Читать онлайн Вторая попытка, автора - Хогарт Аурелия, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вторая попытка - Хогарт Аурелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вторая попытка - Хогарт Аурелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вторая попытка - Хогарт Аурелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хогарт Аурелия

Вторая попытка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Полтора часа сна вернули Гейбу бодрость. Проснувшись, он нежно поцеловал Эсти и сказал, что пора собираться в гости.
– По дороге нужно купить пару бутылок вина и каких-нибудь сладостей, неудобно являться с пустыми руками.
– Что же ты раньше не сказал! – всплеснула руками Эсти. – Я бы сходила за всем этим, пока ты спал.
Как она ни старалась, в ее тоне проскользнул упрек, но такой легкий, что Гейб его даже не заметил.
– Ты ведь еще ничего не знаешь здесь, – резонно заметил он. – Вот заблудилась бы, что бы я тогда делал?
– Почему ты? – усмехнулась Эсти, доставая одежду из дорожной сумки и развешивая в шкафу. – Я заблудилась бы, следовательно, мне же и пришлось бы искать дорогу домой. Я привыкла самостоятельно решать возникающие в моей жизни проблемы.
От одной, например, я просто уехала, мысленно добавила она, имея в виду историю с Кноллом.
– А как же я? – спросил Гейб с улыбкой, заставившей сердце Эсти сладко сжаться. – Ведь я должен о тебе заботиться даже несмотря на то, что ты пока не торопишься стать моей женой.
В его словах упрек ощущался гораздо отчетливее, но, как ни странно, слышать его было приятно.


Они поймали такси, заехали в ближайший супермаркет за вином и шоколадными конфетами – высказанную Эсти идею купить торт или пирожные Гейб с ходу отмел, сказав, что подобные сладости Хенни печет сама, – и меньше чем через четверть часа подкатили к дому, хоть и не такому красивому, как арендованный ими коттедж, но тоже вполне симпатичному. По дороге Эсти успела выяснить, что Джон работает инженером на фирме, производящей оборудование для хлебопекарен. А Хенни, его жена, занимается домом и детьми.
– Причем делает это отменно, – заметил Гейб, пока они быстро шли по дорожке к дому. Припустил мелкий дождь, и им хотелось поскорее попасть под козырек крыльца. – Хенни вообще молодчина. Женщина каких мало.
Неизвестно почему, но это заявление вызвало у Эсти скептическую усмешку. Она и сама не смогла бы объяснить, в чем тут дело, ведь она еще даже не видела жены Джона. Однако уголки ее губ сами собой поползли вверх, и тут она ничего не могла поделать.
Дверь им открыл мальчик лет пяти-шести.
– Дядя Гейб! – радостно воскликнул он, увидев, кто пришел. – А с ним еще тетя! – Последнюю фразу мальчик выкрикнул куда-то в глубь дома.
Пока Гейб хохоча здоровался с повисшим на нем племянником, в небольшой холл вышли хозяева. При взгляде на Джона можно было безошибочно сказать, что он брат Гейба. Внешнее сходство было очень велико.
Позади него стояла Хенни – миловидная, светленькая, с вьющимися волосами длиной до плеч. Впрочем, завивка скорее всего имела искусственное происхождение. У Хенни были небесно-голубые глаза и чуть припухшие розовые губы. Никаких следов макияжа Эсти не заметила. Хенни держала за руку девчушку лет трех в нарядном голубом платье в мелкий белый цветочек. Такие же светлые, как у матери, волосики малышки были замысловато заплетены и закреплены на голове множеством крошечных пластмассовых зажимов.
Сколько же времени требуется на столь сложную прическу! – не без удивления подумала Эсти.
Но все это было, так сказать, вторично, потому что прежде всего ее взгляд упал на огромных размеров живот, который Хенни слегка – и совершенно неосознанно – поддерживала свободной рукой. Его трудно было не заметить, потому что в отличие от женщин, пытающихся замаскировать изменения в фигуре, Хенни как будто нарочно подчеркивала беременность. На ней было обтягивающее трикотажное платье модного в минувшем летнем сезоне салатного цвета. Запястья Хенни украшали плетеные из ремешков браслеты, на груди болталась на шелковом шнурке какая-то круглая бляшка тисненой кожи. А шею Хенни обвивали бусы из разноцветных натуральных камней.
