Читать онлайн , автора - , Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн




Молодой человек стоял перед Алей в просительной позе, из его кармана робко торчал уголок шоколадки.
«Так и диабет недолго заработать. Цветы бы лучше принес… Но нет, такие они все неизобретательные — шоколадки носят. Оно и понятно, шоколадка гораздо дешевле, чем один цветочек, даже чахлый».
Аля равнодушно положила бумаги, принесенные молодым человеком, на угол стола, на пачку старых «Вестников географических наук» и вслух сказала:
— Рецензия на вашу статью будет выслана по почте, ждите ее месяцев через пять-шесть.
Она отвернулась, показывая, что разговор закончен. Молодой человек тихонько просеменил вперед и пристроил свою шоколадку на край Алиного стола.
— А побыстрее нельзя? Мне скоро диссертацию защищать, мне публикации нужны…
— Можно и побыстрее, — смягчилась Аля, но, увидев, что шоколадка маленькая, снова нахмурилась. — Ждите месяца через три.
Молодой человек тяжело вздохнул. Аля подняла на него глаза и подумала, что он очень даже ничего, но заискивающая поза и сюсюкающая, испуганная речь его определенно портят, убивая весь шарм.
— Алиса Андреевна, — возопил аспирантик, мучительно покраснев, — я не могу ждать так долго, у меня предзащита через полтора месяца, а я в общежитии живу!
Але стало его жаль. Она являлась ответственным редактором «Вестника» и могла разместить там любую статью, даже самую бредовую, хоть завтра, так как во всем огромном НИИ географии журналом, кроме нее, на самом деле никто не занимался — всем было или некогда, или лень.
Аля протянула руку и взяла его статью.
— Ну что там у вас? — спросила она стоящего навытяжку аспиранта. — О чем статья-то? Если хорошая, то через две недели выйдет, у нас ближайший номер будет сдаваться в типографию через пять дней, а место еще есть.
Мимо открытой двери в коридоре важно проследовала полная дама, носящая смешную фамилию Полканавт и гордое звание кандидата географических наук. Полканавт никогда не ходила быстро, она неторопливо переваливалась, с достоинством перемещая свои пышные телеса по коридору. Впрочем, у дамы уже было пятеро обожаемых внуков, а в таком возрасте стройность перестает быть столь желанным качеством, как в молодости. Аля проследила за ней глазами. Молодой человек, со щек которого уже сошел позорный румянец цвета фуксии, примостился на краешек стула.
— Статья о затопленном городе на дне Азовского моря, — начал он довольно резво.
— Вы что, издеваетесь? — оборвала его Аля. — У нас географические науки, а не археология.
Начиная злиться, она нажала на кнопку электрического чайника. Вода немедленно зашипела.
— Я не издеваюсь! — взвизгнул аспирант. — Вы что, не понимаете, что город как-то должен был попасть на дно моря, и именно этот вопрос и рассматривается у меня в статье!
Его голос захрипел от обиды: сидящая напротив темноволосая пигалица в сереньких джинсах, сером свитере и коричневых ботинках едва доставала ему до груди и была похожа на воробья, но занимала важную должность и требовала особо бережного обращения.
Сама обладательница «важной должности» налила в черную блестящую чашку кипяток и утопила в жидкости пакетик с чаем. Хвостик пакетика торчал из чашки и навевал неуместные ассоциации с тампаксом. Аля протянула руку, пальцы которой были унизаны десятком узких серебряных колечек, взяла принесенную шоколадку, с шелестом развернула ее и вонзила зубы в плотную коричневую поверхность. Аспирант молчал. Ему захотелось есть. Он держался и не подавал виду, но в животе предательски заурчало.
— Ну так как город попал на дно? — наконец спросила Аля, аккуратно отправив в рот, накрашенный нежно-розовой помадой, последний сладкий кусочек. — В результате землетрясения?
В ее голосе послышались глумливые нотки.
— Нет, его затопило, — пискнул аспирант.
Аля опять начала сердиться.
— Милый мой, — рявкнула она, стукнув чашкой об стол, — вы не на защите, не мямлите, пожалуйста. Скажите, о чем статья, и проваливайте!
Теперь робкий молодой человек выглядел так, как будто его сейчас хватит апоплексический удар, его лицо покраснело до самых ушей, а светлые волосы стали дыбом. Аля снова почувствовала прилив жалости.
— С-с-ст-т-тааа… статья… — попытался выдавить аспирант из себя и замолчал.
Але надоело издеваться над человеком. Она взяла в руки статью и махнула рукой:
— Идите, отдыхайте, молодой человек, — сказала она. — Приходите послезавтра, я изучу ваши материалы и подумаю, что можно сделать. Кстати, вы текст статьи на дискете принесли?
Аспирант торопливо вытащил из кармана потертую дискету и положил ее на стопку «Вестников». На дискете было крупными буквами написано: «Станислав Тигринский».
«Фамилия от слова „тигр“? Ну-ну», — подумала Аля, улыбнувшись. Молодой человек был уже в дверях.
— У вас кто научный руководитель? — закричала девушка вслед аспиранту.
— Стручков, — ответил он с готовностью, выскакивая в коридор.
«Ах, Стручков у него руководитель», — подумала Аля, скривилась так, будто увидела клопа-вонючку, и тут же решительным движением отправила статью с дискетой в мусорную корзину. Никогда и ни при каких обстоятельствах работы профессора Стручкова, его родственников, друзей, аспирантов, докторантов и дипломников в «Вестнике географических наук» не печатались: Стручков был Алин личный враг.
Одновременно с громким шлепком дискеты и пачки листов на дно корзины дверь распахнулась и в комнату ворвался аспирант Тигринский. Он бестолково заметался по комнате, полностью игнорируя изумленную Алю, попытался юркнуть под стол, укрыться за шторкой, распахнул и тут же захлопнул шкаф, забитый географическими картами, свернутыми в рулоны, и, наконец, сориентировавшись, втиснулся в узкую нишу между дверью и шкафом, укрылся Алиным пальто и затих. Почти сразу же после этого в коридоре загрохотали каблуки и в комнату вошла Лиля. Аля только моргнула. Тигринский в углу перестал дышать.
Лиля выглядела, как всегда, превосходно. Короткое шелковое платье в ярких красных маках обтягивало ее объемный зад, на ногах были изящные сапожки на шпильках, колготки в мелкую сеточку подчеркивали крепкие красивые икры, рыжие кудрявые волосы блестели, миндалевидные темные глазки сверкали, запах духов четко ощущался на расстоянии в пару десятков метров.
Лилю Стручкову Аля любила еще меньше, чем ее папочку-профессора. Когда-то молоденькая выпускница геофака Алиса Невская поступила к профессору Стручкову в аспирантуру. Тот был мил и обходителен, мягок, задушевен и понятлив. Он улыбался и называл Алю «деточкой», балагурил и старательно демонстрировал распахнутую душу. У профессора всегда был для Али запас срочной работы, которую наивная девушка выполняла со всем возможным усердием. Она готовила чай, мыла кабинет, переводила статьи, бегала с бумажками на ксерокс, перепечатывала бесконечные профессорские труды, которые в глубине души считала бредовыми, но что не сделаешь для хорошего человека…
«Сейчас я ему помогу, а потом он мне поможет», — думала Аля, старательно расставляя книжки в профессорском кабинете. Ее вера в справедливость была непоколебимой. Алю не настораживало даже то, что профессор иногда съедал ее бутерброды. Обнаружив на подоконнике пакетик с едой, Игорь Григорьевич разворачивал его и жадно впивался зубами в колбасу и хлеб, а потом жевал, глядя в окно своего кабинета, Аля же тем временем печатала, согнувшись в три погибели, и старалась не обращать внимания на аппетитный запах. «Что же он, не догадывается, что я тоже есть хочу?» — думала девушка, но гнала лезущие в голову мысли о возможной непорядочности руководителя прочь. Другим настораживающим сигналом для Али должна была стать Лиля, дочь Игоря Григорьевича, вовсю эксплуатировавшая образ легкомысленной глупышки. Лиля была девушкой-цветком, красивой и воздушной, прекрасные черные глаза которой периодически наполнялись слезами, а из груди несся тихий стон. Впрочем, известно, что прелестные дурочки обычно далеко не так глупы, как кажется, и в узком кругу хитрая Лиля вовсю демонстрировала зубки и практическую хватку. Дочь Игоря Григорьевича все старались обходить стороной. Для Али было большим сюрпризом узнать, что Лиля Игоревна Стручкова, оказывается, формально работает в институте, но на работу не ходит: все обязанности за нее выполняет Аля. Факты, как говорится, уже кололи глаза, и заваленная работой и голодная Аля все чаще сомневалась в чистоте души научного руководителя, когда грянул гром и пелена пала, обнажив неприглядную действительность.
Это произошло, когда наивной аспирантке потребовалось подписать у научного руководителя отчет по результатам года.
— Я занят! — капризно взвизгнул Игорь Григорьевич и закрылся в своем кабинете.
Аля покорно ждала в коридоре: без подписанного отчета ее из аспирантуры отчислили бы в течение трех дней. Любимый научный руководитель все не появлялся. Зато у Али во время этой вынужденной паузы появилась возможность хорошенько подумать. Так она внезапно осознала, что не приступила к написанию диссертации, что три года, щедро выделенные государством на повышение образовательного уровня и продвижение вперед отечественной науки, она, Аля, тратит на ублажение циничного и наглого шефа, который, как ей стало вдруг абсолютно ясно, и не собирался ей помогать в работе над диссертацией, а использует девушку в качестве бесплатного раба.
«Как нехорошо, — подумала Аля, глядя на внутренний дворик университета, засыпанный мусором и заставленный круглыми черными бочками, содержимое которых тускло и влажно блестело, отражая серый осенний свет, с трудом пробивавшийся через тонкую пелену облаков. — Ни стыда, ни совести у человека».
Человек, который действительно не подозревал ни о стыде, ни о совести, тем временем топтался с другой стороны двери, периодически заглядывая в замочную скважину, и ожидал, когда же назойливая аспирантка соизволит убраться. Наконец ожидание Игоря Григорьевича было вознаграждено — Аля пару раз зевнула и, громко стуча каблуками серой, невзрачной мышкой двинулась на выход. Стручков потер свои волосатые ручки, выждал для верности двадцать минут, взял зонтик, накинул на плечо сумку и вышел из кабинета вальяжной и уверенной походкой человека, который никуда не спешит и которому нечего бояться. Никто бы и не заподозрил, что полчаса назад уважаемый профессор стоял, оттопырив мясистый зад, у замочной скважины. Повернув за угол, Игорь Григорьевич обнаружил там Алю с отчетом наперевес. Скрипя зубами и сопя волосатыми ноздрями, научный руководитель поставил свою подпись.


После этого случая Аля перестала ходить в институт, хотя это смелое решение далось ей нелегко. Вместо этого девушка засела за расчеты и месяца через полтора положила на стол Игорю Григорьевичу толстый фолиант. Это была ее диссертация.
— Ах, как интересно, — заворковал Игорь Григорьевич, переворачивая листы. — Какая прелесть! Это вы все сами написали? И это посчитали? И даже это? Ах, как замечательно!
Аля молчала, погребенная под градом комплиментов. Впрочем, она хорошо понимала, что узнать истинное отношение Стручкова к кому-либо не представляется возможным, так как профессор всегда был сладким, как патока. Игорь Григорьевич положил диссертацию на край стола, лучезарно улыбнулся и всем своим видом показал, что аудиенция закончена.
Три месяца спустя диссертация все еще лежала там же, на углу стола. Аля была уверена, что любимый руководитель ее не читал. Но она ошиблась. Профессор не только прочитал диссертацию, но и сделал кое-какие выводы, и в один прекрасный день, сжимая в руках Алин труд, на защиту вышла Лиля, после чего погрузившаяся в депрессию и потерявшая аппетит Аля ушла из аспирантуры и устроилась работать ответственным редактором «Вестника географических наук». Кандидат наук Лилия Игоревна Стручкова, все так же активно эксплуатировавшая образ романтической героини, после защиты заняла в этом институте должность заместителя директора по научной работе. Когда девушки сталкивались в коридоре, они демонстративно смотрели в разные стороны, никогда не здоровались и упорно делали вид, что не подозревают о существовании друг друга. Но сегодня Лиля изменила своим привычкам.
— Где он? — строго спросила она, оглядывая кабинет. Ее прекрасные ноздри раздувались, как будто принюхивались.
— Кто? — тихим, интимным шепотом отозвалась Аля и взяла из коробки с рафинадом кусочек сахара. Кусочек плюхнулся в чашку и медленно погрузился на дно. — Вы кого-то потеряли, Лилия Игоревна?
— Я видела, как сюда забежал Тигринский! — уже менее уверенно сказала Лиля. — Он тебе что-то принес? Какие-то материалы?
— Лиля, у вас галлюцинации, — уверенно отрезала Аля, не предлагая Стручковой сесть и не замечая ее «тыкания». — Здесь его нет, он не приходил и ничего мне не приносил. Может, он к Полканавт пошел? Может, он ее любовник, а вы лезете в чужую личную жизнь.
Лицо Лили внезапно перекосилось от гнева. «Даже удивительно, как ей удается изображать на людях безобидную милочку», — подумала Аля, размешивая сахар. Пакетик прорвался, некоторые чаинки всплыли на поверхность, но большинство утонуло, и теперь они размокли и покрывали дно чашки толстым мохнатым слоем. Выругавшись сквозь зубы, Лиля вышла, дверь с грохотом захлопнулась. В углу послышалось сопение, и, с трудом протиснувшись мимо пальто, в облаке пыли появился Тигринский. Он тяжело плюхнулся на стул, выхватил чашку с чаем из-под самого Алиного носа и сделал два больших глотка. После этого аккуратно поставил чашку на место.
— Э-э-э-ттааа… — начал было он.
— Не стоит благодарности, — радушно отозвалась Аля. Допивать после Тигринского чай она не решилась.
— Н-н-ну, я пойду. А то вдруг она вернется, — проговорил приободрившийся аспирантик, пригладил торчащие соломенные вихры и пошел к выходу, почему-то стараясь двигаться как можно тише и не топать. Он аккуратно открыл дверь, несколько секунд всматривался в коридор, потом пошел, прижимаясь к стене и втянув голову в плечи. Аля стояла в дверях, следя за его передвижениями. Комната, располагавшаяся чуть дальше по коридору с той же стороны, что и ее кабинет, была по обыкновению открыта, из дверного проема падал яркий свет, за столом сидела Полканавт и печатала на машинке. Пальцы мелькали, клавиши громко клацали, лист бумаги медленно выползал из черных недр агрегата. Со шкафа, прямо над головой Эммы Никитичны, свисала плеть лианы с глянцевыми зелеными листьями. Лиана собиралась зацвести, бутон стал гораздо крупнее за последние сутки и обещал в ближайшие дни взорваться нежными сиреневыми лепестками. Эту лиану Полканавт сама выкопала много лет назад в экспедиции, посадила в горшок и с тех пор лелеяла, поливала, удобряла и вытирала пыль с плотных темно-зеленых листьев. Две ее соседки по комнате — Зульфия Рашидова, строгая, чопорная женщина неопределенного возраста между двадцатью пятью и сорока годами, со смуглыми восточными чертами лица и с темными кругами под глазами, всегда одетая в деловой костюм, и Марья Марковна, дама лет пятидесяти с мясистым красным носом и слишком ярким макияжем, — даже чихнуть боялись на это зеленое чудо флоры и фауны. На подоконнике, по левую руку от Эммы Никитичны, стояло еще около десятка разнообразных горшочков с комнатными растениями, которые Полканавт выращивала, утверждая, что они увлажняют воздух и веселят сердце. Тигринский, дошедший по стеночке до поворота, как крыса Чучундра, которая боялась выходить на середину, обернулся и подмигнул Але. Затем он опрометью выскочил на площадку и побежал вниз по лестнице.


— Па, — капризно тянула Лиля, развалившись на огромном кожаном диване, подарке одного бывшего докторанта, совмещавшего написание диссертации с торговлей мебелью, — я точно его видела. Он к Невской забежал.
Игорь Григорьевич стоял перед балконной дверью и задумчиво смотрел сквозь стекло. То, как повернулась история с Тигринским, ему совсем не нравилось. Врагов Стручков не боялся, их было много, профессор был непотопляем и булавочные уколы недоброжелателей его совершенно не волновали, но факт выноса информации за пределы связки «научный руководитель — аспирант» ему крайне не нравился.
«Елки-палки, теперь Невская знает, чем занимался Тигринский. И что за статья? Что именно там написано? Неужели и координаты есть?»
Профессор в сердцах пнул ногой бархатный пуфик, стоящий возле старинного глобуса на резных деревянных ножках. В глобусе скрывался бар — Игорь Григорьевич очень любил эффектно выудить бутылочку вина из недр маленького земного шара и раз за разом демонстрировал этот фокус перед гостями. Правда, пинать пуфики в присутствии посторонних он не решался, изо всех сил поддерживая сладкий образ душечки. В этом смысле Лиля была очень похожа на своего отца.
— Честно говоря, я боялся, что наш Стасик, этот паразит тигроидный, тварь дрожащая, найдет город и попытается скрыть от меня его координаты, но то, что он напишет статью и побежит ее печатать… Это колоссально!
Лиля все так же сидела на диване. На ее длинных ногах были оранжевые шлепанцы с игривыми пластиковыми подсолнухами.
— Ну папа, мы же не знаем точно, что там, в этой статье. Может, он вообще ничего Невской не приносил, может, у него с ней роман, — Лиля наклонилась, протянула руку и поковыряла ногтем ярко-красный педикюр.
— А чего ж он тогда бегал, прятался? А? Носом чую, Лиля, что он написал статью и координаты там указал. Нет других вариантов, просто нету, потому что Тигринский у нас все время на глазах был, с Невской он, вероятно, и незнаком даже, поэтому пойти он к ней мог только по одному делу — хотел опубликовать статью. А Невская теперь все сделает, чтобы эти материалы напечатать и нам насолить.
Стручков, раздражаясь все больше, подошел к глобусу, открыл его и вытащил бутылку розового крымского муската, потом поморщился, выругался, сунул бутылку назад в деревянные недра и выудил оттуда мерзавчик. Он открыл его, отхлебнул водки и скривился. Лиля наблюдала за родителем, сидя на диване и болтая длинной ногой. Кроваво-красный лак при этом тускло поблескивал в такт ее движениям.
— Нам нужна эта статья, — наконец произнес Стручков, переведя дыхание. — Эта вонючая морда два года сидела, данные расшифровывала. Кто ж знал, что у него духу хватит статью написать и попытаться опубликовать ее в «Вестнике». Лилёк, статью надо забрать, а Тигринского… Потолковать с ним надо серьезно.
— Нет проблем, па, — протянула та лениво. — Кабинет Невской не закрывается. Хуже будет, если эта стерва заберет материалы домой…
Профессор окончательно рассердился, отправил недопитый мерзавчик назад в глобус. Тот звякнул и глухо стукнул о дно в районе Антарктиды. Не в силах сдержать отрицательные эмоции, Стручков пнул пуфик еще раз.


Аля выключила свет, вышла в полутемный коридор, поплотнее закрыла дверь и попрощалась с Зульфией, которая была единственным человеком в НИИ, приходившим вовремя и никогда не уходившим до официального окончания рабочего дня. Зульфия, одетая по обыкновению в строгий костюм, делающий ее похожей то ли на школьную учительницу, то ли на тюремную надзирательницу, сидела перед монитором компьютера и строила какие-то графики. Ее смуглое лицо с темными густыми бровями, разлетавшимися по лбу, как крылья большой черной птицы, было сосредоточенным, она вежливо, как робот, кивнула Але и снова углубилась в работу. Неделю назад НИИ заключил договор на научно-исследовательскую работу по теме «Оценка влияния лавин и селей на народное хозяйство в РФ», и Рашидова была единственным во всем институте человеком, который уже начал хоть чуть-чуть разбираться в проблеме.
Коридор института был длинным, темным, с высокими полукруглыми потолками. Кое-где потрескавшаяся штукатурка отвалилась, обнажив каменную кладку, поросшую влажным темно-серым мхом. Когда-то коридор по всей длине освещался лампами, но потом где-то протекли трубы, случилось короткое замыкание, и с тех пор коридор не освещался. Аля всегда чувствовала себя по вечерам неуютно, проходя длинными переходами и слушая эхо шагов за своей спиной.
«Ну почему администрация никак ремонт не сделает, — подумала она в который раз. — Хоть бы электричество провели и пару лампочек повесили. Но то денег нет, то лампочки не завезли со склада…»
И правда, здание института не ремонтировалось уже лет тридцать, а может, и гораздо больше, и находилось в запустении, как церковь, превращенная в склад и сиротливо стоящая под протекающей крышей. Почему-то Але было жаль этот огромный каменный дом, чей-то бывший особняк, нынешние обитатели которого оказались безответственными временщиками, не заботившимися о сохранности наследства и не желавшими пальцем пошевелить, чтобы привести в порядок здание, где когда-то жили люди, и рожали детей, и любили, и развешивали по окнам красивые шелковые шторы — одна такая, пожелтевшая, вытянувшаяся, вся в пятнах и пыли, до сих пор висела в Алином кабинете. Но крайнее запустение, царившее в НИИ географии, никого кроме Невской, похоже, не волновало.
— Алиса, милая… Ну откуда у географов деньги? Хоть бы на зарплату хватало. Большинство моих знакомых вообще не понимают, чем мы тут занимаемся и за что нам платят деньги, — вздыхая, говорила Марья Марковна, разводя руками и смешно потирая большой красный нос, похожий на перезрелый баклажан.
Вспомнив об этом, Аля улыбнулась, спустилась по лестнице с чудесными коваными перилами, мельком взглянула на дремлющую вахтершу, толкнула тяжелую дубовую дверь, отполированную прикосновениями тысяч рук, и вышла на улицу, глубоко вдохнув холодный осенний воздух. Ноябрь был прохладным и сырым, с деревьев уже облетели все листья, моросил мелкий дождик, но после затхлой и пыльной атмосферы института на улице было хорошо и свежо. Огромный универсам, располагавшийся на противоположной стороне улицы, светился, сиял огнями и отражался в мокром асфальте. «До Нового года — скидки 50% на все моющие средства!» — гласил большой красный плакат, натянутый над входом и слабо трепетавший под порывами ветра.
«Даже со скидкой вдвое все это для меня слишком дорого», — подумала Аля и поправила на голове капюшон. В этот универсам девушка не заходила никогда. Оторвав взгляд от призывных огней большого магазина, Аля пошла к автобусной остановке. Там, на лавочке под навесом, сидел только один человек. Сначала Але показалось, что он курит, но потом присмотрелась и поняла, что спускающийся сумрак вызвал у нее обман зрения: парень ел мороженое. Але тоже ужасно захотелось шоколадного пломбира.
«Мороженое вредно для фигуры. Мороженое вызывает кариес. Оно сладкое, жирное и жутко калорийное. Кроме того, сейчас ноябрь, поэтому есть риск простудиться. Но я могу устоять перед чем угодно, кроме соблазна, к тому же я сегодня целый день не ела», — подумала она, направляясь к киоску с мороженым, как сомнамбула.
— Алиса Андреевна, — проговорил голос с лавочки, — можно я вас мороженым угощу? Вы какое любите?
Алиса присмотрелась получше и поняла, что человеком, сидящим на остановке, был Стас Тигринский.


— Наташа, — шептал Барщевский в трубку, — давай я сейчас приеду к тебе?
Наташа, ответственный секретарь НИИ географии, недавно ставшая новой аспиранткой Игоря Григорьевича Стручкова, стояла в коридоре, прижав трубку к уху. У нее были длинные светлые волосы, голубые глаза и кривая, неуверенная улыбка. Когда Наташа улыбалась, то одна половина ее лица радовалась, а другая — грустила, как у Пьеро. Сейчас, впрочем, грустили обе половины.
— Не надо, Саша, у меня родители дома.
— Ну, ты ко мне приезжай.
— Не могу, родители меня не отпустят.
— Наташ, а ты скажи, что идешь к Стручкову на консультацию, а сама приезжай ко мне. У меня есть бутылочка вина. Вкусное такое вино, сладкое.
— Ладно, — прошелестела Наташа в трубку, поправила светлые волосы, накинула на белую блузку с рюшками синий жакетик, а на жакетик — длинное пальто, надела скромные сапожки и перекинула через плечо черную лаковую сумочку.
— Ты это куда собралась? — подозрительно спросила мать, вынырнувшая из комнаты. Татьяна Тимофеевна была полной высокой женщиной с поросячьими глазками и практичной жизненной философией, согласно которой цель всегда оправдывает средства. Ее муж, папа Наташи, уже много лет находился под каблуком и даже пискнуть не смел без разрешения супруги. Наташа свою мать боялась, и только Лена, младшая сестра Наташи, во всем походившая на Татьяну Тимофеевну, иногда осмеливалась маменьке перечить, да и то нечасто.
— К Игорю Григорьевичу… На консультацию, — проблеяла Наташа.
Защита диссертации в качестве цели мать вполне устраивала, поэтому консультация, проводимая вечером на дому, ее никак не смутила.
— А-а-а… Ну иди, — сказала Татьяна Тимофеевна, придирчиво осматривая Наташину одежду. Девушка вдруг подумала, что мама может позвонить Стручкову и выяснить, что никакой Наташи он сегодня не ждет. От этой мысли ее спина покрылась потом от страха.
«Ладно, я быстренько сбегаю к Сашке — и назад», — подумала девушка, спускаясь по лестнице. Взгляд Татьяны Тимофеевны буравил ей спину.


Они ехали в набитом людьми автобусе, и Аля чувствовала на щеке дыхание Тигринского. От него пахло мороженым, кожей, потом и табачным дымом. На поворотах автобус заносило, и Стаса и Алю бросало в объятия друг друга. После очередного тесного контакта Аля не выдержала:
— Стас, вам пора выходить, общежитие на следующей, — мрачно отрезала она. Впрочем, нельзя сказать, чтобы объятия Тигринского были Але совсем уж неприятны. Просто она не была готова к этому. Кроме того, она была давно и безнадежно влюблена. И не в Тигринского.
— Алиса Андреевна, м-м-можно я вас провожу? — прошептал Стас девушке прямо в ухо, когда на новом повороте они опять оказались в опасной близости друг от друга и Тигринский, балдея от собственной смелости, даже попытался чмокнуть девушку в щеку.
«Вот так вот… Он меня проводит — прямо до кровати. А где же конфетно-букетная стадия? Или мороженое заменило одновременно и цветы, и конфеты?» — растерянно подумала Аля. Все ее предыдущие романы развивались медленно и неторопливо: три месяца переглядываний, потом два месяца разговоров, затем полгода неспешных прогулок и только потом переходили в стадию «сходить в гости» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Бурный натиск Тигринского, в котором, несмотря на светлые глаза, волосы и веснушки, было что-то первобытно-кавказское, Алю откровенно испугал.
— Стас, почему-то я вас в институте ни разу не видела, — проговорила она, пытаясь сменить тему.
— Видели, — парировал Тигринский. Теперь он совершенно не заикался. — Мы пару раз сталкивались на лестнице, вы просто забыли. Кроме того, я действительно редко выходил из лаборатории Стручкова, так как напряженно работал.
Он протянул руку и вцепился в поручень рядом с Алей, при этом его вторая рука как бы случайно и ненавязчиво обняла ее за талию. Автобус остановился, но Стас и не думал выходить.
— Неужели вы тоже поедете в Митино? — с сарказмом спросила Тигринского Аля, отодвигаясь от мужской руки.
— Ну, с вами я готов ехать и на край света. А вообще, я родом из Новой Каховки, — проговорил ей Стас прямо в ухо. Автобус снова дернулся, Аля качнулась на каблуках, и аспирант ткнулся ей губами в щеку. Почему-то девушка подумала, что Стас сейчас буркнет извинение и отодвинется хотя бы на пару сантиметров, но вместо этого получила еще пару нежных поцелуев. Стас Тигринский был противоречивой натурой — стеснительный и молчаливый на рабочем месте, при общении с понравившейся ему девушкой он сказочно преображался, становился настойчивым, решительным и прилипчивым как банный лист, и нередко добивался своего.
«Зануда — это тот, кому легче отдаться, чем объяснить, почему ты не хочешь этого делать», — подумала Аля и подавила острое желание заехать Тигринскому локтем по роже. Автобус остановился.
— Вот и моя остановка. Всего хорошего, Стас, — проговорила Аля в тихом бешенстве, пробираясь к выходу и цепляясь за пассажиров большими пуговицами своей коричневой дубленки. Тигринский последовал за ней.


Александр Барщевский, красивый тридцатилетний мужчина, работавший в НИИ географии скромным инженером второй категории, жил тем не менее в огромной квартире, количество комнат в которой было невозможно определить, так как в свое время Саша перепланировал жилплощадь, снеся все стены. Теперь кухня, сияющая сталью и белизной пластика, была отделена от столовой высокой каменной аркой. Мебель была дубовой, с резьбой и настоящим древесным запахом. Никогда и ни при каких обстоятельствах Наташа бы не поверила, что хозяин всего этого великолепия работает старшим помощником младшего подающего в заштатном НИИ. По институту то и дело ходили слухи, что Барщевский приезжает на работу на роскошной иномарке, которую оставляет во дворе соседнего дома, а дальше идет, как и все остальные сотрудники, пешком. Еще злые языки говорили, что когда Барщевский бюллетенит, то на самом деле он проводит время где-то на Фиджи в компании с полуголой шоколадной аборигенкой. Сотрудники института задумчиво щелкали языками: где находятся Фиджи, они все, географы по профессии, знали прекрасно. Наташу все эти слухи до крайности интриговали, она ходила к Барщевскому в гости уже в третий раз, но у нее пока не было ни одной версии, откуда у молодого человека, низкооплачиваемого сотрудника научной организации, дышащей на ладан, такие доходы, такая квартира и такая машина. А если он не только сотрудник НИИ, но и еще кто-то, почему продолжает каждый день ходить в институт?
«Что ему нужно в институте? Или кто?» — терялась она в догадках. Впрочем, отгадки не знала не только она, но и все остальные сотрудники НИИ географии. Все, поголовно все, ломали голову над тем, кто же такой Барщевский на самом деле и что ему от них, бедных географов, нужно.


— Па, — свистящим шепотом доложила Лиля в трубку, — статьи здесь нет!
Девушка, успевшая сменить короткое платье в красных маках на брюки и свитер, а шлепанцы с подсолнухами на синие туфли-мокасины, шарила по Алиному кабинету. Кабинет был пыльный и захламленный, он никогда не закрывался на ключ, а любовью к порядку Аля не отличалась. Лиля не решилась зажигать свет, но супермаркет, расположенный через дорогу, был ярко освещен, и его отблесков вполне хватило для того, чтобы читать, хотя и с трудом. Впрочем, Лиле это пока не помогло: девушка перевернула все вверх дном, раскрыла папки, расшвыряла тубусы с картами, два раза пересмотрела все бумаги на столе, под столом и на подоконнике, изучила содержимое шкафов и даже перебрала посуду в тумбочке. Все тщетно. Один раз в коридоре были слышны тяжелые шаги Полканавт, несколько раз Лиля чихнула от поднятой пыли, после этого она попыталась даже жалобно заплакать, но вовремя вспомнила, что ее никто не видит. Лиля уже собралась уходить, когда ее внимание привлекли бумаги в мусорной корзине.
— Папа, тут ничего нет, видимо, она забрала статью с собой, — прошипела Лиля в телефон, пряча пачку листов и дискету под свитер.
Профессор Стручков в сердцах пнул ногой бархатный пуфик. Тот заскрипел и с грохотом завалился набок.


Стас шел рядом с Алей. Она молчала, каблуки зло стучали по асфальту.
— То есть я тебе не понравился, — проговорил Тигринский трагичным голосом романтического героя.
— Нет, извини, — отозвалась Аля, не повернув головы.
— Ну и зря, — хмыкнул Стас. — Тогда пока!
Он остановился, повернулся и быстро пошел к остановке. Аля оглянулась и удивленно посмотрела ему вслед.
«Черт знает что происходит, — подумала она, пытаясь разобраться в своих чувствах. — Он что, так легко сдался? Был ли он действительно мне неприятен? А ведь у меня на самом деле никого нет, и живу я одна, и сейчас буду опять весь вечер сидеть и смотреть телевизор — одинокая двадцатисемилетняя редакторша научного журнала».
Аля смотрела Тигринскому вслед, и в душе у нее уже не было прежней уверенности. Стас быстро и решительно шел к остановке. Уже было темно, только у дороги ярко горели фонари да светили фары проезжающих машин.
«Ну и что с того, что я влюблена в другого? Этот другой все равно не обращает на меня никакого внимания. Если честно, на меня уже давно никто никакого внимания не обращает».
Алисе вдруг стало так жаль себя и так обидно, что Стас ушел, а не остался петь у нее под окнами, и она также вспомнила, что не вышла ни ростом, ни статью, и карьера у нее так себе, весьма средняя, и честно написанную диссертацию забрали Лиля со своим папой-профессором… На ее реснице появилась и повисла большая прозрачная слеза, она смахнула ее рукой.
— Ста-а-ас! — закричала Алиса громко, и Тигринский, как будто только этого и ждал, тут же повернулся на сто восемьдесят градусов и потрусил назад к Але.
— Ну что, чаем напоишь? — с надеждой спросил он. — Я так и думал, что у тебя совесть проснется!
Он подошел к Але вплотную и церемонно взял ее под локоток.


У входной двери нерешительно звякнул звонок, и Барщевский смахнул в ящик стола гору бумаг и калькулятор, потом снял очки и спрятал их в футляр. Очки Александр надевал редко, только если долго читал: у него была дальнозоркость и глаза уставали от напряженной работы. Одним гибким движением Барщевский выпрыгнул из кресла, с наслаждением потянулся, почесал плотный, мускулистый живот с небольшим шрамом и пошел к двери. Так скромно и несмело могла звонить только Наташа: почему-то всегда едва жала на кнопку звонка, как будто боялась его сломать.
«Решительности бы ей побольше, цены бы девушке не было», — думал Александр, идя к входной двери через всю огромную квартиру. Он распахнул дверь, и Наташа в длинном темном пальто юркнула мимо него в прихожую. Светлые золотистые волосы рассыпались по ее плечам. Он закрыл дверь и обернулся.
— Привет! — прошептала Наташа, обнимая его за шею. От нее пахло апельсином, и морем, и лесными цветами.
— Привет, — пробормотал Александр, прижимая ее к себе. — Спасибо, что пришла. Я ждал тебя.
«Только бы мама не позвонила Стручкову. Только бы не позвонила», — думала Наташа со страхом, ища взглядом часы, но Барщевский ничего не заметил.


— Ну, заходи, — Аля распахнула тяжелую металлическую дверь, и Стас вошел к ней в квартиру. — Извини, телефона у меня нет, так что если тебе нужно позвонить, пойдешь вниз на улицу, там есть таксофон.
Аля жила на десятом этаже двенадцатиэтажного панельного дома. Родители купили Але эту квартиру летом, и она все еще стояла без ремонта, с текущими кранами и дешевыми бумажными обоями. Впрочем, девушка всерьез собиралась привести жилище в порядок, поэтому в углу прихожей лежала куча рулонов новых красивых виниловых обоев — кипенно-белых, с рисунком в виде зеленых листьев плюща и синих колокольчиков-переростков. Чуть дальше, у входа в кладовую, стоял бумажный мешок с цементом. Мешок был рваный, цементная пыль постоянно висела в прихожей, поднимаясь каждый раз, когда кто-то входил или выходил из квартиры. За окном, на котором пока не было штор, а только капли дождя, стояла непроглядная осенняя темень. На подоконнике сидел жирный черный кот с белой грудкой и зелеными глазами. Увидев хозяйку, котяра лениво прыгнул на пол, подняв облачко цементной пыли, и начал тереться об ноги.
— Какой милый котик. Как его зовут? — умилился Тигринский, пытаясь погладить кота по угольно-черной голове, но тот вывернулся и снова запрыгнул на подоконник.
— Казбич. Я его на помойке нашла летом, тогда он гораздо меньше весил, чем сейчас, отъелся у меня, — ответила Аля, сняла с плеч влажную дубленку и повесила ее на крючок, вбитый прямо в стену. Крючок вывалился из стены и упал на пол вместе с дубленкой. Тихо выругавшись, девушка подняла ее и положила на подоконник рядом с Казбичем. Тот мгновенно оценил обстановку, улегся на теплую подкладку, закрыл глаза и заурчал от удовольствия.
— Давай я тебе помогу. С ремонтом. Я красить умею, и вообще я х-х-хозяйственный, — быстро проговорил Тигринский, снимая грязные ботинки и ставя их за мешок с цементом.
Аля ничего не ответила, вулкан эмоций, вырывавшийся из Стаса с завидной периодичностью, уже успел ее утомить.
— Мой руки, я сейчас накормлю тебя глазуньей и напою чаем, — крикнула она из кухни.
Стас пошел в ванную в носках, когда-то белых. Сейчас же они были неопределенно серого цвета — то ли застиранные, то ли просто грязные, а на большом пальце правой ноги виднелась внушительная дыра.
«Пристал как банный лист, — подумала Аля, разогревая сковородку. Досада и раздражение возвращались. — Впрочем, — напомнила она себе, — у меня все равно никого нет… Кроме того, позлить Стручкова с Лилей я никогда не откажусь».
Последняя мысль ее успокоила. Масло бодро шипело на сковородке, яйцо плюхнулось на раскаленную поверхность и аппетитно забулькало.
Тигринский тем временем мыл руки. Он ощущал нечто вроде экстаза. Последние восемь лет Стас жил в общежитии — пять лет учебы в университете и три года аспирантуры. Из-за перманентного отсутствия горячей воды он записался в бассейн, чтобы мыться хотя бы два раза в неделю. По утрам в общежитии у рукомойника собиралась очередь, а стирка, и особенно последующая сушка, вообще представляли собой сплошную проблему. Однажды у Тигринского украли шорты, а в другой раз — весь запас носков, которые он непредусмотрительно развесил на веревочке в общажной кухне, чтобы те быстрее высохли. Эта потеря далась ему особенно тяжело, у него даже неделю была бессонница. И вот теперь Тигринский сидел на краю ванны, мыл руки, и никто не торопил его, и не дышал в затылок, и не угрожал украсть последние трусы и ботинки, оставленные в прихожей. Из кухни потянуло глазуньей, и Стас усилием воли заставил себя выключить воду.
«Женюсь. Точно женюсь. Это ничего, что она мелкая, в очках, а также вредная стерва с манией величия», — подумал он, вытер руки и потрусил на кухню, поближе к аппетитным запахам.


