Читать онлайн Подари мне поцелуй, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне поцелуй - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Подари мне поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Эдмунд! – Мэдди громко стукнула тростью по полу кареты. – Проснитесь! Как, по-вашему, нам выйти из кареты, когда вы развалились прямо у дверцы?
Очнувшись от приятной дремоты, Эдмунд резко подскочил, больно ударившись при этом головой о низкий потолок кареты. Книжки и шали тут же полетели на пол, а Эфраим истерично затявкал.
В отчаянии Эдмунд прижал руки к груди, отчего на его ярком желто-зеленом жилете появились многочисленные складки.
– Тетушка Мэдди, как вы меня напугали! У меня даже началось сердцебиение!
Джулии еле удалось подавить смех. Эдмунд по своей природе был таким милым и безропотным, что сразу завоевал ее симпатию. Последние две недели он повсюду сопровождал их с Мэдди в многочисленных поездках и давал Джулии разнообразные советы по поводу того, как укладывать волосы, в одежду какого цвета следует одеваться в дождливый день или какие полусапожки лучше всего подходят к ее новой накидке.
Поскольку его эстетические представления все же внушали Джулии некоторые опасения, то она, как правило, вежливо выслушивала Эдмунда и делала все наоборот. Пока что внутреннее чутье ее не подводило.
Мэдди ласково погладила песика по голове.
– Ну-ну, успокойся, мой ангел. – Когда лай стих и превратился в довольное повизгивание, она пихнула своей тростью племянника в живот. – Прекратите ныть и откройте эту дурацкую дверцу!
– Но кучер...
– Он еще старше, чем я: только на то, чтобы слезть с козел, у него уйдет целый час.
Эдмунд собрал разбросанные вещи и покорно распахнул дверцу кареты.
– Не знаю, зачем вы его вообще держите, раз он так чертовски медлителен. Мы добирались сюда целых полчаса! В своей коляске я доехал бы сюда за десять минут.
– Это потому, что вы совершенно не жалеете бедных лошадей. – Опершись на руку племянника, Мэдди наконец выбралась из кареты.
Внезапно Эдмунда озарила догадка.
– Большое спасибо, дорогая тетушка Мэдди! А я-то не понимал, почему мне не разрешают вступить в клуб «Четыре коня»! Видимо, я слишком усердно погоняю лошадей и не жалею хлыста, если можно так выразиться...
Мэдди фыркнула:
– Да уж, такое предположить можете только вы: никому другому ничего подобного и в голову не придет. Такого неуклюжего болвана я в жизни не встречала. – Мэдди обернулась к Джулии. – Однажды я видела, какон перевернулся со своей коляской прямо на Бонд-стрит. Совершенно не умеет управляться с вожжами!
– Послушайте, тетушка Мэдди, – торопливо произнес Эдмунд, отчаянно покраснев. – С вашей стороны несправедливо напоминать о том, что случилось давным-давно!
– Хм. Вы и в сорок лет будете таким же растяпой.
Джулия вышла из карсты. Чтобы приободрить Эдмунда, она улыбнулась ему и взяла у него книгу и шаль, которые, казалось, вот-вот упадут на землю.
– Благодарю вас, – пробормотал он. – Клянусь, настанет день, когда мне захочется придушить ее. Она может довести...
– Эдмунд! – окликнула его Мэдди. – Я не собираюсь в свои годы стоять весь день на солнцепеке! Ну что за наказание!
Джулия хихикнула, увидев, как Эдмунд передразнил тетушку, прежде чем поспешить на ее зов. Хотя сначала она немного побаивалась встречи следи Бирлингтон, однако сразу же привязалась к этой сварливой женщине, так как увидела, что за ее внешней раздражительностью, как за щитом, скрывается доброе сердце.
Пожилая дама накинула на плечи шаль и повела несчастного племянника к зданию с вывеской «Библиотека».
– Пойдемте, Джулия. Я хочу взять ту новую книгу, о которой мне рассказывала леди Каслуэйт, когда мы были у модистки.
