Читать онлайн Жених благородных кровей, автора - Хогарт Аурелия, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хогарт Аурелия

Жених благородных кровей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Джеффри еле выдержал компанию обрушившего на него поток лестных слов управляющего гостиницей. Что конкретно он говорил, Джеффри не вспомнил бы и под пытками, хоть с тех самых пор, когда только начинал писать, он взял себе за правило: быть возможно более внимательным к поклонникам своего творчества и уважать всякое их мнение. Сегодня, начиная с той минуты, когда он увидел перед собой Роберту Лоуренс, ему было ни до чего – отошла на второй план даже работа, хоть она одна удерживала его в последние годы от соблазна шагнуть к пропасти.
Роберта Лоуренс... В первое мгновение Джеффри не поверил, что это она. Такой он ее не представлял – в деловом костюме, в туфлях на высоких каблуках, с яркой помадой на полных губах. Впрочем, его больше поразили не каблуки и не узкая юбка. А сама возможность новой встречи. Он мечтал о ней, как ни о чем в жизни, но проходили дни, месяцы, годы, а Роберта все не объявлялась. В конце концов пришлось смириться с горькой судьбой. И тут, когда в чудеса он больше ни капли не верил, Роберта. Снова она.
Позволив управляющему в последний раз неистово потрясти свою руку, Джеффри зашагал к выходу.
– Итак, едем в «Ритц», дорогой, как и договаривались? – прозвучал сбоку неизменно ровный голос Франсины.
Джеффри вздрогнул. В своем потрясении он напрочь позабыл о Франсине и о том, что согласился на ней жениться. Роберта смотрела на них как на влюбленную парочку! Господи, до чего же нелепо!
– Столик заказан на пять, будем как раз вовремя, – не замечая смятения Джеффри, продолжала Франсина.
– Почему именно «Ритц»? – останавливаясь на нижней ступени лестницы, что вела от парадного на асфальтовую дорожку, в приступе раздражения спросил Джеффри. Решив стать мужем Франсины, он дал себе слово на ее замашки смотреть сквозь пальцы, однако теперь, когда в памяти столь настойчиво всплывали воспоминания о днях, проведенных с Робертой, извечное стремление Франсины показываться в престижных местах на глаза нужным людям, естественно, выводило из себя.
Насколько иной была Роберта! Какое находила удовольствие в простейших развлечениях – прогулках у океана, загородных поездках. Франсина об автопутешествиях не желала и слышать.
– Глотать дорожную пыль? Потеть? Сидеть в мятой одежде? Нет, это не для меня, – заявляла она.
У Джеффри нередко возникало ощущение, что рядом с ним не живая женщина, а бесчувственная кукла.
Он одернул себя. Зато эта кукла не выкинет номера и не бросит тебя без слов прощания, даже банального «извини»! Да и не глупо ли их сравнивать?
– Чем тебя не устраивает «Ритц»? – спросила Франсина.
Джеффри хмуро промолчал в ответ, и она живописно повела покатым плечиком.
– По-моему, весьма достойное место. Конечно, можно поехать куда-нибудь еще, но, я ведь говорю, Фрэнк заказал столик именно в «Ритце». – За нее все делали слуги, и она гордилась, что имеет возможность не «пачкать рук». – Народу сейчас всюду видимо-невидимо.
Стараясь не обнаруживать свое чрезвычайное волнение, Джеффри сильнее сжал ручку портфеля.
– Может, съездишь одна? – неожиданно для самого себя спросил он.
– Но, дорогой! Нам надо обсудить, какой мы выберем отель. Ты же сказал, что сегодня можешь не работать.
– Однако работал – с утра и до ланча. – Джеффри приподнял руку с портфелем. – Даже взял несколько листов с собой и перечитывал, что успел написать, пока мы ждали... – Он резко замолчал.
Синие глаза Франсины на миг приняли странное выражение, но тут же снова стали холодными, как вода в колодце
Джеффри кашлянул.
– Послушай, в «Ритц» не пускают без галстука, а я... – Он развел руками.
– Возьмешь напрокат в гардеробе, – тотчас ответила Франсина. – У них все предусмотрено.
