Читать онлайн От разлуки до встречи, автора - Хоффман Кейт, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - От разлуки до встречи - Хоффман Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

От разлуки до встречи - Хоффман Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
От разлуки до встречи - Хоффман Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хоффман Кейт

От разлуки до встречи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

От летнего зноя неспешная жизнь в Белфорте замедлилась еще больше. Собаки перестали тянуть за поводок. Птицы попрятались в прохладной тени развесистого дуба. Казалось, даже солнце ленится уходить за горизонт. Трей Марбери вытер пот, струившийся по шее. Его джип стоял на одном из трех существующих в Белфорте перекрестков. Солнце уже зашло, и на смену удушающей жаре пришла вечерняя прохлада.
Двенадцать лет назад Трей был самым известным полузащитником местной футбольной команды. В тот же год получил именную стипендию в Высшую техническую школу штата Джорджия, где учился на «отлично». Каждый его приезд в родной город сопровождался поистине королевскими почестями: жители Белфорта возлагали большие надежды на Клейтона Марбери Третьего. Но они не шли ни в какое сравнение с теми требованиями, которые предъявлял к сыну Клейтон Марбери Второй — отец ожидал от наследника совершенства во всех областях и безоговорочного подчинения.
Поэтому Трей был рад, когда на первом курсе вывихнул плечо и не смог больше играть в футбол. Надеждам родителя не суждено было осуществиться, и давление на него сразу ослабло.
Отцу и сыну не о чем было больше спорить разве что об операции, от которой Марбери-младший упорно отказывался, и о судьбе семейного бизнеса, которым Трей практически не интересовался.
Но именно незавершенные дела семьи заставили его теперь вернуться в Белфорт, к своему прошлому. Настоящее же Марбери-младший давно связывал не с этим сонным городишкой в глухой провинции штата Южная Каролина, а с собственной квартирой в небоскребе на Золотом побережье Чикаго. Он столько времени уже прожил на севере, что успел привыкнуть к холодным зимам и бешеному ритму жизни.
Джип Марбери-младшего выехал на Ривер-стрит и подкатил к зоне парковки у продовольственного магазинчика Ван Пелта. Войдя внутрь, Трей прикинулся, что не заметил любопытных взглядов небольшой группы мужчин, собравшихся у телевизора. Он взял упаковку пива из холодильника, захватил с полки пакетик соленых сухариков и направился к прилавку.
— Трей Марбери?
Мужчина поднял глаза и увидел, что на него удивленно таращится хозяин магазина.
— А, привет, Гарланд. Как жизнь?
Трей усмехнулся про себя: неизвестно откуда в его речи снова появился южный выговор.
— Очень даже неплохо, горделиво ответил Гарланд. — Эй, ребята, посмотрите, кто пришел.
Это Трей Марбери. Мы как раз тебя вспоминали на прошлой неделе. Помнишь, когда вы играли против Маршалла? Ты еще приотстал, а Бобби Рей Тальберт сделал передачу, и ты швырнул мяч через все поле. Он ударился о спину защитника и попал в руку Лэнни Фриману. Белфорт тогда выиграл три — ноль.
Мужчины, собравшиеся у телевизора, одобрительно загудели и стали пожимать друг другу руки.
— Да, отличная была игра, — согласился Трей, бросая двадцатидолларовую бумажку на прилавок.
— Ты надолго вернулся в город?
— Да нет, мне просто нужно уладить пару вопросов по поводу наследства.
Повисла неловкая пауза, и Гарланд сочувственно кивнул головой:
— Я уже слышал про твоего отца. Мои соболезнования, Трей. Он был хорошим человеком.
Трей выдавил вежливую улыбку. Для большинства жителей Белфорта Клейтон Марбери действительно был славным парнем, образцовым главой семейства и гражданином в лучшем смысле слова. Единственное, чего ему не хватало, — это любви к собственному сыну. По правде сказать, Трей не мог вспомнить ни одного случая, когда отец проявил бы хоть немного родительской нежности по отношению к нему.
— Спасибо, — пробормотал молодой мужчина, подталкивая деньги к Гарланду в надежде поскорее закончить разговор.
— И никогда не жадничал, — продолжал собеседник. — Я в жизни не встречал более щедрого парня, чем он. А какие классные анекдоты рассказывал, когда мы собирались в охотничьем домике! И какой первоклассный шашлык он умел жарить! Каждый год в честь своего дня рождения твой отец закатывал знатную пирушку. Да, он знал, чем попотчевать друзей, этого не отнять.
— И умел испортить жизнь своим врагам, добавил Трей.
Гарланд усмехнулся.
— Вот здесь ты прав, сынок. Правда, особо враждовать было не с кем — после того как Уэйд Пэрриш три года назад уехал с женой из города.
Я думаю, именно их переезд поубавил бойцовской прыти у твоего отца, и через пару месяцев они с твоей мамой переехали в Арканзас.
Гарланд подсчитал стоимость пива и соленых сухариков и сложил покупки в пакет.
— Так сколько ты собираешься пробыть у нас в Белфорте?
— Мама просила продать дома здесь и в Чарлстоне. Надо будет сделать кое-какой ремонт и встретиться с агентами по недвижимости. Думаю, все это займет пару месяцев, по крайней мере пока не завершу все сделки. А потом я собираюсь вернуться домой. То есть в Чикаго.
Гарланд кивнул.
— Тебе есть где остановиться в городе?
— Я пока живу в гостинице для автомобилистов возле Тридцать второго шоссе. Правда, пришлось умасливать администрацию, потому что со мной еще собака. Думаю, может, купить дом и заняться ремонтом в свободное время? Кстати, ребята, вы не знаете, здесь в окрестностях нет чего-нибудь подходящего на продажу?
Гарланд усмехнулся.
— Да, парень, яблочко от яблони недалеко падает. Ты точь-в-точь как отец. Клей Марбери тоже никогда не упускал возможности хорошо вложить деньги. Говорили, что он как Мидас:
— к чему ни прикоснется, все обращается в звонкую монету.
