Читать онлайн Навеки твой, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навеки твой - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навеки твой - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навеки твой - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Навеки твой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Жаль, что мы не можем видеть себя так, как видят нас другие. Если бы мы это могли, то вели бы себя хоть немножко по-иному. Порою требуется посмотреть как бы издали на то, что близко нашему сердцу.
Старая Нора из Лох-Ломонда – трем своим маленьким внучкам в холодный зимний вечер
– Хватит! – рявкнул Грегор. Он ухватил беснующегося Рейвенскрофта за галстук и оттащил подальше от двери. – Перестань орать, ты, дурак! Тебя могут услышать.
– Я…
Грегор усилил хватку и приподнял Рейвенскрофта таким образом, что тот едва касался пола носками башмаков. Рейвенскрофт задыхался, лицо у него побагровело. Грегор встряхнул его.
– Тут замешана леди. Не смей произносить ее имя, понял?
Рейвенскрофт вцепился в запястья Грегора, ноги его скользили по полу в поисках точки опоры. Изо рта у него вырвалось какое-то невнятное междометие, ничего другого он произнести не мог.
Венеция подбежала и дернула Грегора за руку:
– Отпусти! Ты его задушишь!
– Он это вполне заслужил!
Грегор еще раз встряхнул Рейвенскрофта и отпустил. Тот грохнулся на пол и остался лежать, хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.
– Что здесь происходит? – спросил сквайр, входя, в комнату.
Позади него Венеция увидела миссис Блум и мисс Платт, а по лестнице спускалась Элизабет. Лицо у Венеции горело; она быстро повернулась и направилась к окну, прижав ладонь ко лбу. Как нелепо все получилось!
– Ничего особенного, сквайр, – угрюмо произнес Грегор. – Небольшое недоразумение между мистером Уэстом и мной.
Рейвенскрофт что-то пробормотал.
– О, дорогой мой мистер Уэст! – воскликнула мисс Платт, опускаясь на колени рядом с Рейвенскрофтом.
Элизабет и миссис Блум подошли к Венеции.
– Дорогая моя, в чем дело? – Миссис Блум переводила недоуменный взгляд с Грегора на Рейвенскрофта и обратно. – Что мог сказать мистер Уэст, чтобы вывести лорда Маклейна из себя?
Венеция потерла рукой лоб и попыталась ответить:
– Право, не понимаю, они о чем-то говорили между собой… и вот…
– Боже мой! – воскликнула Элизабет. – У мистера Уэста в руках жилет лорда Маклейна! Как он мог его потерять?
Грегор выдернул жилет у Рейвенскрофта.
– Я был в сарае. От моего жилета оторвалась пуговица. Мисс Уэст по доброте сердечной взялась ее пришить. Когда она занималась этим, в комнату вошел ее брат и по ошибке решил, что происходит нечто неприличное. Он выразил свой протест в такой форме, что мне пришлось обороняться.
– Драка! – со вкусом произнес сквайр. – Хотел бы я на нее посмотреть!
Рейвенскрофт попытался встать, но Грегор незаметно для окружающих наступил ногой на край его пальто и таким образом удержал поверженного на полу. Всем остальным показалось, что Рейвенскрофт слишком ослабел, чтобы подняться с пола самостоятельно.
– Вы старались защитить честь вашей сестры! – Мисс Платт уложила голову Рейвенскрофта себе на колени и прижала к его лбу свой носовой платок. – Вы храбрый, храбрый мужчина!
Миссис Тредуэлл вошла в комнату, и глаза у нее сделались круглыми, как блюдца.
– Что случилось? Я сидела возле бедняжки Элси, она себя очень плохо чувствует, и вдруг услышала шум.
Миссис Блум обняла одной рукой Венецию за плечи и устремила гневный взор на Грегора и мистера Уэста:
– Бедная мисс Уэст стала невольной свидетельницей чудовищно жестокого зрелища!
Венеция впервые испытала чувство признательности к пожилой женщине за ее сильный характер. Ее слегка пошатывало, колени еще были слабыми, но вовсе не от созерцания распростертого на полу Рейвенскрофта.
– Мне, пожалуй, следует прилечь, – пробормотала она.
