Читать онлайн Подари мне поцелуй, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне поцелуй - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Подари мне поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Джулия подалась вперед, пытаясь рассмотреть портрет.
– Я думала, что Бентем собирался написать мой портрет.
– Это и есть вы, – резко перебила ее Мэдди. Ее кожа цвета пергамента раскалилась до небывало красного цвета. – Этот негодяй изобразил вас голой.
Как Джулия ни присматривалась, она едва могла различить фигуру, откинувшуюся на кушетке; однако, разглядев зеленые глаза, пронзительно смотревшие из-за веера, она вздрогнула.
– Боже мой! – Джулии вдруг стало нехорошо от множества расплывающихся перед ее глазами лиц. – Может, никто не заметит?
– Как можно не заметить такое? Портрет почти в натуральную величину! – Мэдди еще не успела договорить фразу, как люди уже начали перешептываться. – Проклятие! Здесь поможет только быстрая атака. – Внимательно оглядев толпу, Мэдди сосредоточилась на узкоплечем молодом человеке, стоявшем рядом с Терезой.
– Эй, вы! – окликнула она его, грозно стукнув тростью. – Что все это значит?
Бентем неуверенно взглянул на Терезу, потом откашлялся и громко заявил:
– Леди Хантерстон просила, чтобы я написал ее именно такой. Я, конечно, возражал, но модель была настолько хороша, что я не смог противиться ее желанию.
Джулия за всю свою жизнь не слышала столь нагло лжи. Возможно, Бентем и был прекрасным художником, но как актер он никуда не годился. Даже Дезире с ее не самыми лучшими актерскими способностями произнесла бы эту фразу более правдоподобно. К сожалению, заявление Бентема было столь неожиданным и ошеломляющим, что Джулия сомневалась, что еще кто-нибудь, кроме нее, заметил, что здесь что-то неладно. И все же за новой попыткой вызвать скандал чувствовалась чья-то более опытная рука: мечтательный и рассеянный художник вряд ли был способен на такую авантюру.
Джулия внимательно посмотрела на Терезу: на щеках ее кузины пылал густой румянец, ее совершенные губы, напоминающие по форме бутон розы, растянулись в самодовольной ухмылке. Тереза выглядела чрезвычайно удовлетворенной.
– Надеюсь, Бентем понимает, во что его втянули. – Мэдди нахмурилась. – Похоже, что Хантерстон настроен очень серьезно и готов проломить ему голову.
Алек стоял недалеко от помоста; его лицо застыло в гневной гримасе: он смотрел на Бентема с таким видом, словно решал, какую кость сломать ему в первую очередь. Взглянув на него, Джулия окончательно укрепилась в своем решении. Если она не сумеет действовать сейчас очень быстро, то разразится катастрофа.
Она подошла к холсту и пристально в него вгляделась.
– Жаль, но портрет на меня совершенно не похож. Бентем густо покраснел.
– Ручаюсь, что похож.
– Лицо мое, согласна. – Джулия взглянула на свою грудь, туго обтянутую бронзовым шелком, потом снова посмотрела туда, где изображались более округлые и пышные формы. – К сожалению, все остальное не имеет ко мне никакого отношения. Я всегда хотела быть немного полнее, но увы...
Вдовствующая герцогиня, подавшись вперед, внимательно вгляделась в полотна.
– Совершенно верно, леди Хантерстон. Вы, несомненно, куда более изящны, чем изображенная здесь дама. – Она выпрямилась, и ее брови изогнулись в недоумении. – Создается впечатление, что художник по ошибке соединил вашу голову с чьим-то чужим телом.
Бентем начал было протестовать, но резкий жест виконта заставил его поспешно ретироваться. Прежде чем Алек успел последовать за ним, Люсьен удержал его за руку.
Леди Бирлингтон смотрела поверх плеча Джулии.
– Хм... Ступни тоже совершенно непохожи. Не знаю, с кого он писал натуру, но они просто крошечные. – Она оглядела зал. – Все женщины с пышной грудью и маленьким размером ноги должны немедленно выйти вперед.
Вокруг них раздался смех, который тут же перекрыл лихой возглас какого-то молодого повесы:
– Ради всего святого, леди Бирлингтон, разрешите им прийти для осмотра ко мне.
