Читать онлайн Подари мне поцелуй, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне поцелуй - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Подари мне поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Чилтон убрал аккуратную стопку накрахмаленных шейных платков в гардероб; при этом лицо камердинера выражало крайнее неодобрение.
– Белье на этот раз слишком накрахмалено. – Он бросил выразительный взгляд на Алека. – Конечно, миссис Уинстон приходится заниматься всем сразу, и неудивительно, что подобное иногда случается...
Не отвечая, Алек спокойно продолжал завязывать шейный платок перед зеркалом: у него имелось достаточно своих забот, чтобы проявлять беспокойство из-за каких-то мелочей. К тому же Чилтон всегда преувеличивал их значение.
Джулия оставалась заметно холодна с ним после их размолвки; по пути в «Олмакс» она не произнесла ни слова. В последующие дни она также намеренно игнорировала его присутствие. После их ссоры прошла уже почти неделя, а его упрямая жена до сих пор не выказывала готовности смягчиться. Алека это не удивляло. Джулия была сильной независимой женщиной, и признание своего поражения не могло ее не раздражать.
Приколов сапфировую булавку к складкам шейного платка, он улыбнулся своему отражению в зеркале. Джулия могла всю неделю сохранять ледяное молчание, но она не в состоянии контролировать свою реакцию на его прикосновения.
Конечно, он приложил большие усилия, чтобы каждый поцелуй стал вершиной соблазна, – это, с одной стороны, все больше укрепляло его самообладание, а с другой – разжигало ее страсть и намерение достичь апогея удовольствия. Сегодня ему удастся увидеть, может ли он пойти дальше, чем простой поцелуй, превратить ее злость и раздражение в жаркое пламя страсти.
Негромко напевая себе под нос, виконт стал застегивать жилет и тут услышал, как Чилтон с громким стуком захлопнул дверцу гардероба.
– Милорд, я должен вам кое-что сказать. Весь дом гудит, и это становится нестерпимым. Так продолжаться больше не может, иначе я... – Он замолчал, не в силах закончить фразу; его лицо исказилось, словно от душевной боли.
– Вы хотите оставить службу, Чилтон?
– Нет, милорд. Я бы никогда не покинул свой пост! – Камердинер немного помолчал и добавил: – Независимо от количества вульгарных особ, допущенных в ваш дом.
Алек надел пальто, поданное камердинером, и, разгладив рукава, взглянул на Чилтона.
После явной душевной борьбы тот выпалил:
– Дело в новой горничной, сэр. Леди Хантерстон привезла ее вчера днем, но она совершенно ни к чему не пригодна. Необходимо что-то предпринять.
«Ах вот оно что – на службу поступила новая горничная Джулии и оскорбила Чилтона в его лучших чувствах». Почему-то эта мысль развеселила Алека. Чтобы подзадорить щепетильного Чилтона, он заметил:
– Ее наняла леди Хантерстон. Та еще штучка, не правда ли?
Чилтон укоризненно взглянул на него.
– Я бы осмелился высказать предположение, что это мнение разделяют многие. Тем не менее ее поведение ставит вопрос о... – Он внезапно замолчал, кончик его длинного носа задрожал от возмущения.
Алека охватила смутная тревога. Джулия сообщила, что новая служанка не является подопечной их Общества, и все же...
Нахмурившись, он не стал более задерживать камердинера и пошел разыскивать жену.
В комнатах верхнего этажа Джулии не оказалось, поэтому Алек прошел в гостиную, где его внимание привлекла довольно необычная сцена: девушка, одетая в строгую черную униформу горничной, стояла на небольшом табурете и смотрела в окно.
– Прошу прощения...
Девушка, вздрогнув, обернулась, и на виконта взглянули огромные голубые глаза. Алек даже попятился. В полном противоречии с тем скромным образом, который он себе нарисовал заранее, новая служанка являлась олицетворением женской прелести: нежное лицо в форме сердечка обрамляли блестящие черные локоны, а темный цвет платья подчеркивал безукоризненность фигуры.
Красавица, бесхитростная и покорная, словно овечка, затрепетав длинными густыми ресницами, тут же слезла с табурета.
– Вы, должно быть, виконт...
– Авы, я полагаю, новая горничная. – Алек очень надеялся, что ошибся.
Она ослепительно улыбнулась ему, продемонстрировав очаровательные ямочки на щеках.
– Я так благодарна леди Хантерстон – ведь это она нашла меня. – Девушка сжала руки от восторга; при этом раздался громкий звон не менее десятка браслетов, украшающих ее тонкие запястья.
