Читать онлайн Ничего не обещай, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ничего не обещай - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ничего не обещай - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ничего не обещай - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Ничего не обещай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Слава Богу, вы оказались поблизости, инспектор! — Танди захлопала ресницами, заигрывая с Ником, когда он склонился надлежащей без сознания Лилой Тремейн и взял ее руку, нащупывая пульс.
Рокси стояла у подножия кровати с телефоном в руке. Она только что звонила по 911 и не успела его положить. Ник отпустил руку миссис Тремейн.
— Пульс в норме. Я думаю, она просто в обмороке.
— Рокси пристально смотрела на мать. Глаза у нее были закрыты и руки лежали скрещенные на груди, однако цвет лица был вполне здоровый, и дышала она вполне ровно. Даже будучи больной, мама умудрилась выглядеть настоящей леди. Ночная рубашка се, состоящая из бесчисленных слоев прозрачной ткани, отдавала немую дань уважения всем тем фильмам, в которых снималась Одри Хепберн.
Танди громко прищелкнула языком.
— Я не знала, что кто-то в этом возрасте и в это время суток падает в обморок.
— Или так громко кричит, — добавил Марк, присаживаясь в мягкое, даже слишком, кресло у окна. — Скарлетт О'Хара снова правит балом. Того, кто дал ей эту книгу, когда она была еще ребенком, следовало бы пристрелить.
Рокси украдкой посмотрела на Ника и тут же об этом пожалела. Его серые глаза потемнели, и его шляпа шерифа съехала набок, придавая ему эдакий разбойничий залихватский вид. Полицейская форма не смогла закамуфлировать тот непередаваемый шарм, который свойственен всем плохим парням, и Нику в особенности. На самом деле он легко бы сошел за стриптизера в наряде копа.
Чтобы вытряхнуть из головы нежелательные мысли, Рокси спросила:
— А «скорая» не приедет?
У мамы вздрогнули ресницы, но глаз она не открыла.
— Они уже в пути, — сказал Ник. — Я просто случайно оказался ближе к вашему дому.
Танди, стоящая по другую от Ника сторону кровати, тоже склонилась над больной.
— Лично я думаю, что она притворяется. Никогда не видела настоящих больных, чтобы они складывали руки на груди. Словно она умирает на сцене.
Руки у матери расслабились, и одна из них соскользнула вниз.
Рокси прищурилась. Не может быть, чтобы мать притворялась. Это было слишком даже для нее, не так ли?
Ник тоже прищурился.
— Марк, ты не мог бы принести кувшин воды? Ледяной воды?
Марк усмехнулся и встал с кресла.
— Конечно! Сейчас принесу.
Губы матери вытянулись в упрямую тонкую линию, но никаких иных движений она не производила.
Марк спустился на первый этаж. Было слышно, как он хлопает дверцей холодильника. Рокси скрестила руки на груди.
— Ник, что ты собираешься делать с ледяной водой?
Он усмехнулся:
— Собираюсь вылить ее на твою маму, разумеется.
— Это ее оживит?
— Как ничто другое. Жаль, что прическа испортится.
Губы у матери побелели, так крепко она их сжимала. Рокси не смогла сдержаться и ухмыльнулась. «Ничего, мамочка. Урок пойдет тебе на пользу».
Танди заморгала:
— Ледяная вода? Разве нельзя просто положить ей на грудь эти лопатки, кажется, дефибрилляторы, и пустить ток? Я видела, как врачи это делают в сериале «Скорая помощь». Это точно ее оживит. Вроде бы док оставил нам эти штуковины. — Танди сделала вид, что ищет «волшебный» прибор.
Рокси замаскировала смех, сделав вид, что закашлялась.
— Сначала ледяная вода, а потом ток. — Ник улыбнулся, наблюдая за тем, как брови у Лилы Тремейн начали сходиться к центру. — Итак, начнем с ледяной воды.
Танди восхищенно на него смотрела.
— Вас научили этим трюкам на семинарах по оказанию первой помощи?