Миссис Блум немедленно перешла к решительным действиям. Она предложила сквайру помочь мистеру Уэсту, который лежал у самой двери и загораживал собою выход, добраться до дивана. Затем увела Венецию с собой, сообщив по пути, что предоставит мисс Уэст отдыхе затененной комнате и даст ей понюхать ароматические соли. Проходя мимо Грегора и Рейвенскрофта, миссис Блум решительно заявила, что если у кого-то есть проблемы, может обратиться к ней, поскольку мисс Уэст не будет доступна для переговоров.
Когда Венеция была уже у двери, Грегор повернул голову и встретился с ней взглядом. Словно увлекаемая в пламя, она едва не шагнула к нему, однако твердая рука миссис Блум удержала ее, и обе они проследовали в спальню Венеции. Там миссис Блум, проявив поразительный такт, ни о чем не стала расспрашивать Венецию, а устроила ее поудобнее в постели, положив на подушку саше с лавандой.
Венеция долго спала и пропустила завтрак. Жалуясь на головную боль, она попросила Элизабет передать, что останется в постели и просит ее не беспокоить.
В полдень Элси принесла поднос с едой и поставила на маленький столик у окна.
– Как жаль, что вы себя плохо чувствуете, мисс, – посочувствовала служанка.
– Мне станет лучше, когда растает снег.
Элси улыбнулась, но тут же поморщилась и прижала руку к щеке.
– А вы сами как? Миссис Тредуэлл говорила, что вам тоже пришлось полежать в постели.
– У меня немного болели зубы, но сейчас все прошло, – заявила девушка, хотя ее бледность опровергала это утверждение. – Миссис Тредуэлл хотела послать за хирургом, чтобы он удалил мне зуб, но я сказала, что в этом нет нужды, зуб сам перестанет болеть.
– Досадно, что он все-таки болит. Думаю, у миссис Блум найдется лауданум, если вы в этом нуждаетесь.
– Со мной все будет хорошо. Вот, смотрите! – Элси достала из-за воротника маленький мешочек, который висел на шнурке у нее на шее. – Здесь целебный корешок. Мама выкопала его в полнолуние. – Элси снова спрятала мешочек за воротник. – Скоро у меня все пройдет.
Венеция не особенно верила в целебные свойства корешка, но спорить не стала.
– Надеюсь, что так и будет, – сказала она. – А если все-таки понадобится лауданум, скажите мне или миссис Блум.
– Спасибо, мисс. Вы очень добры. – Элси направилась к двери. – За подносом я зайду через часок.
Венеция поела, достала книгу о Римской империи и устроилась с ней в кресле у окна. Она попробовала читать, но не могла сосредоточиться. Солнечный свет проникал в комнату через волнистое стекло, наполняя ее чудесным теплом, а снизу, из общего зала, доносились голоса собравшихся там людей. Венеция пыталась различить отдельные слова, но так и не смогла.
Она задремала, но ненадолго и, очнувшись, почувствовала беспокойство. Не может же она вечно сидеть взаперти. Вчера вечером, она спряталась у себя в спальне, сославшись на головную боль, потом спала, а когда проснулась, притворилась, будто все еще спит, заметив, что Элизабет совершает свой утренний туалет перед выходом к завтраку.
Венеция с тоской уставилась на дверь. Скоро все начнут собираться к обеду, переговариваясь и смеясь, в то время как она сидит у себя в комнате, словно тяжелобольная. Надо собраться с духом, спуститься вниз и встретиться как ни в чем не бывало с Грегором и остальными обитателями гостиницы.
Она неохотно оделась. С завистью посмотрела на два отлично выглаженных платья Элизабет, переброшенных через спинку стула. Опустив глаза, глянула на свое измятое розовое платье и вдруг ощутила острый приступ тоски по родному дому с его уютом и комфортом, по собственной кровати, по услугам своей горничной, а в особенности – по замечательным прогулкам верхом в парке. Отмахнувшись от этих немилосердных размышлений, Венеция заколола шпильками волосы и уже повернулась к двери, как вдруг услышала какой-то шум во дворе. Она подошла к окну. Почти весь снег растаял, всюду была грязь, за исключением нескольких дорожек, покрытых льдом. Венеция простояла у окна несколько минут и увидела, как во двор въехала карета Рейвенскрофта, управляемая Чамберсом. Мистер Тредуэлл верхом на лошади сопровождал карету.
