Читать онлайн Ее властелин и повелитель, автора - Хокинс Карен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ее властелин и повелитель - Хокинс Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ее властелин и повелитель - Хокинс Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ее властелин и повелитель - Хокинс Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хокинс Карен

Ее властелин и повелитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Первейшая задана дворецкого – служить своему хозяину верой и правдой, проявляя при этом осмотрительность. Как известно, без осторожности нет и доблести. Не мешает также обладать терпимостью и очень, очень короткой памятью.
Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким
Рочестер-Хаус, Сомерсет,
Англия
1806 год
Речка с идеально прозрачной водой вилась по тщательно ухоженным перелескам и мягко впадала в кристально-чистый пруд. В темно-синих водах пруда отражались очертания безупречно спланированной ротонды, украшенной колоннами из розового мрамора. За долгие годы эта ротонда для кого только не служила местом свидания!
Над этим созданным рукой мастера идиллическим пейзажем возвышался холм. На его вершине, словно корона, возлежащая на бархатной подушке, стоял массивный и величественный дом из золотистого кирпича с высокими узкими окнами, стекла которых поблескивали на предзакатном солнце.
По общему признанию, Рочестер-Хаус был олицетворением отменного вкуса. Сам король восторженно отозвался о доме и его меблировке как о «самых изысканных во всей Европе».
Это высказывание было сделано почти два десятка лет назад, и в то время шестой герцог, услышав его, лишь слегка кивнул. В душе он, естественно, был очень польщен, однако признаться в этом было бы проявлением невоспитанности. А ни один Рочестер никогда не был плохо воспитан.
Однако, оставаясь один, герцог подолгу смаковал восхищение короля. Каждый вечер, прежде чем закрыть глаза, он вспоминал слова короля и выражение лица, с которым они были сказаны. Это помогало Рочестеру заснуть и видеть весьма приятные сны.
Только не сейчас, конечно. Сейчас он был слишком занят выполнением неприятной обязанности: умереть с достоинством.
Умереть было довольно просто. А вот насчет «с достоинством» дело обстояло значительно сложнее. Но все хорошее заслуживало того, чтобы за него как следует подраться. Эту мудрость герцог постиг очень давно.
Откровенно говоря, Рочестера не должно было удивлять, что он умирает. Как-никак ему было далеко за семьдесят, хотя этот факт он пытался скрыть от равных ему по положению пэров, нося напудренные парики, пока они окончательно не вышли из моды, щедро пользуясь румянами и отдавая предпочтение превосходной одежде, которая ослепляла великолепием и отвлекала внимание от дряблой кожи и морщин на лбу.
Для того чтобы еще сильнее поддержать иллюзию молодости, он женился на женщине, которая, как ни считай, была более чем на полвека моложе его. Казалось, он женился на миловидной, апатичной мисс Петиции Кроуэлл для того лишь, чтобы дополнить свой домашний интерьер красивой женщиной. Это было равносильно тому, чтобы добавить к убранству обеденного стола экзотическую орхидею.
Правда же заключалась в том, что Рочестер отчаянно хотел обзавестись ребенком. И он решил жениться, произвести на свет сына и закрепить за ним право наследования своих земель, состояния и титула. Он поморщился даже сейчас, удивляясь глупости всего этого. И вульгарности. Секс ради удовольствия – это искусство. Но заниматься сексом в попытке произвести на свет орущего младенца... Рочестер скорчил презрительную гримасу.
Он никогда не думал, что может возникнуть проблема с тем, чтобы сделать ребенка. В конце концов, были же у него незаконнорожденные дети до того, как он женился, так почему же должны возникнуть с этим трудности после женитьбы? Поэтому он и ждал так долго, прежде чем связать себя с какой-нибудь глупой девчонкой, которой приходится повторять дважды, что, отправляясь с утренним визитом, бриллианты не надевают. Но он знал свой долг и поэтому, хотя и с большой неохотой, в конце концов, женился.
