Читать онлайн Опоздавшая невеста, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опоздавшая невеста - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опоздавшая невеста - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опоздавшая невеста - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Опоздавшая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Люсьен и Арабелла поехали в Роузмонт верхом на Себастьяне и Сатане на час позже, чем пообещали тете Джейн. Люсьен отказался вставать, не воспользовавшись еще раз уединенностью их импровизированной кровати.
В этот раз они занимались любовью иначе. Хотя страсть была все так же горяча, Арабеллу поразила и смутила скрытая нежность Люсьена, как будто он дал клятву и воспринимает ее серьезно, как тетя Джейн воспринимает брачные узы.
Арабелла ругала себя за такие странные мысли. Люсьен женится по практическим причинам, которые он назвал ей так небрежно и спокойно, что не оставалось никакого сомнения: он женится только по расчету. Его сердце не было затронуто, ее тоже. Убеждая себя в том, что это холодная, логичная действительность, Арабелла решила не позволять неясным чувствам увести ее от реальности. Предложение Люсьена – всего лишь попытка выйти из затруднительной ситуации.
Возвращение домой было тихим, наполненным странным спокойствием. Несмотря на протесты Арабеллы, Люсьен снова завернул ее в свой плащ, доказывая, что его одежда суше. Окруженная блаженным теплом, она чувствовала, что ее защищают, о ней заботятся. Это ощущение было незнакомым и пьянящим, и ей хотелось, чтобы эта иллюзия продержалась как можно дольше.
Арабелла сдержанно вздохнула и подумала, что многие доводы в пользу их свадьбы, которые выдвигал Люсьен, были непоследовательны. Она была уверена, что сможет защитить Роузмонт; она почти шесть лет справлялась с этим в одиночку. Правда, осложнения с констеблем Роббинсом беспокоили, но она сумеет прикрыть Уилсона с племянниками, если возникнет такая необходимость. Если ничего не получится, она воспользуется своей многолетней дружбой с констеблем, хотя ей и не хочется этого делать.
Однако она не могла отвергнуть возможность встать на ноги, которая открывалась для Роберта. Это было ее заветное желание, и ей не терпелось поехать в Лондон и узнать, какие врачи смогут его осмотреть.
Голос Люсьена нарушил тишину:
– Расскажи мне о викарии Хейтоне.
– Да особо нечего рассказывать. Приход перешел к нему в прошлом году, когда умер старый викарий Пиплз. – Она посмотрела на Люсьена и спросила: – Зачем тебе?
– Просто я подумал, на какие темы будут проповеди на этой неделе. – В глазах его вспыхнул смех. – Надеюсь, он воздержится от своеобразных примеров.
Она хихикнула, когда они свернули на подъездную дорожку.
– Тетя Джейн позаботится по крайней мере о том, чтобы он не называл наших имен. Она платит десятину всякий раз, когда выигрывает.
– Слава Богу! – Люсьен остановил Сатану. – У тебя гости. – Он кивнул на стоящий у дверей модный экипаж, который выглядел неуместно перед обветшалыми ступеньками парадного входа.
– Интересно, кто бы это мог быть? – спросила Арабелла.
Нед и Уилсон, надрываясь, тащили тяжелый сундук к уже приличной груде багажа.
– Может быть, еще одна тетушка?
– Нет, Эмма и Джейн – все мои... – Она замолчала, уставившись на экипаж.
Люсьен обернулся, когда высокая, модно одетая молодая женщина вышла из кареты. Даже на расстоянии он узнал золотисто-каштановые волосы, причесанные под Сафо, которые выгодно подчеркивали ее высокий широкий лоб и четко очерченный властный нос.
– Черт побери, – выругался он себе под нос. – Лайза.
– Твоя сестра?
– Собственной персоной, – угрюмо ответил он.
– Я думала, она в Лондоне готовится к сезону.
– Не сомневаюсь, что она улизнула от тети. – Люсьен стиснул зубы. Активное любопытство его сестры гарантировало, что та будет вмешиваться в дела, которые ее не касаются. – Похоже она собирается задержаться здесь надолго. Интересно, как ей удалось удрать от тети Лавинии?
