Читать онлайн Подари мне поцелуй, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне поцелуй - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Подари мне поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Прошел почти час, прежде чем Джулия услышала, что Алек поднимается по ступенькам. Судя по доносившимся из-за двери звукам, его походка была осторожной и нетвердой, что могло означать только одно – он выпил слишком много.
– Мне следовало бы это предусмотреть В нашем договоре о браке, – пробормотала она. – В следующий раз, когда я буду договариваться об условиях вступления в брак, я обязательно включу в него пункт о недопустимости ссор или выпивки.
Шаги стали громче. Джулия живо его себе представила: шейный платок немного помят, на лбу все та же непокорная волнистая прядь темных волос, совсем как тогда, когда он стоял, прислонившись к дверному косяку...
Но она так и не услышала, как открывается дверь в его комнату. В холле воцарилась полная тишина.
Джулия откинула покрывало и на цыпочках подошла к двери. Она прислонила к ней ухо, пытаясь уловить... хоть что-нибудь; но, кроме своего дыхания, так ничего и не услышала.
Одна за другой тягостно тянулись минуты. В конце концов, ей показалось, что Алек пробормотал какое-то ругательство, причем звук его голоса раздался совсем близко от двери. Джулия невольно отпрянула – ее муж торопливо прошел по коридору, а затем раздался громкий хлопок закрывшейся двери.
Это было нечестно. Она здесь, одна, ей совсем не хочется спать, ее переполняют бурные чувства, а он в это время приготовился наслаждаться глубоким спокойным сном. Нет, она все же остается дочерью своего отца. Никто не смеет не давать ей спать.
Джулия резко открыла дверь и, пройдя по коридору, подошла к его комнате.
Но стоило ей только поднять руку, чтобы громко постучать, как дверь отворилась.
Алек стоял у двери и в упор смотрел на нее. Взгляд его имел какое-то странное, непостижимое выражение. Широкие плечи заполняли весь дверной проем. Передней высилась мускулистая фигура в рубиново-красной рубашке для сна, свободно перехваченной поясом вокруг узкой талии. Грудь была обнажена и покрыта черными завитками волос.
Джулия попыталась отступить, но не смогла.
Его взгляд переместился с ее лица на сплетенные в толстый жгут волосы, затем опустился чуть ниже.
Только в этот момент Джулия сообразила, что все еще держит руку поднятой, и, быстро убрав ее за спину, решительно вздернула подбородок.
– Я пришла, чтобы сказать вам следующее: хлопать дверью в середине ночи – это верх неприличия.
Алек сделал шаг назад, и его лицо скрыла темнота.
– Неужели я вас разбудил?
И у него еще хватает наглости задавать ей такие вопросы!
– Могли бы разбудить, если бы я спала!
Виконт окинул ее надменным взглядом.
– И поэтому вы явились выразить свой протест, почти раздетая, в одной ночной сорочке?
Джулия невольно поежилась: ее очаровательная, но очень откровенная кружевная ночная сорочка почти ничего не скрывала, и сквозь тонкие ажурные кружева просвечивали грудь и все прочие женские прелести.
– Боже, я забыла накинуть пеньюар!
Джулия только теперь осознала, что виконт может подумать о се визите. И в самом деле, зачем женщина будет посреди ночи, одетая, по сути, лишь в кусочки кружев, стучаться в комнату к мужчине? Должно быть, он решил, что она крайне нуждается в его обществе!
Эта мысль раздосадовала ее еще больше, и Джулия, сложив руки на едва прикрытой кружевами груди, недовольно нахмурилась.
– Вы, наверное, забыли, что это и мой дом, а значит, я могу одеваться так, как пожелаю. Я просто хотела, чтобы вы знали кое-что: я считаю вас грубым, невоспитанным и...
Здесь она потеряла нить разговора, так как в это время и ей пришла в голову мысль о том, чтобы она ощутила, если бы почувствовала упругость мускулов его груди. О Боже! Она так отчаянно его желала, что уже почти ничего не соображала. В душе у нее бушевала настоящая буря.
Чтобы не совершить какую-нибудь очередную глупость, Джулия развернулась и пошла назад по коридору, почти не владея собой; но, подойдя к двери, она вдруг почувствовала на своем плече его твердую руку.
По всему ее телу словно пробежала теплая волна.
– Джулия!
– Да? – еле выговорила она хриплым шепотом.
