Читать онлайн Подари мне поцелуй, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне поцелуй - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Подари мне поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Алека разбудил уличный шум: за окном проезжали экипажи, разносчики на разные голоса предлагали свой товар, слышались приветствия и чей-то оживленный разговор. Он нахмурился: окна его комнаты на улицу не выходят... Ну конечно! Он был не у себя, а в комнате жены. Сонно улыбнувшись, Алек протянул руку, чтобы привлечь Джулию к себе...
Однако его рука нащупала лишь смятые простыни и подушку. Он протянул руку дальше, до края кровати, но рядом с ним никого не оказалось.
Окончательно проснувшись, Алек приподнялся на локте и оглядел комнату.
Ночная сорочка Джулии – небольшая горстка кружев – все еще лежала на полу, ее пеньюар свисал с кресла, а вся комната выглядела до странности пустой. Наверное, Джулия вышла, чтобы заказать завтрак.
Мысль о том, что его жена наконец-то рассталась со своей чопорностью и решила принести ему завтрак в постель, показалась Алеку вполне воодушевляющей. Он повернулся на спину и заложил руки за голову. Прохладный воздух приятно щекотал обнаженную кожу. Несмотря на большое количество бренди, выпитого накануне, и на то, что он лег спать поздней ночью, Алек чувствовал себя таким бодрым и отдохнувшим, будто проспал целую неделю. Возможно, иметь такую жену, как Джулия, – женщину, которая считала себя обязанной обо всех заботиться, – было не так уж и плохо. Еще недавно он думал, что не входит в число людей, которых она окружила своей заботой, и мысль, что она решила уделить хотя бы часть своего внимания его скромной персоне, доставляла ему истинное удовольствие.
Уголок подушки щекотал его ухо. Алек поднял руку, чтобы отодвинуть ее, и тут же ощутил слабый аромат корицы и лимона. В то же мгновение перед его мысленным взором предстали стройные ноги Джулии. В его мозгу про-неслось воспоминание о том, как пылко Джулия отвечала на его страсть.
Начиная испытывать нетерпение, он нагромоздил подушки одна на другую у себя за спиной и натянул до колен тонкую простыню. Когда Джулия вернется, ему доставит огромное удовольствие еще раз доказать ей, как он ее любит.
За окном занималось великолепное летнее утро. Воздух был напоен звонкой свежестью, а солнечный свет уже рассеял ночные тени. Хорошее утреннее приключение обещало обеспечить прекрасное настроение на весь день. Воспоминания о минувшей ночи заставили Алека считать минуты в ожидании возвращения жены...
Однако прошла уже четверть часа, а Джулия все не появлялась. Куда же она запропастилась?
Алек огляделся в поисках чего-нибудь, чем бы он мог прикрыться. Простыню или одеяло ему пришлось бы обернуть вокруг себя раза три, и все равно остаток ткани волочился бы за ним, словно змеиный хвост, поэтому он поднял с пола кружевную сорочку и попробовал накинуть ее на бедра, но тонкая ткань больше являла взору, чем скрывала.
Бросив сорочку на пол, Алек схватил с кресла пышный пеньюар и обернул его вокруг пояса. Многочисленные складки вздыбились от его бедер почти до колен, но его это мало волновало.
Проклиная себя за то, что женился на деятельной независимой женщине, Алек тихонько приоткрыл дверь и оглядел коридор, моля Бога, чтобы поблизости не оказалось никого из прислуги, которая постоянно сует во все свой любопытный нос.
По счастью, коридор был пуст. Откуда-то со стороны лестницы слабо доносился голос миссис Уинстон, тревожа тишину раннего утра. Облегченно вздохнул и стараясь не шуметь, Алек раскрыл дверь пошире и, выйдя за порог, оыстро огляделся, надеясь обнаружить ночную сорочку, брошенную им вчера где-то здесь.
