Читать онлайн Подари мне поцелуй, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне поцелуй - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Подари мне поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

– Отойдите от окна, – приказала Мэдди. – В конце концов, неприлично так мрачно смотреть на людей, которых вы даже не знаете.
Тяжело вздохнув, Джулия отвернулась и порывистым движением, которое вряд ли подобало благовоспитанной леди, бросилась на кушетку. События последней недели так измотали ей нервы, что она ощущала себя совершенно измочаленной, подобно лохматой бечевке, которую Мак всегда таскал в своих карманах.
Алек, как и обещал, назло ей, с мстительной злобой вернулся к прежнему развратному образу жизни, и теперь ее никогда не покидала тревога. Она почти не спала по ночам, все время прислушиваясь к стуку входной двери. Он приходил домой на рассвете, горланя во все горло песни, чтобы в очередной раз убедиться, что она видит, как бесцеремонно он пренебрегает ее моральными принципами.
Ладони просто чесались от желания надрать ему уши, чтобы они у него горели, но это вряд ли было возможно. Особое беспокойство ей внушало его отношение к ней. Алек по-прежнему всюду ее сопровождал, как будто ничего не произошло, и хотя ни разу не предпринял попытки зайти к ней в комнату, зато начал использовать любой предлог, чтобы дотронуться до нее.
Если они ехали в экипаже, он намеренно прислонялся к ней бедром, что действовало на нее самым неприличным образом, а если танцевали на балу, очень близко прижимал ее, злорадно наслаждаясьее попытками хоть немного отдалиться от него. Каждый день Джулия ощущала, что его руки задерживаются на ее коже все дольше, а его теплое дыхание все ближе от ее шеи и плеч.
Но словно в старинной сказке, как только Алек привозил ее домой, он тут же исчезал. Настоящие мучения начинались для нее, когда, лежа без сна, она представляла себе, как он весело смеется, обнимая какую-нибудь соблазнительную куртизанку, которая ради такого сногсшибательно красивого мужчины готова на все.
– Что-то вы неважно выглядите, моя девочка; возможно, нам сегодня вечером не стоит никуда ехать, а?
– Нет-нет. Со мной все в порядке.
– Вздор! Мы вполне можем позволить себе провести один вечер дома. Уже около месяца мы с вами шатаемся повсюду, как пара гусынь, – с явным неодобрением заметила Мэдди.
И это действительно было так. Их просто завалили различными приглашениями. Как она и предсказывала, эпизод с Дезире имел поразительно мало последствий: ни один из их гостей, присутствовавших на званом обеде, не пожелал признаться в знакомстве с какой-то заштатной актрисой; однако, когда Джулия указала мужу на это обстоятельство, он просто пожал плечами.
Взяв лежавший на столе роман, Джулия начала его листать, обращая особое внимание на места, связанные с героическими событиями. Ну почему Алек не походит ни на одного из героев этих книг, доблестно добивавшихся любимых женщин и проявлявших такую безмерную преданность? Она могла поспорить, что сэр Рэндольф, например, никогда бы не попытался объяснить пылкое свидание со своей любимой просто как «физическое притяжение».
Джулия восстановила в памяти весь эпизод из романа, дойдя до той сцены, когда герой опускается на колени перед любимой и умоляет простить его, а она, забыв о своей гордости, бросается в его объятия. Правда, в тот момент, на коленях, он выглядел таким несчастным!
Джулия положила книгу на стол. Что-то ее воображение чересчур разыгралось. Алек явно не герой; а все из-за того, что в его воспитании было совершено ужасное упущение. Если бы его дед был сегодня жив, у нее нашлось бы что ему сказать.
– Ради Бога, Джулия. – Мэдди озабоченно посмотрела на нее. – Что с вами происходит? Вы такая грустная, словно у вас мигрень. Если вы собираетесь весь день вот так сидеть, молчать и хмуриться, то я могла бы послать хотя бы за Эдмундом. Может, он и не самый лучший собеседник, но по крайней мере он всегда может рассказать что-нибудь забавное.