К сожалению, судьба обладает жестоким чувством юмора. И вот теперь он, находясь при последнем издыхании, женат на особе, у которой больше волос, чем ума, но не имеет ни одного законного сына, который мог бы унаследовать его богатство или хотя бы имя Рочестеров. Теперь это имя, которое он всеми правдами и неправдами превратил в нечто единственное в своем роде, уникальное и запоминающееся, обречено умереть вместе с ним.
Он взглянул на листок бумаги, который держал в руке. Ах да, список. Он с облегчением улыбнулся. Как-никак это была надежда.
Он исправит все, что сделал неправильно. Даже из могилы он поддержит престиж имени Рочестеров и сохранит дом во владении семьи. Это был дерзкий план. Но ведь и он... человек смелый.
Он улыбнулся, поморщившись от боли в плече. Дышать стало труднее. Пропади все пропадом, у него осталось слишком мало времени. Почему он ждал так долго?
Массивная дверь красного дерева, которая вела в покои герцога, открылась, и в комнату вошел высокий, хорошо ухоженный человек. Спокойный, преисполненный достоинства, он был одет в черное, как подобает дворецкому. В руке он нес серебряный поднос, накрытый льняной салфеткой.
Рочестер принимал на службу только самых элегантных слуг. Однако даже ему приходилось признать, что его дворецкий, незаменимый Ривс, был сокровищем из сокровищ. Было в нем что-то на редкость величественное. Он был строен, темные волосы на висках чуть заметно тронуты сединой. А его хитроумный способ наведения глянца на штиблеты привлек внимание даже самого Бо Браммела!
У Рочестера был лучший в мире дворецкий, и весь высший свет знал это. Четыре раза только за последние два месяца другие представители титулованного дворянства предпринимали попытки переманить Ривса, но Рочестер знал цену этому человеку и платил дворецкому целое состояние.
Ривс поставил поднос на столик возле кровати. Потом он поднял серебряную крышку, под которой находился стакан, наполненный янтарной жидкостью.
Рочестер с надеждой взглянул на стакан:
– Бурбон?
– Именно так, милорд.
– Но Летти сказала, что вылила мой бурбон из окна!
– Если бы я знал, что затевает миледи, то, возможно, убедил бы ее поступить более благоразумно, а именно – отослать бурбон в вашу летнюю резиденцию. Увы, я опоздал.
– Проклятая девчонка! Везде сует свой нос!
– Леди Рочестер была расстроена тем, что вы отказались последовать доброму совету доктора, и продолжаете пить.
– Я, возможно, болен, но пока еще в уме.
– Именно так, милорд. К счастью для всех заинтересованных сторон, я только что вспомнил, что припрятал в погребе бутылочку бурбона на случай ухудшения отношений с Францией и прекращения поставок оттуда.
– Ривс, тебя мне сам Бог послал, – заявил Рочестер и, облизнув пересохшие губы, попытался приподняться и сесть.
Ривс помог ему, взбил подушку герцога, разгладил простыни, то есть произвел именно те манипуляции, которые делали его незаменимым.
Рочестеру потребовалось какое-то время, чтобы отдышаться после всех этих усилий, а Ривс тем временем извлек из кармана небольшой пузырек и накапал из него несколько капель в стакан с бурбоном.
– Остановись! – возмутился Рочестер. – Что ты делаешь?
– Добавляю в бурбон лекарство, милорд.
– Не хочу я этого проклятого снадобья!
Ривс спокойно взял чайную ложку и, позвякивая серебром о тонкое стекло, осторожно перемешал содержимое стакана.
– Не желаете бурбона, милорд? Совсем?
– Я желаю бурбон! Но не желаю этого мерзкого лекарства.
– Я вас понял, милорд. Как и доктор, которого вы приказали лакеям выставить из дома.
Рочестер понимал, что поступил грубовато, хотя шарлатан того заслуживал.
– Мне не нужно лекарство.