– Удрать? Перед бальным сезоном? – Черные брови Арабеллы поползли вверх. – Почему она так поступила?
– Моя сестра гордится тем, что не придерживается условностей. Ей не нравится, что ее выставляют на брачный рынок.
– А, женщина с характером. – Арабелла обратила на него невинный взгляд, губы ее слегка вздрогнули, и его раздражение тут же пропало. – Вы, наверное, часто деретесь.
– Нет, – коротко сказал он, улыбнувшись искоркам, вспыхнувшим в ее глазах. – Я вижу ее раз или два в месяц.
– Значит, это тебя спасает.
От смеха голос Арабеллы потеплел. Люсьен засмеялся с ней вместе. Его плащ на ней казался огромным, обшлага свисали поверх кистей рук, подол закрывал ступни. Грязное пятно портило сметанно-белую кожу левой щеки. Она выглядела здоровой, счастливой и озорной, как бесенок. Люсьен боролся с желанием наклониться и поцеловать ее в улыбающиеся губы.
– Вы напрасно смеетесь, мадам, – сказал он, дотрагиваясь пальцем до ее кончика носа. – Лайза уничтожит все свои шансы, если будет вести себя как плохо воспитанная девица.
– Только потому, что навестила брата в деревне? Конечно же, нет!
– Готов держать пари, что в этой карете нет компаньонки. – Он покачал головой. – Она столько раз попадала в неприятные ситуации, что все и не упомнишь.
– Так важно, чтобы она вышла замуж? Замужество без любви было бы ужас... – Арабелла прервала себя, под грязным пятном на щеке разлилась краска.
Люсьен повернулся лицом к двери, чтобы она не могла видеть его разочарования. Пусть сейчас она его не любит, но, может быть, со временем... Он мог только надеяться.
– Лайза может выйти замуж за кого хочет, если только это окажется мужчина с твердым характером. Но, во-первых, я ожидаю, что муж ее будет из светского общества. Мой отец желал для нее хотя бы этого.
– Понимаю. – Арабелла смотрела, как Лайза ругается с Уилсоном из-за того, как тот обращается с особенно большим сундуком. – Я всегда хотела быть представленной ко двору.
Люсьен заметил тоскливые нотки у нее в голосе.
– Почему же не была представлена?
– Во-первых, деньги. А во-вторых, какой смысл, если... – Она замолчала, щеки залились краской, но он успел заметить обиженный блеск в ее глазах.
– Если ты уже обесчещена беспечным повесой. – Он готов был все отдать за возможность исправить те несколько часов своей жизни. Он начал разворачивать Сатану по направлению к дому, но Арабелла положила ладонь ему на руку.
– Я этого не сказала. К тому времени, когда я достигла того возраста, когда можно быть представленной, мы были стеснены в средствах. Мой отец не был бережливым человеком.
– Да, но он очень любил свою дочь. – Люсьен повернул ее руку ладонью вверх, отодвинул рукав, обнажая внутреннюю часть запястья, и прижался губами к нежной коже. Господи, как же он любил ее кожу, каждый гладкий, мягкий ее дюйм!
Покраснев, она высвободила руку, и Люсьен испытал от этого такую же боль, как если бы она его оттолкнула. Арабелла нервно кашлянула.
– Тебе следует позаботиться о своей сестре. Там что-то неладно.
– Возможно, – коротко ответил он, опять переводя взгляд на экипаж Лайзы. Если Арабелла догадается об обмане, к которому он прибег, чтобы добиться ее согласия на брак, это уничтожит все его шансы на будущее. Страх засел у него под ребрами и заставлял сердце болеть, как свежая рана.
– Пойду попрошу миссис Гинвер приготовить для Лайзы комнату. – Голос Арабеллы звучал неестественно громко.
– Не беспокойся, она здесь не останется.
– Конечно, останется, только посмотри на все эти сундуки. Иди поговори с ней. Мне надо переодеться перед встречей с викарием. – Она с легкой улыбкой повернула Себастьяна к конюшне.
