Читать онлайн Подари мне поцелуй, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне поцелуй - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Подари мне поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

В прихожей высилась целая гора коробок и картонок; она была такой большой, что при малейшем сотрясении грозила рухнуть на пол. Алек купил для жены все необходимое и теперь, казалось, мог ликовать; однако мрачный вид Джулии портил ему все удовольствие от проведенного в хлопотах дня.
Отказываясь подчиняться ее благоразумию, он купил даже больше, чем собирался. Это было мрачное противостояние, безмолвная борьба желаний. К концу дня у Джулии опять разболелась голова, и он также был раздражен. От покупки драгоценностей в этот день они отказались и поехали домой, лишь изредка перекидываясь ничего не значащими фразами.
Алек устало потер шею, удивляясь, что такое приятное занятие, как покупки, могло так сильно испортить ему настроение, и в этот момент в прихожую вошел Барроуз.
– Добро пожаловать домой, милорд!
Алек положил на протянутую руку дворецкого шляпу и перчатки.
– А где ее сиятельство?
– Отдыхает в гостиной. – Барроуз обвел неодобрительным взглядом прихожую и сухо добавил: – Должно быть, это очень утомительно – потратить за один день все состояние.
Ощущая настоящую усталость, Алек указал на коробки:
– Пусть Джонстон отнесет это в комнату ее сиятельства.
– Слушаюсь, милорд. – Барроуз помедлил. – Прошу прощения, но ее сиятельство выглядит очень подавленной. Я надеюсь, у нее все в порядке?
– Разумеется. – Алек не хотел показывать, что разделяет озабоченность дворецкого. Честно говоря, он считал, что если от чего Джулия и утомляется, так это от пуританского усердия.
Дворецкий с недоверием выслушал его ответ и вежливо поклонился.
– Рад это слышать. Принести вам чаю?
– Нет, благодарю. Возможно, позже.
– Слушаюсь, милорд. – Барроуз повернулся и засеменил по коридору.
Алек взял из груды коробок одну наугад и прошел в гостиную. Он застал Джулию сидящей на краю небольшого дивана; ее лицо было почти таким же бледным, как унылый серый цвет надетого на ней бесформенного платья. Лучи заходящего солнца, кое-где проникавшие через занавешенные окна, придавали ее волосам золотистый блеск. Она выглядела очень молодой и волнующе невинной.
Когда Алек подошел к ней, Джулия взглянула на него и нервно сжала руки. Он заметил, что на ней поношенные перчатки, и это в то время, как в прихожей лежит почти дюжина пар новых дорогих изящных перчаток.
Скорее всего проблема была именно в этом. Слишком много и слишком скоро. От событий последних суток его и самого уже немного шатало.
Алек поставил коробку на стол, твердо решив во что бы то ни стало сохранять беззаботный вид.
– Это чем-то напоминает Рождество, не правда ли? Джулия бережно сняла перчатки и положила их на стол.
– У меня никогда не было такого Рождества.
Она явно не хотела его разжалобить этими словами, но все же Алек почувствовал необходимость сказать нечто... ободряющее.
– Джулия, я понимаю, что для вас все это довольно непривычно. Прежде вы испытывали лишь лишения...
– Лишения? Что вы имеете в виду? – Она недоуменно взглянула на него.
– Ну, я не знаю. Я просто подумал... – Алек осекся, увидев, как потемнели от гнева ее зеленые глаза. Боже правый! Он лишь хотел приободрить бедную девочку, а она смотрит на него так, будто он намеренно оскорбил ее.
Джулия вздернула подбородок.
– У меня, к вашему сведению, было просто великолепное детство. Денег, конечно, не хватало, зато было много веселья и смеха.
– Значит, ваше детство лучше моего. Моего деда не назовешь веселым человеком.
– Да, я знаю. После смерти вашей матери он так и не оправился.