Джеффри переступил с ноги на ногу. Иной раз общество невесты он насилу терпел. А сейчас вообще не мог понять, как так вышло, что они планируют свадьбу.
– Ты же знаешь, мне совершенно все равно, какой мы выберем отель. – Говорить о них двоих как о будущей семье теперь, как это ни было глупо, давалось с большим трудом. – Я согласился закатить пир только потому, что он нужен тебе. В общем, реши, пожалуйста, сама, где хотела бы праздновать.
– Хорошо, – невозмутимо произнесла Франсина.
Джеффри прижал руку к виску.
– У меня заболевает голова. Если не возражаешь, я поеду домой. Прилягу, а вечером еще поработаю.
– Ладно. В таком случае в «Ритц» я не поеду. Останусь здесь – тут у них роскошный ресторан, уютная гостиная, а к чаю подают чудные булочки с изюмом. – Франсина сделала шаг к Джеффри, приподнялась на цыпочки, едва коснулась губами его щеки и грациозно пошла назад к парадному. – Позвоню Джорджианне – может, она составит мне компанию. До завтра.
Джеффри посмотрел на окна, что поблескивали в сиянии оранжевого, словно громадный светящийся мандарин, предвечернего солнца. Не наблюдает ли за ним Роберта? Не видела ли, как Франсина поцеловала его на прощание?
Нет, ни в одном из окон не белело до боли любимое лицо, не темнели черные, точно непроглядная ночь, волосы. От внезапного желания снова вбежать в отель, разыскать Роберту, схватить ее за плечи и потребовать – зачем? Зачем ты посмеялась надо мной? На кой черт опять баламутишь остывшую кровь? – голова пошла кругом.
Что, если бы Роберта увидела, как сдержанно, больше для проформы целует его Франсина? Расхохоталась бы? Сказала бы, не зря я от тебя сбежала... Довольствуешься холодом и бесчувственностью, стало быть, и сам теперь такой! А я, какой была, такая и есть – вся из страсти и огня, меня не в силах остудить ни строгие жакеты, ни гостиничная пышность.
Он представил себе ее глаза так ясно, будто она вышла к нему и остановилась напротив. В них, хоть и светилась теперь затаенная грусть, по-прежнему горело жаркое пламя, а мальчишечья дерзость соседствовала с детской непритворностью, что лишало покоя и путало мысли.
Ему вдруг показалось, что его загнали в капкан. Он, Джеффри О’Брайен, что, не задумываясь о собственной безопасности, мчался на помощь людям, заваленным обломками, и, не страшась непогоды, выходил в океан с рыбаками, сейчас стоял потерянный, совершенно не зная, что делать. Совсем как в тот злосчастный день...


По дороге из аэропорта Джеффри почти не слушал, о чем бубнил затюканный женой зануда Арчибалд. Неловко получилось: пришлось оставить Роберту одну – в первый раз, когда она, столь смелая и самостоятельная, чего-то испугалась.
Вэлари встретила племянника и мужа с растерянным видом, и у Джеффри упало сердце.
– В чем дело? – Он упорно приучал себя: что бы ни случилось, не терять самообладания, но сейчас, измученный тревожными мыслями, даже не вспомнил о мудром правиле.
– Не знаю, как и сказать... – Вэлари беспомощно пожала плечами. – Мне показалось, ей у нас понравилось... Во всяком случае...
– Где она? – потребовал Джеффри.
– Уехала. – Вэлари испуганно моргнула.
– Как уехала? Куда? Неужели ты намекнула, что ненавидишь, когда девушка в джинсах? – Джеффри не знал, как быть: продолжать выпытывать у тетки, что тут стряслось, или тотчас снова мчаться в Дублин вдогонку за Робертой.
– Подожди, не суетись. – Вэлари взглянула на него с жалостью, взяла за руку и повела к лестнице. – Давай присядем, я все расскажу по порядку.
Арчибалд, как старая болонка, поплелся вслед за ними. Все трое вошли в гостиную и сели – Джеффри на диван, Вэлари и Арчибалд в кресла по обе стороны. Джеффри сразу увидел собственный телефон на ломберном столике и машинально пошлепал по боковому карману брюк, куда обычно его клал. Пусто. Значит, он выложил трубку, когда они с Робертой приехали, а потом забыл взять.