Люсьен вздохнул и провел ладонью по лицу. Несмотря на то что он вырвал у нее согласие выйти за него замуж, внутри была пустота. Его женитьба на Сабрине была публичным спектаклем, который они оба одобряли. Ей требовались его титул и общественные связи, а ему было необходимо ее состояние. Но Арабелла хотела большего. Он чувствовал это по тому, как она смотрит на него, по задумчивости в ее глазах, словно ищущих что-то, чего он не может отдать. Что-то такое, что он не осмеливается отдать из страха потрясти ее своей страстью.
Стараясь успокоиться, Люсьен повернул Сатану и поскакал к карете, мягко остановив возле нее коня.
Лайза повернулась, лицо ее просияло.
– Люсьен! Я так рада тебя видеть. Этот глупец отказывается...
– Что ты здесь делаешь? – спросил Люсьен. Его раздражение наконец нашло выход. В любое другое время он был бы рад видеть Лайзу. Но сегодня, когда Боулдер представлял опасность, а Арабелла еще не очень твердо связала себя обязательством выйти за него замуж, Люсьену хотелось бы, чтобы его сестра была где-то еще, но не в Роузмонте.
Лайза выпрямилась во весь рост. Несмотря на свои шесть футов, она вынуждена была смотреть на брата снизу вверх и считала это неудобством, поскольку он частенько на нее сердился. Это по меньшей мере приводило в замешательство. С трудом сглотнув, она умудрилась сохранить на лице улыбку.
– Я приехала в гости.
– Как мило, – сказал он тоном, который давал понять, что думает он совсем иначе. – Ты не догадалась нас предупредить?
– Я написала вам письмо, где сообщала, когда собираюсь приехать.
– И когда же ты отправила это письмо?
Она смахнула снежинку с горностаевой муфты, стараясь не встречаться взглядом с братом.
– Вчера.
– Вчера. Почтой, конечно.
– Возможно.
– Полагаю, оно придет на следующей неделе. Точно, как ты планировала.
Ей достало приличия выглядеть смущенной. Люсьен раздраженно вздохнул:
– Где наша почтенная тетушка?
– В Лондоне, в Уэксфорд-Хаусе.
– И понятия не имеет, куда ты подевалась.
– Конечно, она знает. Я оставила ей записку.
– Как любезно с твоей стороны.
Лайза стиснула руки в кулаки в глубине муфты и ждала. Люсьен не отвечал, и она, взглянув сквозь ресницы, содрогнулась: столько беспощадного гнева было в его лице.
– Люсьен, ты должен понять. Я просто не могла больше этого выдержать.
– Мы разговаривали с тобой раньше, Лайза. Я просил тебя провести всего один сезон. Ты мне пообещала.
– Сезон не начинается уже несколько месяцев.
– Да, но тетя Лавиния хотела привести Уэксфорд-Хаус в порядок. Ты знаешь, что это было частью нашего уговора. Кроме того, она уверяет, что из-за теплой погоды там сейчас на удивление много народу.
– Да, и всем им за восемьдесят, и они считают танцы пустой тратой времени. У тети Лавинии было столько вечеринок с картами, что я готова взвыть от скуки.
– Лайза, я надеюсь, ты была вежлива.
– Насколько это возможно. Я не могу поверить, что ты всерьез защищаешь тетю Л авинию. Ты больше меня терпеть не можешь это сводничество и жеманство. – Она подняла голову и высоким голосом сказала: – Верховая езда так утомительна. Благовоспитанная женщина ездит верхом только по парку и только в хорошую погоду.
– Наша тетя никогда не скажет ничего неразумного.
– Все, что она говорит, общеизвестно. Но это еще не самое страшное. – Лайза поджала губы и сдвинула брови. – «Элизабет, не ходи так быстро. Благородная леди не носится сломя голову, она скользит, как ангел».
Люсьен невольно улыбнулся:
– Как ангел, говоришь?
– Люсьен, это было невыносимо. Она напыщенная пустышка, и я не могла больше ни минуты терпеть.