Завидев сверкающий ряд украшений, Алек удивленно поднял брови: сделанные из золота и серебра, украшенные драгоценными камнями, они раздражали, взгляд своим изобилием и совершенно не подходили к строгой одежде горничной.
– Могу я узнать, где вы работали прежде?
– В театре Лаудри, на Флит-стрит. – Она устремила на него немигающий взгляд своих больших глаз. – Я была актрисой, знаете ли...
– Это какое-то новое выражение? – сухо осведомился он. – Актриса?
Горничная в страхе прикрыла рот хорошенькой белой ручкой.
– Ой! Леди Хантерстон предупреждала, чтобы я об этом никогда не упоминала. – Она нахмурилась, и уголки ее прелестных губ печально опустились вниз. – Я очень сожалею, что мне пришлось покинуть театр. Мистер Биббс, управляющий, говорил, что меня ждет блестящее будущее.
Кажется, ситуация начала проясняться.
– Прошу прощения, мисс...
– Ламур. Дезире Ламур.
Просто великолепно! Имя как нельзя более точно подходило к этой испорченной девице.
– Мисс... э-э... Ламур, пожалуйста, скажите, как вы познакомились с леди Хантерстон?
– Она пришла ко мне после представления. Я живу в комнатке под крышей в театре, знаете ли... – Между се идеально очерченными бровями залегла морщинка. – Точнее сказать, даже не под крышей, а на задворках театра.
Алек мог вполне ясно представить себе эту картину: убогая комнатка проститутки в грязном переулке, атмосфера греха, витающая в ней, и рядом со всем этим Джулия, полная решимости спасти еще одну заблудшую душу. Боже, настанет ли когда-нибудь конец причудам его жены?
Горничная, должно быть, по ошибке приняла его молчание за внимание к ней, потому что улыбнулась и шевельнула рукой, с явным удовольствием прислушиваясь к звону браслетов.
– Разве они не чудесны? – Она подняла руку, чтобы продемонстрировать свою коллекцию в сиянии солнечных лучей. – Я просто обожаю Лондон. Джентльмены дарят мне здесь такие прекрасные подарки.
– Неужели? – мрачно осведомился Алек. Ее улыбка сменилась хмурым видом.
– Все, кроме одного. Он подарил мне браслет, который уже через неделю позеленел. – Дезире снова встряхнула своими блестящими безделушками. – После этого я с ним больше не разговаривала.
– Уверен, что вы поступили правильно.
– Я очень бедна и не могу допустить, чтобы меня обманывали, – с безыскусной прямотой призналась она.
Не зная, что ответить на этот бессмысленный лепет, Алек лишь кивнул в знак согласия.
Девушка прикоснулась к золотому браслету, отчего на ковре заплясали солнечные зайчики.
– Как бы мне хотелось иметь браслет с настоящими бриллиантами! Леди Хантерстон говорит, что, если я буду хорошо работать, она подарит мне такой браслет.
– Она действительно это сказала? – Кажется, Алек явно недооценил свою супругу. Ее дерзости просто не было границ.
– О да. А как только я накоплю достаточно денег, я собираюсь купить коттедж. Раньше я думала зарабатывать на жизнь, посвятив себя сиене, но это оказалось очень неудобно.
«Неудобно» – менее подходящее слово трудно было подобрать.
Дезире издала глубокий вздох сожаления, отчего ее пышная грудь четко обрисовалась под узким лифом.
– Зато там я носила такие чудесные платья! Вы бы видели меня в красивом серебряном платье в последней пьесе!
Алек уже о многом успел пожалеть, но вряд ли к этому можно было отнести отсутствие возможности видеть свою горничную в серебряном платье на сцене. Он с большой неохотой позволил остаться в доме Маку, отнюдь не отличающемуся хорошими манерами, но этот случай – женщина с запятнанной репутацией – был совершенно недопустимым. Ну и задаст же он своей дражайшей женушке!
И в ту же секунду перед ним предстал объект его горестных раздумий: шурша пышными складками голубого шелка, Джулия быстрыми шагами вошла в комнату. Ее взгляд сразу же устремился на горничную.
– Ах вот вы где, Дезире, а я повсюду вас ищу! Гости прибудут с минуты на минуту, и миссис Уинстон срочно нужна помощница на кухне. У нас ведь нет повара, и ваше содействие будет очень кстати.
Девушка кивнула, потом, покраснев, присела в низком реверансе.
– Слушаюсь, ваше сиятельство.
Джулия замахала рукой:
– Нет-нет, оставьте эти церемонии для вдовствующей герцогини Роут. Называйте меня просто миледи. А если мы будем вдвоем, то и в этом нет нужды.