— На самом деле нет. Я видел, как это делается в кино.
Ник широко улыбнулся.
— Это стандартная процедура для таких случаев. — Он посмотрел прямо в глаза Рокси и тихо добавил — Поверь мне, Тремейн.
У Рокси по телу разлилось тепло.
Даже сейчас тело ее очень живо откликалось на его присутствие.
Марк громко топал, поднимаясь по ступеням с кувшином ледяной воды в руке. На рубашке его спереди было мокрое пятно.
— Я немного пролил, но вот этого, думаю, хватит.
Миссис Тремейн громко застонала, замотав головой из стороны в сторону.
— Роксана, — слабым голосом позвала она. — Где Роксана?
У Марка вытянулась физиономия. Он смотрел на кувшин с явным сожалением.
— Не спеши выливать воду. Она еще вполне может нам понадобиться, — заметил Ник и отошел в сторону, чтобы распаковать аптечку неотложной помощи.
Рокси подошла к кровати, стараясь держаться от Ника как можно дальше, и взяла мать за руку.
— Мама, я здесь.
У матери задрожали ресницы. Она распахнула глаза:
— Что случилось?
— Ты потеряла сознание.
— В самом деле? Я, кажется, помню… О да, я здоровалась с Марком и тобой, когда… — Она уставилась на Рокси, вернее, не на нее, а на ее волосы. Миссис Тремейн закрыла глаза словно от невыносимой боли. — О!
— Она снова в обмороке! Дайте мне кувшин! — Танди попыталась отнять у Марка кувшин.
Миссис Тремейн резко открыла глаза и уставилась на Танди:
— Кто вы?
Танди поставила кувшин на тумбочку, вытерла руки о штаны, затем схватила руку Лилы Тремейн и крепко, по-дружески ее тряхнула.
— Меня зовут Танди Спиллерс. Думаю, вы не помните моего лица, потому что вы всегда смотрели мимо меня, когда я попадалась вам навстречу. Я домработница Рокси.
Миссис Тремейн высвободила руку из крепкой хватки Танди, глядя на нее словно на привидение, Танди невозмутимо улыбалась.
— Можете называть меня Танди. Единственный раз, когда я упала в обморок, случился, когда я была беременна. — Она наклонилась к миссис Тремейн и участливо спросила: — Вы ждете ребенка?
— Танди! — сдавленно воскликнула Роксана.
Сначала раздался смех Ника, потом и Марка. Мама гордо вскинула голову.
— Я не беременна! — Она схватила Рокси за руку. — Роксана, прошу тебя! Я больна и не хочу, чтобы в моей комнате присутствовали посторонние. — Она отыскала взглядом Ника и скривилась так, словно ей стало еще больнее. — Или полицейские.
Танди заморгала:
— Это я посторонняя? Как же так? Когда вы останавливались у миз Рокси, я стирала ваше нижнее белье!
Ник фыркнул.
Рокси осторожно высвободила руку.
— Мама, Танди приехала, чтобы присматривать за тобой. Доктор Уилсон сказал, что не может найти для тебя сиделку.
Миссис Тремейн презрительно фыркнула:
— Мне не нужна сиделка, раз ты здесь.
— Плохо. — Марк потер подбородок. — В Глори нет другой такой женщины, у которой имелась бы собственная горничная.
— Это так, — поспешила подтвердить Рокси. — К тому же Танди отлично готовит. Мне еще очень повезло, что удалось ее сюда привезти. Вce дамы нашего района пытались ее у меня переманить.
Миссис Тремейн окинула Танди придирчивым взглядом с головы до ног.
— В самом деле?
Танди захихикала:
— Будто бы я стала работать на этих заносчивых уродов, помешанных на теннисе! Взять, к примеру, жену доктора. Да у нее в теле столько силикона, что хватит заделать все щели на твоем чердаке! А жена судьи Тернера угробила три «БМВ» и «лексус» в придачу, потому что весь, день пьет мартини. Она прямо там, на кухне миз Рокси, предложила мне перейти к ней за двойное жалованье.