В течение некоторого времени Джулия колебалась, стоит ли посвятить во все Мэдди, но, взглянув в ее проницательные голубые глаза, она решила этого не делать.
– Извините меня. Просто я устала.
– У вас приступ меланхолии, не так ли? Я позову моего доктора и заставлю его прописать вам слабительное. оно вас хорошенько прочистит, и вы будете спать как младенец. Я принимаю его раз в неделю. Великолепное средство.
Да уж! Достойное завершение этой кошмарной недели! Джулия уставилась в потолок.
Мэдди сердито вздохнула.
– Так дать вам слабительное?
– Нет, не думаю, что оно мне поможет. – Фактически ей ничто не могло помочь, кроме волшебника, который превратил бы ее в необыкновенную красавицу, довольствующуюся тем, что вечно сидит дома с целомудренно сложенными на коленях руками, а жизнь в это время проходит мимо.
«Алеку бы это пришлось по вкусу», – с отвращением подумала Джулия. Если бы сейчас добрая сказочная крестная внезапно здесь поя вилась и предложила свою помощь, то она скорее всего попросила у нее что-нибудь значимое, например, чтобы в мире исчез голод, или бедность, или...
– Ради Бога! – нахмурилась Мэдди. – Вы выглядите так, словно проглотили пчелу. Скажите же что-нибудь! Что сделал с вами Хантерстон, что у вас такое настроение?
Джулия глубоко вздохнула и села.
– У нас с Алеком произошла размолвка.
– Ну... – с явным разочарованием протянула Мэдди. – И это все? У нас с покойным мужем не проходило и дня, чтобы мы не повздорили.
– Правда? И кто мирился первым?
Мэдди рассмеялась, обнажив фальшивые зубы за ярко накрашенными губами.
– Он совершенно не выносил, когда я с ним не разговаривала. Осечек не было.
Джулия устало улыбнулась. Она слышала, что лорд Бирлингтон просто обожал свою жену.
– Боюсь, в нашей ситуации это средство не поможет.
– И почему же?
– Наш брак с Алеком заключен не по любви.
– Ну, ведете-то вы себя как любовники. Вот вы сейчас раскисли так, словно ваше сердце разбито; а он каждый раз напивается и кутит, будто в последний раз.
Джулия удивленно вскинула брови, надеясь выказать этим свою осведомленность.
– Неужели? Наверное, это Эдмунд сообщает вам о каждом шаге Алека?
Но Мэдди это не ввело в заблуждение.
– Эдмунд – пустоголовый шалопай. Однако действительно, кое-что он заметил.
Отбросив всякое притворство, Джулия напрямик спросила:
– Что, например?
– Похоже, ваш муж не волочится за женщинами, если нас интересует именно это, зато пьет он больше, чем следовало бы, и к тому же слишком часто проигрывает при игре в карты. Если вы хотите знать мое мнение, то Алек ведет себя так, как будто он влюблен.
– Скорее, он ведет себя как глупец!
– Не такая уж большая разница. – Мэдди оглядела ее проницательным взглядом. – Немного поссорились, а? Вы любите его, но не хотите, чтобы он про это знал, не так ли?
– Я никогда не говорила, что люблю его. – Джулия нахмурилась.
– Только не нужно срывать на мне свою досаду, деточка: я говорю о том, что вижу.
Из груди Джулии вырвался вздох отчаяния.
– Неужели все так заметно?
– Слава Богу, нет, – успокоила ее Мэдди. – Кроме того, даже если бы это было видно, это не играло бы никакой роли: меньше всего мужчины способны на то, чтобы при взгляде на женщину определить, что она чувствует. Не знаю, почему это так, может, потому, что мы недостаточно часто выказываем свои чувства.
– Ну да! Я чуть не кидаюсь ему на шею, а он... ничего не замечает.
Мэдди пристально на нее взглянула.
– Не замечает?
– Нет, – печально промолвила Джулия, и губы се невольно задрожали.