– У тети Лавинии прочное положение, и она могла бы принести тебе большую пользу, если бы ты слушалась.
– Ты не представляешь себе, каково день и ночь находиться в ее обществе: это как в тюрьме. Она постоянно делает покупки, болтает и наносит визиты. И еще дремлет, хотя с чего бы ей уставать, я не знаю. Она не делает ничего такого, отчего человек утомляется. – Лайза сделала нетерпеливый жест. – Клянусь, это чудо, что я не повыдирала себе все волосы после первой же недели.
– Ты должна вернуться.
– Я знаю, – тяжело вздохнула Лайза. – Но позволь мне остаться по крайней мере до Рождества, и тогда я...
– Нет. – Он повернулся к морщинистому слуге, который выгружал ее сундуки: – Уилсон, грузи сундуки мисс Деверо обратно в карету. Она уезжает.
– Ты не можешь этого сделать! – воскликнула Лайза. Все ее надежды рушились. – Люсьен, пожалуйста, не отправляй меня обратно. – К ее досаде, крупная слеза потекла по щеке. Да пропади все пропадом, она устала, проголодалась и истерзалась мыслями о том, как объяснить суровому брату свой приезд.
В дороге она успокаивала себя надеждой, что, несмотря на недовольство ее бегством из Лондона, он будет по крайней мере рад ее видеть. Они всегда были близки, особенно после смерти отца. Но Люсьен не выглядел радостным. Он выглядел так, словно готов был не задумываясь вышвырнуть ее вон.
Еще одна слеза присоединилась к первой, медленно скатываясь на воротник. Прежде чем Лайза осознала, что она сейчас сделает, у нее вырвалось сдавленное рыдание, и ей не оставалось ничего другого, кроме как расплакаться.
Люсьен выругался себе под нос.
– Прекрати, – резко велел он. Когда в ответ на его приказ раздалось очередное всхлипывание, он вздохнул, протянул руку и привлек сестру к себе. – Извини, Лайза, – пробормотал он, прижимая ее лицо к своему влажному сюртуку. – Я не собирался кричать. Просто был очень тяжелый день.
Она откинулась назад, роясь в сумочке в поисках носового платка. Наконец нашла и вытерла лицо.
– По крайней мере позволь мне остаться на одну неделю, до Рождества. Я обещаю вернуться в Лондон без единого возражения и буду очень послушной. Я даже научусь скользить, как ангел, если этого хочется тете Лавинии.
Он невольно улыбнулся. Рождество действительно было совсем близко. Он был настолько охвачен чувством к Арабелле, что забыл об этом.
Лайза положила руку ему на грудь.
– Совсем ненадолго, Люсьен, пожалуйста.
– Проклятие, почему я должен во всем потакать тебе... – Он оборвал себя и тяжело вздохнул. – Ладно. Думаю, если я скажу «нет», ты выдумаешь еще какую-нибудь причину, чтобы остаться.
Лайза расцвела:
– О, спасибо, Люсьен! Будет чудесно встретить Рождество здесь, в таком милом доме. – Она повернулась и стала рассматривать Роузмонт, от счастья уголки ее благородного рта приподнялись. Не дожидаясь Люсьена, она пошла вверх по лестнице к двери, где Нед сражался с двумя огромными чемоданами.
Качая головой, Люсьен вернулся к карете.
– Уилсон, боюсь, ее светлость в конце концов решила остаться.
Конюх прекратил свои попытки запихнуть огромный сундук обратно в карету.
– Вы издеваетесь надо мной.
Люсьен криво улыбнулся и покачал головой:
– Моя сестра решила остаться.
Уилсон шагнул назад, и сундук с глухим стуком упал на дорожку в опасной близости от ноги Люсьена.
– Да пусть меня черви съедят, если я снова буду выгружать эти чемоданы.
Люсьен не стал его осуждать.
– Если ты отведешь Сатану в конюшню, я здесь закончу. – Он поднял сундук на плечо и понес его в дом, а вслед ему раздавалось ворчание Уилсона.