– Доброе утро, милорд. – В дверном проеме его комнаты стоял Барроуз и вежливо смотрел куда-то поверх его плеча. – Чилтон нашел вашу ночную сорочку сегодня утром, когда приносил вам воду для умывания. Я полагаю, он считает виноватым в этой оплошности пажа ее сиятельства.
Затянув потуже матерчатый узел на бедрах, Алек невольно поморщился.
– Скажите ему, что это я оставил ее здесь.
– Слушаюсь, милорд. М-м... Если вы уже закончили прятаться в коридоре, то, возможно, вы захотите позавтракать?
– Я не прячусь.
Дворецкий с сомнением оглядел его самодельную набедренную повязку.
– Как вам будет угодно, милорд.
– Вы видели леди Хантерстон?
– Да, сэр. Она уехала рано утром.
– И она сказала, куда направилась?
– Джонстон что-то ворчал про поездку в Уайтчепел, милорд. Осмелюсь предположить, что ваша жена поехала на одно из своих заседаний. – Дворецкий помолчал, а потом нерешительно добавил: – Ее сиятельство выглядела довольно рассеянной...
Так вот куда она делась! Алек ни капли не сомневался, что эта утренняя поездка окажется для Джулии совсем нелегкой. Учитывая ее большую роль в Обществе, ей, конечно же, тяжело расставаться с ним.
Услышав со стороны лестницы мелкие шажки Чилтона, Алек расправил плечи и твердым шагом проследовал в свою комнату, бросив на ходу Барроузу:
– Никому ни слова!
– Мне бы это и в голову не пришло, милорд.
В сдержанном тоне слуги Алеку послышался смешок, и его хорошее настроение вмиг улетучилось. Он с треском захлопнул за собой дверь.
Итак, по-видимому, Джулия отправилась в Уайтчепел, чтобы окончательно расстаться с Обществом; однако, несмотря на важность этой поездки, его раздражала мысль, что она могла так спокойно оставить его, будто прошедшая ночь ничего для нее не значила. Если уж он испытал потрясение от их страстной ночи, ей следовало как минимум испытывать аналогичные чувства.
Алек нахмурился и раскрыл гардероб. Достав рубашку, он швырнул ее на кровать. Как она могла так просто встать и уйти, не сказав ему ни слова? Это был самый бессердечный поступок со стороны его великодушной жены. А он-то еще собирался соблазнять ее новыми удовольствиями!
Налив в таз воды, Алек ополоснул лицо. Теплые струи потекли по его небритому подбородку, и он, потянувшись за полотенцем, увидел в зеркале свое отражение. Впервые за несколько недель под глазами не было теней!
Алек потер шершавую кожу подбородка и тут же вспомнил дразнящие губы Джулии, ее бледные руки, обнимающие его за шею, ее стройные ноги, обхватившие его бедра... Обнаженная, она походила на фею: изящная, с небольшой грудью, хрупкая, словно призрак, и прекрасная, как сирена. Одетая днем в одежду праведницы, защищенная от посторонних взоров строгими очками и чопорными манерами, ночью она превращалась в страстную любовницу, игривую, раскованную и соблазнительную. Алек подумал, что за всю жизнь не встречал более красивой и яркой женщины; и в то же время из-за вновь охватившего его вожделения ему хотелось проклинать Джулию за то, что ее снова не было рядом с ним.
За дверью послышался возмущенный голос миссис Уинстон:
– Это просто безобразие! Кто-то заходил в комнату миледи и устроил страшный беспорядок! Простыни сорваны с кровати, и...
– Прошлой ночью его сиятельство спал не у себя, – пояснил Чилтон с оттенком превосходства в голосе.
– Ах вот оно что! Ну что ж, давно пора... Ворчание миссис Уинстон еще больше разозлило Алека, и он со стуком распахнул дверь.
– Если вы уже закончили сплетничать, то, может быть, хотя бы один из вас будет столь любезен, чтобы распорядиться насчет моего завтрака.