Виконт чуть дотронулся до ее руки. Его пальцы скользнули по нежной коже вверх к плечу, и он слегка отодвинул ее тонкие, как паутина, кружева.
– Я прошу прощения за то, что хлопнул дверью. Эти слова заполыхали в ее сознании, словно горячий ветер. Джулия задрожала, и по всему телу разнеслись теплые струи блаженного тепла. Его рука нежно поглаживала ее шею, и она инстинктивно придвинулась к нему.
В этот миг его бархатная рубашка коснулась се спины, и Джулию охватила волна наслаждения, так что даже стало покалывать кончики пальцев.
Не покидая его объятий и не произнося ни слова, Джулия повернулась к мужу лицом и уловила знакомый аромат сандалового дерева, к которому примешивался запах бренди. Крепко обхватив его за шею, она приникла к нему, как будто он был утесом посреди бушующего моря.
«Пожалуйста, ну пожалуйста, всего один раз. Пусть он тоже не останется ко мне равнодушным».
После долгого молчания Алек, вздохнув, мягко отстранил ее, и Джулия тут же почувствовала влажный холод ночи. Ее охватила дрожь. О чем он только думает? В ее сердце сразу проникли отчаяние и безнадежность, грозившие, как ей теперь казалось, навеки поселиться у нее в груди. Она так давно его любила и так сильно желала, что каждая секунда этого затянувшегося молчания причиняла ей почти физическую боль.
– Джулия...
Ее имя прозвучало и как ласка, и как приказ одновременно. Сдерживая дыхание, она подняла на него умоляющий взгляд.
Его глаза были темными, как ночь.
– Это должно быть и вашим решением. – В его взоре читалось откровенное желание. – Я хочу вас, дорогая, всю, целиком и полностью.
Его губы приблизились к ее губам, но не коснулись их, остановившись на расстоянии всего лишь дыхания.
– Скажите мне, что вы тоже желаете меня. – Его голос понизился, став бархатисто-нежным, а глаза еще больше потемнели от переполнявшего его желания. Обняв ее, он прижался к ее бедрам, и она ощутила физическое доказательство силы его намерения.
Джулия буквально задыхалась от охвативших ее чувств и ощущений, которые вспыхивали и сверкали, как фейерверк. Ее охватил восторг, когда она ощутила упругую силу его рук. Ей было просто необходимо оказаться еще ближе к нему.
Забыв обо всем на свете, кроме того, что он находится рядом с ней, Джулия приникла к нему всем телом.
Чертыхнувшись вполголоса, Алек прикоснулся лбом к ее волосам.
– Бог мой, Джулия, – хрипло прошептал он. – Скажите мне, что вы желаете этого так же, как желаю я.
Она крепко прижалась к нему, безжалостно смяв настойчивыми ладонями его рубашку.
– Я хочу вас, Алек. – Не услышав ответа, она закрыла глаза, ужасаясь силе своих желаний. – Пожалуйста, Алек.
Звук ее молящего голоса опьянил его сильнее, чем бренди, и успокоил больше, чем любое сердечное лекарство. Алек чуть не рассмеялся при мысли, что он уже почти уверился в том, что Джулия к нему равнодушна, что ей нужен кто-то другой. Возможно, его жена и влюблена в кого-то, но желает она только его.
– Алек, – снова прошептала она, на этот раз более настойчиво. Ее глаза увлажнились, губы дрожали, чувственная линия рта призывно манила к себе. – Пожалуйста.
Из-под ее ресниц медленно скатилась слезинка, скользнув по бледной шелковистой щеке.
Он наклонился и поймал слезинку губами. Ощутив ее влажный след, солоноватую сладость, Алек почувствовал, что остатки его самообладания разлетаются в клочья. Приложив ладонь к ее щеке, он нежно прошелся губами по ее ресницам, прямому изящному носу, бледному лбу...
Когда он ласково поцеловал губы Джулии, се ресницы затрепетали, и она замерла в его объятиях.
Алек легко скользнул губами по се нижней губе, и она задрожала. Тогда он снова завладел ее губами, поддразнивая их, пока его язык не проник за гладкий край ее зубов. Джулия застонала и целиком отдалась поцелую. Это было необыкновенно эротично: за всю свою жизнь Алек не встречал женщины, которая бы настолько отдавалась страсти.