Гастингс стоял в холле с аккуратно перекинутыми через локоть мантильей и муфтой Лайзы. Он заморгал, когда увидел, что Люсьен несет огромный кофр, потом повернулся к Лайзе:
– Трудно решить, что делать в такие моменты. С одной стороны, он несет ваш сундук. Но, с другой стороны, он же герцог. Очень сложный случай.
– Спокойно, Гастингс, – крикнул Люсьен, слегка покачиваясь под тяжестью своей ноши. Боже правый, сколько же одежды Лайза привезла с собой? Он поставил сундук в углу как раз в тот момент, когда по лестнице подпрыгивающей походкой спустилась тетя Эмма. Чепец у нее на голове покосился, в воздухе явно повеяло коньяком.
Увидев столько людей в холле, она резко остановилась, и ее круглые глаза расширились, когда она заметила высокую, модно одетую Лайзу.
– Вот это да! Вы выглядите, как будто только что сошли со страниц «Женского журнала»! Какое чудесное дорожное платье!
Лайза залилась румянцем и сделала неловкий реверанс:
– Прошу прощения, мадам, но произошла ошибка. Письмо, которое я написала брату, спрашивая разрешения заехать на один-два дня, очевидно, задержалось, и я...
– Значит, вы приехали в гости? Какая приятная неожиданность! – Эмма ринулась вперед. – Вы, должно быть, мисс Деверо, сестра нашего дорогого герцога!
Лайза через плечо взглянула на Люсьена расширившимися глазами. К его досаде, она едва слышно повторила: «Наш дорогой герцог?» – и состроила насмешливую гримасу.
Прокашлявшись, он повернулся к Эмме:
– Леди Дарем, это моя сестра, мисс Деверо. Лайза, это...
– О, зовите меня тетя Эмма! Меня все так зовут. И конечно, мы охотно примем вас в Роузмонте, дорогая. Вы, должно быть, проголодались после долгой дороги. – Она оглянулась и заметила Гастингса: – О, Гастингс! Не могли бы вы попросить миссис Гинвер принести поднос с чаем и печеньем в маленькую гостиную.
Камердинер поклонился:
– Может быть, попросить, чтобы она принесла и мармелада?
– Нет, – сказала Эмма задумчиво. – Но можете спросить, какие комнаты может занять наша гостья. – Она сделала неопределенный жест. – Я уверена, что-нибудь уже готово.
– Конечно, – сказал Гастингс, ничем не выдав свои мысли.
Лайза нервно пригладила платье.
– Право, мне не хочется быть обузой. Может быть, мне устроиться где-нибудь в другом месте?
– Глупости! Роузмонт славится своим гостеприимством. Мы не позволим вам остановиться где-то в другом месте.
– Вы слишком добры.
Эмма весело помахала рукой и улыбнулась, глаза ее за стеклами очков казались огромными.
– Ничего странного в том, что вы желаете остаться, дорогая, потому что свадьба и все такое. Нам надо многое спланировать, вы понимаете. Еда, зелень для украшения каминов, приглашения...
– Извините, – вежливо спросила Лайза, – но чья предстоит свадьба?
Эмма заморгала.
– Да, вы же еще ничего не знаете. Как очаровательно! Ваш брат женится на моей племяннице, мисс Арабелле Хадли. – Она похлопала Лайзу по обмякшей руке. – Вы ее полюбите. Ее все любят.
– Мой... мой брат собирается жениться? Вы наверняка ошибаетесь.
– О нет! – сказала тетя Эмма. Она посмотрела на Люсьена: – Разве я не права, ваша светлость? Ведь вы женитесь на моей племяннице?
Он хмуро кивнул. Лайза сглотнула.
– Н-но ты никогда ни слова не говорил... никогда не писал и...
– У меня не было времени.
– О да, – сказала Эмма с рассеянной улыбкой на полном лице. – Видите ли, мы узнали, что они собираются пожениться, только сегодня утром, когда мы вошли, а они...
– Не думаю, что моей сестре надо знать все подробности, – твердо сказал Люсьен. Он подозрительно покраснел и быстро взглянул на Лайзу: – Полагаю, то, что ты приехала, даже к лучшему. По крайней мере будешь здесь во время церемонии.