Слуги в изумлении вытаращили глаза на хозяина, точнее, на его бедра, где все еще красовалась в своем пышном великолепии повязка из пеньюара Джулии.
– Милорд. – Чилтон выступил вперед, и кончик его носа тревожно покраснел. – Я немедленно принесу вам одежду.
– Нет, – резко сказал Алек. Меньше всего ему хотелось сейчас разговаривать со слугой по душам.
– Но, сэр, я...
– Я не нуждаюсь в вашей помощи!
Миссис Уинстон между тем некоторое время разглядывала его одеяние, а затем широко улыбнулась.
– Может, вы и не нуждаетесь, милорд, но Чилтон мог бы по крайней мере разгладить утюгом складки.
Поняв, что его верные слуги еле удерживаются от смеха, Алек, отступив в свою комнату, громко хлопнул дверью. Развязав свою набедренную повязку, он бросил ее на пол и на всякий случай затолкал ногой подальше под кровать. Боже правый, что с ним происходит? Он потерял способность логично и трезво рассуждать. Раздражение подействовало на его желудок, так что завтракать он сегодня уже не захочет.
Повернувшись к гардеробу, Алек рывком вытащил из него панталоны и натянул их. Когда он стал надевать рубашку, в его раздраженный ум проникла еще одна беспокойная мысль. Что, если Джулия решила не оставлять свою работу в Обществе? Только Богу известно, какие непредсказуемые идеи могли родиться у нее в голове, пока он спал рядом с ней счастливым сном. Думать об этом было невыносимо.
Алек попытался точно припомнить ее слова относительно Общества, но ему это не удалось.
Его воспоминания о прошедшей ночи были связаны в основном с ее шелковистыми волосами, прикосновением ее кожи, ее соблазнительным запахом...
Надев и застегнув рубашку, он быстро завязал шейный платок. Чтобы окончательно увериться, что Джулия наконец осознала свою ответственность и решила расстаться с Обществом, ему следует поехать туда самому. А если она не осознала... Тогда он разберется с этим в подходящее время.
Приняв решение, виконт быстро сунул ноги в сапоги и, рывком натянув пальто, сбежал по лестнице и велел немедленно подавать свой экипаж.
Джулия слишком долго работала в грязных кварталах Уайтчепела, чтобы считать себя наивной. Безусловно, она видела гораздо больше, чем положено знать девушке; но та жгучая страсть, которую ей довелось ощутить прошлой ночью с Алеком, явилась для нее подлинным открытием.
Потом она крепко и глубоко спала, а пробудившись, увидела, что Алек спит рядом, обнимая се; его теплое дыхание согревало ей щеку. Некоторое время Джулия просто лежала, закрыв глаза и наслаждаясь этими мгновениями. Никогда раньше она не чувствовала себя такой желанной. Ее переполняло чувство любви и благодарности. Возможно, когда-нибудь Алек тоже научится по-настоящему любить ее, при этой мысли Джулия улыбнулась и теснее прижалась к его широкой груди.
Как много он ей дал прошлой ночью! Это была ночь настоящей, восхитительной страсти. Ее глаза наполнились слезами, к горлу подступил комок. Весь мир представлялся ей таким новым и таким чудесным...
Конечно, Алек отнесется к событиям этой ночи совсем иначе – для него это лишь еще одно удовольствие, которым приятно насладиться, а потом легко забыть.
От этой мысли ей стало тревожно, несмотря на то что лежать в его объятиях было так чудесно. Что, если Алек будет думать об этом именно так? Утром он проснется и пойдет по своим делам, будто ничего особенного не произошло. Не будет ли и он ожидать от нее такого же поведения, словно в их отношениях ничего не изменилось?
Джулия осторожно высвободилась из его теплых рук и выскользнула из постели. Алек нахмурился во сне, придвинув к себе ее подушку, но не проснулся. Тихо, как только могла, она оделась, натягивая одежду и туфли, – ей не хотелось бы разбудить его сейчас. Ее так переполняла любовь, что достаточно было одного взгляда, чтобы он догадался о ее истинных чувствах, и ей нужно было некоторое время, чтобы собраться с мыслями.