Щеки Дезире слегка порозовели, на глазах выступили слезы.
– Мне бы очень хотелось надеяться, что я не испорчу ваш званый обед. Я просто сказала его сиятельству... – Она испуганно прикрыла ладонью рот. – Ой! Мне нужно было сказать «милорд».
Джулия удивленно посмотрела в его сторону.
– Алек? Почему вы прячетесь за диваном?
Алек с досадой почувствовал, что краснеет, и поспешно вышел из-за дивана.
– Прячусь? Вовсе нет. Я просто беседовал с мисс Ламур, и она мне кое-что рассказала о своей жизни на сцене.
На щеках Джулии выступила предательская краска.
– Я еще раньше хотела поговорить с вами об этом, но из-за хлопот со званым обедом и поездкой в «Олмакс» совсем забыла...
– Да, вы забыли. – Алек ждал, что Джулия скажет что-нибудь еще, но той не терпелось поскорее отослать служанку из комнаты.
– Ступайте, Дсзире, и передайте миссис Уинстон, чтобы она дала мне знать, если ей что-нибудь понадобится.
Захлопнув дверь за горничной, Джулия повернулась к мужу.
– У нас всего десять смен блюд для сегодняшнего обеда, но у лорда Фаллингтона было восемь, и все остались довольны. Кроме того, черепаший суп удался на славу, а еще миссис Уинстон приготовила...
– Присядьте, прошу вас.
– Нет никакого повода для такого недовольного вида, Алек. Я как раз собиралась все с вами обсудить. – Джулия взглянула на часы и опустилась в кресло у двери. – Но нам придется поторопиться – гости прибудут с минуты на минуту.
– Гости подождут. – Алек скрестил руки на груди и пристально посмотрел ей в глаза. – Я думал, что вы согласились оставить вашу нелепую идею о найме подопечных вашего Общества в качестве домашней прислуги.
– Я ни с чем не соглашалась – просто мы прекратили это обсуждать. Кроме того, Дезире не из Общества. – Джулия снисходительно улыбнулась. – Поэтому вам не нужно сердиться.
– Не пытайтесь обвести меня вокруг пальца, Джулия. Эта женщина – настоящая проститутка, а может быть, и того хуже.
Глаза Джулии сверкнули.
– Дезире – не проститутка: она молодая девушка, ей вряд ли больше семнадцати лет, и у нее очень сложные обстоятельства – вот почему мне пришлось ей помочь.
Алека особенно бесило то, что его жена готова была рисковать всем, в том числе и их взаимоотношениями, ради какой-то уличной девки. Эта вопиющая несправедливость обожгла его, словно горячие уголья.
– Итак, больше никаких визитов в Уайтчепел. Вы совершенно отбились от рук.
– Глупости. – Джулия отвернулась от него и начала расправлять складки платья из голубого шелка. – Мы с миссис Уинстон совершенно уверены, что вечер пройдет безупречно. Вот увидите.
– Я уже достаточно насмотрелся. – Он пронзительно взглянул на нее. – Вы, кажется, говорили, что она невзрачна на вид?
Джулия удивленно изогнула брови.
– Я только сказала, что ее преследовали из-за ее внешности. Не моя вина, что вы вообразили себе, будто у нее не хватает зубов, а лицо в прыщах.
Тот факт, что именно так он себе и представлял новую служанку, разозлил Алека еще больше.
– Если у нее действительно такие затруднения, то почему вы не отправили ее в имение?
– Этой девушке не нужна благотворительность. Она хочет заработать достаточно денег, чтобы купить коттедж – очень похвальная цель, кстати говоря. Кроме того, некто имел по отношению к бедняжке вполне определенные гнусные намерения, поэтому мне пришлось действовать очень быстро.
– Кто бы мог его за это винить: ваша протеже трясла целой грудой подаренных ей браслетов у меня перед носом!
– Я как раз об этом и говорю, – высокомерно ответила Джулия. – Некий господин надумал поиграть с ней, и прежде чем она успела бы понять, что происходит, он погубил бы ее. Она совершенно беззащитна. Вот почему, уважаемый сэр, мне пришлось действовать именно таким образом.
– Но послушайте, Джулия, – вырвалось у него. Он в волнении провел рукой по волосам. – Вы не можете помочь каждому уличному мальчишке и каждой простушке в Лондоне!
– Я могу попытаться. – Она отвернулась и сжала руки, чтобы он не видел, как они дрожат. Она не будет извиняться зато, что помогает людям. При виде убогой комнатки, которую занимала Дезире, у нее по-настоящему заболело сердце. Комнатка сразу напомнила ей о ее собственной сырой комнате, где она жила после смерти отца. – Я сделала все, что смогла, и больше мне нечего вам сказать.