Дуновение прохладного воздуха напомнило Алеку о том, что они все еще находятся в коридоре, и он, тяжело дыша, сжав ее руки, отступил назад.
– Джулия, любовь моя, нам нельзя здесь оставаться! Пойдемте ко мне в комнату. – Обняв ее, он сделал шаг по направлению к раскрытой двери, уже представляя свою огромную кровать и то, как она будет на ней выглядеть, лежа обнаженной на мягком покрывале.
– Нет!
Сердце Алека гулко забилось.
– Но почему? – осевшим голосом спросил он.
Она пристально взглянула на него: глаза ее казались совсем темными от переполнявшего ее желания.
– Моя комната ближе.
Прежде чем он успел что-нибудь ответить, Джулия повернулась и, пройдя по коридору, открыла дверь и в следующее мгновение исчезла за ней, оставив за собой только слабый аромат корицы.
Алек озадаченно смотрел ей вслед. Это он, мужчина, опытный в отношениях с женщинами, должен управлять развитием всей ситуации; но, как он уже начал понимать, контролировать Джулию было просто невозможно.
Снова показавшись в двери, она поманила его пальцем; ее волосы цвета меда, рассыпавшись по плечам, длинными шелковистыми змейками спускались на грудь, повторяя ее изгибы. Алек нервно сглотнул. Стоило ему по-думатьотом, что эти пряди вот-вот коснутся его рук, лица, груди, как в горле у него пересохло.
Подобно марионетке, неспособной противиться воле хозяина, Алек направился к ней.
Джулия остановилась около кровати и стала нервно расправлять складки сорочки, в то время как Алек, войдя и закрыв за собой дверь, прислонился к ней спиной, стараясь унять бешено колотящееся сердце. Эта кружевная сорочка, словно призрак, столько ночей маячила перед ним в его грезах, что он уже потерял им счет. К тому же Джулия оказалась намного соблазнительнее, чем он себе представлял: белизна ее кожи цвета сливок могла поспорить с нежнейшим кружевом, а ее грудь, маленькая и упругая, была словно создана для его рук.
В два шага он оказался рядом с ней. Нервными движениями дрожащих пальцев она попыталась расстегнуть ряд пуговиц, на которые сзади застегивалась ее сорочка, но Алек накрыл ее пальцы своими ладонями.
– Не порвите, любимая. Возможно, мне захочется, чтобы вы снова ее надели.
Она послушно убрала руки и, перекинув волосы на одну сторону, опустила голову, позволяя ему расстегнуть пуговицы. От напряжения у нее побелели суставы пальцев, глаза неотрывно следили за ним. Расстегивая очередную пуговицу, Алек целовал обнаженную кожу, которая представала его глазам. Дорожка его поцелуев протянулась от ее шеи по спине до изящного изгиба бедер; при этом Джулия вся дрожала, но не отстранялась.
Когда Алек расстегнул последнюю пуговицу, ее сорочка – роскошная паутина кружев – соскользнула на пол. Джулия повернулась к нему, и он увидел, что она вся порозовела. Алек попробовал в последний раз воззвать к своему разуму, но Джулия уткнулась лицом в его шею. Ее дыхание обжигало его, пряди волос водопадом струились по его рукам.
Боже, он желал ее так, как еще никого до сих пор! Отстранившись, Алек смотрел во все глаза на ее лицо, пленительные губы, невероятно длинные и пушистые ресницы, обрамлявшие сверкающие глаза, твердый подбородок, который сейчас легко подрагивал. Запах ее тела смешивался с ароматами лимона и корицы, ее вечными спутниками. Во взгляде изумрудных глаз Джулии сквозила безудержная страсть, и ему пришлось стиснуть зубы, чтобы преодолеть безумное желание тут же повалить ее на пол и погрузиться в ее негу.
– Дорогая, я не хочу, чтобы вы боялись. Я не могу обещать...
И в ту же минуту Джулия приникла к нему, явно испытывая желание вместе с ним упасть на кровать. Она обнимала, ласкала его всего – руки, грудь, бедра, так что его последние сомнения растаяли перед силой ее страсти.
Ее груди, коснувшись его груди, напряглись, и Джулия тихо застонала. Тогда он обхватил ее за бедра и приподнял над собой, так что ее лицо оказалось на одном уровне с его лицом, а ее тело словно парило над ним.