Ривс пристально смотрел на руку герцога. Рочестер осознал, что потирает ладонью грудь в надежде облегчить дыхание. Он опустил руку.
– Убери эту отраву! Я не буду пить ее сейчас.
Ривс положил ложку на поднос и снова накрыл серебряной крышкой стакан.
– Хорошо, милорд. – Он взял поднос. – Не хотите ли чего-нибудь еще? Может быть, немного хереса?
Рочестер с недовольным видом взглянул на дворецкого:
– Херес – это лошадиная моча с водой! Уходи. Мой камердинер Миллер принесет мне другой стакан бурбона.
– Ваш камердинер, конечно, принес бы вам стакан бурбона... если бы знал, где его найти. – Ривс спокойно направился к двери. – Только он этого, разумеется, не знает.
Рочестер громко и весьма живописно выругался. Дворецкий и бровью не повел. Как только приступ герцогского гнева пошел на спад, он спокойно произнес:
– Я скажу Миллеру, чтобы он принес вам теплого молока. У вас желчь разыгралась.
– У меня не разыгралась желчь, и ты это знаешь! Ладно, будь по-твоему, черт бы тебя побрал! Тащи сюда бурбон. Надеюсь, ты не загубил его окончательно этой отравой!
Стакан бурбона в мгновение ока оказался в руке герцога. Он недоверчиво понюхал содержимое и отхлебнул глоток. Теплая волна распространилась в его груди, а язык с наслаждением ощутил великолепный вкус бурбона.
– Ах-х!
Ривс улыбнулся.
– Микстура не слишком изменила вкус? Присутствие горького лекарства в бурбоне практически не ощущалось. Однако нельзя было допустить, чтобы Ривс стал излишне самоуверенным. Рочестер очень нуждался в его услугах и не мог этого позволить. Сейчас более чем когда-либо. Поэтому, вместо того чтобы согласиться, герцог брюзгливо промолвил:
– Сойдет.
Сделав еще глоток, Рочестер опустил стакан и взглянул на дворецкого:
– Я рад, что ты здесь, Ривс, потому что хочу кое о чем попросить тебя.
Ривс взял халат его светлости и аккуратно повесил в большой изящный гардероб.
– Я вас слушаю, милорд.
– Тебе платят больше, чем любому дворецкому в Англии.
– Да, милорд. И я того стою.
«В этом он прав», – раздраженно подумал Рочестер.
– Я не хочу сказать, что ты этого не заслуживаешь, а лишь констатирую факт: тебе хорошо платят.
– Очень любезно с вашей стороны разделить эти два понятия, милорд, – нараспев произнес Ривс.
Рочестер прищурил глаза.
– Это звучит саркастически.
Ривс чуть заметно улыбнулся:
– Сарказм сейчас в цене, не так ли? Возможно, мне следует просить прибавки к жалованью, поскольку я обладаю таким чувством юмора?
Рочестер пристально взглянул на него.
– Значит, мне следует платить тебе за сарказм?
– Я бы, скорее, назвал это компенсацией за то, что я мирюсь с вашим сарказмом, милорд.
Несмотря на боль в груди, Рочестер расхохотался:
– Пропади ты пропадом, Ривс! Тебя следовало бы выпороть на конюшне за твою наглость.
– Вы этого не сделаете, потому что я знаю, где спрятана последняя и единственная бутылка бурбона.
Лекарство и бурбон начали оказывать свое действие. Боль в груди герцога несколько поутихла, он расслабился и поставил пустой стакан на прикроватный столик.
– Ривс, я должен поговорить с тобой. Обо всем этом... – герцог широким жестом обвел комнату, имея в виду все имущество, – после того, как я умру.
– Я схожу за ее светлостью...
– Избави Бог! Зачем мне все эти кошачьи концерты? Ривс, как бы я хотел быть неженатым. Заметь, я ничего не имею против Летти. Просто если нет наследника, то мне вообще не было никакого резона жениться. – Герцог попытался улыбнуться. – А так получается ни то ни се. С тех пор как ты ко мне поступил, Ривс, ты выполнял многое такое, что выходило за пределы твоих должностных обязанностей.
