Читать онлайн Жених благородных кровей, автора - Хогарт Аурелия, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хогарт Аурелия

Жених благородных кровей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Утро началось неожиданно. Раскрыв глаза и взглянув на сплошь устланный обрывками бумаги столик, Роберта чуть не вскрикнула – видеть любимую комнату в столь невообразимом беспорядке было до того непривычно, что по телу побежали мурашки. Лишь присмотревшись к пестрым глянцевым и кремовым матовым клочкам и насилу узнав в них пакет и журнал с гостиничными сплетнями, что навязал почитать Чарли, она сообразила, кто учинил безобразие. И так расхохоталась, что из глаз потекли слезы.
– В чем дело? – в комнату вбежала заспанная и перепуганная Вивьен.
Роберта, держась за живот, указала на клетку с Шустриком. Тот безмятежно спал в домике, по-хозяйски выложенном рваной бумагой. У Вивьен изумленно расширились глаза.
– Что это? – Она кивнула на столик.
– Бывший пакет и журнал Чарли, – выдавила из себя Роберта, до сих пор смеясь.
– Пакет и журнал? – Вивьен подошла ближе, чуть наклонилась над бумажной мозаикой и моргнула.
– Шустрик, как видно, трудился ночь напролет. – Роберта поднялась с кровати. Разноцветные обрывки бумаги – в журнале было море картинок и фотографий – пестрели и на полу вокруг столика, два угодили даже на стул у стены.
– Ты что, засунула пакет к нему в клетку? – растерянно спросила Вивьен.
– Да ты что! Нет, конечно! По-видимому, наш смышленый крыс ухитрился подтянуть его к себе и безжалостно уничтожил. – Роберта снова засмеялась.
Заулыбалась и Вивьен.
– Ну и дела! Что ты скажешь Чарли?
– Правду. Если потребует денег, заплачу. Впрочем, я не просила у него этот журнал – он сам мне его всучил. Еще в понедельник. Так пакет тут и стоял. Я и забыла про него. Не люблю всю эту дребедень. Гламурные дамы с фальшивыми улыбками, разгульная жизнь так называемых звезд – эти сняли апартаменты тут-то и просадили столько-то тысяч, те перевернули все вверх дном там-то. Скучно, глупо. Жаль тратить на это время. Но для работы быть в курсе отдельных новостей, конечно, бывает не лишним.
– Ага. – Вивьен зевнула, прикрыв рот рукой, и заглянула в клетку. – А сам он где?
– Как где? Отдыхает. Устал и дрыхнет. Вон, видишь, в домике. Какую знатную себе устроил лежанку!
Вивьен, разглядев серый бок Шустрика, шире улыбнулась, но тут ее лицо вдруг сделалось озабоченным и серьезным.
– Послушай, я вчера перед сном подумала...
Роберта подняла руки.
– Если ты о том, что мы обсуждали вечером, давай лучше не будем.
– Нет-нет, я больше не стану отговаривать тебя ехать в «Нову», – торопливо объяснила Вивьен. – Ты взрослый человек и знаешь, на что идешь. Просто я подумала, тебе, наверное, будет легче пережить эти испытания, если ты увлечешься чем-то еще – чтобы не окунаться с головой во встречи с О’Брайеном, воспоминания и потуги что-либо понять... – Она замолчала, явно не договорив.
Роберта озадаченно нахмурилась.
– Чем же я могу увлечься? Или кем? По-твоему, стоит внимательнее присмотреться к распрекрасному Чарли? Или расспросить у него, какими свеженькими сплетнями тешатся теперь лондонские гостиничные работники?
Вивьен покрутила головой.
– Да нет же, надо придумать что-то такое, что захлестнуло бы тебя, ну... почти как влюбленность.
– Предлагаешь наведаться в казино и подсесть на игру? – Роберта усмехнулась и принялась сгребать в кучу обрывки на столике.
Вивьен вздохнула.
– Нет.
– У тебя другие предложения?
– Одно, но, по-моему, очень даже дельное. Займись вплотную поисками настоящего отца.