– Только не вздумайте изливать на меня всю вашу скорбь, – поспешно предупредила Мэдди и вздохнула. – Думаю, что я смогу вам помочь. У меня есть некий талант содействовать примирению влюбленных. В конце концов, именно я представила леди Чеймбсрз ее будущему мужу. – Она нахмурилась. – Конечно, я всегда считала, что он болван, но раз ей было все равно, то какое мне дело? Кажется, они теперь счастливы.
Джулия вспомнила лицо лорда Чеймберза, когда он увидел Дезире, и невольно улыбнулась про себя.
– Ну а теперь о самом главном. – Мэдди тростью почесала живот своему песику, и тот, открыв один глаз, завилял хвостиком. – Вам нужно привлечь внимание Хантерстона.
– О, на это я не могу пожаловаться. Но все, что я делаю, сердит его.
– Значит, начало положено. Далее, вы должны сделать так, чтобы он восторгался вами. Заставьте его думать, что вы одна из самых волнующих, непредсказуемых женщин из всех, кого он знал до сих пор, – тогда он даже не взглянет на другую женщину.
Перспектива представить себя в виде таинственной обворожительной женщины показалась Джулии весьма заманчивой.
– Но как мне этого добиться?
Мэдди критически оглядела ее.
– Во-первых, мы должны несколько иначе одеться.
Джулия взглянула на свое утреннее платье из бледно-желтого муслина с голубым лифом.
– В этом платье что-то не так? Мне оно казалось просто очаровательным.
– В этом-то и проблема. Вы сами не хотите выглядеть очаровательной, в то время как ваш муж притягивает к себе женские взгляды словно магнит.
Насчет внешней привлекательности своего мужа у Джулии не было никаких сомнений.
– Как вы думаете, что бы сделал Алек, если бы я призналась, что... люблю его?
– Сбежал бы в тот же миг, как будто на нем загорелась одежда. Никогда не встречала мужчину, который бы более, чем он, нуждался в том, чтобы перед ним не раскрывались полностью. – Мэдди покачала головой, и искусственные цветы, приколотые к ее парику, слегка наклонились. – В этом виноват его дед. Джон считал, что своей излишней заботой о матери Алека он ее испортил, и поэтому боялся повторить эту же ошибку в отношении своего внука.
– Миссис Уинстон рассказывала, что он всегда был очень строг с Алеком.
– Да, это так. Он постоянно ворчал на него, так что у мальчика до сих пор заниженная самооценка. – Мэдди вздохнула. – Возможно, он чувствует себя еще хуже, когда рядом с ним такая филантропка, как вы. Вы иногда даже меня заставляете чувствовать себя притворщицей.
– Но почему он... такой?
– Красив, как Геркулес, не так ли?
Он был не только красив. Джулия знала о том, что однажды, думая, что его никто не видит, ее муж принес Маку игрушечный кораблик; а до этого без лишних раздумий разрешил миссис Уинстон называть себя мастер Алек; и еще ночь за ночью он притворялся, что выпивает молоко, которое приносит ему Барроуз.
– Алек может быть очень добрым, когда захочет.
– Надеюсь. – Почтенная матрона постучала согнутым узловатым пальцем по ручке кресла. – Вы уже разделили с ним ложе?
Джулия растерянно заморгала.
– Не смотрите на меня так. – Пергаментно-желтые щеки Мэдди слегка покраснели. – Вы замужем уже почти четыре месяца и должны иметь представление о том, о чем я вам говорю. А если нет, значит, Хантерстон не тот человек, за которого я его принимаю.
– Мы... у нас было... если то, что вы имеете в виду...
– Боже правый, только не разыгрывайте трагедии! Нынешнее поколение чересчур стыдливое, на мой взгляд; в мое время мы не стеснялись говорить об этом вслух. – Мэдди недовольно вздернула бровь. – Ну так что? Было или нет?
– Да. Один раз.
– Один раз? Всего? Рядом с вами в доме находится красивый молодой человек, а вы спали с ним всего один раз? Боже, у вас в венах вместо крови ледяная вода, и только? Если бы у меня был мужчина, который выглядит как... – Взглянув на лицо Джулии, она внезапно замолчала. – Ну, это между нами. Должна сказать, это даже хорошо, чтоу меня нет такого резвого молодого жеребца, – мое сердце сейчас уже не такое крепкое, каким оно было когда-то.
