Читать онлайн Ты лишила меня сна, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты лишила меня сна - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 104)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты лишила меня сна - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты лишила меня сна - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Ты лишила меня сна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Нет ничего, что неподвластно любви.
Старая Нора — своим трем любимым внучкам холодным зимним вечером

— Ты так и сказал ему? — спросила София, с возмущением глядя на мужа.
Дугал вздохнул. Всего минуту назад она источала улыбки и восторг по поводу того, что вернулась туда, где ей и следовало быть, — в его объятия.
Теперь же она уже не сидела, уютно расположившись у него на коленях, а стояла перед ним, уперев руки в бока, а ее синие глаза сверкали гневом.
— София, любовь моя, я вовсе не хотел, чтобы это прозвучало именно так…
София рубанула воздух рукой:
— Постой! Ты «нечаянно» сказал своему брату, что наилучший способ обеспечить счастье с молодой женой — это обращаться с ней как с лошадью?
Изложенный подобным образом, его совет и в самом деле звучал чудовищно.
Взгляд Софии приковал его к месту:
— И это было лучшее, что ты мог ему посоветовать?
— Ну, я не подумал, как это может прозвучать.
— А как насчет того, чтобы сказать Хью, что счастливая жена означает счастливый дом?
— Ты права, разумеется.
— Или что он должен потратить время на то, чтобы узнать ее получше, потому что обстоятельства столь неожиданно столкнули их?
— Это было бы хорошей мыслью…
— Или что ему следует позаботиться о том, чтобы ей было уютно в его доме, а иначе она будет чувствовать себя чужой? — Глаза Софии пылали огнем: — А о чем ты вообще думал? У тебя, мой друг, большое самомнение. Но человек ты на самом деле невежественный.
Шотландский акцент Софии усилился, а это было верным признаком того, что Дугал оказался в беде. Он широко развел руками:
— София, как только я это произнес, понял, что совершил ошибку. Но мне показалось, что Хью понравился мой совет. Потому, возможно, это и принесло определенную пользу.
— Ты навещал их в последнее время?
Дугал заерзал на стуле, размышляя о вполне довольном виде Хью в последние дни.
— Да, хотя порой трудно понять, как себя чувствует человек.
— Да ничего трудного в этом нет. Выглядят ли счастливыми Хью и его жена? Улыбаются ли друг другу? Держатся ли за руки?
— Ну, он часто на нее смотрит…
— И что бы это могло значить?
— Что он ею интересуется.
— Ну, это естественно! Он ведь на ней женился! Не так ли?
— Он был вынужден это сделать. Так сложились обстоятельства. А ведь Хью не собирался идти под венец.
— Как благородно с его стороны! — усмехнулась София. — Значит, он венчается с ней, привозит к себе в дом и начинает дрессировать, как своих лошадей. Прикажи заложить карету — мы сейчас же отправляемся к ним.
— Но Хью ведь обещал заехать за девочками чуть позже…
— Мы выезжаем немедленно. Вместе мы попытаемся исправить тот вред, что нанесла им твоя бесценная мудрость.
София собралась уже выйти, но Дугал оказался проворнее. Он подался вперед и схватил ее за талию, повернул к себе и снова усадил на колени. И удерживал в этом положении, хотя она казалась неподвижной и неподатливой.
— София, я не собирался навредить им.
— Но как у тебя язык повернулся давать подобные советы?
— Ты же знаешь, как он относится к своим лошадям — трепетно и нежно. Вот я и подумал, что такие чувства следует проявить и к жене, чтобы стать хорошим…
— Наездником?
— Я хотел сказать «мужем». — Дугал вздохнул: — София, я признаю, что выразился неудачно. Я только хотел ему сказать, что если он будет терпеливым и станет проводить с ней много времени, как он это делает со своими чертовыми лошадьми, тогда, возможно, ему удастся создать хорошие отношения в семье. Я понимаю, что наломал дров, но ведь я желал ему такого же счастья, какое обрел с тобой.
Выражение лица Софии отчасти смягчилось:
— Ты очень находчивый человек.
— И вдобавок самый счастливый, — ответил он, наслаждаясь тем, что она находится в его объятиях. Господи! Как ему недоставало ее! — Он захватил один из ее золотых локонов и пропустил сквозь него пальцы по всей его шелковистой длине. — О, София, — сказал он тихо. — Мне жаль, что я рассердил тебя, но я ужасно скучал…