Напряжение спало, и теперь отовсюду слышались веселые реплики и смех.
Облегченно вздохнув, Джулия принялась внимательно присматриваться к картине, чуть не дотрагиваясь до нее носом.
– Смотрите, у нее есть родинка прямо на бедре, а у меня такой нет. Единственная знакомая мне женщина, у которой есть точно такая же, это... – Она замолчала и, покраснев, бросила быстрый взгляд на Терезу. – Ну вот, теперь все понятно.
Если бы она громко заявила о своих подозрениях, то тогда они не были бы столь явно высказаны.
Широко раскрыв глаза, Эдмунд пристально посмотрел на Терезу.
– А ведь она еще даже не замужем! – сказал он как можно громче, чтобы его услышали все присутствующие.
Тереза побледнела:
– Это не я. Любой глупец увидит, что это Джулия.
Внезапно Бентем сделал шаг вперед:
– Леди Хантерстон...
– Эй, Бентем! – раздался позади него грозный голос Мэдди Бирлингтон. – Вы желаете, чтобы я рассказала об этом позорном поступке вашей матери?
Молодой человек, побледнев, бросил умоляющий взгляд на Терезу, но она его как будто совершенно не замечала. Ее взгляд был сосредоточен на Джулии.
– Ну так как? – раздраженно переспросила Мэдди. – Рассказывать или нет? Я уверена, что Люсинде будет очень интересно услышать о ваших постыдных забавах, в то время как она находится у себя в поместье.
– Нет! – Бентем в отчаянии оглядел зал, но не встретил ни одного сочувствующего взгляда. Словно в последней попытке спастись он протянул руку к Терезе, но она отвернулась и отошла в сторону.
Бентем молча посмотрел ей вслед, в его бледно-голубых глазах читалась немая печаль. Затем он повернулся к герцогине и неловко поклонился:
– Ваша светлость, я вынужден откланяться. Прошу извинить, если моя ошибка причинила кому-нибудь вред.
Джулия почувствовала к нему мгновенную жалость. С этими мечтательными глазами и слабовольным подбородком у него не было ни единого шанса покорить сердце такой избалованной и жестокой красавицы, как Тереза.
– Конечно, конечно. – Герцогиня рассеянно махнула рукой, и Бентем, бросив последний, полный боли взгляд на Терезу, покинул зал.
– Все это очень интересно, – задумчиво произнесла герцогиня, критически оглядывая полотно. – Но возможно, мне следует купить его для гостиной, и какая разница, кто на нем изображен...
– Двести фунтов, – мрачно изрек Алек.
Джулия растерянно взглянула на него.
– Но это вовсе не я!
– Двести фунтов, – повторил он, словно не замечая ее.
Джулия знала, что это предложение он сделал из гордости, но она ничем не могла облегчить его страдания. Впрочем, мысль о том, что этот портрет будет висеть в чьем-то чужом доме и служить постоянной темой для бесконечных разговоров за обедом, ей самой не очень нравилась.
Герцогиня кивнула:
– Не возражаю, лорд Хантерстон. Все же глаза дамы на портрете поразительно напоминают глаза вашей супруги, и я не буду соперничать с вами. Вы можете забрать портрет.
В тот же момент с другого конца зала раздался спокойный меланхоличный голос Ника:
– Триста фунтов.
От неожиданности герцогиня даже вздрогнула.
– Силы небесные!
Алек глухо чертыхнулся.
– Четыреста.
Чтобы снизить растущее напряжение в зале, герцогиня одобрительно сказала:
– Молодец, Хантерстон, я не сомневалась, что вы любите живопись.
Ленивой походкой Ник вышел вперед, ненадолго остановившись, чтобы иронически поклониться Джулии. Под одним его глазом красовался большой синяк, несомненный трофей, полученный в стычке с Алеком в «Уайтсе» предыдущей ночью.
– К вашим услугам, кузина.
Джулия едва кивнула ему. Независимо от того, кто задумал весь этот скандал, она была уверена, что граф наслаждается им от всей души.
Улыбаясь, Ник повернулся к герцогине:
– Я полагаю, что мой кузен обнаружил у себя гораздо большую любовь к искусству, чем рассчитывал. К несчастью для него, я разделяю эту страсть.