Настанет день, когда Алек скажет ей о своей любви, но было бы жестокой ошибкой торопить его. Она добьется этого своей нежностью, раскрыв перед ним ценности истинной любви. Она покажет ему, какое огромное удовольствие доставляет забота о других людях. В конце концов, именно так и нужно себя вести, чтобы ее муж изменил свой образ жизни и оставил вредные привычки.
Ну а сейчас главное для нее – хотя бы немного успокоить свои разыгравшиеся чувства. По счастью, как раз на это утро назначено заседание Общества...
В предрассветной тьме Джулия расчесала и уложила волосы, потом остановилась у кровати, чтобы посмотреть на спящего Алека. Он лежал, вольно раскинувшись, и волосы свободно падали ему на лоб. В этот миг был очень похож на мальчишку. Джулия протянула к нему руку и почти коснулась его, но все же заставила себя остановиться.
Вздохнув, она тихо покинула комнату.
Джулия прибыла в Уайтчепел как раз тогда, когда лорд Бартон выходил из кареты. Весело шутя, он проводил ее в комнату к викарию, где уже собрались остальные члены совета Общества. Заседание началось.
Джулия пыталась сосредоточиться на текущей работе Общества, но сцены предыдущей ночи постоянно вспыхивали перед ее глазами, и от этого она сбивалась, выступая на заседании. Дважды на середине фразы она забывала о том, что хотела сказать. Спокойствие к ней так и не приходило; поэтому, как только представилась возможность, она, торопливо попрощавшись, оставила заседание и выпорхнула за дверь.
Сбежав по ступенькам до середины лестницы, она внезапно остановилась. Ее сердце болезненно забилось.
Алек!
Он стоял внизу, прислонившись к перилам и держа руки в карманах.
Джулия бросила осторожный взгляд назад и немного успокоилась, увидев, что никто не вышел ее проводить.
– Зачем вы приехали?
Он холодно посмотрел на нее.
– Чтобы отвезти вас домой. Также я полагаю, что настало время кое-что поведать членам вашего Общества. У вас есть муж, и им неплохо бы об этом знать.
– Тогда вы слегка опоздали. – Она прошмыгнула мимо него и, увидев его фаэтон, посмотрела туда, где должна была стоять карета с поджидавшим ее Джонстоном.
– Я велел ему уехать. – Голос Алека раздался прямо у нее над ухом. – Прошу вас, Джулия.
– Ноя вовсе не собиралась домой. У меня масса дел: нужно вернуть в библиотеку книгу, и, кроме того, леди Вирлингтон пригласила меня на чай. – Все сказанное предназначалось для того, чтобы показать Алеку: события прошлой ночи совершенно на ней не отразились; однако ее слова не произвели на него никакого впечатления.
– Это может подождать. – Он втащил ее в свою коляску, не оставив ей времени для возражений.
Заняв свое место, Джулия недовольно нахмурилась.
– Не понимаю, почему вы не можете подождать меня дома...
Алек легко впрыгнул в коляску и, сев рядом с ней, бросил монету мальчишке, который присматривал за лошадьми.
– Потому что у меня нет желания выяснять все в присутствии слуг.
– Что именно выяснять?
Он пристально посмотрел на нее.
– Наши отношения.
Его слова ошеломили ее. Она ждала, что Алек скажет что-нибудь еще, но он, по-видимому, сосредоточился на управлении фаэтоном.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем виконт произнес:
– По поводу прошлой ночи. Я не хочу, чтобы вы думали, будто вам не следует... – Он замолчал. Лицо его напряглось, взгляд был направлен куда-то вперед. – Я хочу сказать, что...