– Вы женитесь до Рождества?
– Завтра, если мне удастся это устроить.
– Но...
– Мы обсудим это позднее, – сказал он, многозначительно глядя на Эмму. – А я пока принесу остальные твои чемоданы.
До того как она успела возразить, он вышел. Лайза сжала руки в кулаки. Ей все стало ясно. Каким-то образом Арабелла Хадли обманом заставила брата жениться. Ничего удивительного, что он расстроился, увидев на пороге сестру. Он гордый человек и не хочет, чтобы были свидетели унизительной свадьбы с гнусной интриганкой.
Сердце Лайзы наполнилось праведным гневом.
– Где мисс Хадли? Я хотела бы с ней познакомиться.
– О, она спустится, как только примет ванну. – Леди Дарем взяла Лайзу за руку и твердо повела девушку в маленькую гостиную. – Входите, выпейте чаю, пока вам готовят комнату, и расскажите, как вы доехали.
У Лайзы не осталось выбора, и она последовала за Эммой. Позднее, поев холодного мяса и хлеба с маслом и выпив особого тонизирующего чая, приготовленного миссис Гинвер, Лайза стояла у окна своей спальни. Тетя Эмма была столь же болтлива, сколь наивна, и Лайзе понадобилось совсем немного времени, чтобы выпытать у нее все обстоятельства женитьбы Люсьена. Лайза хмурилась, думая о том, как брат постоянно предостерегал ее от внимания мужчин, которые интересуются только ее состоянием. Теперь какая-то бесстыжая хищница явилась и заманила его в ту же самую ловушку.
Лайза фыркнула. Хорошо, что она приехала в Роузмонт именно сейчас. Она найдет мисс Хадли и сама увидит, что за женщина так подло себя ведет.
Одержимая праведным гневом, Лайза вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Дверь в маленькую гостиную была закрыта, но оттуда доносился неясный гул голосов. Она поколебалась и уже готова была постучать, раздумывая, вправе ли туда вторгаться. Но тут она подумала, что в комнате может быть вовсе не Люсьен с бессовестной мисс Хадли, а кто-то другой, и опустила руку.
Когда она собралась уже вернуться к лестнице, ее внимание привлек серебристый свет под дверью в дальнем конце коридора.
Она быстро на цыпочках подошла к ней и прислушалась, но оттуда не доносилось ни звука. Заинтригованная, она отворила дверь и вошла. У камина в инвалидном кресле сидел мужчина с огромной книгой в руках.
Лайза кашлянула.
– Извините. Я не думала, что здесь кто-то есть. Мужчина повернул голову, и она увидела, что он гораздо моложе, чем ей сначала показалось. Волосы у него были каштановые, темно-коричневые с рыжим отливом, и вились надо лбом, явно нуждаясь в стрижке. Если бы глаза его были темные, а не серебристо-серые, он выглядел бы точно так же, как она представляла себе страдающих героев Байрона. Она присела в реверансе:
– Здравствуйте. Я мисс...
– Я знаю, кто вы, – неприветливо сказал он. – Вы сестра Уэксфорда.
Хотя Лайза не кичилась своим положением, ей было непривычно такое открытое пренебрежение ее титулом. Хуже того, мужчина продолжал разглядывать ее самым наглым образом, с головы до ног, как лошадь на продаже.
Лайза разозлилась.
– Прекрасно, вы меня знаете, но я не знаю, кто вы такой, – невежливо сказала она.
– Я Роберт Хадли. Вы находитесь в моем доме. – Затем, видно, думая, что такого неучтивого представления достаточно, и утратив к ней интерес, он вернулся к книге и перестал обращать внимание на Лайзу.
Лайза не знала, что и думать. Она не была избалована и не привыкла во всем добиваться своего, но ее воспитывала тетя, которая твердо верила, что окружающие должны относиться к имени Уэксфорд с почтением.
Собрав свою рассыпавшуюся смелость, Лайза шагнула вперед.