Трей уже был сыт по горло воспоминаниями о Клейтоне Марбери Втором. Он схватил пакет с покупками и, изобразив дружескую улыбку на лице, кивнул на прощанье:
— Спасибо, Гарланд. Пока, ребята, еще увидимся.
Владелец магазина задумчиво почесал подбородок.
— Знаешь, я тут вспомнил, дом старика Сойера собираются продавать. Миссис Сойер перевезли к родственникам во Флоренцию, там у нее живет дочь. Постройка старая, полуразвалившаяся, так что, я думаю, ты сможешь купить ее по дешевке. У меня дочь работает агентом по недвижимости. Я ей скажу, чтобы тебе позвонила.
Трей махнул рукой Гарланду, который отсчитывал мелочь:
— Сдачи не надо. Угости ребят пивом за мой счет.
Разворачивая свой джип, чтобы выехать с парковки перед магазином, Клейтон-младший подумал, что через пару минут слух о его возвращении в Белфорт облетит весь город. Все сразу начнут выдвигать собственные версии о том, где он провел эти двенадцать лет и чем занимался.
«Надо было все-таки остановиться в Чарлстоне, вздохнул Трей. — Наверное, правильно говорят, что по-настоящему вернуться домой невозможно».
Трей хорошо знал дорогу к дому Сойера и направился вдоль по Чарлз-стрит. Подъехав к воротам, он невольно бросил взгляд на соседские окна. Эта половина города, к востоку от исторической части Белфорта, всегда считалась территорией Пэрриша. Со времен войны между штатами сторонники Пэрриша жили к востоку от Гамильтон-стрит, а те, кто поддерживал Марбери, к западу от разделительной линии. То, где человек строил дом, показывало, к какому лагерю он принадлежал. Трей усмехнулся про себя. Если бы отец узнал, что сын собирается купить дом на вражеской территории, его бы сразу хватил удар.
Но в планы единственного наследника клана Марбери не входило возобновление военных действий. И, насколько Трей помнил, из семьи их давних противников осталась только Лизбет Пэрриш, которая наверняка при первой же возможности сбежала куда-нибудь подальше из этого сонного городишки.
Мужчина вышел из джипа и неспешно направился к бывшему жилищу Сойера, темные окна которого были почти не видны из-за разросшихся деревьев и кустов. Как и его соседа, старый дом со всех сторон окружали широкие веранды на первом и втором этажах, создавая прохладу в жаркий летний день. Конечно, необходимо было заново покрасить стены и подправить просевшие полы веранд. Но даже в таком полуразрушенном состоянии это строение представляло собой впечатляющее зрелище, которое не каждый день увидишь. Настоящий архитектурный шедевр середины девятнадцатого века, и отделка, похоже, сохранилась с тех времен.
Трей протер рукой запыленное окно и заглянул внутрь. В полумраке можно было заметить старый резной камин и мебель, затянутую чехлами. Но даже этого немногого было достаточно, чтобы убедить молодого мужчину в необходимости поселиться в Белфорте. Вернувшись к машине, он уже твердо знал, что купит этот дом, какую бы цену за него ни просили. Будет интересно самому взяться за молоток и рубанок, после того как восемь лет занимался проектированием самых разных зданий — от торгового центра до жилого комплекса.
Уже почти дойдя до джипа, Трей обернулся.
За домом Сойера раньше была потайная тропинка, по которой он мальчишкой не раз ходил с друзьями в жаркие летние вечера. Дорожка вела через густые деревья, увитые диким плющом, к маленькому участку реки, где была приличная глубина и песчаное дно. Потом построили бассейн — через год после того, как Трей окончил школу, и, скорее всего, про песчаную заводь все давно забыли. А неплохо было бы искупаться, прежде чем ехать обратно в мотель.
Мужчина достал из машины упаковку пива и отправился за дом искать старую тропинку. Громко трещали сверчки, в траве шуршали какие-то невидимые ночные зверьки. Дорожка к песчаному пляжу шла через владения семейства Пэрриш, что означало незаконное вторжение на частную территорию, но Трея и его друзей это никогда не останавливало. Если особенно не шуметь и убрать за собой мусор, никто ни о чем не догадается.
Продираясь сквозь кусты, он вспомнил один случай, когда все-таки столкнулся здесь с хозяевами, но вовсе не со стариком Пэрришем. Это случилось через пару дней после восемнадцатого дня рождения Трея. Воспоминания о той ночи, имевшей для него особое значение, оставались на удивление яркими все прошедшие годы.
Возможно, сказалась необычная обстановка или особые обстоятельства, приведшие к той памятной встрече. А может, все дело в его собственной эмоциональной реакции, благодаря которой события двенадцатилетней давности так глубоко врезались в память молодого человека…
…На следующий день Трей должен был уехать из Белфорта на летние футбольные тренировки в университет. Вечер начался с ожесточенного спора с отцом, который отказывался платить за обучение сына. Несмотря на то что Клейтон Марбери Второй родился в обеспеченной семье, он был почему-то уверен, что сыну пойдет на пользу, если он сам будет зарабатывать себе на образование. Трей же совершенно не представлял, как можно одновременно гонять по полю мяч, изучать архитектуру и зарабатывать на жизнь. Но в любом случае полная свобода от отцовского контроля была большим преимуществом.
Парень вылетел из дома, хлопнув дверью. Он собирался купить упаковку пива и напиться с приятелями. Но потом передумал и решил провести свой последний вечер перед отъездом в одиночестве, подальше от надоевших разговоров о спортивных достижениях и о его блестящем будущем в футбольной команде университета. Через несколько дней начнется настоящая взрослая жизнь. Так почему бы не начать вести себя как мужчина прямо сейчас!
Когда Трей добрался до речной заводи, он все еще был вне себя от гнева и возмущения. В голове роились безрадостные мысли о том, как жить дальше и возможно ли вообще справиться со всеми новыми проблемами. Где-то между третьей и четвертой банкой пива внезапно появилась Либби Пэрриш, и поначалу Марбери решил, что грезит наяву. Но когда стало ясно, что это не сон, парень обрадовался возможности с кем-то поговорить.