– Дорогой мой, я до сих пор не могу прийти в себя!
Джеффри снова усмотрел во взгляде Вэлари сострадание, и, сжав руку в кулак, ударил ею по колену.
– Пожалуйста, скорее все объясни. И я поеду за ней, куда бы она ни подалась.
– Наверное, не стоит... – Вэлари несмело качнула головой.
– Почему это? – Глаза Джеффри потемнели, ноздри раздулись, как в минуты сильнейшего волнения или гнева.
– Понимаешь... – Вэлари замолчала, будто зная, что своим рассказом причинит ему адскую боль, но собралась с духом и продолжила: – В общем, когда ты уехал, Салли принесла чай. Мы премило побеседовали с твоей Робертой. Признаться честно, несмотря на джинсы и всю эту современность, которую я не понимаю, она мне очень понравилась. Естественно, я не сделала никаких намеков относительно ее одежды – хоть я и старомодна, но прекрасно воспитана и пока еще в своем уме. Потом я поводила Роберту по саду. По-моему, наши рододендроны ее просто околдовали – глаза прямо засветились от восторга. Но после прогулки... – Видимо, она была крайне расстроена... – Вэлари стала теребить край обмотанного вокруг шеи шарфика, показывая мужу и племяннику кусочек дряблой шеи, которую всегда старательно прятала даже от домашних. – Мы вернулись сюда, и ей вдруг позвонили. Какой-то... Уилли. Не знаешь его?
Джеффри покачал головой.
– Насколько я поняла, он из Америки, – продолжила Вэлари. – Роберта стала задавать ему разные вопросы, упомянула Бруклин и Лонг-Айленд. Потом спросила, надолго ли он. Мне сделалось неудобно, и я вышла. Остановилась на лестнице, чтобы услышать, когда ее голос стихнет, но решила не возвращаться сразу – еще немного подождать. И только было собралась снова войти, как Роберта уже выходила из гостиной. Может, в Дублин внезапно прилетел ее брат и они договорились встретиться? – предположила она.
Джеффри поднялся с дивана, взял телефон и, делая шаг к выходу, пасмурно ответил:
– Насколько я знаю, нет у нее никакого брата.
– Но наверняка есть другие родственники или друзья... – Вэлари засеменила вслед за ним, а Арчибалд так и остался сидеть в кресле.
– Не знаю, – сказал Джеффри, теряясь в догадках. – Попробую выяснить.
Он хотел позвонить ей, как только сел в машину. Но с ужасом обнаружил, что из записной книжки в его мобильном исчез ее номер. Наизусть он его, конечно, не помнил и никуда не успел переписать, да если б и успел... Неужели Роберта сама это сделала? Конечно, кто же еще? Зачем? Почему она так обошлась с ним? Возможно ли такое?
Всю дорогу он мысленно твердил, что произошло чудовищное недоразумение, и, не заезжая к себе, направился к Роберте. Ее не оказалось дома, и мысли об Уилли из Америки, что он упорно гнал прочь, зажужжали в голове с удвоенной настойчивостью. Что делать? К кому бежать за советом?
Он долго кружил по улицам Дублина, а когда стемнело и всюду зажглись фонари, вернулся к дому Роберты. В ее окнах не горел свет. И никто не открыл дверь, когда он поднялся на второй этаж и продолжительно позвонил в ее квартиру.
Никогда прежде он не чувствовал себя столь бесконечно одиноким. Ни разу в жизни не ощущал, как горька и беспощадна бывает любовь.
Роберта не позвонила и не приехала ни на следующий день, ни через неделю. Он надоел ей. Либо стал неинтересен, когда появился другой – судя по всему, из прошлой жизни. Впрочем, все это не походило на правду. Но по той или иной причине она исчезла и возвращаться не желала...
Все пошло вкривь и вкось. Роман, над которым Джеффри с таким подъемом работал последнее время, вдруг показался ему надуманным и глупым. В голове не смолкал надоедливый гул, сердце будто оледенело.