Положив руки на подлокотники ее кресла, Алек наклонился, чтобы видеть ее лицо, и его губы оказались в нескольких дюймах от ее губ.
– Если что-нибудь случится, то расплачиваться за это будете вы. Начнем сейчас же: в этот раз просто поцелуем я не ограничусь.
От этих слов у Джулии перехватило дыхание. Прямо у нее перед глазами сверкал синими брызгами сапфир булавки, приколотой к его шейному платку. И он еще называет эти невероятные, опьяняющие, чувственные поцелуи простыми!
Алек наклонился к ней так близко, что она почувствовала его дыхание на своей щеке.
– Если наши уважаемые гости догадаются, что ваша протеже – не простая невинная служанка с кухни, то вы дорого за это заплатите.
Не в силах произнести ни слова, Джулия только кивнула.
– Вы покинете Общество и придете ко мне. – Его голос стал немного хриплым. – Каждый дюйм вашего восхитительного тела станет моим.
Джулия и не мечтала, что когда-нибудь это станет возможным; она была просто заворожена его красотой, которая вблизи казалась еще более совершенной. Его темные волосы упали на лоб, прикрыв брови, и ей отчаянно захотелось самой убрать их с его лба; глаза его блестели, в них отражались страсть и злость.
Джулия уже готова была позабыть обо всех предостережениях самой себе, но ей все же удалось откинуться на спинку кресла, отодвинувшись от него как можно дальше, и притвориться, что его близость на нее не действует. На ее губах затрепетала неуверенная улыбка.
– Дезире со всем справится: за последние два дня мы с миссис Уинстон многому ее научили. Никто ничего не заподозрит, я уверена.
Алек провел пальцем по се щеке, отчего по всему телу Джулии прошла чувственная дрожь.
– Лучше бы вы надеялись на противоположное, любимая.
Внутри у нее все растаяло, ладони сделались влажными, а сердце затрепыхалось, словно птица в клетке. В любой момент ее могло поглотить пламя страсти, и тогда от ее добродетели осталась бы только кучка пепла.
При мысли об этой горстке пепла Джулию внезапно охватила злость, и она взглянула на виконта с чувством превосходства.
– У вас нет никакого права предъявлять мне такие требования.
– У меня нет права? – Стиснув зубы, Алек холодно произнес: – Единственным требованием, которое мой дед предъявил мне, было не допустить, чтобы состояние досталось Нику. Мы с вами заключили уговор; и если мне приходится терпеть ваши условия, то и вы должны мириться с моими.
УДжулии перехватило горло.
– Ваш дед понял бы мои намерения: леди Бирлингтон говорила, что он был очень щедрым и занимался благотворительной деятельностью.
Алек обошел кресло и снова наклонился к ней.
– Вы всегда думаете только о своей чертовой благотворительной деятельности?
– Об этом мечтали мои родители.
– А вы? О чем мечтаете вы, Джулия?
Если бы он только знал!
– Это и моя мечта.
– Ну а мои мечты не столь благопристойны, как ваши. – Теперь он говорил более спокойно, и его мягкий голос раздавался в тишине, словно прикосновение бархата к обнаженной коже. – И все же все мы должны бороться со своими дурными наклонностями. Мне, например, пришлось оставить свою любовницу. А чем пожертвовали вы?
Горячая волна ревности придала ей уверенности. Он хотел именно этого? Права вернуться к своей любовнице? Ну что ж, сейчас она...
Но прежде чем Джулия смогла осуществить свои намерения, в дверь тихо постучали.
Чертыхнувшись про себя, Алек повернулся к вошедшему в комнату Барроузу.
– Прошу меня извинить, милорд, но только что прибыла вдовствующая герцогиня Роут с племянницей: они ожидают в передней гостиной.
– Мы немедленно спустимся к ним, – кратко ответил Алек.
Барроуз поклонился и вышел, прикрыв за собой дверь.
В душе у Джулии бушевала настоящая буря – ярость из-за заносчивости Алека, боль из-за того, что он ей не доверяет, и в придачу ко всему странная дрожь волнения. Она в который раз сказала себе, что вовсе не нуждается в его внимании, что ей нет дела до его прикосновений, но правда была в том, что она мечтала только о нем с тех пор, как увидела его четыре года назад. Необыкновенно красивый и такой недоступный, он пришел на бал к Сефтонам и похитил ее сердце, прежде чем она успела это понять. Однако это не меняло жестокой реальности: Алек се не любит.
Призвав на помощь всю свою гордость, Джулия встретила его взгляд ледяной усмешкой.