– Не утруждайтесь, пожалуйста. – Ей было совершенно ясно, что он пытался сказать. Презрительно поджав губы, она коротко фыркнула: – Я все прекрасно понимаю.
– Нет, не понимаете. – Алек мрачно взглянул на нее. – Я раньше никогда не соблазнял девственниц и сейчас не собираюсь этого делать.
Соблазнять? Они провели ночь в упоительной страсти, а он относится к этому как к соблазнению? Джулия в отчаянии почувствовала, что на глазах у нее выступили слезы.
– Вам совершенно не о чем беспокоиться. Прошлая ночь – это моя ошибка.
Алек озадаченно нахмурился.
– Ваша ошибка?
– Да, но вас это не должно пугать: я не жду от вас никаких заявлений. – Что бы он ни предложил ей сейчас, она бы это с негодованием отвергла.
На его лице появилась болезненная бледность.
– Заявлений?
Ее сердце, словно свинцовая гиря, ухнуло и куда-то провалилось, но Джулии удалось довольно беспечно пожать плечами:
– Конечно. Это было просто кратким незначительным эпизодом, развлечением, которое для нас обоих ничего не значит.
В один миг бледность сменилась краской гнева. Глядя прямо перед собой, Алек отрывисто произнес:
– Краткий эпизод? Значит, вы именно так к этому отнеслись?
– Нуда. Очень краткий и очень... ну, словом, эпизод. Все получилось замечательно, решила Джулия. Она увидела, как потрясен ее муж, и от этого ей немного полегчало, так как запасов гордости у нее оставалось очень мало. И все же она не могла сдержать слез, крупными каплями стекавших по ее щекам.
Открыв ридикюль, Джулия достала носовой платок.
Алек продолжал глядеть прямо перед собой: ее настроение его, по-видимому, совершенно не интересовало.
Они свернули на широкую красивую улицу, оставив позади неказистые зловонные улочки Уайтчепела.
– Джулия, я думаю, что вы все же не совсем равнодушны к тому, что произошло вчера. Вы и я... Между нами существует сильное физическое притяжение.
– Физическое? – Ее голос жалобно задрожал, но Алек этого не заметил.
– Наши тела созданы друг для друга.
Как он мог так воспринимать невероятную красоту прошлой ночи, как мог свести все к простому физическому объяснению? Этим он ей напомнил мистера Тамболтона, пытающегося вычислить математический эквивалент для души. Разве не ясно, что некоторые вещи измерить просто нельзя!
Гордость осушила ее слезы.
– Я не понимаю, о чем вы говорите.
Его взгляд словно вскипел.
– Вы ощутили то же, что и я, Джулия, и мне это точно известно.
– Я ощутила очень многое, – она думала только о том, как бы его побольнее ужалить, – но не уверена, что не почувствовала бы то же с кем-нибудь другим.
Алек резко натянул вожжи, несмотря на то что они остановились прямо посередине широкой оживленной улицы.
– Что?
Ее щеки вспыхнули, но она решительно продолжила:
– У меня мало опыта, но, думаю, я могла бы испытать нечто подобное, ну, скажем, с... – Джулия пыталась подыскать какое-нибудь имя и, как нарочно, не могла вспомнить ни одного. Когда ей это понадобилось больше всего на свете, ее память отказала ей в этой услуге.
– Так с кем же? – Его глаза пылали гневом.
Сзади них послышались ругательства кучера следовавшего за ними экипажа, и Джулия заторопилась, отчаянно пытаясь придумать имя.
– Ну... с Ником или с кем-нибудь еще...
Алек замер словно громом пораженный.
– С Ником?
– Или с кем-нибудь другим. – Черт, почему бы ей и правда не завести преданного поклонника – достойного и красивого, как ее муж? И отчего, хотя в светском обществе таких молодых людей предостаточно, она может думать только о человеке, сидящем рядом с ней?