– Познакомься, дорогая, – сказал Гейб. – Это мой брат Джон с супругой Хенни и детишками. Вот этого разбойника зовут Джонни-младший, в честь отца. А эту юную красавицу величают Мэри-Энн. – Он обвел всех взглядом и добавил: – А вам позвольте представить мою Эсти.
Она отметила про себя, как Гейб ее назвал – моя Эсти, – не уточняя, кем она ему приходится. Ей на ум сразу пришло пророчество Дейзи, обещавшей, что у Гейба непременно возникнут сложности, когда он начнет представлять ее родне.
Дейзи как в воду глядела! – с неудовольствием подумала Эсти, тем не менее изображая самую лучезарную улыбку, на какую только была способна.
И опять же во всем виновата только ты одна, шепнул ей знакомый голос. Если бы не твое дурацкое упрямство, Гейб сейчас спокойно мог бы назвать тебя невестой или даже женой. Ну зачем, спрашивается, тебе понадобился этот, с позволения сказать, испытательный срок, если вы с Гейбом все равно поженитесь? Просто блажь – и все!
Эсти стойко выдержала этот укор, улыбка даже не дрогнула на ее губах.
– Очень рада познакомиться, – произнесла она со всем дружелюбием, на какое только была способна.
– Мы тоже очень рады, – сказал Джон, осторожно пожимая ее протянутую руку. Затем он хлопнул Гейба по плечу. – Привет, младшенький!
– Здорово, старик, – расплылся тот в улыбке, после чего они обнялись.
– Очень рада, – в свою очередь произнесла Хенни, заключая Эсти в нежные объятия.
Эсти ощутила прикосновение огромного живота, а когда отстранилась, ее взгляд сам собой устремился на него.
– В марте, – сказала Хенни.
Эсти недоуменно посмотрела на нее.
– Что?
В следующее мгновение она сообразила, что Хенни говорит о родах. Вероятно, это было первое, о чем ту спрашивали в последнее время, поэтому, предвидя вопрос, она ответила сразу.
– А, понятно… – протянула Эсти и улыбнулась. – Желаю, чтобы все прошло благополучно.
– Спасибо. Надеюсь, ничего непредвиденного не случится, все будет как всегда. – Хенни взглянула на мужа. – Джон поможет мне. Раньше мы справлялись прекрасно, думаю, справимся и на этот раз.
Не успела Эсти переварить новую порцию информации, как рядом раздалось:
– Хенни у нас большой оригинал: врачам не доверяет, рожает дома, в ванне. Уверена, что лучше всего это делать в воде.
Повернувшись, Эсти увидела молодую женщину – темноволосую, коротко стриженную, в синих джинсах и розовом кашемировом свитере. В ней тоже ощущалась принадлежность к роду Филби – нечто такое присутствовало в чертах лица, фигуре, выражении глаз.
Наверное, это и есть кузина Гейба, поняла Эсти.
В ту же минуту Гейб произнес:
– Дорогая, познакомься с Доррис, моей самой любимой двоюродной сестрой.
– Самой любимой? – сморщила лоб Доррис. – Разве у тебя есть еще какие-то двоюродные сестры?
– Нет, – рассмеялся Гейб, притягивая Доррис к себе и чмокая в щеку. – Других нет, именно по этой причине ты самая любимая.
– Ах ты… – Не договорив, Доррис тоже поцеловала Гейба.
Затем она повернулась к Эсти, которая с улыбкой сделала шаг вперед. Они слегка обнялись, два раза поочередно соприкоснувшись щеками.
– Очень рада, – сказала Эсти. Улыбнувшись в ответ, Доррис произнесла:
– А это Уилл.
Только сейчас Эсти заметила стоявшего позади всех долговязого, спортивного вида парня, как ей показалось, лет на пять моложе самой Доррис.