– Откуда это вам известно? – Алек поразился ее осведомленности. Один-единственный раз он видел на лице у деда выражение, напоминавшее переживание, – когда тот смотрел на портрет матери Алека, висевший в парадном зале их дома.
– Мне рассказала миссис Уинстон. – Губы Джулии задрожали, словно она собиралась заплакать. – Миссис Уинстон говорила, что он до последнего своего дня каждый день приносил на могилу вашей матери цветы.
– Я так понимаю, ей действительно есть о чем рассказать.
Лицо Джулии озарилось улыбкой, отчего на щеках появились прелестные ямочки.
– Безусловно.
Пораженный внезапной переменой ее настроения, Алек задумался о том, куда исчезают эти ямочки, когда она становится серьезной. Эта женщина, которая моментально переходила от чопорного сочувствия к озорному блеску глаз, представлялась ему загадкой.
– Рассказывала ли миссис Уинстон о том, как я побрил волкодава?
Джулия рассмеялась, еще раз продемонстрировав очаровательные ямочки.
– Вы хотели превратить его во льва.
– Да, но я жестоко просчитался. Бедный Фердинанд; он потом целую неделю прятался от меня под кухонным столом.
Джулия снова засмеялась: ее смех звучал немного хрипловато, как будто они находились не в гостиной, а в будуаре.
– Надеюсь, вас тогда примерно наказали...
– Дед заставил меня чистить собачью конуру каждый день в течение недели.
– И правильно сделал. Я поступила бы точно так же.
– О, вы слишком суровы. Но, остриженный, Фердинанд, кстати, не так уж плохо смотрелся. Знаете, он чем-то напоминал тогда викария Пламба.
Джулия посмотрела на него, не понимая, поэтому Алек добавил:
– Ну, тот священник, который нас венчал.
Она весело расхохоталась.
– А ведь верно!
Алек поражался произошедшей в Джулии перемене. С ней было сложно разговаривать, когда она погружалась в свои заботы по благотворительности, но в остальное время она превращалась в женщину, предсказать поведение которой было невозможно. Тем не менее он все-таки решился сменить тему разговора:
– Джулия, мне бы не хотелось об этом говорить, но ваше поведение сегодня совершенно непозволительно.
Она посмотрела на него с таким изумлением, словно у него неожиданно выросли рога.
– Что вы имеете в виду?
Черт бы побрал ее дотошность! Он нахмурился и назидательно поднял палец.
– Когда мы ездили по магазинам, вы капризничали, как ребенок.
– Я не капризничала.
– Именно капризничали. – Виконт заметил, что она слегка покраснела, и облегченно вздохнул. – Вы должны поскорее расстаться со своим предубеждением по поводу траты денег. Я знаю, что вы...
– Я решила построить фабрику, – вдруг выпалила Джулия. Она была охвачена энтузиазмом, бледность щек сменилась живым румянцем. – Одним из главных принципов Общества помощи нуждающимся женщинам является воспитание чувства независимости и уверенности в себе, и я наконец-то поняла, как этого добиться.
– Ого! – ошарашенно пробормотал Алек; сказать больше он был просто не в состоянии.
– Видите ли, женщины, которые вынуждены добывать свой хлеб с помощью не очень-то уважаемых занятий, поступают так из-за необходимости. Имея достаточные средства, мы сможем сделать их полезными членами общества и...
– Подождите. – Алек потер кончик носа и закрыл глаза, пытаясь осмыслить услышанное. – Неужели все время, пока мы ездили сегодня по магазинам, выдумали именно об этом?
– Ну конечно!
Он несколько раз моргнул.
– О заботах других женщин?
– А что здесь особенного? – Джулия выразительно взмахнула рукой. – Правда, на это понадобится гораздо больше денег, чем та мелочь, которую мы потратили сегодня.
– Мелочь? – глухо произнес Алек. Так вот как она оценила его великодушие! По ее мнению, это была просто мелочь. Его разум отказывался сосчитать, сколько именно денег он сегодня потратил. Это просто не укладывалось в голове.