Ну что ж, теперь, когда снега практически нет, а карету починили, они могут уехать. Венеция испытала чувство облегчения, но вместе с тем ей стало грустно. Что будет дальше с ней и с Грегором? Этого она не знала, зато знала другое: она хочет уехать как можно скорее.
Она вышла из комнаты и стала спускаться с лестницы. В голове вертелось множество допросов, на которые пока не было ответа. Дело не только в необъяснимой вспышке страсти между ней и Грегором.
Когда они только-только приехали в эту гостиницу и до Венеции в полной мере дошло насколько гнусно обманул ее Рейвенскрофт, она без особого беспокойства подумала, что выход из положения непременно найдется и репутация ее не пострадает. Однако снежная буря задержала их здесь на более долгое время, чем она ожидала, а далее положение осложнилось появлением в гостинице сквайра и его дочери: связи мистера Хиггинботема в Лондоне нельзя было не принимать во внимание.
Ей грозит опасность. Если она вернется в Лондон сейчас и встретит сквайра или его дочь на каком-нибудь приеме, а они тотчас сообразят, что Венеция путешествовала под именем мисс Уэст с двумя неженатыми мужчинами, она будет изгнана из светского общества, прежде чем успеет сосчитать до десяти.
Мысль о том, что она превратится в парию, была для Венеции невыносима. Она любила Лондон и свою жизнь в этом городе.
Голоса, доносившиеся из общего зала, означали, что там уже все собрались. Глубокий голос Грегора перекрывал все прочие. Какая досада, что она вынуждена предстать перед ним в измятом платье! Ну почему судьба так несправедлива, почему именно в самые важные моменты жизни мало кому удается выглядеть прилично и быть одетым так, как того требуют обстоятельства?
Впрочем, лучше пройти через это как можно скорее. Венеция вздохнула и открыла дверь. Рейвенскрофт немедленно бросился к ней и крепко сжал ее руку.
– Венеция! Я должен поговорить с тобой, извиниться за…
Мисс Платт уцепилась за его локоть и взволнованно затараторила:
– Мисс Уэст… Венеция… я так рада, что вы чувствуете себя лучше!
Повернувшись к мисс Платт плечом, Рейвенскрофт полушепотом сказал Венеции:
– Нам надо поговорить.
Венеция кивнула, потом повернулась и сделала реверанс сквайру, который не слишком приветливо спросил, хорошо ли ей спалось.
Она вежливо что-то пробормотала в ответ и посмотрела на Грегора, который стоял у стола. Впервые после их приезда он выглядел не столь тщательно одетым, как обычно. Галстук сбился набок, на локтях сюртука образовались пузыри, волосы растрепаны, глаза усталые. Впрочем, Грегор и в таком виде был упоительно хорош, и Венеция почувствовала болезненный укол в сердце, словно утратила нечто очень для нее важное.
Мисс Платт взяла Рейвенскрофта под руку.
– Вы должны отдохнуть, дорогой мой! Присядьте на диван.
Она почти силой увлекла его за собой – к немалому облегчению Венеции.
В ту же секунду к Венеции подошла миссис Блум и, приобняв ее, повела к столу.
– А вот и вы, дорогая! Неудивительно, что вы проспали так долго после трудного дня.
– Я чувствую себя лучше, – сказала Венеция, болезненно ощущая на себе взгляд Грегора, который, стоя рядом со сквайром, следил за каждым ее движением.
Она старалась не смотреть на него, однако ощущала на себе его взгляд столь же остро, как вчера ощущала его прикосновения.
Грегор наблюдал за тем, как Венеция, слегка наклонив голову, слушает, что говорит ей миссис Блум. Она выглядела такой же усталой, каким он чувствовал себя. И была неспокойна, Грегор догадывался об этом по ее порывистым движениям.
Грегор бросил взгляд на Рейвенскрофта – тот был весьма мрачен. К счастью, этот идиот все утро избегал Грегора.
Будь проклят его болтливый язык! Одним ударом болван едва не разрушил все.
Само собой, Грегор тоже заслужил свою долю упреков за неподобающее поведение. Он подошел дьявольски близко к черте, разделявшей его и Венецию. Не рассчитал, что она окажется такой восхитительной, что теперь его будет неудержимо тянуть к ней, поскольку пьеса осталась не доигранной и завершение спектакля неотвратимо.