– Насколько я знаю, ваша сестра заманила моего брата в ловушку и заставила на себе жениться, – резко сказала она.
– Заманила в ловушку? – Он неприлично фыркнул. – Это говорит о том, что вы ничего об этом не знаете. Если и была ловушка, то устроил ее ваш брат. Он волочится за моей сестрой с тех пор, как приехал. Это и дураку видно.
– Люсьен никогда не унизился бы до такого! Смею вам напомнить, что мой брат – герцог и самый красивый мужчина в Лондоне. Женщины за ним бегают толпами.
– Теперь понятно, почему он влюбился в мою сестру, – сказал Роберт с самодовольной ухмылкой. – Мужчины не любят навязчивых женщин.
Лайза сжала кулаки.
– Настоящие мужчины любят равных им женщин и не потворствуют каждому их капризу.
– Что вы знаете о настоящих мужчинах? Если Лондон не изменился радикально с тех пор, как я в последний раз там был, в Лондоне настоящих мужчин нет.
Лайза провела там последние два месяца и была с ним согласна, но не собиралась сдаваться.
– Ваши манеры невыносимы. Вы высокомерны, невоспитанны и...
– Невоспитанны? А что можно сказать о людях, которые без предупреждения являются в гости и требуют лучшую комнату? Как вы это назовете?
– Я послала письмо, но оно, наверное, потерялось. Кроме того, я не требовала лучшую комнату. Я была бы рада соломенному тюфяку на чердаке, если бы больше ничего не нашлось. – Лишь бы удрать от тети Лавинии.
– Брехня.
– Простите?
– Вы прекрасно меня слышали, – нетерпеливо сказал он, бросая на нее серебристый взгляд. – Пожалуйста, не говорите мне, что не знаете, что такое брехня.
– Конечно, знаю, – колко заявила она, гадая, будет ли преступлением, если она пнет парализованного человека по колену. – Мне знакомо слово «брехня», мистер Хадли. Я сама его часто употребляю.
Его брови поползли вверх.
– Неужели?
– Да, представьте себе.
– Тогда позвольте это услышать.
Эти слова заставили ее замолчать в нерешительности, которую она спрятала за хмурый вид.
– Прекрасно. Брехня. Ну вот, я сказала это. Он фыркнул:
– Вряд ли можно назвать это употреблением слова. Если собираешься употребить слово, его надо хватать обеими руками, а не поглаживать одним пальчиком.
Его поддразнивания злили ее, и она кипела от желания поставить его на место.
– Прекрасно, черт побери. Все вы брешете!
– О Боже! – раздался тихий голос возле двери. Тетя Эмма стояла в своем сдвинутом набок чепце, ломая руки и переводя взгляд с одного на другую. – Что... что-то произошло?
– Нет! – в один голос воскликнули Роберт и Лайза. У Лайзы пылали щеки, а Роберт, казалось, забавлялся.
– А, понимаю, – сказала тетя Эмма, окончательно сбитая с толку. На какой-то миг она нахмурилась, потом лицо ее просветлело. – Я знаю! Вы, наверное, хотите хорошего чаю и печенья.
– Спасибо, леди Дарем, – чопорно поблагодарила Лайза. – Кажется, я устала больше, чем предполагала. Если вы не возражаете, я пойду в свою комнату.
– Трусиха, – прошептал Роберт, глядя на нее странно блестящими глазами.
Она посмотрела на него, гордо подняв голову:
– Дурак!
– О Боже! – снова сказала тетя Эмма, беспокойно глядя то на Роберта, то на Лайзу. – Надеюсь, в вашей комнате все в порядке, мисс Деверо. Постель уже застелена?
– Комната очаровательна, спасибо. Роберт цокнул языком.
– Подумать только: ты была бы рада соломенному тюфяку на чердаке.
Бросив на Роберта ледяной взгляд, Лайза выскочила за дверь, приостановившись, только чтобы сделать небольшой реверанс тете Эмме.
– Что скажет Джейн? – спросила тетя Эмма. – У нас были такие надежды, что...