Друзья советовали ему забыться в объятиях другой женщины, но Джеффри и представлять не желал, что приводит в дом не Роберту. Однако как-то вечером, когда от тоски он едва не завыл волком, поехал-таки к развеселой острячке Кэт Дикинсон, что первая предложила найти Роберте замену и чуть не каждый день устраивала у себя вечеринки.
У Кэт бывало море народа. В том числе и хорошенькие девушки. Блондинки, брюнетки, рыжие, миниатюрные и в теле – на любой вкус. Моральных устоев большинство не признавали, при всякой удобной возможности каждая заявляла: я свободна и живу, как хочу. Все обожали веселую жизнь, деньги и роскошь. Было проще простого поразвлечься с одной из здешних красоток – без намека на любовь и даже без особенной страсти, – и, если посчастливится, хоть самую малость воспрянув духом, идти своей дорогой.
Его встретили улыбками. О его беде уже все знали. Откуда – Джеффри не имел понятия. По-видимому, от языкастой Кэт. Ему было плевать. Пожимая знакомым руки и стараясь казаться не слишком угрюмым, он прошел к столу и налил себе виски. По одну и другую руку точно из-под земли возникли девицы. Наверное, Кэт заботится, мрачно подумал он, опрокидывая стакан.
– Тебя зовут Джеффри, красавчик? – промурлыкала одна из красоток, беря его под руку.
– Говорят, ты писатель? – пропела вторая, прижимаясь к нему пышным бюстом.
Джеффри медленно поставил на стол пустой стакан, взглянул на одну и на вторую девицу. Обе были как с картинки. Очевидно, модели. И все в них было модельное – заученные кошачьи движения, улыбки и завлекающие взгляды. Кэт любила писать о скандалах в мире моды. Потому и водила дружбу с девушками такого типа.
– Умишки большинству, конечно, недостает, – говаривала она, не сильно беспокоясь, слышат ли ее модели. – Зато сколько к ним приковано внимания и в какие истории они ввязываются! На них только и зарабатывай!
Джеффри, как ни мечтал забыть о Роберте хоть на этот вечер, вдруг ясно увидел ее – стройную, милую, своевольную. С любовью и тайной в горящих темных глазах. Ему сделалось тошно. А сборище вокруг показалось дешевой комедией. Девицы, до сих пор не удостоенные его внимания, почти одновременно хмыкнули.
– Ты что, умеешь только книжки сочинять, общаться с девушками не обучен? – спросила одна развязным тоном.
– Или, может, мы тебе не нравимся? – произнесла другая, явно ничуть не сомневаясь в своей неотразимости.
– Не нравитесь, – не глядя на них, ответил Джеффри.
– Фи!
– Скажите, пожалуйста!
Обе как по команде отпрянули от него, переглянулись и насмешливо расхохотались. Джеффри вдруг сделался противен сам себе. Надо же было до того расклеиться, чтобы примчаться за утешением в балаган – жалкий мирок неискренности и показухи, где все продается и все покупается! Не говоря никому ни слова, не слушая, что за колкости бросают ему вслед модели, он резко развернулся и пошел прочь.
А со следующего дня, пересилив душевную боль, сел за работу. Перечитал с самого начала роман, изменил все, что теперь не нравилось, строка за строкой стал придумывать окончание и по прошествии полумесяца поставил последнюю точку. Получилось чуть более мрачно. В прежних работах – напряженных, порой противоречивых, с обилием простых, но ярких описаний и неожиданных суждений – герои после долгих мучительных исканий неизменно обретали то, ради чего стоит жить. Нынешний роман заканчивался вопросами. Едва сдав его, Джеффри приступил к рассказу. В это-то время и появилась Франсина.
Она приехала и поселилась в Дублине, увлекшись историей Ирландии. Джеффри позвонила как другу детства и предложила встретиться. О его беде ей было уже известно – от своих родителей или от родственников Джеффри. Мать Джеффри с юных лет интересовалась искусством и археологией. Чете только что поженившихся Сьюзен и Кристофера Хетэуэй ее представили в семьдесят втором году в Британском музее на выставке сокровищ из гробницы Тутанхамона. Джеффри было несколько месяцев от роду. С тех пор семьи дружили.