Он старался не обращать на Венецию внимания, однако поймал себя на том, что не сводит с нее глаз. В этот момент она легким движением руки отвела со щеки шелковистую прядь волос. Это немного развлекло и даже насмешило. Венеция не успела привести в должный порядок пышную массу своих кудрей, а может, у нее, как всегда, шпилек не хватило, но, во всяком случае, волнистые пряди, отделившись от прически, упали ей на плечи и спину. Стоит ли беспокоиться об одном локоне? А волосы у нее длиннее, чем он представлял себе. Распусти она их свободно, концы их, вероятно, коснулись бы талии.
Размышления увлекательные, но запретные. Грегор отвернулся, и на глаза ему попался Рейвенскрофт, который смотрел на Венецию со страстным обожанием. Грегор снова перевел на нее взгляд, и в эту минуту на Венецию упал солнечный свет. Ее светлая кожа была слегка загорелой, а почти незаметные веснушки на переносице прямо-таки умоляли о поцелуе.
Он вдруг осознал, почувствовал всем сердцем, что Венеция вполне заслуживает той высокой степени восхищения, с которой любуется ею Рейвенскрофт.
Прошедшей ночью Грегор много и долго думал о том, что произошло между ним и его подругой. Он не мог больше делать вид, будто ничего плохого не произошло. Даже если бы он, Грегор, не утратил вчера контроль над собой, репутация Венеции не просто под угрозой. Дело обстоит гораздо хуже. Грегор почти не сомневался, что дочь сквайра завоюет Лондон штурмом. Ее красота и семейные связи сделают Элизабет Хиггинботем самой заметной дебютанткой сезона, сквайра и его дочь станут везде приглашать. Избежать встречи с ними невозможно, это лишь вопрос времени, а Венеция скоро появится в обществе.
Она заслуживает лучшей участи. Тем не менее Грегор понимал, что и он окажется замешанным в эту нелепую историю, так же как и Рейвенскрофт, если этот дуралей не успеет удрать на континент ради того, чтобы избежать встречи с лордом Алстером на дуэли.
Они все оказались в трудном положении, и существует единственный способ спасти Венецию: жениться на ней.
Даже теперь, после долгих размышлений, сердце у Грегора болезненно сжималось при этой мысли. Он никогда не предполагал жениться таким вот образом, но иного выхода нет.
Грегор решил после обеда встретиться с Венецией наедине и сообщить ей о своем решении.
– Лорд Маклейн? – окликнул его сквайр, испытующе глядя на Грегора.
– Прошу прощения. Я задумался.
Сквайр перевел взгляд на Венецию, затем снова на Грегора.
– Понятно. Я хотел сказать, что если мы объединим наши усилия, то сможем уехать завтра.
Грегор старался не смотреть в сторону Венеции.
– Превосходная мысль. Мне тоже хотелось бы уехать как можно скорее.
– Я думаю точно так же. Мы могли бы оставить в гостинице часть багажа, а джентльмены поедут верхом рядом с единственной исправной каретой.
Грегор кивнул.
– Так мы доберемся до ближайшего города, – сказал он, – наймем там еще карету, отправим ее сюда за оставленным багажом, а сами продолжим путь.
– Полностью с вами согласен.
В комнату влетела взволнованная миссис Тредуэлл.
– Господи, ну это просто конец света!
– Что случилось? – спросила миссис Блум.
– У Элси снова разболелся зуб, и она не может приготовить обед.
– Бедняжка! – сказала Венеция. – Может, мне пойти к ней?
– Что вы, мисс Уэст, в этом нет никакой необходимости. Я дала ей лауданум и приложила к животу печеную луковицу, чтобы унять боль. Завтра утром она встанет здоровехонькая, вот увидите.
Венеция надеялась, что печеная луковица не воспрепятствует действию целебного корешка в мешочке на шее у Элси.
– Она сейчас спит?
– Да. А я только сейчас сообразила, что, кроме Элси, некому приготовить обед.
– А вы, миссис Тредуэлл? – нахмурившись, спросил Рейвенскрофт.