Барщевский, одетый в простую клетчатую рубашку, подчеркивающую рельефную мускулатуру, стоял возле бара и наливал коньяк из пузатой бутылки. Наташа, подобравшая светлые волосы наверх, с ногами забралась на удобный кожаный диван, чудо дизайнерской мысли. Лицо у нее было мрачное, она никак не могла расслабиться. Барщевский протянул ей бокал.
— Отличное пойло. Просто супер. Пей, тебе понравится, — сказал он, садясь рядом с Наташей на диван.
Наташа сделала глоток. «Пойло» действительно было потрясающим: вкус мягкий, обволакивающий, с древесными нотками, большой пузатый бокал приятно холодил ладонь.
— Класс… Спасибо! — сказала она.
— На здоровье, — отозвался Барщевский, обнимая ее за плечи. Наташа слегка отстранилась и снова украдкой посмотрела на часы, висящие над аркой, ведущей на кухню. Александр заметил ее взгляд.
«Ну елки-палки… — подумал он про себя, потягивая коньяк, — если она спешит, почему не сказала сразу? А если у нее кто-то есть еще, то тем более почему не сказала?» Ему пришло в голову, что Наташины мягкость и робость вполне могут привести к тому, что она утаит от него какую-то важную — для них двоих — информацию. Просто потому, что побоится говорить об этом вслух. И еще потому, что умалчивание и обман могут казаться ей, живущей в нездоровой обстановке с терроризирующей родных матерью, более безопасной стратегией. Александр знал, что лгать и молчать — значило умножать проблемы.
— Ты спешишь? — мягко спросил Барщевский Наташу. Он настроился на долгую прелюдию и безмятежный вечер и теперь чувствовал себя обманутым.
— Я не спешу, я нервничаю, — быстро сказала Наташа. Ее действительно буквально трясло. — Я соврала матери, что иду к Стручкову на консультацию, и теперь очень боюсь, что она позвонит ему и проверит.
Наташа почувствовала, что у нее начинает болеть желудок. Когда девушка нервничала, у нее всегда болел желудок. Чтобы заглушить боль, Наташа допила свой бокал с коньяком и отправила в рот шоколадную конфету с лесным орешком на маковке.
— А зачем в этом случае врать-то было? — искренне удивился Барщевский и растянулся на диване, положив ноги на журнальный столик. — Сказала бы, что у тебя свидание, и все. Тебе же не пятнадцать лет.
— Мне двадцать четыре, — оборвала его Наташа. — Но моей маме об этом говорить нельзя. Она считает, что мужчина мною попользуется и бросит, поэтому секс не может быть сам по себе. Только в обмен на что-то полезное.
— Женщина как товар? Ну-ну, — ухмыльнулся Барщевский. — Скажи своей маме, что я пользуюсь тобой, а ты, в свою очередь, мной. То есть у нас бартер.
Он захохотал. Наташа вжала голову в плечи и поежилась.
— Это говорить бесполезно, только хуже будет, — наконец прошептала она.
— Это почему же? Говорить всегда полезно. Скажи сто пятьдесят раз, и на сто пятьдесят первый тебя услышат. А что, бегать огородами как заяц и сидеть и дрожать — лучше?
Барщевский засмеялся, протянул руку и положил ее Наташе на колено. У него были короткие жесткие волосы, темные густые брови, и он не признавал сложных решений легких вопросов.
— Ну так как, пойдем? — он недвусмысленно качнул головой в сторону спальни. — Ты сейчас забудешь о всех своих переживаниях. Тем более что они не стоят и выеденного яйца.
Заверещавший звонок чуть не вызвал у Наташи инфаркт. Путаясь в ручках сумки, она вытащила телефон, взглянула на высветившийся номер и схватилась за сердце. Звонили из дома.


Стас с аппетитом поглощал глазунью со вчерашним хлебом, довольно черствым, но все еще вкусным, запивая все это чаем. Глаза его были полны неизбывного счастья.
«Дайте воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде», — вспомнила Аля старый анекдот.
— Стас, — обратилась она к Тигринскому. — Вы уж извините, свободной кровати у меня нету…
— Ничего-ничего! — бурно запротестовал тот. — Я могу и на коврике в углу, и вместе с вами, Алиса Андреевна. И посуду я помою, и мусор вынесу, вы отдыхайте.
«Вот так вот, — подумала Аля, сгружая посуду в мойку. — И даже посуду помоет». Она с тоской посмотрела на горящего энтузиазмом Стаса. Тот вскочил как ужаленный, чуть не наступил на взвизгнувшего Казбича и кинулся к мойке мыть посуду. Глядя на него, Але захотелось, чтобы на месте Стаса сейчас оказался тот человек, которого она любила, но она понимала, что это невозможно. Девушка отвернулась, чтобы Тигринский не видел ее лица.


— Да.
Наташа сжала трубку так, что побелели пальцы.
— Обмануть меня решила? — вместо приветствия процедила сквозь зубы Татьяна Тимофеевна. — Мать обвести вокруг пальца пытаешься? Ну-ну, ты у меня придешь домой.
Девушку начала бить крупная дрожь. Желудок схватило железным кольцом.
— Я была у профессора… Я просто зашла к подруге, — начала она неловко оправдываться.
Барщевский смотрел на Наташу снизу вверх, лежа на диване. Он даже не поменял позы.
— Не ври мне! — закричала мать истерически. — Я звонила Игорю Григорьевичу, он тебя вовсе в гости не ждал! Мразь! Срочно иди домой, я с тобой погово…
Последние слова она произнесла шипящим шепотом. Наташа стояла, втянув светлую голову в худые подрагивающие плечи.
Барщевский встал, подошел к девушке, взял у нее из рук телефон и нажал на отбой.
— Ты что, — закричала Наташа, выйдя из ступора и пытаясь выхватить у Александра трубку, — мама же теперь меня точно убьет!
Она судорожно начала набирать домашний номер, пытаясь перезвонить матери. Барщевский забрал у нее телефон второй раз и, размахнувшись, бросил его в аквариум. В полете аппарат взорвался звонком, а потом с эффектным бульканьем ушел под воду. Он еще секунду дергался и пытался звенеть, а затем замолчал. Из зарослей водорослей появилась толстая любопытная рыба и поплыла к телефону. Наташа стояла открыв рот. Потом она горько всхлипнула и по ее лицу потекли слезы.
— Ма…мама… специально купила мне телефон, чтобы в любой момент иметь возможность меня контролировать, — проговорила она, всхлипывая.
Барщевский подошел и обнял ее за худые дрожащие плечи.
— Ну и хорошо. Теперь этого телефона нет. Я куплю тебе другой, и твоя мама не будет знать номера. Идет? Кроме того, — продолжал Барщевский, плавно перемещаясь в сторону бара и наливая себе в бокал еще немного коньяка, — кроме того, если ты боишься идти домой, то поживи у меня. Ты уже взрослая девочка и можешь жить, где тебе больше нравится. Так и скажи своей маме.
Он обвел квартиру широким жестом, потом бессознательным движением потер шрам на животе и сделал хороший глоток.


Сидя в углу на трехногом табурете, Аля следила за суетящимся у мойки Тигринским. Тот мыл посуду, разбрызгивая воду по всей кухне, и периодически улыбался Але чуть несмелой, но широкой улыбкой. Кухня была единственным местом в квартире, где Алиса уже отремонтировала потолки, наклеив большие квадраты пенопласта с выдавленными на них геометрическими узорами, похожими на греческие, и стены, заменив безвкусные красные розы с пчелками, похожими на летающие сосиски с косящими глазами, на скромные полосатые виниловые обои. Квартиру Але подарили родители, продав свою шикарную двухуровневую жилплощадь в Сестрорецке, полученную перед самым началом перестройки за ударный труд на строительстве дамбы, и купив на вырученные деньги маленькую однушку для дочери в Москве и небольшую двухкомнатную в Сестрорецке, где они жили с младшей дочерью, которой только-только исполнилось пятнадцать. У Али была еще и средняя сестра, Маша, вышедшая замуж за финна Хююпяю и уехавшая жить в Хельсинки. Хююпяя, несмотря на всю свою невероятную флегматичность и страсть к рыбалке и быстрой езде на лыжах по пересеченной местности, был неплохим мужем, денег на Машу не жалел, и та регулярно передавала сестрам то вкуснейший финский шоколад, то свитер с головой лося на груди, то красную рыбу местного посола. Аля сестер любила, хотя в детстве они ужасно ссорились. На подоконнике, в непосредственной близости от брызгающего водой и мыльной пеной Тигринского, стояла маленькая меховая фигурка финского домовика, сделанная из меха лося и подаренная Але Машей на двадцатишестилетие. Девушка встала, взяла домовика и аккуратно переставила его на стол подальше от мойки: Стасик, несмотря на его заверения о выдающейся хозяйственности, не внушал ей особого доверия.
— Давай сюда этого мохнатого зверя, я его постираю, — громко крикнул Тигринский, проследив за Алиным движением. — Поди, пыльное совсем чучело!
Девушка ужаснулась и спрятала домовика в шкаф.
— Стасик, — твердо сказала она, — ты только не трогай мои вещи без разрешения, а то мигом вылетишь в форточку.
Тигринский обиделся, надулся и — о удивительное дело! — домыл посуду в полной тишине.


Наташа наконец вышла из ступора. В ее глазах, залитых ужасом, мелькнула надежда.
— Ты на мне женишься? — быстро проговорила она, глядя на Барщевского.
— Нет, конечно. При чем тут женитьба? — искренне удивился тот. — Я тебе предлагаю убежище, помощь и поддержку. Ты мне небезразлична. Я бы на твоем месте принял мое предложение и перестал играть в игры со своими родственниками. Они совершенно бессмысленны.
Наташа стояла, сцепив зубы. Внутри закипала злость. Его вальяжное спокойствие, его быстрые решения и уверенность в собственной правоте, которые так нравились ей еще полчаса назад, теперь начали безумно раздражать.
— Конечно, ты не собираешься на мне жениться, а всего лишь предлагаешь стать твоей сожительницей! Ты что, не понимаешь, что я не могу так поступить? Как я тогда буду смотреть в глаза родителям?! — всхлипывая, говорила Наташа, размазывая по лицу слезы и глядя на утопленный мобильник. Рыбы уже освоились и вовсю шевелили хвостами, плавая вокруг технического средства связи, теперь пригодного разве что для русалок. Барщевский молча сидел на диване: он уже предложил Наташе все, что мог, и говорить больше не собирался. Захлебываясь слезами, Наташа схватила сумку, опрометью бросилась в прихожую и засунула ноги в сапоги.
— Давай я тебя подвезу. Если уж ты точно собралась ехать домой, — спокойно сказал Барщевский.
— Не надо меня подвозить! — голос Наташи сорвался на визг. Обида из-за того, что он так легко, походя отказался на ней жениться, жгла все сильнее. А она, Наташа, на что-то надеялась, бегала к нему домой втихую от маменьки, со сладостной дрожью предвкушая, как объявит родителям, что выходит замуж, что переезжает к мужу, и тогда уж сможет зажить своей жизнью, и никто не будет ее постоянно контролировать и говорить, что ей делать… От мысли о том, что надежды ее не сбылись, Наташа тихонько завыла, а потом села на скамеечку в прихожей и зарыдала. Барщевский стоял, опираясь широким плечом на косяк двери, и не знал, чем ее утешить. Впрочем, в глубине души он прекрасно понимал, что утешить ему Наташу абсолютно нечем — уж если человек выбрал роль несчастной марионетки, ему ничем не поможешь.


— И ты думаешь, что Лилька это поняла? — спросила Аля Тигринского, который давно перестал дуться и уютно устроился на коврике возле ее кровати. Его голый торс был мускулист и подтянут, правда, шея выглядела несколько тонковатой. Аля сняла очки, вытерла их краем простыни, потом снова водрузила на нос.
— Ну конечно, — кивнул Стас, протягивая руку и касаясь Алиных волос, — ты же и без меня, наверное, знаешь, что она не такая дура, какой пытается выглядеть. Вероятно, она тут же сообразила, что я принес тебе статью. А я два года сидел у Стручкова, анализировал данные подводного сонара, пытаясь найти следы деятельности человека, и вот — нашел город. Конечно, когда Лиля увидела меня в коридоре, она поняла, что я вовсе не жажду передать результаты Стручкову, а хочу опубликовать их самостоятельно.
Аля слегка отодвинулась от руки Стаса.
— А Стручков знал, что ты ищешь?
— Конечно, он ведь сам мне сказал, чтобы я искал что-то похожее на здания… И я нашел. Но только я не хотел отдавать ему координаты.
Говоря это, Тигринский приблизился к девушке еще на полмиллиметра.
— А сам он не сможет повторить то же, что сделал ты?
Тигринский рассмеялся и потер нос. У него было отличное настроение. Впервые за много лет ему удалось принять ванну, и теперь он чувствовал ликование во всем теле. Даже то, что Аля пока явно не воспылала к нему страстью, сейчас не сильно его угнетало.
— Вряд ли он сможет повторить, — отозвался Тигринский, отвлекаясь от сладких мыслей. — Там очень много данных. Я сомневаюсь, что у уважаемого профессора хватит терпения просмотреть каждую черточку на каждом снимке дна. И даже Лиля, хоть она и куда умнее, чем это показывает, не сможет ему помочь. Лиля мелкая интриганка, а не научный работник, изучение двадцати тысяч снимков — не ее планида.
Стас посмотрел на Алю так, что девушке стало жарко.
«Ну что он на меня так пялится? — подумала она с досадой — Я же ясно дала понять, что секса не будет. С другой стороны — я пригласила его домой, разрешила переночевать, и, конечно, он рассчитывает на продолжение. Дурацкая ситуация».
Аля плотнее завернулась в одеяло.
— Знаю, — коротко кивнула она, не желая дальше обсуждать Лилину мнимую дурость. — Девушке в театральное училище надо было идти, изображать рафинированных барышень, у которых внезапно, на фоне острых душевных переживаний, проявляется волчья хватка. Нет, лучше «тигриный оскал».
— Г-г-гы-гы, — хихикнул Тигринский, снова начавший заикаться.
— А город глубоко?
— На глубине всего 8 метров , вода там прозрачная, потом еще два метра, не больше, ила, а залило город внезапно, так что добра там должно быть немерено. И если бы удалось найти пару черепков возрастом три-четыре тысячи лет, это могло бы нас финансово поддержать. Особенно меня, я ведь в общежитии живу.
— Жил. Сейчас ты у меня живешь. Во всяком случае, до завтрашнего утра.
«А завтра утром я сделаю тебе предложение и останусь тут навсегда», — подумал Тигринский и даже заурчал от удовольствия, совсем как Казбич.
— А почему его внезапно залило? — Аля вытащила из-под одеяла руку, зевнула и отправила в рот карамельку из большой вазы, стоящей на тумбочке у кровати.
— Потому что в море в районе Босфора произошло землетрясение, Босфор прорвало, и огромная волна залила небольшое тогда Черное море и плодородную долину Азов. Город стоял на суше, потом оказался на дне. Кстати, на случай, если со мной что-нибудь произойдет, я записал координаты города на обоях возле кухонного шкафчика.
— Ты шутишь? Зачем они мне? — от удивления Аля чуть не подавилась карамелькой.
— На всякий случай, я же сказал… Т-т-ты очень красивая, — сказал он, резко меняя тему и тон. — И вообще, давай попозже это обсудим.
Тигринский протянул руку и выключил ночник.
— Стасик, иди спать, — недовольно проворчала Аля, отталкивая пылающего страстью Тигринского. — Мне завтра рано вставать… Вон возьми одеяло на кресле.
«Ух, какая скромная девушка. Но это хорошо», — размышлял Стас, устраиваясь на коврике под одеялом. Вокруг него бесшумно ходил Казбич и сверкал в темноте зелеными глазами.
«Ну хоть одну ночь тараканы не будут меня донимать», — думал Тигринский, засыпая.


Валентина Ивановна Каверина, начальник планово-финансового отдела НИИ географии, вышла в коридор и заперла за собой дверь. На первом этаже уже никого не было, в такое время, около восьми часов вечера, здание института казалось абсолютно пустым. На улице было уже совершенно темно.
«Что поделаешь, ноябрь», — подумала Каверина, идя по длинному гулкому коридору. Когда-то трехэтажное здание НИИ, похожее в плане на большую бабочку с лестницей вместо брюшка, было княжеским особняком. Ему было лет триста, не меньше, и последние пятьдесят, а то и все восемьдесят лет оно не ремонтировалось. Ах, сколько раз Валентина Ивановна, ответственная за финансы института, уговаривала директора начать делать ремонт, но Леопольд Кириллович был непреклонен.
«Вот мы ремонт сделаем, а зарплату чем будем платить в следующем месяце? А?» — грозно говорил он, отодвигая от себя сметы, заботливо составленные Валентиной Ивановной.
Сейчас, идя по длинному коридору первого этажа, половина лампочек в котором давно перегорела, Каверина тихо и интеллигентно ругалась про себя: пол был старый, щербатый, и она, пожилая дама, шла аккуратно и медленно. Впрочем, Валентина Ивановна знала, что на втором этаже ситуация еще хуже, там когда-то что-то залило, проводка перегорела и весь коридор был погружен в тяжелый мрак, поэтому наверху сотрудники обычно долго не засиживались. Каверина неспешно и осторожно шла по коридору, глядя под ноги. Ей было около шестидесяти, но выглядела она, стройная, подтянутая, мать взрослых сына и дочери, обожавшая классические английские костюмы и шляпки, намного моложе. Перед последним поворотом Валентина Ивановна слегка притормозила, поправляя шляпку, и тут услышала, как кто-то быстро и легко пробежал вниз по лестнице, хлопнула тяжелая входная дверь института, и все стихло.
«Ну и кто же тут, интересно, бегает по вечерам?» — удивленно подумала Каверина, выходя на лестничную площадку, огороженную невысокой кованой оградкой. Одна лестница, широкая, парадная, вела вверх, на второй этаж, другая, узкая, без перил, в подвал. Площадка освещалась тусклой лампочкой в старом плафоне, когда-то металлическом, но сейчас покрытом несколькими слоями дешевой масляной краски, что делало его уродливым. Плафон остался еще от прежних хозяев и был, кроме потеков краски, покрыт толстым слоем пыли. Валентина Ивановна мельком отметила этот факт, подумав, что уборщица Оксана явно работает спустя рукава.
«Впрочем, это не мое дело, а завхоза», — решила она и посмотрела вверх, на площадку второго этажа. Там, в глубоком сумраке, кто-то стоял и смотрел вниз. От неожиданности у Валентины Ивановны перехватило дыхание.
«Это еще что такое?!» — удивилась Каверина, присматриваясь. Но чем больше она присматривалась, тем хуже видела неподвижную фигуру.
«Померещилось… Надо серьезно поставить вопрос о ремонте проводки, нельзя же так работать. Скоро мы будем ходить в институт, как шахтеры — с индивидуальными лампочками на касках», — Валентина Ивановна перекрестилась и неспешно спустилась по нескольким ступеням к выходу. У самой двери, в застекленном закутке, мирно дремала вахтерша Полина Георгиевна, семидесятилетняя старушка, которая почти ничего не слышала, мало что видела и все время тихонько посапывала на стульчике, укрывшись большим платком. Когда Валентина Ивановна проходила мимо, вахтерша даже не пошевелилась.


Наташа стояла перед дверью и не могла заставить себя войти. Она слишком хорошо себе представляла, как ее встретят.
«Мама мне желает только добра», — повторила она несколько раз про себя, как мантру, собираясь с духом. То, что Татьяне Тимофеевне больше всего на свете хочется не добра, а кем-нибудь управлять и манипулировать, хотя бы и собственной дочерью, Наташе в голову не приходило. Съежившись, девушка нажала на кнопку звонка. Дверь распахнулась почти мгновенно, на пороге стояла Татьяна Тимофеевна. Она была странно спокойна.
«Затишье перед бурей», — подумала Наташа. Ей стало страшно.
— Я только что звонила профессору, — начала мать тихо. От этого тихого голоса девушку пробрал ужас. Уж лучше бы мать кричала и угрожала. — Я звонила Игорю Григорьевичу. Он тебя ждет.
— Мама, я к нему не пойду! — заплакала Наташа, закрыв лицо руками и вжавшись спиной в дверной косяк. Она слишком хорошо знала, зачем Стручков приглашает аспиранток к себе домой. Татьяна Тимофеевна нависала над дочерью, как гора.
— Пойдешь, — грубо сказала она, дернув Наташу за рукав. — Ты мразь, лгунья! Мы с отцом так хотели, чтобы ты поступила в аспирантуру. Мы так поддерживали тебя. Теперь всего-то осталось — ублажать некоторое время старого хрыча. Всего два раза в месяц, тьфу! Зато научная степень — это на всю жизнь. Все лучше, чем бегать к какому-то там… инженеру второй категории.
Последние слова мать выплюнула как ругательства. Потом Татьяна Тимофеевна на мгновение прикрыла злобные свинячьи глазки, как будто вдавленные в бесформенное тесто лица, и представила, как она рассказывает соседкам на лавочке, что ее дочь стала кандидатом наук, а у тех завистливо вытягиваются лица.
— Давай, иди… — еще раз повторила она, и Наташа, размазывая слезы и так и не зайдя домой, повернулась и пошла к лифту.


Оставшийся в одиночестве Барщевский допил коньяк и съел две конфеты из приготовленной для Наташи коробки, вытащил из аквариума испорченный телефон, потом покормил потревоженных рыбок. У него было много работы, и Александр вернулся за свой рабочий стол, вынул очки и, хотя он и не планировал продолжать сегодня заниматься делами, углубился в расчеты. В полдевятого Барщевский позвонил своей бухгалтерше, а двадцать минут спустя — начальнику юридического отдела. Все это время он думал о Наташе и злился и на нее, и на Наташиных родителей, и на себя, хотя и понимал, что девушка мечтала о невозможном: жениться на ней он не мог, не хотел и не был готов к такому повороту событий. В девять он пошел на кухню и заварил себе чашку крепкого черного чаю, затем позвонил маме, и только потом, более-менее успокоившись, он вернулся к работе, которая вскоре захватила его целиком. И все равно в глубине его души осталась неясная тревога — что-то подсказывало Александру, что сегодняшняя встреча с Наташей была последней и что сейчас происходит то, на что он не может повлиять, чего не может предотвратить и после чего возврата к прошлому уже не будет.


Игорь Григорьевич жарил цыпленка на сковородке в шипящем масле. На столе у него стояла бутылка вина и два высоких хрустальных фужера на белой скатерти. Стручков, одетый в розовый фартук, приправил цыпленка перцем, посмотрел на часы и проверил, на месте ли презервативы. Профессор любил презервативы с пупырышками и ароматом клубники. До прихода его новой аспирантки Наташи, мать которой, милейшая Татьяна Тимофеевна, согласилась с тем, что дочери необходимо периодически навещать научного руководителя в обмен на помощь в работе над диссертацией, оставалось еще около пятнадцати минут, но Игорь Григорьевич постепенно распалялся, предвкушая визит интересной длинноволосой блондинки. Аспиранты и аспирантки, всегда готовые служить, а также их родители превращали жизнь профессора Стручкова в сплошной праздник. Даже квартира — и та была подарена любимому руководителю вьетнамским аспирантом, страстно желавшим получить ученую степень. Звонок в дверь отвлек Игоря Григорьевича от приятных размышлений.
«Надо же, раньше пришла… не терпится ей», — радостно подумал Стручков, еще раз быстренько проверил презервативы, потушил газ под цыпленком и, снимая по дороге фартук, пошел открывать дверь.
…Когда Наташа вышла из квартиры Стручкова, было уже около одиннадцати. Ноги болели, грудь была искусана ненасытным профессором. Девушка с трудом дошла до скамейки в парке, села на холодные гладкие доски, съежилась и заплакала от отвращения и унижения.


Тигринский проснулся первым и долго смотрел в окно. Там было пасмурно, сыро и темно: туман, поднявшийся еще вчера вечером, и не думал рассеиваться. Казбич сидел посреди комнаты и смотрел на Тигринского настороженным взглядом. Аля спала, накрывшись одеялом почти с головой. Она тихонько сопела, лицо было серьезным.
«Наверное, снятся рабочие будни», — подумал Стас, встал с коврика, стараясь не скрипеть, сложил одеяло на кресло и пошел на кухню.
«Надо приготовить завтрак», — решил он и полез в холодильник. Готовить Тигринский умел, но не любил: многолетняя жизнь в общежитии многому его научила, в том числе стирать майки и жарить картошку, но он всей душой ненавидел эти занятия. Казбич тоже пришел на кухню, развалился на подоконнике и смотрел на Стаса с плохо скрытым раздражением: ему категорически не нравилось, что какой-то непонятный тип роется в их с хозяйкой холодильнике.
«Ничего, вот женюсь, и моя жена будет все это делать. И стирать, и картошку жарить. А кота мы назад на помойку отправим, вон как разжирел, свинтус», — думал Стас, и довольная улыбка сама собой появлялась на его светлом веснушчатом лице. Начистив картошки и поставив сковородку на огонь, чтобы прогреть масло, Стас провел рукой по лицу и обнаружил там заметную щетину.
«Побриться надо, — подумал он, швырнув в Казбича подгнившей картофелиной. Тот негодующе замяукал и убежал к хозяйке. — А зачем мне бриться? Мне, собственно, идти никуда не надо. Назад в общежитие я не пойду. В институт тем более. Там Стручков, а мне с ним не о чем разговаривать, — думал он, глядя, как аппетитно подрумянивается на сковородке картошка. — Сейчас проснется Аля, я сделаю ей предложение, она согласится стать моей женой, и тогда я точно не уйду отсюда уже никуда». Эта мысль его вдохновила до крайности, на заросших щетиной щеках даже выступил румянец. Через полчаса картошка была готова, но Аля все спала и спала.
— Аля… цветочек ты мой аленький, — шептал Тигринский, пытаясь аккуратно растолкать девушку. — Вставай, солнышко, уже почти девять часов.
«Солнышко» вдруг резко вскочило, схватило часы и с криком «опять опаздываю!» кинулось в ванную. Тигринский, ранняя пташка, привыкший, что в общежитии кто первый проснется, тот и наденет единственные на всю комнату носки, только пожал плечами. Аля вовсю фыркала и плевалась под душем, иногда вскрикивая что-то вроде «уже почти девять часов! О ужас!». Стас тем временем на кухне репетировал главные слова. Он поставил на стол тарелку с картошкой, положил рядом вилку, порезал остатки хлеба и намазал их маслом, а также приготовил чай. Все выглядело так аппетитно, что Стас с трудом подавил жуткое желание съесть все это сам. Вместо этого он сел в угол и принял смиренный вид. Ровно через секунду после этого на кухню влетела Аля, уже одетая в свою обычную серую одежду и с очками на носу, плюхнулась на стул и стала стремительно поглощать картошку, нервно поглядывая на часы.
— А ты почему еще не одет? — пробурчала она с набитым ртом. — Одевайся быстрее! Мы сейчас выходим.
— Алька, я давно хотел тебе сказать… Выходи за меня замуж, — прошептал Тигринский достаточно, по его мнению, романтичным голосом.
Аля смотрела на него в немом изумлении. Потом она, не переставая жевать, отрицательно покачала головой. Стас оскорбился до глубины души и стал медленно покрываться красными пятнами. Аля с трудом дожевала, глотая целые куски и рискуя подавиться и задохнуться.
— Станислав, — проговорила она со всевозможной мягкостью, — спасибо тебе большое за предложение, тем более что мне уже много лет никто ничего подобного не предлагал. Но мое сердце занято, я влюблена… в другого человека. Поэтому ты меня извини, но я вынуждена отказаться.
И она, помимо воли, представила себе, как тот, другой, которого она видела в своих снах и о ком рыдала, вцепившись зубами в подушку, говорит ей «выходи за меня замуж». Глаза наполнились слезами, и ей захотелось заплакать над несбыточными мечтами вместе с Тигринским.


Наташа проснулась оттого, что мать держала над ее ухом звонящий будильник, но ни сил, ни желания поднять голову с подушки у девушки не было. Она пришла домой, хотя предпочла бы прыгнуть с моста, а больше всего ей хотелось пойти к Барщевскому и пожаловаться, и поплакать у него на плече, но она понимала, что опоздала — соглашаться на его предложения нужно было сразу.
«Но он же ничего не знает пока, — думала Наташа, умывая в ванной отечное лицо и замазывая на шее бордовый засос, поставленный любвеобильным руководителем, — я ничего Саше не скажу, и все будет по-прежнему. А два раза в месяц — это не очень часто. Плохо, конечно, неприятно… Но я как-нибудь постараюсь это пережить».
Из зеркала прямо на нее смотрело бледное, нездоровое лицо с воспаленными глазами, а засос на шее замаскировать не удалось. В дверь ванной резко постучали.
— Наташа, выходи, пей чай и иди на работу! — прокричала Татьяна Тимофеевна. — Что ты там так долго возишься?!
Наташа покачнулась и закрыла глаза. Иногда ей казалось, что терпению пришел конец. Тем не менее она с упорством мазохистки продолжала играть предложенную ей роль.


Стас был раздавлен. «За меня не хотят замуж… Меня выгоняют! — подумал он горестно. — А я как дурак картошку жарил все утро!» Казбич, снова занявший свое любимое место на подоконнике, обидно ухмылялся и шевелил длинным пушистым хвостом. Перед глазами Стаса замаячил призрак родной Новой Каховки со всеми ее прелестями, самой впечатляющей из которых был степной чистый воздух. Впрочем, чистый воздух Стаса привлекал мало — он еще не достиг того возраста, когда человек начинает думать о здоровье.
— Ты еще не побрился? Давай быстрее, — проговорила Аля, явно не желая более обсуждать его брачное предложение и старательно вытирая остатки масла последним кусочком позавчерашнего хлеба.
Стас встал и поплелся в ванную бриться. Говорить он не мог. Разочарование было сильным и глубоким. Не так, нет, совсем не так он представлял сегодняшнее утро. Он, дурак, мечтал, что они будут медленно и романтично завтракать, без свечей, конечно, но с романтическими переглядываниями, подмигиваниями и, возможно, даже с поцелуями… В ванной Стасу стало совсем плохо. Мысль о том, что он должен покинуть эту ванную, в которой никто не дышал ему в спину и он мог спокойно открыть горячую воду и помыть руки, была невыносимой.
«Вот раскопаю город сам, куплю себе десять таких квартир, и вы все пожалеете. На брюхе приползете!» — мстительно подумал про себя Тигринский, так и не уточнив, кто будут эти все, которые пожалеют и приползут.
Аля бегала по квартире, собирая вещи и громко топая.
«Такая мелкая пигалица, и столько шума», — подумал Стас с досадой, нашел на полке женскую бритву, на изящной пластиковой ручке которой было написано: «Венера», и стал грустно смотреть на белоснежную пену, быстро растущую в умывальнике под струей воды. Через пять минут созерцания у него созрел план.
Побрившись, Стас вышел из ванной, быстренько оделся и заглянул на кухню. Аля стояла у стола и быстро глотала обжигающий чай. Серенький свитер и растрепанные волосы придавали ей сходство с маленькой нахохлившейся птичкой.
— Алька, я побежал! Извини, я очень спешу.
— Сейчас вместе пойдем… — проговорила было Аля, но Стас уже стоял у входной двери. Ключ торчал в замочной скважине, он повернул его, распахнул дверь, а потом с силой захлопнул. После этого, подхватив ботинки, он ринулся в кладовку и спрятался там, закопавшись в гору разнообразного строительного мусора. Он старался не дышать. Клубы пыли, которые Стас поднял, забираясь в кладовку, щекотали ему нос и вызывали острое желание чихнуть. К тому же вдруг зачесалась нога. Тигринский мысленно застонал: каждый раз, когда он оказывался на концерте классической музыки, или на заседании кафедры, или на экзамене, или еще на каком-то мероприятии, где нужно было соблюдать тишину, Стас начинал вертеться, чесаться, кашлять и ничего не мог с собой поделать. Он стоял в кладовке и понимал, что больше пяти минут ему не продержаться. Наконец в туалете зашумела вода, потом в щелочку Тигринский, зажимающий нос в последней отчаянной попытке не выдать себя, увидел, как Аля надевает полусапожки на десятисантиметровой шпильке, как накидывает на плечи высохшую за ночь коричневую дубленку, как берет зонтик, последний раз гладит Казбича по мохнатому загривку. Хлопнула дверь, повернулся в замке ключ. Аля ушла, а Стас выбрался в прихожую и оглушительно чихнул, до полусмерти испугав кота, который опрометью кинулся под кровать.
«Я приму ванну и уйду, — подумал Тигринский, снимая куртку и ставя на пол ботинки, — Алька и не догадается, что я был в ее квартире. Когда у меня еще будет возможность поваляться в ванне». Он пошел в ванную комнату, сел на край, насыпал ароматной морской соли и стал наливать воду.


Барщевский обожал принимать горячий душ. Когда десятки мелких струек с силой ошпаривали его, он ощущал все увеличивающийся прилив бодрости во всем теле. Из-под душа он выбирался уже другим человеком, горячая вода смывала тяжелые мысли и мрачные раздумья, если таковые бывали. Сегодня раздумья были.
«Что там Наташа? Как она?» — подумал распаренный и изрядно покрасневший Александр, решив прямо сейчас, перед работой, заехать в магазин и купить девушке новый телефон и коробку конфет.
«Она мне нравится, она мне небезразлична, но я совершенно не готов жениться», — еще раз подумал Барщевский, продолжая вчерашнюю мысль и выбрасывая чудо техники, выловленное вчера в аквариуме и сиротливо лежащее в небольшой луже на подоконнике, в мусорное ведро. Потом он сварил себе кофе, достал из холодильника сыр, оливки, баночку йогурта и пакетик с мамиными котлетками. Мама Барщевского, обожавшая сына, часто передавала ему какую-нибудь домашнюю снедь, а котлетки Александр особенно любил еще с детских времен, когда он дрался за них с младшей сестрой. Завтракая, Барщевский успел позвонить и решить несколько деловых вопросов, потом оделся, сознательно выбирая одежду поскромнее, спустился на улицу и сел в длинную черную машину, приветливо мигнувшую при его появлении четырьмя круглыми фарами. Заставить себя ездить на метро Барщевский не мог, как ни пытался, поэтому машину оставлял во дворе соседнего дома, а сам шел в НИИ географии пешком. Так он поступал уже почти шесть лет.
Утром институт потрясли целых два скандала: кто-то перевернул все вверх дном в Алином кабинете, а в комнате Полканавт, Зульфии и Марьи Марковны на лиане оказался сломанным бесценный бутон. Отсутствие цветка обнаружила Зульфия, как всегда пришедшая на работу вовремя, тем более что руководство по горло загрузило ее работой по анализу селевых потоков на территории страны и оценкой соответствующего экономического ущерба. Аккуратная, точная и педантичная девушка подошла и посмотрела на место слома. Она отметила, к своему удивлению, что цветок не сорван, а аккуратно срезан.
«Что за глупости… Или Полканавт сама его срезала? Вряд ли, я же вчера вроде позже всех ушла из комнаты и дверь закрыла», — размышляла Зульфия, теребя прядь своих роскошных угольно-черных волос.
Пришла Марья Марковна, чей еще более красный, чем обычно, нос недвусмысленно свидетельствовал о бурно проведенном вечере, и с размаху шмякнула тяжелую сумку на свой стул.
— Здравствуй, Зульфия. Что это ты тут увидела?
Марья Марковна подошла вплотную к темно-коричневому старому полированному шкафу и стала изучать лиану, но не заметила ничего подозрительного.
— Засыхает, что ли? Предлагаешь полить? — проговорила она сиплым голосом, рассматривая плотные глянцевые листья. На голове у Марьи Марковны торчала зеленая вельветовая кепка, отлично подчеркивающая цвет носа, короткие темные волосы были изрядно засалены, а на ботинках виднелись следы рыжей глины. Аккуратистка Зульфия слегка отстранилась от коллеги и поправила лацканы своего безупречного пиджака.
— Вы, Марья Марковна, очевидного не замечаете, — едко сказала Зульфия и повела своими темными, аккуратно накрашенными глазами. — Вчера, когда я уходила, цветочек Полканавт цвести собирался, а сейчас на месте бутона — аккуратный срез.
Марья Марковна, наблюдательность которой стремилась к нулю, удивленно уткнулась носом в то место, где раньше был цветок.
— И что это значит? — проговорила она хриплым с перепоя голосом. — Неужто Эмма Никитична сама срезала свой цветочек… Он же вроде еще даже и не распустился?
— Эмма Никитична не могла срезать цветок, потому что я уходила последней, — отозвалась Зульфия. — А сегодня я пришла первой… как обычно. Потому что проблемой селей и лавин никто, кроме меня, не занимается. А срезанный цветочек свидетельствует о том, что в комнату кто-то заходил.
— Может, это уборщица? — проговорила Марья Марковна. — Больше некому. А уборщица — точно заходила. Сто процентов.
— Конечно, уборщица… Цветок, наверное, вечером распустился, она хотела его понюхать, а веточка оказалась хрупкой. А потом место слома она обрезала, чтобы в глаза не бросалось.
Зульфия повернулась и пошла за свой рабочий стол. Компьютер гудел, вентилятор гнал от системного блока струю холодного воздуха, которая шевелила бумажный календарь с изображением купидончика, висевший на стене. В коридоре послышались шаги: на свое рабочее место спешила редактор «Вестника географических наук» Алиса Невская. Она открыла дверь в своей кабинет, и Зульфия с Марьей Марковной услышали ее возмущенный крик. Кабинет был разгромлен.