Джулия поморщилась. За последние две недели они с леди Бирлингтон каждое утро отправлялись по магазинам. Там на нее постоянно что-то примеряли и надевали, словно она была куклой. Правда, и результат был заметен. Теперь она выглядела гораздо моложе своих двадцати семи лет: лицо, обрамленное волнистыми локонами, стало более округлым, а глаза казались еще больше. Но всего удивительнее было то, как изменилась ее фигура. Джулия всегда считала себя чересчур щуплой, а рост слишком небольшим, чтобы обратить на себя чье-то внимание. Только теперь она начала понимать, что ее фигура идеально соответствует последней моде.
«А вот Алек ничего этого не замечает», – с раздражением подумала Джулия. С того вечера, когда они встретились у Терезы, он старательно избегал ее. Хотя виконт каждое утро спускался к завтраку, за столом он лишь поддерживал вежливую беседу, казалось, его совершенно не интересуют те изменения, которые происходят в ее внешности, а может, он и вовсе не замечает их.
Джулия очень дорожила этими утренними встречами, проходившими, как правило, почти без слов, потому что в другое время она Алека почти не видела. Она знала, что слуги уже начали озабоченно перешептываться. Миссис Уинстон приобрела раздражающую Джулию привычку ободряюще гладить ее по руке с выражением слезливой заботы, а Барроуз начал каждый вечер перед сном приносить ей стакан молока. Джулия стоически воспринимала все эти знаки внимания: хотя она очень хорошо относилась к ним обоим, все же они были слугами Алека, а не ее собственными.
Ночь за ночью она проводила, часами ворочаясь без сна, пока до нее не начинали доноситься звуки размеренного дыхания в передней. Следом за этим раздавался глухой стук двери. Неизменностью своего поведения она напоминала самой себе преданного Барроуза, который так же сторожил сон хозяина.
Это было очень глупо, но никакие уговоры не смогли бы заставить ее уснуть, пока она не услышит мерное дыхание Алека. Джулия частенько задумывалась, где он проводит вечера. Она знала, что он не нарушит данное им слово, но никак не могла отделаться от навязчивых мыслей о том, что виконт сейчас держит за талию какую-нибудь раскрашенную смазливую кокетку и горячо ее целует. При возникновении таких видений она обычно заставляла себя прекратить свои размышления, чтобы не дать волю слезам.
Предавшись этим мыслям, при входе в библиотеку Джулия неожиданно оступилась, зацепившись каблуком нового ботинка за нижнюю ступеньку. Книги упали на тротуар, а ей самой еле удалось удержаться на ногах.
И тут же чьи-то сильные руки подхватили ее.
– Осторожно, дорогая! – раздался рядом незнакомый низкий голос.
Джулия оглянулась, и сердце ее замерло.
На нее с насмешливой улыбкой смотрел граф Бриджтон.
Джулия покраснела до корней волос и отшатнулась, убежденная в том, что находилась столь близко к нему куда дольше, чем позволяли приличия.
– Прошу меня извинить. Я приняла вас за другого.
В голубых глазах Ника отразилось искреннее изумление.
– Неужели? – Он отпустил ее и наклонился, чтобы собрать упавшие книжки.
– Да вы, оказывается, любительница романов, леди Хантерстон? Вы меня удивляете.
– Ничего удивительного. Я научилась читать еще ребенком.
Ник улыбнулся, и его изящно очерченные губы красиво изогнулись.
– Вы меня не так поняли. – Он поднял голову и окинул ее оценивающим взглядом. – Никогда бы не подумал, что вы так романтичны.
– Глупости. – Джулия взяла у него последнюю книжку и сунула ее себе под мышку. Вообще-то до знакомства с леди Бирлингтон она никогда не снисходила до романов, однако в конце концов ей пришлось признать, что в чтении литературы такого рода есть нечто приятное, тем более если учесть, что впереди всегда ждет счастливый конец. – Все люди по природе романтики, в большей или меньшей степени.
– Позвольте с вами не согласиться. Взять, к примеру, меня. Никто никогда не назвал бы меня романтиком; пожалуй, я любитель наслаждений, но только не романтик. – Изящным движением он поправил шляпу, и его неторопливые движения напомнили Джулии движения змеи. В ярко выраженной мужественной внешности этого человека ощущалось нечто неестественное, как будто совершенство черт лица и фигуры находилось в постоянном противоречии с его душой.
Джулию внезапно охватило чувство жалости, и это несколько смягчило ее раздражение.