– Иди сюда, – позвала та, после чего Уилл приблизился и обменялся вежливым рукопожатием сначала с Эсти, потом с Гейбом.
Гейб спросил его о чем-то, и, пока они беседовали, Эсти обратилась к Доррис:
– Я что-то не поняла про роды в ванне. Это шутка?
Доррис лукаво ухмыльнулась, затем подмигнула загадочно заулыбавшейся Хенни.
– Какое там! Серьезнее некуда. Видишь этих малышей, – кивнула она на Джонни и Мэри-Энн, которые, оставшись без внимания взрослых, взялись за руки и устроили нечто вроде хоровода. – Оба родились в этом самом доме, в ванне.
У Эсти округлились глаза.
– В ванне? – Она все не могла поверить, что ее не разыгрывают.
– Я бы предпочла рожать в море, – невозмутимо произнесла Хенни, легонько поглаживая живот ладонью. – Но где же найдешь такой уголок, где бы не было посторонних? И потом, вода должна быть достаточно теплой, чтобы младенец не простудился и не испытал потрясения, попав из комфортной среды в чужую и неприятную.
– Снова ты за свое! – поморщилась Доррис, насмешливо взглянув на Хенни. Потом она повернулась к Эсти. – То же самое она делает даже на улице или в магазине. И присутствие посторонних ее не смущает.
– Что делает? – вновь недоуменно спросила Эсти.
– Вот это, – кивнула Доррис на Хенни. – Поглаживает живот. Отвратительно! – Она воззрилась на Доррис. Сколько можно говорить, ты ведешь себя по меньшей мере некрасиво. Знаю, тебя радует твоя беременность, но не все находят эстетичным вид женщины с таким вот пузом!
Услышав это, Эсти замерла. Ей казалось, что со стороны Хенни сейчас последует самая бурная реакция, какую только можно вообразить, ведь Доррис не постеснялась в выражениях. Однако, к ее изумлению, Хенни лишь снисходительно улыбнулась, как ни в чем не бывало продолжая скользить ладонью по обтянутому трикотажем животу.
Эсти покосилась на Гейба – они привыкли обмениваться взглядами, если происходило что-то необычное, – однако и тут ее ждал сюрприз: Гейб не посмотрел на нее, как частенько бывало в подобных случаях, его взгляд был устремлен на Хенни. Точнее, на ее огромный живот. И в глазах у него застыло странное выражение.
Восторг – вот как Эсти охарактеризовала бы его. Словно забыв о необходимости дышать, Гейб следил за рукой Хенни, любовно поглаживающей участок повыше пупка.
Взглянув на Джона, Эсти увидела почти такое же выражение, только с оттенком горделивого удовлетворения – ведь он имел прямое отношение к зарождению этой новой жизни.
Зато Уилл – самый молодой из присутствующих мужчин, – лишь мельком взглянув на Хенни, наклонился к Доррис и что-то тихо произнес.
– Да ладно! – откликнулась та. – Здесь все свои. И потом, я ничего особенного не сказала. Лишь то, что и так известно. Правда, толку от моих слов никакого, – хмыкнула она, вновь взглянув на Хенни.
На губах Хенни играла блаженная улыбка. Разумеется, она понимала, что оказалась в центре всеобщего внимания, но это вызывало у нее только положительные эмоции. Судя по всему, она была счастлива своим положением, более того – упивалась им. Вот она повернулась к Джону, их взгляды встретились и засияли любовью.
Кажется, мне выпал редкий случай лично убедиться в том, что идеальные семьи существуют, подумала Эсти.
Спустя минуту Хенни словно опомнилась. Встрепенувшись, она машинально погладила по голове подвернувшегося под руку Джонни-младшего, затем обвела всех взглядом.
– Что же мы до сих пор стоим здесь, в холле? Прошу в гостиную!
– Добро пожаловать в дружную компанию родственников, – добавила Доррис, на ходу подмигнув Эсти.