Полканавт голосила навзрыд. Аля бродила меж раскиданных бумаг в своем кабинете. Директор института Леопольд Кириллович выглядел не менее растерянным и расстроенным, чем они. Только что он разговаривал с вахтершей Полиной Георгиевной, которая, конечно, никого и ничего не видела и не слышала, и теперь чувствовал, что добраться до истинных мотивов происшествия будет непросто, если вообще возможно. На низком широком подоконнике Алиного кабинета с комфортом расположилась Лиля Стручкова, надевшая привычную личину романтической героини, которой и дела нет до какого-то там разгрома, а тем более до дурацкого цветочка. Через стекло за Лилиной спиной было видно, как входят и выходят покупатели из супермаркета на противоположной стороне улицы. Сегодня их было больше обычного — начались предновогодние акции и распродажи. В коридоре как раз добравшийся до работы Барщевский шептался с Наташей Куницыной, работавшей в институте ответственным секретарем и ставшей новой аспиранткой Стручкова. На поясе у Наташи болтался новенький алый телефончик, очень маленький и стильный, а в руках была коробка конфет. Брови девушки были выщипаны в тонкую ниточку, отчего лицо постоянно казалось удивленным. Правда, сейчас было видно, что она скорее расстроена, чем удивлена. Коробка была распечатана, девушка выуживала из нее конфетку за конфеткой и отправляла их в рот. При виде Барщевского Алино сердце ухнуло вниз, забилось, дыхание перехватило, а ноги стали ватными.
«Саша», — только и смогла подумать она, не в силах отвести взгляда от короткой стрижки ежиком и потертых джинсов, безупречно сидящих на его крепкой, подтянутой фигуре, и от клетчатой теплой рубашки, подчеркивающей широкие плечи. И все стало Але безразлично — и разгром в кабинете, и сидящая на подоконнике Лиля, и голосящая Эмма Никитична Полканавт…
«Ну посмотри на меня, — гипнотизировала Аля, на сводя с Александра глаз. — Ну только посмотри на меня, пожалуйста».
Но Барщевский смотрел на Наташу, и заботливо держал ее за руку, и волновался, потому что она была бледной и несчастной. Аля сцепила зубы и, собрав всю свою волю в кулак, отвернулась.
С первого этажа на второй, где располагался Алин кабинет, поднялась Валентина Ивановна Каверина, которая не делала этого почти никогда. Примчался профессор Стручков, он глядел на Алю с плохо скрытой враждебностью, хотя и старался, по обыкновению, мило улыбаться. Впрочем, так сумрачно он глядел на нее уже несколько лет, с того самого момента, как получил по морде сумкой с кирпичами в день защиты дочерью Лилей кандидатской диссертации.
— Ах, какие негодяи! У меня сейчас сердце разорвется! — с придыханием шептала Лиля, глядя на разгромленный кабинет. На нее никто не обратил внимания, и Лиля, томным движением заправив за ухо кудрявую прядь, сочла за лучшее замолчать.
— Что-нибудь пропало? В милицию сообщать будем? — Леопольд Кириллович ходил по кабинету, стараясь не наступать на рассыпанные бумаги и карты. Его лицо было мрачным и растерянным, на лбу обозначилась глубокая складка. В углу сиротливо лежал глобус, на полу рядом с ним виднелась куча старых конвертов, вывернутых из одного из ящиков стола, под ногами хрустел рассыпанный сахар, валялась на боку простенькая стеклянная вазочка с круговыми зелеными следами от цветущей воды, под ней темнела лужа. Аля сто раз собиралась помыть вазу и вылить протухшую воду, но руки так и не дошли. Стручков подошел поближе к директору. Он всегда старался с начальством дружить.
— Тут вообще невозможно выяснить, пропало ли что-нибудь, — мрачно прогудел он. — У Невской тут такой бардак обычно, что и до погрома все это точно так же выглядело.
Аля, не сомневавшаяся, что это дело рук Стручковых, вспыхнула. Лиля ухмыльнулась. Наташа в коридоре что-то говорила Барщевскому, и у Али опять тупо и безнадежно заныло сердце.
— Оксана! — позвал уборщицу директор, повернув голову в сторону кабинета Полканавт, откуда до сих пор доносились всхлипы. Директор, отставной военный топограф, был седым, но седина его совершенно не портила, наоборот, серебряные волосы делали его солиднее и интереснее. Он был высоким, импозантным мужчиной, с голосом густым и низким, движениями неторопливыми, внимательными и живыми глазами. Леопольд Кириллович очень нравился женщинам бальзаковского возраста.
Оксана, округлая хохлушка лет около сорока с глазами разного цвета и гладко зачесанными русыми волосами, работающая еще в трех местах, бодро нарисовалась в дверях. На ногах у нее были красные сапожки на каблучках, которые громко стучали по полу.
— Не видела я никакого цветочка! — закричала Оксана с порога. Глаза ее были злыми — ну никак она не могла понять, почему из-за какой-то бесполезной травки ученая дама Полканавт так убивается.
— Я не об этом вас хотел спросить, — прогудел директор. — Вы вчера самой последней уходили. Ничего подозрительного не заметили? Вы Алин кабинет убирали?
Оксана шмыгнула носом и обвела комнату глазами. Весь ее вид свидетельствовал о том, что она глубоко возмущена вопросами, к которым не имела, по ее мнению, никакого отношения.
— Да, и тогда усе было нормально. Я вымыла пол, затем чашку и мусор из корзины выбросила. Тут если по-хорошему убираться, то неделя нужна, да я и стараюсь бумаги никакие не трогать. Потом я протерла пол и подоконник в кабинете у Эммы Никитичны, Марьи Марковны и Зуль… Гуль… ну этой, смуглой… но они к этому моменту уже все ушли домой. — Тут Оксана сделала паузу и прислушалась, но Полканавт уже затихла. — Нет, я никого не видела, ни души.
— А бумаги из мусорной корзины вы выбросили? Тут целая пачка лежала! — вклинилась Аля. Стручков навострил уши.
— Нет, не было тут никакой бумаги, одни фантики от конфет и пакетики чайные. Я же не в первый раз у вас убираюсь, Алиса Андреевна, бумаги из корзины всегда вытаскиваю и на стол перекладываю. Знаю ж, что потом передумаете выбрасывать и искать будете, — твердо ответила Оксана, разведя руками. Ее широкие бедра горестно заколыхались.
«Точно Лилькиных рук дело, больше некому», — подумала Аля.
Лиля же так крепко задумалась, что даже забыла поддерживать романтично-наивное выражение лица. Если Зульфия, Марья Марковна и Эмма Никитична к моменту уборки уже ушли, то чьи же шаги в коридоре она слышала, роясь в Алином кабинете?


Валентина Ивановна внимательно осмотрела кабинет Али. Ее тонкое интеллигентное лицо было внимательным и сосредоточенным.
«Что же такое здесь искали? И кто? Тот человек, который вчера вечером быстро пробежал по лестнице, или тот, второй, кого я видела в темноте на площадке? Да и был ли тот, второй? Возможно, мне померещилось. И что это за история с цветком?» Задумавшись, она вышла из кабинета, прошла мимо Барщевского и Наташи, которых наградила внимательным взглядом, и отправилась обратно в свой кабинет на первом этаже.


Тигринский лежал в ванне, наполненной красивой розовой пеной, и смотрел в потолок. Горячая вода приятно омывала чресла, запах розы расслаблял мысли и тело. Иногда Стас набирал в грудь побольше воздуха и нырял в пену с головой, а потом выныривал, отфыркиваясь и отплевываясь.
«Можно сделать еще лучше, — размышлял он. — Сделать ключи от ее двери и ходить купаться, когда я точно знаю, что Невская на работе». Мысль ему понравилась, Тигринский улыбнулся сам себе. Скрипнула дверь, и Стас, резко дернувшись, чуть не утонул в ванне, но в дверном проеме появилась вовсе не Аля, внезапно вернувшаяся с работы, а всего лишь Казбич. Морда у кота была наглой и хитрой. Стас швырнул в него тюбиком зубной пасты, и котяра, мяукнув, живо убрался. Правда, теперь Тигринскому пришлось вставать, поднимать тюбик и закрывать дверь, в которую дул сквозняк. Вторично в воду он погрузился даже с еще большим удовольствием, чем это делал в первый раз.


Все время, оставшееся до обеда, Аля убирала свой кабинет. Она уложила на место папки, спрятала в шкаф глобус, обнаружила с десяток нераспечатанных конвертов и давно забытую баночку засахарившегося меда, вытерла пыль, насыпала в сахарницу сахарный песок вместо закончившегося рафинада, отмыла наконец вазочку с зелеными потеками от застоявшейся и цветущей воды, проветрила помещение. К ней заходил Леопольд Кириллович, забегал Барщевский за свежим номером «Вестника географических наук», он весело улыбнулся Але и ушел, двигаясь с грацией сонного тигра, заплывала Полканавт, искавшая карту Украины. Заходила Зульфия, сообщившая, что лиана, похоже, собирается цвести еще раз — на одной из боковых ветвей Эмма Никитична обнаружила маленький зеленый бутончик, чем и утешилась. В половине первого Барщевский появился опять, вернул журнал и в качестве благодарности подарил Але маленькую шоколадку. Але вообще казалось, что Барщевскому всех их ужасно жаль, поэтому он и дарит то одному, то другому сотруднику, а чаще сотруднице, то шоколадку, то конфетку, а то и целую коробку. Приведя все в порядок и вымыв руки, Аля села за свой стол и нажала на кнопку чайника. Тот весело забурлил, зашумел, потом выключился с резким щелчком.
— Аля, в семнадцать тридцать заседание ученого совета, — крикнула ей из коридора проходившая мимо Наташа. Аля отметила про себя, что у той явно нездоровый вид и несчастные глаза. Желая спокойно попить чай, Аля встала, закрыла дверь в свой кабинет, распечатала презентованную Барщевским шоколадку «Сказки Пушкина», прочитала про «У лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том…», бросила в чашку пакетик с чаем и залила его кипятком. Упаковку от шоколадки она положила в специальный конвертик — у нее не поднималась рука выбросить хоть что-то из того, к чему прикасались руки Александра. Хранить выцветшие бумажки было глупо и как-то по-детски, но Аля ничего не могла с собой поделать. Не то чтобы они не дружили — нет, Барщевский с Алисой как раз были в хороших отношениях, как и полагается коллегам, работающим в соседних комнатах, если для Александра, конечно, слово «работать» могло быть применимо, но никогда, никогда Борщ не смотрел на Алю так, как на Наташу. И вообще, женщину он в ней не видел. Девушка вытащила из ящика маленькое зеркальце и, вздохнув, посмотрела в него. Круглое лицо, маленький нос, темные глаза, казавшиеся меньше из-за стекол очков, темная челка и хвостик на затылке… Аля от досады забросила зеркало как можно дальше в ящик стола. Претендовать ей было явно не на что.


Эмма Никитична Полканавт в десятый раз за день встала, чтобы посмотреть на бутон, который находился на ветке, удобно расположившейся в щели между шкафом и стеной, и размяла уставшие от печатанья на машинке пальцы. Вес Эммы Никитичны давно перевалил за сто килограммов, но двигалась она легко. Ее кандидатская диссертация была посвящена геологии Уральских гор, которые она в свое время исходила вдоль и поперек, ночуя в палатке и готовя на костре или примусе. Сейчас у Полканавт был сложный период — у ее младшей любимой внучки проблемы с глазами, и девочка лежала в офтальмологической клинике. Недалеко от двери за компьютером сидела Зульфия. Ее спина была неправдоподобно прямой, как будто девушка проглотила аршин, колени сжаты, ноги стояли на полу строго параллельно, голова слегка наклонена вперед, открывая длинную шею с маленькой родинкой. Волосы Зульфии были зачесаны наверх. Назвать Рашидову красавицей было трудно, восточное лицо с острым длинным носом и темными кругами под глазами выглядело таким же сухим и официальным, как и весь ее остальной облик. Зульфия делала какие-то расчеты, даже от шкафа, где располагался стол Полканавт, было видно, что экран пересекает какая-то длинная ломаная линия.
— Что это у вас, милочка? — спросила Эмма Никитична младшую коллегу, трубно высморкавшись.
— Моделирую условия схода селей на Северном Кавказе, Леопольд Кириллович просил побыстрее сделать, — тут же отозвалась Зульфия.
Полканавт кивнула и углубилась в свою работу. О Зульфии по институту ходили разные слухи. Однажды Эмма Никитична слышала, как Барщевский говорил Валентине Ивановне, что у Рашидовой поддельные документы, потому что он на них, этих поддельных документах, «собаку съел и за версту чует подделку». Как Барщевский мог съесть собаку на документах, Полканавт не знала, но на всякий случай стала держать ухо востро. Сама Зульфия никогда никому ничего не рассказывала, семьи у нее не наблюдалось, приходила она всегда ровно в полдевятого, а уходила в шесть. Работник она была отличный — аккуратный, точный, образованный. Рашидова могла сесть за работу в девять и не отрываться до самого обеда. Руководство в лице Леопольда Кирилловича девушку ценило. После появления Зульфии в НИИ географии слухи и пересуды ходили довольно долго, но так как Рашидова никаких поводов обсуждать себя не давала, то длинные языки в конце концов замолчали, переметнувшись на более благодарные объекты.
— Пойду-ка я принесу водички, а то цветочки завтра поливать будет нечем, — пробормотала Полканавт, устав думать о Зульфие, взяла большую пластиковую бутылку, в которой она носила и отстаивала воду, и побрела в туалет, располагавшийся в конце коридора у центральной лестницы. Несмотря на то что было никак не позже одиннадцати утра, в коридоре стоял полумрак. Эмма Никитична прищурилась и преодолела сложный участок пути на пониженной скорости. В туалете возле умывальника она столкнулась с Марьей Марковной, согнувшейся в три погибели над тонкой струей воды, лившейся из ржавого крана.
— Зульфия Рашидова работает, головы не поднимает, я — работаю, а Марьи Марковны полдня нет на рабочем месте, — мрачно проговорила Эмма Никитична, занимая за коллегой очередь к крану.
Туалет НИИ географии, как и все здание института, находился в крайнем запустении: темный, сырой, похожий на средневековый каземат, он освещался единственной желтой лампочкой, сиротливо висевшей под потолком на белом скрученном проводке. Умывальники были ржавые, текущие, с потолка вечно капало, но особенно раздражали сотрудников старой конструкции унитазы, на которые приходилось забираться ногами, рискуя жизнью и зажимая нос, и балансировать там, стараясь не коснуться плечами влажных, покрашенных зеленой краской стен. Грузная пожилая Полканавт, чья комплекция еле-еле позволяла втискиваться в узкое пространство кабинки, страдала больше всех. Эмма Никитична подняла голову и посмотрела на потолок. В этот момент на ее нос упала тяжелая холодная капля, и Полканавт, скривившись от возмущения, подошла поближе к коллеге, стоявшей на самом сухом пятачке во всем туалете. От Марьи Марковны, мывшей чашку, явственно несло пивом. Впрочем, ее болезненные отношения с алкоголем ни для кого не были секретом.
— Слыхали, Эмма Никитична? Сегодня в половине шестого заседание ученого совета, — сказала она, глядя на Полканавт слегка затуманенным взором. Ее мясистый нос был краснее обычного, на локте явственно обозначилась дыра в обрамлении торчащих ниток. Говоря это, Марья Марковна слегка покачнулась и довольно заулыбалась: ученый совет иногда заканчивался банкетом, правда, так было не всегда, а только в те дни, когда какой-нибудь аспирант выносил на всеобщее обсуждение свою диссертацию, и стоял, и трясся, и заикался, и блеял, пока ученые мужи и дамы разбивали его вымученный научный труд в пух и прах, а потом неожиданно смягчались и выносили положительный вердикт и, весело щебеча на узкоспециальные темы, перетекали в соседнее помещение, к накрытым столам, и звенели бокалами, и желали разомлевшему и счастливому диссертанту дальнейших творческих успехов. Марья Марковна, несмотря на грозный и осуждающий взгляд Полканавт, мечтательно закрыла глаза: вечер сулил бесплатную выпивку и дармовую закуску.


Тигринский, вальяжно развалившись, сидел на стуле в Алиной кухне и пил сваренный в турке кофе. Он был одет в потертый махровый халат, принадлежавший хозяйке, но временно у нее позаимствованный. Еще и двадцати часов не прошло, как скромный, робкий аспирантик Стасик Тигринский вошел в квартиру, а сейчас он уже, как Бобик в гостях у Барбоса, удобно расположился, заполнив собой все доступное пространство. Некоторое время Тигринский раздумывал, стоит ли есть лежащий на нижней полке холодильника кусок торта, а потом решился: наверняка Аля со всей ее безалаберностью и плохой памятью не вспомнит о нем. Казбич грустно смотрел на пиршество с подоконника.
— Что, толстомордик? Тортика захотел? — спросил его Тигринский, вонзая крепкие, острые зубы в мягкую сладкую массу, покрытую слоем розового крема и густо посыпанную измельченными миндальными орешками.
Кот почти по-человечески вздохнул, спрыгнул на пол и, с достоинством неся черную голову, вышел из кухни.


Наташа как раз доедала последнюю конфету из коробки, которую ей подарил Барщевский, и собиралась нести Леопольду Кирилловичу разобранную картотеку со случаями схода селей на территории РФ за последние сто лет, когда в комнату вошел Стручков. Вид у него был ленивый и вальяжный, лицо светилось хорошо разыгранным доброжелательством. Он был похож на Санта-Клауса, милого, мягкого старичка, который, как казалось, вот-вот вынет из кармана вкусный леденец и погладит по головке. Наташа знала, что под обманчиво добродушной внешностью скрывается злобный гоблин. Она остановилась у двери и положила ящик с картотекой на стол. Сердце екнуло, скулы свело от нехороших предчувствий.
— Наташенька, приходите ко мне сегодня вечером. Повторим вчерашнюю программу, а может, и внесем в нее какие-нибудь новые элементы, — громко проговорил Стручков. В его голосе чувствовалось еле сдерживаемое возбуждение.
Наташа попятилась и села на стул, ноги и грудь резко заболели, схватило сердце. Краем глаза она видела фигуру Барщевского, сидящего за столом у окна. Александр рисовал карту схода лавин в Краснодарском крае, а большей частью просто бил баклуши, развлекая Наташу байками и анекдотами. Несмотря на все усилия казаться скромным, он выглядел в НИИ географии как изумруд среди песка, но все к нему привыкли. Сейчас он сидел, развалившись на стуле, внимательно смотрел на Стручкова и Наташу и чувствовал, как ко рту подступает тошнота.
«Вот так вот. Сначала к Стручкову, а потом ко мне? И еще спрашивала, не женюсь ли я на ней? А я, кстати, чуть было не согласился…» — подумал он про себя, глядя на красную, подавленную Наташу, которая что-то бормотала и прятала глаза.
«Мы же договаривались на пару раз в месяц. Я была у вас только вчера. И надеялась, что наши отношения останутся тайной!» — хотела сказать Наташа, но не могла расцепить плотно сжатые зубы. Почему-то ей казалось, что секс с пожилым научным руководителем является самым легким путем защитить вожделенную диссертацию и решить свои карьерные проблемы раз и навсегда, тем более что мама настаивала, а Наташа так боялась Татьяну Тимофеевну… Наташа и предположить не могла, что у Игоря Григорьевича окажется склонность к садизму и бешеный сексуальный темперамент, и, конечно, не ожидала, что Стручков зайдет к ней на работу и громко, никого не стесняясь, прикажет приходить сегодня вечером. Барщевский внимательно следил за ней из противоположного угла комнаты. Ему было муторно и противно, в голове зазвенело. Наташа еле удержалась, чтобы не упасть.


Часа в три Тигринский, напившийся кофе до конца своих дней и дважды искупавшийся в ванне, наконец-то засобирался.
«Пойду-ка я», — решил он, прочитав подшивку журнала «Космополитэн» за прошлый год и почерпнув для себя много интересного. В частности, он узнал, в каких голливудских семьях жены зарабатывают больше мужей и чем это чревато для последних, как бороться с домогательствами на работе, о жизни без секса, о многоженстве, о несчастной любви юной девы к женатику, как правильно делать маникюр и педикюр. О том, что представляет собой последний, Стас знал весьма приблизительно, поэтому он прочитал статью полностью и картинки посмотрел. Затем по возможности уничтожил следы своего пребывания в квартире, надел рубашку, джинсы, свитер, куртку, протер пол в ванной, повесил на крючок халат, надеясь, что он высохнет до прибытия хозяйки, и пошел в прихожую. Он обулся, перекинул через плечо ремень сумки, еще раз проверил, выключил ли везде свет, закрутил ли воду и перекрыл ли газ, и совсем было уже собрался уходить, когда вся очевидная глупость его поступка заставила его охнуть и прислониться спиной к стене. Стас стоял перед закрытой дверью и тупо смотрел на замок в металлической двери, который открывался ключом с обеих сторон. Не веря своим глазам, Тигринский ощупал пальцами замочную скважину, потом проверил все замки, которые отпирались изнутри. Таких было еще два — и оба оказались открытыми. То есть дверь была заперта на один замок — именно тот, который требовал ключа с обеих сторон двери.
— Ешкина вошь, — пробормотал Стас, стоя перед дверью. — Елки-палки, зеленые моталки.
Казбич сидел на полу и, лениво шевеля черным пушистым хвостом, глумливо смотрел на Тигринского.


До начала заседания ученого совета, назначенного на половину шестого, еще оставалось немного времени, когда в кабинет к Але заглянула Валентина Ивановна.
— Алечка, солнышко! — улыбнулась она. — Пойдем, поможешь накрывать на стол. Банкет на тридцать человек, будешь бутерброды делать и бутылки расставлять.
Аля отложила в сторону пачку статей, пришедших в адрес «Вестника», навела кое-какой порядок на столе и пошла на первый этаж, где в правом крыле располагался читальный зал библиотеки. Когда-то, при прежних хозяевах, там находился крепостной театр, даже сейчас в большом полукруглом помещении кое-где была заметна старая облупленная лепнина. На улице уже было темно, в такое время НИИ географии сразу погружался во тьму. Але никогда не нравилось оставаться в здании после захода солнца. Тусклые лампочки, тени по углам, щербатые полы, и только библиотека сегодня сияла множеством огней. Когда Алиса спустилась на первый этаж, Наташа, Зульфия, Полканавт и обаятельнейший молодой человек по имени Дима Коробков, чья защита была запланирована на сегодняшний вечер, уже вовсю накрывали столы. Марья Марковна резала в уголке колбасу: у нее сильно дрожали руки, и расставлять посуду ей не доверили. Наташа была тиха и подавлена, ее глаза покраснели, она избегала смотреть на кого-либо, боясь расспросов — то, что ее отношения со Стручковым, вскрылись, стало для девушки страшным ударом. Кроме того, вечером ей предстояло свидание со Стручковым, и Наташа всерьез рассматривала перспективу прыгнуть с моста вместо того, чтобы идти к профессору домой. Зульфия делала работу старательно, молча и аккуратно — боялась испортить новый лиловый маникюр. Лиля, как замдиректора института по науке и птица высокого полета, имела все права в подготовке банкета не участвовать. Впрочем, в открытую дверь она пару раз заглядывала. Дима носил пакеты, бутылки и ящички из машины, выгружал все это на край стола. Он был милым и приятным парнем с открытым и немного детским лицом, но все время нервно шутил и смеялся, так что сразу становилось ясно, что защиты Коробков очень боится.
«Ну и зря делает, — думала Марья Марковна, которая утром внимательно просмотрела Димину диссертацию. — Ничего в этой защите страшного нет, потому что никому, буквально никому не нужно заваливать Димочку Коробкова. А он трясется, потому что знает, что указал в списке использованной литературы книги, которые, как честно мне признался, в глаза не видел ни разу, а также три раза сослался на „Приложение Б“, якобы находящееся у него на странице 251, а нету у него ни такой страницы 251, ни „Приложения Б“. И боится теперь парень, что это заметят, что будет скандал, и не знает, что у каждого в диссертации можно найти такие огрехи, но никто не станет обращать на них внимание, потому что мы уже накрываем на стол и потому, что вопрос с его защитой, по сути, уже решен».
Но Дима не мог слышать мыслей Марьи Марковны, поэтому он краснел, обливался потом от ужаса и с трудом сдерживал панику. Он забыл о «Приложении Б», совершенно забыл, а когда сегодня утром вспомнил, было уже поздно.
Женщины уже расставили почти половину посуды, когда в банкетный зал зашла Аля.
— Ну где же ты пропадала? Давай, помогай скорее, мы зашиваемся уже! — воскликнула Эмма Никитична и протянула Але нож, огромный кусок сыра в пакете и деревянную разделочную доску.
Аля схватила нож и резала, резала и резала сначала сыр, а потом колбасу, овощи, пока пальцы не начали болеть. Марья Марковна сооружала из нарезанных продуктов аппетитные бутерброды, иногда, когда думала, что ее никто не видит, отправляя кусочек сырокопченой колбаски в рот, а Полканавт сновала с посудой и расставляла ее на длинном столе, не забывая вытирать белоснежной салфеткой каждую вилочку, ложечку и тарелочку. Наташа расставила таблички с именами приглашенных, поставила стулья, разложила салфетки и безучастно села в углу.
«Что-то с ней стряслось», — подумала Аля, глядя на безвольно поникшую фигуру с головой, втянутой в плечи.
Коробков, перетащивший весь набор продуктов, вскоре покинул женщин и, сунув под пятку пять рублей на удачу, быстренько засеменил в зал заседаний. Начиналась его защита.


Прозвенел звонок, шум голосов стих, и Дима, пытаясь унять дрожь в коленках, поднялся на кафедру. Он увидел множество обращенных к нему лиц, и парню стало совсем плохо.
— Ну что ж, начнем! — профессор Стручков выглядел преувеличенно бодрым. Он стоял на кафедре рядом с Димой в дорогом костюме-тройке и по обыкновению любезно улыбался. В первом ряду сидели директор института Леопольд Кириллович, его заместитель Лиля, два оппонента, один из которых прилетел из Владивостока и клевал носом, так как не успел акклиматизироваться, зато второй активно внимал Стручкову, глядя на профессора с напускной сосредоточенностью. Задние ряды были заполнены сотрудниками НИИ географии и представителями ведущей организации диссертанта. Коробков очень волновался, хотя любимый руководитель и убедил его в том, что все пройдет гладко.
«В конце концов, зря, что ли, я полгода строил для Стручкова дачу», — подумал Дима, и эта мысль принесла ему временное облегчение. Из соседней комнаты тянуло чудесным запахом свежего хлеба, сырокопченой колбасы и красной рыбы, лампы отражались в круглых боках бутылок с шампанским, важно блестели белые ряды табличек с именами. Половина заседателей поглядывали в сторону банкетного зала и никак не могли дождаться момента, когда протокольные мероприятия подойдут к концу и можно будет сесть за стол.
— Ну что ж, начнем! — повторил Стручков.
Все посмотрели на него, и только Лиля повернула кудрявую легкомысленную голову и глянула в банкетный зал. То, что она там увидела, ее удивило, девушка на мгновение подняла длинные темные брови, но тут же забыла об этом, сосредоточившись на защите.


Защита приближалась к середине, Полканавт и Марья Марковна достали из коробок печенье, большой торт и начали расставлять на отдельном столике чайные чашки, когда Аля решила, что неплохо бы посетить туалет и смыть с рук жир после тесного контакта со всевозможной снедью. Она понюхала ладони, пахнущие колбасой, перцем, сыром, укропом и блестевшие в ярком свете ламп, успешно придававших запущенному помещению более-менее нарядный вид.
— Секундочку, Эмма Никитична, я помогу расставить чашки, только руки помою, — пробормотала Аля и отправилась на второй этаж, привычно ругая руководство института за отсутствие женского туалета на первом этаже. Она вышла на площадку и мимо низкой кованой оградки, отделявшей спуск в подвал, прошла к широкой каменной лестнице, ведущей на второй этаж.
Короткий осенний день давно закончился, в ноябре солнце заходит в четыре часа. На лестнице было темно, старинный пыльный плафон с тусклой лампочкой освещал только площадку и часть ступенек. Было очень тихо, толстые старые стены хорошо изолировали звуки, и лишь далеко позади, как сквозь вату, доносился срывающийся от волнения голос Димы Коробкова и звон чайной посуды. Аля уже миновала площадку, когда сзади внизу, из подвала, послышался неясный шорох. Аля остановилась и прислушалась. Звук больше не повторялся.
«Крысы?» — подумала Алиса, напряженно всматриваясь в темноту. Все было тихо. Она еще немного потопталась, прислушиваясь, и снова двинулась вперед, к лестнице. В подвале что-то приглушенно звякнуло, сердце ухнуло и упало вниз, потом застучало часто-часто. В ушах зашумело, Аля замерла, затем поняла, что это стучит кровь в ее ушах, мешая слышать. Паника поднималась из глубины ее сознания, заливала разум, вызывала желание бежать, не разбирая дороги, не давала вздохнуть. Аля обернулась. Из зала выбивался свет, но для того, чтобы добраться до гостеприимно светящегося прямоугольника двери в библиотеку и зал заседаний, нужно было пройти мимо низкой оградки, за которой начинался спуск в подвал, и преодолеть длинный полутемный коридор. Идти наверх? На втором этаже никого не осталось, и тот, кто прятался в подвале, это наверняка знал.
Дима повернулся к плакатам и ткнул указкой в один из них.
— Моя работа посвящена вопросам опустынивания и обезлесивания в Средней Азии, — пискнул он. — Опустынивание и вырубка лесов наносят страшно ужасный ущерб хозяйству Средней Азии.
— И страшный, и ужасный ущерб одновременно. Во всяком случае, работу можно считать действительно актуальной, — прошептала Лиля так, чтобы это услышал директор, вытянула вперед длинную ногу в изящной туфле и поковыряла каблуком линолеум. Леопольд Кириллович закатил глаза, но промолчал. Зато оппонент молчать не стал.
— Откуда в Средней Азии леса? Интересно, молодой человек бывал сам в изучаемом регионе? — громким шепотом спросил он соседа, который только что проснулся и сейчас с любопытством вертел головой, проводя разведку на местности. У оппонента была длинная серая борода и смешная фамилия Спиртозаводчиков.
Дима услышал вопрос, внутренне задрожал, заметался, но взял себя в руки и решил тут же расставить все точки над «i».
— В Средней Азии нет лесов, потому что их все вырубили, — твердо сказал он. — Сначала вырубили леса, потом вытоптали и съели траву, поэтому появились пустыни. Мои расчеты показывают, как именно это происходило…
— На второй вопрос тоже ответьте! — весело крикнул кто-то из зала. — Вы сами-то в Средней Азии были?
Дима смутился и покраснел.
— Нет, я не был, я изучал регион по данным другого исследователя, но вот мой научный руководитель, Игорь Григорьевич, ездил туда неоднократно.
В зале засмеялись. Пунцовый Стручков вскочил на ноги.
— Что за вопросы не по теме! — закричал он. — Как вы смеете интересоваться личной жизнью диссертанта? Это неэтично! Мало ли где он был, а где не был? Вот на прошлой неделе защищалась Тычинкина, у нее была работа по геологии Марса. Так что же, она была обязана там непременно побывать?
В зале замолчали. Наташа, услышав голос Стручкова, вжалась в кресло и начала безудержно и бесшумно плакать, закрыв лицо руками и ловя на себе косые и удивленные взгляды коллег. Все еще активно жестикулирующий профессор сел на свое место.


«Кто смел, тот и съел», — подумала Аля, чувствуя, как отступает страх.
Она опрометью вылетела на площадку, оглушительно грохоча десятисантиметровыми шпильками, пересекла ее и, вместо того чтобы мчаться по коридору в зал, подбежала к кованой оградке и, резко перегнувшись, заглянула за нее. Внизу, у входа в подвал, держа в длинных пальцах дымящуюся сигарету, стояла Зульфия. Вид у нее был расстроенный.
— Что, меня хватились? Уже иду, — печально пробормотала Рашидова, загасила сигарету и стала подниматься по лестнице. Ее узкая юбка мешала подъему, строгий пиджак был расстегнут, на шее болтался маленький стильный телефон. Ее темные брови были изогнуты, лоб пересекла глубокая морщина, а темные круги под глазами стали почти черными. Глядя на ее озабоченное, замкнутое лицо, Алиса поняла, что лезть с расспросами не нужно. Она пробормотала что-то по поводу того, что услышала шум и проверяла, не крысы ли это завелись, а потом, чувствуя огромное облегчение, пошла вверх по лестнице.


Висевшая в туалете под потолком тусклая и чрезвычайно пыльная лампочка бросала слабый свет на древний железный умывальник и крашеные влажные стены.
«Ну когда же они поменяют проводку! Ведь лампочка-то сколько стоит? Копейки!» — рассердилась Аля, решив накупить лампочек для коридора и туалета из собственной ближайшей зарплаты. Было очень сыро и зябко. Аля подошла к умывальнику, включила воду, вымыла наконец руки и подумала, что лучшим выходом будет уволиться завтра же.
«Надоели мне эти вечная темнота, сырость, прячущаяся по углам Рашидова, Полканавт со своими дурацкими цветочками… и эта Лилька тоже надоела. Хватит!» — решила девушка. Почему-то ей было очень обидно. Пережитый стресс отзывался ознобом. Аля вытерла руки платком, подошла к двери и замерла — кто-то тихо прошел по коридору. Шаги проследовали в глубь здания и вскоре вернулись назад, пройдя мимо туалета в обратном направлении. Эти шаги остро ударили по Алиным натянутым нервам.
«Спокойно, Алиса, — попыталась она успокоить себя. — Если бы не инцидент на площадке первого этажа и не разгромленный кабинет, ты бы ни за что не отреагировала на какие-то там шаги. С другой стороны, складывается впечатление, что человек крался, стараясь остаться незамеченным и производить как можно меньше шума. Люди, которым нечего скрывать, так не ходят».
Поежившись, Аля выглянула из своего убежища, аккуратно приоткрыв скрипучую дверь, когда-то белую, сейчас неопределенного серого цвета, но человек уже ушел. Аля вышла в коридор, прижимаясь к стене, как вчера поступил прятавшийся от Лили Тигринский. В том крыле, куда ходил неизвестный, было четыре комнаты. В одной сидели Наташа, Барщевский и младший научный сотрудник Таня Куликова, чрезвычайно полная русоволосая девица с острым выступающим подбородком и большими ушами, которая недавно родила двойню и сейчас была в декретном отпуске. В другой — Зульфия, Марья Марковна и Полканавт. Еще одну комнату занимали учебные пособия, там была кладовая. Последнее помещение было редакцией «Вестника географических наук». В одной из комнат горел свет, яркая полоса была видна на полу. Аля тихонько выскользнула из туалета, подавив желание спрятаться в нем до утра, и, собрав все мужество в кулак и вытерев со лба выступивший пот, пошла вперед. Аля шла на свет, шаги гулко отдавались в коридоре. Вдруг ей показалось, что сзади за ней кто-то идет, девушка обернулась, но за спиной была только глухая глубокая чернота. Она сорвалась с места и побежала к комнате, где горел свет. Аля остановилась на пороге, пытаясь унять дыхание. В углу комнаты за столом сидел Барщевский и наливал в стакан водку из высокой прозрачной бутылки.
— Привет… Заходи! — сказал он, с трудом ворочая языком.
Аля вошла, тяжело плюхнулась на стул, взяла еще один стакан и налила его на треть, потом залпом выпила. Черная тень, следившая за ней из коридора, бесшумно отступила назад и пошла в сторону зала заседаний.


— Санек, ты чего раскис? — Аля погладила Барщевского по руке. Сердце застучало, страхи исчезли, остались только любовь и ощущение счастья от того, что можно сидеть рядом с ним, и гладить его, и дышать с ним одним воздухом.
Барщевский молчал. Аля точно знала, что он в состоянии говорить, просто не хочет отвечать. Они пили вместе много раз, и всегда Александр, которого после первого же стакана все начинали называть «Борщ», развозил по домам менее стойких собутыльников. Сейчас он молча глядел на свой стакан. За окном смутно угадывались деревья, моросил дождь, сверкал огнями супермаркет. Иногда проезжали машины, бросая яркие дрожащие пятна на окна, покрытые каплями воды. Аля сидела напротив Александра, смотрела на него и чувствовала острый прилив нежности и любовалась его мужественным лицом, темными глазами, короткой стрижкой ежиком, твердой линией губ.
— Я не раскис, — наконец проговорил Борщ, — просто у меня сегодня был тяжелый день.
— А какой у меня был тяжелый день! Ты даже не представляешь… Просто ужас какой-то, а не денек.
Она налила еще водки. На краешке стакана был виден отпечаток красной губной помады.
— И вовсе я не раскисал, — снова повторил Борщ, глядя на Алю хоть и замутненными, но вполне разумными глазами. — Стручков уже пришел?
— На защиту-то коробковскую? А как же. Сидит в зале, всем улыбается, пребывает в добродушном расположении духа. А что?
Барщевский поежился.
— Ты его аспиранткой была?
— Была, — вздохнула Аля и прижала руки к пылающим щекам.
— Ну и что?
— А ничего. То есть чего — Лилька защитилась по моим материалам.
— Ну, это все знают. Ты злобу-то не копи. Это вредно для здоровья. И для вечной жизни. Извини, закуски нету.
Борщ выдавил себе в стакан из бутылки последние капли, но пить не стал.
— Санек, — проникновенно сказала Аля. — Я бы сбегала за закуской, но, мой милый дружочек, я боюсь выйти в коридор. На Стручкова я злобу не коплю, я его недолюбливаю… Ну за что мне его любить?
— Скажи, Невская, — снова сменил тему Барщевский, покачиваясь на стуле, — а что от тебя Стручков хотел за диссертацию? Тоже секс-услуг?
Глаза Борща уперлись прямо в лицо Але. Она улыбнулась, стекла очков упрямо сверкнули.
— Нет, от меня всего лишь требовался рабский труд. Я, так сказать, для секс-услуг формами не вышла.
— За себя и за Лильку работала?
— Ага. А что? Он тебе, что ли, интим предлагает?
— Не мне. Наташе.
— А она что?
— Ничего. Согласилась.
«Ах-ах-ах… Как нехорошо», — подумала Аля, глядя на осунувшееся лицо Борща, потерявшего девушку, в которую он был влюблен. Несмотря ни на что, она ощутила сочувствие.
— Нет, Алька, я не был в нее влюблен, но она мне нравилась, — проговорил Барщевский, отвечая на ее невысказанный вопрос. — Я ей помощь предлагал, но она отказалась.
— Слышь, Борщ, — сказала Аля, накрывая его руку своей, — ты не убивайся так. Наташка сделала свой выбор. К тому же она тебя не любила, хотя я не понимаю, как тебя можно не любить.
Борщ наклонился через стол и крепко поцеловал девушку.
— Знаешь, милый мой Санюлька, — Аля опустила голову и поковыряла ногтем в щели старого стола с пятнами канцелярского клея. — Ходят слухи, что в институте нет ни одной девушки, с которой ты не был бы близок.
— Это чудовищное преувеличение, — пробормотал Борщ. — Одна такая девушка есть.
— Я, что ли? — алкоголь шумел в ее голове.
— Да, — ответил Борщ и опять крепко ее поцеловал.