Рокси нахмурилась:
— Когда это было?
— Примерно шесть месяцев назад, до того как мистер Паркер решил, что он…
— Верно, — поторопилась перебить ее Рокси, с угрозой взглянув на Танди. — Я помню ту вечеринку. — Разумеется, она не помнила этой конкретной вечеринки, но сейчас не до разбирательств.
Миссис Тремейн вздохнула:
— Мне не нужна горничная, Я хочу, чтобы Роксана была со мной, — Она вновь взяла дочь за руку, на этот раз крепче. — Мне больше никто не нужен.
Этой женщине надо было стать актрисой. Ну что же в эту игру можно играть и вдвоем.
— Мама, ты права, — сказала Рокси.
Миссис Тремейн просияла.
— Мы с Марком останемся с тобой, а Танди возьмет на себя твою работу в благотворительных фондах.
Миссис Тремейн вдруг перестала улыбаться.
— Мою… мою благотворительную деятельность? — Она посмотрела на Танди, окинув взглядом ее розовый спортивный костюм и ярко-рыжие кудряшки.
Танди ухмыльнулась, продемонстрировав оранжевые от шкварок зубы.
Миссис Тремейн приподнялась с подушек.
— Уж точно она не возьмет на себя мою благотворительную работу!
— Тогда, может, кто-нибудь из Клуба взаимопомощи… Разве Дот Уивер…
— Эта подлая, мстительная, бесчувственная особа, которая пыталась подсидеть меня, заняв мое место председателя Общества садоводов? Она призывала провести внеочередные выборы, мотивируя это тем, что я потратила собранные деньги на пирожные к чаю, не поставив вопрос на голосование! Никогда в жизни я не была в такой ярости.
— Хорошо, не Дот Уивер. А как насчет Бренды Саллинс? Она могла бы…
— Нет, она бы не могла. Бренда, конечно, душка, но она не в состоянии лед отыскать в разгар зимы. В прошлом году ее назначили ответственной за проведение благотворительного базара кондитерских изделий домашнего изготовления, и большей неразберихи я за всю свою жизнь не припомню. Столов не хватало, никто из жюри вовремя не явился, она забыла заказать ленточки — просто взяла и забыла! Нет, она точно не подойдет.
Рокси приподняла брови.
Миссис Тремейн сурово посмотрела на нее и со вздохом сказала:
— Ну ладно, хорошо. Мисс Танди может остаться со мной, пока ты и Марк…
Марк встрепенулся:
— Эй, минуточку…
— И Марк, — повторила мама, — возьмете на себя мои волонтерские обязанности. Я составлю список.
— Отлично! — сказала Рокси.
Ник, который молча наблюдал за развитием событий, повернулся к окну, откуда доносился слабый звук сирены.
— «Скорая помощь» на подходе. — Он собрал вещи и направился к двери. — Я приведу их сюда. Надо удостовериться в том, что миссис Тремейн больше ничего не угрожает.
Рокси посмотрела на мать, ожидая, что та скажет «спасибо», но взгляд матери был устремлен куда-то вдаль, поверх головы Ника, а зубы презрительно поджаты.
Рокси было стыдно за мать, но Ник, похоже, не удивился. Он приподнял шляпу, попрощавшись с Танди, кивнул Марку, обменялся с Рокси взглядом и направился к двери.
— Мама! — сказала Рокси. — Тебе следовало бы поблагодарить инспектора Шеппарда.
Лила презрительно фыркнула:
— Он всего лишь сделал то, за что ему платят.
Рокси развернулась и направилась к двери.
— Рокси! Куда ты идешь?
— Сказать Нику, что ты ему благодарна, даже если это не так! — Рокси, громко топая, чтобы не слышать ответа матери, пошла вниз.
Ника она застала возле его машины.
— Ник, я хотела…
«Скорая» с громким завываньем вписалась в поворот на подъездную дорогу. Машина остановилась, сирену выключили, и из кареты «скорой помощи» выпрыгнули мужчина и женщина.