Джеффри помнил Франсину еще маленькой девочкой. Теперь Франсина стала взрослой женщиной и правила хорошего тона ценила выше всего прочего в жизни. Отказаться от встречи Джеффри не мог. За ужином Франсина с обычной сдержанностью и очень ненавязчиво проявила интерес к его несчастью. Из Джеффри, который в последние дни вел затворническую жизнь и ни с кем не общался даже по телефону, хлынул неостановимый поток слов. Франсина слушала. Или искусно прикидывалась. Во всяком случае, не перебивала его ни вопросами, ни запоздалыми советами. А когда Джеффри сказал, что не представляет, как в следующий раз поедет к родителям – туда, откуда по неизвестным причинам сбежала его Роберта, Франсина осторожно предложила:
– Если хочешь, я могла бы поехать с тобой. Рано или поздно тебе придется там появиться. Я теперь знаю, как все случилось. И дружу с тобой чуть ли не с рождения. Мне небезразлично, как складывается твоя судьба, поверь. – Она медленно протянула и опустила на его запястье руку. – Я, конечно, не Роберта и никак не смогу ее вернуть, но, если буду рядом, когда ты войдешь в родительский дом, может, хоть немного помогу облегчить твои муки.
Джеффри согласился. И хотя, садясь на диван в гостиной отчего дома, с тяжелым сердцем думал о том, что именно здесь, в этой комнате, видел Роберту в последний раз, в присутствии Франсины как будто перенес эту пытку легче.
Теперь всякий раз, когда ему непременно следовало выехать в свет, Франсина будто между прочим предлагала его сопровождать. Джеффри не отказывался. Если появляешься на вечере с женщиной, которая не отходит от тебя ни на шаг, девицы, что мечтают выскочить замуж, и разные искательницы приключений самое большее могут состроить тебе глазки. А Франсина не надоедала глупыми речами, никогда не лезла в душу и, если судить с точки зрения человека светского, была во всех отношениях идеальной спутницей. Красивая, образованная, с блестящими манерами.
Некоторое время спустя о них, разумеется, пошли слухи. Джеффри сплетни не интересовали. Франсина была вольна поступать, как захочет: если бы ей понадобилось, могла в любую минуту сказать, что больше не желает ходить с ним повсюду, точно нянька, или что нашла жениха. Однако ее, судя по всему, устраивал именно такой расклад.
Прошло года три, после того как исчезла Роберта, и мать Джеффри, обычно не смевшая мучить сына вопросами типа «не собираешься ли жениться?», стала все чаще намекать, что мечтает о внуках и с умыслом ли, нет ли заводила об этом речь обязательно в присутствии Франсины. Та не подавала виду, что не прочь стать миссис О’Брайен, но как-то раз пригласила Джеффри на ужин, сказав: у меня серьезный разговор.
– По-моему, твоя мать мечтает, чтобы ты обзавелся семьей, тебе не кажется? – спросила она, как только они устроились за столиком в модном ресторане близ собора Святого Патрика и сделали заказ.
Джеффри насторожился. Поразмыслить над тем, о чем с ним хочет побеседовать Франсина, у него не нашлось времени. В любом случае он и предположить не мог, что речь пойдет о женитьбе. Они в жизни не затрагивали этой темы.
– Конечно, я понял, что маме хотелось бы скорее стать бабушкой, – ответил он, гадая, к чему клонит Франсина. – Но...
– Давай сжалимся над бедняжкой и поженимся, – деловым тоном, будто советуя, какой галстук подойдет к его новому костюму, произнесла Франсина.
Джеффри обмер. Чего-чего, а столь прямого предложения он никак от нее не ожидал.
– Удивлен? – спокойно спросила Франсина. – Прекрасно понимаю. Вообще-то мужчина должен просить женщину стать его женой, не наоборот, а я за то, чтобы все было по правилам. Но подумала, что ты этого никогда не сделаешь, и решила – раз в жизни, когда иначе нельзя, не грех и поступиться условностями. Время идет, Джеффри. Мы не молодеем, наши родители тоже.
Хорошо, что еще не принесли заказ. Если бы Джеффри ел, кусок говядины застрял бы у него в горле. Видя, что собеседник не в состоянии говорить, Франсина как ни в чем не бывало продолжила:
– Мы неплохо подходим друг другу. По возрасту, внешности, положению в обществе.