Коробков заканчивал свой доклад. Членам ученого совета уже давно надоело слушать его бормотание, они все чаще посматривали в сторону банкетного зала.
«Колбаска уже, поди, засыхает», — думала Полканавт, волнуясь. Ее мощная комплекция требовала постоянной подпитки. Поесть Эмма Никитична любила.


Аля тяжело поднялась, подождала, пока голова перестанет кружиться, и шагнула к двери. «Секс на рабочем месте не доводит до добра», — вспомнила она предостережение, вычитанное в каком-то женском журнале. Но ей было все равно. Секс с Борщом устроил бы ее в любое время и в любом месте. Саша поднялся с пола вслед за ней.
— Санек, надо идти. Иначе все без нас съедят, — произнесла Аля, улыбаясь. Ей стало легко и хорошо. Борщ с ней, и это главное.
— Щас, — пробормотал Борщ и пригладил короткие жесткие волосы. — Кстати, ты так и не рассказала, почему не хочешь идти за закуской. Боишься призрака Черного Геолога?
Аля замерла на полпути к дверному проему. Легенды про Черного Геолога больше всех любила рассказывать всем Марья Марковна, которая однажды наткнулась на него прямо в директорском кабинете. Правда, ей никто не верил.
— Саша, — наконец откликнулась девушка, — мне очень хочется тебе это рассказать, но я не знаю, нужно ли это делать. Кроме того, я не знаю, кто ты. Никто у нас в институте не знает. Ты мне скажешь?
— Я простой инженер, — ухмыльнулся Борщ, — и это все, что я могу тебе сказать. А вот тебе советую не стесняться и облегчить душу. Очень, знаешь ли, помогает. Так что валяй, признавайся, — строго приказал Барщевский, посадил Алю себе на колени, оперся спиной о старый трухлявый шкаф с картами и глобусами и приготовился внимательно слушать.


Тигринский вышел на балкон и посмотрел сначала вниз, а потом вверх. Квартира Али располагалась на десятом этаже двенадцатиэтажного дома, и до земли отсюда было довольно далеко. Другие балконы располагались не вплотную, а на некотором расстоянии, голые верхушки деревьев едва доставали до третьего этажа.
«Может, поджечь квартиру, и тогда меня спасут пожарные? — думал Стас. — А вдруг не спасут?» Ему стало совсем грустно.
Между домами садилось солнце, его круглый диск то появлялся, то исчезал меж облаков. Дул ветер, розовые лучи время от времени освещали влажные стены здания, дождь прекратился, но было сыро и холодно. Тигринский поежился и пошел назад в квартиру.


— Ну и дела, — протянул Борщ, когда Аля, не отводя взгляда от лица Александра, рассказала ему о событиях последних двух суток. Правда, о том, что Тигринский провел ночь у нее, девушка умолчала. — То есть Лиля забрала статью. Ну и что? Все равно у нее есть два конкурента: ты и Стасик. Ты, потому что могла сделать копию со статьи или запомнить координаты, а Стасик потому, что он первооткрыватель и координатки наверняка помнит наизусть. Поэтому будьте осторожны — не исключено, что Лиля попытается тебя и Стасика убрать с дороги. Смотри под ноги и не стой под стрелой.
Барщевский коротко рассмеялся, но Аля видела, что ему совсем не смешно.
— Борщ, — глаза Али наполнились слезами, — если со мной что случится, я хочу, чтобы ты знал: координаты записаны на обоях у меня на кухне, возле навесного шкафчика.
Александр с наслаждением потянулся, отчетливо хрустнули суставы.
— А ты не боишься, — спросил ее Борщ, пристально глядя Але в глаза, — что я сейчас убью тебя, потом задушу в темном углу Лилю, поеду к тебе домой, перепишу координаты, а затем зарублю Тигринского ледорубом?
— Ну ты же не такое западло? А, Борщ? — прошептала Аля, крепко обнимая Александра за плечи. — К тому же ты забыл о профессоре Стручкове. Наверняка Лиля ему передала статью!
— Кстати, о Стручкове. Напомни мне, чтобы я рассказал тебе при случае одну неприятную историю.
— Историю о чем?
— Не о чем, а о ком. О Стручкове, Леопольде Кирилловиче, Марье Марковне и призраке Черного Геолога.


Оппонент Спиртозаводчиков говорил не менее долго и нудно, чем Коробков. Профессор из Владивостока носил длинную окладистую бороду, которую периодически теребил, и старомодные желтые ботинки.
— Никто не будет спорить, что опустынивание и обезлесивание — это, так сказать, бичи нашего времени. И не только нашего! — Спиртозаводчиков поднял длинный узловатый палец с квадратным пятнистым ногтем. — Не только нашего времени. Вспомните, как образовалась Сахара!
В зале застонали. Рассказы профессора о Сахаре часто растягивались не на один час. Многие с досадой посмотрели на часы.
— Так вот, — торжествующе продолжал Спиртозаводчиков, как будто рассказывал о чем-то хорошем и полезном, — еще пять тысяч лет назад на месте Сахары текли реки, зеленели пастбища и пели птицы. Вы, молодой человек, никогда не задумывались о том, откуда в Сахаре столько песка?
— Матвей Афанасьевич, не отвлекайтесь, пожалуйста, от темы, — пискнул председательствующий, но Спиртозаводчикова уже понесло.
— Так откуда там столько песка, молодой человек? — наступал он на Коробкова. — Ну скажите, где вы чаще всего видите песок. С чем он у вас ассоциируется?
— С песочницей на детской площадке.
— О, поколение младое, неразумное! — возопил Матвей Афанасьевич. Стручков в ужасе закрыл глаза. — Какая песочница? Вы что, на пляже никогда не были?
— Был, — коротко ответил Коробков. Ему уже не было страшно, а стало смешно. Еще секунду назад он трясся как осиновый лист и волновался по поводу отсутствующего «Приложения Б», как вдруг страх незнамо куда улетучился и Дима совершенно перестал волноваться. — Я был на пляже, и даже не один раз.
— Видели вы там песок, молодой человек?
Коробков кивнул.
— И что это значит? — продолжал напирать Матвей Афанасьевич.
— Уважаемый оппонент, прошу не отвлекаться от темы, — еще раз напомнил председательствующий, но профессор его проигнорировал.
— Это значит, — ответил Коробков, — что Сахара — это один большой пляж. Там может одновременно загорать очень много людей. Только до моря далеко и тентов на всех не напасешься.
— А зачем им тенты? Они же загорать будут, а тенты загорать только мешают! — подала голос Лиля, вспомнив о своем излюбленном амплуа. Стручков схватился за голову, но Спиртозаводчиков выглядел очень довольным.
— Правильно, девушка в первом ряду, ни к чему тенты, вот именно, — сказал он, делая ударение на последнее «о», — вот именно! Песок появляется там, где много воды, а тенты действительно тут ни при чем. Песок — это признак воды, и никак иначе. А раз в Сахаре много песка, значит, там когда-то было много воды.
Коробков кивнул. Он слушал дискуссию с большим интересом. «Защита диссертации — это, оказывается, вовсе не страшно, а наоборот — весело», — думал он, чувствуя, как на лице сама собой появляется улыбка.
— То есть когда-то территория Сахары была цветущей долиной. Но потом туда пришли люди, — продолжал Матвей Афанасьевич. В его голосе появились трагические нотки. — Люди стали выжигать леса и выпасать скот. Через несколько сот лет тонкий слой почвы истощился, обнажился песок, начались суховеи и песчаные бури. Еще через две тысячи лет на месте плодородной долины образовалась пустыня. А у вас в работе какой фактор является основной причиной опустынивания, юноша?
— Хозяйственная деятельность человека, — ответил Коробков, пытаясь согнать с лица глупую, счастливую улыбку.
— Молодец! Правильно! Ну так я считаю, что Дмитрий заслуживает присвоения ему степени кандидата географических наук.
Спиртозаводчиков сел и разгладил бороду. Он устал.


— Пойдем, со мной тебе не будет страшно. Я знаю это здание как свои пять пальцев. Кроме того, я отлично вижу в темноте.
Борщ взял Алю за руку, и они вышли в длинный темный коридор.
— Ну когда же администрация сделает ремонт, — завела Аля свою излюбленную песню, — уволюсь я отсюда на фиг, ну сколько можно в темноте работать? Днем тут еще можно находиться, но ночью… Я понимаю, что у института нет денег на ремонт. Я понимаю, что многие люди, не связанные с географией, вообще не представляют, что же такое делает институт и за что его работникам платят день…
— Алиса, — прервал ее Борщ, — могу сказать тебе, что ремонт в этом здании не делают не потому, что у администрации нет денег.
— То есть кому-то выгодно, чтобы здание НИИ напоминало руины старой крепости? И чтобы ночью оживали легенды о призраке Черного Геолога? Ха-ха, очень остроумно.
— Подожди-ка, — остановился Барщевский. — А что это дверь в комнату Полканавт открыта?
— Может, проветривают, — тихим шепотом проговорила Аля, прижимаясь к Борщу. Тот решительной походкой подошел к открытой двери, зашел в комнату, через секунду там вспыхнул свет.
— Оба-на, — услышала Аля его веселый голос, — ну и дела!
Аля, войдя в комнату всед за Борщевским, сразу увидела, что от любимой лианы Эммы Никитичны кто-то оторвал и второй цветочек.
— Я знаю, кто это сделал. То есть я не знаю, кто именно, но я слышала его, — быстро проговорила Аля. — Я была в туалете, кто-то тихо прошел по коридору мимо двери, потом назад. Но я не видела, кто это. Зато теперь понятно, что этому человеку было нужно.
Барщевский скосил на нее глаза:
— Нет, Алька. Ни фига как раз непонятно. Что, этот кто-то бегает ночью по коридору и уничтожает зелень только для того, чтобы насолить Полканавт? Впрочем, бывает и такое… Значит у Эммы Никитичны есть враг, который ее очень, очень сильно ненавидит. Если это так, то я ей не завидую.
Борщ выключил в комнате свет и вышел в коридор.


Тигринский, который смирился со своим безнадежным положением, после долгих размышлений решил наврать Але, что случайно остался в ее квартире — пошел на кухню, пока она была в туалете, а потом она — хлоп — и ушла! Он пересмотрел все передачи, принял ванну в третий раз, съел замороженную пиццу из Алиного холодильника, попил кофе, потом выпил чаю, пару раз пнул Казбича, но Аля все не приходила. На улице уже давно было темно, подъезжали машины, в доме хлопали двери, за стеной кто-то ругался, вверху стучали молотком, внизу тоненьким голосом пела бесталанная певичка и лаяла собака.
«Если закрыть глаза, то очень похоже на общежитие», — подумал Стас, вспомнил, что Аля отказалась выходить за него замуж и что перспектива вернуться в общежитие уже сегодня вечером абсолютно реальна, и, опять расстроившись, сел на стул в кухне и уныло уставился в одну точку.


Читальный зал библиотеки, в котором проходил банкет, сиял множеством огней. Рассевшись согласно табличкам, ученые мужи и дамы застучали вилками, зазвенели бокалами, послышались разговоры и смех.
— Слышали, Остроухина пишет докторскую по геофлюидодинамике Черного моря в кайнозое. Обхохочешься! — говорила соседу маленькая сухонькая Лидия Григорьевна.
— Гео… флюидо… динамике? — недоуменно пожал плечами ее сосед. — Еще и в кайнозое?
— Да! У нее, представьте, четвертый муж, трое детей, бывшая свекровь живет с ней, а она туда же! Докторскую диссертацию. Да еще и по геофлюидодинамике.
Лидия Григорьевна фыркнула, ее сосед напрягся и вспомнил-таки Остроухину, в девичестве носившую фамилию Половинкина, полную крупную даму с веселыми глазками, пухлыми щечками и пальчиками, в неизменной тесной блузке, плотно обхватывающей пышную, рвущуюся наружу грудь. Лидия Григорьевна фыркнула второй раз, сосед, представивший себе Остроухину, медленно расстегивающую на груди пуговицы своей блузки, мечтательно причмокнул.
— Вы не знаете, кстати, собирается ли госпожа Остроухина разводиться в четвертый раз? — спросил он Лидию Григорьевну, перебив ее на полуслове, и старушка, заглянув в его похотливо заблестевшие глазки, комично замерла, в изумлении открыв рот.
Аля сидела между оживленно жестикулирующим Стручковым и Зульфией. Напротив, через стол, расположились Марья Марковна, Леопольд Кириллович и Лиля.
«И кто так странно расставил таблички для гостей? Неужели кто-то мог предположить, что мне понравится сидеть рядом с Игорем Григорьевичем?» — думала Аля, положив себе на тарелку бутерброд с колбасой. Она хотела было положить себе еще и оливье, но глубокая салатница оказалась уже пустой.
— Игорь Григорьевич! — обратилась она к сидящему рядом Стручкову. Лиля следила за ней напряженным взглядом.
— Игорь Григорьевич!
— А?! Что?
— Игорь Григорьевич, салатик передайте мне.
И Аля улыбнулась самой сладкой улыбкой, на какую только была способна. Стручков ответил ей еще более приторной гримасой.
— Салатик? Он же с майонезом… А знаете, сколько там калорий? Вам, Алиса Андреевна, нужно за фигурой следить.
Стручков обидно засмеялся и, конечно, салатик не передал. Тогда Аля выхватила у него из-под носа два последних пирожка с грибами. Профессор только зубами заскрипел.
— И представляете, на платье осталась большая дырка, — жаловалась Лиля Леопольду Кирилловичу. — Я поставила утюг, а потом задумалась… замечталась… чувствую, пахнет паленым.
Директор института рассеянно кивал совершенно седой головой.
— А теперь выпьем за молодое дарование, за Дмитрия Сергеевича Коробкова! — воскликнул председательствующий. Марья Марковна, уже успевшая принять на грудь, одобрительно крякнула. Наполнили бокалы вином. Аля вспомнила, что у нее за день росинки маковой во рту не было, не считая, конечно, шоколадки, подаренной Барщевским в обед, и полстакана водки, выпитой с ним же вместо ужина.
— Слыхали, — начала Марья Марковна пьяным голосом, — у нас в институте опять появился призрак Черного Геолога!
Леопольд Кириллович перестал жевать, Стручков тихонько поставил на место блюдо с салатом из крабовых палочек, Лиля и Аля хотели было сделать по глотку вина, но замерли, боясь пропустить хоть слово. И только Зульфия спокойно ела и пила: до Черного Геолога ей не было никакого дела.
— Да, оказывается, он опять появился. Я сама видела, как он ходил в темноте по лестнице!
Леопольд Кириллович тут же начал жевать снова, Стручков потянулся за отбивными, а Аля и Лиля сделали по большому глотку. Вернее, большой глоток сделала Лиля, а Аля, смотревшая прямо на нее, успела только слегка смочить губы, когда почувствовала, что от бокала идет едва уловимый странный и одновременно чрезвычайно знакомый запах. Аля тихо поставила на место свой бокал, и в это время Лиля, захрипев, упала на пол. В наступившей тишине было слышно, как пролетела ожившая по случаю банкета назойливая муха, и в ту же секунду зал огласился криками. К Лиле бросился Стручков, его жена Зинаида Алексеевна, живущая отдельно от профессора со старшим сыном, невесткой и внуком, директор института Леопольд Кириллович, Зульфия и Марья Марковна. Только Аля сидела, не в силах пошевелиться. В суматохе никто не услышал звука падения второго тела, хотя оно и наделало гораздо больше шума, чем Лилино: хрипя и роняя рюмки и тарелки, на пол сползла Эмма Никитична Полканавт. А еще через минуту, когда всем стало ясно, что Лиля не дышит, Аля ощутила, как все ее внутренности сжимаются стальным обручем, руки немеют, а перед глазами мелькают мушки. Шум в ушах все нарастал, и, глядя на бездыханную Лилю, Аля рухнула на пол как подкошенная: яд, смочивший ей губы, начал оказывать свое смертоносное действие. Кто-то пытался делать Лиле искусственное дыхание, кто-то надрывно голосил, приехала «Скорая помощь», четыре человека с трудом подняли Полканавт и положили ее на носилки, но Аля уже ничего не видела.


Тигринский в третий раз за вечер изучил содержимое холодильника, но ничего нового не обнаружил, зато решился-таки съесть засохший и позеленевший кусок сыра.
«Ничего, почти рокфор с плесенью», — подумал он. Деваться ему все равно было совершенно некуда, он продумывал детали своего рассказа о том, как побежал в последний момент на кухню, а Аля не заметила, что он еще в квартире, и захлопнула дверь.
Потом Стас попил чай, посмотрел телевизор и завалился на Алину кровать с новым детективом про крутого мента и сироту, наследницу огромного состояния. Ни сирота, ни мент, разумеется, про состояние не знали до последней страницы, но проницательный Тигринский обо всем догадался уже через пятнадцать минут после начала чтения. Несмотря на чудовищную предсказуемость, детектив Стасу нравился, и он, вдохновленный портретом главного героя-любовника без страха, упрека и жилищных проблем, отжался несколько раз от пола. Было уже поздно, но Аля не спешила домой. Детектив закончился, сыр тоже, и Тигринский заснул, завернувшись в одеяло и смешно поджав ноги.


Лицо врача казалось круглым, распухшим и каким-то диким, как у пьяного инопланетянина. Усилием воли Аля сфокусировала взгляд, и доктор на секунду принял нормальный вид, а потом опять расплылся. Вокруг врача толпились какие-то молодые люди, глядящие на лежащую Алю с нескрываемым любопытством, как на экспонат Кунсткамеры. Комната была выкрашена зеленой краской, потолок побелен, в углах виднелись желтые следы потеков, а за трубой сидел огромный черный таракан и нагло пялился на Алису, шевеля тонкими длинными усиками.
«Больница», — подумала девушка, с трудом разминая затекшие пальцы.
— Больная поступила в бессознательном состоянии, привезли прямо с банкета. Предварительный диагноз — ботулизм… или сальмонеллез, — мямлил практикант в белом халате с чужого плеча.
Доктору было на вид лет тридцать пять. Он смотрел на практиканта с явной снисходительностью.
— То есть сальмонеллез… болезнь немытых рук, — продолжал практикант. У него был хвостик сзади и смешные круглые очки.
— И ног, — подсказала парню девушка-толстушка, у которой белый халат топорщился на заднице.
Доктор рассмеялся. Практикант в очках рассердился. Таракан быстро пробежал по стене, балдея от собственной безрассудной храбрости, и скрылся за казенной зеленой шторкой.
Аля хотела было сказать, что она уже пришла в сознание и слышит все это издевательство, но у нее не было сил открыть глаза.
— Банкет — это так прекрасно, — продолжала толстушка. Доктор посмотрел на нее осуждающе и призвал к тишине.
— То есть предварительный диагноз нам ясен, теперь его нужно уточнить, — уверенно завершил свою тираду практикант в очках.
По коридору с грохотом проехала каталка с очередным несчастным, послышался слабый стон, потом все стихло.
— А что, все, кто был на банкете, заболели? — аккуратно спросил доктор, провожая каталку глазами.
— Нет, но вы же видите, какой пациент у нас мелкий. Кто покрупнее, им нужна была доза сальмонеллеза или ботулизма побольше, а такой пигалице хватило, чтобы откинуть копытца…
Доктор пошел красными пятнами. Практикант понял, что сказал что-то не то, и отвел глаза.
— А вы анализы ее видели? У нее понос-то есть? Почему вы решили, что у нее сальмонеллез? Просто потому, что банкет? А вдруг на банкете была драка и ее стукнули по голове? В этом случае тоже от сальмонеллеза будем лечить? — как-то подозрительно мягко спросил доктор у практиканта. Вид у него стал угрожающий. Толстушка нервно хихикнула.
— Ну, значит, не ботулизм, а… — продолжил было практикант, но доктор перебил его.
— Вы бы хоть в соседнюю палату зашли! — закричал он практиканту. — Там лежит стокилограммовая дама, у которой тоже ботулизм… или сальмонеллез. Или вы считаете, что и она мелковата для сальмонеллеза? Или ботулизма?
— А… Вирус сальмонеллы обладает высокой избирательностью… — загудел практикант и поправил очки на носу, но доктор уже вышел из себя.
— Вон отсюда!! — заорал он, подталкивая практиканта к выходу. — Сальмонеллез — это не вирус! Чему вас только там учат! А потом такие коновалы… к нам… на практику…
Он вытолкал юношу за дверь и изо всех сил ее захлопнул. Толстушка испуганно моргнула и поправила белый халат.
— А вы, Петрушкина, тоже считаете, что это сальмонеллез? — тихо спросил он. Ульяна Петрушкина наклонилась над Алей.
— Я хоть и рядовая медсестра со средним образованием, а не выпускница мединститута, думаю, что это отравление, — сказала она наконец, — только непонятно, чем они отравились. На грибы не похоже, правда, печень поражена. А как там дама в сто третьей?
— Примерно те же симптомы плюс сердечная недостаточность. Впрочем, я ожидал худшего: здоровье у той женщины для ее возраста и массы просто отличное. Скорее всего она выживет.
— А эта? Выживет? — Ульяна махнула рукой в сторону Али.
— И эта тоже почти наверняка очухается. Но в реанимации у нас лежит в коме ее сверстница, та оказалась послабее. Или доза была побольше.
Доктор задумчиво смотрел на лежащую Алю.
— Знать бы, чем они отравились.
— Анализ сделали? — спросила Ульяна, глядя в интеллигентное лицо доктора.
— Да, но никаких следов яда в их организмах нет. Ни у одной. То есть отрава уже распалась.
— Или мы не знаем, что ищем. А симптомы на что указывают?
— В принципе, это больше всего похоже на яд змеи. Девушка, что лежит в коме, чуть не умерла от остановки дыхания, дама в соседней палате всю ночь провела на искусственной вентиляции легких, но сейчас она уже в удовлетворительном состоянии и рвется домой к детям и внукам. Я думаю, через пару дней мы разрешим ей немного погулять. Эта пигалица, — врач махнул рукой в сторону Али, — получила самую незначительную дозу из всех, видимо, она только успела смочить губы или надкусить пищу с ядом. Тем не менее она всю ночь была без сознания и ей потребуется долгое лечение.
— Док, а что же все-таки произошло?
— Не знаю, Ульяна. Надеюсь, милиция разберется.
Виталий Викторович и Ульяна сделали Але укол, измерили давление, и все вышли, аккуратно притворив за собой дверь.


Наташа зря надеялась, что тяжелая болезнь Лили избавит ее от секса с научным руководителем. Около двух ночи ее разбудил звонок и пьяный голос Игоря Григорьевича потребовал, чтобы девушка немедленно ехала к нему домой. Наташа встала, дрожа от холода и ужаса, под строгим взглядом Татьяны Тимофеевны надела белье, джинсы и свитер, заколола наверх прямые светлые волосы, вызвала такси и поехала к Стручкову. Тот метался по квартире, как лев в клетке. Он был пьян и слабо соображал, что делает. Обычно вежливое, обманчиво милое лицо его было искажено, руки дрожали, от него сильно пахло водкой.
— Раздевайся! — закричал Игорь Григорьевич Наташе и принялся срывать с нее пальто. Его пальцы застряли в петлях, он злобно закричал и ударил девушку по лицу. Для своего возраста Стручков был крепок и силен, и удар получился неожиданно сильным. Наташа отлетела в угол и секунду не могла сообразить, где она и что произошло. Потом холодная трезвая ярость затопила обычно робкую и пугливую Наташу с головой. Она схватила складной зонтик и бросилась в атаку.


Валентина Ивановна стояла посреди библиотеки, где Оксана убирала разбитую посуду, сметала в кучу объедки, рассыпанные по полу, вытирала липкие лужи от соуса и варенья. Стулья были разбросаны, один стол перевернут. Вчера, в суматохе, никому и в голову не пришло наводить порядок. Каверина прошлась по полу, усыпанному осколками, наклонившись, задумчиво подняла бокал с остатками вина и понюхала его. Почти все бокалы сразу забрали в милицию на экспертизу и только один этот лежал, блестя покрытым трещинами пузатым боком.
В коридоре раздались шаги. Валентина Ивановна обернулась, под ее ногами хрустнуло стекло. В дверях библиотеки стоял директор и внимательно смотрел на Каверину. Она встретилась с Леопольдом Кирилловичем глазами, пару секунд они испытующе смотрели друг на друга, потом женщина повернулась и вышла из зала, ничего не сказав.


— О, еще двоих привезли!
Ульяна и Виталий Викторович с сожалением оторвались от горячего чая со свежайшими конфетами-коровками, еще не успевшими засахариться, и пошли принимать новых пациентов. На этот раз в больницу доставили мужчину лет шестидесяти с травмами головы, внутренних органов и гениталий и высокую блондинку с поломанными ребрами. Девушка тяжело дышала, на горле отпечатались следы пятерни.
— Это еще что? — промычал практикант, поправляя очки.
— Они подрались, — меланхолично проговорила фельдшер «Скорой помощи», которая и не такое видела.
Мужчина стонал и держался за голову, от него сильно пахло водкой. Девушку тошнило, длинные светлые волосы торчали в разные стороны. Совместными усилиями Виталий Викторович и Ульяна положили Стручкова на каталку и повезли на рентген, а Наташу уложили на топчан и оставили дежурить возле нее практиканта.


На третий день заточения в квартире Тигринский совсем озверел. Очень хотелось есть, а ванна уже не казалась ему такой уж необходимой для жизни. Телефона в квартире у Али не было, на мобильник Стас пока не заработал, поэтому позвонить и выяснить, куда подевалась Невская, он не мог. Казбич обиженно мяукал, он привык к вискасу по утрам и вечерам. Тигринский перерыл всю квартирку Али снизу доверху и в конце концов нашел две бутылки сладкого крымского вина, которые скрасили ему ожидание еще на полдня. Он лег в ванну и медленно потягивал напиток, вкус которого напоминал ему родную Новую Каховку. В новокаховских степях Стас жил в малогабаритной двухкомнатной квартирке вместе в тремя братьями, сестрой и сыном сестры, шустрым Димкой, которого все называли «Димон». Трехлетний Димон, избалованный самопожертвованием бабушки, дедушки, мамы и трех дядей, почему-то избрал Стасика объектом своей самой активной нелюбви. Ах, сколько раз маленький вреднющий Дима картинно падал и заливался негодующим ревом, увидев приближающегося Стасика, сколько раз он подсовывал ему игрушки в карман и убеждал окружающих, что тот их украл «у Димочки маленького», а также вопил, что Стас съел его манную кашку. Кашку при этом вовсю клевали разжиревшие вороны за окном. Наконец Стасик не выдержал и уехал поступать в столицу, надеясь стать геологом и всю жизнь кочевать по экспедициям, избежав таким образом беспочвенных обвинений Димона. Но, узнав об отъезде дяди Стасика, мальчик стал как шелковый и страшно переживал, а в день отъезда они рыдали, обнявшись, правда, на решимость Тигринского ехать учиться в столицу это никак не повлияло. Следующие семь лет, за которые Дима успел вырасти, закончить третий класс школы и объявить родным, что будет «геологом, как дядя Стасик», Тигринский жил в общежитии, но так и не привык к отсутствию домашнего комфорта. Девушки, которые у Стасика время от времени заводились, были такими же неприкаянными, как и он сам, и Тигринского вскоре оставляли как неперспективного в смысле жилплощади. Стас их вполне понимал. Он не был меркантильным, ну разве что немного практичным. Мысли у него были простыми и безыскусными, как у мышки-норушки, он мечтал о своей личной теплой норке, и кладовочке с орешками, и подстилке из соломки…
«Но где же все-таки Невская? Если вдруг окажется, что она уехала на месяц к родителям в Сестрорецк, я пропал», — подумал Стас.
Размышляя о реальности такого варианта, Тигринский почувствовал панику, начал вспоминать, сколько может прожить человек без еды, и прикидывать, протянет ли он стандартные двадцать четыре дня отпуска или все-таки нет, а потом вдруг сообразил, что Аля никак не могла уехать ни к родителям, ни куда-либо еще, потому что увидел на полу Казбича, а кота надо было кормить. Поэтому отсутствие Али было следствием какого-то форс-мажора, а не банального отпуска. От этой мысли ему стало еще хуже, не было никаких шансов, что он, этот форс-мажор, не только быстро закончится, но и вообще закончится когда-либо.
«Если Стручков что-то сделал Але из-за этих долбаных координат, то я могу умереть от голода», — с ужасом подумал Стас, лег на диван и свернулся калачиком.


Каверина, одетая в небесно-голубой костюм с атласными лацканами и с большой коричневой папкой в руках, вежливо постучала в кабинет директора и, услышав из-за высокой, обитой кожей двери приглашение войти, чеканным шагом вошла в комнату. Леопольд Кириллович читал книгу. Когда Каверина вошла, он быстро перевернул книгу и бросил ее, раскрытую, на бумаги. «Хроника гнусных времен», — прочитала про себя название Каверина.
— Интересно? — спросила она Леопольда Кирилловича, указывая на книгу.
— Чрезвычайно! — оживился директор, не сводя с Валентины Ивановны настороженного взгляда. — Правда, я никак не могу понять, кто же убийца.
— Очень своевременное чтиво. А кто покушался на Стручкову, Невскую, Полканавт, вы можете понять? — прямо спросила Каверина.
Директор резко поскучнел.
— Я совершенно не понимаю, как они втроем могут быть связаны… — наконец покачал головой Леопольд Кириллович. — Если это только не случайное совпадение и им троим просто попались несвежие продукты. Надо выяснить, что они ели.
— Они не ели. Они пили, Леопольд Кириллович. На банкете было много людей и все всё видели. Они отравились, выпив вина, причем из этих бутылок пили почти все, а пострадали трое. Это значит, что отрава была не в вине, а в бокалах. Сполоснули их чем-нибудь не тем, например…
— А что за отрава? — медленно произнес директор, глядя на Каверину.
— Невозможно понять. Какая-то органика, сразу распалась, экспертиза ничего не дала. По симптомам похоже на змеиный яд.
— Но яд змеи должен попасть в кровь напрямую. В желудке он нейтрализуется. А тот факт, что экспертиза ничего не дала, как раз свидетельствует в пользу пищевого отравления.
— Я восхищена вашими познаниями, Леопольд Кириллович, — мило улыбнулась Валентина Ивановна. — Давайте теперь перейдем к делу. Планово-финансовый отдел подсчитал, сколько средств нам нужно на ремонт. Могу со всей ответственностью заявить, что эти средства у нас на счету есть, вот заключение главного бухгалтера.
Леопольд Кириллович и бровью не повел.
— Я думаю, дорогая Валентина Ивановна, — тут же отозвался он, — что мы соберем собрание коллектива института и проголосуем, куда направить эти деньги. Не забывайте, что у нас довольно много сотрудников, которые с трудом сводят концы с концами, поэтому совершенно неэтично делать ремонт, когда люди практически голодают. То есть не голодают, конечно, но питаются недостаточно полноценно. Фруктов, например, мало едят. А у многих — дети. Поэтому предлагаю не решать этот вопрос кулуарно, а вынести на всеобщее обсуждение и выплатить, скажем, премию наиболее отличившимся сотрудникам. Вам например.
Во время его тирады Каверина рассеянно изучала свои бумаги. Услышав, что директор предлагает ей премию, Валентина Ивановна не выдержала и расхохоталась.
— Что тут смешного? — мрачно произнес Леопольд Кириллович, подаваясь вперед.
— Нет, ничего, — Каверина взяла себя в руки. — Может быть, тогда хотя бы в туалетах сделаем ремонт?
«Ага. Значит, туалеты!» — подумал про себя Леопольд Кириллович, почесав под столом одну ногу другой. Он не мог поверить своей удаче.
— Я подумаю над вашим предложением, — кивнул он с благосклонным видом. — И проинформирую о своем решении.
— Имейте в виду, — проговорила Каверина, — в случае, если ремонт не будет начат, я планирую обратиться в службу охраны труда и в профсоюз. Пусть проверят, соответствуют ли условия труда в нашем НИИ санитарно-гигиеническим нормам.
Такого директор не ожидал.
«А ведь это и не удар вовсе, а так, легкий тычок», — подумала Валентина Ивановна, наблюдая за изменившимся выражением лица директора.
— Всего доброго, Леопольд Кириллович, — сказала Каверина, встала и, держа спину прямо, тихонько вышла из кабинета директора.
«Ну что ж, теперь можно быть уверенной, что туалеты так и не отремонтируют и бедная Эмма Никитична когда-нибудь залезет в маленькую тесную кабинку и застрянет… Если останется жива после вчерашнего банкета, конечно, — думала она, стараясь не споткнуться на старом щербатом полу. — Но зато теперь он наверняка решится ремонтировать что-нибудь другое. Интересно, что именно? Свой кабинет?» Не сдержавшись, женщина рассмеялась.


— Ты будешь мне отвечать или нет? — с угрозой произнесла Татьяна Тимофеевна, наклоняясь над лежащей на койке дочерью. Ее маленькие, близко посаженные глазки злобно сверкали. — Что у тебя произошло с Игорем Григорьевичем?!
— Ничего не произошло. Я плохо себя чувствую, я буду спать, иди домой, мама…
Голос у Наташи был безжизненным и поникшим. Сквозь стекло окна она видела, как подъехала большая черная машина и из нее, хлопнув дверцей, вышел Борщ. Одет он был как бомж… то есть как инженер второй категории в НИИ, где зарплаты едва хватало на еду. В руке у него был большой пакет. Борщ шел к Але.
«А вот Алька живет одна, к родителям в Сестрорецк ездит только по праздникам, — вяло текли Наташины мысли. — И ни перед кем не отчитывается, никому не объясняет, куда пошла и что там будет делать. Хочет, едет к кому-нибудь в гости и занимается с ним сексом, хочет — едет, но не занимается, а то и вообще может лечь на диване перед телевизором, есть булочки, пить кофе и смотреть сериалы. И никто ей не скажет, что сериалы дурацкие, и никто не напомнит, что от булочек толстеют, и ни одна живая душа не посмеет отогнать ее от телевизора и отправить мыть посуду. Хочет — моет, не хочет — не мо…»
— Ты будешь отвечать, зараза?! — заорала мать, не дождавшаяся ответа на свой вопрос и впавшая от этого в бешенство. — Ты мне будешь отвечать?!
Она вскочила со стула и со всего маху ударила лежащую Наташу по лицу. Наташа охнула и закрыла лицо руками.
«Если четвертый муж бьет вас по морде, то, возможно, дело именно в морде, а не в муже», — вспомнила она глубокую мысль Маши Арбатовой и даже попыталась улыбнуться, но потеряла сознание. Ее соседка Марина, сидевшая на кровати около самой двери и уже почти год боровшаяся с мифическим лишним весом, в панике бросилась вон из палаты.
— Убивают! Спасите!! — заверещала она в холле, размахивая длинными руками-палочками. Марине было восемнадцать, и бороться за худобу она начала после того, как мальчик, в которого она была влюблена, обозвал Марину бегемотихой. Потом он приходил извиняться, но «бегемотиха» его слушать не пожелала. Медсестра Ульяна лично кормила девушку с ложечки, а после тихого часа к Марине приходил психолог Илья Романович, убеждавший девушку в пагубности выбранного ею образа жизни, и пугал «нарушением обмена веществ, выпадением волос и ломкостью ногтей вследствие недостатка минеральных веществ», но Марину все вышеперечисленное беспокоило гораздо меньше, чем лишние, по ее мнению, сто граммов веса. Крики Марины все еще отдавались эхом, когда в палату один за другим вбежали Виталий Викторович, медсестра Ульяна, а также практикант в очках и с длинным хвостом, который метался и подпрыгивал, когда его владелец бежал по коридору.
«Неужто смертный случай!» — охнул врач, увидев бледную, неподвижную Наташу и растерянно стоящую рядом Татьяну Тимофеевну. Ульяна совала девушке под нос ватку с нашатырным спиртом. Практикант попятился, вылетел в коридор и с размаху нажал на сирену, которая завыла и застонала. Через пару минут в палате было невозможно протолкнуться, туда сбежались свободные врачи и медсестры со всей больницы.
— Быстрее! В реанимацию! Видимо, у нее пробито легкое! Наверное, это внутреннее кровотечение… Не заметили вовремя… — бормотал Виталий Викторович, направляя каталку с Наташей к выходу из палаты. Кто-то уже успел приладить к руке девушки капельницу, кто-то сделал укол, Ульяна начала делать искусственное дыхание.
— Стойте… Я сейчас все объясню, — тоненько завизжала вернувшаяся в палату Марина. — Вот эта тетка ее ударила! По роже прямо — хрясь! А Наташка и сознание потеряла!
Наташа пошевелила головой и тихо застонала. Врач, установивший было капельницу, витиевато выругался и начал ее срочно отвинчивать. Виталий Викторович отпустил каталку с девушкой и повернулся к Татьяне Тимофеевне. Его вежливые интеллигентные глаза начали медленно наполняться бешенством.
— Милая дама, — начал он тихо, и все сразу замолчали. — Считаю своим долгом сообщить вам следующее: пока пациент находится у меня в отделении, я несу за него ответственность, поэтому вы быстро соберете свои вещички и больше здесь не появитесь. Еще раз увижу ваше рыло на территории больницы, и вы отправитесь в реанимацию, там сейчас есть свободные места.
Белая как стена Татьяна Тимофеевна два раза глотнула воздух, потом молча взяла сумку и пошла к выходу. На дочь она даже не взглянула.
— Да, и последнее, — сказал врач миролюбиво, — предупреждаю, что я обязан сообщить о происшествии в правоохранительные органы. Нанесение телесных повреждений, повлекших за собой тяжкий вред здоровью…
— А где же это у нее тяжкий вред? Максимум синяк останется, — искренне удивилась Татьяна Тимофеевна, останавливаясь в дверях.
— Тяжкий вред или не тяжкий — это вопрос, знаете ли, к нам, к медикам… Вон отсюда!! — внезапно закричал он, показывая пальцем на дверь.
Татьяна Тимофеевна пулей вылетела из больницы.