Однако Джулия, казалось, совершенно не замечала его состояния.
– Все зависит от того, какую фабрику мы создадим. На строительство может понадобиться действительно много денег. – Она оживилась. – Но я думаю, что все получится.
Теперь уже Алеку казалась глупой сама идея поездки за покупками. Он откашлялся.
– Джулия, а почему вас так интересует судьба совершенно незнакомых вам женщин?
Ее румянец тут же пропал, и она опустила глаза. Спустя мгновение Джулия сказала:
– После смерти моего отца я неожиданно поняла, как мало возможностей у женщин самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. – Она тяжело вздохнула. – Я, знаете ли, совершенно не умею рисовать акварели.
Алек попытался понять, что она имеет в виду.
– Вы хотели зарабатывать себе на жизнь трудом художника?
– Нет-нет! Я хотела быть гувернанткой.
– Разве гувернантке нужно уметь писать картины? Джулия посмотрела на него с сочувствием.
– Это очень хороший вопрос и отличный пример, показывающий недостатки современного образования. Взять хотя бы меня. Я бегло говорю на трех языках, знаю счет, географию и философию; но поскольку я не умею рисовать акварелью, никто не возьмет меня в гувернантки.
Было просто поразительно, как менялось лицо Джулии, когда разговор шел о том, что ее интересовало: глаза начинали сверкать, на щеках разгорался очаровательный румянец. Казалось, даже волосы становились более пышными и волнистыми, переливаясь золотисто-медовыми прядями. Ее бледность и бесцветность внезапно превращались в пылающую красоту, присущую только ей.
– Мне просто повезло: тетя Лидия прислала письмо, в котором приглашала меня в компаньонки к Терезе.
– Повезло, возможно, Терезе, но вам вряд ли.
Джулия хотела что-то ответить, однако промолчала, чрезвычайно при этом покраснев. Помедлив, она сказала:
– Столкнувшись со всеми этими сложностями, я смогла понять нужды других людей.
Алек невольно поразился широте ее сердца. Оказавшись в такой сложной ситуации, Джулия отнеслась к ней как к уроку и возможности получит представление о жизненных трудностях других женщин. Из этой мысли логично вытекала другая. Никогда за всю свою беспутную жизнь Алек не ощущал себя таким бесполезным членом общества.
Будь проклята эта женщина с ее моральными принципами! Он в отличие от нее хочет радоваться своему богатству и безответственности. Если Джулия наивно полагает, что своими нотациями она его пристыдит и превратит в такой же образец совершенства, каким является сама, то она глубоко заблуждается. Если кому-то и предстоит измениться, то это ей самой.
Алек взял картонку, принесенную им из прихожей, и, открыв ее, достал из оберточной бумаги изящную шляпку.
– Давайте примерим ее.
Джулия равнодушно пожала плечами:
– Я уже примеряла шляпку в магазине, так что совершенно ни к чему делать это снова.
– Уверяю вас, это не одно и то же: при смене освещения она будет выглядеть совсем иначе. К тому же я заплатил за нее двадцать гиней. – Он обворожительно улыбнулся. – Доставьте мне удовольствие, позвольте посмотреть, как вы в ней выглядите.
С большой неохотой Джулия встала и протянула к шляпке руку.
– Ну хорошо, хотя, по-моему, это очень глупо. Мне нужно сегодня еще навестить викария Эштона из Общества и сообщить ему хорошую новость по поводу денег.
– А вы напишите ему письмо. – Алек намеренно не замечал ее протянутую руку и держал шляпку в стороне. – Позвольте я сам.
Джулия недовольно скривила губы; пока виконт надевал на нее шляпку, она смотрела куда-то в сторону, будто его здесь вовсе не было. Никогда еще женщины не относились к его присутствию с таким безразличием, и это раздражало его.