Миссис Тредуэлл весело рассмеялась:
– Ну, я-то совсем не умею готовить, и смею вас уверить, что это вызвало в свое время большое разочарование у мистера Тредуэлла, особенно когда он приобрел эту гостиницу и все остальное.
Венеция заметила внезапную усмешку Грегора и веселое выражение его зеленых глаз.
– Любопытно, знал ли об этом мистер Тредуэлл до вашей свадьбы? – спросила она тоже с улыбкой.
– Разумеется, нет, – бодро сообщила миссис Тредуэлл. – Он не спрашивал, а я ему не сказала. – Она повернулась к Венеции и объяснила, понизив голос: – Я не считаю это ложью, я вообще никогда не лгала. Когда мы поженились и муж узнал, что я не умею готовить, он решил, что стоит мне войти в кухню, как я быстро всему научусь. Ну, я старалась как могла, но чуть не сожгла весь дом до основания. Тогда он и привел мне Элси. С тех пор все пошло хорошо.
У Грегора дрогнули губы, и Венеция поспешила сказать:
– Может, мне пойти в кухню и посмотреть, что можно приготовить?
– Что? Позволить нашей гостье самой готовить для себя обед? Это не для «Синего Петуха»! Мистер Тредуэлл сейчас уже в кухне. Он сказал, что если он должен накормить господ постояльцев, то уж попробует сам справиться!
– Он умеет готовить?
– В каком-то смысле да, – объявила миссис Тредуэлл.
– И какой же это смысл? – чересчур вежливым тоном поинтересовался Грегор.
Венеции пришлось откашляться, чтобы скрыть смех.
– Он один раз хотел приготовить куропаток, но сжег их дотла, – поведала миссис Тредуэлл самым беззаботным тоном.
– Проклятие! – ругнулся сквайр, явно разочарованный.
– Сейчас он готовит отличную овсянку, – успокоила его миссис Тредуэлл. – Он только ее и готовил, когда я перебралась сюда.
– Овсянку? – удивился Рейвенскрофт. – И это все?
Только овсянку?
– Обед не может состоять из одной только овсянки! – немедленно вмешалась мисс Платт.
– Видите ли, – уже без особой бодрости и уверенности в голосе заговорила миссис Тредуэлл, – мистер Тредуэлл говорит: или овсянка, или ничего.
– Миссис Тредуэлл, – обратился к ней Грегор, – скажите, вы имели удовольствие есть до этого овсянку, приготовленную мистером Тредуэллом?
– Я? Нет! Но мой папа однажды поел ее, это было незадолго до его смерти.
– Насколько незадолго? – поинтересовался Грегор.
– Миссис Тредуэлл не имела в виду ничего плохого, – с укоризной произнесла Венеция. – Она просто пошутила.
– Сестра мистера Тредуэлла уверяет, что каша отменная, и клянется, что она прилипает к ребрам ровно на две недели.
– Очень мило, – заметил Грегор.
– Я не могу ограничить свой обед только овсяной кашей! – заявил сквайр.
– Уверена, что на кухне есть и другие продукты. Пойду посмотрю, что можно приготовить, – сказала Венеция.
– Чепуха! – воскликнул Рейвенскрофт, повелительно взмахнув рукой. – Вы не можете готовить. – Тут он, видимо, вспомнил, что приходится родным братом «мисс Уэст» и, запинаясь добавил: – То есть… я, конечно, знаю, что ты умеешь готовить, но… но недостаточно хорошо для такой компании.
– Вы так добры к вашей сестре, мистер Уэст! – затараторила мисс Платт. – Уверена, вы преувеличиваете, мисс Уэст. Ну что вы можете знать о приготовлении пищи?
– Знаю достаточно, чтобы приготовить обед, – ответила Венеция.
В общий зал проник слабый запах чего-то подгоревшего и дым.
Миссис Тредуэлл с озабоченным выражением лица обратилась к Венеции:
– Если вы не против, мисс… Вы могли бы помочь с едой?
– Разумеется. – Венеция поднялась из-за стола.
Мисс Платт удивленно заморгала.
– Мисс Уэст! Не может быть, чтобы вы говорили серьезно! Помочь на кухне?
– А что в том худого? – строго спросила миссис Блум, метнув в мисс Платт осуждающий взгляд. – Наша обязанность помогать, если в этом есть необходимость!
