаетесь.
– И, в-третьих, – упрямо продолжала она, – вам, кажется, совсем безразлично мое приданое.
– Вы правы. У меня есть собственные средства, любовь моя. Ваши мне ни к чему. – Кристиан пожал плечами. – Отец сделал одолжение, не оставив завещания. Мы с братом сильно выиграли от этого!
Брови Элизабет поползли вверх.
– Но ваш брат унаследовал герцогский титул, разве не так?
– Да. А я стал виконтом. Для этого, однако, отцу пришлось подделать запись в церковных книгах о заключении много лет назад брака с моей матерью.
Элизабет не верила своим ушам.
– Подделал? Вы шутите, Уэстервилл?
– Какие шутки? – Кристиан покачал головой. – Я незаконнорожденный, хоть и с титулом и при деньгах. Мой отец покойный герцог Рочестер, пытался узаконить мое положение пусть даже столь жалким способом. И всем об этом известно. Впрочем, не важно.
– Не укладывается в голове – вы так открыто в этом признаетесь! Наверняка есть родственники, которые могли бы предъявить свои права, если вы говорите правду. Те, кто претендует на титул и деньги.
– Тогда им придется выдержать не одну битву с адвокатами. У этих служителей закона такие большие пуговицы! Шнурки с наконечниками на рубашках! У них дома целые своры тявкающих шавок! – Он притворно поежился. – Лично я не рискнул бы. Уж лучше съесть сырую улитку.
Бет усмехнулась:
– Просто стадо агнцев Божьих, как я понимаю?
– Большинство из них бездельники. – Он улыбнулся в ответ. – Моему отцу было наплевать, что он плохой отец, но следовать моде для него было делом святым.
– Сожалею.
Кристиан пожал плечами:
– Когда ему понадобились доверенные люди, надежные советчики, чтобы управлять имуществом и помогать пропавшим сыновьям, он, разумеется, выбрал тех, кто годами критиковал фасоны его галстуков. Как же иначе?
Бет склонила голову набок и задумчиво проговорила:
– Похоже, вам обидно.
– Мне? – Кристиан беспечно махнул рукой. – Рочестер был одержим по части моды, и это считалось делом более важным, чем родительский долг. Впрочем, не беда. Я знал его мало, но могу сказать: вряд ли бы он был хорошим отцом. Но вот что он позволил матери умереть в темнице, брошенной туда по ложному обвинению… – Кристиан закусил губу. – Вот этого я не могу ни простить, ни забыть.
– Я бы тоже не смогла.
– Чтобы вы не думали, что отец был совершеннейшей посредственностью, я скажу, что отдаю должное его качествам делового человека. Вряд ли кто мог с ним сравниться. При нем наши имения процветали.
– Таков и мой дедушка.
Кристиан грустно улыбнулся:
– На этом их сходство заканчивается – оба отличные управляющие. Когда я просматривал отцовские приходно-расходные книги, меня поразило, сколько времени он посвящал хозяйственным заботам, чтобы добиться нынешнего благосостояния нашего семейства.
– Судя по вашим словам, вы как будто даже немного восхищаетесь им.
– Это слишком сильно сказано. Просто я уважаю его деловую хватку. Всегда можно многому поучиться у того, кто сумел добиться успеха, кем бы он ни был.
– Все это очень интересно, Уэстервилл. – Бет проницательно посмотрела ему в лицо, так внимательно и спокойно, что он даже удивился. – Но мы говорим о другом. Чего вы на самом деле добиваетесь от меня? Чем вас так заинтересовал мой дед?
Кристиан любовался гордой линией ее щек, маленьким, дерзко вскинутым подбородком, изгибом ее ресниц, а затем скользнул взглядом ниже, где тонкая ткань платья обтягивала округлую грудь. Много лет скакал он на Верзиле Тоби, заводя романы с женщинами, у которых забирал драгоценности. Но f таких, как Бет, не встречал!
Не испорченная богатством, лишенная жеманства девицы на выданье. От этой женщины исходило сияние свежести, как от кровати, застеленной только что выстиранным бельем, все еще хранившим тепло утюга. Когда он смотрел на нее, у него возникало такое чувство… словно возвращаешься домой и одновременно покидаешь дом навстречу восхитительным приключениям.
Он протянул руку и приложил ладонь к ее щеке, проведя большим пальцем по теплой коже.
– Готов признаться, но лишь в одном, и только в одном Вы прекрасны.
Она схватила его запястье, удержав руку, готовую приласкать ее волосы.
– Уэстервилл, вы не ответили на мой вопрос. Кристиан едва сдержал вздох отчаяния и разочарования. Не мог он ей ответить. Это значило бы выдать себя. В то же время его молчание лишь раззадоривало ее любопытство. Положение не из легких. Что ему оставалось делать? Только одно – поцеловать ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочный джентльмен - Хокинс Карен



Не оторваться!..
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренАлла
12.04.2011, 11.45





Sku4no;(
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренElena
29.11.2011, 9.40





Интересно !!! Это вторая книга , а первая " Ее властелин и повелитель ".
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренМари
19.07.2012, 17.24





Не плохо. 5050. Рекомендую
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренЛюбовь
24.03.2013, 23.04





ПРОЧИТАЛА ВСЕ КНИГИ АВТОРА. ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ.
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренВероника
24.08.2013, 14.14





Меня всегда поражает, как некие особы пытаются разбить чужую семью, увести чужого мужа и отца, осиротить детей, не думая ни о Боге, ни о черте, ни о возможности мести обманутой супруги ( зеленка на голову, кислота в лицо, убийство, магия и порча на семью, своих детей и внуков). Вот и в этом романе: муж только положил глаз на другую, а жена отомстила так, что и саму погубила, и ее сыновьям устроила муки детства. Еще раз убедилась в правильности своего жизненного принципа, который внушаю своей внучке: женатый мужчина - это мертвый мужчина. Не подходи к ним даже на пушечный выстрел.
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренВ.З.,66л,
23.06.2014, 12.44





Полностью поддержу мнение В.З.: нечего якшаться с женатыми мужчинами и приносить горе, прямо или косвенно, в другие семьи. Это все бумерангом вернется и ударит либо по первому, либо по второму поколению...
Загадочный джентльмен - Хокинс КаренJane
27.07.2014, 21.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100