Руки Роберты замерли.
– Каким же, интересно, образом?
– Я на твоем месте, во-первых, перелопатила бы Интернет, а во-вторых, еще раз попыталась бы поговорить с матерью.
– Маман пошлет меня куда подальше. – Роберта скривила рожицу. – Не открытым текстом, конечно.
– Когда ты в последний раз заводила с ней речь об Эдуардо?
Роберта задумалась, потирая лоб.
– Вроде бы когда училась на первом курсе.
– Так я и думала! – Вивьен присела на корточки и стала собирать клочки журнальных страниц с пола. – Сто лет назад. Но ведь тогда ты была для нее еще ребенком, а теперь вы так давно не виделись и ты повзрослела. Сколько воды утекло! Сама подумай.
– Ну не знаю, – ответила Роберта, отправляясь в ванную за корзиной для мусора.
– У меня такое ощущение, что и в этой истории какая-то тайна! – прокричала ей вслед Вивьен. – То есть мне не раз приходила в голову мысль, что на самом деле твоя мать другая, но замкнулась в себе после какого-то несчастного события в жизни. Может, после расставания с этим самым Эдуардо? Вокруг тебя сплошные загадки! А ты права: очень нужно и важно знать, что за кровь течет в твоих жилах. Если поеду сегодня к родителям и там вдруг окажется бабушка, обязательно пристану к ней с расспросами о предках – тех, кого мы вообще не застали в живых.
– К родителям? – удивилась вернувшаяся Роберта. – Вы ведь были у них с Ирвином на прошлый уик-энд.
– Вчера около полуночи позвонил папа, – пояснила Вивьен. – Сказал, что Бетти собралась замуж.
Роберта чуть не выронила из рук корзину.
– Чего? Ей ведь только-только исполнилось семнадцать!
– Вот-вот! – Вивьен тряхнула еще спутанными после сна волосами. – Попробую вправить дурочке мозги – ко мне она всегда прислушивалась.
– Интересно, кто же жених? – сквозь смех произнесла Роберта.
Вивьен махнула рукой.
– Лучше не спрашивай. Недоделанный рэпер – двадцать лет, колледж бросил, родителей ни во что не ставит.
Роберта посерьезнела.
– Ты уж найди верные слова, только не слишком умничай и не выходи из себя. Не дай бог она сглупит и правда за него выскочит.
– Я постараюсь. – Вивьен так страдальчески вздохнула, будто была не сестрой Бетти, а матерью того рэпера.
– Если что, зови на помощь меня, – предложила Роберта. – Уж вдвоем-то мы точно ее убедим. Пусть хотя бы подождут.
Вивьен кивнула.
– Спасибо.
– И тебе спасибо. За советы и заботу. – Роберта взглянула в светлые глаза подруги и подумала: как здорово, когда есть на свете люди, что пекутся о тебе. Просто так. Потому что ты есть и дорога им. И как жаль, что ты дорога не всем, кому хотелось бы...


Окрыленный мыслями о встрече с Робертой, Джеффри совсем забыл про грандиозный благотворительный вечер, организованный матерью Франсины. На торжество должны были приехать его родители, даже Локвуды. Разумеется, заблаговременно пригласили и его, но если бы утром не позвонила Франсина, он вовсе не вспомнил бы о празднике.
– В котором часу и где мы встретимся, дорогой? – как обычно, безжизненно-любезным тоном спросила она.
– Мы договорились встретиться? – Джеффри взглянул в раскрытый ежедневник на столе, тотчас представил себе сборище расфуфыренных дам и холеных щеголей, и его лицо перекосило от отвращения. – Ах да...
Если бы он не видел, как на его глазах гибнут жаждущие жить и любить люди, если бы не наблюдал в работе не боящихся океана рыбаков, если бы не пытался от книги к книге постигнуть великую тайну рождения и смерти, возможно куда спокойнее смотрел бы на девиц, что живут одними заботами – как произвести впечатление новым украшением да повыгоднее выйти замуж. Наверное, и сам не без удовольствия играл бы в эти ничтожные игры.