– Спасибо, милорд. Я считал это своей привилегией.
– Поэтому я хочу, чтобы ты отыскал моего преемника. Руки Ривса, складывавшие простыню так, чтобы было удобнее лежать рукам герцога, застыли в воздухе.
– Простите, не понял, милорд?
– Я, черт возьми, умираю! И у меня нет времени для каламбуров.
У Ривса дрогнули губы.
– Милорд, независимо от того, имеете ли вы время на каламбуры или нет, мне потребуется более подробная информация, чем то, что вы мне сообщили.
Почему-то от его мягкого тона у Рочестера комок в горле образовался.
– Все очень просто: я хочу, чтобы ты нашел моего наследника и позаботился о том, чтобы он не посрамил имени Рочестеров.
– Вашего наследника, милорд?
Герцог снова взял листок, который он отложил при появлении дворецкого. Он развернул его и взглянул на список:
– Хотя я не смог родить ребенка, будучи в браке, судьба с лихвой вознаградила меня внебрачными детьми.
У Ривса брови поползли на лоб от удивления.
– Что вы говорите, милорд?
– Старший из моих незаконнорожденных сыновей станет следующим герцогом.
– Но... Извините меня, милорд, я несколько растерялся.
Герцог сделал глубокий вдох.
– Ривс, я недавно вспомнил, что уже был однажды женат.
Рочестер внимательно наблюдал за Ривсом, ожидая увидеть на его лице удивление, но Ривс лишь промолвил:
– Вот оно как!
Герцог не очень убедительно взмахнул рукой.
– Бракосочетание держалось в секрете, однако у моего секретаря имеются все касающиеся его подробности. Нашли священника, который совершал церемонию бракосочетания, и заставили его вспомнить это событие. Мы даже нашли регистрационную книгу, в которой была сделана соответствующая запись... но зачем тебе все эти подробности? Ты лишь должен знать, что мы обо всем позаботились.
– Понятно. Вашему сыну очень повезло. Как вы думаете, общество поверит этой истории?
– А куда деться-то? Тот священник теперь стал архиепископом Кентерберийским. – Рочестер фыркнул. – К тому же он человек вспыльчивый. Если вдруг появится откуда-нибудь какой-то мой дальний родственник и попытается опровергнуть его слова, он выставит его из церкви под зад коленом. – Герцог усмехнулся. – Мне бы очень хотелось увидеть это своими глазами! Я бы, кажется, умирать подождал, лишь бы полюбоваться на это!
– Возможно, ваш сын насладится этим зрелищем за вас, милорд.
– Не сын, а сыновья. Близнецы. Имя старшего Тристан Пол Ллевант.
– Ллевант, – тихо повторил Ривс. – Это имя я слышал.
Герцог скорчил гримасу.
– Знаю, черт возьми. Этот болван сам себе сделал имя, а воспитанные люди так не поступают. Но теперь я уже ничего не могу с этим сделать.
– Понятно, милорд, – сказал Ривс, пытаясь вспомнить, где он слышал это имя раньше.
– Я действительно любил Полин и, если бы мог, спас ее от несправедливых обвинений в государственной измене. Вот что происходит в результате нетрадиционного воспитания. Ее отец был сторонником несостоятельных политических теорий и разрешал дочери читать всякую чушь.
– Чушь, милорд?
– Всякие политические глупости. Он умер до того, как я появился на горизонте, и это было очень хорошо. Она была самоуверенной и во всем строго придерживалась своего особого мнения, что отнюдь не добавляло ей привлекательности.
– Да уж, – согласился Ривс, – самоуверенность никого не красит.
Рочестер с подозрением взглянул на дворецкого:
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ничего, милорд. Совсем ничего.