Она фыркнула.
Он скрыл улыбку и поцеловал ее в щеку, добавив шепотом:
— Я только хотел, чтобы Хью нашел то, что смогли найти мы. Ты, Софи, — весь мир для меня.
Ее густые ресницы мягко прикрылись, и тело стало более податливым в его объятиях.
— Мы ведь счастливы? Правда?
Он снова поцеловал ее в кремовую щеку.
— Больше, чем я мог себе вообразить. Согласна? — Он прижался лицом к ее шее. — Я так скучал по тебе.
Она вздрогнула и, прильнув к нему, положила голову ему на плечо, и ее светлые волосы защекотали его шею.
— Я тоже по тебе скучала. Сожалею, что задержалась так надолго, но путешествие оказалось слишком тяжелым для бедного отца.
— Рад, что ему теперь лучше.
Он крепче сжал ее в объятиях.
На мгновение София замолчала, потом вздохнула и выпрямилась:
— Мне жаль, что я так вспылила и набросилась на тебя, но ты дал глупейший совет своему брату.
— Я это понял, как только произнес эти слова. Если бы ты была рядом, ты бы точно знала, что следует говорить в таких случаях, но тебя не было, а из меня советчик оказался никудышный.
Лицо ее приняло задумчивое выражение:
— Какие же у них отношения сейчас?
— Он гораздо больше захвачен чувством к ней, чем сознает. И похоже, с каждым днем все больше к ней привязывается. — Дугал помрачнел: — Но он опасается стать ближе к ней, сказать ей о своей любви. Ведь это очень обязывает. Согласись. А если им придется расстаться, как он первое время предполагал? Видимо, он опасается причинить тем самым боль и себе, и девочкам.
— Конечно. Он столько труда положил на то, чтобы защитить их от беспутной матери, что предпочел бы запереть в четырех стенах.
Дугал поцеловал ее ладонь:
— И это напоминает кое-кого хорошо мне известного.
— Да, но ведь ты тоже боялся увлечься мной, потому что считал, что столь сильные чувства могут вынудить тебя сдерживать твой характер. Однако этого не случилось. Вот и Хью похож на тебя. Не умеет себя обуздывать.
Дугал надолго погрузился в молчание.
— Было время, когда мы все обезумели от горя, вызванного общей утратой.
Внезапно в глазах Софии появилось скорбное выражение:
— Когда умер Каллум?
Горло Дугала сжала судорога. Он не мог выговорить ни слова, только кивнул. Его младший брат, любимец всего клана, бессмысленно погиб, а оставшиеся в живых пятеро братьев впали в отчаяние.
И их общая ярость вызвала столь сильные ветры, что они поднимали дома с фундаментов, вызывали такие сильные дожди, что ручьи выходили из берегов и превращались в бурные реки, сносившие строения, амбары и все, что попадалось на пути. Гром и молния обрушивались с небес, разя все, что двигалось, а за ними следовали ураган и смертоносный град.
Когда началась такая буря, это привело их в чувство, однако уже было слишком поздно. И никто из них не мог совладать со стихийными бедствиями… В период самого отчаянного буйства стихии Дугал нашел Хью, лежащего без чувств на парапете замка. Это всех их отрезвило.
При воспоминании о Хью, промокшем насквозь и столь бледном, что они сочли его мертвым, грудь Дугала защемило. Только слабое биение пульса, которое они с трудом нащупали, убедило их в том, что их брат жив. Они уложили Хью в кровать, но он начал быстро угасать. Это продолжалось до тех пор, пока не прибыла старая Нора и не принялась выхаживать его. Со своим знанием трав и отваров она ухитрилась вернуть его к жизни, но истек почти год, прежде чем здоровье его восстановилось.
Дугал потер лоб, задумавшись о том, остался ли Хью прежним после стольких испытаний.
София склонила голову набок:
— А как девочки ладят с Трионой?
— Они не горят желанием подружиться с ней. Я пытался поговорить с ними, но, похоже, они приняли твердое решение не общаться с ней. — Поколебавшись, Дугал добавил: — Я опасаюсь, что они что-то задумали.
— Почему ты так считаешь? Что они натворили?
— Не знаю. Просто несколько последних дней они выглядят таинственно. Я случайно слышал, как они шепчутся, а когда спросил их, о чем, они с самым невинным видом отделались от меня, сказав, что говорят о лошадях.
— Значит, они и в самом деле что-то задумали. — София поцеловала мужа в щеку. — Идем. Нам надо ехать в Гилмертон. У меня такое чувство, что там все прояснится.