– Пятьсот фунтов, – сверкнул глазами Алек.
Ник негромко рассмеялся.
– Вы ставите против самого себя.
Алек не уступал.
– Шестьсот.
В зале послышались изумленные возгласы. Джулия еще никогда не видела мужа таким разгневанным: скрестив на груди руки, широко расставив ноги, он производил впечатление человека, который еле сдерживает ярость, готовую в любой момент выплеснуться наружу.
– Ну-ну. Как решительно вы настроены! Но и я не в силах упустить столь редкую и прекрасную возможность. – Он повернулся к полотну и принялся в упор рассматривать его, задержавшись любопытствующим взглядом на изгибе бедер. – Я непременно должен иметь эту картину у себя в спальне. Восемьсот фунтов.
В наступившей тишине все глаза обратились на Алека.
– Тысяча фунтов.
Джулия ошеломленно посмотрела на него, но Алек сохранял полную невозмутимость, в то время как его гневный взгляд скрестился со взглядом Ника.
Герцогиня сделала шаг вперед.
– Как великодушно с вашей стороны жертвовать такие суммы на нашу благотворительную деятельность, лорд Хантерстон! Я уверена, что лорд Бриджтон уступит вам право на владение этим великолепным портретом.
Стряхнув воображаемую пылинку со своей манжеты. Ник пожал плечами:
– В конце концов, это всего лишь картина...
Изящно кивнув, хозяйка бала дала знак лорду Данстону представить следующий лот для продажи, и аукцион продолжился.
Увидев, что Ник наконец потерял интерес к аукциону и смешался с толпой, Джулия облегченно вздохнула. Распродажа длилась еще почти час, но Алек не отходил от нее ни на шаг; тем не менее у нее не было возможности поговорить с ним, поскольку их повсюду окружали люди.
Когда с молотка ушел последний выставленный на аукцион предмет, музыканты по знаку герцогини заиграли вальс. Алек протянул Джулии руку и пригласил ее на танец. Теперь они могли говорить, не опасаясь быть услышанными.
Сурово взглянув на жену, Алек притянул ее ближе к себе.
– Мне бы следовало придушить кузена за его дерзость.
– Неужели? А вот я не уверена, что ваш кузен имеет к портрету хоть какое-нибудь отношение.
Губы Алека сжались в тонкую линию.
– Как вы можете так говорить? Это его идея...
– Или он просто воспользовался выгодной ситуацией. По-моему, автор затеи – Тереза. У меня такое чувство, что Ник был удивлен так же, как и вы.
– Я хорошо осведомлен о ваших чувствах, сударыня, – Алек сжал ее руку, – но мне нет до них никакого дела.
Джулия невольно покраснела. Он так легко, без всякого колебания отверг ее любовь! Пытаясь справиться с потрясением, она попробовала увеличить расстояние между ними, однако его пожатие тут же стало еще сильнее, и он почти вплотную прижал ее к себе, не обращая внимания на другие танцующие пары, многие из которых удивленно за ними наблюдали и уже начали перешептываться.
– Вам так хочется поскорее избавиться от меня, дорогая? Может быть, вы бы охотнее приняли приглашение потанцевать от моего кузена?
И тут Джулия по-новому увидела все кошмарные события сегодняшнего дня, которые вызывали у нее одну лишь злость: злость на Ника и Терезу за их интриги против нее, злость на людей, которые спокойно стояли и с явным интересом наблюдали за ее замешательством во время проведения аукциона, злость на Алека, насмехавшегося над той единственной ценностью, которая у нее осталась, – ее любовью к нему.
Вздернув подбородок, Джулия пристально посмотрела на него.
– По крайней мере ваш кузен настолько хорошо воспитан, что не истязает меня во время танца.
При этих словах лицо виконта словно окаменело.
– Если вы именно так настроены, сударыня, тогда я не буду беспокоить вас своим присутствием. – Не сказав больше ни слова, он резко отпустил ее руку, развернулся и пошел через зал.
Джулия осталась одна. С тоской она ловила на себе соболезнующие взгляды и злорадные усмешки. Как мог Алек так поступить с ней?