Алек некоторое время молча на нее смотрел, потом вновь повернулся к лошадям и пустил их рысью. Движения его выглядели механическими, как будто он был занят какой-то внутренней борьбой. Вряд ли он вообще осознавал, что делает.
– Вы давно знаете Ника?
Джулия вспомнила свой первый сезон в качестве компаньонки. Тогда она впервые увидела Алека. Ее губы тронула дрожащая улыбка.
Он все ждал от нее ответа, и она нервно сглотнула.
– Четыре года или немного больше, если быть точной. А что?
Лицо виконта посуровело, в углах рта обозначились резкие морщинки.
– Хочу вам напомнить, сударыня, что теперь вы замужем за мной.
– Вряд ли я смогу забыть об этом.
– Вот и отлично. – Он враждебно взглянул на нее: – Как в Обществе восприняли вашу новость?
Джулия вздрогнула.
– Полагаю, мы выяснили большую часть наших вопросов, – осторожно ответила она.
– Ну что же, слава Богу. – Алек крепче сжал вожжи. – Я знаю, что без вас они будут скучать, как и вы без них, но это только к лучшему.
Немного помедлив, Джулия убрала платок в ридикюль.
– Простите?
Виконт бросил на нее короткий выразительный взгляд, который подтвердил ее худшие подозрения.
– Я сказал...
– Я слышала, что вы сказали, но не совсем поняла, что вы имели в виду. Почему они будут скучать без меня?.
В серых глазах Алека мелькнуло замешательство, потом он нахмурился.
– Вы хорошо помните вчерашний вечер, сударыня?
– Конечно, помню. Вы пришли ко мне в комнату, и мы...
– Нет, – грубо прервал он ее. – Не это. Я имею в виду званый обед, где обворожительная Дезире произвела такое неизгладимое впечатление на гостей. Вы обещали, что расстанетесь с Обществом, если по ее вине произойдет скандал.
Казалось, Джулию не должно было волновать то, что Алек считал Дезире обворожительной, как и другие мужчины; но ее покоробило то, что он сказал об этом вслух, – ведь в ее адрес он никогда не говорил ничего подобного.
Кашлянув, Джулия произнесла дрожащим голосом:
– Но ведь она не вызвала скандала...
– В самом деле? А как насчет того, что половина мужчин за столом поняла, кто эта женщина и чем занимается?
Джулия удивленно вскинула брови.
– Разве они что-нибудь говорили, когда удалились в библиотеку выпить портвейна?
– Нет. Они молчали, боясь взглянуть в глаза друг другу.
– Ну, значит, ничего страшного. Они и в дальнейшем не захотят рассказывать об этом другим. Так что, как видите, скандала можно не опасаться. А я с этих пор буду приглядывать, чтобы Дезире во время званых вечеров находилась в нижних помещениях дома.
– Не все так просто.
– Подождите немного и со временем убедитесь сами.
Виконт покачал головой.
– У меня на этот счет большие сомнения. Вот мое решение: вы прекращаете свое сотрудничество с Обществом и больше не имеете ничего общего с этим сомнительным делом по найму прислуги.
– Чепуха. Мы уже готовы приступить к созданию агентства. Это произойдет на следующей неделе.
– Черт побери! Разве вы не видели, что произошло, когда вы попытались использовать одну из женшин вашего Общества в качестве служанки? У вас ничего не вышло.
– Я бы не сказала, что Дезире является подходящим примером. Женщины из Общества – жительницы Уайтчепела и вряд ли когда-либо общались с вашими знакомыми.
– А если все же кто-нибудь их узнает?
– Они отнесутся к этому, как к невероятному совпадению и никогда об этом не вспомнят. Кстати, такой запоминающейся внешностью, как у Дезире, обладают очень мало женщин.
Алек остановил фаэтон перед домом Хантерстонов.
– Пусть ваше Общество найдет другого спонсора для этого проекта. – Алек выговаривал слова медленно, словно изо всех сил сдерживая злость. – Я не позволяю вам участвовать в этой деятельности.