Аля с Барщевским сидели на скамеечке в больничном парке и ели пирожки с капустой. День был отличным, воздух — свежим, солнышко ярко светило и приятно грело, желтые листья шелестели на дорожках. По парку кое-где бродили больные, двигались они медленно и печально, загребая ногами и глядя под ноги унылыми лицами хроников. В противоположность им пациенты на костылях бодро прыгали, а два больных, один из которых сидел в инвалидной коляске, а второй носил руку на перевязи, пытались играть в ножички.
В дверь, ведущую в отделение, медленно вплыла Полканавт с большой сумкой. Почему-то Аля не сомневалась, что в сумке у Эммы Никитичны еда и что со здоровьем у Полканавт скоро все будет в полном порядке.
Аля жевала пирожки, оказавшиеся невероятно вкусными. Борщ заботливо подкладывал ей еще и еще.
— Вот что, Алька. Не нравится мне все это, — проговорил он задумчиво. — Охрану тебе, что ли, выделить?
— Мы с тобой не настолько близки, чтобы ты выделял мне охрану, — пирожки таяли во рту. — Сам пек?
— Мама.
— А-а.
— Что-то в последнее время девушки массово отказываются от моей помощи. На свою голову, — проговорил он, закуривая. Струйка дыма, казавшаяся темной на фоне голубого неба, поднималась вертикально вверх. — Как Лилька-то? — спросил Александр, и на его лбу обозначилась глубокая складка.
— Плохо. Без изменений.
— В коме?
— Да.
— Но жива, и это уже хорошо.
— Нет, Борщ, нехорошо. Жива — это слишком сильно сказано. Лиля на искусственной вентиляции легких, и с головой у нее проблемы… она слишком долго была в состоянии клинической смерти. В общем, у Лильки все плохо, и мне уже и диссертации своей для нее не жаль, и страшно за нее, совсем же молодая девушка.
Борщ глубоко затянулся и промолчал.
— Что мне делать, Борщ? Быстренько уволиться?
— Глупости. Заявление в отдел кадров нужно подавать за два месяца. Хотя, конечно, можно просто сбежать, и отдел кадров тебя уволит сам за нарушение трудовой дисциплины.
Аля почесала ногу и поправила очки, съехавшие на самый кончик носа. В отделении зазвонила сирена, мимо пробежали какие-то незнакомые люди в белых халатах.
«Неужто кто-то у нас в отделении преставился? Уж не Стручков ли?» — подумала Аля и на всякий случай перекрестилась.
— Санек, а Санек… А ведь мы могли бы с тобой отправиться в затопленный город прямо сейчас. Пара гидрокостюмов, два акваланга — и мы достанем все эти черепки и осколки ушедшей эпохи.
— Во-первых, прикарманивать археологические ценности, которые по идее должны принадлежать государству, комфортнее летом. Во-вторых, главное не черепки и не осколки, а монеты и украшения, — голос Борща звучал все ленивее и ленивее. Его разморило на осеннем солнышке. — А вообще, это полная ерунда. Может, там и города никакого нет. Стасик мог и ошибиться. Стасик ведь большой оригинал — я бы на его месте уехал куда-нибудь в тмутаракань, подождал бы там, пока вода поменяет агрегатное состояние, и вытащил все сокровища, если они там есть, а не статейку бы писал.
Барщевский выбросил далеко в кусты потухшую сигарету. Аля прижалась к его плечу.
— Он прибежал статью публиковать, так как боялся, что Стручков все исходные материалы перелопатит и сам координаты найдет. Вот и спешил. Уесть профессора хотел. Ты знаешь, я была уверена, что если меня кто и попытается отравить, то это может быть только Лилька. Но теперь я даже не знаю, что и думать.
У Борща зазвонил телефон, он встал, пошел к машине, оперся о капот и стал разговаривать. Аля, которая глубоко уважала личную жизнь других, прислушиваться не пыталась. Вместо этого она взяла еще один пирожок, который оказался с мясом, и с наслаждением впилась в него зубами. Рядом со скамейкой неожиданно возникла чрезвычайно худая девушка с руками-палочками, на тоненьких ножках, с большими ушами. Ее глазки возбужденно блестели.
— Меня зовут Марина, — пискнуло это существо, — я ваша соседка из сто семнадцатой палаты. Угостите меня пирожком, я то я так переволновалась, так переволновалась, что если сейчас чего-нибудь не съем, то умру!
— Пожалуйста, — пробормотала Аля, протягивая Марине пирожок. Та радостно схватила его и побежала назад в отделение, громко чавкая на ходу. Барщевский отключил телефон и вернулся к лавочке. Он сел, вытянул ноги в старых, вытертых почти добела, но очень дорогих джинсах, которые сидели на нем как влитые и так шли Борщу, что Аля зажмурилась.
— А-а-а… Кстати, я, как старший товарищ, считаю своим долгом напомнить тебе, что существует тысяча других способов стать богатым помимо того, чтобы найти клад. Например, открыть магазин или колбасный цех. И убивать никого не надо, разве что налогового инспектора, — проговорил Барщевский, провожая глазами худосочную Марину.
Аля посмотрела на большую четырехглазую машину, припаркованную у больничной ограды, и подумала о том, что Александр, по сути, совсем не прячется, что он пытается, конечно, маскировать свое благосостояние и принадлежность к другому социальному слою, но весьма небрежно. И вновь вопрос о том, кто такой Барщевский и что он делает в институте, уколол Алису и заставил ее пристально вглядеться в мужественный любимый профиль.
«Я ничего о нем не знаю. И никто у нас не знает, — трезво подумала она. — Я ему доверяю, как себе. Правильно ли поступаю?»
— Так вот, Алька, существует много других возможностей заработать деньги, — повторил Борщ, — и волки сыты, то есть деньги в кармане, и овцы целы, то есть коллеги — живы. Для того чтобы стать очень богатым, совершенно необязательно кого-то убивать, тем более убивать коллег оптом, то есть пачками, массово.
— Ага, теперь коллеги у нас приравниваются к овцам, — пробормотала Аля. Александр улыбнулся.
— Ну да, так оно и есть.
— А если нет этого другого пути, а деньги очень нужны?
— Тогда, — Барщевский посмотрел на Алю, — тогда нам нужно искать того, кто мог слышать твой разговор с Тигринским и кому очень нужны деньги, но нет возможностей заработать их иначе, чем поднять пару золотых слитков со дна моря. И таких, кстати, целый институт.
— Кроме тебя. Тебе ж клад не нужен.
— Почему это? Очень даже нужен. Но ты права, убивать из-за какого-то там хлама на дне я не стану. Пока, Алька, мне надо ехать.
Александр пристально посмотрел девушке в глаза, потом поцеловал Алю, встал и пошел к машине.
— Санька! Санька!! — вдруг закричала Аля, вскакивая со скамейки. — Я совсем забыла сказать: покорми, пожалуйста, моего кота. Он там уже, наверное, совсем озверел без еды.
«Как я могла забыть о своем коте? Не иначе как яд вызвал провал в памяти… а ведь мы в ответе за тех, кого приручили», — подумала Алиса. Она засунула руку в карман и достала связку ключей.
— Купи ему кусочки рыбы в желе «Вискас», он их страшно любит. Я тебе потом деньги отдам.
— Натурой отдашь, — усмехнулся Борщ, взял ключи и повернулся, чтобы уходить.
— Борщ, — еще раз закричала Аля, когда Александр уже был у машины, — ты мое единственное спасение от больничной еды! Спасибо тебе! И твоей маме тоже спасибо!
— Я ей передам, — пообещал Борщ. Машина упруго качнулась, когда Александр сел за руль, беззвучно завелась и с тихим шелестом выехала за ворота.
«Кто же он такой? И что он столько лет делает у нас в институте?» — в тысячный раз подумала девушка, вернувшись на лавку. Но думать об этом было все равно что размышлять о пределах Вселенной.


Несмотря на то что воображение у Тигринского отсутствовало, замещенное набором рефлексов, он начал всерьез волноваться за свою жизнь.
«А жива ли Невская вообще?» — задумался он на четвертые сутки и, связав простыни, попытался спуститься с балкона квартиры Али на балкон девятого этажа, но вид вниз был столь убедительным, что Стас с первым же порывом ветра в ужасе заполз обратно. Вечером того же дня он почувствовал жуткий, невыносимый голод. Казбич мрачно лежал на подоконнике. Его шерсть поникла и свалялась.
«Съесть кота, что ли?» — подумал Стас, в который раз обшаривая квартиру в поисках съестного.
Отчаявшись, Тигринский принялся сочинять записки с криками о помощи, сворачивать их в трубочки и бросать за окно. Но кто же будет поднимать с земли бумажки и читать их? Стасу и в голову не приходило, что вынужденное заточение спасает ему жизнь, так как человек, который хотел его убить, в этот самый момент бегал по городу в поисках Тигринского, а тот как сквозь землю провалился. Этот человек, разумеется, не мог знать, что Стас живет в квартире у Али, но даже если бы он это знал, металлическая дверь надежно защищала аспиранта от каких-либо посягательств на его жизнь и здоровье.


— Наташенька, может, вам чайку сделать? — с чувством прошептал практикант, блестя круглыми стеклами очков. Никогда еще он не видел такой красивой девушки и теперь не упускал ни одной возможности побыть с ней рядом. У него даже ноги начинали потеть, когда он заходил в палату к Наташе Куницыной и видел длинные, роскошные, почти белые ее волосы и тонкое, худощавое лицо с красивыми бровями, слегка приподнятыми вверх, и пухлые губы, улыбающиеся только одной стороной, пока вторая половина лица была печальной, как у Пьеро…
— Спасибо, Сережа, принеси, если тебе не трудно, — согласилась девушка. Ее шея все еще сильно болела, а еще сильнее болели ребра. Но едва Наташа вспоминала, какое лицо было у Стручкова, когда она атаковала его зонтиком и как колошматила перевозбудившегося профессора, губы сами собой расплывались в улыбке. Правда, Стручков тоже оказался крепким бойцом, поэтому в долгу не остался.
— Вы теперь в жизни не защититесь! Я всем расскажу, чем вы занимались с вашим научным руководителем! — визжал Стручков, пытаясь огреть Наташу по голове синим дисковым телефонным аппаратом.
Любимый руководитель, проведший трое суток в реанимации, сейчас переехал в соседнюю палату, и вокруг него хлопотала жена, а потом бежала в реанимацию к Лиле, состояние которой оставалось стабильно тяжелым и не было никакого просвета.
К Наташе не приходил никто: мать больше не появлялась, подруг у девушки не было, а Барщевский вычеркнул ее из своей жизни и сердца. Один раз рано утром в окно палаты поскребся Наташин папа, который очень боялся свою супругу и был законченным, забитым подкаблучником, поэтому он отправился к дочери тайком под видом рыбалки. Наверно, маскарад не удался, потому что больше папа к Наташе не приходил. Впрочем, ее это не очень расстраивало, гораздо сильнее угнетала перспектива неизбежного возвращения к родителям. Мысль о жизни, в которой мать диктует Наташе свою волю и получает глубокое удовлетворение от возможности навязать свои решения, продиктованные мелочными прихотями, а никак не интересами дочери, была невыносима.
Для матери она не человек со своими целями и интересами и своей жизнью, а кусок мяса, предмет обстановки, с которым можно делать все, что угодно. Почему-то только сейчас стало Наташе ясно, что не было у нее в семье никогда ни любви, ни уважения, ни поддержки. Одна видимость, лицемерие и больная психика матери, истерички, болезненно зависимой от мнения соседей и делающей все, чтобы быть хорошей в глазах посторонних и страшной мегерой — с домашними. Девушка поняла, что никогда и ни за что не вернется в родительский дом. Она лежала на кровати, смотрела в окно и чувствовала, как злость, возмущение и обида заполняют ее до краев, как сжимаются пальцы, как хочется закричать, заплакать и найти кого-то, кому она была бы нужна и кто бы ее любил.


Машина плавно и быстро летела по проспекту, потом подъехала к обочине и остановилась. Барщевский заглушил двигатель, взял телефон и набрал номер. Ему ответили почти сразу же.
— Ну что там? Как дела? — спросил Александр. Его голос звучал тепло и нежно.
— Все так же, — ответила женщина. — Пока ничего непонятно.
— Мне тоже непонятно, — признался он. — Я сейчас еду на работу.
— На какую именно? — улыбнулась женщина в трубку.
— В институт, — засмеялся Барщевский. — Пока все не закончится, это моя работа.
— Спасибо, — это было сказано сдержанно, но Александр прекрасно понимал, что он действительно нужен.
— Я скоро буду. Пока, я люблю тебя, будь предельно осторожна, — быстро сказал он и нажал на отбой, потом вновь завел машину, выехал на проспект и поехал в сторону НИИ географии.


Наташа заснула, ей снились кошмары: за ней гнался Стручков и бил по голове телефоном. Она проснулась и поняла, что голос Игоря Григорьевича действительно хорошо слышен через стену — профессор капризничал и требовал марципан в шоколаде и раков с пивом. Суп он есть отказывался. То и дело до Наташи долетало его возмущенное ворчание, и только когда к Стручкову заходил врач, профессор замолкал и начинал тихо и жалобно стонать. Наташа думала, что Игорь Григорьевич, как и его дочь, лежащая в реанимации, обладает выдающимся актерским талантом. Стукнула дверь, в палату вошел Виталий Викторович, подошел к Наташе и посмотрел на нее. Наташа повернула голову, встретилась с ним глазами, и вдруг ее сердце упало вниз и замерло, а потом начало стучать часто-часто.
— Посмотрим… — сухо проговорил доктор, обнажая Наташину грудь и аккуратно ощупывая ее больные ребра.
Наташа лежала ни жива ни мертва. В болезни, в тяжелых размышлениях о родителях, маясь от боли и неприятных уколов, девушка сама не заметила, как сильно привязалась к доктору, все нетерпеливее ждала его визитов. Совершенно неожиданно для себя Наташа влюбилась.
Вечером поднялся ветер, пошел дождь и в палатах сразу стало холодно. По этажу гулял сквозняк, в палате Али, расположенной на первом этаже, таинственно шевелились занавески. Тараканы — и те спрятались и не бегали по стенам, и даже за трубой не было видно их торопливого мельтешения. Капли и ветви деревьев били прямо в окна, которые администрация все планировала закрыть решетками, но руки так и не дошли. Свет фонаря, обычно яркий, почти скрылся за пеленой дождя. Часов около пяти к Але зашла Наташа, сказала, что ей разрешили вставать, пожаловалась на Стручкова, на жизнь и больные ребра. Девушки попили чая с ликером, купленным в магазине за углом больницы, причем Наташа, которая сидела на Алиной кровати, поджав под себя длинные худые ноги, еще и подсластила это пойло. Неожиданное чувство к Виталию Викторовичу сбивало ее с толку, Наташе не хотелось оставаться одной, а Марина, с которой она иногда разговаривала «за жизнь», ушла в гости в другое отделение. В Алиной палате было пусто и гулко, две свободные кровати были аккуратно застелены казенными покрывалами, железные пружинные сетки сиротливо провисали почти до самого пола. Соседку Алисы, отравившуюся грибами, собранными возле автозаправки, утром выписали, и девушка осталась одна в большой неуютной комнате. Дождь шумел так сильно, что было плохо слышно друг друга.
— Послушай, Алька, — наконец собралась с духом Наташа, — можно я у тебя немного поживу? Пока не найду другую работу и не сниму квартиру?
— Можно, — кивнула Аля. — Если у тебя, конечно, нет аллергии на кошачью шерсть.
— Нету. У меня ни на что нет аллергии. Только на маму.
— А-а, про твою маменьку я слышала и даже однажды мельком видела, дама она решительная. Не волнуйся, все будет нормально.
— Конечно.
Наташа сделала глоток чая с ликером и пошевелила большим пальцем ноги. Ветер изменил направление и теперь дул прямо в окно, завывая.
— Что ты думаешь по поводу того, что Лилька впала в кому? — спросила Наташа, наблюдая за движением своего пальца. — Мне совершенно непонятно, кто мог это сделать. И, главное, пытались и тебя с Эммой Никитичной отравить… Или это просто пищевое отравление? Например, грибочками…
Аля покачала головой:
— Эта дрянь, которой мы отравились, вызывает остановку дыхания. Грибы, насколько я знаю, так быстро не действуют, а Лилька захрипела и упала на пол сразу же после того, как выпила вина. И еще одно: от вина шел какой-то необычный запах, и я убеждена, что он мне знаком, но не помню откуда…
Наташа подняла голову от чашки и внимательно посмотрела на Алису.
— А на что похож запах? — спросила она.
— Ни на что. Это особенный запах какой-то, — быстро ответила Аля. — Кстати, ходят слухи, что Лилька очень плоха, она все время под капельницей и на искусственной вентиляции легких. Ее вовремя привезли в больницу, еще с десяток минут — и было бы поздно. То есть я надеюсь, что вовремя, потому что некоторые говорят, что все-таки поздно и Лильке уже не выкарабкаться.
Наташа помешала свое пойло ложечкой и отпила еще немного. Ветер выл и бил в окно.
— Алька, посмотри на это с другой стороны. Вы могли поесть грибочков или еще какой-то несвежей или недоброкачественной еды, потом прошло какое-то время и яд начал действовать. В этот момент вы пили вино, поэтому решили, что отрава была в бокалах. А на самом деле — яд вы съели чуть раньше. Насчет запаха — ты уверена, что знаешь, как пахло средство для мытья посуды, которым мыли тарелки и стаканы? Кстати, запах был приятным или нет?
— Скорее приятным. Но очень странным.
— Это вполне может быть аромат какого-нибудь жидкого мыла, я тебя уверяю. Кстати, ты знаешь, есть такие яды, которые действуют не на всех. Кто-то откидывает копытца, а кому-то ничего не делается. От генетики зависит. Так мексиканские индейцы выбирали себе шаманов — давали выпить настой ядовитого кактуса. Если человек умер — он на роль шамана не подходит, ну а выжил — пожалуйста, колдуй себе.
«Вот еще свалился Пинкертон на мою голову», — вяло подумала Аля. Она устала, думать не хотелось, Алиса и так целый день провела в раздумьях, которые, увы, не помогли ей сделать хоть сколько-нибудь стоящих выводов.
— Налей лучше мне еще ликерчика, — сказала она Наташе.
Девушка вылила в кружку Невской остатки из бутылки и допила свой чай. В приоткрытую дверь Наташа увидела, как мимо палаты прошел Виталий Викторович, и ее сердце быстро забилось. Светлый образ доктора в белом халате маячил перед ее внутренним взором, напоминая мальчишку, за спиной которого Наташа сидела в десятом классе. У мальчишки были волнистые волосы, желтые глаза и большой капризный рот. Он был дивно хорош и к тому же отличник. Наташа была влюблена в него целых три года, пока он не поступил в университет и не женился на крупной жгучей брюнетке с красивой фамилией Гордеева. Безутешная Наташа утешилась в объятиях подруги Светы Орловой. Света предпочитала девушек, Наташа — временно — тоже. Но доктор, вправлявший Наташе ребра, был весьма похож на ее юношескую любовь, поэтому и сразил ее, хотя она и не сразу это поняла.
— Мучаешься из-за Борща-то? Переживаешь? — спросила Аля Наташу, проследив ее взгляд и неверно его истолковав.
— Нет, как ни странно. Все-таки Барщевский немного не в моем вкусе. Излишне прямолинеен. И Кафку не читал.
Аля кивнула, хотя на самом деле совершенно не понимала, как можно не любить Борща за то, что он не читал Кафку.
Сквозняк усилился, потом затих: по коридору ходили люди, открывали и закрывали двери. Было зябко и мрачно, по углам притаились темно-серые, со странным зеленоватым отливом тени.
— Алька, — проговорила Наташа, глядя в окно, — ты не находишь, что обстановка в этой больнице до жути напоминает наш институт? Такое же запустение, холод и сырость?
— Я думаю, что сейчас во всех казенных заведениях так. На ремонт денег нет, а осенью везде сыро, — отозвалась Аля, удобно устраиваясь на подушке. Хотелось есть, липкая сладость только раззадорила аппетит.
«А Казбич мой уже почти четыре дня голодает», — ощутила Аля острый укор совести.
Дверь отворилась, и в комнату вошел практикант в круглых очках.
— Секретничаете? — радостно воскликнул он, увидев Наташу. — А про процедуры забыли небось?
— Что, опять надо делать укол? — прошипела она недовольно, вдела ноги в серые больничные тапки и поплелась в процедурную.
На пороге она повернулась.
— Алька, пока! И будь… осторожна, — сказала Наташа и вышла в коридор. Практикант бодро поскакал за ней. Уже третьи сутки он колол Наташе физраствор только для того, чтобы полюбоваться на ее белую тощую задницу, вызывавшую у него чувство, близкое к экстазу. Аля залпом допила чай с ликером и упала на кровать. Иногда ей нравилось, что к ней в палату так никого и не подселили.
«Интересно, почему Наташа сказала, что обстановка в больнице чем-то напоминает наш институт? Только ли отсутствием ремонта?» — подумала Алиса, закрыла глаза и провалилась в сон.
Когда в замке послышалось шевеление ключа, Тигринский чуть с ума не сошел от радости.
— Аля! — закричал он, прыгая возле двери в семейных трусах в мелкий цветочек. — Аля! Ях-х-ху-у-у! Ях-х-х-ху-у-у!!
Стас пел и прыгал, прижимая к груди Казбича, который фыркал и пытался царапаться. Дверь отворилась, и в проеме появилась усталая, смутно знакомая Тигринскому рожа. Аспирант остолбенел и, заподозрив худшее, тяжело сел на скамеечку в прихожей. Рожа, впрочем, тоже выглядела весьма озадаченной.
— Извините… это квартира сорок семь? — спросил Борщ, оглядываясь в поисках таблички. Пару раз он доставлял Алю домой после особо масштабных институтских праздников, но не был уверен, что именно эта дверь — ее.
— Да, это сорок седьмая. А г-г-г-где Аля? — проблеял Стас, густо покраснев и начиная, по своему обыкновению, заикаться. Такого поворота событий он никак не ожидал.
— С Алей все в порядке, она в больнице, но уже поправляется. А ты кто?
— Я Стас Тигринский, ее коллега.
— Коллега, значит. Аспирант Стручкова и первооткрыватель затопленного городка? Знаем-знаем, — с сарказмом отозвался мужчина, оглядывая заросшего щетиной Стаса в трусах. — Коллега, но здесь живете? Так?
— Да, — ответил Стас, немного подумав. — Я здесь живу.
Последние четыре дня он тут действительно жил.
— Аля попросила меня покормить кота, но, надеюсь, вы его и так кормите, — сказал мужчина, вышел на лестничную клетку и начал закрывать дверь.
— Стойте! Подождите! Не ух-х-ходите! Выпустите меня отсюда! — закричал Тигринский и бросился вперед, не давая молодому человеку закрыть дверь.
Тот остановился на пороге. В глазах были усталость и отвращение.
— Ах, ты хочешь отсюда уйти? К сожалению, Аля не уполномочивала меня кого-то впускать или выпускать. Она даже не предупредила меня, что здесь кто-то живет. Так что проблемы входа-выхода ты будешь решать с ней.
И Борщ попытался решительно захлопнуть дверь. С утробным воем Стас просунул голую ногу в оставшуюся щель.
— М-м-мужик! Выпусти меня отсюда! Кто бы ты ни был! Пож-ж-жалуйста!
— Птенец ты желторотый, свинтус безмозглый, баклан чешуекрылый, — беззлобно выругался Борщ. — Я, господин Тигринский, не «кто бы ты ни был», а инженер второй категории НИИ географии Александр Барщевский. Что ж ты за три года ни с кем в институте не познакомился? Приходил утром затемно и уходил, когда из бара по соседству уползал последний посетитель? Не ел, не пил? Бутербродами давился? На Стручкова калымил?
— Бутербродами я не давился. Стручков сам их съедал. Найдет — и съест. Найдет — и съест! Я уже и прятал, и…
Но Борщ не стал слушать, что и где прятал Стас.
— Ладно, молодой человек, собирайте вещи и выметайтесь, пока я на вас не рассердился. А я покормлю-таки кота.
— Спасибо! — по щеке Стаса чуть было не потекла скупая мужская слеза.
— Ну ты хоть расскажи подробнее, в чем дело? Как там Аля? — закричал он Барщевскому, который закрыл дверь, прошел на кухню и положил в миску ошалевшему от радости Казбичу «Вискаса».
Борщ ничего не ответил.
Держа в одной руке свитер, а в другой сумку, Стас заглянул на кухню и обомлел: Барщевский с интересом изучал драгоценные координаты, написанные на виниловых обоях черным фломастером. У Стаса перехватило дыхание, в глазах потемнело от возмущения.
— Ты что там пялишься?! А ну отойди! Вот статья выйдет, тогда и прочитаешь вместе со всеми!
— Ты идиот, дурилка безмозглая. Да мне своих денег вполне достаточно, нужны мне твои черепки. Ну кому я их продам? — глумливо сказал Барщевский. — А ты, если хочешь побыстрее обнародовать свое открытие, размести материальчик в Интернете. Или ты, дубина стоеросовая, дятел новокаховский, не знаешь, что такое Интернет и где его можно найти?
Он обидно засмеялся.
«Новокаховский дятел» добил Стаса окончательно. Тигринский бросился вперед и сбил Борща с ног. Они покатились по полу.
— Ах ты, гад! — орал Стас, колошматя Барщевского разделочной доской на длинной веревочке. — Ты за свои слова ответишь!
— Идиот, дубина стоеросовая! Иди собирай шмотки и проваливай отсюда! — хрипел в ответ Борщ, утративший часть боевого задора вследствие комфортной сытой жизни и постоянного использования автомобиля. Тигринский, проведший последние восемь лет в боях с тараканами и похитителями носков, рубашек и кусков хлеба, был явно сильнее.
— Я тебя убью! — кричал Стас, тесня Борща в угол.
Он схватил со стола хлебный нож, но при этом упустил разделочную доску, которую Барщевский тут же подхватил и стал использовать в качестве щита.
— Тебя посадят, гнида ты унитазная, — отозвался Борщ, тяжело дыша. — Кроме того, если ты меня убьешь, то как отсюда выберешься? Парашют сошьешь из простыней? Дельтаплан соорудишь, суслик ты шелкоперый…
— Так у тебя же есть ключ! Я тебя убью, а ключ себе заберу, — неожиданно спокойно сказал Стас.
— А Альку потом посадят? Ну ты и гад.
— Почему это ее посадят? — удивился Тигринский, занося хлебный нож. — Ты же сам сказал, что она в больнице? То есть у нее железное алиби.
Тигринский готовился нанести удар, но Борщ неожиданно повернулся, сделал быстрое движение кистью, и ключ от квартиры вылетел в форточку. Стас остолбенел, Барщевский широко улыбнулся.
— Отдай нож, пупсик ты мелкотравчатый, — мягко сказал он Тигринскому, — или ты хочешь провести последние дни своей жизни в обществе моего полуразложившегося трупа?
Не ожидавший такого поворота событий «пупсик» резко сник и отдал старшему товарищу нож.
— Ну ты и дурак, — сказал Стас, наконец обретя дар речи, — как же мы теперь отсюда выберемся без ключа?
— Не знаю, — честно развел руками Борщ, — может, у Али есть другие ключи?
— А ты сам подумай, нужны ли ей вторые ключи, если она живет одна, а все ее родственники в Сестрорецке?
— А как же ты? Ты же тоже тут живешь?
В голосе Борща звучал откровенный сарказм.
— Я, может, тут и живу, но ключей у меня нет. Стал бы я тут сидеть, если бы у меня были ключи.
Тут Тигринский вспомнил, что не ел уже четыре дня, и, мрачно всхлипнув, злобно уставился на Борща. Тот уже освоился на Алиной кухне, вскипятил воду и рылся в навесном шкафчике в поисках чая или кофе.
— Извиняйте, чаю нет, — проворчал Стас, стыдливо поправляя свои семейные трусы в цветочек, сползшие во время схватки.
Приведя таким образом себя в порядок, Тигринский сел на стул в угол и тупо уставился в окно. Мысль о том, что ему придется голодать еще неизвестно сколько, да еще и в компании с этим неприятным типом, лишила Стаса остатка сил.


Наташа вышла из процедурной и, слегка прихрамывая, пошла в свою палату.
— Как вы себя чувствуете? — раздался рядом голос. Наташа зарделась, резко повернулась и нос к носу столкнулась с Виталием Викторовичем.
— Лучше, — ответила она шепотом, — спасибо.
Он залюбовался ее стройной фигурой и белокурыми волосами. Почему-то Виталию Викторовичу всю жизнь нравились худые девушки. Правда, такие худые, как Марина, не нравились даже ему.
— Наталья, заходите ко мне в ординаторскую, чайку попьем, — предложил он девушке и по благосклонному выражению лица понял, что вечер вполне может завершиться интересным приключением.


Дождь перестал, свет фонаря стал ярче. Аля проснулась и посмотрела в окно на качающиеся на ветру ветви, смутно виднеющийся за деревьями белый забор больницы и проходную, окно которой светилось уютным желтым светом. У нее все еще болела голова и чувствовались резь в желудке и слабость, но в целом состояние ее было почти нормальным. Эмма Никитична тоже быстро поправлялась, у нее с утра до ночи толклись дети и внуки. Завтра утром ожидался визит майора, который сегодня уже разговаривал с Полканавт. Аля ворочалась с боку на бок. Оставит ли преследователь свои попытки? Кто все-таки покушался на Лилю и на нее? И, главное, почему этот кто-то попытался убить еще и Полканавт? Это мог быть только тот, кто знает о затонувшем городе. Но как его вычислить? И почему, почему под удар попала еще и Эмма Никитична? Или покушение на убийство никак не связано с координатами? А может, это всего-навсего пищевое отравление — то есть просто банальный несчастный случай? Вопросы теснились в Алином сознании, оставаясь без ответов. Ее не покидало ощущение, что она узнала запах, исходящий от бокала или от вина… Что-то было в этом запахе удивительно знакомое. Аля помотала головой, пытаясь вспомнить. Почему-то ей казалось, что достаточно ответить на этот вопрос, и все остальное станет ясным. Запах, запах… Аля встала с кровати. Спать совершенно не хотелось.
«Интересно, Наташка спит? И не знает ли она случайно чего-то такого, чего не знаю я?» — подумала она и посмотрела на часы. Было около часу ночи. Тихо-тихо Аля подошла к двери и выскользнула в коридор. Там было почти темно, только в конце горела лампочка — на сестринском посту, но сама Ульяна, видимо, как обычно во время ночных дежурств, спала на кушетке в приемном покое. Аля подошла к двери палаты Полканавт и заглянула туда. Эмма Никитична лежала в темноте большой тушей. Ее соседка, пытавшаяся проскочить на красный и попавшая в аварию, отчаянно храпела. В следующей палате, располагавшейся сразу за ординаторской, все места были заняты. Около самой двери лежала Марина, попросившая сегодня у нее пирожок. Как она потом всем рассказывала, это был ее первый пирожок за два года и она его съела только потому, что очень разволновалась. Виталий Викторович тут же прописал пациентке просмотр минимум трех фильмов ужасов в день.
— И, Мариночка, постарайтесь очень, очень волноваться, — строго сказал он девушке.
В дальнем углу под капельницей спала пенсионерка Рябокобылкина, упавшая с крыши, где она пряталась, пытаясь проследить за гулящим мужем, а напротив — учительница русского языка Тамара Гусева, которой ученики подложили на сиденье кнопку. Теперь у Гусевой было воспаление, и ее еле-еле спасли от заражения крови. Последняя кровать принадлежала Наташе, но она была пустой: Наташи в палате не было.


— Ага! — радостно воскликнул Борщ, выуживая из вазочки, стоящей на прикроватной тумбочке, горстку карамелек «Клубника со сливками». — Я так и думал, что в вазочке что-то есть.
Тигринский уставился на Борща в крайнем раздражении. Двое суток он только и делал, что обшаривал квартиру в поисках съестного, а в вазочку, стоящую на тумбочке, заглянуть не догадался. И зря. Там, оказывается, были конфеты. Тигринский вдруг почувствовал, как у него свело от голода живот. Он встал, взял одну из найденных Борщом конфеток и сунул ее за щеку.
— Вот, можешь взять еще три, — проворно подскочил к столу Барщевский. — Всего было восемь карамелек, значит — по четыре каждому. Неизвестно же, сколько мы тут еще с тобой просидим… Кстати, не хотел я тебе говорить, ну да ладно. У меня в сумке лежит бутылка водки и шесть упаковок с «Вискасом», но есть их мы не будем, потому что это я Казбичу принес, а не тебе, а вот водку можем выпить. Тем более что я только что нашел закуску.
— Я вообще-то водку не пью, но сегодня выпью, — пискнул Стас. — Особенно если у нас есть теперь карамельки. Кстати, а телефон у тебя есть? Мы можем в больницу позвонить Але или кому-то из соседей, чтобы нам ключи принесли?
Барщевский вывел Стаса на балкон и показал пальцем вниз.
— Видишь?
Далеко внизу на асфальте стояла большая черная машина.
— Это твоя? — удивился Стас. — А я много раз слышал, как Стручков вопрошал, ломая руки: «Откуда у этого кретина такой шикарный автомобиль?», но не думал, что этот кретин — ты. Кстати, откуда у тебя автомобиль?
— Ты у нас что, налоговая инспекция? — резко спросил Борщ, снова раздражаясь. — Я тебе не машину хотел показать, а собирался наглядно объяснить, что телефон у меня есть, но он лежит в машине и заряжается. Я же не собирался никому звонить — думал, закину «Вискас» и сразу назад. А тут ты, дятел новокахо… — вспомнив, чем все закончилось в прошлый раз, он вовремя прикусил язык. — Ладно, пойдем пить водку. Карамельки с водкой — самое то, — кивнул Борщ и пошел в прихожую за сумкой.
Тигринский же тем временем быстро побежал на кухню и вытер с обоев координаты. Вошедший десять секунд спустя Барщевский ничего не заметил.


В коридоре раздался какой-то шорох, и Аля резко приподнялась на кровати. Наташа? Шорох не повторялся, и Аля подумала было, что это возвратилась на пост медсестра, но на всякий случай решила не терять бдительности. Она лежала, всматриваясь в темноту. Сейчас девушка пожалела, что не перешла в палату, например, к Полканавт, хотя у той уже была соседка. Быть одной в темноте очень неприятно.
«Удивительно, как это я расслабилась, — подумала Аля. — Почему-то я решила, что в больнице совершенно безопасно, хотя наше отделение на первом этаже, окна в приемном отделении открыты, медсестра всю ночь спит, а моя палата находится на отшибе в конце коридора. Но ведь так же легко, как я зашла ночью к Наташе и Эмме Никитичне, могут зайти и ко мне. А меня уже пытались убить».
Внезапно в коридоре снова послышался шорох. Кто-то стоял за дверью. Алю прошиб холодный пот, дыхание стало частым, сердце ухнуло и замерло, ноги сковал ужас. Дверь в коридор была приоткрыта на пару сантиметров, и кто-то смотрел в щель прямо на нее.
«Спокойно. Спокойно», — повторяла Аля про себя, пытаясь обуздать заливающую сознание панику.
Дверь неслышно приоткрылась еще на несколько сантиметров, в проеме шевельнулась черная тень, но Аля уже поняла, что ей нужно делать. В два прыжка она оказалась у окна, которое, на ее счастье, так и не забрали решеткой, распахнула тяжелую раму и вывалилась в мокрую траву. Она, не чувствуя боли, перекатилась, вскочила, нашарила тапки и что было сил побежала к забору, протиснулась в дырку, поцарапав ладони, и вылетела на шоссе. Тень так же неслышно подошла к окну и с досадой проводила взглядом улепетывающую как заяц девушку.


После того как Борщ со Стасом выпили уже полбутылки водки, старший товарищ подарил младшему одну из своих карамелек, а Тигринский рассказал все перипетии борьбы с научным руководителем, признался, что остался в Алиной квартире без ее ведома, а также пожаловался, что Аля отказалась от секса и он, Стасик, всю ночь вертелся и страдал. Они пили и болтали до половины пятого утра, когда в прихожей внезапно и отчаянно заверещал звонок.


Наташа встала и подошла к окну. Спать ей не хотелось, а наоборот, хотелось бегать, прыгать, петь и плясать. На диванчике в ординаторской потягивался Виталий Викторович, так и не снявший белого халата, что было особенно пикантно.
— Вот сниму я халат, а потом привезут кого-нибудь, — объяснял он Наташе. — И я, давший клятву Гиппократа, буду спасать его в одних белых носках?
Носки у него действительно были белыми. Наташа захихикала. У нее было прекрасное настроение. Особенно потому, что Виталий Викторович оказался давно разведенным мужчиной, не имеющим ничего против веселого приключения с пациенткой, которую собирался завтра выписать. Впрочем, Наташа рассматривала эти отношения как нечто большее, чем просто разовый пересып. Она твердо решила выйти за врача замуж. Девушка еще раз довольно улыбнулась в сумраке ординаторский, не подозревая, что мимо ординаторской в коридоре только что тихо пробралась Аля.
«И, спрашивается, зачем мне диссертация, если у меня будет такой муж? — подумала она с удовольствием и погладила Виталия Викторовича по кудрявой шевелюре. Тот зажмурил глаза, как кот. — Ага, нравится… То-то ты запрыгаешь, когда попробуешь мою стряпню», — улыбнулась Наташа. Готовила Куницына действительно совершенно потрясающе. Особенно удавались у нее пельмени, лазанья и рис с запеченной куриной грудкой. Не то чтобы Наташа специально училась готовить, просто у нее было чутье на продукты.
«Хорошая девушка, но если я на ней женюсь, то получу в придачу страшную и ужасную тещу. Поэтому жениться я, конечно, на ней не буду», — думал, со своей стороны, Виталий Викторович, борясь со сном.
Ночь выдалась спокойная, дождь прекратился, новые больные не поступали, и Наташа с доктором уснули, обнявшись на диванчике, поэтому никто не заметил убегавшую из больницы Алю.