В гостиной Джон взял на себя обязанности хозяина – каковым, впрочем, и являлся, – и предложил собравшимся аперитив.
– Думаю, не помешает немного выпить перед ужином, – с непонятной усмешкой произнес он, обходя гостей с уставленным бокалами подносом.
Правда, Гейб тут же все прояснил, чуть наклонившись к Эсти – они сидели рядом на диване – и произнеся:
– Хенни обычно готовит обильное угощение, так что промочить горло перед едой действительно не помешает.
– А где же она сама? – спросила Эсти, беря бокал.
Джон кивнул куда-то вверх.
– Укладывает детей спать.
– Детишки у вас здорово выросли, – заметил Гейб.
Доррис почему-то рассмеялась, и все повернулись к ней, ожидая объяснения. Заметив направленные на нее взгляды, Доррис сказала:
– Почему же детишкам не расти, когда их так пичкают!
Так разговор перешел на детей. Участвовали в нем все, кроме Эсти, которая со скучающим видом рассматривала развешанные на стенах изготовленные способом шелкографии копии некоторых известных полотен.
Интересно, во сколько раз цена рам превышает стоимость вставленных в них картинок? – промелькнуло в ее голове.
Вскоре вернулась Хенни. Она вошла в гостиную не спеша, той особенной походкой, которая присуща почти всякой готовящейся стать матерью женщине.
– Сейчас достану из духовки жаркое и сядем за стол, – объявила она. – Доррис, не поможешь мне немного на кухне? Впрочем, нет, лучше не нужно, оставайся здесь.
Да уж, лучше не нужно, – подхватила та, даже не шевельнувшись в кресле, где сидела. Только повернула голову в ту сторону, где стояла Хенни, продолжая играть пальцами сидящего рядом на стуле Уилла. – Еще, чего доброго, расколочу там у тебя что-нибудь, потом будешь дуться полгода…
Хенни пропустила колкость мимо ушей.
По-видимому, эта женщина обладает удивительной способностью слышать только то, что ей приятно, и полностью игнорирует остальное, подумала Эсти.
Затем у нее возникла мысль, что, наверное, нужно предложить Хенни свою помощь. Но ей так не хотелось подниматься с дивана… Она согрелась, расслабилась, да и Гейб так нежно обнимал ее за плечи, сидя с ней бок о бок…
Словом, Эсти промолчала, пойдя у собственного эгоизма на поводу, то есть поступив почти так же, как Доррис. При этом она успокаивала себя мыслью, что, возможно, Хенни и не захотела бы воспользоваться ее помощью. Не исключено, что та вообще очень трепетно относится к своей кухне и всему, что там находится. Не зря ведь Доррис опасается там что-то разбить. Вероятно, прецеденты уже были.
Тем временем Хенни обратила сияющий взгляд на мужа.
– Джон, дорогой, идем со мной.
– Да, мое сокровище, иду, – произнес тот, ставя поднос на столик и направляясь к ней. – Дети легли?
Подобное обращение к жене, будь оно произнесено каким-нибудь другим мужчиной, прозвучало бы фальшиво, однако в устах Джона оно казалось абсолютно органичным.
– Мэри-Энн пришлось уговаривать, – ответила Хенни. – Она немного капризничает сегодня, но это не страшно. Так бывает всегда, когда я занята чем-то и не уделяю ей такого внимания, к которому она привыкла…
Негромко беседуя, Джон и Хенни удалились на кухню. Эсти глядела им вслед, пока они не скрылись из поля зрения. Затем она почувствовала на себе чей-то взгляд и обернулась. На нее смотрела Доррис.
– Не удивляйся, – иронично кривя губы, произнесла она. – Эта парочка словно претендует на место в Книге рекордов Гиннесса. В номинации «Счастливый брак, здоровая семья». Иной раз посмотришь на них и хочется поскорей съесть чего-нибудь кислого, потому что сладко до невозможности. – Доррис пожала плечами. – Но им нравится, так что пусть живут. Как говорится, имеют полное право…
Эсти взглянула на Гейба, но тот тоже двинул плечом – мол, незачем даже обсуждать эту тему. Однако у Эсти возникло ощущение, будто на самом деле ему очень нравится стиль отношений Джона и Хенни.