Пытаясь успокоиться, всеми силами скрывая кипевшие в душе возмущение и боль, она пошла мимо танцующих. Слезы застилали ей глаза и туманили взор. Но не успела она дойти до конца зала, как рядом с ней оказался Ник.
Он взял ее руку и поклонился.
– Как это любезно со стороны моего кузена – вспомнить, что вы обещали мне танец. – Обхватив ее за талию, он прикоснулся к ее руке. – Итак? – Видя что Джулия колеблется, он ласково прибавил: – Пойдемте, виконтесса, покажем всем, что вам нет нужды жаловаться на отсутствие кавалеров.
Судорожно кивнув, Джулия позволила Нику закружить ее в танце, хотя ее душу по-прежнему терзали обида и боль.
– Все смотрят только на вас, моя дорогая, – предупредил Ник. – Вам нужно улыбаться, если вы хотите разочаровать любопытствующих.
– Почему вас это так заботит? Меня удивляет, что вы вообще танцуете со мной, особенно после того, как Алек поставил вам синяк под глазом.
На миг его лицо исказила злоба, но он тут же скрыл ее под показной улыбкой.
– Прошлой ночью у нас произошла размолвка, и ничего более. – Он нежно сжал ее руку. – Я не переношу, когда Алек вымещает свои промахи на вас, и считаю, что вы два совершенно разных человека.
Джулии пришлось прикусить губу, чтобы унять дрожь.
– Вы до сих пор не сказали, почему помогаете мне сейчас. Не хочу показаться грубой, но я вам не доверяю.
Ник рассмеялся.
– Возможно, я страдаю от таких же донкихотских порывов, которые терзают и моего кузена. Впрочем, сейчас это не важно. Главное, чтобы вы не позволили никому подумать, будто вас оскорбила грубость Алека.
Джулия вздернула подбородок.
– Меня не интересует, что обо мне думают.
– Браво, кузина! Это как раз то, что мы должны демонстрировать. Полагаю, теперь нам лучше обсудить что-нибудь более близкое и дорогое вашему сердцу. Как успехи вашего уличного сорванца? Кстати, сегодня вы не захватили его с собой...
– Он простужен. – Джулия немного расслабилась, вспомнив улыбку Мака, когда он отправлялся спать с одним из знаменитых горчичных пластырей миссис Уинстон для согревания груди.
– А прелестная Дезире?
Джулия нахмурилась.
– Я как раз хотела поговорить с вами об этом. Вы ведь были уверены, что ее узнают, не так ли?
– Сознаюсь, я действительно рассчитывал на это. – Ник пожал ей руку, но не попытался уменьшить расстояние между ними. – Вы поступите мудро, если будете и впредь стараться сохранить мою благосклонность к вам, Джулия, – в этом случае, завладев наследством, я обещаю пожертвовать часть денег на ваши проекты.
– Неужели? – Она изобразила легкое изумление. Ник меланхолично улыбнулся.
– Естественно, в обмен на некоторые ваши услуги.
– Напрасно вы так уверены, что получите наследство, Ник. Завтра мы встречаемся с душеприказчиками и все им объясним. Они поймут: все случившееся произошло не по нашей вине. – По крайней мере Джулия на это очень надеялась. Возможно, ей удастся также убедить некоторых членов Общества поговорить с поверенными.
Самодовольный голос Ника прервал ее мысли:
– Боюсь, от этого вам будет мало пользы. Хоть я и не принимал участия в подготовке сегодняшнего представления, оно, по сути, стало последним гвоздем в очень хорошо сделанном гробу.
– Как только поверенные узнают о вашей роли во всех этих событиях, они в любом случае не позволят вам распоряжаться наследством.
– Ну, вы совсем их не знаете в отличие от меня. Мой дед, превратившись в старого маразматика, окружил себя филантропами, у которых абсолютно отсутствует вкус к жизни и еще меньше понимания того, сколько они от этого теряют. – Ник пожал плечами. – Когда они прочитают газетную статью, их особенно оскорбит тот факт, что вы в своей благотворительной деятельности руководствовались, мягко говоря, не совсем искренними мотивами.
– Не может быть, чтобы они поверили в явную клевету и ложь. Я сама с ними поговорю и все объясню.
– Скоро до их ушей дойдет история с вашим портретом, и меня очень удивит, если они вообще согласятся разговаривать с вами.