– Может, и вам тоже стоит почитать роман? Любовь оказывает очень благотворное воздействие...
В его взгляде отразились недоверие и насмешка.
– Любовь – это всего лишь иллюзия. – Ник бросил быстрый взгляд на оживленную улицу. – Кстати, а где мой злополучный кузен?
Жалость в душе Джулии мгновенно улетучилась.
– Алек вовсе не злополучный.
Улыбка ее собеседника стала жесткой.
– Ах, я и забыл – благодаря вашему своевременному вмешательству ему кое-что обломилось...
– Да, и теперь он богат, как Крез, – холодно произнесла Джулия.
Ник прищурился.
– Так же, как и вы. Скажите откровенно, кузина, вы это заранее спланировали, или все произошло благодаря игре случая?
За вежливыми словами Джулия угадала явную злость.
– Жалеете, что вам ничего не досталось? Я вас не виню. Это действительно огромные деньги.
Между бровями Ника пролегла глубокая складка, хотя он все еще продолжал улыбаться.
– Поосторожнее, моя дорогая. Могу я полюбопытствовать, как ваш супруг намерен распорядиться своим наследством?
Джулии хотелось поскорее отделаться от Ника – ей нужно было еще успеть встретиться с поверенным, чтобы поставить подпись в документе о последнем переводе денег на счет Общества. Дни в сопровождении леди Бирлингтон были настолько наполнены утренними визитами, примерками,уроками танцев и прочей канителью, что ей пришлось просить перенести еженедельное собрание Общества на необычно ранний час, чем все остались недовольны. Однако Джулия была не в силах что-либо изменить.
Теперь им предстояло решить, в какое именно дело лучше вложить деньги. Лорд Кеннибрук предложил создать фабрику по производству колбас, но Джулия считала, что такая отвратительная работа не для женщин. К несчастью, других предложений ни у кого не возникло, так что они оказались в тупике.
Джулия перехватила заинтересованный взгляд Ника и покраснела.
– Виконт распоряжается своими деньгами по своему усмотрению.
– Неужели? Очень сомневаюсь.
Джулия крепче сжала книгу. У нее возникло сильное желание ударить этой книгой по его слишком красивому лицу, чтобы на щеке отпечатался заголовок; но поскольку это было невозможно, она удовольствовалась тем, что высоко вздернула подбородок и резко сказала:
– Дела виконта вас совершенно не касаются, лорд Бриджтон.
Ник деланно рассмеялся:
– Извергать пламя совсем ни к чему, моя дорогая. Если же говорить о ловком маневре с похищением моего кузена, тут вас действительно можно поздравить, это очень хитроумный ход, который больше подошел бы мне. – Увидев ее изумленное лицо, он пожал плечами: – Ведь вы прекрасно знали о том, что мы планировали с вашей прелестной, но совершенно пустоголовой кузиной, не так ли?
– Возможно.
Ник удивленно посмотрел на нее.
– Вы продолжаете меня интриговать. Кто бы мог подумать, что за бесцветной внешностью мисс Дракон скрывается такое изумительное создание?
Джулия подумала, что за эти слова он вполне может заслужить ее прощение. В конце концов, на ней надета ее любимая новая накидка, сшитая из меха жемчужно-серого цвета с красной бархатной опушкой, а голову ее украшает шляпка – из выбранных для нее Алеком – с широкими полями и страусовыми перьями того же оттенка, что и опушка накидки. Только теперь Джулия поняла, как приятно ощущать себя великолепно одетой. Она провела рукой по мягкому меху.
– Должна вам признаться, я сама себя не узнаю. Просто удивительно, как красивая одежда может преобразить женщину.
Ник как-то странно на нее посмотрел, а потом от души рассмеялся. Его глаза искрились от удовольствия.
– Вы совершенно необыкновенная женщина, кузина Джулия. Я вижу, Алек приобрел гораздо больше, чем просто наследство. – Он примирительно взял ее руку и поклонился: – Покорнейше прошу вас простить меня. Мы с Алеком соперничали с самого рождения, что доставляло нашему деду большое удовольствие, и даже до сих пор...