Звонок все звенел и звенел. Борщ поднял голову и прислушался. Стас пытался встать со стула и сфокусировать взгляд. Удавалось это ему плохо.
«Да, тяжело пить на голодный желудок», — сочувственно подумал Борщ, который по-настоящему пьянел очень редко.
— Слышь, Борщ… П-п-п-похоже, к нам пришли… Гости, — Стас икнул. Барщевский встал и открыл окно. Холодный предрассветный ветер ворвался в помещение. Зрение у Стаса сразу прояснилось. Борщ решительно двинулся в сторону входной двери.


Аля прибежала к дому Барщевского, не чуя под собой ног. Пижама совершенно не спасала от ноябрьского холода, легкие тапочки промокли. Метро в такое время не работало, денег на такси у Али не было, поэтому она шла пешком. К счастью, Аля знала, где живет Борщ. Она звонила, стучала, била ногами в дверь, но никто не открывал.
— Саша! Открой! — закричала Аля.
Из-за соседской двери высунулась всклокоченная недовольная голова. Голова увидела Алину полосатую пижаму и, в ужасе прошептав «беглая каторжница», снова спряталась. Через минуту высунувшихся голов было уже две, мужская и женская, причем мужчина держал в руках небольшой топорик.
— Вы не знаете, где хозяин квартиры? — пролепетала Аля.
— Не знаем. Вчерась не видели. А вы кто ему будете? — подозрительно спросили Алю.
— Я коллега по работе… — начала было Аля, и обе головы дружно захохотали.
— Ах… Коллега! — заливалась женская голова. — Да он же хозяин заводов, газет и пароходов, а ты кто?
Аля хотела было сказать, что для нее Борщ всего лишь инженер второй категории, а вовсе не хозяин каких-то там плавсредств, но промолчала.
— А ты откуда пришла в такую рань? — заинтересованно проговорила мужская голова, оглядывая пижаму и тапочки. — Судя по всему, вы, девушка, прямо из постели выпрыгнули… Не терпится? Да уж, наш сосед интересный, видный мужчина.
— Я сбежала из больницы. Можно мне позвонить? — попросила Аля, переминаясь в мокрых тапках и теряя терпение.
— Из психиатрической?! — тут же взвизгнула женщина, но мужчина уже проникся к Але доверием.
— Заходи, девочка, — сказал он, опуская топор и пропуская Алю в квартиру, — позвони. — Но сотовый Барщевского не отвечал, а больше не было никого, кому она могла бы доверять.
«Пойду домой и попрошусь переночевать к соседям, — решила она наконец. — Соседи-то меня знают. Кроме того, они никак не могут быть замешаны в этом темном деле». Аля повесила трубку и, поблагодарив гостеприимную чету, поплелась на улицу в мокрых тапочках.
— Эй! Милочка! — крикнула сзади женщина. — Возьми обувь и куртку, вернешь потом.
Рассыпаясь в благодарностях, Аля натянула на ноги валенки с калошами, а на плечи куртку и уже живее побежала на улицу. До ее дома от квартиры Борща было около часа быстрой ходьбы.


Игорь Григорьевич Стручков тоже не спал в эту ночь — его сосед ворочался и мычал во сне, и профессор, привыкший к комфортным условиям, никак не мог забыться сном. Кроме соседа, заснуть ему, как и незадолго до этого Але, мешали раздумья.
«Кто покушался на Лилю? И за что? Связано ли это как-то с ее ночным визитом в кабинет Невской? И если связано, то знал ли убийца, что она не нашла статью? Или она все-таки нашла, но солгала мне, а тот, кто ее убил, это знал? Так кто же этот кто-то?» Стручков крутился на кровати и никак не мог заснуть. Наконец он не выдержал и заплакал.
— Ну зачем мне все это было нужно? — прошептал он сквозь слезы. — Титулы, деньги, ремонт, новая мебель, академик того-то, академик сего-то… Бред все это, шелуха, суета.
Стручков решил, что завтра пойдет в церковь, и ему полегчало, но заснуть все же не удалось.


Звонок звенел и звенел, не переставая. Борщ подошел к двери и посмотрел в «глазок». На площадке стояло маленькое, худенькое существо в больших валенках и несусветной сиреневой куртке и давило на кнопку.
— Аля! — ахнул Барщевский и кинулся было открывать дверь, но тут понял, что у него нет ключей. — Ну что это за новомодные такие двери, — промычал он с досадой.
— Борщ, — кричала Аля, — открой, я знаю, что ты кормишь моего кота! Я видела свет в окнах! Открой, Борщ!
— Аля, я здесь, но у меня нет ключей, я выбросил их в форточку! — закричал Александр. — Алька, прости… Ключи там, под окнами, их можно найти!
«Ужас… Что с ней произошло?» — думал Борщ, глядя в «глазок».
Аля поняла, что больше не может держаться на ногах. Подъем по лестнице на десятый этаж мимо неработающего лифта окончательно лишил ее сил. Алиса села прямо на коврик у входной двери и привалилась спиной к черной гладкой поверхности. «И зачем мне была нужна металлическая дверь? Что у меня красть-то?» — подумала она вяло, не чувствуя уже холода и понимая, что засыпает. В этот момент внизу в подъезде хлопнула дверь, и Аля резко проснулась.
«Интересно, кто это у нас в подъезде куда-то ходит в половине пятого», — неожиданно четко и трезво подумала она.
Черная тень, держащая в руке геологический молоток, бесшумно и проворно поднималась по лестнице.
— Алька, ты где, что с тобой? — надрывался Борщ из-за закрытой двери, но Аля его уже не слышала. Она стояла у двери, прижавшись спиной к стене и напряженно всматриваясь в темноту лестницы. Еще можно позвонить соседям и спрятаться, но Аля этого не сделала: ей очень нужно увидеть лицо своего врага…


Стручков вышел в коридор и прислушался. Было совершенно тихо и темно. Ульяны на посту не было, девушка спала в приемном покое на кушетке, подложив руку под щеку и укрывшись пальто. Стручков подошел к окну и прижался лбом к холодному стеклу.
— Вопрос первый: почему ее отравили? И заодно Невскую и Полканавт? Вопрос второй: кто это сделал? И вопрос третий: что это было? Отрава, которая подействовала как нервно-паралитический газ, поразила печень, остановила дыхание и не оставила следов.
Стручков был доктором наук и думать умел. Сейчас он думал изо всех сил. К приемному покою больницы с мигалками подъехала «Скорая», оттуда вынесли тело на носилках. За его спиной открылась дверь, и из ординаторской выпорхнула Наташа. Она увидела замершего у окна Стручкова и ойкнула. Профессор обернулся.
— Куницына, — позвал он тихонько, — давай вместе подумаем.
Это было так непохоже на обычную манеру Игоря Григорьевича говорить, что Наташа подошла и встала рядом. Дверь снова открылась, из ординаторской быстро вышел и побежал в приемный покой Виталий Викторович в белом халате и белых носках.
— Давайте подумаем, Игорь Григорьевич, — согласилась Наташа. Несмотря ни на что, ей было жаль старика, дочь которого лежала в реанимации в коме, и шансов на то, что она выживет, почти не было.
— Я вот что хочу сказать… — проговорил профессор, — тут все вертится вокруг координат. Мой аспирант, Тигринский, анализировал снимки морского дна, сделанные с помощью гидролокатора. Это сложная и кропотливая работа. Я, честно говоря, надеялся, что он что-нибудь найдет, и он действительно нашел, провозившись два года. Он нашел следы затопленного города на глубине 8 метров возрастом около 4 тысяч лет. Это очень, очень ценная находка.
Он замолчал. Наташа не перебивала. Тигринского она знала довольно хорошо, так как тоже была аспиранткой Стручкова.
— Но Станислав решил меня кинуть, — голос профессора зазвенел и стал похож на его обычную манеру говорить, — он написал статью о находке и понес ее в «Вестник географических наук».
— Почему же кинуть, — отозвалась Наташа. — Он правильно сделал. Город должны изучать археологи, а не браконьеры типа вас.
Стручков никак не отреагировал на ее реплику. Похоже, он ее даже не слышал.
— Он отнес статью Невской, а ночью в ее кабинет пошла моя дочь, чтобы статью забрать.
Теперь Наташа смотрела на профессора очень внимательно и боялась пропустить хоть слово. Сквозняк шевелил ее длинные светлые волосы, тускло блестела мокрая жухлая трава под окном, изредка за белым забором проезжали машины.
— Лиля позвонила из кабинета и сказала, что статьи не нашла. Значит, Невская забрала материалы домой.
— Или эту статью забрал кто-то другой. До Лили. Не исключен и третий вариант — ваша дочь нашла статью, но решила забрать ее себе. И попытка убить ее является подтверждением, что правильный — как раз последний вариант.
— Значит, тот, кто сыпал отраву, знал, что Лиля забрала статью, — Стручков смотрел теперь на Наташу во все глаза.
— Да. То есть этому человеку нужно было убрать трех человек: самого Тигринского, определившего координаты города, Алю, которая видела статью и могла их запомнить или записать, и Лилю, которая по вашему поручению забрала статью, но, видимо, решила, что она самая умная, и оставила ее себе. Всего трое. И двое из них, кстати, уже чуть не погибли.
— Ко мне сегодня приходила Зульфия, она хочет поступать ко мне в аспирантуру, и рассказала, что Тигринский бесследно пропал. Не исключено, что убийца добрался и до него. Это вполне возможно, — задумчиво покачал головой Стручков, и Наташа заметила, что профессор почти совсем поседел, сгорбился, опустил плечи и стал как будто меньше ростом. — И все-таки одного я не могу понять: при чем тут Полканавт? Почему ее тоже пытались отравить?
— Подумайте сами, Игорь Григорьевич. Эмма Никитична работает в комнате рядом с кабинетом Невской. Скорее всего, если не наверняка, она видела что-то или кого-то, что может навести нас на след убийцы. Но раз она молчит, то скорее всего сама не понимает, что она что-то знает.
— А как же убийца узнал, что Лиля не отдала мне статью?
— Она вам звонила?
Стручков скрючился, зашипел, схватился за голову, а потом за грудь, как будто у него резко заболело сердце.
— Ах да… Она звонила мне прямо из кабинета! — прошептал он.
— Значит, — твердо закончила свою мысль Наташа, — наш убийца в этот момент подслушивал за дверью.
По коридору с грохотом провезли каталку, на которой лежало накрытое простыней с головой тело.


Борщ, смотревший в «глазок», увидел, как перекосилось Алино лицо и как она повернулась в сторону лестницы, и тогда он сделал то, на что не решился Тигринский. Борщ ринулся в комнату, схватил простыню, привязал к ней пододеяльник и, роняя по пути стулья и наступив на лапу Казбичу, помчался на балкон. Было темно, но двор заливал жидкий свет горевшего невдалеке фонаря. Барщевский привязал простыню к перилам балкона и, перевалившись, стал спускаться с десятого этажа на балкон девятого.
— Только не надо смотреть вниз… Только не смотреть вниз, — бормотал он про себя, чувствуя, как трещит под руками хлопковая ткань. Свежий утренний ветер дул и раскачивал простыню и повисшего на ней Борща, но он упорно двигался вниз.


Аля прижалась спиной к двери. Она ждала. На лестнице что-то шевельнулось.
— Выходи на свет! — закричала Аля. Она знала, что из «глазка» вся площадка просматривается как на ладони, и надеялась, что Борщ напряженно вглядывается в темноту вместе с ней. На самом деле у «глазка» стоял дрожащий от ужаса трусливый Стас.
— Ал-л-лька, я з-з-здесь… — проблеял он, но недостаточно громко, и Аля его не услышала.
«У нее нет ключа, иначе она бы уже была в квартире. И у нее никого нет дома, потому что иначе ее бы уже впустили, — довольно подумала тень, — то есть у „глазка“ совершенно точно никого нет и никто нас не увидит, разве что соседи, но я постараюсь все сделать тихо».
Развеселившись от подобных мыслей, тень покрепче сжала в руках геологический молоток с острым, наточенным концом и стремительно, как пантера, бросилась вперед.


Женщина, жившая в квартире на девятом этаже, страшно удивилась, когда к ней с балкона начал стучаться какой-то мужик.
— Извините, что побеспокоил, — вежливо обратился молодой человек к даме в длинной ночной рубашке из плотного трикотажа в горошек и с широкой горловиной, украшенной кружевами в три слоя, — можно мне выйти на лестничную площадку?
— Можно, — пробормотала хозяйка квартиры, прогоняя сон, — а может, задержитесь?
Она кокетливо подмигнула Борщу.
— Спасибо за приглашение… Весьма польщен. Я обязательно зайду в следующий раз, — пробормотал Борщ и опрометью кинулся к двери.
— Алька, я здесь! — заорал он на площадке во всю мощь своих легких. Тень резко притормозила у самой полоски света и заметалась: так некстати выскочивший из квартиры на девятом этаже Борщ не оставил ей пути к отступлению. Борщ остановился на площадке, так как он плохо видел в потемках и поэтому таращился изо всех сил во тьму, а тень, чьи глаза прекрасно уже приспособились к отсутствию освещения, побежала вниз и растворилась на темной лестнице. Еще пару минут совершенно потерявший ориентировку Саша стоял и хлопал глазами, потом он привык к темноте, перевел дух, тряхнул головой с жестким коротким ежиком, пересек площадку, потом поднялся вверх по лестнице и сел рядом с Алей на коврик. Было холодно, Александр был в одной рубашке, но с него градом лил пот.


— Спасибо тебе, Борщ, — прошептала Аля, прижимаясь к его плечу. — А еще спасибо, что покормил моего кота.
— И твоего Тигринского я тоже покормил «Вискасом». Надеюсь, Казбич не обидится, — вяло отозвался Борщ. Все-таки он был не совсем трезв.
— Какого Тигринского? Стасика, что ли? — простонала Аля. — Это еще что? Это еще откуда?
— Стасик наш, чудо каховское, — весело сказал Борщ, поудобнее устраиваясь на половичке и вытягивая ноги, — четыре дня у тебя дома просидел, оголодал вконец. Потом пришел я с ключом, мы повздорили, и я выбросил ключ в окно, поэтому для того, чтобы помочь тебе, я вынужден был перелезть на балкон девятого этажа.
Тут он сфокусировал взгляд на валенках, обнял Алю за плечи и почувствовал, что она дрожит.
— Алька, ты посиди тут еще чуть-чуть, я за ключом сбегаю.
Девушка из последних сил поднялась, пошатнулась, но затем усилием воли приняла строго вертикальное положение, заправила растрепавшиеся волосы за уши и протерла очки.
— Нет, Саша, — сказала она тихо, — за ключом мы пойдем вместе.
Они обнялись и, поддерживая друг друга, пошли вниз по лестнице.


Валентина Ивановна проснулась оттого, что у нее заболело сердце. Это было странно, так как, несмотря на преклонный возраст, сердце у Кавериной не болело почти никогда. Прислушиваясь к собственным ощущениям, женщина встала и пошла на кухню. Чернота за окном в половине пятого утра обрела легкую синеву, но до рассвета было еще далеко. Она сделала себе кофе, намазала кусочек бородинского хлеба тонким слоем масла и села на мягкий стульчик, стоящий у низкого прямоугольного стола. Мебель для кухни Валентине Ивановне подарил на шестидесятилетие сын. Квартиру подарил он же на пятидесятипятилетний юбилей. Банку кофе, из которой Каверина насыпала темные гранулы в невесомую фарфоровую чашечку, тоже позавчера подарил старший ребенок Валентины Ивановны. Женщина глотнула горячего ароматного напитка, глядя на свою морщинистую, но очень ухоженную руку с аккуратными розовыми ногтями, на атласную манжету кремовой пижамы и на кобальтовые узоры чашечки кузнецовского фарфора, доставшуюся Кавериной в наследство от деда, расстрелянного в тысяча девятьсот семнадцатом году прошлого века.
«Я готова поставить сто рублей на то, что Леопольд Кириллович решит начать ремонт со своего кабинета, — думала она, доедая хлеб. — Но что же это у меня так разболелось сердце? Это не к добру, не случилось ли что с моим мальчиком?»
Каверина посмотрела на часы, но решила, что для звонка сыну еще слишком рано.


Они искали ключ почти сорок минут. В конце концов Але стало казаться, что у нее замерзли не только руки и ноги, но и внутренности. Потратив кучу сил на бесплодные поиски в грязи и космах жесткой ноябрьской травы и в колючих кустах, они залезли в машину Борща и включили печку. Оказавшись на мягком теплом сиденье в большой уютной машине, Аля почувствовала, что ее непреодолимо клонит в сон. С огромным трудом она заставила себя снять валенки с калошами, сослужившие ей хорошую службу, с наслаждением вытянула натертые замерзшие ноги, попыталась расстегнуть «молнию» на одолженной сердобольными соседями Борща куртке, но «молнию» заело, поэтому девушка стянула ее через голову и скрючилась на сиденье, пытаясь согреться. От печки шла теплая струя воздуха.
— Борщ, я посплю, а? А когда рассветет, мы легко найдем ключи и войдем в квартиру.
— А зачем нам в твою квартиру? Поехали в мою, — проговорил Александр весело, поворачивая ключ. Машина завелась, вспыхнули фары, и Борщ стал осторожно выбираться из двора, лавируя между наставленными в беспорядке автомобилями всех моделей и мастей.
— А как же мой кот? А как же Тигринский? — заволновалась Аля.
— Насчет Стасика не беспокойся. Он как-то выдержал четыре… нет, уже пять дней, потерпит еще немного. Хотел в ванне купаться? Пусть теперь купается до посинения.
С балкона на маневры Сашиной машины глядели Казбич и Стас Тигринский.
«Ничего, — думал Стас, — все не так страшно. У меня еще осталось пять упаковок „Вискаса“, до завтра я продержусь».
Он закрыл балкон, пнул кота, на этот раз беззлобно, и пошел набирать ванну в четырнадцатый раз.


Телефон Борща зазвонил, когда он поднимался по лестнице, неся спящую Алю на руках.
«Неужто секретарша так рано пришла на работу? Нет, вряд ли… Может, что-то случилось», — заволновался Борщ, но тут же выбросил это из головы, справедливо решив, что абонент непременно перезвонит.
Так оно и было. Он только успел открыть дверь, занести Алю и уложить ее на кровать, как телефон зазвонил снова. Это была мама.
— Ты где, сынок? — волновалась она. — У тебя все хорошо? Ты не дома?
— Уже дома, — честно ответил Саша. — Были небольшие затруднения, но сейчас все в порядке.
— Хорошо… Я уже начала волноваться, — в ее голосе зазвучало искреннее беспокойство.
— Не волнуйся, мама. Пока. Отдыхай, у меня все в порядке. Я буду сегодня на работе.
Он нажал на отбой. Аля лежала поперек его кровати в той же позе, в которой он ее положил, и внимательно смотрела на него.
— Я думал, ты спишь, — проговорил Борщ, садясь рядом с девушкой на кровать.
— Уже нет. Мне просто было лень подниматься по лестнице на твой третий этаж, поэтому я прикидывалась спящей, надеясь, что ты меня отнесешь. Так и вышло.
— Я бы на твоем месте не признавался, — сказал он, заваливаясь на покрывало рядом с девушкой.
— Да ну тебя, Борщ… Если бы ты попал в такую переделку, как я, я бы тебя тоже на руках тащила на третий этаж, даже бодрствующего. Ну, попыталась бы, во всяком случае. А это кто тебе звонил? Мама? — она перекатилась по покрывалу и оказалось у Барщевского прямо под мышкой.
— Мама.
— Валентина Ивановна?
Ни один мускул не дрогнул на лице Борща. Он умел держать удар.
— Ладно, признаюсь, — кивнул он. — Как ты догадалась?
— Скажу честно, Борщ, — она подняла голову, поправила очки и заправила за ухо выбившуюся прядь, — я бы в жизни не догадалась, внешне вы похожи друг на друга не больше, чем просто два человека на улице. То есть чем-то похожи, а чем-то и нет. Но дело в том, Санек, что я отлично чувствую запахи, просто как собака. И однажды я обратила внимание, что твоя одежда стирается каким-то необычным порошком.
Борщ засмеялся:
— Да, мама покупает его у подруги-распространительницы, которая занимается сетевым маркетингом. Насколько я знаю, порошок этот никаких особых свойств не имеет, маме просто жаль подругу, но после стирки квартиру приходится пару часов проветривать, воняет просто жутко, какой-то лавандой, что ли.
— Вот-вот. Через несколько дней я столкнулась в коридоре с Валентиной Ивановной. Я прошла совсем близко от нее. Порошок был тот же, что и у тебя. Потом я стала наблюдать, присматриваться и принюхиваться. Порошок мог быть простым совпадением, но у вас оказались еще и одинаковые номера на сумках. Это смешно, но компания «Самсонит», сумочки от которой вы предпочитаете с мамой носить на работу, надеясь, что они выглядят достаточно скромно, цепляет на каждую сумку стальную табличку с номерком. Видал?
— Видал, что табличка есть, но номер не читал. Он длинный, — пропыхтел Борщ, лениво переваливаясь на спину. У него были широкие плечи, в расстегнутом вороте клетчатой рубашки виднелась крепкая шея. Весь он был подтянутый, мускулистый, жесткий и при этом какой-то по-домашнему уютный.
— А я вот не поленилась и рассмотрела. Номера одинаковые — эти сумки были куплены вместе, комплектом, — мужская и женская. Видно было, что их купили парой, а потом разделили. Это уже совпадением быть не могло.
— Да, признаюсь, «Самсонит» тогда проводил акцию «две сумки по цене одной», но я никогда не думал, что можно заметить такую мелочь, — Борщ снова перевернулся на живот и засмеялся.
— Нельзя. Я специально присматривалась. Кроме того, уже почти шесть лет не умолкают пересуды по поводу того, что ты не тот, за кого себя выдаешь. С самого того момента, как ты у нас появился. Я тогда, кстати, только поступила в аспирантуру.
Александр поморщился. Назойливое внимание сотрудников, шушуканье, закатывание глаз, настойчивые расспросы, невероятные слухи, не однажды обшаренная сумка успели ему порядком надоесть. А тут еще и Аля обнаружила, что он сын Кавериной. А раз так, то до разгадки ей оставалось сделать всего один шаг.
— Какое кому дело, кто я, — пробормотал Борщ, раздражаясь и желая закрыть эту тему. — Документы у меня в порядке, высшее образование есть, так что я имею полное право работать там, где я хочу. Хотя бы и в НИИ географии. Может, я всю жизнь мечтал рисовать карты далеких островов?
— Да ладно тебе, Сань. Я восхищена, что ты так любишь свою мать, что готов сидеть в этих наших казематах без ремонта по восемь часов в день, лишь бы подстраховать ее в случае… В случае чего, кстати?
— Милая моя, — мягко ответил Борщ, — это точно не имеет отношения ни к тебе, ни к Лильке, ни к Тигринскому и его координатам. Это даже к Полканавт отношения не имеет. Поэтому давай отделим мух от котлет и не будем обсуждать все вопросы сразу. Ладно?
— Ладно, — согласилась Аля, прижалась к Барщевскому и с наслаждением втянула носом воздух, а потом лукаво посмотрела на него.
«Ну вот еще…» — расстроился Барщевский.
— Ну и что? — сказал он вслух. — Я сутки не был в душе, я, надрываясь, тащил от магазина до машины восемь упаковок «Вискаса», я дрался с Тигринским, потом пил с ним водку, а затем спускался с десятого этажа на девятый по простыне, рылся в грязи в поисках ключа, а также поднимал на третий этаж коллегу, которая прикидывалась спящей. Неудивительно, что результат ужасен и от меня сильно несет потом.
— Что ты, Санек. Результат просто замечательный. Это ж запах мужества, решительности и сме…
Но Борщ, который наконец улыбнулся, подвинулся к ней, обнял и не дал закончить тираду.


— Наталья Куницына, сдайте мочу и белье, вас сегодня после обеда выписывают. Конечно, если анализы будут хорошие, — строго сказала медсестра. Это была не Ульяна, а другая женщина — дама средних лет с короткой стрижкой и худыми загорелыми руками.
Наташа вышла в коридор. Прямо на нее быстро шли озабоченный Виталий Викторович и мужчина в милицейской форме.
— Надо же… Кто же его так? И чем? Какой-то тяжелый тупой предмет, — говорил Виталий Викторович. Милиционер держал под мышкой газету «Совершенно секретно», но никак не мог со вчерашнего дня найти свободную минутку, чтобы ее прочитать, и это его жутко злило и нервировало.
— Мы уже все выяснили. Мотивом стала ревность, — мрачно сказал милиционер, перекладывая газету в другую руку. — Дама бальзаковского возраста, молодой любовник, старый, но еще вполне боеспособный муж, не вовремя вернувшийся с дачи… Все ясно…
— Кстати, вы не поверите, — перебил милиционера Виталий Викторович, — но у меня тут в отделении целых пять пациентов из одной и той же организации. У нас лежат Эмма Никитична Полканавт и Алиса Андреевна Невская — с отравлением неизвестно чем, вчера к одной из них приходил, кстати, ваш коллега, но сказал, что вопросом пищевых отравлений на банкете занимается не милиция, а санэпидстанция. Кроме того, в морге лежит труп девушки, скончавшейся ночью в реанимации, который мы не можем выдать родственникам для похорон, так как не знаем, чем именно человек отравился перед тем, как скончаться, в пятой палате у нас лежит ответственный секретарь того же самого НИИ Наташа Куницына с переломами ребер и многочисленными синяками и профессор Игорь Григорьевич Стручков с ранениями гениталий и ушибами внутренних органов. И что вы на все это скажете? Странно как-то это все! С чего бы это они все сразу к нам направились? Какая-то в этом есть нездоровая кучность.
— Как интересно, — задумчиво протянул милиционер. — Вот вы в больнице считаете, что если напал мор, то это обязательно злой умысел. А я вам как представитель правоохранительных органов могу сказать, что мор вообще редко бывает единичным, чаще всего первый случай запускает сложную цепную реакцию с непредсказуемым финалом. Кстати, будем знакомы. Меня зовут капитан Ватрушкин.
— А я Виталий Викторович Медведев. Очень приятно, — отозвался врач, глядя на стоящую у двери палаты Наташу Куницыну, которая увидела накрытое простыней тело и ойкнула. Из соседней палаты медленно выплыла Полканавт и тоже уставилась на холмик на каталке.
— Нет, это безобразие надо заканчивать. Пялятся, как будто это цирк какой-то… — проворчал практикант, проследив взгляд доктора в сторону Наташи, и повез каталку в морг.
— Виталий Викторович, пациентка пропала! Невская! — взволнованно закричала врачу медсестра. — Она не ночевала в палате, все вещи на месте, а самой — нету.
— Вот видите, еще и пациентка пропала, — проворчал Виталий Викторович. — Вы, капитан Ватрушкин, все же разобрались бы, что там происходит, в этом НИИ.


— Он стоял прямо за дверью и смотрел на меня, — говорила Аля, запивая мармелад крепким чаем с лимоном. — Я просто физически ощущала этот взгляд. В палате больше никого не было, и если бы он вошел и закрыл дверь, то никто бы ничего не услышал. Очень, очень страшно было. Мне повезло, что моя палата была на первом этаже и окно удалось открыть.
Борщ стоял перед плитой и смотрел, как подрумяниваются толстые, аппетитные сырники.
— Ну и что мне теперь делать? А, Борщ? — спросила Аля, глядя на него с надеждой. Ее влажные после душа волосы были крепко перетянуты на макушке, стекла очков слегка запотели, а кожа казалось чистой и свежей, как у майской розы, и не верилось, что она полночи провела на улице в пижаме, и замерзла, и устала. Но, глядя на Александра, почесывающего свой голый живот, она не чувствовала усталости.
«Сашка со мной. Это чудо, в это просто невероятно поверить. Я сейчас в его квартире, и он наливает мне чай и смотрит с заботой и вниманием… Это невозможно, так не бывает», — думала Аля, и ее сердце сладко ныло от счастья.
— У нас есть два варианта, — проговорил Александр, опираясь спиной о стену кухни и возвращая ее с небес на землю. На нем были только светлые джинсы, подчеркивающие загорелую кожу. На животе, недалеко от пупка, был небольшой шрам. — Первый вариант — мы едем в больницу, берем там бюллетень для отдела кадров и как ни в чем не бывало идем на работу в институт. Там пытаемся выяснить, кто расставлял посуду, кто устанавливал таблички, кто входил, кто выходил, кто кого видел и так далее. Есть большой шанс, что кто-то что-то видел. Очень вероятно, что Эмма Никитична владеет какой-то ценной информацией, хотя возможно, что ее пытались убрать просто для отвода глаз. То есть нам нужно поговорить прежде всего с ней. Я не думаю, что убийца попытается напасть еще раз, несмотря на то что это явно чрезвычайно смелый и хладнокровный человек, несколько осечек должны были его остудить. К тому же ему по-прежнему нужно убрать двоих: тебя и Тигринского. С другой стороны, наш враг зашел далеко и, возможно, останавливаться не пожелает. Впрочем, он кое-чего не знает: в число людей, видевших координаты, с сегодняшней ночи вхожу еще и я, из чего вытекает вероятность второго варианта: мы вешаем на институтскую доску объявлений плакат с координатами, после чего твоей жизни уже ничто не будет угрожать. Примерно это и пытался сделать наш Стасик. Правда, убийцу мы в этом случае скорее всего не поймаем, потому что он перестанет действовать и уйдет на дно. Впрочем, если кто-то видел что-нибудь подозрительное, шансы сохраняются и в этом случае.
— Борщ, а ты откуда знаешь координаты? Тебе Стас рассказал? — спросила Аля мужчину.
— Нет, я сам прочитал, помнишь, ты мне сказала, что они записаны в кухне на обоях.
— Просто я их уже забыла. Честно, Борщ, я ведь всего один раз эти координаты видела, я не старалась их запомнить, у меня только на запахи память хорошая…
Аля встряхнула головой, пытаясь припомнить координаты. Все потрясения последнего времени напрочь вышибли у Али цифры из памяти. Она закрыла глаза и напряглась, но ничего не вышло. Цифр было много: широта в градусах, минутах и секундах и долгота в таком же формате… «Пятьдесят один — шестнадцать — тридцать семь? Нет, пятьдесят семь — двадцать шесть — семь?» — вспоминала девушка, но поняла, что дело глухо, и беспомощно посмотрела на Борща.
— Ты будешь смеяться, Алька, но я их тоже не помню. Они мне, по большому счету, абсолютно ни к чему — у меня нормально с наличностью и лезть за мусором тысячелетней давности я стал бы разве что из развлечения или спортивного интереса.
— То есть второй вариант отпадает.
— Почему же отпадает? Можно съездить к Тигринскому и спросить или переписать цифры с обоев.
— Борщ, а нельзя ли, кстати, написать какие-то другие координаты, неправильные, а убийца решит, что все теперь их знают, и перестанет за мной охотиться.
— Глупости, Алька. Он же поймет, какие координаты правильные.
Алиса хлебнула еще горячего чая и сунула в рот прозрачный зеленый мармелад, обсыпанный белыми кристалликами сахара.
— А как убийца про них узнал, про координаты-то?
— Да, откуда?
Аля так удивилась, что не подумала об этом раньше, что чуть не подавилась мармеладом. Борщ с наслаждением потянулся, его суставы отчетливо хрустнули.
— Вот что, дорогая, — сказал он наконец. — Давай подумаем. Рядом с твоей комнатой работают Зульфия, Эмма Никитична и Марья Марковна. Первая из них живет по поддельным документам и находится в розыске…
Аля ойкнула и прижала ладони к щекам.
— …но это не значит, что она имеет к покушению на тебя какое-то отношение, хотя это и не исключено, потому что Рашидова сидит возле самой двери и поэтому может прекрасно слышать, что происходит у тебя в кабинете.
— А ты не знаешь, почему она в розыске?
— Как же, знаю. Она готовила государственный переворот в одной маленькой, но гордой Закавказской стране, но потом всех сдала. Теперь ее ищут и бывшие соратники, и бывшие противники, и Интерпол.
— А Интерпол за что?
— Наверное, для того, чтобы премию вручить, — криво ухмыльнулся Борщ, почесал живот и продолжил: — Марья Марковна находится в тяжелом финансовом положении, она пьет, и ее квартира заложена. Если Марья Марковна не добудет в ближайшее время хоть немного денег, то отправится жить на ближайшую помойку.
Аля потрясенно покачала головой.
— Какой ужас, — прошептала она.
— Внучка Эммы Никитичны лежит в больнице с отслоившейся сетчаткой. Хорошо оперирует глаза в России только один доктор. Это профессор Элиас, французский подданный, но на операцию нужно около восьми тысяч долларов, которых у семьи Полканавт нет. Все три женщины вполне могли слышать твой разговор с Тигринским. Кроме того, рядом есть еще одна комната, где сидим мы с Наташей. Наташа раздавлена собственной матерью и жаждет освободиться, но у нее не хватает смелости и силы воли. Если бы у нее были деньги, ее шансы освободиться возросли бы, хотя это, очевидно, вопрос личного выбора: я предлагал Наташе помощь и защиту, но она выбрала… то, что выбрала.
Аля взяла еще кусочек мармелада, на этот раз желтый, лимонный, и допила чай. За окном вставало солнце. Его лучи лежали на кухонном столе и заставляли сиять сахар, плотно облепивший зеленый, розовый и желтый мармелад.
— Кроме того, не забывай, что о визите Тигринского к тебе знала Лиля и наверняка профессор Стручков. Кому и что они говорили, мы выяснить не можем. Самый главный для нас вопрос — куда подевался оригинал статьи про город.
— Видимо, ее забрал убийца.
— А за что тогда отравили Лилю?
— Непонятно.
— Как раз понятно. Почти наверняка Лиля решила оставить статью себе и убийца как-то об этом узнал. То есть цепочка действий была примерно такая. Тигринский принес тебе статью. Некто проходил в это время мимо двери и услышал обрывок разговора. Заинтригованный, этот некто зашел к тебе в кабинет, который никогда, кстати, не закрывается, взял статью, сделал копию и положил статью на место. Прочитав материалы, он понял, что информация стоит денег, и даже очень, очень больших денег. Всего восемь метров глубины, тонкий слой ила и песка… Короче, есть чем поживиться. Тогда этот кто-то решил забрать себе оригинал статьи. Правда, он понимал при этом, что нужно будет убрать Стаса и, для гарантии, тебя. И вот он идет поздно вечером за оригиналом и видит Лилю, которая его опередила.
— Или Лиля просто его видела.
— Ну и что, что Лиля кого-то видела вечером в коридоре? Он-то, убийца, на тот момент еще никого не убил… нет, Лиля забрала статью и как-то дала понять, что не собирается отдавать ее отцу. Вот в чем дело. Алька, нам нужен тот, кто хорошо слышит, кто имеет доступ к какому-то яду со специфическим запахом, кто имел доступ к посуде во время подготовки банкета, кто знал, в какой палате ты лежишь в больнице, где ты живешь, и тот, кому очень нужны деньги. А теперь, дорогая, напрягись и подумай, кто бы это мог быть.


Профессор Стручков, держа за руку супругу, с которой не жил, но с которой состоял в формальном браке, так как смысла разводиться не было ни у него, ни у Зинаиды Алексеевны, стоял у кровати дочери. Его руки дрожали, в глазах застыла мука. Голова Лили лежала на подушке, девушка была бледнее мела. Руки ее были прозрачными, тонкими, на запястье виднелись темно-бордовые следы, оставленные иглами многочисленных капельниц.
— Извините, мы больше ничего не могли сделать, — прошептал Виталий Викторович.
Зинаида Алексеевна тихо и безутешно плакала. Стручков опустил седую голову и закрыл лицо руками. Стояло прекрасное осеннее утро, свежее и солнечное, в такое утро совершенно не хотелось верить в то, что произошла трагедия. Но она произошла, и ничего нельзя было изменить. Ноги Стручкова подкосились, и он, схватившись за сердце, упал на пол. К нему бросился Виталий Викторович.
«Надо в церковь сходить, покаяться», — подумал профессор, лежа на полу и глядя в потолок. Тот качался, в ушах у профессора звенело, глаза медленно заполнялись прозрачными слезами, которые мешали видеть и были солеными, как вода в океане. Виталий Викторович сделал Игорю Григорьевичу укол, и вместе с подошедшим практикантом они переложили профессора на кровать. Зинаида Алексеевна тяжело опустилась на стул и зарыдала в голос.


Тигринский съел уже почти весь «Вискас», когда услышал шум открываемой двери. В отличие от предыдущего раза, теперь он не спешил бежать к дверям в трусах, а отправился в прихожую медленно и с достоинством. Там стояли Аля и Барщевский, рядом с ними высилась гора коробок, пакетов, упаковок и банок.
— Стасик, — вежливо обратился к Тигринскому Борщ, — мы привезли тебе еду и соль для ванн. Располагайся поудобнее, ты будешь жить в Алиной квартире, пока мы не найдем убийцу Лили. А Алька с Казбичем пока поживут у меня.
Стас почувствовал, как в ухе что-то зажужжало, поэтому он несколько раз подпрыгнул на одной ноге и поковырялся в ухе. Жужжание прекратилось, видимо, ему удалось придавить врага.
— Ладно, — покорно согласился Тигр, — все равно Стручков меня наверняка из аспирантуры выгонит, если еще не выгнал. То есть из общежития меня выселят, а в Новую Каховку мне возвращаться не хочется. Вот что, ребята, — он прижал руки к груди, — если вам нужно, я готов здесь хоть до лета прятаться, а летом выкопаю пару амфор и решу свои проблемы. Только вы мне еду завозите почаще, ладно?
— Как ты ловко устроился, — пробормотал Борщ, закрывая дверь. Аля наконец смогла переодеться, снять свою мятую больничную пижаму, а Казбич сидел на руках у хозяйки и нежно прижимался к ней черной пушистой шубкой. — Скоро Стасик у нас настолько разбалуется, что будет вешать объявление на дверь, когда и какие деликатесы ему привезти…
Аля с Казбичем пошли вниз по лестнице. Борщ медленно спускался за ними.
«Вечно я принимаю чужие проблемы к сердцу, — думал он, глядя на довольного кота и на его не менее довольную хозяйку. — Впрочем, не исключено, что я когда-нибудь найду человека, который будет заботиться обо мне так же, как и я о нем… Ну, за исключением мамы, конечно».