– У меня тоже нет. – Заметив, что Джулия покраснела, Мэдди добродушно усмехнулась.
– Нам придется начать все с самого начала. Вам нужно обзавестись несколькими поклонниками. Я на днях заметила, что Алеку не нравится, когда какой-нибудь из молокососов, которые вечно волочатся за вами, начинает добиваться вашего внимания; при этом он смотрит на вас так, будто хочет подойти к вам, закинуть себе на плечо и унести. – Мэдди задумчиво взглянула на золотой набалдашник трости. – Возможно, Бриджтон подошел бы для этого: кажется, он тоже хочет привлечь ваше внимание...
Джулия тут же вспомнила чересчур суровую реакцию Алека на ее замечание о Нике.
– Не думаю, что это хорошая идея: они друг друга просто ненавидят.
– Хм... Ну, дуэль или что-нибудь подобное нам не нужно. Говорят, что Бриджтон и так убил на дуэлях предостаточно народу. – Мэдди вздохнула. – Жаль, потому что это был бы идеальный вариант.
Джулия молчала. С тех пор как Ник сыграл злую шутку с Дезире, она ожидала, что он будет избегать ее, но он приобрел раздражающую привычку появляться тогда, когда рядом с ней не было мужа, и разыгрывать из себя очаровательного кузена до тех пор, пока она не останавливала его.
Эфраим зарычал во сне и задергал задними лапами.
– Ну-ну, тихо! – Мэдди погладила его по голове и затем снова сосредоточилась на Джулии. – А что насчет Уэксфорда? Он вечно исчезает на несколько недель и в это время неизвестно чем занимается...
– Я сомневаюсь, что герцог согласится, – он ведь лучший друг Алека.
– И это отличная причина, чтобы начать с ним флиртовать. Впрочем, думаю, вы правы. У нас в запасе есть Бентем. Он ведь все еще пишет ваш портрет, не так ли?
Джулия кивнула.
– Да, для благотворительного аукциона. Я думала, что это займет много времени, но ему хватило всего нескольких набросков. Интересно, будет ли портрет хоть немного похож на меня, когда он его закончит.
– Если портрет пишет Бентем, то можете не сомневаться: вас все узнают. Бентем – талантливый художник и к тому же красив.
– А также безумно влюблен в Терезу. Он постоянно говорит о ней. – Некоторое время после раута у Бастионов Джулия опасалась, что он ею увлекся, но вскоре он снова вернулся к кружку поклонников ее кузины. Было довольно удивительно, что Бентем вообще захотел писать ее портрет.
Мэдди взмахнула рукой.
– В кого он влюблен, совершенно не имеет значения. Нам нужно лишь, чтобы Алек подумал, будто он вами заинтересовался. – Она удовлетворенно кивнула. – Теперь у нас есть план действий. В первую очередь одежда, потом – Бентем.
Однако настроение Джулии ничуть не улучшилось. Все это выглядело как-то нелепо и бессмысленно. С другой стороны, такие действия не отличались от провокаций Алека с его постоянными прикосновениями и нескромными взглядами. Впрочем, выбирать ей не приходилось: на сегодняшний день это все, что у нее есть.
Люсьен изогнул бровь.
– Ну так что, юноша? Вы делаете ход или нет?
Эдмунд взял сначала одну карту, потом другую. Алеку показалось, что он целую вечность разглядывал карты в своей руке, прежде чем все же вытащил одну и положил ее на стол.
Алек вытянул свою карту и бросил ее рядом с картой Эдмунда. Обычно он предпочитал холодной, пропитанной светскими условностями атмосфере «Уайтса» более оживленное общество игорных домов Ист-Энда, но сегодня вечером этот чопорный клуб больше соответствовал его настроению.
Лорд Блэкмор, тщеславный сноб, который практически жил в «Уайтсе», почесал свой крупный нос.
– Хм. Смело играете. – Он скосил глаза и выбрал из своих карт наихудшую.
Люсьен бросил карты на стол.
– Слишком долго выбирали. Полагаю, я выиграл.