Его слова неожиданно были прерваны душераздирающим воплем, раздавшимся со стороны улицы. Кричал мальчик в грязных лохмотьях: мчась куда-то, не разбирая дороги, он выбежал на проезжую часть, по которой ехала телега, доверху нагруженная капустой. Громко ругаясь, кучер попробовал объехать его и свернул на обочину; от этого маневра лошади встали на дыбы, и телега опрокинулась.
Началась настоящая суматоха. Кочаны раскатились по узкой дороге, за ними с воплями стали носиться уличные мальчишки; они хватали капусту, сколько могли унести, и тут же разбегались в разные стороны по многочисленным улочкам и переулкам. Кучер, ругаясь на чем свет стоит, пытался спасти хоть что-то из своего товара и безуспешно просил прохожих помочь ему.
Босоногий виновник происшествия, о котором вес тут же забыли, некоторое время наблюдал за происходящим, потом протиснулся сквозь толпу и быстро пошел своей дорогой, как вдруг какой-то мужчина громко вскрикнул и побежал за ним вслед. В отчаянии мальчишка попытался улизнуть от него, протискиваясь между другими повозками, и попал прямо в протянутые руки Джулии.
– Отпустите меня! Отпустите, черт возьми! Он меня убьет!
– Не волнуйся, малыш, – принялась успокаивать его Джулия. – Я никому не позволю причинить тебе вред. – Она обеими руками обхватила его худое, хотя довольно сильное тело, но мальчик продолжал извиваться словно червяк. Он был очень грязный, и пахло от него соответственно.
– Отпустите! Он меня выпорет, если поймает! Новая накидка Джулии испачкалась в грязи и саже, но она только крепче удерживала мальчика. От него распространялось такое зловоние, что ей стало трудно дышать; и все же она заставила себя взять в ладони его лицо, чтобы получше рассмотреть. Лицо было все в синяках и кровоподтеках, отчего в сердце Джулии разгорелся праведный гнев.
– Никто не посмеет обидеть тебя, – твердо сказала она. – Сначала им придется иметь дело со мной.
Доля ее уверенности, видимо, передалась мальчику, потому что он перестал сопротивляться и хмуро посмотрел на свою неожиданную спасительницу, явно сомневаясь в осуществимости ее намерений.
– А что вы можете сделать? Вы всего лишь девушка.
– Я могу позвать констебля, – заявила Джулия. – А еще могу ударить твоего обидчика сумочкой.
Мальчик скептически посмотрел на ее крошечный ридикюль; но прежде чем он успел что-либо ответить, к ним подбежал тот самый человек, который его преследовал. Внешность человека не оставляла сомнений в характере его деятельности – это был типичный лондонский трубочист.
– А-а, вот ты где, хорек! – У мужчины было плоское лицо с неприятными маленькими глазками. Он быстро взглянул на мальчика, потом уставился на Джулию. Задержав взгляд на ее великолепном наряде, он неохотно снял засаленную кепку со своих грязных волос. – Мое почтение, сударыня. Благодарю вас за то, что поймали моего сорванца. Уж я позабочусь, чтобы он вас больше не побеспокоил. – Мужчина потянулся к ребенку.
Однако мальчик ловко увернулся от его перепачканной сажей руки.
– Пусти, дурак! Я все равно не пойду с тобой! Ты мерзкий негодяй!
Ник обратил внимание на то, что Джулия даже не вздрогнула, услышав грубые выражения мальчика; погладив его лохматую голову, она уверенно сказала:
– Ругаться нет необходимости. Сражения выигрываются не словами, а делами. – И тут же, присев на корточки, расправила на мальчике порванную рубашку. – Как тебя зовут?
Мальчик посмотрел на нее с подозрением.
– Отвечай немедленно, паршивец, – приказал трубочист, – или я из тебя выбью правду!
– Опять вы за свое! Успокойтесь, ведь он еще ребенок. – Лицо Джулии смягчилось. – Не хочешь говорить? Ладно, я сама попробую угадать. Может, Томми?
Мальчик пожал плечами:
– Зовите, как хотите, настоящего имени у меня все равно нет. По крайней мере я его не помню.
– И все же как-то тебя должны были называть, – настаивала Джулия. Мальчик продолжал упорно молчать, поэтому она обратилась к трубочисту: – Вы-то, наверное, знаете, как его имя?