Триона спустилась к завтраку, задержавшись, только чтобы положить на поднос письмо к сестре в парадном холле. Дворецкий должен был отправить его. Когда она поднялась с постели, Хью даже не шевельнулся. Он был совершенно измучен. Если его не доконали поиски кобылы, то лишили последних сил упражнения в постели. Эта мысль вызвала у нее улыбку, но она тотчас же исчезла. В постели у них с Хью всегда были отличные отношения, но она жаждала большего.
С тяжелым сердцем Триона направилась в гостиную, но в дверях встретила Ангуса. Ей это показалось странным.
— Завтрак готов? — спросила она.
Лицо Ангуса было мрачным:
— Да, миледи. Но войти в комнату затруднительно. Лайам отправился привести двоих грумов, чтобы помочь передвинуть буфет. Там все оказалось вверх дном.
Послышался стук в парадную дверь. Пробормотав слова извинении, Ангус поспешил открыть ее.
Вошла бабушка:
— О, вот ты где, девочка! В чем дело? У тебя озадаченный вид!
— Я просто хотела войти в смежную с гостиной комнату, но пройти туда не смогла.
Снова послышался стук в огромную тяжелую парадную дверь.
Триона попыталась скрыть нетерпение и подала знак Ангусу.
Вошли Кристина, Девон и Агги, разрумянившиеся от холода, но Ангус продолжал придерживать дверь открытой для лорда Дугала.
На сердце у Триона стало веселее:
— Вот и вы! А я гадала, когда вы приедете.
Девочки держались вместе: у Девон и Кристины был смущенный вид.
— Папа вернулся? — возбужденно спросила Агги.
— О да! Он спит.
Плечи Агги поникли:
— Ну и соня!
В коридор вошел Дугал, а с ним — невысокая миловидная женщина, которая показалась Трионе самым красивым созданием, какое она когда-либо видела в жизни.
Женщина ласково улыбнулась ей и выступила вперед:
— Моя дорогая! Мне так жаль, что меня здесь не было, когда вы приехали.
Триона вежливо протянула руку, но женщина заключила ее в самые нежные объятия.
Изумленная Триона мгновение стояла молча и неподвижно, но потом рассмеялась и ответила на объятие женщины.
— Вы ведь София Макфарлан? Не так ли? — спросила бабушка.
Женщина обернулась и с восторженным восклицанием бросилась обнимать Нору.
— Господи Боже! — сказала Триона. — Нынче утром, кажется, у нас собрался весь свет.
Улыбка бабушки стала шире, и она заключила Софию в горячие объятия:
— Я так и подумала, что это вы! Как ваш папаша, хоть он и плут, прости Господи?
— Прошу прощения, — поправил ее Дугал с шутливой серьезностью, — теперь фамилия Софии Маклейн, и уже довольно давно.
Бабушка только шутливо отмахнулась и снова обратилась к Софии:
— Никогда не думала, что этот ваш бездельник станет хорошим мужем, но, как видно, ошиблась. Он вошел в эту роль с такой же легкостью, как утка в воду.
Дугал отвесил изысканный поклон, и когда наклонил голову, волосы его блеснули золотом.
— Я прекрасно себя чувствую под этой кошачьей лапкой и очень счастлив.
Бабушка хмыкнула:
— Так и должно быть.
Триона задумчиво наблюдала за Дугалом и Софией, обменявшимися выразительными взглядами. Выражение их лиц было нежным, они выглядели любящими супругами. Как ей добиться, чтобы и Хью смотрел на нее так же?
Дугал повернулся к Трионе:
— Вы можете не знать этого, но однажды ваша бабушка спасла нашу сестру Фиону. И, по правде говоря, у нее хлопот был полон рот с нами, Маклейнами. Она лечила нас и поправляла наше здоровье долгие годы.
Триона перехватила взгляд Девон, шептавшейся с Кристиной.
— О, я и не подумала о завтраке для детей. Вы уже поели?
— Нет, — поспешил с ответом Дугал. — И мы просто умираем от голода.
София рассмеялась:
— Я так спешила познакомиться с вами, что мы позабыли про завтрак. Но надеемся все же не лишиться его.
— Я уверена, что еды у нас вдоволь, — сказала Триона. — Хватит на всех. — Она повернулась к слуге: — Ангус, не скажешь ли миссис Уоллис, что у нас гости к завтраку.
Слуга, помогавший гостям снять верхнюю одежду, взял с собой плащи и с поклоном удалился исполнять поручение.
Триона заметила, что Кристина мрачно уставилась на дверь соседней комнаты:
— Кристина, ты ела сегодня?
Девочка вздрогнула, и лицо ее залила краска:
— Нет-нет! Я хочу сказать, что ничуть не голодна!
Кристина и Девон обменялись взглядами, и Девон спросила вызывающим тоном:
— Где папа?
— Как я уже сказала Агги, он спит наверху. Он вернулся очень поздно, но я уверена, что не рассердится, если вы его разбудите.
Глаза Девон загорелись:
— Нам не требуется ваше разрешение на то, чтобы сделать это.
Наступило ошеломленное молчание.
София бросила на Девон неодобрительный взгляд, а бабушка прищелкнула языком.
Кристина, щеки которой все еще пылали, сказала примиряюще:
— Если вы не против, мы направимся к нему.
— Папа! — закричала Агги. Она метнулась мимо них и оказалась на лестнице, прежде чем кто-либо из них успел сдвинуться с места.
На лестничной площадке появился Хью. Не останавливаясь, он схватил в объятия младшую дочь. Две другие девочки оказались за ее спиной, и он со смехом обнял их всех.
Его лицо озарилось любовью, когда он нежно заговорил с ними. Девочки смеялись, щебетали и тянули его каждая в свою сторону, перебивая друг друга. Триона смотрела на них с подножия лестницы. Было глупо подвергать сомнению чувства Хью к дочерям. Он любил их — это было очевидно и заметно во всем, что бы он ни делал. Почему же он не мог включить и ее в этот круг любви? Она впилась ногтями в ладони, чтобы побороть желание разрыдаться.
Внезапно рядом с ней оказалась бабушка:
— У тебя славная семья, девочка.
— Дети не хотят признать меня своей, — сказала Триона, чувствуя, как каждое произносимое слово жжет ее, а глаза застилают слезы.
— Они твои, деточка. Разве может быть иначе? — Бабушка положила руку ей на плечо: — Иногда судьба играет тобой и заставляет ждать того, чего ты хочешь больше всего на свете. Но если ты будешь терпеливой и не бросишь все на полпути, награда найдет тебя.
Триона кивнула. Бабушка была права — она не собиралась сдаваться.
— Прошу прощения, — раздался нежный голос.
Триона обернулась и увидела Софию, подошедшую к ней с другой стороны.
— Простите, я невольно подслушала ваш разговор. Ваша бабушка верно заметила. Девочки привыкнут к вам, но это займет время. Они хорошие дети, но своевольные. Откровенно говоря, я рада, что вы здесь. Это хорошо. Им нужен кто-то еще, кроме Хью. — Ее взгляд обратился к лестнице. — Увидите, все наладится, — добавила она.
Хью, не выпуская девочек из объятий, перехватил взгляд Трионы, и улыбка исчезла с его лица. Он заметил в ее взгляде напряжение и инстинктивно почувствовал: что-то случилось.
Девон потянула его за руку:
— Можем мы наконец поесть? Умираем с голоду.
— Пора бы уже, — подтвердила Агги.
Хью посмотрел на Кристину, но та покачала головой. Это было странно. Совсем недавно она отличалась здоровым аппетитом.
Девон снова потянула отца за руку:
— Дядя Дугал и тетя София тоже голодны.
Хью стал спускаться вниз и сделал знак следовать за ним.
— Кажется, к завтраку у нас собралась целая толпа голодных гостей.
— Надеюсь, ты не возражаешь? — спросил Дугал. — София приехала домой нынче утром и решила привезти тебе детей как можно скорее.
Нора хмыкнула:
— Хотела поскорее от них избавиться?
Она посмотрела на девочек и подмигнула:
— Ну что, непоседы? Не слушаетесь?
— Вовсе нет, — возразила Кристина, покраснев. — Ничего подобного.
София поспешила внести ясность:
— Я готова держать их у себя вечно, но им всегда не терпится вернуться домой. Потому-то я и привезла их сразу же. К тому же хотела познакомиться с твоей женой, Хью.
Тот бросил взгляд на Катриону:
— Я очень рад этому.
Нынче утром его жена выглядела особенно прелестной — с волосами, забранными кверху, и сияющими, орехового оттенка, глазами. Было большим разочарованием проснуться и не застать ее рядом. Должно быть, он устал больше, чем думал, потому что спал как бревно и не слышал ничего, пока не прибыл Дугал.
Миссис Уоллис появилась в коридоре:
— Сейчас принесут завтрак. Комната вот-вот будет готова. Мне пришлось заставить Ангуса и Лайама проникнуть туда через окно.
Послышался громкий скрип со стороны соседней комнаты, и все повернули головы в ту сторону. Хью нахмурился:
— Что за черт…
Триона откашлялась и многозначительно посмотрела на девочек.
И тут дверь открылась и они увидели улыбающихся Ангуса и Лайама. Миссис Уоллис казалась озабоченной, глядя на собравшихся в таком количестве едоков.
— Завтрак готов. У нас есть яйца и ветчина, овсяная каша и сливочное печенье!
Рука Хью проскользнула под сгиб локтя Трионы, и он повел ее к двери. Но на пороге комнаты все вынуждены были внезапно остановиться. Точно так же как и в библиотеке, все предметы здесь были переставлены за исключением тяжелого стола и огромного буфета, стоявшего у стены. Стулья были составлены в ряд вдоль другого буфета, меньшего размера, который, судя по царапинам на полу, по-видимому, был недавно придвинут к входной двери. Ангус и Лайам расставляли вещи по местам, но беспорядок еще не был устранен.
— Господи помилуй! — воскликнула Нора. — Что здесь произошло?
Дугала все это, как видно, забавляло. У него был вид человека, который от души развлекается увиденным.
— Вы чистили ковры или перестилали полы?