Аля с Барщевским подъехали к НИИ географии около десяти часов утра и обнаружили в холле бригаду строителей во главе с прорабом, на голове которого блестела большая лысина. Лысины мужчина, по-видимому, стеснялся, поэтому зачесывал волосы крест-накрест, пытаясь прикрыть голые участки. Рядом с бригадой стояли Леопольд Кириллович и Валентина Ивановна. Директор был хмур и подавлен, а его серебряная шевелюра выглядела более тусклой, чем обычно. Двое суток он на камешки разносил все четыре туалета института, залазил в унитазы, разворотил все трубы, но совершенно ничего ценного не нашел.
«Обманула меня Каверина, — мрачно думал про себя Леопольд Кириллович. — Ничего там нет. Ни кирпичей из золота, ни тайников под половицами, ни брильянтов в коммуникациях. Ничего. И что же, интересно, дражайшая Валентина Ивановна хотела там искать?»
Каверина выглядела подчеркнуто нейтрально, и на ее интеллигентном лице ничего нельзя было прочитать.
«Ага. Мама наконец-то добилась начала ремонта, — с удовлетворением подумал Барщевский, заходя в холл. За ним семенила Аля. — Если бы она мне сказала, где находится то, за чем она охотится, и как оно выглядит, я был бы ей очень благодарен. Но мама молчит, как партизан».
Каверина равнодушно посмотрела сквозь Борща, отметив, что ее любимый старший ребенок выглядит нормально и у него, видимо, все в порядке. Потом, старательно сохраняя конспирацию, Валентина Ивановна отвернулась.
— Ах, Алиса Андреевна, вас уже выписали? Как ваше здоровье? — изобразил радушие директор, хотя ему было на самочувствие Невской глубоко начихать.
— Спасибо, Леопольд Кириллович, лучше, — бодро отозвалась та.
За последние несколько дней НИИ географии посетили милиция, пришедшая к выводу, что это пищевое отравление из-за несоблюдения правил хранения пищевых продуктов, и санэпидстанция, которая пришла к такому же выводу и наложила на институт крупный штраф, а также запретила проведение банкетов в «не приспособленном для этого помещении библиотеки» на неопределенный срок. Но все это расстраивало Леопольда Кирилловича гораздо меньше, чем двухдневное — и совершенно бесполезное — изучение содержимого канализации в институтском туалете. Он подозревал, что Каверина тайком над ним смеется, и из-за этого чувствовал себя еще хуже.
— Здравствуйте, Леопольд Кириллович, — вежливо поздоровался Барщевский с директором. Тот рассеянно кивнул, глядя, как рабочие, громко матерясь, пытаются затащить в коридор, ведущий в библиотеку и зал заседаний, большую деревянную лестницу.
— И что у нас будут ремонтировать? — спросил Борщ, останавливаясь возле мамы.
— Леопольд Кириллович принял решение направить средства, изысканные с помощью планово-финансового отдела, на ремонт библиотеки и зала заседаний. Мы, конечно, настаивали на ремонте туалетов, потому что Эмма Никитична того и гляди застрянет в узкой кабинке или, того хуже, упав с унитаза, получит тяжкие телесные поврежде…
— Я думаю, что вы преувеличиваете опасность наших санузлов для здоровья и благополучия Полканавт, — довольно резко ответил Леопольд Кириллович.
Каверина едва заметно улыбнулась. К крыльцу института подъехала «Газель» в дополнение к большому грузовику, чуть ранее привезшему лестницу, кабель и инструменты и почти полностью перегородившему проход к входной двери. Огромная лестница уже скрылась за поворотом коридора, когда в холл с улицы вошел заросший щетиной рабочий, несущий два хрустальных светильника. Выполненные в форме капель подвески легко звенели и переливались. Даже в полутемном холле, свет в который попадал сквозь небольшие и давно не мытые окна, видно было, что эти светильники представляют собой совершенное произведение искусства. Полина Георгиевна, которая по обыкновению тихонько дремала в кресле за стеклом, подняла голову, открыла глаза и прислушалась.
— Какая прелесть, — пробормотал директор, глядя на светильники, полускрытые шелестящей папиросной бумагой. — Где вы нашли такие симпатичные плафончики?
— Это Гусь-Хрустальный делает, — с некоторым неудовольствием пояснила Каверина, смущаясь, как будто ее поймали за каким-то неблаговидным занятием, но она не хочет в этом признаваться.
— Гусь-Хрустальный, значит… — эхом отозвался Леопольд Кириллович и поднял брови, которые сложились домиком. — А зачем нам в библиотеке такие дорогие светильники?
— Ну у нас же там банкеты проходят и другие торжественные мероприятия! Но если вы против, мы можем разместить эти светильники не в библиотеке, а в зале заседаний справа и слева от кафедры. Будет исключительно красиво.
— А что, у нас все светильники такие роскошные?
— У нас еще есть большая люстра и много маленьких бра, — ответствовала Валентина Ивановна. — Эти светильники мы думали разместить по сторонам от входа, маленькие бра по периметру на стенах, а люстру посередине. Мы также побелим потолок и наклеим новые обои, их уже завезли.
Леопольд Кириллович молчал.
Рабочий отнес светильники и снова пошел к «Газели». Каверина попыталась было увести директора из холла, но он проявил некоторую настойчивость и остался на месте. Хлопнула дверь, снова появился рабочий. На этот раз он с трудом тащил люстру, такую красивую, какой Леопольд Кириллович не видел ни разу в жизни. Послышался вздох: на лестнице в восхищении замерла Марья Марковна.
— Я думаю… — веско сказал директор. — Нет, я просто убежден, что такая красота не должна пылиться в библиотеке, самом малопосещаемом помещении института. Тем более что санэпидстанция запретила нам проводить банкеты. Я думаю, что люстру мы повесим в моем кабинете. И те светильники — тоже. А вот маленькие бра вполне можно разместить в библиотеке.
Он с глубоким удовлетворением заметил, как вытянулось лицо Валентины Ивановны. Она хотела что-то сказать, но пару раз глубоко вздохнула и промолчала.
«Вот так. Это тебе за туалеты, в которых я копался столько времени», — мстительно подумал Леопольд Кириллович. Он украдкой понюхал свои ладони. Запах дерьма все еще ощущался, хотя и стал менее выраженным.


На доске объявлений, располагавшейся в холле возле небольшой ниши, в которой до сих пор сиротливо стоял невесть как сохранившийся, покрашенный белой краской бюстик Ленина, висел Лилин портрет и некролог. Фотография Стручковой была очень удачной, потому что фотографу удалось заснять девушку в момент напряженной умственной работы. Лицо Лили было строгим, сосредоточенным, темные красивые глаза смотрели в вечность. Перед доской объявлений прямо на полу стояла вазочка с четырьмя красными гвоздиками. Алька почувствовала, как глаза помимо воли наполняются слезами.
— Она умерла… — прошептала Аля, сглотнув вставший в горле комок. — Наверное, ночью. Во всяком случае, вечером Лилька была еще жива.
Валентина Ивановна подошла к Але и Борщу и украдкой смахнула слезы.
— У нее ночью остановилось сердце. Врачи ничего не смогли сделать, — сказала она тихо.
Аля поняла, что рыдает в голос. Сердце заныло. Она села прямо на ступеньки. Борщ сел рядом с Алей и обнял ее за дрожащие плечи.


— Марина, — проговорила Наташа, присаживаясь на кровать к соседке. Ее немногочисленные вещи уже были сложены, пакет стоял у входа в палату.
— А? Чего тебе, Наташка? — бодро отозвалась Марина, отложив в сторону дамский роман, на обложке которого бравый гусар в высокой шапке и со шпагой на боку зажимал в углу хрупкую красавицу с огромными глазами, алыми губами и ресницами в пол-лица. Дама притворно сопротивлялась, глядя с обложки прямо на читателя.
— Подстриги меня, Марина, — тихо попросила Наташа, — вот, я уже у Ульяны ножницы взяла.
— Ты что?! — взвыла соседка во всю мощь своих легких. Неподготовленные люди не уставали удивляться, откуда в таком худом, замученном диетами теле такой мощный голосище с фельдфебельскими интонациями. — Ты с ума сошла, Наташка! Да были бы у меня такие белокурые кудри до задницы, как у тебя, стала бы я худеть!
Наташа вздохнула. Марина села на кровати, свесив вниз длинные ноги с торчащими тощими коленками.
— Мариш, — ответила она наконец, — они мне до смерти надоели. Мыть их — одно мучение, расчесать вообще невозможно, прическу нормальную не сделаешь… И, самое главное, моя мама не разрешала мне их отрезать. Но я уже не маленькая.
— А, вот оно что! — тут же заулыбалась Марина, хватая ножницы и хищно ими щелкая. — Новая прическа — новая жизнь?!
Она усадила Наташу на казенный скрипящий стул и принялась отрезать ее роскошные длинные пряди. Видя, как ее светлые, почти белые волосы волнами падают на пол, Наташа испытывала одновременно и боль, и восторг… Из глаз Наташи помимо воли закапали слезы. Вскоре девушка осталась с каре длиной до плеч. Она взглянула на себя в зеркало, не узнала, потом засмеялась, вытерла слезы, чмокнула Марину в щечку, взяла сумку и вышла из палаты.


«При жизни Лиля гвоздики терпеть не могла», — подумала Аля, пытаясь совладать с острым приливом горя и сочувствия.
— Жаль ее, Лильку-то. Решила, что она самая умная. Лучше бы со мною посоветовалась, что делать, — прошептал Барщевский прямо ей в ухо.
Несмотря на то что Лиля уже никак не могла составить ей конкуренцию за сердце Борща, Аля почувствовала укол ревности.
— Борщ, ты с ней спал? — спросила она его тихо, размазывая по лицу слезы. Аля с трудом встала и, держась за Борща, начала подниматься по ступенькам. Лестница показалась девушке еще более щербатой, чем обычно.
— Я спал абсолютно со всеми женщинами этого института младше сорока лет, — спокойно отозвался Александр.
— И ты так спокойно в этом признаешься, — боль в сердце понемногу уходила.
— А чего врать-то? Сегодня я совру тебе, что не спал, например, с Наташей, а она тебе послезавтра скажет, что спал. И буду я иметь глупый вид. Лучше уж я сразу во всем признаюсь. Во всяком случае, мне бы не хотелось лгать именно тебе.
— Именно мне? Звучит многообещающе, — хмыкнула Аля. Они прошли мимо туалета, на котором висела бумажка со словом «РЕМОНТ», и пошли по коридору.
— Конечно. Мы же с тобой дружим.
«Ага, мы с ним, значит, дружим. И всю ночь дружили, и все утро, и вечером, если повезет, поедем домой и еще пару раз подружим», — подумала Аля, чувствуя, что закипает.
— Не дуйся, Невская, — строго прикрикнул на нее Борщ. — Дружба — это куда круче, чем какая-то там любовь, потому что дружить можно всю жизнь.
— …по два раза в день, — подхватила Аля. Барщевский захохотал.
Они подошли к Алиному кабинету, но тут за спинами Алисы и Борща раздалось сопение и к ним подошла Марья Марковна. Нос у нее был просто чудовищных размеров и красный, а щеки висели, как у бульдога.
— Алиса, солнышко, — пробормотала Марья Марковна, останавливаясь на пятачке перед дверью, — ну как вы? Выписали вас, вижу… Как здоровье? Как дражайшая Эмма Никитична? Что там с Наташенькой и с профессором? Говорят, травмировались? А Лиля-то…
Она наконец закончила задавать вопросы, остававшиеся без ответов, опустила голову и вытерла большую искреннюю слезу. Борщ стоял возле Марьи Марковны в почтительной позе. Увидев слезы, он вытащил из кармана платок и протянул его Марье Марковне. Та схватилась за кусочек ткани как утопающий за соломинку и громко, трубно высморкалась.
— Спасибо, — пробормотала Марья Марковна, — вы, Саша, хороший мальчик, воспитанный.
— Ну что говорит милиция? Кого-нибудь подозревают? — спросила из-за спины Марьи Марковны оторвавшаяся от работы Зульфия. У нее был резкий восточный акцент.
— Милиция никого не подозревает, — ответила Аля, — зато санэпидстанция запретила проводить банкеты в библиотеке нашего института. Из-за антисанитарных условий.
— Условия и правда антисанитарные, — подхватила Марья Марковна, — не ремонтировались уже сто лет…
В этот момент раздался ужасный визг и скрежет.
— Ой, что это?! — воскликнули женщины.
— Не волнуйтесь. Это в кабинет к Леопольду Кирилловичу вешают новую люстру и поэтому сверлят потолок, — объяснил Борщ. Аля посмотрела в пол. Ей пришла в голову новая мысль.
«А что, если я не права по поводу того, что разговор подслушали из-за двери? — подумала она. — Прямо подо мной кабинет директора, а здание очень, очень старое, и вполне возможно, что все, что происходит у меня в комнате, отлично слышно внизу… Слуховой ход там какой-нибудь, например».
Она толкнула скрипучую дверь, открыла ее пошире и зашла в кабинет. Стол уже успел покрыться пылью, в комнате появился затхлый запах древности, как в запаснике музея. В узкие высокие окна было видно, как входят и выходят люди из большого супермаркета напротив НИИ географии. Вот к машине, лавируя среди плотно стоящих автомобилей, пробирается женщина с нагруженной доверху тележкой и двумя детьми. Дети баловались, смеялись и корчили рожи. Мать с унылым видом толкала тележку к маленькому старому «Фиату».
— Алька, ну я пошел к себе, а ты ничего не ешь, не пей и не нюхай, — сказал Борщ в дверь и направился к себе в комнату. Работа по проекту защиты народного хозяйства от селей и лавин и так уже много дней совершенно не двигалась, не считая, конечно, героических усилий Зульфии, работающей практически в одиночку.
Аля же села на стул и задумалась. К числу подозреваемых добавился еще и директор, правда, пока непонятно, действительно ли он мог слышать разговор или у Али развилась мания преследования. Алиса вытерла пыль, проветрила комнату и пару раз переложила с места на место рукописи статей, пришедшие в адрес «Вестника географических наук», и попыталась сосредоточиться на работе, хотя это и было решительно невозможно.


Виталий Викторович, не поднимая головы, подписал Наташину справку. Эмма Никитична уже ушла, под руку ее держал муж, выглядевший маленьким и суетливым на фоне крупной и неторопливой Полканавт. Стручков все еще оставался под наблюдением медиков, он сильно сдал, смерть Лили оказалась для него страшным, неожиданным ударом. Его супруга Зинаида Алексеевна вообще не вставала, она совсем слегла. Около них неотлучно сидели старший сын с невесткой и маленькой внучкой.
— Желаю вам здоровья, больше не болейте, — сухо сказал Виталий Викторович, протягивая девушке справку. — Треугольную печать поставите в канцелярии. Если ребра будут вас беспокоить — приходите, посмотрим.
Он опустил голову и углубился в бумаги, явно показывая, что разговор окончен. Наташа почувствовала, как из глаз сами собой полились слезы. А она, дура, уже нафантазировала себе, как он упадет на одно колено, как признается в любви и предложит ей выйти за него замуж. Как она в пышном белом платье и с роскошным букетом красных роз в руках будет стоять рядом с мужем перед маменькой, которая заплачет от умиления… Реальность, как водится, оказалась далека от сладкой мечты.
Наташа взяла справку.
— Спасибо, — кивнула она и, подхватив почти пустой пакет, кинулась вон из больницы.
Практикант смотрел ей вслед и вытирал скупую мужскую слезу, но подойти так и не решился.


Под чутким наблюдением Кавериной и Леопольда Кирилловича молодые люди в спецодежде вынесли мебель из директорского кабинета, сняли старый и уродливый, покрытый десятком слоев краски плафон в стиле позднего барокко и накрыли пол газетами. После этого в кабинет ворвалась стайка женщин в штанах, замазанных красками всех цветов радуги, и начала лениво смывать побелку с потолка. Помещение мгновенно заполнилось белой пылью, известкой, шумом и гамом. Директор мялся в коридоре, не зная, куда ему деваться.
— А когда ремонт будет закончен? — спросил он бригадира.
— За неделю сделаем, ко вторнику ужо усе покрасим и повесим, — коротко отозвался бригадир. — А если вы не косметический ремонт хочите, а вдруг капитальный, тогда это дороже будет и подольше.
— Нет-нет, нам вполне достаточно косметического, — изящно встряла в разговор Каверина, но тут директор снова подал голос и сказал, что хочет именно капитальный, и никаких гвоздей. Так и сказал: «никаких гвоздей». Леопольд Кириллович очень нервничал и сердился. Почему-то ему казалось, что его, доктора наук, члена-корреспондента и вообще заслуженного ученого, именно сейчас как-то обводят вокруг пальца и он этому каким-то неведомым образом способствует.


Аля с огромным трудом закончила чтение второй статьи, написанной полногрудой мадам Остроухиной и озаглавленной «Иерархические отношения в географической оболочке», когда дверь скрипнула и на стул перед Алей опустилась бледная и несчастная Наташа. Волосы у нее стали короткими, и теперь было видно, что они слегка вьются. Небольшой пакет, в который были сложены ее немногочисленные пожитки, девушка положила себе на колени, она горбилась, и ее сутулость, обычно легкая и едва заметная, резко бросилась Але в глаза.
— Привет, Алька, — прошептала Наташа и разразилась бурными слезами.
Аля бросилась ее утешать, но не рискнула ни поить водой из графина, ни дать таблетку валерианки из пачки, лежавшей в столе.
— Представляешь, — говорила Наташа, размазывая слезы по худому, бледному лицу, — я думала, что он хотя бы поцелует меня на прощание… Хотя бы поцелует!
Слезы снова полились градом. Аля ей искренне сочувствовала.
— Домой я не поеду, приютишь меня? — наконец выдавила из себя Наташа, страшно стесняясь обременять кого-либо своими проблемами, но понимая, что деваться ей некуда.
— Конечно, — тут же согласилась Аля, — только у меня уже живет Тигринский. Если ты согласишься составить ему компанию, то никаких проблем, живи сколько надо. Все равно я сейчас у Борща живу. Мы повезем ему еду и тебя прихватим.
У Наташи, пережившей за последние несколько дней множество потрясений, сил удивляться уже не было. Она вяло кивнула. «Тигринский — так Тигринский. Мне все равно», — подумала она обреченно. На место слез пришла апатия.


Тигринский по обыкновению лежал в ванне в облаке пены, когда дверь отворилась и вошла Наташа.
«Я сплю, — подумал Стас. — Я сплю и мне снится Наташка. Не то чтобы она была красавица, но весьма ничего, во всяком случае — блондинка».
Наташа опустила крышку унитаза и села на гладкое пластиковое сиденье.
— Привет, — сказал Тигринский, высовывая из пены правую ногу, — какими судьбами?
— Аля пустила меня пожить, к родителям я не вернусь, у меня конфликт с матерью, — сказала девушка, поджимая длинные худые ноги. Под ее припухшими глазами залегли темные тени.
— Ну и хорошо! — с энтузиазмом отозвался Стас. — Будем вместе жить, как в сказке про теремок. Ты готовить умеешь?
— Пальчики оближешь! — проговорила Наташа, чувствуя, как оттаивает сердце и как ей становится легко и хорошо в компании коллеги, поступившего в аспирантуру к Стручкову на два года раньше ее и сейчас лежащего перед ней по горло в горячей воде.
— Ты ванну принять хочешь? — по-своему истолковав ее взгляд, спросил Стас девушку. Задавая этот вопрос, он подумал о старом добром правиле, гласившем, что, если хочешь получить положительный ответ, задавать вопрос надо без частицы «не». То ли уловка удалась, то ли Наташа действительно хотела в ванну, но она кивнула. — Вот и отлично! — радостно откликнулся Тигринский. — Тогда залазь ко мне! Или ты стесняешься?
— Нет, совсем не стесняюсь, — отозвалась Наташа. — А ты меня действительно только искупаться зовешь или виды какие имеешь? Предупреждаю, мне сейчас не до секса.
— Еще с прошлого раза занозы не вытащила? — подмигнул Тигринский.
— Что ты имеешь в виду? — спросила Наташа, опираясь спиной о стену и вытягивая ноги. Сидеть на сиденье унитаза было неудобно, она никак не могла найти комфортное положение.
— Есть такой анекдот, — охотно объяснил Стас, высовывая из пены слишком тонкую шею. — Буратино приходит к Мальвине и ноет: «Мальвиночка, ну да-а-а-ай»…
— Фу, как пошло, — пробормотала Наташа, быстренько стянула одежду и нырнула в горячую воду. — Только никакого секса, — еще раз строго предупредила она. — Я свои душевные раны буду еще долго залечивать.
В кармане ее джинсов, лежащих на полу, зазвонил телефон. Наташа перегнулась через край ванны, вытащила мокрыми руками маленькую поющую мобилку, подаренную ей Борщом, и, не глядя на дисплей, решительно нажала на кнопку отбоя.


— Нет, ну Стасику просто невероятно повезло, — бормотал под нос Борщ, когда они ехали назад в институт. — Полный холодильник еды, горячая ванна, девушки на дом… Чтоб я так жил!
— Ну, ты тоже неплохо живешь, — пискнула Аля. Напоминание о еде ее задело, так как она уже была бы не прочь пообедать или хотя бы попить чайку: предыдущая ночь выдалась длинной и трудной, а она съела всего лишь немного мармелада.
— Есть хочешь? — спросил Александр, угадав ее мысли. — Поверишь, Алька, я тоже жутко хочу перекусить, хотя бы пару бутербродов с кофе… С тех пор как мы с твоим Стасиком выпили бутылку водки и съели карамельки, у меня во рту росинки маковой не было.
— Стасик не мой, он общий, институтский, — проворчала Алиса. — А чего ж ты утром не позавтракал? А? Когда мы у тебя дома были?
— Утром я думал. А когда я думаю, мне не до еды, — буркнул Борщ, медленно пробираясь по узкому переулку, где вдоль тротуаров было наставлено множество машин, загораживающих почти всю проезжую часть, и большой черный «Мерседес» Александра с трудом протискивался вперед. До института оставалось ехать еще минут пятнадцать, когда у Барщевского зазвонил телефон.
— Сынок, — мягко сказала в трубку Валентина Ивановна Каверина. — Сынок, ты еще не приехал на работу? Ты мог бы встретить меня у входа… минут через двадцать?
Что-то в ее голосе Александру не понравилось. Мама говорила как обычно мягко и сдержанно, но все же Борщ своим натренированным ухом почувствовал какое-то напряжение.
— Да, мам, я еду, буду через пятнадцать минут! — отозвался он и резко нажал на газ. Александр ни секунды не забывал, зачем именно он работает в институте и чьи интересы ставит на первое место. Они доехали не за пятнадцать минут, а за десять, срезая углы и нарушая правила уличного движения. Несмотря на всю возможную спешку, Аля с Борщом поняли, что чуть было не опоздали. По двору института с большой сумкой в руках бежала Валентина Ивановна. Она мелко семенила в своих изящных туфельках на высоких каблуках, узкая юбка до колен мешала ее бегу, тем не менее Кавериной удалось развить довольно приличную скорость. За ней, размахивая кирпичом, мчался Леопольд Кириллович.
— Мама-а-а-а! — заорал Борщ, на ходу выскакивая из машины. В руках у него был пистолет. Александр поднял руку с пистолетом вверх и два раза выстрелил. Прохожие испуганно попадали на тротуар, завыли сигнализации, но Леопольд Кириллович и не думал останавливаться. Тогда Борщ побежал наперерез директору. Каверина же, прижимая сумку к груди и даже не ойкнув, услышав выстрелы, на всех парах мчалась к супермаркету, стоящему напротив НИИ географии. Леопольд Кириллович метнул кирпич в Валентину Ивановну, но промахнулся, и тот угодил в стоящую на парковке красную машину. Во все стороны брызнули мелкие стекла, включилась сирена, Каверина споткнулась о бордюр и, взмахнув руками, как чайка крыльями, упала на тротуар, выложенный мелкой итальянской плиткой.


— Наташа, может, тебе чайку сделать? Ты же только что из больницы? — заботливо вопрошал Стасик. Ах, как он был счастлив, что теперь он не один, что у него есть с кем поговорить, что в ванне с ним лежит симпатичная девушка…
— Давай, Стас, чего уж там. И чаек, и пару бутербродов, — согласилась Наташа.
Ее телефон опять зазвонил, но девушка снова не стала отвечать. Тигринский вскочил и, ничуть не стесняясь наготы и красного после ванны распаренного тела, потрусил на кухню. Через десять минут он появился снова, уже изрядно замерзший, с небольшим подносом со снедью. Он опять нырнул в ванну, и они с аппетитом поели.
— Ну что там, в институте? — расспрашивал Стасик, поедая бутерброд с красной рыбой. Он обожал новости, сплетни и жареные факты и сам с удовольствием их распространял.
— Ну как… Формально все скорбят по поводу безвременной кончины Стручковой, но на самом деле, как ты понимаешь, искренних слез по этому поводу никто, кроме родителей и Марьи Марковны, не пролил, да и то последняя сделала это только после хорошего стопарика.
Тигринский усиленно кивал.
— Полканавт все еще в больнице, Стручков тоже…
— А Стручков почему? — удивился Тигринский. — На нервной почве из-за кончины дочери?
Наташа замялась.
— Признаюсь тебе честно, Стасик, — наконец проговорила она, — что это я его избила.
Тигринский изумленно открыл рот, выпучил глаза и стал похожим на жабу, квакающую в пузырях пены.


Аля увидела, как стоящий у входа в супермаркет охранник вдруг сделал большие глаза и ринулся к Валентине Ивановне. В этот момент Борщ догнал директора и отвесил ему приличного тумака. Сцепившись, они покатились по асфальту.
— Нужна подмога! Шефа мочат! И мать шефову заодно! — испуганно закричал охранник в большую черную рацию.
Валентина Ивановна попыталась было встать, но потом застонала и осталась пребывать в строго горизонтальном положении, не выпуская из рук сумку. Из дверей магазина выбежали еще два охранника и мгновенно скрутили изрыгающего проклятия директора.
— Пустите меня, козлы! Я директор института географии! Всех уволю! — выл Леопольд Кириллович.
— Ну и что, что ты директор какой-то там географии, — хмуро сказал один из охранников. — А это — хозяин нашего магазина, — он махнул рукой в сторону отряхивающего пыль Борща. Аля в этот момент хлопотала подле Кавериной. На парковке появилось сердитое лицо кавказской национальности в строгом черном костюмчике, кепке, с густыми, сросшимися на переносице бровями и стало требовать сатисфакцию за разбитое в машине стекло.
— Мам, что произошло?! Ты встать-то можешь? — закричал Александр, наклоняясь над лежащей матерью.
Та посмотрела на него абсолютно счастливыми глазами, но ничего не сказала. Сумку она по-прежнему крепко прижимала к груди. Борщ поднял Каверину на руки и быстро понес ее к машине.
— Сейчас поедем в больницу, — сказал он, — ты ж, наверное, ушиблась.
— Я даже не знаю, — задумчиво прошелестела Валентина Ивановна. — У меня вроде бы ничего не болит, но вдруг я просто ничего не чувствую после пережитого шока. Кстати, а директор-то как?
— За этого старого лиса не волнуйся. Отдубасят его хорошенько — и все. Вернется опять к своему ремонту. Да, мам, а что там у тебя в сумке? Неужто то, что ты столько лет высиживала?
— Именно! — гордо ответила Каверина, расстегнула «молнию» на бауле и вытащила старый, многократно окрашенный плафон, выполненный в стиле позднего барокко и ранее висевший в директорском кабинете. На дне сумки лежал еще один такой же, из холла. — Так что, сынок, мы сейчас поедем и арендуем банковскую ячейку.
— И положим туда добычу?
— Вот-вот. А потом на фиг уволимся из этого института.
— Мама, — потрясенно прошептал Борщ, — а я и не знал, что ты знаешь такие слова, как «на фиг».
— А я и не знаю! — бодро отозвалась Каверина, потом положила один из плафонов на колени и начала отколупывать краску слой за слоем пилочкой для ногтей.
— Тебя не привлекут к ответственности за кражу государственного имущества? — Борщ покосился на сумку с плафонами.
— Я их сначала списала, а потом уже вынесла, — залилась Валентина Ивановна счастливым, булькающим смехом.
Борщ развернулся, и машина, как большая черная торпеда, помчалась в сторону ближайшего банка. Аля вдруг почувствовала, что очень хочет спать, непрерывное напряжение последних суток дало о себе знать. Машина приятно укачивала ее. Аля положила голову на подголовник, закрыла глаза и мгновенно провалилась в сон.


— Тогда я тоже открою тебе страшную тайну, — отдышавшись, пробормотал Стасик. — Помнишь, я работал у Стручкова в лаборатории? Данные расшифровывал по Азовскому морю? Так вот, я нашел там город! На дне!
— Да-да, я уже это слышала, — сказала Наташа, вспоминая, что именно ей говорил Игорь Григорьевич ночью у окна.
— Да! Я не хотел отдавать Стручкову материалы моих исследований, поэтому написал статью и отнес ее Невской. А потом… потом — не знаю, что произошло, кто убил Лильку и почему.
— Не только Лилю. Пытались отравить еще и Алю Невскую, и Полканавт, но те отделались легким испугом.
— Ничего не понимаю… — заволновался Стас. — Как же это так?!
Тут в прихожей зазвонил звонок.


* * *
— Мама, ты объяснишь, в чем дело, зачем тебе эти плафоны? — спросил Барщевский Валентину Ивановну. Машина стрелой летела по шоссе.
— Все очень просто, — охотно отозвалась Валентина Ивановна. — Как ты знаешь, в семнадцатом году дедушка собрал все золото, серебро и платину, что были в доме, и переплавил.
— В два плафона. Причем такие уродливые. Ничего лучше придумать не сумел. Это тебе бабушка рассказала?
Саша засмеялся.
— Ты чего смеешься? — насторожилась Каверина.
— Мама, ты даже не представляешь, как я рад, что ты наконец перестанешь ходить в этот институт, вынюхивать что-то, плести интриги, утаскивать у меня из магазина самые дорогие люстры и вносить мои деньги на счет института якобы для ремонта. А особенно меня вдохновляет, что плафоны наконец у тебя, правда, за три килограмма платины могут и прибить. Убивают и за гораздо меньшие суммы… Вон Лильку.
— Меньшие суммы? Не смеши меня. Стас сам не понимает, что он нашел. Это скифский город, ему цены нет. Во-первых, скифы обожали золото, а во-вторых, археологи и коллекционеры с ума сойдут, последнюю рубаху продадут, только чтобы раздобыть что-нибудь аутентичное скифское, да не из могил, а из жилого города. Куда там нашим плафончикам.
Она счастливо рассмеялась, прижимая светильники к груди.
«Елки-палки, интересно, остался ли в НИИ географии хотя бы один человек, который не знал бы про город на дне Азовского моря», — подумала Аля, просыпаясь. И тут же воспоминание, как ясный луч солнца, пронзило ее сознание.
— Вспомнила!! — звонко закричала Аля, окончательно проснувшись. — Я вспомнила, где слышала этот странный запах.
— Вот и хорошо, только не забудь, — мирно отозвался Борщ. — Сейчас мы отвезем светильники в банк, затем пообедаем, а уж потом ты мне расскажешь, в чем дело. Невозможно же все время мотаться как угорелые, надо и отдыхать иногда.
— Саша, я теперь знаю, кто это. Дай мне телефон, я позвоню и еще раз предупрежу Наташу, чтобы они никому не открывали. Так, на всякий случай.
— Конечно, звони, — радушно отозвался Борщ. — Так что за запах?
— Сейчас, сейчас, позвоню и расскажу… — бормотала Аля, набирая Наташин номер. Но та не брала трубку.
— Ты хочешь сказать, что знаешь, кто убил Лилю? — встряла Каверина. Она вновь выглядела свежей и подтянутой, даже и предположить было невозможно, что еще полчаса назад она бежала с тяжелой сумкой, спасаясь от преследования.
— Да, знаю, но Наташа трубку не берет. Может, съездим к ним?
— Мама, мы поедем сдавать плафоны на ответственное хранение или сначала заедем к Стасику с Наташей?
— Они что, вместе живут? Какая молодежь ныне бойкая да быстрая… Мы вот с твоим папой, Барщевским-старшим…
— …так и не поженились, — закончил тираду Александр.
Валентина Ивановна обиженно замолчала, но потом вспомнила о плафонах и снова улыбнулась.
— Ладно, поехали к вашим приятелям, светильники подождут.
Борщ выехал на проспект, но развернуться не смог. Машин справа, слева, спереди и сзади становилось все больше и больше. Они попали в пробку.


— Я открою, Алька оставила мне ключ, — сказала Наташа, быстро одеваясь. Ее волосы были мокрыми, джинсы с трудом натянулись на влажные ноги. Стас сначала тоже решил было надеть брюки, но потом передумал и закутался в Алин белый махровый халат в красных сердечках.
Наташа подошла к двери, гремя ключами, и взглянула в «глазок».
На площадке стояла Эмма Никитична Полканавт.
— Интересно, чего это она прителепалась? — пробурчала Наташа, открывая дверь.
— Ната, кто там? — спросил Тигринский, выходя в прихожую.
— Это Полканавт! — ответила Наташа, широко распахивая дверь. — Здравствуйте, Эмма Никитична.
— Здравствуйте, здравствуйте… — улыбнулась та, вошла в прихожую и прикрыла за собой дверь. В руках в кожаных перчатках она держала большой пакет.
«Конечно, это неудачно, что их двое. Зато будь он один, этот трус никогда не открыл бы мне дверь».
Полканавт достала из пакета остро наточенный геологический молоток. Наташа вскрикнула и начала отступать к стене. Стас в ужасе повернулся и помчался запираться в ванной.


Пробка была бесконечной и почти не двигалась.
— Алиса, сбегаешь за пиццей? Ты не думай, я тебя не эксплуатирую, просто я за рулем, а маму надо беречь, она пережила большое потрясение, — проговорил Борщ, кивая на яркую вывеску пиццерии. На тротуаре возле входа подпрыгивал человек в желтой изогнутой шапке и странном одеянии с весьма красноречивым холмиком между ног.
— А это интересно кто? — пробормотала Аля, открывая дверцу. — «Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана»?
— Это банан, — ответил Борщ и даже, как показалось Але, слегка обиделся. — Кстати, ты за пиццу не плати, это моя пиццерия, просто найди менеджера Жору — он всегда стоит у дверей — и покажи ему на мою машину.
— О’кей, — коротко сказала Аля, выбралась из машины и, стуча высокими каблуками черных лаковых полусапожек, побежала к входу. Через три минуты она уже шла назад с тремя большими коробками и тремя высокими бумажными стаканами.
— Класс, — пробормотал Александр, впиваясь зубами в пиццу. Его лицо было в этот момент сумрачным и сосредоточенным. — Отличная пицца, всем премию выпишу.
Каверина тоже с удовольствием откусывала понемногу от сочного куска, покрытого кружочками колбасы, зеленью, порезанными оливками и расплавленным сыром. В стаканах оказалась сладкая шипучка. Но Але еда почему-то встала поперек горла. Она честно жевала пиццу, потом поняла, что не чувствует вкуса, и положила кусок назад в коробку. Борщ взглянул на нее.
— Что, не нравится? — спросил он ее. — Или ты плохо себя чувствуешь?
— Ты веришь в телепатию? — спросила Аля.
Барщевский скосил на нее насмешливые темные глаза.
— Нет. И в зеленых человечков не верю, и в переселение душ, и даже в призрак Черного Геолога…
— Саша, прекрати эти глупости, — строго сказала с заднего сиденья Валентина Ивановна. — Что ты издеваешься над бедной Марьей Марковной?!
— Так при чем здесь телепатия, Алька? — наконец спросил подругу Барщевский.
Но Аля не знала, что ему ответить. Какое-то темное предчувствие, какая-то неприятная мысль не давали ей покоя.
— Борщ, — сказала она, — мне надо идти. Там, у меня дома, похоже, какие-то проблемы. Я понимаю, что ты не можешь со мной пойти, я поеду сама на метро, а ты сделаешь все дела и потом приедешь. Ладно?
Александр долго молчал.
— Ладно, — согласился он наконец, — только будь осторожна, а я постараюсь побыстрее.
— Милочка, будьте осмотрительны! — воскликнула Каверина.
— Алька, ты скажи, что это за запах был! — закричал Барщевский ей вслед. Ему очень, очень не хотелось ее отпускать.
«Дружить можно всю жизнь… по два раза в день», — почему-то вспомнил он.
— Это лиана Полканавт! — закричала в ответ Аля, обернувшись. — Если оторвать лист и потереть его, получается такой запах.
Прыгая через лужи, она побежала к метро.


Первый удар Эммы Никитичны не достиг своей цели. Наташа, хрупкая и субтильная на вид, отпрыгнула в сторону и швырнула в Полканавт тяжелый рулон обоев из кучи, высившейся в углу прихожей. Та отклонилась и тихо заворчала, примериваясь для следующего удара. Свет сверкнул на отточенном острие геологического молотка. Наташу пронзил ужас. Звериным чутьем Эмма Никитична почувствовала ее замешательство и усмехнулась.
«Тигринский сбежал? Спрятался в ванной? Слизняк и болтун, — подумала она. — Если бы они атаковали меня, пожилую женщину с варикозом и лишним весом, вдвоем — у них были бы шансы. Но Стасик — трус, поэтому шансов нет».
Наташа металась в углу, как загнанная крыса, между ней и Эммой Никитичной лежали рулоны обоев. Полканавт медленно наступала, поигрывая молотком.
«Ну где же Стас? Струсил?» — думала Наташа. Сознание стало холодным и трезвым. За ее спиной стояли мешки с цементом, девушка опустила руку и нащупала бумажную упаковку. В мешке была дырка, Наташа просунула туда ладонь и набрала мягкой сыпучей субстанции. Полканавт прыгнула, молоток опустился и острым концом оцарапал Наташе плечо и руку. Брызнула кровь. Тогда с криком Наташа изо всех сил швырнула в Полканавт горсть мелкой серой пыли. Та зарычала и начала беспорядочно размахивать своим страшным оружием, пытаясь протереть запорошенные глаза. Наташа рванулась было к входной двери, не запертой на ключ, а всего лишь прикрытой, но молоток Эммы Никитичны просвистел в сантиметре от ее уха и срезал прядь светлых волос.
— Убью!! — страшно закричала Полканавт.
Наташа уклонилась от очередного слепого удара и ринулась в ванную.
— Стас, пусти меня, это я! — заорала она, стуча кулаками по деревянной двери. Испуганный до полусмерти Тигринский подбежал было к двери, но, услышав тяжелые шаги Полканавт, метнулся назад, испугался и схватился за сердце.
«Тварь дрожащая», — подумала Наташа о Тигринском и повернулась, чтобы увидеть, как острый конец молотка летит ей прямо в лоб.