Мужчина почесал за ухом.
– Его мать никогда мне об этом ничего не говорила.
– Обычно Приббл называет меня Мак, – сообщил мальчик, усмехнувшись чернозубой улыбкой. – Да, а еще ду...
– Довольно! – поспешно вскричал трубочист, быстро взглянув на Джулию. – Госпоже совершенно неинтересно, как я тебя называл, маленький извращенец.
Ник наблюдал за сценой со все возрастающим удовольствием. Мальчик, стоявший рядом с нарядной Джулией, резкими чертами лица напоминал тощую изнуренную крысу. Небольшие, близко поставленные глаза обрамляли светлые рыжеватые ресницы. Наиболее примечательными в его внешности были огромные уши и большой курносый нос, а зубы почернели от копоти. Ник не сомневался, что его дыхание было таким же зловонным, как и он сам.
И все же, глядя на то, с каким воодушевлением и заботой Джулия прижимала к себе худенькое тело, можно было подумать, что это по меньшей мерс принц: она словно совсем не замечала его уродства и грязной одежды и смотрела на ребенка с нежной улыбкой, которую, вероятно, позаимствовала у изображения Мадонны.
Ничего подобного Ник не видел за всю свою жизнь.
– Господи! Это еще что такое? – Вышедшая из библиотеки одетая в роскошное бархатное платье яркого оранжевого цвета леди Бирлингтон с помощью трости прокладывала себе путь через сгрудившуюся толпу.
Джулия повернулась к ней, одной рукой продолжая крепко удерживать мальчика.
– Леди Бирлингтон, я хочу познакомить вас с Маком. Он поедет с нами домой.
– Что? – одновременно воскликнули трубочист и леди Бирлингтон.
– Вы этого не сделаете, – сердито пробубнил трубочист. – Он мой!
Мэдди строго посмотрела поверх своего крючковатого носа на оборванного сорванца.
– Я не потерплю, чтобы этот грязный ребенок ехал в моей карете, Джулия. Эфраим так чувствителен к посторонним запахам!
– Но, мадам, этот человек – трубочист, и он жестоко обращается с ребенком. Посмотрите на синяки на лице мальчика! Мы просто обязаны спасти его!
Мэдди неодобрительно поджала губы.
– Возможно, он просто упал с лестницы или что-то в этом роде. Этот ребенок не может ехать с нами, вот и все. Пойдемте, нам сегодня нужно еще много успеть.
Было очевидно, что леди Бирлингтон ничуть не сомневается в покорном согласии Джулии, но Джулия не собиралась уступать. Чрезвычайно довольный, Ник заметил, что толпа все прибавляется. Он не мог припомнить, когда происходящее забавляло бы его больше.
– Джулия, нам пора ехать, – резко произнесла Мэдди. – Мальчик – это совершенно не ваша забота.
Ее слова вдохновили трубочиста: цепкими пальцами он ухватил мальчика за худенькую руку и сильно дернул к себе.
– Вы слышали, что сказала эта старая ворона? Мальчик – не ваша забота.
Мэдди в ярости стукнула тростью по тротуару, а ледяной взгляд ее голубых глаз, казалось, просверлит злосчастного трубочиста насквозь.
– Как ты меня назвал?
При виде того, как быстро трубочист отпустил руку мальчика, Ник чуть не рассмеялся: сумасбродная Мэдди умела так пронзать взглядом, что даже коронованным особам становилось не по себе.
– П-прошу покорнейше простить, сударыня, но я заплатил пять фунтов за мальчишку, и... – Мысль о пропавших пяти фунтах придала трубочисту смелости, и он решительно расправил плечи. – Без них я никуда не уйду.
Лицо Мэдди раскраснелось до такой степени, что стало почти одного цвета с ее париком.
– Ах ты, ничтожество! Да как ты смеешь так разговаривать со мной? – Она обернулась к племяннику, стоявшему позади нее с пачкой книг в одной руке и сопящим мопсом в другой. – Эдмунд! Вы слышали, как обозвал меня этот человек!
Эдмунд нервно сглотнул и бросил быстрый взгляд на высоченного трубочиста.
– Ах, тетушка Мэдди, я... Не думаю, что он... Он ведь заплатил за ребенка, и теперь, конечно...