Прикоснувшись к ее волосам, Алек вновь восхитился их мягкостью и, как мог, постарался продлить это удовольствие.
– Дорогая, вам вовсе не обязательно рассказывать всем о своей благотворительной деятельности.
Услышав эти слова, Джулия нахмурилась.
– Но моя работа нужна Обществу, и я не собираюсь ее бросать просто потому, что...
– Никто вас об этом и не просит, дорогая. Просто будьте немного осмотрительнее, вот и все. Люди имеют привычку насмехаться над тем, чего они не понимают.
Джулия пристально посмотрела на виконта, и ее губы сжались в прямую линию.
– Это очень несправедливо.
Алек и сам мог бы рассказать ей, насколько это несправедливо, приведя массу примеров из собственной жизни, но он только приподнял кончиками пальцев ее подбородок, чтобы удобнее было надевать шляпку. От ее волос исходил слабый аромат лимона и корицы, и у него внезапно пересохло в горле.
– Мне эта дурацкая шляпка совершенно не идет, – пробормотала Джулия со злостью. – Я еще в магазине говорила вам об этом, но вы меня не послушали.
Ее рассерженное лицо обрамляла восхитительная соломенная шляпка с широкими полями, низкой тульей, украшенная большим количеством искусственных цветов и вишен. Алек купил эту шляпку потому, что темно-зеленый цвет листьев подчеркивал поразительный цвет ее глаз.
Но сейчас он не мог заглянуть ей в глаза: Джулия стояла, упрямо глядя в пол, так что ему с трудом удалось завязать ленты в довольно неуклюжий банту нее под подбородком.
Восхищенно взглянув на свою работу, Алек нежно провел пальцем от ее шеи до подбородка.
– Знаете, вообще-то жены обычно благодарят мужей, когда те дарят им подарки...
– Благодарю вас, – натянуто произнесла Джулия. Алек дотронулся до одного из цветков на ее шляпке и немного поправил его.
– А еще некоторые жены даже могут связать своим мужьям пару комнатных туфель.
– Простите, но я не умею вязать. И никогда не умела. – Она отвечала ему очень серьезно. – Кстати, вышивать я тоже не могу.
– Ну что же. – Алек в очередной раз удивился, откуда у столь добродетельной женщины такие чувственные губы. – К счастью для вас, я не слишком требовательный муж. Меня вполне устроит ваше «спасибо».
Джулия на миг взглянула на него, потом снова стала разглядывать пол, опустив голову. При этом один из больших цветков, украшающих широкие поля шляпки, задел его по носу.
– Наверное, вас это удивляет? – пробормотала она. Алек потер кончик носа.
– Что именно? Что вы не умеете вышивать?
От ее кивка вишневая веточка на шляпке слегка задрожала.
– Сказать по правде, я даже рад, что вы не умеете ни шить, ни вышивать. Мне не придется перед каждым праздником опасаться, что вы сошьете нечто чудовищное и я буду вынужден из вежливости это носить. – Он приподнял пальцем ее подбородок, снял с нее очки и положил их в карман. – А теперь, дорогая, дайте мне получше разглядеть ваши глаза.
– Почему вы всегда снимаете мои очки? – раздраженно произнесла Джулия. – Без них я ничего не вижу.
Алек придвинулся к ней еще ближе, пока их носы чуть не коснулись друг друга.
– А теперь видите?
Губы Джулии немного приоткрылись: чувственные и влажные, они слегка блестели. Алек перевел взгляд на ее глаза; с этого близкого расстояния он впервые заметил, какие у нее ресницы: длинные и густые, они имели изящный изгиб. По ее учащенному дыханию Алек понял, что она испугана и взволнована. Взаимное желание охватило их в один миг, заставив придвинуться еще ближе. Им обоим страстно захотелось ощутить радость взаимных ласк.
Какой-то внутренний голос, который он считал уже давно угасшим, подсказывал Алеку, что пора остановиться, но тело уже отказывалось повиноваться ему.