Аля бежала так, как не бегала со времен сдачи стометровки в десятом классе. Она перепрыгивала через три ступеньки, перелетала через заграждения и втискивалась в последний вагон уходящей электрички. Темный ужас, поднимающийся все выше и выше к горлу, гнал ее вперед. В свой отдаленный район, куда она обычно добиралась не менее часа, Аля примчалась вдвое быстрее обычного. У подъезда Аля остановилась, подняла голову и взглянула на окна. Казалось, все тихо. Аля перекинула сумку на другое плечо, нажала на кнопку вызова лифта, но тот, конечно, по-прежнему не работал, потом она быстро побежала вверх по лестнице.


— Мама, — негромко позвал Борщ, пристально смотря на красные тормозные сигналы темно-зеленого «Форда» впереди, — мама!
— Что такое? — переполошилась Валентина Ивановна, чуть не подавившись пиццей.
— Ты доведешь машину до какой-нибудь парковки? И подождешь меня там?
— А ты побежишь за Алисой? И правильно, — ответила Валентина Ивановна, поправила высокую прическу и изящно вылезла из машины, намереваясь пересесть на водительское место.
— А почему правильно? — спросил Барщевский.
— Правильно потому, что она тоже бы за тобой побежала, — ответила Каверина и уселась за руль. — Я помню, как она однажды волокла тебя по лестнице, когда ты был смертельно пьян… Ты еще орал похабные песни и засовывал ей руки под свитер, дело было в институте после празднования Нового года.
— Ужас какой… совершенно такого не помню, — пробормотал Барщевский, краснея.
— Вот именно, дорогой, — сказала мама, закрывая дверцу и опуская стекло. — Ты не помнишь, и она знала, что не вспомнишь, и все равно тащила.
Барщевский рассмеялся, наклонился, быстро поцеловал маму в пахнущую пудрой щеку и побежал к метро.


Аля быстро поднялась на свою площадку, нажала на кнопку звонка и обмерла: дверь была приоткрыта.
«Опоздала. Опоздала!» — в ужасе подумала Аля и решительно толкнула дверь. Та, скрипнув, открылась, и вдруг в глубине квартиры раздался дикий крик.
— Стас, пусти меня, это я!! — орала Наташа.
Аля схватила один из валявшихся под ногами рулонов и ринулась к ванной. Она успела увидеть, как опускается молоток гибко и стремительно двигающейся Полканавт, как Наташа поднимает руки, пытаясь укрыться от наточенного острия, и, громко крикнув, Аля швырнула рулон прямо в голову Эмме Никитичне. От сильного удара Полканавт пошатнулась, и молоток, нацеленный Наташе в лоб, дрогнул в ее руках, изменил направление и скользнул по груди девушки, вспарывая одежду, кожу и мышцы. Наташа беззвучно обмякла, Полканавт медленно повернулась к Але. Ее глаза сияли каким-то странный блеском, она двигалась легко и бесшумно, как балерина.
«Как удачно. Все птички в клетке, — с удовольствием подумала Эмма Никитична. — Ах, зеленая, наивная молодежь… Некоторые из них пытаются друг друга выручать и только туже затягивают петлю у себя на шее, другие же убегают и прячутся, подставляя своих друзей». Аля пятилась и пятилась, не в силах оторвать взгляд от сверкающего оружия. Полканавт наступала. Внезапно Эмма Никитична увидела что-то за Алиной спиной, и лицо ее исказилось. В этот момент продолжающая пятиться девушка налетела спиной на что-то большое и мягкое, а над ее ухом раздался оглушительный грохот. Когда Аля открыла глаза, Полканавт лежала на полу, заняв своей огромной бесформенной тушей выход в коридор. Алины ноги подкосились, она села, потом легла. Борщ, засовывая пистолет в кобуру, быстро наклонился к ней, испытующе взглянул в лицо, пытаясь определить, пострадала она или нет, затем схватил на руки лежащую в луже крови Наташу и выбежал из квартиры.


Наступила полная, абсолютная тишина, только звенело в ухе. Аля попыталась ползти, но не получалось. Эмма Никитична, одетая в длинное синее трикотажное платье с воротником-стойкой, плотный черный вязаный кардиган, больше похожий на пальто, и осенние сапоги без каблуков, лежала неподвижно, геологический молоток валялся в стороне чуть дальше по коридору. Наконец Аля встала на четвереньки, потрясла головой, пытаясь восстановить способность слышать, весьма пострадавшую от грохота выстрела над ухом, и тяжело поднялась на ноги. Собрав всю силу воли, Аля переступила через тело Полканавт и постучала в дверь ванной.
— Ч-ч-что вам от меня надо?! А-а-а-а! А-а-а-а-а-а-а! Милиция! Насилуют!! — завизжал из-за двери Тигринский.
— Не волнуйся, Стасик, — сказала Аля, едва слыша свой голос, — выходи спокойно, опасность миновала.
Стасик тут же приоткрыл дверь и выглянул. Увидев труп Эммы Никитичны, он испуганно ойкнул. Глядя в его блудливые глазки, Аля почувствовала, что еще секунда — и она убьет Тигринского сама.
— Ты бы, Стасик, шел отсюда побыстрее, — медленно проговорила она, — проваливай.
— А что я такого сделал? — возмутился Стас. — Я никого не обижал, даже вон паучка у тебя в ванной не тронул. А что спрятался — так на моем месте поступил бы каждый. Кстати, где Наташа? Я слышал дикие крики. А жаль, мы с ней так мило проводили время…
— Стасик, вон отсюда. Забирай свои шмотки и проваливай, — Алины глаза слипались, а язык вдруг стал заплетаться. Она дико хотела спать, как же она раньше не замечала, что засыпает на ходу?
— Ну ладно, уже ухожу, — обиженно протянул Стасик и начал уныло снимать махровый халат с красными сердечками. Смотреть на него у Али не было никаких сил.
«Трусоват был Стасик бедный и чуть всех не погубил», — думала Алиса.
Возмущенный до глубины души тем, что его выгоняют, Стасик оделся, но уходить, конечно, не спешил.


Барщевский очень боялся, что Наташа умрет от потери крови раньше, чем он сумеет доставить ее в больницу. Вся его одежда промокла, тяжелые капли падали на землю, первые две машины отказались брать таких пассажиров, тогда Борщ предложил водителю старенького «москвичонка» сто баксов, и они поехали. Наташа была без сознания и очень бледна, но когда машина, надсадно воя двигателем, ворвалась на территорию больницы, девушка была все еще жива.
— Что, опять?! — закричал практикант, укладывая на каталку Наташу и изо всех сил разгоняя ее в направлении операционной.
«Если она выживет, я тут же признаюсь ей в любви, — твердо решил практикант, — вряд ли ее привезут нам в ближайшее время в третий раз».
— Что, опять?! — синхронно воскликнули Виталий Викторович и Ульяна, прибежавшие в операционную в марлевых повязках и изумленно уставившиеся на Наташу и залитого кровью Борща.
— Она выживет? — спросил Барщевский.
— Посмотрим, — протянул Виталий Викторович, наклоняясь над Наташей, — рваная рана левого плеча, предплечья и запястья, рваная рана правого плеча, предплечья и запястья, а также царапина на лбу, но она не опасна. Давление?
— Восемьдесят пять на пятьдесят.
— Быстро капельницу!!
Александра вытолкали за дверь.


— Алька, давай я тебе чайку сделаю, — мило предложил Тигринский, как будто ничего не случилось, — тут у нас на кухне есть замечательный чаек и печенье есть… Иди сюда, дорогая, я тебе помогу. А Полканавт мы давай в ванну перетащим, чтобы она под ногами не валя…
— Вон отсюда!! — потеряв всякое терпение, закричала Аля.
Награждая Тигринского пинками под зад, она вытолкала его на лестничную площадку, причем Стас пытался сначала рухнуть, споткнувшись о лежащие поперек прихожей белые рулоны, закатанные в прозрачную пленку, а потом ухватился за дверной косяк, но Аля пару раз чувствительно стукнула его по пальцам, и он, обиженно завыв, вывалился на площадку, где лицом к лицу столкнулся с нарядом милиции. Бдительные соседи сверху, услышав грохот выстрела, вызвали представителей правоохранительных органов.
— А это еще что? — удивился высокий, под два метра ростом, и очень широкий в плечах капитан, глядя на то, как Аля поддала Стасу коленом под зад и тот, взвизгнув, продвинулся в сторону лестницы еще на пять сантиметров.
— Это у нас Стасик Тигринский — он трус, балбес, болтун, аспирант и халявщик, — злобно проговорила Аля, — а там, — девушка махнула рукой в сторону двери, — у нас труп Эммы Никитичны Полканавт. Пойдемте, покажу.
— Да, пожалуйста, покажите, — вежливо отозвался капитан. Его помощник в чине старшего лейтенанта, имеющий примерно габариты Моськи, с любопытством вытягивал шею.
Они зашли в квартиру, аккуратно переступили через разбросанные рулоны обоев, потом прошли через комнату к входу в коридорчик, один конец которого вел к ванной, а второй — на кухню. Еще минуту назад вход в коридор почти полностью перекрывало тело Полканавт, но сейчас там ничего не было. Аля моргнула. Потом моргнула еще раз. Она потерла глаза, перекрестилась, но тело не появилось.
— И где обещанный труп? — спросил милиционер, похожий на Моську, а великан расхохотался и, сказав: «Ну и шуточки у вас, девушка!» — пошел к выходу.
«Постойте, он же только что был здесь! Труп Эммы Никитичны!» — хотела закричать Аля, но из горла не вылетало ни звука.
Милиционеры, вяло переговариваясь, двинулись на выход.
— Подождите, — наконец обрела дар речи Аля, — пожалуйста, еще секундочку! Давайте вместе заглянем в ванную, больше ей быть негде!
— Кому — ей? — спросил лейтенант. — Вы же сказали — труп? А в ванной тогда у вас — кто?
Капитан опять смачно захохотал и пошел по коридорчику к ванной. У двери он увидел большую темную лужу, и его веселость как ветром сдуло.
— Что это? Кровь? Откуда?! — резко и отрывисто спросил он.
— Да, это кровь девушки, которая, я надеюсь, сейчас уже в больнице, — подтвердила Аля. — А та женщина, что была трупом, но которая вовсе не так мертва, как казалось, наверное, в ванной, только будьте очень осторожны. Эта женщина вооружена.
— Чем? — спросил капитан, доставая из кобуры пистолет.
Лейтенант уже что-то быстро говорил в рацию. Стасик молчал и пытался незаметно просочиться в сторону входной двери. Ему было страшно.
— Так чем она вооружена? И кто такая эта «она»?
— Эмма Никитична Полканавт, я же сказала. Она вооружена остро наточенным геологическим молотком.
— Наточенным молотком? Что за чушь? Как молоток может быть наточенным? Я еще понимаю — топор.
— Вы видели когда-нибудь альпеншток? Или ледоруб? — спросила Аля капитана.
— А-а-а-а… Это такой, которым Троцкого порешили? Ясно. Так и говорите — ледоруб. А то — молоток, молоток… Что я, молотка, что ли, не видел.
В этот момент Аля услыхала, как еле слышно скрипнула входная дверь.
— Она ушла! Она была в кладовке!! — воскликнула Алиса, кидаясь в прихожую.
Там, на куче строительного материала, они нашли небольшое красное пятнышко. Милиционеры попытались ее преследовать, но Эмма Никитична как сквозь землю провалилась.


— Мам, я в больнице, — позвонил Валентине Ивановне Борщ, — пригони машину, пожалуйста, а то я по уши в крови.
— Ты ранен? — охнула Каверина, отметив тем не менее, что голос у сына вполне бодрый.
— Нет, ранена Наташа. А я кое-кого пришил полчаса назад.
— Не хвастайся такими вещами, сынок, — наставительно проговорила Валентина Ивановна. — Я сейчас приеду, говори, в какой ты больнице!
— Еще и Стручковых надо домой отвезти, они совсем расклеились, — хмуро сказал Борщ. — Профессор плох, рыдает, говорит, что был не прав, собирается поменять мировоззрение и уйти в монастырь, тем более что Зинаида Алексеевна наконец решила с ним развестись.
— Могу себе представить, — проворчала Каверина, вжимая педаль газа в пол. В шестьдесят она водила машину так же лихо, как и в двадцать лет. — Я Стручкова не люблю уже почти сорок лет, но все равно ему сейчас сочувствую.


Выгнав Тигринского, Аля тщательно осмотрела квартиру, заперла дверь на ключ и села на кухне.
«Как я устала, — подумала она. — Сплошные ужасы третьи сутки подряд». Ночью она оступилась, и сейчас лодыжка неприятно ныла. Хотелось горячего чаю и ощущения надежного плеча, но Борщ уехал с Наташей в больницу, а сил встать, найти в холодильнике какую-нибудь снедь и вскипятить чайник у Али не было. Она так и сидела два часа в углу, нахохлившись и сжавшись, пока Барщевский не переоделся, не поговорил с мамой, не отвез домой чету Стручковых, не сдал плафоны в банк на ответственное хранение и в конце концов не вернулся к Але.
— Алька, — сказал он прямо с порога, — Алька, давай дружить.
— Мы сегодня уже дружили утром. Ты забыл? — счастливо прошептала она, с трудом вставая с табуретки и крепко обнимая Александра за широкие надежные плечи.
— Ну что ты, я отлично помню, но мы же договаривались дружить по два раза в день… Впрочем, нет. Лучше мы подружим вечером, а сейчас съездим в институт и поставим все точки над «i». Ты сможешь идти или совсем сил нет?
— Могу, конечно, — проговорила Аля, чувствуя, как прибавляются ее силы в присутствии Борща, — особенно если ты купишь мне мороженое. Пломбир.
Александр фыркнул:
— От тебя, Невская, одни убытки. То тебе пиццу, то тебе мороженое, то почти весь мармелад у меня дома съела.
— Пиццу ты сам попросил, а я, как девочка на побегушках, за ней через лужи перепрыгивала…
Они спускались вниз, хохоча и крепко держась за руки.


Сначала вернулась способность слышать, и Наташа различила громкий скрип и скрежет. Потом появились и чувства, и Наташа ощутила, как на ее лицо то падают лучи света, то становится темно, а также вибрацию — ее куда-то везли по коридору. Было очень плохо, тошнило, болела голова, тело казалось чужим и тяжелым.
«Ах да, это была Полканавт. Пыталась убить меня геологическим молотком, но, видимо, у нее не получилось», — вспомнила Наташа и искренне обрадовалась тому, что Эмма Никитична не довела дело до победного.
«Дед бил-бил, не добил, баба била-била, не добила…» — подумала Наташа, засмеялась, но тут вернулись ощущения в правой руке и девушка взвыла. Каталка остановилась.
— Как вы себя чувствуете? — практикант наклонился над Наташей. В его голосе звучало сострадание.
— Плоха-а-а-а… Умираю-ю-ю, — простонала Наташа.
— Сейчас я позову врача! — испуганно воскликнул практикант, глядя на Наташу большими честными глазами через круглые стекла очков.
— Виталия Викторовича? Не надо, Сережа, — грустно отозвалась Наташа. — Мне не настолько плохо.
Практикант тут же воспрял духом. «Ага, Виталий Викторович ее больше не интересует», — подумал он с удовлетворением и оглянулся. Они стояли в коридоре, вокруг никого не было. Практикант решился.
— Наташенька, выходите за меня замуж, — твердо сказал он.
Еще секунду назад Наташе казалось, что она умирает, все болело и ныло, тошнило, но внезапно волшебным образом все неприятные ощущения мгновенно прекратились.
— А-а? Что? — спросила Наташа, поворачивая голову, чтобы получше видеть того, кто только что сделал ей предложение.
— Выходите за меня замуж, Наташа, я вас люблю, — повторил практикант Сережа дрожащим голосом. Ему было очень-очень страшно.
— Да, — тут же согласилась Наташа.
Челюсть у практиканта отвисла.
— Да. Да-да, я согласна, — еще раз на всякий случай повторила Наташа. — Только первую брачную ночь придется отложить, я, видите ли, не в форме.
— Ладно, я потерплю, — согласился все еще не верящий своему счастью практикант и повез Наташу дальше в ее палату.


Барщевский посторонился, придержал тяжелые дубовые двери НИИ географии и пропустил вперед маленького сухонького старичка со старомодной палочкой. Тот подслеповато щурился и все время поправлял очки.
— Сюда, Матвей Федорович, — вел его под руку Борщ. Аля шла сзади.
— А это еще что такое?! — раздался на лестнице громовой голос, и вниз, прямо на них, стал медленно и угрожающе спускаться Леопольд Кириллович. Один глаз у него заплыл. — И вы еще смеете появляться у меня в институте?! Вы уволены! Убирайтесь в свой магазин, нэпман проклятый, эксплуататор трудового народа! Слышите?! И вы, Невская, тоже убирайтесь, вы тоже уволены!
Леопольд Кириллович изрыгал потоки слюны и топал ногами. Старичок терпеливо ждал: за свою долгую жизнь он повидал и не такое, чем-либо удивить Матвея Федоровича было трудно.
— Леопольд Кириллович, — наконец прервал директора Борщ, — к вам по ночам призрак Черного Геолога давно не приходил?
Директор пару раз топнул ножкой и замолчал.
— А что? — спросил он осторожно.
— Сейчас, Алиса, я расскажу тебе печальную историю о том, как наш дражайший директор, когда он был моложе, конечно, воспылал страстью к юной девушке Маше и чем это закончилось для последней, — Барщевский повернулся к Але, полностью игнорируя возмущенные крики и ругань Леопольда Кирилловича. — Девушка Маша ложиться в постель с директором не желала, поэтому он, по науськиванию Стручкова, тогда еще доцента, решил ее споить, надеясь, что в пьяном состоянии она станет сговорчивей. И споил.
— А дальше — что?
— Ну, трахаться с директором она все равно отказалась, а вот пьет до сих пор. И когда она мучается в белой горячке, ей является призрак Черного Геолога… Не какие-то там зеленые человечки, заметьте.
— Увы, так и было, — прозвучал печальный голос с площадки второго этажа. Там стояла Марья Марковна с большим носом, менее, впрочем, красным, чем обычно.
— Марья Марковна, ну зачем вы всем рассказали?! — возмутился директор.
— А это ее право. Кому хочет, тому и рассказывает, — произнес Барщевский. Марья Марковна улыбнулась ему.
— Дорогой мой мальчик, — ласково сказала она Борщу, — я очень, очень благодарна вам, что вы с вашей маменькой выкупили мою квартиру из залога. Большое спасибо! Вся эта история с отравлением так на меня подействовала, что я даже перестала пить. Только воду теперь пью или компот. Представляете?
— Не представляю, — рассмеялся Борщ, поддержал за локоть Матвея Федоровича, и они пошли дальше, пройдя мимо растерянно моргающего Леопольда Кирилловича.


Сережа сидел на стуле возле Наташиной кровати и читал вслух анекдоты про тещу и зятя, когда дверь отворилась и в палату вдвинулась Татьяна Тимофеевна. Ее пышные телеса колыхались.
— Доигралась? Допрыгалась?! — закричала она, увидев дочь, и ее второй подбородок мелко задрожал. — Это все потому, что ты, дура, меня не слушаешься! А что с твоими волосами?!
Маленькие злобные глаза Татьяны Тимофеевны сверкали, руки были сжаты в кулаки. На Сережу она не обращала никакого внимания, как будто его и не было в палате. Практикант медленно поднялся со стула.
«Теща — это совсем не смешно. Это страшно», — пронеслось у него в голове.


Эмма Никитична Полканавт как ни в чем не бывало сидела в своей комнате на своем рабочем месте и печатала. За компьютером, как и всегда, работала Зульфия в строгом сером костюме и черных туфлях на низком каблуке. Аля скользнула по Зульфие взглядом и внимательно осмотрела одежду Эммы Никитичны, но ни на ее синем платье, ни на висящем на спинке стула черном кардигане не было заметно никаких подозрительных пятен. Впервые за двадцать семь лет жизни Аля усомнилась в здравии собственного рассудка.
— О, нашлись пропажи! А мы думаем, где это вы? — натурально обрадовалась Эмма Никитична.
Аля заколебалась, пытаясь понять, что тут сон, а что — явь, но Борщ не сомневался.
— Проходите, Матвей Федорович, — махнул он рукой дедуле, приглашая его подойти поближе к Полканавт.
Тот поправил очки и, вытягивая нос вперед, как ищейка, подошел не к Эмме Никитичне, а к ряду стоящих на подоконнике горшков, в которых росли разнообразные растения. С минуту он внимательно изучал зелень, потом присвистнул. Эмма Никитична недоуменно пожала плечами и снова углубилась в работу. За спиной Али произошло какое-то движение, и в комнату ввалились директор и Марья Марковна, причем директор выглядел на редкость покладистым.
— О, какой интересный экземпляр! — проговорил старичок, осматривая большой кактус. — Необычайно, просто необычайно, как это его удалось вырастить в таких условиях!
— А что это? — спросил Александр, подходя ближе.
— Это пейотль! Мексиканский кактус, его сок имеет действие, сходное с наркотическим. Сок пейотля употребляют индейские шаманы при проведении ритуалов.
— Замечательно, — восхитился Барщевский и указал пальцем на следующий горшок, — а это что?
— Это? — дедуля перешел к очередному растению и почти коснулся Эммы Никитичны. Та встала и отошла в угол. — Это мандрагора.
В горшке росло красивое растение с большими светло-зелеными листьями, чем-то похожее на лопух.
— А я думала, что мандрагоры на самом деле не существует, что это растение из средневековых сказок, — прошептала Алиса, разглядывая лопух.
— Что за ерунда, — возмутился дедуля, — конечно, существует, и вот она — пожалуйста, полюбуйтесь! Весьма крупный экземпляр. В средние века считалось, что корень мандрагоры исцеляет от всех болезней на свете, но это не так.
— А она ядовитая? Мандрагора? — спросил Борщ, глядя краем глаза на Полканавт, но та никак не отреагировала на вопрос, а смотрела в окно со скучающим видом.
— Не очень. Обладает снотворным действием, а в больших дозах вызывает галлюцинации. Ее корень похож на фигурку человека, и именно это ее свойство стало предметом многочисленных спекуляций.
— Ясно. А что это в белом горшке?
Старик просеменил еще чуть-чуть дальше и поправил очки. Аля, Леопольд Кириллович и Марья Марковна подошли поближе, чтобы лучше видеть, и даже Зульфия оторвалась от работы. В горшке росло нечто весьма похожее на петрушку и совершенно безобидное на вид.
— О, это уже серьезнее. Цикута!
— Эта та, сок которой выпил Сократ?
— Точно! — Матвей Федорович посмотрел на Барщевского с уважением. — Выпил по решению суда и скончался, мир праху его. Правда, у Сократа яд цикуты был смешан с опием, чтобы не так противно было.
Аля наклонилась над горшком и понюхала его. Растение не только выглядело как петрушка, но и пахло как петрушка.
— А оно очень ядовитое? — спросил Борщ.
— Очень, очень! — испуганно замахал руками старик.
— А если, например, оторвать листик от этого растения, ну хотя бы один, раз оно такое ядовитое, сделать настойку, ополоснуть ею бокал, потом налить туда вина, то человек, выпивший из этого бокала, умрет?
— Возможно, только есть одна тонкость: самая опасная часть цикуты — корневище. Но эту цикуту, как вы видите, не выкапывали.
Старик, явно заинтересованный коллекцией, перешел к следующему экземпляру. Это была лиана, выбросившая еще одно соцветие.
— А это что, Матвей Федорович? — спросил Борщ.
— Не знаю, — задумчиво протянул тот. — Впервые вижу.
Он рассматривал растение и так, и эдак. Все ждали. Потом, решившись, старик отщипнул кусочек плотного глянцевого листа, осторожно помял и понюхал.
— Я так и знал! — воскликнул он. — Это малазийский сумах! Он бывает в виде кустарника и, очень редко, в виде лианы. — Матвей Федорович повернулся к Борщу. — Да, это очень ядовитое растение, но у него есть одно отличительное свойство — у малазийского сумаха ядовиты только цветки, тогда как у сумаха обыкновенного — все растение! Интересно, что для того, чтобы отравить человека таким цветком, нужна всего лишь капелька сока.
Старик выглядел очень довольным.
— Спасибо, мы все слышали. И все записали, — проговорил милиционер, заходя в комнату. За ним вошли еще двое мужчин в форме. Полканавт не проронила ни звука — она была сломлена и раздавлена, глаза горели ненавистью. Эмма Никитична вскинула голову и едва слышно вздохнула.
— Так что скифский городок отойдет под охрану государства, — строго обратился к ней Барщевский. — А вы, молодые люди, — обратился он к милиционерам, — следите, чтобы дражайшая Эмма Никитична не жевала никаких растений, последствия могут быть непредсказуемыми.
— Ничего, если она захочет, мы ей в камеру сена принесем, — пробормотал молоденький лейтенант, выводя Полканавт из комнаты.


— Поздравляю! Поздравляю вас, дети мои! — выла Татьяна Тимофеевна, обнимая то лежащую дочь, то будущего зятя. — Наташенька, солнышко мое, доченька ненаглядная, как я счастлива!
Из маленьких, вдавленных в широкое лицо глаз Татьяны Тимофеевны капали большие сверкающие слезы.
«Невероятно. Моя мать искренне плачет. Какие чудеса!» — думала Наташа, держа за руку Сергея и все еще не веря, что у нее начинается новая жизнь, гораздо более счастливая, чем раньше.
— Вот уж никогда не думала, что моя Наташка, дура набитая, каланча сутулая, кому-то понравится… Ах, как это прекрасно, — прошептала Татьяна Тимофеевна и высморкалась.
Наташа сильно, до самых ушей, покраснела, а Сергей вдруг рассмеялся, он хохотал и не мог остановиться.
— Я люблю тебя. И я рад, что любовь зла, — сказал он невесте и провел рукой по ее светлым волосам.


— А все же почему Эмма Никитична тоже отравилась? Случайно? Схватила кусок колбасы немытыми руками? — спросила Марья Марковна, глядя на Барщевского с глубоким уважением.
— Для отвода глаз, конечно. И действительно, ее никто не подозревал. Меня интересует сейчас другой вопрос: как она все слышала? — проговорил Барщевский. Он сел на место Эммы Никитичны и задумался. До дверей было довольно далеко, до Алиной комнаты — тем более.
— Алиса, — позвал он подругу, — пойди в свой кабинет, скажи что-нибудь.
— Хорошо, — ответила девушка, выходя в коридор.
Она зашла в свой кабинет, еще более пыльный и захламленный, чем обычно, закрыла дверь, по привычке взглянула на стол, проверяя, не принесли ли ей пару новых статей, потом вспомнила, что ее только что уволили, и вздохнула.
— Ку-ку, — сказала она вполголоса и снова побежала к Борщу.
Борщ весь лучился от удовольствия. Он сидел на стуле Эммы Никитичны, вытянув длинные ноги, и улыбался.
— Ку-ку, — поприветствовал он Алю. — Еще поиграем?
— Что, у меня в кабинете «жучок»? Полканавт у нас еще и инженерный гений, а не только талантливый ботаник? — спросила девушка, с подозрением глядя на Александра.
— Нет, все гораздо проще.
Борщ встал и начал отодвигать стоящий за спиной Полканавт шкаф. Он подвинул его сантиметров на двадцать, и в стене обнаружилась небольшая ниша.
— Благодаря Леопольду Кирилловичу здание последние пятьдесят лет не ремонтировалось. Да какие пятьдесят, почти восемьдесят лет — сначала вполне хватало того ремонта, что остался от прежних хозяев, то есть моих дедушки с бабушкой, а потом директор, прознавший, что в доме осталось кое-что ценное, категорически возражал против ремонта, боясь, и не без оснований, что в ходе работ это ценное будет обнаружено без него.
Директор понуро опустил голову.
— Выше нос, Леопольд Кириллович, — сказал ему Борщ, — зато теперь у вас в кабинете висит роскошная хрустальная люстра ценою в пять тысяч долларов и два светильника по тысяче каждый. Можете считать это прощальным подарком от моей мамы, она теперь будет отдыхать на пенсии и помогать нянчить мою племянницу, дочь младшей сестры, которой только-только исполнилось три месяца.
Директор вытащил калькулятор, что-то посчитал, сложил пять тысяч с двумя и слегка приободрился.
— Так вот, дом не ремонтировался, а подслушивать интимные разговоры близких люди любили во все времена. Эта ниша — на самом деле не ниша, а слуховой ход, ведущий в расположенную рядом комнату Али. Я уверен, что если мы отодвинем шкаф в Алиной комнате, то найдем другую такую нишу.
— Она там есть! Но поменьше. Я однажды отодвигала шкаф, у меня карты свалились.
— Ага. Они разного размера, поэтому тебе ничего из комнаты Полканавт слышно не было, а от тебя — просто идеально.
— Интересно, почему я ничего не слышала? — задумчиво спросила Зульфия. — Я же все время тут была, в этой комнате.
— Во-первых, потому, что ниша заставлена, а Эмма Никитична сидела прямо спиной к шкафу — ей слышно было, а другим — нет. Кроме того, когда из комнаты Невской доносились уж очень громкие звуки, Полканавт начинала строчить на машинке и все заглушать.
— Невероятно, — пробормотал директор.
— Просто чудеса, — подхватила Марья Марковна.
Борщ повернулся к Але.
— Ладно, мы, пожалуй, пойдем, — сказал он, беря девушку под руку, — мы еще должны успеть сегодня в загс.
— Подождите! Подождите!! — закричали одновременно несколько голосов. — Объясните же, почему убили Лилю! Что вообще случилось, мы же ничего не знаем!
Александр остановился на пороге.
— Все очень просто. Тигринский, аспирант Игоря Григорьевича Стручкова, обрабатывал данные подводного сонара Азовского моря, нашел там следы затопленного города, по-видимому, скифского, которому, судя по всему, четыре тысячи лет…
Леопольд Кириллович присвистнул, и на его физиономии проступило привычное алчное выражение.
— …но Стручкову о находке не сказал. Вместо этого он описал местоположение города в статье и принес ее Але для «Вестника географических наук». Эмма Никитична все слышала, сидя у себя в кабинете, и была весьма заинтригована. Вечером, когда Аля ушла, Полканавт отправилась в кабинет Невской, нашла статью, которая, к слову сказать, лежала в мусорной корзине, сделала с нее ксерокопию и положила назад в мусорник. По моим подсчетам, ей понадобилось около двух часов, чтобы осознать, сколько стоит информация, изложенная в статье. Поняв это, Эмма Никитична ринулась назад, забрать оригинал, а в кабинете уже была Лиля — она разговаривала по сотовому с отцом и сказала, что статьи в кабинете Невской нет. Но Эмма Никитична отлично знала, что статья на месте, — то есть Лиля солгала и никому передавать статью не собиралась. Таким образом, у Полканавт оказалось три конкурента — сам Тигринский, Лиля и Алиса Невская, которая видела статью и могла запомнить координаты. Эмма Никитична справедливо сочла, что Лиля, скорее всего, спрячет статью очень надежно, и рассчитывала, что после ее смерти эти бумажки вряд ли кто-то найдет — безутешным родственникам будет не до этого, поэтому Эмма Никитична отрывает цветок и выдавливает из него сок, который, как она думает, скоро ей понадобится, но совершенно неожиданно для Полканавт пропажу бутона замечает Зульфия и рассказывает всем нам. Мы смотрим, Алиса нюхает место слома и запоминает запах, поэтому, когда на банкете она собирается отпить глоток, запах ее смущает, а Лилю — нет. Себе Эмма Никитична тоже добавила в бокал сока, чтобы отвести подозрение и всех запутать. Я думаю, что технологией извлечения сока и дозировкой его применения она делится сейчас с ребятами из милиции. Ей удалось отлично всех обмануть. Лиля впала в кому и умерла, а Невская, вопреки всем расчетам, отделалась легким испугом, поэтому в больнице Полканавт предприняла еще одну попытку: сложила под одеялом одежду, чтобы никто не заметил ее отсутствия, взяла молоток и, зная, что Аля одна в палате, пошла к ней, но Алисе опять удалось спастись, выпрыгнув из окна больницы. Все это время Эмма Никитична не подозревала даже, где прячется Стас, и она узнала об этом только после того, как Аля вышла на работу. Дело было так: к Алисе в кабинет пришла Наташа, которая поссорилась с матерью, и попросила Алю разрешить ей немного пожить у нее. Аля согласилась, но предупредила, что там уже живет Тигринский. Эмма Никитична тут же выпила настойку из кактуса пейотль, действующую как сильный стимулятор — ей предстояла схватка с двумя молодыми людьми, каждый из которых был вдвое моложе ее, — и поехала к Алисе домой. Наташа, ничего не подозревая, открыла дверь и чуть было не поплатилась за это жизнью: Полканавт серьезно ранила ее, и сейчас девушка в больнице. А вот Стасик показал себя трусом и подлецом: пока Наташа изо всех сил сражалась с Эммой Никитичной, он прятался в ванной. К счастью, Алиса, а потом и я все же успели вовремя, и Наташа жива. Надеюсь, у нее все будет хорошо. Когда я приехал, то выстрелил в Эмму Никитичну, вооруженную остро наточенным геологическим молотком, и она рухнула, но, видимо, была лишь оцарапана. Улучив момент, Полканавт ушла и как ни в чем не бывало вернулась в институт, надеясь, что ей удастся обвести нас всех вокруг пальца еще раз. Но теперь ей это не удалось… не в последнюю очередь благодаря Матвею Федоровичу.
Барщевский крепко пожал сухонькую старческую руку.
— А сейчас мы все же с вами попрощаемся, а то загс закроется…
Борщ махнул рукой, и они пошли вниз по лестнице, на улицу, к машине.
— Так что, едем в загс — или сначала пообедаем? — спросил Барщевский.
— А если мы все же сначала перекусим, ты не передумаешь?
— А ты?
— Я — нет.
— И я — нет. Поэтому поедем обедать в «Лимпопо», будем есть жареного крокодила и пить вино «Два океана».
— Да! Там еще такие пирожные чудесные делают… Это, кстати, случайно не твой ресторан?
— Нет, Алька, но все равно там вкусно кормят.
Они засмеялись и, крепко взявшись за руки, спустились по широкой парадной лестнице и сели в машину.


Мягко стукнув бокалом о бокал Александра, Аля залпом выпила чуть кисловатое цветочное вино, легкое и свежее, и стащила зубами очередной кусок крокодильего мяса с маленького шампура. Мясо было белым, плотным, похожим на курятину и свинину одновременно, и значилось в меню как «крокодил по-сенегальски». В помещении, имитирующем африканскую хижину, было сумрачно и по-домашнему уютно. С соломенного потолка свисали лианы, свирепые деревянные маски, развешанные по стенам, казались милыми и совсем не страшными. Девушка сняла очки и вытянула ноги, наслаждаясь теплом, разливающимся по жилам. Как и все близорукие люди, без очков она сразу стала казаться более юной и беззащитной, чем была на самом деле. Барщевский, не спуская с невесты глаз, подцепил вилкой с блюда фаршированный сыром помидор и хищно щелкнул челюстями.
— Ну что, Санек, — улыбнулась Аля, и ее глаза хитро блеснули, — расскажи мне теперь про твою маму, нашего директора и плафоны. С подробностями, пожалуйста.
— Алька, дай мне поесть. А то я сейчас не поем, уставшие члены не подкреплю, и в загс мы сегодня не поедем.
Его улыбающаяся физиономия никак не вязалась со строгим тоном.
— Рассказывай, рассказывай… — подбодрила его девушка. — Все-таки надо мне знать, частью какой семьи я собираюсь стать.
Борщ вытянул под столом ноги и коснулся ими Алиных. От этого прикосновения она вдруг ощутила такой прилив счастья, что едва не заплакала.
— Ну ладно, — кивнул Борщ, глядя в ее влюбленные, сияющие глаза, — ты и так все знаешь. Моя мама — младшая дочь бывшего владельца особняка, Леопольд Кириллович — внук горничной. Они работали в институте, высиживая сокровища, но мама знала, где сокровище, а директор знал, что мама знает, но не знал, где именно искать те три килограмма платины, поэтому он следил за моей родительницей. В результате мама, даже четко зная, что ей нужно, никак не могла подобраться к плафону в директорском кабинете. По иронии судьбы, второй плафон висел прямо в холле и его мог снять буквально любой, но именно этот факт и не позволял директору предположить в нем — как и во втором парном светильнике — какой-либо ценности. Леопольд Кириллович, начитавшись приключенческих романов, почему-то вообразил, что в доме обязательно должен быть тайник, где-нибудь под половицей или нечто типа золотого кирпича в стене, поэтому он всячески оттягивал начало ремонта. Как это часто бывает, его погубила банальная жадность, и, увидев дорогую хрустальную люстру, он не устоял. Во всем этом деле существовала одна сложность — маме нужно было вынести эти ее железяки абсолютно легально, то есть списать их, но при этом ни в коем случае не привлечь к ним внимания. Одно ее неосторожное слово, движение, взгляд — и Леопольд Кириллович понял бы, что к чему. То есть директор должен был захотеть избавиться от светильников сам, причем в идеальном варианте маме следовало проявлять недовольство и относиться к хламу без всякого почтения.
— Все так и произошло, — вставила Аля, пытаясь прожевать еще один кусок плотного крокодильего мяса.
— Да. Но потом директор как-то догадался, в чем дело. И не потому, что мама где-то ошиблась. Нет. Просто Леопольд Кириллович понял, что мама никогда, ни при каких обстоятельствах не стала бы проявлять такую активность, если это не связано с тем, что они оба ищут. Но, к счастью, я успел вовремя.
Борщ съел еще один помидор и кивнул официанту, прося счет.
— Ну что, поехали? Подадим заявление, а потом махнем ко мне домой, там твой Казбич сидит, некормленый…
«И вообще, я уже соскучился», — подумал он про себя.
Заплатив за обед, Барщевский подошел к Але, помог ей подняться, обнял девушку за плечи, и они, наконец, поехали в загс.


Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:



Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100