– Франсина, видишь ли... Сегодня я не смогу.
– Не сможешь? Но, дорогой, только представь: там будут все. А я приду одна. Что подумают родители – мои и твои? Не говоря уже обо всех остальных.
Джеффри нетерпеливо потер висок, в миллионный раз сожалея, что не родился в обыкновенном семействе. Да, получалось не очень красиво: отказываясь от сегодняшнего праздника, он будто вовсе пренебрегал семьей.
– Франсина, у меня дела, и отложить их никак нельзя.
– Что за дела – можно узнать?
Джеффри брала злость. Настал день, ожиданием которого он неосознанно жил несколько мучительных лет, и омрачать его выяснениями было досадно и неловко.
– Потом объясню. – Лгать не хотелось. – Послушай, я сейчас же позвоню твоей матери, извинюсь, потом поговорю со своими родителями. Развлекитесь без меня, хорошо?
– Раз иначе нельзя – хорошо, – произнесла Франсина вполне спокойным голосом.
Джеффри вдруг почувствовал, что обидел ее. Он никому не хотел плевать в душу. Особенно Франсине – она, хоть порой и выводила его из себя, намеренно ни разу не оскорбила. А как поддерживала в ту безумно одинокую пору, когда исчезла Роберта! Он напряг было мозг, пытаясь найти подходящие слова Франсине в утешение, но та не стала долго ждать:
– Тогда до завтра.
– Удачно повеселиться.
– Спасибо. – Она первой положила трубку.
Джеффри сжал кулак и тяжело опустил его на стол, но грустил недолго: едва подумал о том, куда он поедет вместо праздника у Хетэуэев, печаль как рукой сняло. Франсина и родственники найдут, как развлечься и без меня. По сути, своей постной физиономией я только омрачил бы их веселье. И потом, этих нудных приемов будет еще столько, что страшно представить. Встреча же с Робертой, не исключено, станет последней в жизни...
Он резко поднялся со стула. Душа взбунтовалась. На скулах ходуном заходили желваки.
Увидеть ее в последний раз... Мыслимо ли это? – обратился он к безмятежно гудящему компьютеру. Тут включилась заставка, и на экране заплескались океанские волны. Джеффри до того захотелось очутиться на ирландском пляже вдвоем с Робертой, что свело челюсть. Какого черта гадать, последний это раз или нет! Подумаю об этом после, а теперь... Воображение живо нарисовало Роберту, и грудь налилась пьяняще-теплой влагой.
Полдня он болтался по Пимлико, где снимал квартиру, купаясь в радужных мечтах, а когда в начале четвертого зашел в кафе на Слоун-сквер и сделал первый глоток кофе, вспомнил, как безжалостно Роберта его бросила, и тотчас отрезвел. Сердце сдавила обида, сделалось горько и безотрадно.
Спрашивать, почему она сбежала, не стану, решил он, в отчаянии стискивая зубы. Заговорит об этом сама – выслушаю, но унижаться и лезть к ней с вопросами ни за что не буду.
Не в силах ждать дольше, смертельно устав от шатания по городу и уличного шума, в «Нову» он приехал двадцатью минутами раньше. Первый зал был полон. Лица людей в свете багряно-фиолетовых ламп, что тянулись по потолку ровными линиями, напоминали о фантастических книгах про марсиан. Темные стены, кричаще-золотистые столики, прямоугольные кожаные кресла... Сердце протестующе заныло. Кудрявая трава да загадочные туманные дали шли Робертиной красоте гораздо больше новомодных баров.
Роберта... Джеффри обвел зал внимательным взглядом и нигде не увидел ее. Вдруг ее вообще здесь нет? – стукнула в висках страшная мысль. Что, если ей снова вздумалось надо мной посмеяться? И чего вообще я жду от этой встречи? Может, не стоило идти на поводу у проклятой слабости? Успокойся, велел голос разума. Стоило, не стоило – какой смысл гадать? Ты уже пришел, так, будь добр, достойно дождись десяти, а там уж действуй по обстоятельствам. Да, правильно, подумал он. Психую, как слабонервная бабка, даже стыдно. Роберты, может, правда пока нет. Но ведь еще не время. Пожалуй, надо выпить, немного расслабиться. Только вот загляну в соседний зал...