– Гм-м... Мы с Полин в конце концов расстались, хотя я присылал ей деньги на мальчиков. – Герцог нахмурил лоб. – Черт возьми, и почему Летти не смогла... хотя теперь это не имеет значения. – Он бросил на Ривса несколько виноватый взгляд. – Возможно, я навещал своих внебрачных детей реже, чем следовало, – вздохнув, сказал он. – Этого теперь уже не исправить. Но как я уже говорил, все шло хорошо, пока Полин не обвинили в государственной измене. Это было ужасно.
Ривс поправил подушку герцога.
– Я уверен, что вы сделали все, что должны были сделать, милорд.
– Меня в тот момент здесь не было. Я был за пределами Англии... – Рочестер недоговорил. Его переполняли эмоции.
– Милорд? – озабоченно окликнул его Ривс.
– Я был в Италии. Чтобы добраться домой, мне потребовалось несколько недель. Едва ступив на землю, я бросился к королю, но... опоздал. Она умерла в тюрьме за неделю до этого, а мальчики исчезли. Испарились! Я пытался разыскать их, но безуспешно. Пока... – Рочестер стиснул губы.
– Пока? – напомнил ему Ривс.
– Пока я не прочел имя Тристана в одной мерзкой газетенке. Трудно передать, в каком я был ужасе, когда увидел, как имя моего собственного сына склоняют в газете, словно имя какого-то простолюдина!
– Понимаю, милорд.
Герцог попытался вспомнить своих сыновей, но воспоминания были весьма смутными.
– Кажется, я помню только, что они были красивые мальчики, хотя и совсем разные: один беленький, другой черненький.
– Если они внешностью пошли в Рочестеров, то, должно быть, действительно очень красивы.
– Все мои дети чрезвычайно хороши собой, – упрямо заявил Рочестер, надеясь, что так оно и есть.
– Все ваши дети, милорд?
Рочестер взглянул на список, который держал в руке, и щеки его чуть порозовели.
– Умирать – чертовски несправедливо! Взять, например, меня: один из столпов общества, все меня знают, я близкий друг принца – и полюбуйтесь, что со мной происходит! – Он сердитым жестом указал на свое исхудавшее тело. – Кто бы мог ожидать такого конца?
– Да, милорд. Зачем бы умирать хорошо одетому человеку?
Рочестер, прищурив глаза, с подозрением взглянул на него:
– Ты насмехаешься надо мной?
– Как можно, милорд! Просто меня удивляет, что вы полагали, будто никогда не умрете. Мы все умрем, милорд. Иначе это было бы противоестественно.
Герцог понурил голову.
– Я знаю, знаю. Просто... я еще многое не успел сделать! Я собирался устроить бал по случаю дня рождения Летти, на нем обещал присутствовать принц, так что бал стал бы сенсацией сезона... Но для всего этого уже нет времени. – Герцог протянул Ривсу список: – Держи. Это мои дети. Я собирался сам разыскать их, но... не получится.
– Одним из парадоксов жизни является то, что мы никогда не успеваем закончить свои земные дела. Сколько бы ни было нам отпущено времени, мы тратим его на дела, а когда все время вышло, дела все еще остаются. – Ривс развернул лист бумаги. – Я считаю, что такого понятия, как «достаточно времени», не существует, милорд. Для любого человека.
– Ты прав.
– Хотя... – Ривс взглянул на список, – возможно, некоторым делам следовало бы предоставлять первоочередность. Вы имели внебрачных детей, однако за все время моей службы у вас в доме никогда о них не упоминали.
Рочестер смутился.
– Говорят, у герцога Ричмонда более дюжины незаконнорожденных детей. А у меня не так уж много – всего девять.
– Гм-м... Не тот ли это герцог, которого вы называете «принцем махинаций»?
Рочестер мрачно взглянул на дворецкого:
– Ну и память у тебя, черт бы тебя побрал!
– Минуту назад вы превозносили мою память, когда пили бурбон.
Герцог с трудом подавил улыбку.