Наверное, это у них в роду. Может, родители так же нежно обращались друг с другом…
Пока Эсти размышляла, те, о ком она думала, вернулись, неся жаркое в красивом стеклянном сотейнике и еще какие-то блюда. Доррис с лукавой улыбкой захлопала в ладоши, взглядом приглашая остальных присоединиться. Что те и сделали, устроив маленькую овацию.
– Ну все, все, довольно! – с тихим смешком сказала Хенни. – Прошу к столу.
Если похвалишь десерт, Хенни будет на седьмом небе от счастья, – успел шепнуть Гейб на ухо Эсти, пока они шли к красиво сервированному столу, на котором кроме тонкого фарфора и сверкающего столового серебра горели свечи и стояли в низких вазочках живые цветы. – Сладкое – предмет ее особой гордости. Мы все уже много раз пробовали торты и пирожные, которые Хенни готовила собственноручно, а ты человек новый, поэтому твоя похвала будет ей особенно приятна.
Эсти слегка нахмурилась.
Только и разговоров, что о Хенни. Еще немного – и меня стошнит от избытка всей этой патоки. Впрочем, Доррис выражается довольно скептично. Наверное, ей давно надоело всеобщее сюсюканье вокруг этой миленькой мамочки. И немудрено: трудно выслушивать от мужчин восторженные отзывы, которые не имеют к тебе ни малейшего отношения. А если те еще ставят Хенни в пример… Уж мне бы это точно не понравилось! Гм, а все-таки как мужчины предсказуемы… Практически всем нравится одно и то же: чтобы жена была милой, отзывчивой, умела готовить – это непременно! – содержала дом в чистоте и рожала им детей. Ох и скукотища! Но Гейбу, похоже, все это по душе…


Вечер шел своим чередом. Поданные к ужину блюда действительно были отменно вкусны – тут нужно отдать Хенни должное. Кроме жаркого из баранины она приготовила несколько салатов, блинчики с мясом и рисом, а также с грибами и ветчиной, пирог с почками, пирог с капустой и еще третий – Эсти так и не узнала с чем, потому что для него у нее уже не нашлось места в желудке.
Ее еще никогда не кормили так в гостях. Если она навещала кого-то, то чтобы пообщаться, а чем ее при этом угощали, часто даже не замечала. Главным была не еда, а возможность поговорить, обсудить какие-то дела или просто вспомнить что-то приятное. Здесь же еда словно была самоцелью.
Теперь я понимаю, почему Доррис подтрунивает над пристрастием Хенни ко всякого рода кухонным занятиям, подумала Эсти, вежливо отклоняя попытку Джона положить ей на тарелку порцию печеночного паштета. Вероятно, в этой семье именно Хенни превратила еду в подобие культа. Джону же, как любому мужчине, нравится вкусно поесть.
Впрочем, справедливости ради нужно признать, что разговоры за столом все-таки были. Только у Эсти они не вызвали особого интереса.
Сначала, отвечая на вопрос Гейба о том, как продвигаются дела на службе, Джон долго рассказывал о каком-то принципиально новом типе цифрового оборудования, которое позволяет задавать абсолютно все параметры изготовления хлебопекарной продукции, начиная от замеса теста и заканчивая выпечкой изделий.
Доррис раза два демонстративно зевнула, однако на Джона это не произвело ни малейшего впечатления. Он был поглощен собственным рассказом.
Интересно, что было бы, если бы я пустилась в рассуждения о своей компьютерной рутине? – усмехнулась про себя Эсти. Наверное, зевала бы не одна только Доррис.
Однако, когда Джон завершил рассказ, беседа не свернула в более веселом направлении, потому что «развлекать» гостей принялась Хенни. Иначе как в кавычках употребить это слово было невозможно, так как она принялась рассказывать о трудностях, связанных с выведением стойких пятен с детской одежды.