– Ближе, – прошептала Джулия, от переполнявшего се желания глаза у нее стали почти черными.
– Не торопитесь, любимая, – хрипло произнес Алек. – Не будем спешить.
Ее дыхание, горячее и неистовое, отдавалось у него в ушах. Алек закрыл глаза и стиснул зубы, пока она с мучительной дотошностью изучала его тело – ширину груди и плеч, силу и упругость рук, а он лежал, зажав в кулаках простыню, чтобы его почти неуправляемое естество раньше времени не освободилось.
Везде, где касались ее руки, вслед за ними оказывались и губы Джулии, и эти невесомые прикосновения еще больше расшатывали его самообладание.
Ее пальцы начали ласкать его торс... и вдруг остановились. Алек открыл глаза. Она смотрела на его мужское естество.
На какое-то мгновение он подумал, что ее может отпугнуть это зрелище, но, когда она подняла на него глаза, он понял, что ошибался.
Не сказав ни слова, Алек снова притянул се к себе. Поток ее волос обхватил их обоих, и руки Джулии заскользили по его бедрам, слегка их касаясь, пока он не сжал зубы в восхитительной агонии. Когда ее пальцы скользнули на внутреннюю поверхность его бедер, он слегка хлопнул ее по спине и завел ей руки за спину.
– Ради Бога, не делайте этого. Еще не время. Застонав, она прижалась к нему, обхватив его ногу своей. Под напором ее испепеляющей страсти у него исчезли все остатки прежних рыцарских намерений.
Устроившись между ее бедрами, Алек проник в самую ее суть, и, как только ее влажное лоно поглотило его плоть, она резко выгнулась. У нее вырвался крик, но он поцелуем заглушил боль, понуждая ее пройти это в преддверии ожидающего впереди удовольствия. Постепенно убыстряя темп, он все дальше увлекал ее за собой в поток страсти.
Джулия обхватила ногами его бедра, охотно подчиняясь его ритму. Алек наслаждался непосредственностью ее реакций, их сладостью. Она отдавалась ему полностью, без остатка.
Когда он подумал, что дольше уже невозможно сохранять остатки самообладания, Джулия, громко вскрикнув, обхватила его за плечи и прильнула к нему, после чего мощные волны наслаждения повели их к завершению, к погружению в море блаженства...
Когда его дыхание немного успокоилось, Алек перекатился на край кровати и снова прижал Джулию к себе, а она, удовлетворенно расслабившись, с наслаждением покоилась в его объятиях. Будучи настолько же ненасытной в своей страсти, как и в своих чувствах и делах, Джулия целиком поглотила все его мысли и стремления, уведя по дороге любви гораздо дальше, чем когда-либо простиралось его воображение.
Алек опустил веки, ожидая, пока ее сердце вернется к обычному ритму. Когда он наконец открыл глаза, то увидел, что Джулия лежит, опершись на локоть, и внимательно смотрит на него, словно стремясь навсегда запечатлеть в памяти каждую его черту.
Алек улыбнулся ей. Им обоим все еще до конца не верилось в то, что произошло лишь минуту назад, они наслаждались атмосферой покоя и умиротворенности, окутавшей их словно кокон. В это мгновение Алек почувствовал, что готов на любые свершения.
Он провел кончиком пальца по изящной линии ее ключицы.
– Вы похожи на лисичку, любовь моя. По-моему, вы меня укусили.
Джулия взглянула на его шею, и краска медленно стала заливать ее белоснежную грудь.
– О, простите!
Усмехнувшись, Алек прижал ее к себе и перевернулся на спину так, что она, оказавшись над ним, уткнулась лицом ему в подбородок.
– Не нужно так расстраиваться. Я вас просто дразнил. Джулия спрятала лицо, уткнувшись в его шею, и, после долгого молчания спросила:
– Алек, все прошло хорошо?
Алек приподнял ее лицо и посмотрел ей в глаза.
– Просто превосходно!
Она положила ладони ему на грудь и взглянула на него с сомнением.
– Надеюсь, я все делала правильно, но все же не уверена...
Он широко улыбнулся и пригладил прядь волос у нее за ухом.
– О, вам не в чем упрекнуть себя. – Он уловил беспокойство в ее взгляде и нахмурился. – Вам было больно?
Она снова покраснела.
– Нет, вовсе нет. Разве что небольшой дискомфорт, по всего лишь на мгновение. – Она склонила голову набок. – Так будет всегда?