Ник вкратце объяснил им, что случилось, и Рокси вновь с удивлением отметила ту разительную перемену, что произошла в нем. Прежний Ник гонял на бешеной скорости, курил, пил, как только представится удобный повод, зависал в компаниях до глубокой ночи и не признавал авторитетов. Он спорил с учителями и регулярно пропускал занятия. Он был последним парнем, которого Лила Тремейн сочла бы достойной парой своей дочери.
Впрочем, Рокси была польщена, когда Ник обратил на нее внимание. Он был легендарной личностью в городе, и все знали, что он ухлестывал только за самыми симпатичными девушками. Потом… Никто никогда не дарил Рокси таких ощущений, как Ник. Даже в девятнадцать лет он был чертовски хорошим любовником. Она зябко поежилась при мысли о том, насколько, должно быть, он хорош как любовник сейчас.
Поблагодарив Ника, бригада «скорой помощи» вошла в дом.
Как только медики скрылись за дверью, Рокси обратилась к Нику:
— Как я сказала, мама хотела тебя поблагодарить.
— Нет, не хотела, — сухо ответил он.
— Ну, она бы сказала тебе спасибо, если бы не расстроилась из-за того, что мы навязали ей Танди.
— Танди здесь ни при чем. Просто твоя мать меня не любит. Никогда не любила.
Рокси вздохнула:
— Она думает, что ты создаешь проблемы.
— Так и было шестнадцать лет назад. Мне светила тюрьма, и она об этом знала. Все об этом знали. — Его серебристые глаза скользили по ней. — Даже ты об этом знала.
Да, она знала. Отчасти именно поэтому ее так тянуло к нему, тянуло с самого начала — за его наплевательское отношение ко всему тому, что давило на нее, клонило к земле. Хотя сейчас все было по-другому. Сейчас ее уже ничто не отягощало. Она была свободна и… ну, она не знала, что еще могла сказать ценного о новой себе, но в ней хватало решимости выяснить это. Так почему бы не сделать это прямо сейчас?
Она подошла к нему вплотную и провела пальцем по значку у него на груди.
— Сейчас ты не похож на плохого парня.
— Потому что теперь я не плохой парень. Я — власть и закон. — Он окинул ее долгим взглядом, и Рокси, к своему удивлению, заметила в его глазах сожаление. Ладонь его сомкнулась вокруг ее запястья. Пальцы его были такими теплыми. Он медленно отвел ее руку.
Рокси не могла отвести, взгляда от его серых глаз — смесь серебра и сланца с голубыми крапинками.
— Ник, я…
— Нет, Рокси, не надо. — Он отпустил ее руку и отступил на шаг. Вид у него был несчастный. Не дав ей ничего сказать, он развернулся и направился к своей машине. — Я, пожалуй, вернусь в офис. Надеюсь, твоя мама скоро поправится.
Вот так, как тогда. Он уходил.
Черт, так не пойдет! Рокси сделала шаг к нему:
— Ник?
Он замер, взявшись за ручку дверцы машины. Глаза его потемнели.
— Да? — Мозг ее лихорадочно заработал.
— Ты не мог бы… оставить у меня дефибриллятор? Нa случай если у нас закончится ледяная вода?
В глазах Ника мелькнуло удивление, потонувшее в низком, приятного тембра смехе. В уголках его глаз пролегли лучистые морщинки. От этой его улыбки сердце ее забилось в ускоренном темпе. Ей всегда нравилось, как он смеется.
И, не давая себе времени на раздумья, Рокси шагнула к нему, закинула руку Нику за шею и прижалась губами к его губам.
И в ту секунду, как губы их встретились, тот огонь, что продолжал тлеть все эти годы, вдруг превратился в ревущий пожар. Внезапно новый Ник стал Ником прежним, жарким и пылким, требовательным и неукротимо страстным. Он прижал ее к себе так, что она сразу почувствовала его эрекцию.
Она провела рукой по его волосам, ладони его скользнули вниз, он сжал ее ягодицы, и дрожь наслаждения пронзила ее.