Во втором зале был словно другой мир. Царство теплого света, праздничности, зеркал. В углублениях серебристо-бежево-розовых стен красовались панно с изображением цветов, освещенные сиянием невидимых ламп. Джеффри с облегчением вздохнул – тут намного приятнее.
Народу и здесь было битком. У стойки, куда Джеффри не без труда протолкался, на него вдруг уставилась дама с курчавыми каштановыми волосами и янтарными сильно накрашенными глазами. Спутник – невысокий, с брюшком и нагловатой физиономией – легонько ткнул ее в бок локтем.
– Софи, ты слышишь меня?
– Подожди, – отмахнулась от него та, продолжая изучать Джеффри. – Простите, вы случайно не...
Он повернулся, быстро взглянул на шатенку и отрицательно мотнул головой.
– Нет-нет, вы меня с кем-то путаете.
– Вы уверены? – Софи прищурилась. – Я подумала…
– Нет, простите. Мы не знакомы, – вежливо, но настойчиво возразил Джеффри, уже смешиваясь с толпой, дабы не продолжать разговор.
Только этого ему не хватало! Нарваться здесь, причем сегодня, когда явь обещает стать чудесней сна, на почитательницу своих книг. Если бы он был хоть самую малость более тщеславен, с самого начала пошел бы по иной тропе – той, что протоптали для него дед и отец, и, вне всякого сомнения, мелькал бы сейчас на телеэкранах, красовался бы на газетных, журнальных и интернетовских страницах. Он же даже теперь, когда достиг успеха, предпочитал не лезть на глаза, отчасти поэтому лишь в редких случаях давал интервью и ездил на разного рода литературные сборища.
– Да ведь это смешно, – жарко спорил он с университетским другом всякий раз, когда тот пускался рассуждать, как сам бы, стань он писателем, пользовался бы известностью и пожинал лавры. – Смешно и глупо. Сочинять книги об ужасах терроризма, любви к Ирландии и напряженной внутренней борьбе человека и вместе с тем кичливо выставляться перед теми, кто принимает твои идеи сердцем. Одно дело беседовать с читателями на специальных встречах или даже общаться через Интернет, совсем другое – жаждать, чтобы тебя просто узнавали, прилюдно расхваливали. На кой мне черт такая слава?!
Может, она вовсе не читала моих романов, подумал он, останавливаясь у зеркальной стены. А просто слышала о них и где-то видела мою фотографию или правда приняла за кого-то другого. В любом случае... Он рассеянно повернул голову и обмер. Шум и музыка стихли, свет померк...
Они увидели друг друга в один и тот же миг. И будто бы совершенно неожиданно, хоть оба знали, что встретятся. В ее глубоком взгляде вспыхнуло столько огня и любви и столько смущения, оттого что она не сумела скрыть это, что Джеффри вдруг показалось: разлука, мрак и странная связь с Франсиной привиделись ему в дурном сне.
Сердце забилось как сумасшедшее. Она, она, снова она... О эти колдовские глаза, упрямый изгиб манящего пухлого рта... О этот взгляд... Пусть бы мгновение длилось вечно...
Когда он уже верил, что Роберта вот-вот пойдет к нему, как в тот день, на площади, что непременно чуть подпрыгнет на полпути, она вдруг опомнилась, отвернулась, что-то сказала высоченной приятельнице с белыми очень короткими волосами, выслушала ответ, с улыбкой кивнула и лишь тогда опять посмотрела на Джеффри. Ему показалось – он ждал целую вечность. А когда Роберту на считанные секунды заслонил пробиравшийся к стойке верзила, испугался, что она ему лишь померещилась, и порывисто шагнул в ее сторону. Роберта вышла к нему из толпы, протягивая руку и глядя теперь совсем по-другому – сдержанно и безучастно.