Алек отрицательно покачал головой. Он занимался любовью с таким множеством женщин, что всех даже не помнил, и каждый раз получал и дарил удовольствие, но никогда не ощущал такого ошеломляющего освобождения, кактеперь с Джулией. Это было больше, чем просто физическое удовольствие, – их единение казалось всепоглощающим и проходило на таком уровне, о котором он и не мечтал и в который давно не верил.
Он поцеловал жену в подбородок.
– Каждый раз все происходит по-новому.
Ее глаза удивленно расширились.
– Каждый раз?
Алек улыбнулся и кивнул:
– Да, все лучше и лучше.
Взгляд Джулии немного омрачился, словно ее снедала какая-то забота. Она посмотрела на него долгим взглядом.
– Послушайте, я больше не хочу с вами воевать.
Алек не мог поверить, что она полностью капитулировала, но ведь это была его непредсказуемая Джулия.
Крепко прижав ее к себе, он рассмеялся:
– Тогда мы не будем воевать и заключим мир. Счастье все больше переполняло его. Утром Джулия наконец-то расстанется со своим Обществом, и они начнут совместную жизнь заново.
Удовлетворенно улыбнувшись, Алек поцеловал Джулию в лоб, и она крепче прижалась к нему.
Сжимая ее в объятиях, Алек попытался представить тот образец совершенства, который, по собственному признанию Джулии, заслуживал такого преданного обожания уже в течение нескольких лет, но никак не мог. Будь он проклят, если согласится спокойно смотреть на то, как его жена желает другого мужчину!
Словно почувствовав его мысли, Джулия вздрогнула во сне, и он, натянув покрывало поверх ее плеч и заботливо подоткнув его под подбородком, горько улыбнулся, оценив иронию своего положения. Долгие годы он флиртовал с бессчетным количеством чужих жен, ни разу не задумавшись об их мужьях; и вот теперь, лежа в постели с собственной женой, завидовал той единственной страсти, которая владела ею.
Джулия, вздохнув во сне, повернулась к нему лицом; покрывало соскользнуло, явив его взору очаровательную выпуклость ее бледной груди. Внезапное вожделение в один миг охватило Алека. Ему до боли захотелось заняться с ней любовью, когда она не думала ни о ком другом, и он заглянул в ее спящее лицо; но, увидев синеватые тени у нее под глазами, все же смог совладать со своим порывом.
Со вздохом сожаления Алек укрылся их общим покрывалом. У него еще будет достаточно времени, чтобы узнать, насколько глубока ее страсть. Закрыв глаза, он тут же провалился в глубокий сон. Где-то в глубине его угасающего сознания брезжила радостная мысль, что начиная с завтрашнего дня Джулия расстанется со столь ненавистной ему работой в Обществе.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне поцелуй - Хокинс Карен



не особо приколола
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен
28.06.2012, 22.54





Книга прелестна. Советую всем кто любит красивые истории о превращении гадкого утёнка в лебедя). Конечно немного напрягает слишком Филантропное отношение гл.гер-ни но всё же это главная загвоздка истории, так сказать изюминка...Мне понравилось. Время потратила не зря.=)
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренНаталия
4.01.2013, 23.04





не очень.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренМарго
5.01.2013, 2.53





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





Всех дур я делю на 2 категории: просто дура и дура упертая, к которой отношу и главную героиню. Она уперта идеей осчастливить несчастных(так тогда называли проституток),переделав их в прислугу. Всем известна судьба прислуги того времени: чуть лучше рабства, только что не убивают. Вот осчастливила!Так же она уперта в отношениях с гл. героем, в которого считает себя влюбленной 4 года. Несколько месяцев маринует бедного, пока дала. Но как все дуры, в финансах переплюнет умных: не моргнув глазом оттяпала у г.героя половину состояния. Хотя г.героиня вызывала у меня кровожадность, дочитала до конца. Финал подтвердил еще одно мое жизненное наблюдение: чем дурее баба, тем у нее лучше муж.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренВ.З.,66л.
26.12.2014, 9.44





за последний месяц прочитала довольно много любовных романов, но только от этого получила удовлетворение
Подари мне поцелуй - Хокинс Каренфлора
2.11.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100