– Я думаю, вам следует... – Джулия замолчала. Алек смотрел на нее, словно зачарованный, восхищенный изящными линиями ее шеи.
– Что мне следует? – спросил он, легко касаясь завитка волос у ее лица.
Джулия закрыла глаза и слегка вздрогнула.
Алек наклонился к ней еще ближе, так близко, что она ощутила его дыхание на своей щеке.
– Что следует, дорогая? Скажите мне.
Из ее груди вырвался стон, и она исподлобья взглянула на него. В ее черных бархатных зрачках плескалось откровенное желание, светлая зелень глаз помутилась от страсти.
– Поцелуйте меня, – страстно прошептала она.
Желание, горячее и сладкое, пробежало по его венам.
Отбросив все сомнения, Алек прижал ее еще ближе, пока не наткнулся на цветы ее шляпки. Чертыхнувшись, он начал развязывать ленты нетерпеливыми пальцами, а затем швырнул на пол мешавшую ему шляпку и жадно впился в ее манящие губы.
Джулия застонала, ощутив прикосновение его языка ксвоим губам; тяжело дыша, она попыталась отодвинуться, но виконт крепко держал ее, целуя все крепче, до тех пор, пока она не приникла к нему, почти не дыша от охватившего ее желания. Тогда он, проведя руками по ее растрепанным волосам, погрузил пальцы в медово-коричневые волны, освобождая от шпилек и булавок непокорные локоны. Шелковистые пряди заскользили между пальцами, подстегивая его нетерпение.
Джулия придвинулась к нему еще ближе и обхватила его за шею; руки ее дрожали от нетерпения. Алек крепко прижал к себе изящное, ставшее таким податливым тело, не отрываясь от ее горячих губ. В бессознательном порыве Джулия прильнула к нему, чуть было не лишив этим остатков самообладания.
Его руки ласкали се спину и бедра, постепенно опускаясь все ниже. Боже, она определенно создана для него! Словно рука Всевышнего изваяла изгибы ее гармоничного тела так, чтобы они идеально соответствовали его телу. Из ее приоткрытых губ вырвался низкий хрипловатый стон, и он впился в них, пробуя вкус ее страсти и наслаждаясь ее сладостью.
Сквозь туман почти неконтролируемого желания Алек едва расслышал звук открывающейся двери и громкий отчетливый голос Барроуза:
– Герцог Уэксфорд!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне поцелуй - Хокинс Карен



не особо приколола
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен
28.06.2012, 22.54





Книга прелестна. Советую всем кто любит красивые истории о превращении гадкого утёнка в лебедя). Конечно немного напрягает слишком Филантропное отношение гл.гер-ни но всё же это главная загвоздка истории, так сказать изюминка...Мне понравилось. Время потратила не зря.=)
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренНаталия
4.01.2013, 23.04





не очень.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренМарго
5.01.2013, 2.53





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





Всех дур я делю на 2 категории: просто дура и дура упертая, к которой отношу и главную героиню. Она уперта идеей осчастливить несчастных(так тогда называли проституток),переделав их в прислугу. Всем известна судьба прислуги того времени: чуть лучше рабства, только что не убивают. Вот осчастливила!Так же она уперта в отношениях с гл. героем, в которого считает себя влюбленной 4 года. Несколько месяцев маринует бедного, пока дала. Но как все дуры, в финансах переплюнет умных: не моргнув глазом оттяпала у г.героя половину состояния. Хотя г.героиня вызывала у меня кровожадность, дочитала до конца. Финал подтвердил еще одно мое жизненное наблюдение: чем дурее баба, тем у нее лучше муж.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренВ.З.,66л.
26.12.2014, 9.44





за последний месяц прочитала довольно много любовных романов, но только от этого получила удовлетворение
Подари мне поцелуй - Хокинс Каренфлора
2.11.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100