– Положение меня нимало не волнует, – проворчал Джеффри.
Франсина кивнула.
– Зато волнует меня, твоих и моих близких. Если бы у тебя была невеста – кто угодно по происхождению, тогда другое дело, но ведь у тебя никого нет, по крайней мере подруги, на которой ты хотел бы жениться. Почему бы в таком случае не порадовать родителей и не сойтись с женщиной своего круга? Со мной? Мы знакомы всю жизнь, прекрасно знаем, чего друг от друга ожидать. По сути, особых изменений не произойдет. Я не намерена докучать тебе, ты, готова поспорить, тоже не станешь диктовать мне условий.
В какое-то мгновение Джеффри охватила ярость. У Франсины словно не было сердца, она рассуждала и жила как робот. Зачем природа подарила ей прекрасные небесной синевы глаза и губы, как у Ренуаровой Жанны Самари? Не лучше ли было отдать их женщине, полной жизни и желания любить?
Подошедший официант с подносом в руках поставил на стол тарелки и разложил приборы. Как только он удалился, Джеффри порывисто наклонился вперед и спросил:
– Ты когда-нибудь любила, Франсина?
Франсина по-королевски величаво постелила на колени салфетку и как будто на миг задумалась.
– Пожалуй, нет.
– А если мы с тобой поженимся, родятся дети, а она вдруг нагрянет? Любовь, от которой не спрячешься ни в свете, ни в фамильном замке?
Франсина, снова погрузившись в мысли, приступила к ужину. У Джеффри, хоть он и питался целый день одним крепким кофе, вдруг напрочь пропал аппетит.
Наконец Франсина ответила:
– Ну, если любовь нагрянет, тогда и придумаем, как быть. Хотя, признаюсь честно, я предпочла бы прожить без нее. Не раз видела, как страдают несчастные влюбленные. Вспомни, например, что было с тобой. Как представишь – делается дурно.
Перед глазами Джеффри мелькнул неясный волшебный образ. Он больше не ломал голову над тем, почему его бросила Роберта, и почти изжил в себе обиду, но всякий раз, когда описывал в романах прекрасную возлюбленную, невольно думал лишь о своей беглянке.
– Не уверена, что я вообще это вынесла бы, – печальнее обычного прибавила Франсина.
В какой-то миг Джеффри показалось, что он слышит в ее голосе нотки страха. Может, и она такая, как все, но прячет человеческое настолько глубоко, что и сама не знает, способна ли любить или страдать? – подумал он. И может, если бы родилась в другой семье и получила бы иное воспитание, умела бы смеяться до упаду и умываться слезами?
– Да, любовь бывает жестокой, знаю по собственному опыту, – сказал он. – Но, поверь, тех, кто никого никогда не любил, мне искренне жаль.
Франсина посмотрела на него бесстрастным взглядом, и Джеффри стало все равно, на самом ли деле она столь бесчувственна или же только делает вид.
– Меня, пожалуйста, не жалей, – попросила Франсина, накалывая на вилку кусочек мяса. – Я вполне счастлива. Живу именно так, как мне нравится.
– Серьезно? – Джеффри внимательнее, чем когда-либо, заглянул ей в глаза, но не увидел в них ничего, что шло бы вразрез со спокойным голосом.
– Конечно, серьезно. – Франсина отправила в рот мясной кубик, тщательно прожевала и проглотила. – Мне недостает единственного: умного мужа из достойной семьи. Потому я и сделала тебе предложение.
Джеффри внутренне содрогнулся. Расчетливость Франсины пугала.
– Я не тороплю тебя, – сказала она. – Все как следует взвесь, подумай о том, что ты, как никто, обязан подарить бедным родителям продолжателя рода.
– Обязан не более, чем любой другой сын, – поправил ее Джеффри.
– Спорить не стану, но я иного мнения, – сказала Франсина, сдержанно улыбаясь.