Где-то далеко хлопнула дверь, и этот звук привел его в чувство. Что он делает, черт возьми? Одно прикосновение Рокси, и он снова стал безумно влюбленным девятнадцатилетним парнишкой. Он забыл, как сильно Рокси могла его возбуждать.
Ник подавил стон, стремясь обрести контроль над ситуацией. Дышал он часто и хрипло. Черт, он уже не тот отчаянный импульсивный мальчишка. Теперь он взрослый мужчина, наделенный ответственностью. Он научился ценить жизнь. Ему ни к чему идти на поводу у своего либидо всякий раз, как оно заявляет о себе. Пора загнать волка назад в клетку.
Он взял себя в руки и отпустил ее, отступил. Тело его мучительно ныло, требуя логического завершения.
Рокси уронила руки и поежилась.
— Bay.
— Да, вау. — Он не мог заставить себя не смотреть на ее губы. Нежные и розовые, они словно напрашивались на поцелуи.
Она улыбнулась. Щеки ее раскраснелись.
— Совсем как в старые времена.
Едва ли какие-то другие слова могли быстрее привести его в чувство. Все действительно было как в старые времена. Тогда он играл с огнем, и сейчас ему грозила та же участь.
Она смотрела на него с озорной улыбкой.
— Но на этот раз неуправляемый ребенок не ты, а я. — Рокси протянула руку и медленно повела по застежке его рубашки. У Ника пересохло во рту. Вот сейчас очень кстати было бы применить хлопушку — чтобы оглушить и приструнить разыгравшееся либидо.
Как раз в тот момент, как рука ее достигла его ремня, Ник выдохнул.
— Нет, — мрачно заявил он. — Рокси, мне надо идти.
Ее голубые глаза расширились от удивления.
— Прямо сейчас?
— Мне нужно возвращаться в офис.
— Разве ты не можешь задержаться на часик? Мы могли бы вспомнить старое.
— У меня работа.
Она улыбнулась ему улыбкой искусительницы:
— Но это не значит, что ты не можешь иногда поцеловаться с женщиной.
— Я не могу целоваться с тобой, — твердо заявил он.
— Почему? — раздраженно спросила она. — Я теперь уже не замужем.
— Дело совершенно не в этом. — Дело в его способности, вернее, в его неспособности себя контролировать, мыслить трезво и принимать взвешенные решения. И еще в том, как грудь Рокси прижималась к его груди, как сережка в ее пупке шаловливо подмигивала ему из просвета между топом и шортами.
Ник развернулся и забрался в машину. Захлопнув дверцу, он завел двигатель, не рискуя даже взглянуть на нее еще раз.
— До свидания, Тремейн. Передай брату, что как-нибудь я к нему загляну.
С этими словами он уехал. Рокси смотрела ему вслед, и глаза ее были холодны как лед, а губы припухли от его поцелуев.
Все было точно так же, как в прежние времена.
Из окна спальни наверху, Марк, пока бригада «скорой помощи» укладывала свои приборы, наблюдал за тем, как Рокси, круто повернувшись, решительной походкой направилась к дому. Интересно.
Если честно, неожиданный развод Рокси и Брайана его обрадовал. Он, конечно, ни за что не станет говорить об этом сестре. Многие пытались приободрить его во время развода с женой, рассказывали о недостатках и несовершенствах Арни. Им казалось, что они оказывают ему услугу. Но это не помогало.
И Рокси это тоже не поможет. Ей еще предстоит найти свою дорогу к миру с самой собой. Хотя… Он посмотрел на дорогу, туда, где только что стояла машина Ника. Хотелось бы, чтобы эта встреча не принесла ей новую боль и разочарование.