– Обязанность слуг, быть может? – недовольно фыркнув, пробурчал Рейвенскрофт.
Мисс Платт выставила вперед подбородок.
– Да! Именно так я считаю. Обязанность слуг.
Миссис Блум шумно втянула носом воздух и направилась к Венеции, но луг раздался голос миссис Тредуэлл:
– Миссис Блум, мне нелегко просить вас, но, может быть, вы помогли бы накрыть на стол, пока мисс Уэст помогает мистеру Тредуэллу на кухне?
– Само собой, – ответила миссис Блум. – Я не против того, чтобы поработать на кухне.
Она сверкнула глазами на мисс Платт, которая не двинулась с места, и последовала за миссис Тредуэлл к буфету, стоявшему у одной из стен общего зала. Дверца буфета была открыта одним решительным движением, и на полках обнаружилось великое множество столовой и чайной посуды. Миссис Тредуэлл дала миссис Блум некоторые инструкции, а та принялась снимать с полок тарелки и блюда и переносить их на стол.
Мисс Платт игривым тоном обратилась к Рейвенскрофту:
– Насчет того, что я знаю свое место, вам не придется беспокоиться. Я останусь здесь, возле вас.
Рейвенскрофт поспешил встать:
– Венеция, я, пожалуй, присоединюсь к тебе.
– Спасибо за доброе намерение, – поблагодарила она. – Но я уверена, что от тебя будет больше пользы здесь, если ты согласишься помочь миссис Блум.
– Но я…
– Мистер Уэст, – обратилась к нему миссис Блум. – Вот, возьмите-ка столовые приборы.
Она протянула ему ножи и вилки. Сообразив, что ему пришли на выручку, Рейвенскрофт принялся помогать миссис Блум.
– Я тоже помогу вам! – спохватилась мисс Платт.
Рейвенскрофт поморщился.
– Миссис Тредуэлл, какие запасы в вашем распоряжении? – спросила Венеция.
– Господи, да всего полно! Есть хорошая связка куропаток, есть оленина, а в курятнике за амбаром – куры.
– Куры? Живые? – задыхаясь от волнения, спросил Рейвенскрофт.
– Разумеется, живые. И очень жирные. Из них получится на редкость сочное жаркое!
Рейвенскрофт содрогнулся.
– Я не стану есть мясо только что убитых живых существ. Это… это…
– Это слишком тяжело для вашего чувствительного желудка? – предположил Грегор.
Сквайр подавил готовый вырваться у него смех.
– Это варварство! – проговорил наконец Рейвенскрофт.
Миссис Тредуэлл была явно сбита с толку.
– Вчера вам, помнится, пришелся по вкусу мой пирог со свининой? – обратилась она к Рейвенскрофту.
– Со свежим мясом? – ужаснулся тот.
– Конечно! Мы зарезали поросенка утром, перед тем как готовить. – Она вдруг оживилась: – О, я вспомнила, у нас еще осталась свинина, есть и потроха, которые можно…
– Миссис Тредуэлл, – поспешила прервать ее излияния Венеция, заметив, что Рейвенскрофт побледнел. – Давайте посмотрим, что приготовил мистер Тредуэлл.
Она взяла пожилую женщину под руку и увела на кухню.
Там они закашлялись от дыма и чада.
– Боже мой, да откройте же дверь во двор! – воскликнула Венеция.
Мистер Тредуэлл, облаченный в грязный фартук, поспешил исполнить ее требование. Венеция подошла к вертелу, на котором тушки куропаток превращались в горелые сухари. На плите издавала странные бурлящие звуки большая кастрюля. Венеция приподняла крышку, и из кастрюли повалил дым. Прихватив ручку рваным полотенцем, Венеция сняла кастрюлю с огня и поставила на стол. Сбросила крышку при помощи кочерги. Сквозь густую черную массу пробивались пузыри.
– Моя овсянка! – вскричал мистер Тредуэлл, заглянув в кастрюлю. – Как вы считаете, мы можем спасти хотя бы часть?
Венеция подумала, что хорошо бы спасти кастрюлю.
– Надо все начать сначала, – сказала она.
– Но джентльмены голодны!
– Ничего, не умрут. – Венеция сняла с крючка на стене фартук и надела. – Мистер Тредуэлл, мне пора приниматься за дело.