— Нет, — раздался ясный громкий голос. Все головы повернулись к Девон.
Держа голову высоко, с бледным лицом она твердо произнесла:
— Папа сказал Трионе, что она может делать с мебелью все, что пожелает. — Девочка оглядывала комнату с удовлетворенным видом: — Хотя раньше было лучше. А теперь мне все здесь не нравится.
Миссис Уоллис покачала головой:
— Миледи и я переставили мебель только в гостиной.
Хью снова повернулся к Девон, которая, казалось, была готова к бою. Она дерзко выдержала взгляд отца, Кристина же старалась не встретиться с ним глазами.
Должно быть, его раздражение было очевидно, потому что Кристина побледнела и отступила на шаг, но руки Девон, которые она держала вдоль боков, были сжаты в кулаки.
Хью начал было сурово:
— Девочки, вы…
Катриона сжала его руку и потянула его к себе:
— Хью, поговорим об этом после. Все проголодались.
Он ответил хмурым взглядом.
— Мы можем поставить остальную мебель на место после завтрака. Раз у нас гости…
Спокойные глаза Трионы смотрели прямо на него. Она явно не хотела, чтобы он отчитывал девочек в присутствии их тетки и дяди. Он неохотно согласился, поняв, что она права.
— Я умираю от голода, — весело сообщила София. — И мне нравится, как выглядит этот маленький столик у окна. Там теперь уютный уголок, где можно славно посидеть в отсутствие гостей.
— Да, — согласилась Нора, меряя девочек острым взглядом. — В этой новой расстановке мебели есть свой смысл. Возможно, кое-кто это не учел.
Хью кивнул. Он отложит разговор с девочками, но уж когда наступит время, ему найдется, что им сказать.
Он прикрыл руку Катрионы своей и натянуто улыбнулся:
— В таком случае давайте наконец поедим.
Несмотря на то что от Девон и Кристины исходило напряжение, завтрак проходил весело, и беседа была интересной — главным образом благодаря усилиям Софии и Норы. Они болтали, обращаясь друг к другу, задавали вопросы Катрионе, обменивались светскими сплетнями и волей-неволей заставляли всех улыбаться. Хмурились только Кристина и Девон, хранившие упорное молчание. А Хью тем временем размышлял: почему дочки старались настроить его против жены? Он наблюдал за Софией, пытавшейся побудить Триону рассказать о своем детстве. Лицо Катрионы оживилось, когда она принялась рассказывать, как она и ее братья и сестры по ошибке использовали одну из постельных простыней в качестве занавеса для пьесы, которую разыгрывали, и как случайно пролили на нее краску и как пришли в ужас и попытались спрятать ее от матери. Все сидевшие за столом заходились от смеха, кроме девочек.
За окнами моросил мелкий дождь, и было холодно, но в комнате, залитой мягким светом ламп, где звенел мелодичный смех Катрионы, все казалось теплым и золотистым. И все это она привнесла в его жизнь.
Как только это стало возможным, девочки извинились и встали из-за стола. Хью спокойно сообщил им, что скоро поднимется к ним наверх, чтобы поговорить. Они обменялись быстрыми взглядами, но кивнули и попрощались со всеми.
Хью смотрел, как они уходят, и чувствовал себя виноватым: столько сил приложил к тому, чтобы защитить их, но не подумал о том, что и Катриона нуждается в защите. Однако с этой минуты Гилмертону предстояло стать королевством мира и покоя.
Катриона приложила к этому столько усилий, и остальные должны были делать то же самое.
В детской огонь в очаге уже догорал. Кристина бросила совок угля, приоткрыв железную дверцу очага, потом снова плотно прикрыла ее. Немедленно взметнулось пламя, распространяя тепло. Девочка улыбнулась сестрам:
— Мне нравятся эти новые печи, которые распорядился поставить папа.
Агги, занявшая дальний конец дивана, сидела в окружении любимых кукол, завернувшись в пушистый плед. Она взъерошила свои светлые кудряшки:
— Так намного теплее.
Девон примостилась на другом конце дивана. Она скрестила руки на груди, углы ее губ были опущены.
Кристина посмотрела на сестру и прищурилась. Через минуту она присела рядом с ней:
— Выкладывай, что тебя беспокоит. Ведь я не ошиблась?
Девон искоса бросила взгляд на сестру, но не двинулась с места:
— Может быть.
— И чем же ты недовольна?
— Мы так славно потрудились, что папа должен был бы прийти в ярость и выгнать Катриону, — выпалила Девон мрачно. — Эта женщина — ведьма. Она его околдовала.
— Глупости!
Агги подняла голову от своих кукол:
— Я не думаю, что она ведьма. Ей просто очень грустно.
— Что ты вообще о ней знаешь? — огрызнулась Девон.
Агги продолжала упрямо:
— Больше, чем ты! Я знаю, что у нее трое братьев и две сестры и что она старшая и всегда заботилась обо всех. А потом вышла замуж за папу! И очень тоскует по дому.