– Проклятие! Вы что, не понимаете? – Мэдди нетерпеливо указала тростью на мужчину: – Этот невежественный чурбан назвал меня старой вороной!
– Но дело вовсе не в этом! – воскликнула Джулия, сверкая глазами. – Дело в ребенке! Если Эфраим не может сидеть рядом с мальчиком, тогда мы поедем рядом с кучером.
Ник не отрывал глаз от Джулии. Боже, да она просто великолепна!
Подбородок Эдмунда задрожал.
– Джулия, прошу вас, прекратите! Вы не можете ехать рядом с кучером – это привлечет всеобщее внимание...
Мэдди стукнула тростью по тротуару.
– Да забудьте же наконец о мальчишке! Этот наглец посмел обозвать меня старой вороной, и я требую удовлетворения!
Эдмунд, не выдержав, замялся.
– Вы, конечно, не ожидаете, что я вызову его на дуэль? Нельзя же драться с трубочистом!
В голубых глазах Мэдди зажегся воинственный свет.
– Кто сказал, что нельзя?
– Так не принято делать, вот и все! – Взгляд Эдмунда сразу сделался несчастным. – Бриджтон! Ради всего святого, скажите ей, что это не принято!
Нику пришлось приложить очень большие усилия, чтобы не расхохотаться, но в конце концов ему все же удалось изобразить на лице серьезность.
– Вы совершенно правы, Эдмунд, такого никогда не было. – Молодой человек немного успокоился, но Ник безжалостно продолжил: – По крайней мере в Англии. Зато такие прецеденты имели место в Италии, в случаях, когда была затронута честь дамы.
Теперь Эдмунд выглядел как рыба, вынутая из воды.
– Ну вот. – Мэдди удовлетворенно кивнула. – Я не очень-то одобряю итальянские манеры, но в данном случае они более уместны, чем эти английские правила, рассчитанные на хлюпиков и размазней. Теперь вызовите этого мужлана на дуэль, а у нас с Джулией назначена на одиннадцать часов встреча с мадам Рузар для окончательной примерки.
– Но... я... При мне даже нет перчаток. – Эдмунд почувствовал некоторое облегчение. – Я оставил их в карсте.
– Для чего вам перчатки? Просто вызовите его, и покончим с этим, иначе у нас весь день может пропасть.
Эдмунд шумно вздохнул, а потом громко шепнул тетке на ухо:
– Вы только посмотрите на него! Он же такой здоровый! Мэдди внимательно оглядела трубочиста, особо задержав придирчивый взгляд на грязи и копоти.
Трубочист смутился.
– Прошу простить, сударыня, но...
– Не встревайте, – перебила его Мэдди и сделала нетерпеливый жест. – Нам нужно решить, как наконец поступить.
– Эдмунд может взять мои перчатки, – невинным голосом предложил Ник.
Мэдди одобрительно кивнула:
– Чудесно! Очень благородно с вашей стороны, Бриджтон!
Эдмунд с ненавистью посмотрел на Ника и мрачно промямлил:
– Я могу обойтись и без вашей помощи.
– Неужели? – Ник легко улыбнулся. – А я уж хотел было предложить себя в секунданты.
– Великолепно! – Мэдди повернулась к своему несчастному племяннику. – Ну, и чего же вы ждете?
Эдмунд вздохнул и положил свою ношу на тротуар, а затем с негодованием взял протянутую ему перчатку и подошел к озадаченному трубочисту.
– Прости, приятель. – Держа перчатку в руке, он легонько хлопнул ею мужчину по щеке. – Я тебя вызываю...
Неожиданно трубочист изо всей силы ударил Эдмунда по носу, и молодой человек рухнул на землю как подкошенный.
– Ах, Боже мой! – негодующе воскликнула Мэдди. Не говоря ни слова, Джулия передала руку мальчишки Нику, решительно подошла к трубочисту и стукнула его изо всей силы ридикюлем по лицу. Все произошло очень быстро. Ник успел лишь заметить, что она в отличной физической форме. Нанося удар, она, словно боксер, широко расставила ноги, да и сам удар выглядел профессиональным.
Трубочист, так ничего и не успев понять, отступил назад, споткнулся и тяжело рухнул на землю.