– Вы умеете готовить?
– Бог мой, разумеется, – улыбнулась Венеция, закатав рукава. – Приготовила однажды куропатку, принц отведал и поклялся, что в жизни не ел ничего вкуснее.
– Принц? – ошеломленная, переспросила миссис Тредуэлл.
Мистер Тредуэлл с явным облегчением снял фартук.
– Ну что ж, отлично, мисс Уэст. Действуйте, прошу вас.
– Благодарю за доверие. А пока я, как вы это назвали, действую, не могли бы вы открыть бутылочку портвейна и сообщить джентльменам, что обед будет готов не раньше, чем через полчаса?
– Прекрасная мысль, – сказала миссис Тредуэлл. – Не приготовить ли мне чаю для леди?
– Это было бы очень славно, – отозвалась Венеция, окинув внимательным взглядом большую и хорошо оборудованную кухню. Одну ее часть занимала плита, рядом с плитой аккуратной поленницей были уложены дрова. В центре стоял длинный стол, поверхность его была отмечена многочисленными зарубками, свидетельствовавшими, что ее использовали в качестве доски для нарезки мяса и овощей. Возле стойки для кастрюль располагался набор различных специй.
– Красивая кухня, – сказала Венеция.
Миссис Тредуэлл тоже огляделась по сторонам, словно впервые увидела собственную кухню.
– Да, это верно, – подтвердила она.
Мистер Тредуэлл одарил Венецию гордой улыбкой:
– Я не жалел расходов на оборудование кухни для миссис Тредуэлл, хотя она в нее ни ногой.
– Чего ради мне это делать? Я не дурочка! Ты бы тогда заставил меня готовить все блюда! – Миссис Тредуэлл подмигнула Венеции. – Может, я и не самая умная женщина на свете, но уж ловушку распознаю с первого взгляда, вот оно как.
– Ловушку? – запротестовал мистер Тредуэлл. – Я-то думал, ты хочешь помогать мне вести дела в моей гостинице!
– Я так и делаю, но только не из кухни, – заявила миссис Тредуэлл, подбоченившись. – Помогаю, чем могу, обслуживаю гостей, да и многое другое делаю.
– Это больше похоже на то, что ты хотела добиться своего, – сказал мистер Тредуэлл со смешинкой во взгляде.
– Каждый из нас получил свое, – улыбнулась миссис Тредуэлл.
Рассмеявшись, оба разошлись каждый по своим делам, оставив Венецию в одиночестве.
Венеция налила воды из бака в жестяной котелок и повесила его над огнем, потом обнаружила некоторый запас картошки, четыре наполовину высохших морковки, тощий ломтик бекона, немного соленого сала, десяток луковиц и несколько мешочков пшеницы в зернах. Дальнейшие раскопки выявили пакетик сушеной черники, сахар и дрожжи.
Она решила приготовить мясное рагу, а также испечь на сковородке лепешки.
– И еще леденцы, если сумею развести огонь пожарче, – раздумчиво проговорила она вслух. – Это будет приятным дополнением.
– Конечно, будет, – послышался у нее за спиной глубокий голос.
Венеция обернулась. В дверях стоял Грегор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навеки твой - Хокинс Карен



не очень растянули и как мне чего-то не хватает
Навеки твой - Хокинс Кареннаталия
6.05.2012, 11.04





Немного взбалмошно, но моментами увлекательно и романтично. ДЕЙСТВИЯ практически всех героев не последовательны, согласна - чего-то не хватает
Навеки твой - Хокинс КаренItis
19.08.2013, 21.22





Не лучший роман у автора.
Навеки твой - Хокинс КаренКэт
24.11.2013, 11.00





Скучно
Навеки твой - Хокинс КаренЛ
26.02.2015, 1.06





Главным героям - 30 и 33 лет, из них 25 лет "дружат". И вдруг захотели друг друга. Для Англии того времени Венеция была законченной старой девой без всяких перспектив. Так что роман иллюстрирует известную песенку Верки Сердючки:" Если Вам немного за 30, у Вас есть шанс выйти замуж за принца.....".
Навеки твой - Хокинс КаренВ.З.,67л.
3.07.2015, 12.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100