К облегчению Джулии, танец закончился прежде, чем ей пришлось что-либо отвечать.
– Благодарю вас за то, что вы пришли мне на помощь, Ник. – Она притворно улыбнулась. – А теперь, с вашего позволения, я должна найти леди Бирлингтон.
Внезапно Ник бросил взгляд куда-то мимо нее, и на его лице промелькнуло удивление, когда ее руки коснулась чья-то рука.
Джулия обернулась и увидела рядом с собой леди Бартон – ее резкие черты на сей раз смягчала улыбка.
– Леди Хантерстон, я надеялась встретиться с вами здесь в этот вечер. Мы с лордом Бартоном хотим пригласить вас с лордом Хантерстоном навестить нас в нашем имении Бартон-Парк этой осенью.
Леди Бартон говорила гораздо громче, чем это было необходимо, и Джулия, оглянувшись, заметила, что окружающие внимательно следят за их разговором. Сразу все поняв и испытывая бесконечную благодарность, она приветливо улыбнулась.
– Лорд Бартон много раз говорил мне о парке и о том, как он красив. Мы посетим вас с огромным удовольствием.
– Вот и отлично. – Леди Бартон ласково погладила Джулию по руке и улыбнулась; ее серые глаза весело заблестели. – Моему мужу будет приятно узнать, что вы согласились приехать к нам. – Любезно кивнув, она удалилась в сопровождении своего племянника.
Обернувшись, Джулия поискала глазами леди Бирлингтон, но тут Ник крепко схватил ее за руку.
– Скажите мне, кузина, вы часто встречались с леди и лордом Бартон?
Удивленная его поведением, Джулия выдернула руку.
– Ну, несколько раз. Ее муж – один из членов Общества. Сегодня я разговаривала с леди Бартон впервые и должна признать, что она чрезвычайно любезна.
Меж его бровей залегла легкая морщинка.
– В самом деле?
Джулия принялась осматривать присутствующих в зале: ее сердце замирало каждый раз, когда она видела темноволосую голову, возвышавшуюся над толпой, но, к се разочарованию, это оказывался не упрямый муж.
Ник взял ее под руку и проводил к стулу.
– Если вы ищете Алека, то напрасно: сразу после окончания вальса он ушел в комнату для игры в карты.
– Но я никого не искала, – сказала она жестко, надеясь, что Алек видел, как она танцевала с его кузеном. Если она весь остаток вечера будет ходить с Ником под руку, ему это вряд ли понравится, и поделом...
– Не хотите ли что-нибудь выпить, Джулия? По крайней мере разрешите мне оправдать себя в ваших глазах, предложив вам бокал миндального ликера. – Ник загадочно улыбнулся, чем-то на мгновение напомнив ей Алека. – Это все, о чем я вас прошу.
Джулия вздохнула. Все же весь вечер – это слишком; однако не случится ничего страшного, если она побудет с ним еще несколько минут. Алека нигде не было видно, а леди Бирлингтон, как она заметила, полностью увлеклась беседой с герцогиней.
– Ну хорошо. Хотя я бы предпочла херес.
Ник учтиво поклонился.
– Как пожелаете, моя дорогая. Когда я вернусь, мы выпьем за душеприказчиков и за то, чтобы они сделали правильный выбор. – Еще раз улыбнувшись, он исчез в направлении комнаты, где были расставлены столы с закусками и прохладительными напитками.
Внезапно Джулия подумала, что вечер прошел впустую. Вопреки многообещающему началу потом все пошло наперекосяк, и оставаться здесь больше не было никакой необходимости. Ей следует найти Мэдди, извиниться перед ней и на этом закончить тягостное испытание.
Возвратившись, Ник вручил ей бокал.
– Хереса уже не осталось, поэтому мне пришлось удовольствоваться миндальным ликером.
Джулия сделала глоток и скорчила мину.
– Слишком сладко.
– Все же выпейте. Мы должны вернуть на эти щечки хоть немного румянца. – Он поднес руку к ее лицу, но Джулия отвернулась.
– Не забывайте, Ник, мы в общественном месте.
– А если бы мы были наедине?