Кристина посуровела:
— Откуда тебе все это известно?
— Ничего ей не известно, — фыркнула Девон.
— Известно! Еще как известно! Я много о ней знаю. В отличие от вас. — Агги сердито оглядела сестер: — Ведь это вы вдвоем передвинули мебель. Да? Ничего умнее не придумали?
— И что, если и мы? — спросила Девон с вызовом. — Она этого заслуживает.
Агги сдвинула брови:
— Я так не считаю. Вы почему-то решили, что она плохо обошлась с папой… А если вы ошибаетесь?
Она провела пальчиком по кружевной оборке на нарядном платье своей куколки, потом подняла на сестер полные слез глаза:
— Кристина, мы поступаем с ней низко, подло, а ведь это причиняет ей боль.
Удивленная сестра подвинулась ближе к Агги и обняла ее:
— Почему, ради всего святого, ты так решила?
Агги пожала плечами и опустила глаза. Кристина с минуту смотрела на сестренку, потом убрала руку:
— Прекрасно. Если ты не скажешь мне, что тебе известно, то и я не стану тебе говорить, что знаю сама.
Агги резко вскинула голову, будто ее потянули за веревочку:
— Ну и не надо!
— О, кое-что я подслушала, когда папа разговаривал с дядей Дугалом. Но тебе ведь это не интересно, да? А ведь речь идет… — она сделала драматическую паузу, — о проклятии.
Глаза Агги округлились:
— О проклятии Маклейнов? Но ведь папа никогда о нем не говорит.
Кристина выжидала.
Агги снова принялась водить пальцем по кукольному платью:
— Думаю, я могу сказать, как узнала кое-что любопытное о папе и его жене. Я взяла без разрешения и прочитала вот это письмо. — Агги сунула руку в карман и вытащила смятую бумажку: — Катриона почти каждый день пишет письма своим. Я увидела это письмо в главном холле, готовое к отправке, и не удержалась.
— Как ты могла?
У Девон был такой вид, будто она не верила, что Агги на это способна.
Агги кивнула с несчастным видом, и глаза ее вновь наполнились слезами.
— Я не должна была этого делать, но подумала, что, может быть, она там рассказывает о своих планах, как обвести папу вокруг пальца, и потому начала читать, а потом в холл пришел лакей, я испугалась и сунула письмо в карман… — Губы Агги задрожали: — О, Девон, боюсь, что мы поступили неправильно!
Девон посмотрела на письмо, потом медленно протянула руку, взяла его, прочла и побледнела.
Кристина наблюдала за ней, и у нее сдавило горло от волнения:
— Дай мне, пожалуйста.
Девон молча протянула ей письмо.
Кристина развернула бумагу и принялась молча читать, потом после долгой паузы уронила руки на колени и уставилась в пространство.
Девон беспокойно задвигалась, а Кристина испустила душераздирающий вздох:
— Она тоскует по дому.
Агги кивнула:
— Нам тоже было нелегко, когда мы приехали сюда.
Девон, проглотив комок в горле, сказала:
— Она вовсе не хочет, чтобы нас здесь не было.
— Нет, не хочет, — согласилась Агги. — Она хочет подружиться с нами.
— Все это время она скучала по дому, а мы только усугубляли ее тоску, — сдавленным голосом произнесла Кристина.
Губы Девон задрожали:
— Я просто хотела, чтобы папа держался подальше от нее. Я никогда не пыталась причинить ей вред. — По ее щеке скатилась слеза. — Я не хотела… потерять папу. Если он нас оставит, нам придется вернуться к маме, и наши страдания возобновятся. — Она содрогнулась от рыданий.
— Нет! — Кристина обхватила Девон за плечи. — Что бы папа ни чувствовал к своей молодой жене, он не перестанет нас любить. Это разные вещи.
Агги потерлась щекой о волосы своей куклы:
— Ты в самом деле так считаешь?
— Да, — ответила Кристина твердо.
Девон нарушила молчание:
— Я знаю, что папа всегда так говорит, но ведь каждый раз, когда мама встречала нового мужчину, она о нас забывала.
Кристина углубилась в размышления.
— Между мамой и папой всегда была большая разница. Мама никогда не любила нас по-настоящему. Она не способна на это. Ее любовь похожа на быстрый бурный ливень, после которого надолго наступает засуха.
— А папа? — спросила Девон.
Кристина улыбнулась:
— Он как долгий мелкий дождичек, освежающий сады и орошающий зелень свежестью. — Она прихватила пальцами кудряшки Агги: — Мама не умела нас любить, мы были ей не нужны. А папа сделал все возможное, чтобы нам наконец-то стало хорошо.
Агги кивнула:
— Иногда он сердится на нас, но ведь только когда мы бываем виноваты, правда?
Девон обдумывала слова сестры:
— Впрочем, это бывает не слишком часто. Обычно он всегда был в хорошем настроении.
— Пока не появилась Катриона.
Кристина задумалась:
— Мы же знаем, что он сначала не хотел на ней жениться и был недоволен, что ему пришлось это сделать. А теперь он редко сердится. Не то, что раньше, когда мы переехали жить к нему. Ты помнишь то время?