– Ни одно хваленое средство не справляется со штанишками, после того как Джонни или Мэри-Энн повозятся в них на траве, – жаловалась она. – Чего я только не перепробовала! Все бесполезно. Вот и верь после этого рекламе!
Доррис закатила глаза.
– Что ты сокрушаешься? Сейчас зима, какая может быть возня на траве?
– Ну и что с того, – спокойно произнесла Хенни. – Я про лето говорю. Скоро оно настанет, и тогда у меня начнутся проблемы со стиркой.
– Начнутся проблемы! – хохотнула Доррис. – Как будто сейчас их нет. – Она повернулась к Эсти. – Представляешь, Хенни сама стирает постельное белье для всей семьи и утверждает, что это не так уж трудно.
Эсти удивленно взглянула на Хенни.
– Правда? Но зачем это нужно? Не проще ли сдать белье в прачечную?
– Вот-вот! – подхватила Доррис. – Об этом я ей все время и толкую.
Хенни улыбнулась Эсти и произнесла, обращаясь к Доррис:
– Ты не понимаешь. Прачечная есть прачечная. Подход к делу там формальный. Отношение к моему белью будет таким же, как и ко всякому другому, а меня это не устраивает.
– Ну да, – прищурилась Доррис. – У тебя ведь белье особенное, не такое, как у всех остальных.
– Можешь сколько угодно иронизировать, – мягко произнесла Хенни, – но я отношусь к таким вещам серьезно. В отличие от тебя.
Подобной невозмутимости можно позавидовать, наблюдая за Хенни, подумала Эсти. И как это ей удается сохранять спокойствие? За этот вечер в ее адрес было столько выпадов, а она хоть бы хны! Интересно, это природное качество или результат многолетней тренировки?
– Да, я не склонна задумываться над вопросами стирки. По мне, так лишь бы спать на чистых простынях, а до остального мне и дела нет. И потом, что такого особенного в твоем белье, что ты с ним так носишься?
Пока Доррис говорила, Эсти украдкой взглянула на сидящих за столом мужчин, пытаясь выяснить их отношение к развиваемой теме. Она увидела, что Джон больше занят тем, что находится в его тарелке, чем текущей беседой. Уилл смотрел на экран телевизора, у которого был приглушен звук. Что касается Гейба, то, к своему удивлению, Эсти заметила в его глазах некоторый интерес к разговору. Впрочем, не исключено, что он просто хотел узнать, кто окажется победителем в споре.
– Постельное белье у меня дорогое, поэтому требует к себе бережного отношения, – с достоинством произнесла Хенни.
Доррис презрительно пожала плечами.
– Зачем покупать такое белье, над которым потом приходится дрожать!
– Затем, что оно прослужит гораздо дольше дешевого. Разумеется, если соблюдать некоторые несложные правила стирки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вторая попытка - Хогарт Аурелия

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Вторая попытка - Хогарт Аурелия



Не очень.Трудно это назвать ЛР
Вторая попытка - Хогарт АурелияПоли
23.09.2011, 9.01





Хочу извиниться перед всеми романами, которые я когда либо назвала затянутыми. Ох не читала я тогда вот этого! Абсолютно не преувеличивая перечислю события романа: надо ехать, а она сидит; разговор с подругой о повышение; как завязался роман; поездка к его родне; выбор гардин; она толстая и с этим надо что то делать и она вернулась к работе. Всё!!!! Весь роман...и может было бы ещё ничего, если бы это не растянули на 76 страниц!!! Как, ну как можно так растянуть роман? Диалоги ни о чём по 2-3 страницы, жесть... Минус 100 из 10
Вторая попытка - Хогарт АурелияКсения
7.04.2015, 8.39





А мне роман понравился! Особенно тот момент, когда жена его брата, у которого они были в гостях, наготовила кучу вкусностей и... испортила всем аппетит, заведя за столом разговор о детском говне! Вот это действительно жесть!
Вторая попытка - Хогарт АурелияКошечка Джози
7.03.2016, 7.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100