Лизбет не входила в группу особо популярных учениц белфортской средней школы. Напротив, девушка была застенчивой и скромной, шумным компаниям предпочитала книги и не выделялась из толпы ни особой привлекательностью, ни модной одеждой. К тому же она была моложе Трея, который привык воспринимать ее только как представителя вражеского лагеря Пэрришей. Но в тот вечер, в романтическом потоке лунного света, Либби предстала совсем с иной стороны.
Когда парень увидел ее, первой мыслью было удрать, пока не поздно. Но Лизбет предложила остаться, пообещав, что ничего не расскажет своему отцу. Трей навсегда запомнил выражение ее глаз, в которых любопытство было смешано с легким испугом. Решив, что домой возвращаться еще слишком рано, Марбери принял приглашение. Тем более что провести вечер с Либби Пэрриш — все равно что показать нос собственному папаше…
Трей предавался воспоминаниям юности, пробираясь через заросли кустов к небольшой полянке. Свет луны поблескивал на речной поверхности, где-то вдалеке взлетела утка, прорезая ночную тишину шумными взмахами крыльев. Он нашел старое бревно рядом с тем местом, где раньше всегда разводил костер, чтобы отгонять комаров. Сев на землю и опершись спиной на спиленное дерево, он сделал еще один большой глоток пива. С момента возвращения в Белфорт это было, пожалуй, первое приятное воспоминание, которое хотелось пережить заново.
Но не успел Трей устроиться поудобней, как сзади раздался шорох кустов. Тихо чертыхнувшись, мужчина перебрался через бревно и лег на землю, потом протянул руку и забрал с тропинки оставшуюся упаковку пива. Это в детстве можно безнаказанно нарушать закон. А став взрослым и вернувшись в город после долгого отсутствия, не стоит испытывать судьбу и выяснять, как владелец земли воспримет непрошеного гостя на своей частной территории.
Трей лежал, затаив дыхание и почти уверенный, что сейчас выбежит группа подростков. Но вместо этого из-за кустов появилась фигура женщины в свободном ситцевом платье с открытой спиной. Очертания ее стройного тела были хорошо видны сквозь тонкую ткань, а светлые волосы сияли в свете луны. Незнакомка подняла юбку платья и одним легким движением сняла его через голову, потом сбросила сандалии и подошла к кромке воды.
Трей глубоко вздохнул от неожиданности и чуть не поперхнулся. Кроме платья, на ней ничего не было, и от возможности любоваться обнаженной женщиной, которая находится на расстоянии вытянутой руки, сердце его забилось с удвоенной силой. Он пытался отвести взгляд, но не мог. Такой необыкновенной красавицы Трей никогда в жизни не видел.
Ее тело отличалось совершенными формами: длинные стройные ноги, тонкие изящные руки и соблазнительный изгиб спины. Лунный свет подчеркивал необыкновенную нежность кожи незнакомки, а от изящной линии плеч невозможно было отвести взгляд — разве что для того, чтобы полюбоваться точеной талией красавицы, которая как раз подняла руки и откинула густые волнистые волосы с шеи. Трей немного пошевелился, потому что возбуждение уже давно давало себя знать и лежать на животе становилось все сложнее.
Но как только он пошевелился, нога соскользнула, и хрустнула ветка. Женщина замерла на месте и испуганно обернулась, как дикая лань, которая не знает, остаться на месте или броситься бежать. Ее профиль в молочно-белом свете показался неожиданно знакомым, и Трей еще ни-' же сполз за бревно.
— Либби Пэрриш, — одними губами произнес он имя красавицы. Мужчина улыбнулся неожиданному совпадению. Надо же было такому случиться: они снова встретились в день его возвращения в город на том же месте, где провели и последний вечер перед отъездом Трея двенадцать лет назад.
Когда женщина вошла в воду, он стал думать о том, как бы незаметно улизнуть. Теперь было не лучшее время для возобновления знакомства она слегка не одета, он сильно возбужден. Кусты сзади слишком густые, чтобы пробраться через них без шума. Единственный путь для отступления был по тропинке — либо ползком на животе, либо бегом. В конце концов Трей решил никуда не уходить. Он перекатился на спину, стал смотреть на звезды и слушать, как Либби плещется в реке.
Она сильно изменилась со времени их последней встречи, повзрослела и превратилась в необыкновенно привлекательную женщину. Но перед мысленным взглядом Трея стоял трогательный образ девочки, какой Лизбет была много лет назад, — образ, будящий воспоминания о той необыкновенной ночи…
…Они говорили несколько часов подряд. Парню было необходимо высказать все, что накопилось на душе: обиды, разочарования, неуверенность в будущем — то, что давно томило его. Либби слушала затаив дыхание, как будто то, что он рассказывал, имело мировое значение.
Никого никогда так не интересовало, чего сам Трей ждет от жизни. У всех вокруг было четкое представление о том, кем он должен стать и как следует этого добиваться. Бедняга тратил столько сил на то, чтобы угодить родителям, учителям, тренерам и друзьям, что иногда начинало казаться, будто собственная жизнь принадлежит кому угодно, только не ему самому.
За разговором незаметно наступила ночь, а Трею так хотелось еще хотя бы ненадолго остаться с этой девушкой, словно беседа с ней могла решить все его проблемы. Парень даже и не собирался целовать Либби — просто такое продолжение показалось совершенно естественным. И когда губы девушки раскрылись в ответ, он почувствовал, что груз проблем упал с плеч и стало необыкновенно легко.
Дальше все развивалось стремительно, как в кино. Она расстегнула рубашку Трея и пробежалась легкими пальчиками по его обнаженной груди. И, хотя ночь была теплая и влажная, парня пробрала сильная дрожь, как будто весь жар сосредоточился в одной-единственной точке его тела, охваченного влечением к Либби. По стандартам средней школы Марбери-младший считался дамским угодником: его скромный опыт сводился к контактам уже с несколькими представительницами противоположного пола, которые оказались не против.
Но то, что Трей испытывал к Либби, было совсем иного рода. Он пытался остановить себя, но не мог. В ее нежных прикосновениях, движениях грациозного тела, в пьянящем вкусе девичьих губ он нашел той ночью источник сил и уверенности в себе.