– Вот здорово! – восхищенно воскликнул Мак. Ник посмотрел вниз на грязную руку мальчика и с трудом подавил дрожь отвращения, в то время как Джулия, подобрав юбки, прошла от места, куда упал трубочист, туда, где все еще лежат Эдмунд.
– Вы видели, что этот детина со мной сделал? – Эдмунд позволил Джулии помочь ему подняться. Из носа у него сразу пошла кровь, перепачкав ему галстук.
Разъяренным взглядом посмотрев на трубочиста, который с большой осторожностью пытался встать на ноги, Мэдди воскликнула:
– Наглый негодяй! Ты только что ударил единственного сына лорда Литтлтона! За это твою голову нужно насадить на пику в Тайберне
type="note" l:href="#fn1">[1]
!
– Он первый начал, – упрямо запротестовал трубочист: судя по его блуждающему взгляду, он еще не вполне оправился от удара.
Джулия передала Эдмунду свой носовой платок и снова взяла Мака за руку.
– Наверное, нам нужно послать кого-нибудь за констеблем. – Она осуждающе посмотрела на трубочиста. – Я уверена, что этот человек нарушил какой-нибудь закон, так жестоко обращаясь с ребенком.
Трубочист обвел тяжелым взглядом все увеличивающуюся толпу и хрипло произнес:
– Ничего я ему не сделал. Я только хочу получить то, что мне причитается. Этот заморыш мой.
– Нет, не ваш, – произнесла Мэдди ледяным голосом, презрительно глядя на трубочиста. – Вы не умеете обращаться с детьми.
– Но ведь надо же мне посылать кого-то прочищать дымоходы? – Трубочист с опаской поглядел на Джулию. – Я за него заплатил и должен получить эти деньги назад.
При всем его желании Ник не смог бы лучше спланировать такую дискредитирующую сцену, как эта. В толпе он уже заметил нескольких очень влиятельных светских матрон, которые с живым интересом присматривались к происходящему. Неожиданно для себя он произнес:
– Возможно, я знаю, как уладить это дело.
Все сразу посмотрели на него, но его сейчас интересовала только Джулия. Он достал кошелек, взял гинею и бросил ее трубочисту под ноги.
– Возьми, теперь с тобой рассчитались. Отныне ребенок принадлежит леди Хантерстон.
Мужчина схватил золотую монету и сжал ее грязными руками.
– Этого более чем достаточно, добрый господин, благодарю вас. – Повернувшись к Джулии, он широко улыбнулся, обнажив черные от сажи зубы. – Поздравляю с замечательным приобретением! Жаль только, что, кроме хлопот, он вам ничего не принесет.
– Не сомневаюсь, что он найдет где-нибудь еще такого же оборвыша, – с вежливым безразличием произнес Ник. – А теперь пойдемте отсюда, пока не появилась полиция.
Торопливо оглянувшись, трубочист растворился в толпе, однако Ник этого даже не заметил, завороженный сиянием глаз Джулии. Таких прекрасных глаз он еще никогда не видел.
Взяв его руку, Джулия с благодарностью пожала ее, и Ник ощутил тепло ее пальцев.
– Вы поступили так великодушно! Я вас явно недооценивала, лорд Бриджтон.
Ник мог бы ответить на это, что она ошибается, что он само зло во плоти и даже еще хуже... Но вместо этого он взял ее руку и поцеловал.
– По сравнению с тем, что сделали вы, кузина, это сущие пустяки. Я преклоняюсь перед вами.
Она вспыхнула и убрала руку.
– Мне не следовало терять выдержку.
– Проклятие! – воскликнула Мэдди. Стоя около Эдмунда, она тщетно пыталась остановить капавшую из его носа кровь. – Амелия Корнуолл только что проехала мимо нас в своем экипаже. Ее шея вытянулась, как у мангуста, а глаза от любопытства просто вылезли из орбит, и это не к добру – не позже чем через час о происшествии узнает весь город!
Джулия прикусила губу, но тут же заставила себя улыбнуться и спокойно сказала:
– Нам не оставили выбора. Кто-то должен был спасти ребенка.