– Привет, – сказала она, стараясь казаться равнодушной.
Джеффри пожал ее руку и не отпустил. Роберта потянула руку на себя, освобождаясь.
– Привет, – ответил Джеффри.
– Выпьем? – Она жестом указала на официанта, что проносил мимо напитки.
Джеффри кивнул. Взяв по бокалу «мартини» и подняв их высоко, почти над головами, они протиснулись к освободившемуся столику. Роберта села, сделала большой глоток коктейля, поставила бокал, откинулась на спинку сиденья и взглянула на Джеффри из-под чуть опущенных ресниц.
– Как тебе здесь? – спросила она.
– Вполне, – ответил он, не глядя ни на плетеные занавеси из металлических нитей, ни на людей вокруг. Смотреть хотелось лишь на неземное создание перед собой, фотографировать его взглядом, запечатлевать в памяти все до мельчайших подробностей. Светлые, чуть тронутые золотистым загаром плечи, бретели кофейного топа, падавшую на лицо тонкую прядку затянутых в узел волос... Он подумал вдруг о том, что слишком долго молчит, смутился, удивляясь, что еще умеет робеть из-за пустяков, и кашлянул.
– Никак не ожидал увидеть тебя вчера. В первое мгновение подумал: уж не сошел ли я с ума, – пробормотал он.
Роберта опустила глаза, взяла бокал, покрутила его в руках, вздохнула – Джеффри догадался об этом, лишь заметив, как поднялась и опустилась ее грудь под тонкой тканью топа, – и ничего не ответила.
– До сих пор поверить не могу, – сказал он. – Удивительно, что ты выбрала такую работу...
В глазах Роберты мелькнула не то обида, не то боль. Мелькнула и исчезла. Она пожала плечами, и Джеффри окинул их еще одним быстрым взглядом. Они были женственно изящные и вместе с тем крепкие, гордо расправленные. Наверное, тем она и покоряла – в ней соседствовало то, что в других несовместимо. Безоглядная смелость и соблазнительность, какой не требуется ни продуманных жестов и поз, ни блестящих побрякушек, ни жеманных улыбочек. Резковатость и мягкость, зрелость и ребячья естественность...
– С работой я справляюсь прекрасно, – бойко начала она, но вдруг умолкла, метнула в него взгляд, полный противоречивых чувств, и прибавила более тихо, как будто даже с печалью: – В самом деле прекрасно – во всяком случае, когда все идет, как всегда... Приходится много болтать – по-видимому, камень Бларни мне все же помог, хоть и с опозданием. – Она невесело усмехнулась.
Джеффри вспомнил поездку в Корк, и губы сами собой растянулись в грустной улыбке.
– В чудесные силы надо верить.
– Да уж. В свое время мне веры, очевидно, не хватило.
Джеффри насупился, не вполне понимая, о чем она. Роберта странно посмотрела на него и выше подняла голову.
– Кстати, я тоже не ожидала тебя увидеть.
Еще бы! Джеффри мысленно ухмыльнулся. Жених! Будущий муж Франсины. Смех да и только!
– Не ожидала до того, что предпочла сделать вид, будто не знаешь меня, – произнес он, мрачнея.
Роберта моргнула, словно не находя, что сказать.
– Мой тебе совет: больше так не хитри – выходит слишком уж неубедительно, – прибавил он.
Роберта вспыхнув подалась вперед.
– Надеюсь, больше не возникнет повода! – Она тут же снова потупилась, видно жалея, что позволила себе открыто разволноваться, крепко обхватила бокал, сделала еще глоток, опять отклонилась назад и медленно подняла голову.
Джеффри всматривался в ее лицо – то невозмутимое, то напряженное, то светлое, то разрумяненное – и все больше озадачивался. Неужели ей было неприятно видеть его с Франсиной? Не думала же она, что он, оставшись с носом, да еще при столь неприглядных обстоятельствах, будет вечно вздыхать по ней одной? Впрочем, так оно и есть, но Роберте об этом незачем знать. Или?.. Он совсем запутался.