– Черт бы тебя побрал, Люс! – Алек отбросил карты и снова наполнил стакан. Расставаясь с деньгами, он испытывал особое чувство освобождения: наследство деда, не принесшее ему счастья, было для него почти проклятием.
Алек сделал большой глоток бренди и скорчил недовольную гримасу. На сегодня с него было уже достаточно и бренди, и карт. Он даже не был уверен, стоит ли ему вообще пить. Выпитое почти не влияло ни на его скуку, ни на досаду и озлобленность и уж тем более на его влечение к Джулии.
Боже, как страстно он ее желал! Пресловутый Дьявол Хантерстон сходит с ума по собственной жене – разве это не смешно? Но еще больше его терзала мысль, что Джулия предпочитает ему другого мужчину. Нет, поправил он себя, не просто другого мужчину, а Ника.
Эта мысль в последнее время по-настоящему отравляла ему жизнь, неотвязно преследовала его днем и не давала покоя ночью. Его всепоглощающая страсть к Джулии становилась все сильнее.
Виконт опять потянулся к бутылке бренди.
– Кого я вижу! И чем вы здесь занимаетесь? – Его беспокойные мысли прервал безмятежный голос Ника.
– Какого черта! – Алек с громким стуком поставил стакан на стол, и часть его содержимого выплеснулась на карты.
Блэкмор, тасовавший колоду для следующей сдачи, от неожиданности замер.
– Полегче, Хантерстон: это всего лишь Бриджтон...
– То-то и оно, что Бриджтон.
Ник слегка усмехнулся.
– Какая незаслуженная враждебность! Вы меня разочаровываете.
От его насмешливого тона в Алеке всколыхнулась вся его желчь.
– Идите к черту!
В голубых глазах Ника сверкнула вспышка злости и тут же исчезла, но Алек успел заметить ее, и это его немного обрадовало.
Наступившую тишину разрядил робкий смешок Эдмунда:
– Не обращайте на него внимания; виконт всегда немного раздражается, когда пьян...
Улыбка Ника превратилась в откровенную ухмылку.
– А я на Алека никогда не обращаю внимания, независимо от того, пьян он или нет.
Алек отбросил карты и уже хотел вскочить, но Люсьен удержал его.
– Спокойнее, друг мой, – неспешно произнес он. Алек с досадой опустился в кресло. Люсьен прав – ему не следует так реагировать.
– Говорите быстрее, Ник, что вам от меня нужно. Я занят.
– Вы опять грубите. – Граф притворно вздохнул. – А я-то всего лишь хотел поздравить вас по поводу недавнего триумфа вашей жены. Теперь о ней говорит весь Лондон.
Алек плеснул в стакан еще бренди.
– Не понимаю, о чем речь?
Ник удивленно приподнял брови.
– Как, разве Джулия вам не доверяет?
– Еще как доверяет, – сказал Алек сухо, – и каждую ночь доказывает это.
Глаза Ника злобно прищурились, но ему удалось быстро взять себя в руки и даже изобразить подобие улыбки.
– Возможно, Эдмунд знаком с последними преобразованиями, затеянными Джулией?
Эдмунда вопрос явно поставил в тупик.
– О чем это вы говорите?
– Дезире, – кратко произнес Ник.
– О мой Бог! Лучше не напоминайте мне! Я думал, что умру. – Эдмунд повернулся к Блэкмору: – Видите ли, недавно я был на званом обеде у леди Хантерстон и, представьте себе, подняв взгляд, увидел плутовку в муслиновом платьице, которой в последнее время немного увлекся. Она держалась так нагло и дерзко, словно родилась в этом доме.
Лорд Блэкмор сконфузился.
– В самом деле? Нечто подобное случилось и со мной. Я сидел как-то дома за ужином и вдруг увидел в прихожей какого-то оборванца: по-моему, это был трубочист или что-то в этом роде. Впрочем, он был совсем недурен и интересовался насчет работы. Разумеется, я немедленно приказал своему печнику, чтобы он его выгнал.