– Ради Бога, не пытайся отвлечь мое внимание. Я приказал своему поверенному, мистеру Данстеду, узнать местонахождение этих детей. Каждому из них я оставляю кое-что в своем завещании – при условии, конечно, что они оказались достойными имени Рочестеров. – Герцог вздохнул и поморщился от боли. – Вот тут-то мне и потребуются твои услуги. Данстед отыщет их, а ты сделаешь из них цивилизованных людей.
– Цивилизованных? Но, милорд, я не...
– Ривс, это очень важно. – Рочестер беспокойно заерзал в постели. – Моих детей следует обуздать. Видишь ли, Тристан Пол Ллевант, следующий герцог Рочестер, некогда был пиратом.
Ривс удивленно вытаращил глаза, и герцог смог поздравить себя с тем, что впервые за двадцать лет службы Ривса ему удалось ошеломить дворецкого.
– Пиратом?
– Ну-у, он теперь больше не пират и называет себя капитаном дальнего плавания.
Ривс приподнял брови.
– Ллевант? Я действительно знаю это имя. Вся Англия его знает. Капитан Тристан Ллевант всего год назад был вместе с Нельсоном на борту «Виктории», во время Трафальгарского сражения. Я видел его имя в «Морнинг пост» и...
– Не напоминай мне, что он стал общественной фигурой. Это крайне невоспитанно с его стороны.
– Но, милорд, он герой! Правда, писали, что он некогда был капитаном каперского судна...
– Пиратом. И не пытайся подсластить горькую истину.
– Ладно, пусть будет пират, милорд. Но Нельсон добился для него помилования, и он смог участвовать вместе с адмиралом в битве при Трафальгаре. Это многое говорит о его характере.
– Этот дурень называет себя капитаном дальнего плавания, что немногим лучше, чем обычный пират. Я не удивился бы, если бы оказалось, что следующий герцог копается зубочисткой в зубах за столом и редко моется.
– Многих ли капитанов дальнего плавания вы знаете, милорд?
– Я встречал, например, этого самого Нельсона. Он присутствовал на одном светском рауте. Насколько я понимаю, это грубый мужчина невысокого роста. Ни манер, ни изящества.
– Надеюсь, вашему капитану дальнего плавания повезло больше. Представители семейства Рочестеров отличаются изяществом.
– Это так, но если то, что выяснил Данстед, правда, то следующий герцог имеет увечье. Ну почему ему так не везет? Мало того, что он капитан дальнего плавания, так еще это увечье! Остается лишь надеяться, что он не изуродован страшными шрамами. Это было бы уже слишком.
– Об этом я тоже читал, – сказал Ривс, еще не оправившийся от потрясения. – Не знаю, насколько серьезно увечье, но оно заставило его уйти в отставку.
– Гм-м... Ну что ж, мне остается лишь надеяться, что он возьмется за ум и согласится выполнить мои условия получения наследства.
– Прошу прощения, милорд, но вы говорите об этом так, словно совсем недавно лично разговаривали с ним.
Герцог смущенно пощипывал пальцами покрывало.
– Милорд?
– Да, да! Я тебя слышу! Я написал этому парню. А что мне оставалось делать, когда я понял, что не оправлюсь после своей болезни?
– Можно поинтересоваться, что он ответил?
– Нет.
– Понятно. Тогда скажите, что именно вы ему написали?
– Я сказал ему, что, надеюсь, ему известно, что от него потребуется, когда титул будет принадлежать ему... Он ответил мне чрезвычайно грубо.
Ривс вздохнул:
– Милорд, это очень трудная задача.
– Ничего особенно трудного я в ней не вижу, – брюзгливо возразил Рочестер, который вдруг почувствовал себя очень усталым. – Просто найди Ллеванта и убеди его надеть на себя мантию герцога. Потом научи его всему, что требуется, чтобы носить ее с изяществом и достоинством хорошо воспитанного человека, как это делал я.