Это было двенадцать лет назад, и, конечно, после Либби было много других женщин. Но ни с одной из них не возникла та неуловимая, тонкая связь, ни в одной не встретил Трей одновременно трогательной невинности и рвущейся наружу страсти, которые так потрясли его в Лизбет Пэрриш. И хотя оказалось, что Либби девственница, она была талантливой соблазнительницей, сумевшей овладеть душой и телом юноши.
Трей заставил подругу заучить наизусть свой новый адрес и взял с нее слово писать почаще, а также пообещал вернуться домой, когда закончит учебу. После того разговора он ни разу не получал от Лизбет известий и не видел ее — до сегодняшней встречи…
Трей перевернулся на живот и выглянул из-за бревна. Девушка медленно выходила из воды на берег, и свет луны придавал ее коже матовое сияние. Когда мужчина наблюдал за раздевавшейся Либби со спины, то даже предположить не мог, что его первая любовь превратилась в такую необыкновенно красивую женщину. Невольно вспомнился сюжет, запечатленный на картине великого итальянского художника, — обнаженная Венера, выходящая из пены морской. Трей не мог вспомнить ни имени автора, ни названия музея, в котором видел это полотно, когда был в Италии на каникулах, но чувствовал себя так, словно сам оказался рядом с нагой богиней.
С ее волос капала вода, и все тело блестело от влаги. Пальцы мужчины невольно сжались — он представил, как было бы приятно заключить в объятия эту прекрасную купальщицу. Двенадцать лет назад Либби Пэрриш была нескладной худышкой, а сейчас от нее глаз нельзя было отвести, и на ум приходили самые непристойные фантазии.
Лизбет надела лежавшее на песке платье и сунула ноги в сандалии. Потом глубоко вдохнула ночной воздух, окинула реку прощальным взглядом и направилась обратно по узкой тропинке.
Трей едва удержался, чтобы не окликнуть ее тогда можно было бы полюбоваться этим прекрасным видением пару лишних мгновений. Тем более что несколько вопросов так и остались без ответа например, почему Либби так никогда и не написала в университет сама и не отвечала на его письма. Возможно, раскаялась в своем необдуманном поступке? Глядя вслед удалявшейся Лизбет, мужчина тихо вздохнул.
Ну вот, теперь этот вожделенный образ не даст ему уснуть всю ночь. А если учесть, что компанию Трею составит только собака, то возвращаться в мотель на другой конец города хотелось все меньше. Единственное развлечение на вечер — это телевизор, по которому транслируется один только канал, и тот религиозный. Но даже двадцать четыре часа благочестивых нравоучений подряд не способны были изгнать из его души грешные мысли или стереть из памяти картину обнаженной Лизбет, выходящей из воды.
Единственный выход — купить дом по соседству и выяснить наконец, какой женщиной стала мисс Пэрриш.
— Будь любезна, отойди от окна.
Либби схватила со стола кусок теста для печенья, прицелилась и попала точно в затылок Саре Кэнтрел. Тесто шлепнулось на пол, а Сара обернулась, потирая голову.
— Неужели тебе самой не интересно? Он живет здесь уже целую неделю. Только не говори мне, что ты ни разу не подглядывала за ним.
Лизбет вздохнула и положила тесто на посыпанную мукой доску. Они с Сарой были лучшими подругами с седьмого класса, но иногда у Либби возникало непреодолимое желание огреть зануду чем-нибудь тяжелым. А теперь, когда девушки встречались каждый день по работе, подобные идеи возникали все чаще.
— Представь себе, не интересно. С какой это стати я буду подглядывать за тем, что там делает какой-то мужчина?
Она постаралась произнести слово «мужчина» с презрительной иронией, но вместо этого получилось сварливое старушечье брюзжание.
— Так, давай-ка займемся рецептом печенья. Я совершенно не представляю, как описать то, что мы делаем с тестом. «Месить» — неподходящее слово в данном случае, оно больше подходит для приготовления хлеба. А нашу заготовку месить нельзя — тесто станет жестким, и тогда…
— Трей косит лужайку, — сообщила Сара, сладко растягивая слова. — На нем только шорты с кучей карманов, такие широкие, что сползают с роскошных узких бедер. О, как бы я хотела, чтобы их обладатель наклонился надо мной и…
— Прекрати немедленно! — крикнула Либби, чувствуя, как сердце бешено стучит в груди. Она сделала глубокий выдох и постаралась подавить внезапное волнение.
— Даже на удосужился надеть рубашку, гадкий мальчишка. — Сара отвернулась от окна и одарила подругу лукавой улыбкой:
— Знаешь, я считаю себя знатоком по части сильного пола и совсем не против познакомиться с Треем Марбери поближе. Кто-то говорил мне сегодня утром, что он знает, как обращаться с женщинами.
— Довольно! — заорала Либби. Потом бросилась к окну, выхватила у Сары из рук занавеску и снова задернула ее.
Еще не хватало, чтобы кто-то постоянно твердил о сексуальных способностях Трея Марбери.
Уж об этом Лизбет знала не понаслышке.
Сара удивленно взглянула на подругу и с легкой иронией произнесла:
— Да мы краснеем! Слушай, неужели после стольких лет этот парень по-прежнему сводит тебя с ума и лишает покоя?
— Только второе, — пробормотала Либби. — И ты прекрасно знаешь, почему.
— Потому что у него хватило наглости поселиться с тобой по соседству? Вы же с сестрами Трокмортон вот уже три года твердите, что дом того и гляди рухнет. Должны бы радоваться, что кто-то переехал сюда и занялся ремонтом.
— Ты прекрасно знаешь, что не это меня беспокоит, — ответила Либби.
Сара закатила глаза и простонала:
— О боже, неужели дело в той глупой вражде?
Все давно забыто. Его отец умер, твой переехал в Палм-Бич, а остальные жители нашего сонного городишки и думать забыли, с чего начались эти разногласия.
— Я говорю не о вражде. — Либби в нерешительности замолчала. — Неужели ты все забыла?