– Извините меня, но я еду на улицу, – коротко сказал Роберт, хотя на губах его все еще играла улыбка. Еще раз взглянув на дверь, за которой скрылась мисс Деверо, он толкнул свою коляску в сторону террасы.
Тетя Эмма вытащила из кармана свое лекарство. В Роузмонте в последнее время столько поводов для расстройства... Она сделала большой глоток и посмотрела на портрет капитана. Быстро оглянувшись через плечо, чтобы убедиться, что она одна, Эмма повернулась к портрету и громко сказала: – Ты бы хоть чуть-чуть помог нам. Мы с Джейн можем много сделать, ты же знаешь.
К ее удивлению, улыбка капитана стала шире, его голубые глаза сверкнули. Эмма быстро сделала шаг назад, рот ее широко открылся. Потом она повернулась и побежала прочь из комнаты, зовя на бегу сестру.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опоздавшая невеста - Хокинс Карен



Хороший роман.Мне нравится, как пишет Хокинс Карен.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренНАТАЛЬЯ
19.10.2011, 11.11





Хороший роман, со счастливым концом.. Немного перебор по части концов, ну не могут все вокруг стать счастливыми одновременно. И все равно понравилось читать)
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренKate
7.02.2012, 15.34





Были моменты, когда я со смеху чуть не падала. Юмор-это фишка Хокинс. Роман наполнен разными событиями- и контрабанда, и сокровища, и предательство, и т. д. Но основная линия-это, конечно же, взаимоотношения ггероев. Мне понравился роман. Рекомендую.Хотя были и минусы, в целом 9 баллов.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренЛюбовь
7.04.2013, 21.18





Было приятно читать, хороший роман , люблю когда с юмором. Обязательно буду читать и другие книги этого автора.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренЕЛЕНА
25.06.2013, 22.50





нет.нет.мне что- то не понравился !нудновато,скучновато!это мое мнение!читайте может вам понравится!
Опоздавшая невеста - Хокинс Карентатьяна
23.02.2014, 18.55





РОМАНТИЧНО,ЛІРИЧНО, ТРОХИ ПЕРЕДБАЧУВАНО. РЕКОМЕНДУЮ ДЛЯ ТИХ ХТО ПОЛЮБЛЯЄ РОМАНТИКУ З ЛЕГКОЮ ЕРОТИКОЮ І ТРІШКИ КАЗКИ.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренАННА
22.08.2014, 22.11





Дорогая Кате! ХОРОШИЕ КОНЦЫ -это непременный атрибут жанра любовного романа. ПЛОХИЕ КОНЦЫ мы видим в серьезной литературе и в реальной жизни. Вот посмотрела я "Солнечный удар" Михалкова. Это утопление офицеров так меня потрясло, что до сих пор не могу отойти. Так и помереть недолго. А так прочитала данный милый романчик - отдохнула душой и телом. И сон спокойный, и организм работает, и нервы в порядке. Натуральная психотерапия.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренВ.З.,66л.
27.11.2014, 12.50





Не шедевр, но читать приятно.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренТаня Д
25.06.2015, 23.06





Так себе.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренКэт
30.06.2015, 9.30





Книга понравилась. Только не представляю, где тут предыдущие читательницы нашли юмор? Всё как-то очень печально и грустно как по мне... Герой поступил, как последний трус. Женщин тоже надо достойно бросать, хотя бы сказать в глаза или хотя бы написать.Получается, что он спасся от разорения, продав себя подороже. А героиня осталась ни с чем: без денег,без репутации, навоз чистить и рисковать в криминале. И если бы не несчастный случай, получается, герой так бы спасать бывшую и не кинулся. Три года прошли, как умерла его жена, но, исправлять свои ошибки он и не собирался. Осадок какой-то остался неприятный от всего романа, что судьба как-то очень несправедлива бывает к хорошим женщинам. А у подлецов всё заканчивается хэппи-эндом.
Опоздавшая невеста - Хокинс КаренМарина
16.03.2016, 7.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100