— Он был очень молчалив, частенько выходил из себя.
— Как и мы. Мы еще не очень хорошо его изучили, мало общались.
Кристина оперлась локтем о колено и подперла подбородок кулачком:
— Взрослые порой ведут себя непредсказуемо. Не знаешь, чего от них ждать.
Она снова уставилась в пространство, но ее синие глаза казались невидящими.
Девон дала сестре пищу для размышлений. Кристина отличалась блестящими мыслительными способностями. Папа в шутку называл ее Сократом. Если кто и мог разобраться в непростом поведении взрослых, то это именно Кристина.
Она вскочила с места и принялась шагать по комнате:
— Папа временами сердится на Катриону, хотя ее вины в том, что им пришлось пожениться, ведь нет.
Девон пожала плечами:
— И что?
— А то, что, возможно, он не знает, как с ней общаться, и потому напускает на себя строгость. Может быть, на самом деле он неравнодушен к ней, и это его пугает.
— Папа ничего не боится, — уверенно заявила Агги.
— Это не совсем так. Сначала даже мы его немного напугали. Думаю, он опасается сильно привязаться к ней и потому порой старается казаться разгневанным.
Девон уставилась в окно.
Агги подняла глаза на Кристину:
— Думаешь, поэтому мама в свое время отдалилась от нас? Потому что тоже не хотела привязываться к нам слишком сильно?
Кристина опустилась на диван рядом с Агги:
— Мы ей не были нужны, вот в чем дело. Она жила только для себя.
Агги принялась серьезно обдумывать сказанное. Потом вспомнила прошлое:
— Но ведь ее жизнь не назовешь счастливой.
— Таков был ее выбор. Но хватило ней. Сейчас нам надо извиниться перед папой.
Кристина посмотрела на Девон:
— И перед Катрионой.
Девон не поднимала глаз, хотя знала, что сестра добивается от нее именно этого. Если уж кто и был виноват перед папой и Катрионой, то именно она. Она подначивала сестер и подстегивала их к поступкам, способным причинить вред Катрионе и представить ее в нелестном виде перед папой. Кристина пыталась не соглашаться с ней, но Девон умела настоять на своем. В определенном смысле она очень походила на свою мать.
Эта мысль вонзилась в ее сознание как осколок стекла, и от этого ее сердце сжалось. Стало трудно дышать, и Кристина с озабоченным видом подалась к ней.
— Что с тобой, Девон? Ты не заболела?
— Со мной все в порядке, — уклончиво ответила девочка.
Но на самом деле ей стало не по себе.
Она частенько бывала такой же злой, как мама. Из них троих она больше всех походила на маму и внешностью. Возможно, потому и была такой эгоистичной. Впервые горькая правда закралась к ней в душу.
Девон ощутила укор совести. Она причинила боль Катрионе, но что еще хуже, нанесла ущерб папе. Глаза ее обожгли набежавшие слезы, и она с трудом подавила их. Нельзя допустить, чтобы Кристина или Агги увидели их. Она не могла показать им свою слабость. Из-за нее папа теперь так рассердится на них.
Конечно, Девон поняла, что он догадался обо всем, что произошло в его отсутствие, но решил подождать с разговором. Это было дурным знаком, потому что ждать было не в его обычае. Ведь они явно перестарались, пытаясь навредить Катрионе. Неужели он отошлет их из дома из-за их бесконечных проказ?
«О Господи! Только не это!» Он отправит их назад, к матери, и у них никогда больше не будет дома.
Ее взгляд скользнул по лицу Кристины, спокойно разговаривавшей с Агги.
Иногда Кристину посещали грустные мысли и воспоминания. Девон знала это, потому что спала в одной комнате с ней и слышала, как она иногда разговаривает во сне. Как она кричит и просит маму вернуться домой, как выпрашивает еду у незнакомых людей, как это нередко случалось в детстве.
Когда у Кристины бывали такие кошмары, Девон накрывалась одеялом с головой и плакала, уткнувшись лицом в подушку. Но шли месяцы в доме папы, и кошмары Кристины случались все реже.
А теперь из-за эгоизма Девон папа пострадал и, вполне вероятно, отошлет их всех прочь. Тогда кошмары у ее сестры возобновятся. Девон не могла этого допустить. Она уедет, пока на них не обрушился гнев отца.
— У меня болит голова. Хочу поспать.
Кристина посмотрела на сестру с удивлением.
— Ладно. Я побуду с Агги, пока папа не придет поговорить с нами.
Девон вышла из комнаты, едва волоча ноги, и бросила на сестер виноватый взгляд.
Через несколько минут она уже переоделась в амазонку, собрала кое-какую одежду в узел, положила его в наволочку и выскользнула из дома по черной лестнице.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ты лишила меня сна - Хокинс Карен