С Марбери связано воспоминание о самом унизительном моменте моей юности.
— Ах, да, тот поцелуй, что нашел отклик в сердцах миллионов, — произнесла Сара с ироничной улыбкой. — Вечер, изменивший всю твою жизнь. Мужчина, который…
— Слушай, у меня тут скалка в руках, — напомнила подруга. — Надеюсь, ты не хочешь, чтобы я пустила ее в ход как средство воспитания?
— Ты сама бросилась ему на шею, и он не смог устоять перед твоими чарами. А потом Марбери уехал из города, и от него не было ни слуху ни духу.
— Ну да, а мне хватило ума написать ему пылкое признание в любви на десяти страницах, настоящее исследование на тему собственных чувств. Нет бы просто отправить открытку вроде «Привет, как дела?». Я ведь искренне была уверена, что мы — современное воплощение Ромео и Джульетты. Господи, я ведь даже цитировала Шекспира, — добавила Либби с отчаянием в голосе.
— Ты мне никогда не рассказывала об этом письме, — удивленно произнесла Сара.
— Марбери не ответил на него. И больше не приезжал в Белфорт. Говорили, что во время каникул он строил здания в Атланте. Но я думаю, это все из-за боязни вновь оказаться в городе, где живу я.
— Подумаешь, какой-то поцелуй. Все целуются в старших классах. Тебе хотя бы понравилось?
Либби почувствовала, как краснеет. Она слишком долго держала в себе эту тайну. Может, пришла пора рассказать обо всем подруге?
— Мы не ограничились поцелуем. В ту ночь с Треем Марбери я потеряла невинность.
Сара открыла рот от удивления.
— Что? Ты и Марбери… подожди минутку. Почему же ты мне никогда раньше об этом не рассказывала?
— Я хотела. Но необходимо было сперва самой обдумать все, что произошло. Да и потом, он не ответил на письмо, мне было неловко рассказывать о таких вещах. Я и так всегда чувствовала себя неуверенно с мальчиками, а подобные истории не способствуют повышению самооценки.
— И теперь ты винишь Трея Марбери в том, что у тебя мало друзей?
— Нет, — ответила Либби. — В этом виновата моя работа, которая отнимает много времени, и то, что я живу в маленьком городке, где не осталось подходящих мужчин.
— Твоя работа? Милая моя, да любой мужчина только и мечтает о такой подруге. Ты красива, хорошо зарабатываешь и вдобавок отлично готовишь. Для полного набора не хватает только небольшого опыта в области стриптиза.
— Ну ладно. На днях я видела группу симпатичных молодых холостяков, которые ожидали появления Крошки Джулии. Только и разговоров было о том, какая она сексуальная да как было бы здорово увидеть ее в костюме Евы. — Либби медленно покачала головой и вздохнула. — Иногда я спрашиваю себя, как можно было дойти до жизни такой. Почему бы не уехать из этого городишки? Я живу в старом доме своих родителей, целыми днями что-то помешиваю, шинкую и обжариваю. Для меня самым приятным развлечением на вечер стало чтение старых кулинарных книг и составление списка покупок. Когда я успела превратиться в копию собственной матери?
— Так почему же ты все-таки не уехала из города?
Либби пожала плечами.
— Можешь считать меня сентиментальной, но, наверное, я всегда надеялась, что однажды он вернется. По крайней мере эта мысль поддерживала меня во время учебы в колледже. А теперь появился этот дом, в котором я чувствую себя в безопасности. — Она вздохнула. — Не исключено, что мне стоило уехать. Можно было купить дом в Чарлстоне и забыть о Белфорте навсегда.
Сара наблюдала за подругой из своего угла кухни с некоторым беспокойством.
— Или тебе стоит просто встретиться с ним, как ни в чем не бывало, и пусть эта история останется в прошлом. Знаешь что? Напеки печенья, зайди к нему и представься заново, по-соседски. — Сара подошла к Либби, взяла ее за руку и с силой потянула к окну. — Посмотри-ка туда, — велела она. — Если тебе по-прежнему небезразличен этот мужчина, то лучше пошевеливайся, потому что одинокие женщины в нашем городке уже положили на него глаз. Включая меня.
Внезапно Лизбет забыла обо всем — даже о рецепте печенья. Она отодвинула занавеску и стала искать глазами предмет их разговора в соседнем саду.
— Зачем ему понадобилось покупать дом по соседству со мной? Как будто специально пытается насолить мне.
— Не думаю, что он вообще помнит, где ты живешь, — возразила Сара.
— Уверяю тебя, что помнит, и очень хорошо.
Полагаю, именно поэтому Марбери поселился здесь. Я…
Либби замолчала на полуслове — Трей Марбери снова появился в поле ее зрения. Девушка затаила дыхание и наблюдала за тем, как он двигается вдоль края лужайки, направляя газонокосилку. Обнаженная грудь мужчины и сильные руки с прекрасно прорисованными мускулами блестели от пота. Лизбет смотрела на него, не отрывая взгляда. Взгляд девушки упал на влажные темные волосы, прилипшие к шее, и скользнул ниже, вдоль позвоночника, к узкой талии и тому, что открывали свободные спортивные шорты. Сара права. Если бы эта деталь одежды сползла еще чуть ниже, взору дам предстал бы прекрасный вид сзади.
Мужчина повернулся и стал двигаться в обратном направлении. Теперь взгляд Либби был прикован к загорелому торсу красавца, с узкой полоской белой кожи, выглядывавшей из-под пояса шорт, и особенно к дорожке из темных волосков, которая бежала вниз по животу и исчезала под выцветшей материей. Лизбет, залюбовавшись этим зрелищем, почувствовала, как у нее перехватывает дыхание.
— Как он изменился, — пробормотала девушка.
— Все-таки двенадцать лет прошло, — заметила Сара, начиная собирать бумаги со стола. — Мы все изменились.
Либби печально взглянула на подругу через плечо:
— Ты права, конечно.
Трей Марбери возмужал за эти годы, приобрел уверенность в своих силах и способность подчинять себе окружающих — это чувствовалось даже в том, как мужчина подстригал лужайку. Воспоминания о ночи с ним нахлынули на Лизбет, заставив судорожно сглотнуть.