– У меня в голове не укладывается, как этот грубиян посмел напасть на Эдмунда. – Мэдди вручила племяннику свежий носовой платок, а затем взглянула на Джулию. – Из-за этого весь день пропал. Я намеревалась вывести вас в свет на балу у Сефтонов, но теперь вижу, что это событие придется ускорить. Что ж, мы используем раут, устраиваемый у Бастионов.
– Но до него осталась всего одна неделя, – отозвалась Джулия с ноткой тревоги в голосе.
– Вот и отлично. – Мэдди подергала носом и поморщилась. – Джулия, когда вы в следующий раз надумаете спасти уличного мальчишку, умоляю вас, выберите более чистого. От этого несет, как из сортира. – Она наклонилась, чтобы взять Эфраима, который сидел, сопя, у ее ног. – Пусть мальчишка садится рядом с Джефферсом, и помогите мне посадить в карету Эдмунда – он совершенно не выносит вида собственной крови и в любой момент может упасть в обморок.
Ник все еще сомневался в правильности своего поступка и все же, глядя, как Джулия помогает грязному оборвышу устроиться на козлах рядом с престарелым кучером, он решил, что не ошибся. Хотелось бы ему посмотреть, как отреагирует Алек, увидев у себя в доме этого нового жильца.
Когда через несколько минут карета тронулась, из нее все еще доносился голос Мэдди, советовавшей племяннику, как в следующий раз избежать удара трубочиста. На козлах сидел приемыш Джулии, на котором поверх его грязной рваной одежды была накинута яркая шелковая шаль.
Неожиданно Нику припомнилось далекое время, когда он думал, что любовь может творить чудеса. Эти мысли не приходили ему в голову уже давным-давно. В те годы он был вынужден изо дня в день наблюдать, как его красивая развращенная мать постепенно сходит с ума, становясь все более злобной и жестокой. Ник со всей силой своей юной души страстно желал, чтобы Господь послал ей любовь, в которой она так нуждалась, потому что его любви ей не хватало. Но никто ее так и не полюбил, и в одну роковую ночь мать бросилась с крыши. Иногда, если он внимательно вслушивался, ему все еще слышалось эхо ее предсмертного крика.
Ник смотрел вслед карсте, пока она не скрылась из виду. Вполне возможно, бесстрастно подумал он, что такая женщина, как Джулия, с ее способностью любить, могла бы спасти его погибшую душу... если бы еще оставалось что спасать.
Пожав плечами, он повернулся и пошел по направлению к своему дому. Души у него, возможно, уже и не было, но зато было много долгов, и его кредиторы с нетерпением ждали, когда он получит наследство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне поцелуй - Хокинс Карен



не особо приколола
Подари мне поцелуй - Хокинс Карен
28.06.2012, 22.54





Книга прелестна. Советую всем кто любит красивые истории о превращении гадкого утёнка в лебедя). Конечно немного напрягает слишком Филантропное отношение гл.гер-ни но всё же это главная загвоздка истории, так сказать изюминка...Мне понравилось. Время потратила не зря.=)
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренНаталия
4.01.2013, 23.04





не очень.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренМарго
5.01.2013, 2.53





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





с трудом дочитала, зря((((
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренДомовенок
9.02.2013, 18.20





Всех дур я делю на 2 категории: просто дура и дура упертая, к которой отношу и главную героиню. Она уперта идеей осчастливить несчастных(так тогда называли проституток),переделав их в прислугу. Всем известна судьба прислуги того времени: чуть лучше рабства, только что не убивают. Вот осчастливила!Так же она уперта в отношениях с гл. героем, в которого считает себя влюбленной 4 года. Несколько месяцев маринует бедного, пока дала. Но как все дуры, в финансах переплюнет умных: не моргнув глазом оттяпала у г.героя половину состояния. Хотя г.героиня вызывала у меня кровожадность, дочитала до конца. Финал подтвердил еще одно мое жизненное наблюдение: чем дурее баба, тем у нее лучше муж.
Подари мне поцелуй - Хокинс КаренВ.З.,66л.
26.12.2014, 9.44





за последний месяц прочитала довольно много любовных романов, но только от этого получила удовлетворение
Подари мне поцелуй - Хокинс Каренфлора
2.11.2016, 18.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100