Она повернула голову и махнула рукой блондинке с веселыми глазами и ее спутнику – они садились за столик напротив.
– У тебя тут кругом друзья, – заметил Джеффри, больше для того, чтобы хоть что-нибудь сказать. Беседа не клеилась.
– Не то чтобы друзья, – ответила Роберта. – Приятели, сотрудники. – Она улыбнулась и кивнула кому-то еще – Джеффри даже не стал поворачивать голову. – Ну так что у тебя за вопросы? Может, начнем, а то...
Джеффри спохватился.
– Да, прости. Я мешаю тебе отдыхать, лезу с делами, когда самое время о них не думать...
Роберта улыбнулась. Открытой лучезарной улыбкой, какими грела душу в те далекие три недели.
– Для тебя это дела, а для меня просто беседа. И потом я ведь сама тебе сказала, куда прийти и в какое время. – Она взглянула на часы. – Кстати, ты приехал раньше. Сейчас только начало одиннадцатого.
У Джеффри слегка закружилась голова. Роберта... Она сидела перед ним, живая, настоящая, стократ более милая, чем в его памяти. Вопросы? Какие к черту вопросы?! Ему казалось, что он вообще не в состоянии вспомнить, о чем его новый роман. И непонятно, зачем он в который раз берется описывать ее. Ту, которой можно лишь любоваться, чью окутанную вечной тайной красоту не передашь никакими словами.
– Да, я приехал раньше, – хрипловато сказал вдруг он. – Потому что если бы прослонялся по улицам еще хоть минуту...
– Ты слонялся по улицам? – Ее черная бровь – вскинутое крыло летящей птицы – изогнулась. – Я думала, по субботам ты работаешь. Как раньше... – Она снова смутилась. И на миг стала вдруг столь близкой и родной, что Джеффри, напрочь забыв об обидах и данных себе клятвах, взял ее за руку, что лежала на столе, и крепко сжал пальцы.
– Роберта... – невольно сорвалось с его губ.
Она устремила на него испуганно-пылкий взгляд. Вся напружинилась, подняла плечи, будто в неосознанном порыве защититься. Крылья тонкого носа дрогнули, губы сжались – то ли чтобы в следующую секунду раскрыться для брани, то ли... для поцелуя. Внезапно ее рука расслабилась, плечи медленно опустились. Испуг в глазах рассеялся. И полился разговор – неумолчный, жадный. Разговор без слов – одними взглядами.
Как долго они беседовали бы – одному Богу известно. Если бы не мелодия сотового, что запиликал в кармане Роберты. Она вздрогнула, снова чего-то испугалась, набрала полную грудь воздуха, будто все время, пока смотрела на Джеффри, совсем не дышала. Слегка нахмурилась, убрала из его руки свою, достала телефон и перевела на экран рассеянно-тревожный взгляд.
– Эсэмэска, – кратко, до ужаса не соответствующим их прервавшейся беседе голосом произнесла она. – Прости, я должна идти.
– Как? – Джеффри представил, что сейчас расстанется с ней, и возгорелся желанием любой ценой остановить время.
– Прости, – повторила Роберта, вставая.
– А вопросы? – тоже вскакивая, спросил Джеффри. Он не мог отпустить ее, должен был удержать, придумать повод. – Ты ведь согласилась мне помочь, а теперь вдруг...
– У меня непредвиденные обстоятельства, – решительно сказала она, кивая на трубку в руке.
Не те же ли, что забрали тебя в прошлый раз? – прозвенело в голове Джеффри. Вспомнив про Уилли, он потемнел от злобы.
Роберта сделала шаг в сторону.
– Роберта! – Джеффри в отчаянии резко наклонился к ней и вновь схватил за руку. – Позволь, я провожу тебя?
– Нет! – Роберта рывком высвободилась и опалила его гневным, полным готовности постоять за себя взглядом.
Джеффри в недоумении отступил. Она явно злится на него. За что?