– Ну, в моем случае эта женщина пришла не с улицы: ее наняла в качестве служанки леди Хантерстон. У нее такое хобби – помогать плебеям, знаете ли.
– Вечно с этой прислугой проблемы. У нас уже неделю как нет лакея – прежнего застали с поличным, когда он пытался украсть мой шарф. – Блэкмор нахмурился. – А когда я обратился к жене с просьбой найти нового, то она что-то упомянула о леди Хантерстон и о ее проекте, касающемся найма прислуги. Что же она сказала? Ах да, вспомнил! – Пошарив в кармане, он извлек из него карточку и вручил ее молодому человеку.
Эдмунд начал медленно читать надпись на карточке, сделанную отчетливыми выразительными буквами, но вдруг побледнел и, бросив беспокойный взгляд на виконта, быстро сунул карточку в карман своего жилета.
Заметив это, Алек нахмурился: в его мозгу родилось ужасное подозрение.
– Что там такое?
– О, а я думал, вы уже об этом знаете... – Ник усмехнулся.
– Черт возьми, Эдмунд! Что это?
Однако Эдмунд лишь покачал головой:
– Карточка есть карточка. Ничего особенного.
– Немедленно прочтите.
Щеки Эдмунда покраснели.
– Я уже прочел и не вижу необходимости делать это снова.
Виконт продолжал пристально глядеть на него.
– Итак, Эдмунд...
Молодой человек бросил встревоженный взгляд на Люсьена, но тот только пожал плечами:
– Читайте. Если вы не прочтете, он вес равно ее из вас вытрясет.
Эдмунд вытер рукой вспотевшее лицо и медленно достал карточку. Откашлявшись, он громко начал:
– «Агентство по найму прислуги. Высококвалифицированные и опытные работники. Рекомендации гарантируются».
Алек все еще надеялся, что это шутка, но, увидев удовлетворенную улыбку Ника, понял, что ошибался.
– Кузина Джулия, как всегда, непредсказуема, не так ли? – вкрадчивым голосом спросил Ник.
Глаза Алека сверкнули. Он понял, на ком можно отыграться, и испытал от этой мысли заметное облегчение.
– Что вы имеете в виду?
– Только то, что я считаю вашу супругу очаровательной. Лорд Блэкмор нахмурился.
– Полегче, Бриджтон. Следите внимательнее за сво ими словами, когда говорите о чьей-нибудь жене.
Ник пристально посмотрел на него.
– Но Джулия – жена моего кузена.
– Не забывайтесь, молодой человек! – Блэкмор бросил на Алека озабоченный взгляд, однако Ник и не думал останавливаться. Многозначительно улыбнувшись, он наклонился над столом.
– Скажите мне, дорогой кузен, скрывается ли за ее внешней холодностью пламя? Я просто умираю от желания узнать это.
У Алека все померкло перед глазами: он рванулся к Нику прямо через стол, отчего карты и монеты разлетелись во все стороны. Комната наполнилась громкими воплями, а окружающие стали делать ставки по поводу исхода потасовки.
Хотя Ник и готовился к возможному нападению, но он явно недооценил, насколько был взбешен его противник. Когда наконец Люсьену с помощью Эдмунда удалось оттащить виконта, Ник лежал на полу, и из его носа струилась кровь.
Стряхнув с себя руку Люсьена, Алек с отвращением посмотрел на кузена.
– Никогда, слышите, никогда не упоминайте впредь имя моей жены! – Резко повернувшись, он вышел из игорного зала. Все внутри кипело от злости.
Вытерев тыльной стороной ладони кровь, граф медленно поднялся на ноги, и тут на него налетел Блэкмор.
– Как вам не стыдно! – Он мрачно взглянул на Ника из-под густых черных бровей. – Вам не место в этом клубе!
Один за другим посетители клуба возвращались к своей игре. Вокруг них суетились слуги, расставляя столы и принося новые колоды карт и напитки.