– Вам не нужно беспокоиться о том, что я навлеку на вас неприятности. В конце концов, половина денег принадлежит мне, и с моей стороны было бы глупо, если бы я позволила им ускользнуть.
– Ах да,деньги! Воточем вы, наверное, мечтаете, лежа в своей холодной, одинокой постели. – Его губы неприятно искривились. – Хочу вам напомнить, что есть и другие способы сохранить наследство. Судебные исполнители ясно дали понять, что они немедленно предоставят нам все деньги, если вы забеременеете. Это очень соблазнительная мысль. – Он скользнул по ней хозяйским взглядом. – Чрезвычайно соблазнительная.
Ребенок? Прежде Джулия даже не задумывалась об этом. Разве не замечательно иметь маленького мальчика с серыми глазами Алека? О Боже! Муж говорит ей, что хочет склонить ее к насильственному сожительству, не любя ее, только ради одобрения кучки людей, которых он сам же называл старыми дураками! Ну, для этого ему придется найти себе другую жену!
– Я не собираюсь заводить ребенка без любви.
– Вот как? А что вы знаете о любви?
– Я знаю, что это такое, уже целых четыре года!
– И кто же он?
Боясь, что виконт прочтет ответ у нее на лице, Джулия отвернулась и направилась к двери.
– Наши гости нас заждались...
Алек схватил ее за руку и рывком повернул к себе, однако Джулия сумела холодно посмотреть ему в глаза:
– Не все ли вам равно?
Какое-то время он стоял, не двигаясь, словно не веря услышанному, потом отпустил ее руку и отвернулся, как будто один ее вид вызывал у него отвращение. Не сказан ни слова, он подошел к окну и встал к ней спиной, опустив голову.
Джулия всеми силами пыталась сдержать слезы злости, которые готовы были вырваться наружу. Кто дал ему право так обращаться с ней? Его надменность, гордость и эгоизм не знали никакой меры. Отныне она больше не будет его обожествлять. Ей хорошо известны его слабости и промахи, но вопреки всему она все еще любит его, причем даже больше, чем могла себе когда-либо представить. Ради него и ради самой себя она не может позволить ему завладеть ее сердцем в большей степени, чем он владеет им сейчас.
Укрепившись в своем решении, Джулия с гордо поднятой головой покинула комнату. Что бы ни случилось, сегодняшний вечер пройдет безупречно. Она направилась в прихожую, проверяя в последний раз, все ли готово к приему гостей.
Их дом сиял – деревянные панели, перила и мебель были начищены до блеска, фарфор протерт, а из ковров выбита вся пыль, так что они казались совсем новыми. По дому витали восхитительные ароматы великолепного ужина – доказательство кулинарного мастерства миссис Уинстон. Приободрившись от всего увиденного, Джулия справилась с переполнявшими ее эмоциями и спустилась вниз поприветствовать гостей.
И тут, вспомнив, что успех сегодняшнего званого обеда в значительной степени лежал на маленьких округлых плечах Дезире, она поежилась: почему-то эта мысль не принесла ей никакого успокоения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне поцелуй - Хокинс Карен



не особо приколола
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен
28.06.2012, 22.54





Книга прелестна. Советую всем кто любит красивые истории о превращении гадкого утёнка в лебедя). Конечно немного напрягает слишком Филантропное отношение гл.гер-ни но всё же это главная загвоздка истории, так сказать изюминка...Мне понравилось. Время потратила не зря.=)
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренНаталия
4.01.2013, 23.04





не очень.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренМарго
5.01.2013, 2.53





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





Всех дур я делю на 2 категории: просто дура и дура упертая, к которой отношу и главную героиню. Она уперта идеей осчастливить несчастных(так тогда называли проституток),переделав их в прислугу. Всем известна судьба прислуги того времени: чуть лучше рабства, только что не убивают. Вот осчастливила!Так же она уперта в отношениях с гл. героем, в которого считает себя влюбленной 4 года. Несколько месяцев маринует бедного, пока дала. Но как все дуры, в финансах переплюнет умных: не моргнув глазом оттяпала у г.героя половину состояния. Хотя г.героиня вызывала у меня кровожадность, дочитала до конца. Финал подтвердил еще одно мое жизненное наблюдение: чем дурее баба, тем у нее лучше муж.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренВ.З.,66л.
26.12.2014, 9.44





за последний месяц прочитала довольно много любовных романов, но только от этого получила удовлетворение
Подари мне поцелуй - Хокинс Каренфлора
2.11.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100