Сердце Джулии упало, в горле пересохло.
– У вас нет права запрещать мне...
– Так вы мне не подчиняетесь?
Джулия вспомнила глаза женщин из Уайтчепела, в которых, казалось, навсегда поселилась безнадежность, и окрепла духом.
– Да.
Алек пристально посмотрел на нее;.дыхание его участилось, губы сжались в тонкую линию.
– Очень хорошо, сударыня. Поскольку вы так определенно идете по дороге, ведущей к краху, я не считаю себя обязанным впредь щадить ваши деликатные чувства – ваши или чьи-либо еще.
– Что вы имеете в виду?
– С этих пор я снова буду пьянствовать, посещать игорные дома и развлекаться так, как захочу. – Он холодно улыбнулся. – И вполне возможно, вновь заведу любовницу.
– Но душеприказчики...
– Их это не будет волновать, если я не буду афишировать свое поведение. Несмотря на их почтенный возраст, они – мужчины и знают, как это бывает. – Он оглядел ее колючим взглядом. – Никто из них даже бровью не поведет.
Теперь Джулии было нечего возразить – она сама установила эти правила, надеясь удержать его от разрушающего влияния игорных заведений. Стиснув зубы, она подобрала юбки и вышла из фаэтона.
– Очень хорошо. Делайте то, что считаете нужным. Но послушайте меня внимательно: ни один пьяный распутник и близко не подойдет к моему ложу. Надеюсь, вы приятно развлеклись прошлой ночью? Так вот, это было в последний раз. Я больше не хочу иметь с вами ничего общего.
Алек некоторое время молча смотрел на нее, потом его взгляд скользнул по лицу и губам жены, нескромно задержавшись на изящных изгибах фигуры, словно мысленно ее раздевая...
– А это мы еще посмотрим! – Он приподнял край шляпы и тронул лошадей.
Если бы она смогла найти поблизости камень, то непременно швырнула бы его ему вдогонку; однако ей пришлось удовольствоваться тем, что она лишь изо всей силы стукнула ногой по железным воротам.
Прихрамывая, Джулия ступила на тротуар. Опасаясь предстоящей встречи с миссис Уинстон, Барроузом, Чил-тоном и даже Дезире, которые сразу начнут суетиться вокруг нее, она поспешила укрыться от них в своей спальне, где никто не мог помешать ей дать волю обильным злым слезам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне поцелуй - Хокинс Карен



не особо приколола
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен
28.06.2012, 22.54





Книга прелестна. Советую всем кто любит красивые истории о превращении гадкого утёнка в лебедя). Конечно немного напрягает слишком Филантропное отношение гл.гер-ни но всё же это главная загвоздка истории, так сказать изюминка...Мне понравилось. Время потратила не зря.=)
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренНаталия
4.01.2013, 23.04





не очень.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренМарго
5.01.2013, 2.53





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





Всех дур я делю на 2 категории: просто дура и дура упертая, к которой отношу и главную героиню. Она уперта идеей осчастливить несчастных(так тогда называли проституток),переделав их в прислугу. Всем известна судьба прислуги того времени: чуть лучше рабства, только что не убивают. Вот осчастливила!Так же она уперта в отношениях с гл. героем, в которого считает себя влюбленной 4 года. Несколько месяцев маринует бедного, пока дала. Но как все дуры, в финансах переплюнет умных: не моргнув глазом оттяпала у г.героя половину состояния. Хотя г.героиня вызывала у меня кровожадность, дочитала до конца. Финал подтвердил еще одно мое жизненное наблюдение: чем дурее баба, тем у нее лучше муж.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренВ.З.,66л.
26.12.2014, 9.44





за последний месяц прочитала довольно много любовных романов, но только от этого получила удовлетворение
Подари мне поцелуй - Хокинс Каренфлора
2.11.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100