– Тогда у вас вместо одного синяка стало бы два. – Она быстро отпила еще глоток. Чем быстрее она все выпьет, тем быстрее сможет уйти отсюда.
Ник рассмеялся.
– Вы никогда не смущаетесь, не так ли?
Джулия пропустила его вопрос мимо ушей и сделала еще один глоток. В первый раз, начиная с сегодняшнего утра, она ощутила спокойствие и смогла расслабиться, словно у нее не было никаких проблем и забот. Возможно, ей следовало бы пойти поискать мужа и сказать ему, какой нелепой была их ссора. Но нет. Алеку она не нужна.
От этой мысли к глазам неожиданно подступили слезы. Она быстро сделала еще глоток, чтобы исчез возникший в горле комок. Теперь в бокале оставалось совсем немного напитка.
Сделав последний глоток, Джулия ощутила, что ликер стал неожиданно горьким, и вздрогнула.
Наклонившись ближе к ней, Ник придвинул вплотную свой стул.
– Я давно хотел сказать вам, как прелестно вы выглядите без этих проклятых очков.
Хотя его близость и действовала ей на нервы, но приятное ощущение усталости унесло прочь всю досаду на него.
– Я бы очень хотела, чтобы они были у меня с собой сегодня, поскольку еле смогла разглядеть портрет.
– Меня удивило, как быстро вы определили, что позировала Тереза. – Голос Ника теперь звучал совсем близко от ее уха, его рука поглаживала ее плечо. – Редко мне достается такой достойный противник. – Он поднял ее руку и запечатлел медленный поцелуй на запястье.
Джулия знала, что следует отдернуть руку, но ей вдруг показалось, что рука налилась невероятной тяжестью. Она близоруко моргнула, глядя с почти посторонним интересом, как стакан с ликером выскользнул из ее руки.
Ник поймал его на лету.
– Вам, вероятно, не помешало бы освежиться, моя дорогая.
Да, это было именно то, что ей нужно: свежий воздух, чтобы развеять паутину, опутавшую ее мысли. Джулия попыталась встать, но колени подогнулись...
Ник крепко подхватил ее рукой за талию, и Джулия оперлась на него.
– Здесь так жарко! Я задыхаюсь...
– Держитесь за меня, дорогая, идти нам не слишком далеко.
Ей казалось, что он ведет ее по направлению к балкону, а бальный зал превратился в длинный темный тоннель. На нее смотрели какие-то лица, в ушах громким эхом отдавалось перешептывание окружающих. Джулия сосредоточилась на том, чтобы поочередно переставлять ноги, ставшие почему-то непослушными и тяжелыми.
Похоже, миновал целый час, когда в конце концов они дошли до балкона. Она ощутила свежий воздух, который быстро охладил тело сквозь тонкий шелк, но ясности в мыслях все не прибавлялось. Наоборот, голова стала еще более тяжелой, так что она была вынуждена прислониться к Нику, чтобы не упасть.
Все вокруг нее кружилось и мелькало.
– Господи, да что это со мной? – еле выговорила она. Джулия ощутила его дыхание прямо перед собой, когда он крепко обнял ее.
– Ничего страшного, обыкновенное снотворное.
Эти слова, явно означавшие для нее угрозу, прозвучали где-то вдалеке, но у Джулии не осталось сил ни на что большее, как только пробормотать несколько протестующих слов.
– Пойдемте, Джулия. – Его вкрадчивый голос раздался близко от нее. – Нам осталось пройти совсем немного. – Ник почти волоком повел ее через сад и дальше по тропинке к поджидавшему экипажу. В окружавшей их тишине в голове у нее гулко отдавался шум шагов, в то время как огни дома все дальше удалялись от них.
– Граф, – послышался из сада резкий голос. – Что вы здесь делаете?
Джулия различила женскую фигуру в серебристом платье и, присмотревшись, узнала кузину. Казалось, Тереза была в бешенстве.
– Я увожу жену моего кузена домой, – спокойно ответил ей Ник, как будто разговор шел о погоде или о том, чтобы поправить булавку на шейном платке. – Ей стало плохо.
Тереза окинула Джулию внимательным взглядом.
– Да она пьяна!
Он усмехнулся и неожиданно нежным жестом поправил волосы Джулии.
– Уходите, Тереза! Я знаю, что делаю.