– Не надо меня провожать, – отчеканила она.
– Тогда... – Джеффри в растерянности покачал головой. Следовало разгадать эту загадку, но для начала упросить Роберту о новой встрече. – Мы так и не поговорили сегодня, – торопливо, будто боясь, что она растает, как одинокая снежинка под палящим солнцем, произнес он. – Я позвоню тебе еще – можно? Увидимся в любой другой день, когда и где скажешь.
Роберта взглянула на него чуть ли не враждебно и при этом горячо, как в то, самое первое мгновение, и Джеффри, сознавая, что, если он упустит этот случай, другого не будет, прибавил просящим голосом, почти с мольбой:
– Пожалуйста.
Роберта колебалась несколько бесконечных мгновений. Потом кивнула.
– Хорошо.
У Джеффри отлегло от сердца.
– Позвони мне в понедельник. Ближе к ланчу, часов в одиннадцать, – сказала она уже на ходу.


Хмельной Чарли выскочил из «Новы» следом за Робертой, бросив девиц, что прижимались к нему со всех сторон.
– Поверить не могу! Красавица Роберта наконец соглашается... Неужто это правда?
Роберта скрестила на груди руки, дабы не сорваться и не влепить самовлюбленному болвану пощечину.
– Пшел к черту! – процедила она сквозь зубы.
– Чего-чего? – Чарли выпучил и без того большие телячьи глаза. Теперь, после выпитого, еще и отвратно маслянистые. – Что-то я не понял...
– И не поймешь! – отрезала Роберта.
Пошлое сообщение прислал ей не кто иной, как Чарли. «Я лучше – посмотри хорошенько. Бросай его, пойдем погуляем».
Роберта, уже не в силах бороться с собой под неотрывным вопрошающим взглядом Джеффри воспользовалась им, чтобы сбежать. Одурманенный спиртным Чарли, само собой, решил, что покорил-таки сердце гордячки.
– Это ведь я тебе написал. Ты что, не поняла?! – крикнул он, но она, уже забыв о нем, стремительно шла на стоянку.
Она попалась, как глупый мышонок, в простейшую ловушку. Причем в ту самую, из которой в первый раз кое-как и с серьезными последствиями, но выбралась. Не наивно ли было верить, что если будешь сдержанна и немногословна, то взгляд обожаемых серых глаз – легко, в первую же секунду – не проникнет в самое сердце? Не смешно ли было надеяться, что в присутствии Джеффри О’Брайена сумеешь оставаться спокойной и трезво мыслить?
Сев в свою «субару», она выехала за город и помчалась по трассе, чтобы хоть немного улеглось лихорадочное волнение. Как нелепо все вышло! – звенело в голове. Надо ж было так непоследовательно и по-дурацки вести себя! То краснеть, то бледнеть! Нести разный бред!
Впрочем, явно волновался и Джеффри. Почему? Неужели жалеет, что подчинился родительской воле? Раскаивается, что так просто отпустил меня тогда? Или же правда хочет всего лишь нагуляться перед свадьбой? Руки крепче вцепились в руль. Какая, к черту, разница?! Он женится, женится, женится! Он теперь чужой и пылать к нему любовью нельзя, преступно!
Она вернулась домой далеко за полночь, покормила Шустрика, без сил упала на кровать, как всегда забыв опустить жалюзи. Беззвучно заплакала в подушку и долго мочила ее слезами, а уснула с мыслью, что советом Вивьен непременно нужно воспользоваться. Иначе не миновать беды – страшнее той, что постигла ее в Ирландии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия



мне понравился
Жених благородных кровей - Хогарт АурелияТатьяна
4.01.2013, 11.40





Девочки, а мне очень очень понравился.
Жених благородных кровей - Хогарт АурелияАкулина
2.05.2013, 15.14





Дурацкий роман, взрослые люди, а ведут себя как дети: 3/10.
Жених благородных кровей - Хогарт Аурелияязвочка
2.05.2013, 18.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100