Обычно первый опыт связан с неловкостью и болью. Но у Либби все было совершенно иначе.
Трей оказался необыкновенно нежным и ласковым, в его объятиях девушка испытала такое наслаждение, о котором не могла даже мечтать.
Интересно, какой опыт в общении с противоположным полом этот красавец приобрел за прошедшие двенадцать лет?
— Знать бы только, зачем он приехал, — пробормотала Лизбет.
— Явно не затем, чтобы поселиться здесь, ответила Сара. — Ванда Ван Пелт, которой раньше принадлежал этот участок, говорит, что Марбери должен разобраться с делами отца в Белфорте, а дом ремонтирует, чтобы выгодно продать. Трей уже давно живет в Чикаго и успел сделать там отличную карьеру.
Сара отвернулась от окна и, направившись к столу, на котором были разбросаны рецепты, решила наконец немного поработать.
— Скорее всего, парень даже и не помнит о том письме, что ты посылала, — тихо сказала она. — К тому же Марбери — не единственный мужчина на свете, есть еще Карлайл Уитби, Бобби Рей Тальберт, Уайли Бун и много других.
— Карлайл — наш почтальон, — возразила Либби. — Бобби Рей — начальник полиции. А с Уайли Буном я вообще, считай, незнакома.
— Бун — муниципальный строительный инспектор, и Флора — та, что работает в аптеке, говорила как-то на днях, что он спрашивал о тебе. Я думаю, Уайли собирается пригласить тебя на свидание. А Карлайл всегда дает тебе лишний купон на скидку и подолгу слоняется у тебя перед дверью, когда приносит почту. Наверное, надеется, что хозяйка выйдет из дому. Не говоря , уже о Бобби Рее, который приглашает тебя в ресторан каждый Новый год и в День независимости — это уже стало традицией. Так кого же ты выберешь, одного из трех дураков набитых или Трея Марбери? — Сара вопросительно взглянула на подругу. — Или, может, ты хочешь прожить всю жизнь как сестры Трокмортон?
— Я не собираюсь оставаться старой девой! заявила Лизбет. — И давно уже завела бы мужчину, если бы захотела. Просто мне еще не встретился подходящий человек.
— Теперь у тебя есть возможность выбирать из четырех претендентов.
— Да, выбор еще тот, — протянула Либби.
— Ну ладно, я исчезаю, как иллюзии в первую брачную ночь, — объявила Сара, складывая свои вещи.
Подруга усмехнулась.
— Надо попробовать испечь печенье по новому рецепту. Посмотрим, что получится, если добавить в него сыр.
— Можешь также использовать колбасу или бекон для разнообразия.
Хозяйка опять повернулась к окну.
— Отлично, так и сделаю.
Лизбет услышала, как за подругой закрылась дверь, при этом не отрывая взгляда от своего нового соседа, Клейтона Марбери Третьего. Либби знала его просто как Трея, сына Клейтона и Хелен Марбери. Одно время их семья владела банком, универсальным магазином, целой сетью заправочных станций, двумя автосалонами, газетой и половиной всех коммерческих заведений на Центральной улице. А вторая половина принадлежала семье Пэрриш — этот факт только подливал масла в огонь конфликта по поводу того, чья семья имеет большее влияние в Белфорте. Если бы любой другой симпатичный молодой холостяк поселился в соседнем доме, девушка была бы только рада. В конце концов, прошло уже пять лет с тех пор, как Лизбет узнала об измене своего молодого человека и порвала с ним отношения. Боль унижения все это время не давала ей завязать более-менее серьезные отношения с другими мужчинами. Но Трей Марбери не просто «другой мужчина». Внутренний голос подсказывал, что от него нужно держаться подальше.
Либби закрыла глаза, провела ладонями по шее и приподняла белокурые пряди волос. Как же надоела эта жара! И тот факт, что новую книгу рецептов нужно было сдать в печать еще месяц назад, тоже не добавлял оптимизма. Через неделю Лизбет должна начать записывать новый сезон своего кулинарного шоу «Южные удовольствия» на канале Пи-би-эс. Она делала эту передачу уже два года. Если книгу не успеют напечатать и она не поступит в продажу до начала телепоказа в январе, это грозит потерей части читателей и зрителей.
— Так, пора приниматься за работу, — пробормотала Лизбет, опуская руки. При этом белокурые пряди рассыпались волной по плечам. Хватит думать о прошлом. Ты была просто глупой девчонкой, которой хотелось любви. Верила, что все мечты когда-нибудь сбудутся. А он оказался мужчиной на одну ночь.
Лизбет бросила взгляд в окно — и замерла, сжимая в руках кружевную занавеску. Трей Марбери закончил косить газон. Теперь он стоял во дворе дома и разговаривал с Сарой Кэнтрел! У Либби прямо челюсть отвисла от удивления — ее лучшая подруга затеяла флирт с представителем вражеского лагеря! Они казались вполне довольными друг другом: болтали, беззаботно хихикали, обменивались шутками. Лизбет заскрежетала зубами от негодования, когда увидела, как Сара протянула руку и стала ощупывать бицепс Трея.
— Предательница, — пробормотала девушка едва слышно.
Глядя на Сару, которая дружески болтала с новым соседом, Лизбет неожиданно почувствовала приступ ревности, подогреваемой нахлынувшей теплой волной желания. Отчаянно стараясь понять, о чем они разговаривают, девушка попыталась читать по губам но ее усилия не увенчались успехом. Необходимо подобраться ближе. Интересно, если выйти на веранду и начать поливать цветы в подвесных корзинах, можно будет разобрать детали разговора?
Либби схватила лейку с водой и на цыпочках вышла на балкон, но даже отсюда не получалось улавливать отдельные слова — только звук двух голосов и смех, переливы беззаботного смеха.
Сара всегда легко находила общий язык с мужчинами — но чтобы так! Их разговор легко превратился из обычного дружеского общения в откровенный флирт.