– Похоже, это так, – фыркнула она. – И что вы собираетесь с ней делать дальше?
Ник пожал плечами, слегка задев лацканом сюртука щеку Джулии, потом повернулся к наемному вознице, который молча стоял в ожидании:
– Открывай.
– Слушаюсь, милорд.
Дверца открылась, и Ник, втащив свою спутницу в коляску, уложил ее на сиденье. У Джулии даже не было достаточно сил, чтобы держаться прямо, и голова ее бессильно опустилась на грудь. В темноте голоса казались ей неестественно громкими, отдаваясь в ушах с болезненной ясностью.
– Если вы увезете ее с собой, я расскажу об этом всем.
– Рассказывайте, кому вам будет угодно, Тереза. Я буду на полпути в Лэнгли еще до того, как вы дойдете до бального зала.
Тереза яростно взвизгнула:
– Лэнгли? Это там, где мы впервые...
– ...Где вы впервые поделились со мной своими трогательными воспоминаниями. Мой охотничий домик будет для этого как раз кстати. Это мое частное владение, расположенное в стороне от людских глаз; там нас никто не найдет.
В тишине послышались громкие рыдания.
– Будьте вы прокляты, Ник! Вы не можете так поступить со мной после всего, что я для вас сделала!
Он вздохнул.
– Вы имеете в виду вашу проделку с портретом? Это было, конечно, чересчур, но зато очень эффективно. Но как вам удалось уговорить такого труса, как Бентем, на такую отчаянную авантюру?
Рыдания внезапно прекратились.
– Это вас не касается.
– А по-моему, очень даже касается, – угрожающе произнес Ник.
– Вы обещали жениться на мне!
– Нет, моя дорогая. Это всего лишь иллюзия, которую создали вы сами. – Помолчав немного, Ник добавил: – Кроме того, я нашел другую, более соблазнительную добычу.
Джулия почувствовала, как его рука нежно погладила ее по щеке. На мгновение она даже обрадовалась, что слишком пьяна, чтобы ощущать нечто большее, чем просто безразличную смену ощущений, так как иначе она определенно была бы оскорблена.
Тереза пронзительно закричала, а затем последовала возня, закончившаяся звуком пощечины и истерическими рыданиями.
– Леди Франт слишком много выпила. Отвезите ее на бал и проводите к матери, – крикнул Ник своему кучеру, стоявшему поодаль. Не дожидаясь выполнения своего указания, запрыгнул в экипаж рядом с Джулией. Уложив к себе на колени, он прикрыл ее плащом, словно она была ребенком.
Вскоре после этого охватившее ее тепло и мерное покачивание экипажа погрузили Джулию в глубокий сон без сновидений.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне поцелуй - Хокинс Карен



не особо приколола
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен
28.06.2012, 22.54





Книга прелестна. Советую всем кто любит красивые истории о превращении гадкого утёнка в лебедя). Конечно немного напрягает слишком Филантропное отношение гл.гер-ни но всё же это главная загвоздка истории, так сказать изюминка...Мне понравилось. Время потратила не зря.=)
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренНаталия
4.01.2013, 23.04





не очень.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренМарго
5.01.2013, 2.53





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





Всех дур я делю на 2 категории: просто дура и дура упертая, к которой отношу и главную героиню. Она уперта идеей осчастливить несчастных(так тогда называли проституток),переделав их в прислугу. Всем известна судьба прислуги того времени: чуть лучше рабства, только что не убивают. Вот осчастливила!Так же она уперта в отношениях с гл. героем, в которого считает себя влюбленной 4 года. Несколько месяцев маринует бедного, пока дала. Но как все дуры, в финансах переплюнет умных: не моргнув глазом оттяпала у г.героя половину состояния. Хотя г.героиня вызывала у меня кровожадность, дочитала до конца. Финал подтвердил еще одно мое жизненное наблюдение: чем дурее баба, тем у нее лучше муж.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренВ.З.,66л.
26.12.2014, 9.44





за последний месяц прочитала довольно много любовных романов, но только от этого получила удовлетворение
Подари мне поцелуй - Хокинс Каренфлора
2.11.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100