Книга просто бомба............)))))))))
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренАлина
3.12.2011, 18.16





Роман стоит почитать.Замечательный!!!
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренМарианна
4.02.2012, 20.39





ну такая ерунда читала пропуская главы бомба заключается в потраченном времени
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренЛика
5.02.2012, 22.13





Замечательно!!1rn Не сопли, типа "ей понадобилось много времени, чтобы изменить ситуацию. Прошло много лет...", а конкретно что можно для этого сделать и о чем позаботиться прямо сейчас. Люблю книги о людях, их чувствах, поступках и мечтах. Не глупые надежды на некоего "доброго дядю" или крестную-волшебницу, а просто люди, которые уважают себя и заботятся о своих близких.rnВот мистика всегда смущает. И без нее было бы лучше. Я так думаю.
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренТатьяна
11.02.2012, 19.09





Очень интересная книга, без лишних слёз. Так что приятного чтения!))))
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренЛилия
24.02.2012, 14.57





Прямо любовь с первого взгляда!!! В целом мне понравился роман! Сюжет так лихо закручен! Чувства такие настоящие!! Правда мне показалось , что немного не закончено произведение...хотелось бы чего то еще...
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренМарина
4.11.2012, 17.09





Интересно, мистика и жизненные ситуации ....кому такой стиль нравится , читайте , а в целом неплохой роман . 8 баллов
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренВикушка
28.05.2013, 17.49





Мистика, любовь и немного юмора - роман просто великолепен. Читала, не отрываясь.
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренЕлена
11.07.2013, 18.29





А мне не очень. Все темы не раскрыты. Тема сестры и Александра. Тема матери девочек. Да и героя и героиню вдруг объединила постель, а потом как в компе все зависло
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренЛайм
13.07.2013, 3.59





И вообще, уже не первый раз мне кажется, что роман пишут два человека. Начало в одном стиле, вторая часть совсем в другом.
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренЛ
13.07.2013, 4.05





Лайм, в следующем романе этой серии все раскрывается, простот читать надо всю серию, а не выборочно)
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренДаша
25.08.2013, 19.57





совершенно неадекватный главный герой, история с удочерением детей бывшей любовницы от других мужчин неправдоподобна, как и все остальные поступки, кроме, пожалуй, любви к лошадям
Ты лишила меня сна - Хокинс Кареннадежда
14.10.2013, 23.39





Первая половина интересная, а вторая не понравилась. Конец скомкан.
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренКэт
22.11.2013, 9.55





Не понравился! Гг-ой вообще не понравился! Весь роман ноет на какую то проститутку из высшего света Лондона, которая поиграла с ним и бросила когда ему было лет 20, и вместо того, что бы начать новую жизнь, он всё ходил и ныл, что все женщины одинаковы. Так и хотелось встряхнуть хорошенько и сказать: "Будь мужиком, Люся! Признайся в своих чувствах, перестань ныть, живи и радуйся жизни, с женщиной, которая не похожа на ту шлюху, с женщиной которая тебя любит!" Удивительно, что еще в конце понял, что любит... rnДевочки вообще порождение дьявола! Бедная гг-ня! Терпеть мужа-идиота и трех падчериц-дьяволиц! Хорошо, что гг-ня хоть нормальной оказалась. 5/10.
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренПросто Человек:)
27.07.2014, 18.05





Согласна с теми дамами, отметившими, что 2-я половина романа хуже первой. Но роман в целом приятный, но не сверх. "Просто человек" хорошо разобрала образ главного героя .Вопрос: почему Хью взял в дом 3-х детей той шлюхи, а не тысячу других, которыми кишела Англия того времени. Да еще за это тыс. фунтов платил. Да любил он ту шлюху. Если уж Вы прочли роман хоть об одном брате Маккейн, надо читать обо всех 5. Тогда Вы узнаете, что брак главных героев будет бездетным.
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренВ.З.,67л.
16.03.2015, 12.21





А я вот поняла характеры героев. Просто быть смелым и давать волю чувствам, когда от тебя не зависят дети. Молодец, мужик, что так осторожничал с бабами, а то вот так приведёшь в дом и получится история про Золушку со злой мачехой. Девчонки и так настрадались. И героиню мог бы просто бросить и уехать домой, на фига ему заботиться о её репутации. Ему-то как раз ничего и не было бы. Очень достойный герой и очень добрая героиня. Не совсем только поняла для чего герой забрал детей от шлюхи? Сначала я думала, что хоть одна дочь да его, а остальных забрал до кучи. Получается, что он с ней общался как-то последнее время? Откуда узнал про девочек?
Ты лишила меня сна - Хокинс КаренМарина
15.03.2016, 23.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100