Джеффри решил, что первое время вообще не будет вспоминать о бредовом разговоре – уйдет с головой в работу, а позднее, если возникнет желание, прикинет, есть ли хоть малейший смысл в словах Франсины. Но через день позвонила мать и с восторженными ахами расписала «ангельски хорошенького» внука подруги. А в конце жалостливо прибавила: вот бы и мне такого.
Джеффри всерьез задумался. Может, и правда сжалиться над стареющими родителями? Забыть о несбывшихся надеждах, поверить наконец в то, что потерянного уже не вернешь, и найти утешение в семье? Пусть с нелюбимой, но предсказуемой женщиной, без пожара в сердце, но и без страха сгореть от новой безумной тоски...
Он мучился неделю. В неспокойных снах видел то Франсину, то ее прямую противоположность – Роберту. И устав от собственной дурацкой нерешительности, в конце концов позвонил Франсине и ответил согласием.
– Что ж, замечательно! – сказала она. – Предлагаю как можно скорее поставить в известность родителей. И, если ты не против, переехать на время в Лондон.
– В Лондон? – Джеффри нахмурился. – У меня работа, свои планы, понимаешь?
– Конечно, дорогой.
Она тут же стала называть его дорогим, как и положено невесте. Джеффри сделалось не по себе, но он уже принял решение, потому не должен был обращать внимание на мелочи.
– Да, я все понимаю, – сказала Франсина. – Если ты согласишься, тебе выделят удобные комнаты у нас дома. Как раз напротив библиотеки. Или давай я позвоню Фрэнку, пусть найдет и снимет для тебя подходящую квартиру?
– Зачем нам ехать в Лондон? – спросил Джеффри, стараясь не выдавать голосом беспричинного раздражения.
– Во-первых, надо бы устроить прием по поводу нашей помолвки. Естественно, пригласим твоих родителей, Вэлари с Арчибалдом и близких друзей.
Джеффри представил, как глупо будет выглядеть и неловко себя чувствовать на званом обеде и подумал: при первом же удобном случае предупрежу Франсину, что я, как и раньше, буду появляться лишь на тех торжествах (про себя он называл их сборищами кривляк), от которых никак не отвертеться.
– Потом следует подумать о свадьбе, – прибавила Франсина. – По-моему, лучше отпраздновать ее в Лондоне. Не представляешь, сколько нам предстоит хлопот! Разумеется, организацией займутся профессионалы, но сначала надо их найти, а выбирать фасоны нарядов, зал, украшения, сувениры для гостей и все остальное придется в любом случае нам самим, тут уж никто не поможет.
Джеффри запустил руку в волосы и сжал пальцы в кулак. Только этого ему не хватало! Бегать по Лондону в поисках изысканных фасонов и подарков – таких, чтобы поразить жадную до всего дорогого толпу. Не психуй! – велел он себе. Свадьба для мужчины, даже влюбленного в невесту, нередко страшная пытка. Надо набраться терпения и пережить этот маскарад. Потом будет легче.
– Если у тебя много дел, можешь приехать позже, – предложила Франсина. – Или давай отметим свадьбу здесь – по большому счету это не столь важно.
Франсина хотя бы не капризничала и была готова уступить. Джеффри смягчился. И подумал вдруг: а почему бы и впрямь не пожить в Лондоне? Я ведь давно мечтал сменить обстановку, но с тех пор как... В общем, с некоторых пор будто прирос к Дублину...
– Ладно, давай на время переедем в Лондон, – согласился он. – Но был бы тебе признателен, если бы сувениры и все остальное ты выбрала сама. Ну, или с подругами, с матерью. Я не хотел бы отрываться от дел... Если только изредка. И вообще предпочел бы обойтись без пиршеств.
– Договорились, выберем все без тебя.
– Квартиру я найду и сниму сам.
– Как скажешь, дорогой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Жених благородных кровей - Хогарт Аурелия



мне понравился
Жених благородных кровей - Хогарт АурелияТатьяна
4.01.2013, 11.40





Девочки, а мне очень очень понравился.
Жених благородных кровей - Хогарт АурелияАкулина
2.05.2013, 15.14





Дурацкий роман, взрослые люди, а ведут себя как дети: 3/10.
Жених благородных кровей - Хогарт Аурелияязвочка
2.05.2013, 18.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100