Надо непременно подойти поближе. Затаив дыхание, Лизбет на цыпочках спустилась по лестнице и начала медленно красться вдоль кустов азалии, которые создавали естественную границу между двумя участками. Теперь голоса слышались отчетливей. Притаившись за розовыми кустами, она услышала, как Сара говорит Трею:
— Я уверена, Либби скоро зайдет к тебе в гости. В последнее время она была очень занята нужно сдавать книгу и подготовить телешоу. Через пару недель начинается запись нового сезона. Ты уже видел «Южные удовольствия» по телевизору?
— Кажется, нет, — ответил Трей. — Я ведь теперь живу в Чикаго.
— У вас тоже показывают канал Пи-би-эс.
— А ты снимаешься в этой передаче? — спросил он.
— Нет, я работаю продюсером. И помогаю Либби редактировать кулинарные книги, а также опробовать ее новые рецепты.
В это время послышался шорох кустов азалии, и в следующий момент среди ветвей просунулась любопытная собачья мордочка. Девушка чуть не вскрикнула от неожиданности и попыталась оттолкнуть золотистого ретривера.
— Это твой пес? — спросила Сара. — Постарайся не пускать его к Лизбет в сад. Подруга просто с ума сходит из-за своих роз, которые посадила еще ее бабушка лет сто назад. Либби печется о своих цветах, как о детях малых.
Трей негромко свистнул.
— Иди сюда, Красавчик! Ну же, ко мне, малыш. Сегодня целый день гонялся за белками.
Даже если вывезти пса на природу, он все равно остается городской собакой.
— Пошел, — прошептала Лизбет, размахивая рукой перед лохматой мордой. — Убирайся отсюда, блохастое чудовище!
Но Красавчик воспринял ее отчаянные действия как приглашение поиграть, пролез через кусты и прыгнул на девушку, сбив ее с ног. Либби упала на спину, пытаясь руками защититься от проявлений собачьей нежности, а пес поставил свои грязные передние лапы ей на грудь и стал радостно облизывать свою новую знакомую. Девушка закрыла глаза и заслонила лицо ладонями.
Когда пес немного угомонился, она взглянула вверх и обнаружила, что Трей и Сара с интересом наблюдают за происходящим. На губах мужчины играла ироничная улыбка.
— Ну и ну, кого я вижу, — произнес он несколько насмешливо. — Неужели это сама Лизбет Пэрриш?
— Я… э-э… мне пора идти, — сообщила Сара, изобразив на лице непринужденную улыбку. Нужно еще допечатать рецепты. Я позвоню тебе позже, Либ. Рада была снова встретиться, Трей.
Ладно, пока, ребята.
— Да, созвонимся еще, — пробормотала Лизбет. Она села, опираясь на локти, и откинула волосы с лица.
Трей продолжал улыбаться, скрестив руки на груди.
— А я-то все думал, когда же ты зайдешь поприветствовать своего нового соседа.
Он хотел помочь ей подняться, но Либби оттолкнула его ладонь, чувствуя себя в идиотском положении, поскольку была поймана с поличным.
— Значит, так в ваших краях встречают вновь прибывших? А где же куриная запеканка и пирог с ананасовой начинкой?
Лизбет с трудом поднялась на ноги, оцарапав лицо и руки о шипы роз. Похоже, Трей находил эту ситуацию необыкновенно забавной. Должно быть, как и ее письмо, полное нежных признаний и трогательных фраз.
— Я готовлю запеканку только для тех, кого рада видеть.
— Вот как. А я рассчитывал на более радушный прием.
Закусив губу, чтобы не выругаться, Лизбет стала отряхивать грязь со своего ситцевого платья.
— Мне придется смириться с твоим присутствием поблизости, но не думай, что я в восторге от нового соседа, Клейтон. Ты — Марбери, а я Пэрриш. Между нами не может быть ничего, кроме глухой вражды.
Трей нахмурился, и в глубине души Либби пожалела о том, что была чересчур резка. Возможно, следовало начать как-то иначе, но, похоже, Трея забавляло ее смущение. Он подошел ближе и, прежде чем девушка успела отодвинуться назад, поймал ее за подбородок.
— Стой тихо.
Мужчина слегка повернул голову Либби и провел пальцем по щеке.
— Что… что ты делаешь?
— У тебя кровь на лице, — ответил Трей. Он вытащил шейный платок из кармана шорт и осторожно приложил к ранке. — Похоже, ничего серьезного, — произнес Трей, наклоняясь ближе, чтобы разглядеть царапины на лице девушки. Шрама не будет.
— Полагаю, мне следовало бы поблагодарить тебя, — ответила Лизбет, отстраняясь. — Но поскольку во всем виновата твоя собака, то я, пожалуй, не буду.
Мужчина смерил ее долгим пристальным взглядом, словно пытался прочитать мысли собеседницы, потом недоуменно пожал плечами:
— Постарайся не забывать, что мы соседи.
Девушка с вызовом подняла подбородок.
— Можешь мне объяснить, почему из всех домов в Белфорте ты выбрал именно этот?
— Ты что же, думаешь, я сделал это из-за тебя? усмехнулся собеседник. — Не слишком ли много на себя берешь?
Лизбет заскрежетала зубами. Трей, напротив, выглядел весьма довольным и уверенным в себе, словно уже одержал победу в споре. Даже в школьные годы этот парень никогда за словом в карман не лез, а с возрастом его способность контролировать ситуацию только возросла. Так что можно было не сомневаться, что на любую колкость Трей Марбери без труда найдет десять ответов. Ну что ж, Либби тоже чему-то научилась. Она уже взрослая женщина и сможет устоять перед чарами этого красавца.
— Ты такой же, как и все вы, Марбери, — хитрый и изворотливый, как уж.
— Значит, вот так ты теперь собираешься общаться? — Трей сделал шаг в сторону Лизбет и теперь смотрел на нее с вызывающей насмешливой улыбкой.
— И не попадайся мне на пути, — грозно добавила девушка. — Держи свою собаку подальше от моих роз, а свой нос — подальше от моих дел. Я с тебя глаз не спущу.