– Но... если он является капитаном дальнего плавания...
– Если ты не добьешься своего, из него ничего не получится. Титул и земли будут принадлежать ему, но состояние получит его брат, если, конечно, он тоже станет более цивилизованным человеком. Тогда необходимо заставить его принять на себя эти обязанности. Я не хочу, чтобы величие имени Рочестеров, которого я добился, продлилось всего одно поколение.
– Понимаю, милорд.
Герцог откинулся на подушки с явным облегчением.
– Спасибо, Ривс, я знал, что ты меня не подведешь. Когда я умру, твое жалованье увеличится вдвое. Как только ты закончишь превращение старшего сына в настоящего Рочестера, тебе придется приняться за Кристиана, младшего, и проделать с ним то же самое. Это будет не слишком трудно. Уверен, что все мои дети отличаются превосходной сообразительностью.
Ривс аккуратно сложил список.
– Мистер Данстед отыскал их всех?
– Еще нет. – Герцог зевнул. – Боюсь, что мой второй сын скрывается. Есть кое-какие основания считать, что он еще более – как бы это сказать? – «знаменит», чем его брат.
– Более знаменит? Чем герой морского сражения?
– К сожалению, это так. – Герцог сжал губы. – Данстед объяснит тебе это.
– Милорд, мне не хотелось бы спрашивать об этом, но нет ли у кого-нибудь из ваших сыновей склонности к насильственным действиям? Не сочтите это проявлением неуважения. Это всего лишь вопрос личной безопасности.
– Пусть даже мои сыновья не умеют одеваться, но они все же мои сыновья. Ни один Рочестер никогда не был замешан ни в каких дурно пахнущих делах.
– Спасибо, вы меня очень успокоили, – сухо промолвил Ривс.
Герцог снова зевнул, глаза его полузакрылись.
– Происхождение всегда скажется.
– Разумеется, милорд. – Ривс сунул список в карман и стал сдвигать тяжелые шторы балдахина. – Вам надо отдохнуть, милорд.
– Спасибо, Ривс. Я буду крепче спать, зная, что ты работаешь над ликвидацией пробелов в воспитании наследников славного имени Рочестеров. – Герцог с трудом поднял отяжелевшие веки. – Ах да, чуть не забыл. В дополнение к твоему жалованью я предоставлю тебе щедрое ассигнование, которое ты сможешь тратить по своему усмотрению. Возможно, тебе потребуется взять с собой еще несколько человек.
– Зачем, милорд?
– Не думаю, что у капитана дальнего плавания имеется приличный повар или камердинер.
– Возможно, у него есть и то и другое, – сказал Ривс, притемняя свет лампы.
Рочестер едва ли услышал его слова. Лекарство в сочетании с бурбоном оказало свое действие: он засыпал. Он сделал все, что от него зависело, чтобы направить работу в нужное русло, и был уверен, что его дворецкий Ривс позаботится обо всем остальном.
Ривс всегда умел это делать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ее властелин и повелитель - Хокинс Карен



классный роман
Ее властелин и повелитель - Хокинс Каренэльвира
7.04.2011, 14.32





Мне понравилось ! Приятный,веселый роман .
Ее властелин и повелитель - Хокинс КаренМари
19.07.2012, 17.10





Высоко ценю в романах юмор. А здесь он есть и это радует. Хороший роман. Мне понравилось проводить время за чтением этой книги. Перехожу к продолжению-про Кристиана-"Загадочный джентльмен".Надеюсь получить не меньше удовольствия. Читайте, рекомендую.
Ее властелин и повелитель - Хокинс КаренЛюбовь
22.03.2013, 19.40





Растянуто и скучновато
Ее властелин и повелитель - Хокинс КаренНИКА*
29.08.2013, 10.14





Мало правдоподобно хотя с юмором
Ее властелин и повелитель - Хокинс КаренНина
31.03.2015, 19.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100