Марк вернулся в спальню матери и раздраженно огляделся. Спальня была белой. Вся. Не кремовой, не светло-серой, а именно белой, ослепительно белой, наглядный пример того, что можно считать образцовым штампом из фильмов о Юге времен Гражданской войны. Кровать под белым балдахином, простыни с кружевным подзором, пуховое одеяло, салфетки, шторы на окнах, ковер, туалетный столик, книжные полки — все белое и в кружевах с рюшами. Даже безделушки в комнате и те были белыми — свечи, рамки для фотографий, подушки, горкой сложенные на кровати, несколько книг, пара пейзажей (хотя и изобилующих белыми пушистыми облаками) да мамино лицо были единственными цветными пятнами в этой белой комнате. Марк перевел взгляд на мать:
— Надеюсь, ты счастлива.
Она отвела глаза и взяла с тумбочки зеркальце и тюбик с губной помадой.
— Не понимаю, о чем ты.
Несколькими отработанными мазками она нанесла номаду.
— Тебя бы следовало отшлепать за ту сцену, что ты закатила лишь потому, что тебе не понравился цвет волос Рокси.
Мать положила помаду на тумбочку и взяла пудреницу.
— Я не закатывала сцен. Я упала в обморок. Я так ослабла, а тут еще такой шок…
— Ты все это подстроила. С самого начала. Готов поспорить, ты видела Рокси, когда она выходила из машины, и все спланировала, пока мы говорили с доктором.
На скулах Лилы Тремейн появились два, красных пятна.
— Я ничего такого не делала.
— Ты мне это говоришь!
— Впрочем, все не важно. Бедная Рокси! Удивительно, как Брайан разрешил ей так испортить волосы. Ему всегда удавалось держать в рамках ее импульсивную натуру.
Марк сунул руки в карманы.
— Мама, оставь Рокси в покое. Она не нуждается в твоей помощи. Это тебе нужна ее помощь.
— Но не могу же я заставить себя не беспокоиться о собственной дочери! Я позвоню Терезе в «Укладку и завивку» и запищу Рокси к ней. Я уверена, что Тереза сделает с ее головой что-то приличное.
— Ты не станешь этого делать, — с тихой угрозой сказал Марк.
Лила Тремейн поджала губы.
— Но ее голова — просто ужас.
— Пусть что хочет, то и носит у себя на голове. Это ее дело. Если она решит изменить прическу, стиль одежды или вообще всю свою жизнь, то это будет ее выбор, а не твой.
Марк направился к двери.
— Ты уж меня извини, но мне надо распаковать вещи. Рокси и Танди могут занять две комнаты наверху. А я устроюсь в своей старой комнате внизу.
— Хочешь держаться от меня как можно дальше, — желчно заметила миссис Тремейн. — Есть вещи, которые никогда не меняются.
Марк остановился и оглянулся на мать.
— Верно, — медленно проговорил он. — Некоторые вещи никогда не меняются. Даже когда перемены необходимы.
Лила нахмурилась:
— Ты всегда был трудным ребенком. Рокси никогда так не испытывала мое терпение, как ты.
— Она никогда не говорила тебе «нет». Но у меня такое чувство, что кое-что должно измениться.
— Что ты имеешь в виду?
— Ничего. Ты не могла бы составить список того, что должно быть сделано по твоей благотворительной работе? Мы с Рокси готовы приступить к своим новым обязанностям с завтрашнего дня.
Мать выдвинула ящик прикроватной тумбочки и достала маленький блокнот. Исписав страницу, она вырвала листок и протянула его Марку:
— Вот список моих обязанностей на неделю.
Марк подошел к кровати и, взяв список, пробежал по нему глазами.
— Господи! Ты дома хоть бываешь?
— Зачем мне бывать дома? Он все равно пустой. — Лила поджала губы и опустила голову на подушки. — Я целыми днями одна, но вам, похоже, нет до этого дела.
На верхней губе Лилы выступили крохотные капельки пота, и на какой-то миг она превратилась в женщину своего возраста — на вид ей можно было дать шестьдесят два, и ни годом меньше. Марк посмотрел на руки матери. Они были такими же белыми, такими же бесцветными, как одеяло, на котором они лежали. Кожа на руках сморщилась и обвисла.
Мать не была той железной леди, какой он всегда ее считал. Она была женщиной из плоти и крови, и сейчас, хотя она и не хотела, чтобы кто-нибудь об этом знал, она была слаба, как котенок.