— Да уж, не сомневаюсь. И так постоянно подглядываешь за мной из-за своих накрахмаленных занавесок. Для человека, который печется о собственном покое, ты проявляешь слишком большой интерес к делам соседей. Или просто неравнодушна ко мне?
Либби подошла к Трею совсем близко — настолько, что почувствовала жар мужского тела, и сильно ткнула кулаком в грудь, так, что он едва удержался на ногах.
— Даже и не надейся, Марбери, что я могу испытывать к тебе хоть малейшую симпатию.
Трей сжал губы и пристально посмотрел Лизбет в глаза. Затем одним ловким движением схватил руку девушки, завел за ее спину и прижал противницу к себе. В первое мгновение Либби была так обескуражена, что даже не возмутилась. Потом открыла рот, пытаясь что-то сказать, но вместо слов получился только протестующий выдох.
Ее взгляд упал на приоткрытые губы Трея, и в голове пронеслась мысль: «Может, он хочет меня поцеловать?» А если так, вряд ли в этой ситуации удастся что-то сделать — разве что поддаться искушению. Взгляды молодых людей снова встретились, и Лизбет похолодела от внезапной догадки: там, в ледяной глубине небесно-голубых глаз, ясно читалось, что мужчина прекрасно понимает, о чем думает его противница.
Трей иронично улыбнулся и спросил с усмешкой:
— Мадемуазель внезапно разучилась говорить?
— Просто мои слова не подходят для твоих изнеженных ушей.
Марбери стал медленно наклоняться к Либби, наслаждаясь ощущением собственного превосходства. Девушка замерла, тщетно пытаясь придумать, что бы такое едкое выдать этому самоуверенному наглецу. Теперь она не сомневалась, что Трей собирается поцеловать ее, и с ужасом осознавала, что не хочет его останавливать.
Мужчина замер на секунду, и его горячее дыхание обожгло лицо Лизбет. Сердце в груди бешено забилось, и все происходящее превратилось в сказочный сон, состоящий из одних только волшебных ощущений. Девушка едва дышала, дрожа всем телом в предвкушении чуда.
Через мгновение, показавшееся вечностью, их губы слились в страстном поцелуе. Горячая волна желания захлестнула Либби с головой, из груди вырвался нежный стон, который мужчина воспринял как приглашение продолжать. Трей медленно провел кончиком языка по губам Лизбет и, не встретив сопротивления, решительно проник вглубь.
Лизбет решила доказать, что тоже кое-чему научилась. Она прильнула к Трею всем телом и показала, что умеет целоваться не менее страстно. Нежные женские руки скользили по лицу красавца, ворошили волосы, призывая сдаться и признать Либби победительницей.
Когда мужчина наконец отстранился, она бросила снизу вверх вопросительный взгляд, гордая тем, что усилия не пропали даром. Вместо обычной самоуверенной ухмылки на лице Трея блуждала блаженная улыбка, глаза были полузакрыты, а дыхание — частым и прерывистым. Парень оказался явно не готов к такому повороту.
— По-моему, неплохое начало, — прошептал он и ткнулся кончиком носа в щеку Либби. — Знаешь, я уверен, что наше соседство окажется весьма приятным.
С этими словами Трей отпустил руку девушки. Лизбет покачнулась и чуть снова не упала в розовые кусты. В голове продолжалось приятное кружение, а ноги слегка подкашивались. В последний момент ей удалось восстановить равновесие, гордо выпрямить спину и сложить перед собой дрожащие руки.
— Не слишком ли много на себя берешь? Если тебе удалось поцеловать меня, это еще не значит, что мое мнение о тебе изменилось.
— Удалось? Мне кажется, ты была, мягко говоря, не против. К тому же, если ты думаешь, что за этим поцелуем скрывались какие-то нежные чувства, спешу тебя разочаровать.
— Вот как? — вспыхнула Либби. — Зачем же тогда вообще понадобилось меня целовать?
— Только так можно было остановить поток оскорблений в мой адрес, — пояснил Трей.
— Знаешь, я подскажу тебе другой путь, более легкий. Поезжай прямо сейчас на вокзал — заодно выспишься за время долгой дороги. — Девушка взглянула на часы. — Поезд будет в районе трех. Час сна по пути в Чикаго тебе не повредит.
— Прибереги свой совет для кого-нибудь другого, я и не подумаю им воспользоваться.
— В таком случае не лезь в мою жизнь! Держи свою собаку подальше от моего сада, и чтоб я твою физиономию больше не видела! Так будет лучше всего. И когда в следующий раз решишь подстригать газон, не забудь надеть рубашку.
— Надо же! Вот оно — знаменитое южное гостеприимство, — проговорил Трей, продвигаясь спиной к калитке. — Мне его так не хватало. Просто бальзам на израненное сердце одинокого мужчины.
Лизбет заскрежетала зубами. Этого типа не переговоришь, всегда оставляет за собой последнее слово! Решив, что продолжать перепалку бессмысленно, Либби резко развернулась и направилась к дому.
— Я все-таки не теряю надежды отведать твоего хваленого пирога, Пэрриш! — крикнул вдогонку Трей.
Лизбет сжала кулаки в бессильном гневе.
— А я надеюсь, что однажды эта газонокосилка слегка укоротит твое мужское достоинство, Марбери! — крикнула она, обернувшись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - От разлуки до встречи - Хоффман Кейт

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Эпилог

Ваши комментарии
к роману От разлуки до встречи - Хоффман Кейт



удивительно что низкий рейтинг из тех четырехсот что я прочла можно поставить в первую сотню сюжет конечно наивен как и большинство в любовных романах но написан ярко
От разлуки до встречи - Хоффман Кейтарина
15.11.2012, 21.18





Не ожидайте ничего интересного от этого романа. Никакой. Дочитала из принципа, но тягомотина еще та.
От разлуки до встречи - Хоффман Кейтзлой критик
21.01.2015, 4.27





Не ожидайте ничего интересного от этого романа. Никакой. Дочитала из принципа, но тягомотина еще та.
От разлуки до встречи - Хоффман Кейтзлой критик
21.01.2015, 4.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100