Ник приложил к носу платок и вздрогнул. Ему не следовало доводить Алека до бешенства, но желание внести разлад в дом Хантерстона было слишком сильным, чтобы он мог удержаться. Он предполагал, что Джулия не скажет строгому мужу о новом деле, и оказался прав: для его кузена это явилось настоящим потрясением. Вот только, к сожалению, он не оценил в должной мере силу его чувств. Пожалуй, Тереза была права: Алек, безусловно, неравнодушен к жене.
Нахмурившись, Ник убрал платок в карман. Кузен опять одержал над ним верх, и так было во всем. Эта мысль привела Ника в ярость. Деньги были нужны ему, как никогда, и он намеревался получить их, несмотря ни на что.
Приподняв шляпу, он откланялся, но никто ему не ответил. Тогда он пренебрежительно улыбнулся, хотя внутри у него все клокотало. Еще одно унижение по вине его кузена.
К счастью для Ника, существовали другие, более изощренные и, безусловно, более эффективные способы рассчитаться за этот публичный позор, чем драка на кулаках. Алек дорого заплатит за этот небольшой инцидент – и на этот раз не только деньгами. Очаровательная Джулия также не останется в стороне.
Эта мысль немного успокоила графа. Жена Алека не походила ни на одну из женщин, которых он знал. Женщины обожали его внешность, но ни одна не затронула его сердца, если, конечно, оно у него было. В Джулии же ощущалось нечто, что, как он надеялся, могло пробудить к жизни его очерствевшую душу.
Немного посмеявшись над собственным безумием, Ник махнул рукой извозчику и сел в коляску. Какая чушь! Его душа так же мертва, как и сердце.
Вскоре извозчик доставил его к нужному дому на Лора-стрит. Ник терпеть не мог эту часть города: на ее улицах всегда было слишком много жителей – адвокатов, журналистов и простых обывателей. Здесь его никто не знал, и это тоже раздражало и немного пугало.
Он поднялся по прогибавшимся под ногами деревянным ступенькам и постучал в дверь с облупившейся краской, а спустя полчаса вышел из дома; на его лице снова играла улыбка. Приказав извозчику ехать по дороге, ведущей к дому Хантерстона, Ник приподнял край обтрепанной занавески и стал ждать.
Дом кузена не выглядел таким большим и внушительным, как особняк Бриджтонов, но все же имел свое очарование; его окна были темны, за исключением одного в верхнем этаже. Ник подумал, что, возможно, это окно Джулии, поджидающей возвращения мужа.
Он улыбнулся и опустил занавеску. Скоро все это будет принадлежать ему. Предпринятые им меры обязательно возымеют надлежащее действие. Он стукнул тростью по потолку кареты и приказал извозчику ехать в Мейфэр, в свою роскошную уединенную резиденцию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне поцелуй - Хокинс Карен



не особо приколола
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен
28.06.2012, 22.54





Книга прелестна. Советую всем кто любит красивые истории о превращении гадкого утёнка в лебедя). Конечно немного напрягает слишком Филантропное отношение гл.гер-ни но всё же это главная загвоздка истории, так сказать изюминка...Мне понравилось. Время потратила не зря.=)
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренНаталия
4.01.2013, 23.04





не очень.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренМарго
5.01.2013, 2.53





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





Всех дур я делю на 2 категории: просто дура и дура упертая, к которой отношу и главную героиню. Она уперта идеей осчастливить несчастных(так тогда называли проституток),переделав их в прислугу. Всем известна судьба прислуги того времени: чуть лучше рабства, только что не убивают. Вот осчастливила!Так же она уперта в отношениях с гл. героем, в которого считает себя влюбленной 4 года. Несколько месяцев маринует бедного, пока дала. Но как все дуры, в финансах переплюнет умных: не моргнув глазом оттяпала у г.героя половину состояния. Хотя г.героиня вызывала у меня кровожадность, дочитала до конца. Финал подтвердил еще одно мое жизненное наблюдение: чем дурее баба, тем у нее лучше муж.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренВ.З.,66л.
26.12.2014, 9.44





за последний месяц прочитала довольно много любовных романов, но только от этого получила удовлетворение
Подари мне поцелуй - Хокинс Каренфлора
2.11.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100