Марк наклонился и похлопал ее по руке:
— Прости, мама. Ты многое делаешь для этого города. Мы с Рокси будем выполнять всю твою волонтерскую работу, пока мы здесь.
Лила неуверенно улыбнулась сыну.
— Я запишу Рокси к парикмахеру прямо сейчас. Надо, чтобы она сходила туда до того, как будет с кем-то встречаться от моего имени. О чем она думала, когда перекрашивалась в этот ужасный цвет? Может, у них в Роли так принято? — Лила поджала губы. — Я никогда не хотела, чтобы они с Брайаном туда переезжали. Он вполне успешно мог бы заниматься своей адвокатской практикой здесь.
— Ты этого не ожидала, когда толкнула Рокси в его объятия, верно?
Мать заморгала:
— Не понимаю, что ты имеешь в виду. Брайан и Рокси любят друг друга.
— Ладно. — Со списком в руке он направился к двери. — Мы с Рокси завтра же приступаем к работе. А пока тебе надо поспать.
— Марк?
Он остановился у двери и оглянулся.
Во взгляде матери гнев боролся с чем-то еще. Наконец она вздохнула, и плечи ее опустились, словно сложились крылья у бабочки. Глаза ее наполнились слезами.
— Спасибо тебе, — выдавила она.
— Пожалуйста. — Марк вымучил улыбку. Временами сарказма в нем хватало на двоих, но циником он не был. Не был, несмотря на то, что Арни вырвала его сердце и растоптала в грязи. Да, он стал жестче, недоверчивее, но женские слезы действовали на него все так же сильно, особенно когда эти слезы были настоящими. Как, например, сейчас. — Спи. Мы будем здесь, если тебе понадобимся.
Он тихо прикрыл дверь и остановился, прислонившись к ней спиной. За последние двадцать четыре часа мир перевернулся с ног на голову. Его темноволосая застенчивая сестренка превратилась в блондинку и секс-бомбу, одержимую желанием соблазнить городского шерифа, а его мать с сердцем из камня превратилась в хрупкую, плаксивую, растерянную женщину. Видит Бог, ему надо выпить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ничего не обещай - Хокинс Карен



Бомбезный слог, динамика сюжета, ещё не дочитала,но нравится безумно.Никаких соплей, все супер современно и с юмором. Рекомендую.
Ничего не обещай - Хокинс КаренЛенок
28.09.2012, 0.20





Читала только исторические романы этой писательницы и увидела только один современный. Получила такой кайф. Любовь, обалденные герои и столько юмора, хохотала до коликов в некоторых моментах.
Ничего не обещай - Хокинс КаренВиктория
21.06.2013, 2.26





Юморной романчик на 9 баллов
Ничего не обещай - Хокинс КаренЛАНА
1.10.2013, 0.59





Читаю только исторические романы, на этот наткнулась случайно, но не жалею! Мне очень понравилось!Весело и не скучно))))
Ничего не обещай - Хокинс КаренТакая вот)))
16.01.2016, 17.13





Неплохой роман, почитать разок можно.
Ничего не обещай - Хокинс Каренчитатель
17.01.2016, 22.02





Неплохо, неплохой слог без всяких затяжек, жизненная ситуация о предательстве, любви, сострадании к ближнему. А главное - это Ник! Окси тоже понравилась. Но больше всего понравилось начало 8 гл. "Мужчина, который не хочет назначать время свадьбы, - это мужчина, который получает свои "пирожки" бесплатно. Пора брать плату за "выпечку", и если он не хочет платить, скажите ему, пусть обратится к другому "пекарю". Девочки, возьмите на вооружение эти слова!
Ничего не обещай - Хокинс КаренЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.01.2016, 17.18





Ну такой славненький романчик! С юмором, легко читается.rnВ общем - советую!
Ничего не обещай - Хокинс Каренинна
31.03.2016, 19.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100