Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Говорят, цифра «3» обладает волшебными свойствами. В третий раз я увидела Шейна О'Нила в Данлюсе. Он стоял на склоне зеленого холма перед развалинами замка, поджидая меня.
– Кассандра, – он обнажил в улыбке слегка искривленный зуб, – вы опаздываете!
Ни его слова, ни ласковый тембр его голоса не удивляли. Необъяснимое спокойствие охватило меня.
– Требуется определенное время, чтобы найти попутчика до Ольстера, – ответила я.
– Вам не пришлось бы проделывать пешком весь этот путь, если бы вы встретили меня, – возразил он. – Я надеялся нагнать вас с того момента, как вы ушли из церкви Святого Кевина.
– Но почему вы были уверены в том, что я приду именно сюда? – все еще спокойно спросила я, решив как можно больше узнать о странном черном ирландце. В предыдущую ночь я видела его во сне – в маленькой комнатке с белыми стенами, которую снимала в Кашендоне.
– Куда еще может направиться девушка по имени Кассандра? – возразил он; его глаза сверкали тайным весельем.
Он напоминал мне одного из тех маленьких существ, которые хоть и выросли большими, но сохранили озорной характер гнома. На фоне жутковатых развалин Данлюса он казался мне представителем потустороннего мира.
– Есть много мест, куда я могла бы поехать, – возразила я, внезапно охваченная отчаянием.
– Разве это имеет значение? – Он улыбнулся мне. – Важно то, что, в конце концов, вы приехали сюда. Как раз в тот момент, когда я думал, как приятно было бы, если бы вы оказались вместе со мной среди этих развалин. – Он указал жестом на полуразрушенные стены Данлюса.
– Что случилось с девушкой? – вдруг импульсивно спросила я. – С которой вы собирались встретиться в церкви Святого Кевина?
Он резко повернулся ко мне, и я поняла, что застала его врасплох.
– Не было никакой девушки, – ответил он. – Не представляю, почему у вас создалось такое впечатление.
– С самого начала вы говорили со мной так, словно ожидали именно меня. Конечно, там, в церкви, было темно. И поначалу вы не могли как следует рассмотреть меня. Вы подумали, что я… та, с которой вы планировали встретиться, – Шейна, не так ли?
В это мгновение он поднял руку, указывая на черную птицу, парящую над бурной водой:
– Европейский баклан.
Я чувствовала, что по какой-то причине ему не хотелось говорить о таинственной Шейне. Возможно, из-за того, что она не пришла на свидание. Мне хотелось узнать о нем больше, желание вызвать его на разговор превратилось для меня в своеобразную игру.
Намного позднее я поняла, что он также вел со мной эту игру, как говорится, сидя по другую сторону стола.
Я оставила рюкзак в его машине, и мы вместе направились к развалинам, застывшие контуры которых ясно вырисовывались на фоне начинающего темнеть неба. Серые облака неслись с юго-запада, отбрасывая громадные тени на холмистую местность, которая уходила вниз от замка, оставляя его как бы между небом и морем.
Миссис Халлиси была права, называя этот пейзаж зловещим. Никогда еще я не видела столь заброшенного места. Казалось, сами развалины отбрасывают тень гибели на окружающий пейзаж. Я инстинктивно придвинулась ближе к Шейну, ощутив исходящее от него тепло. Мне было приятно, что он находится рядом.
– Страшное, заброшенное место, правда? – невольно вырвалось у меня. – Должно быть, в дни Шейна Гордого здесь было намного уютнее. Не могу представить, чтобы кто-нибудь в здравом уме проливал кровь над теми развалинами, которые мы видим сейчас. – Я невольно вздрогнула.
– Так вы знаете о Шейне Гордом? – заинтересованно спросил Шейн О'Нил.
– Только то, что рассказала мне словоохотливая хозяйка. Полагаю, вы один из черных О’Нилов, о которых она говорила, иначе не приехали бы сюда. – Я улыбнулась, чувствуя, что проговорилась, пытаясь получить информацию.
– Я потомок Шейна Гордого, – подтвердил он. – Или настолько близкий его родственник, насколько это возможно среди многих ушедших поколений. Но я приехал не по этой причине. Подойдем к замку? – Он снова резко сменил предмет разговора, словно избегая какой-то особой темы.
Мы приблизились к ужасной расселине в земле. Она разверзлась перед нами на добрых двадцать футов в ширину и сотню футов в глубину. Заглянув вниз, я почувствовала легкое головокружение и ухватилась за руку Шейна. Он осторожно повел меня по ветхим мосткам на другую сторону.
Мы входили в развалины, когда упали первые капли дождя. Я подумала о плаще, который настойчиво советовала приобрести миссис Халлиси, и пожалела, что не сделала этого. В разрушенном замке не было крыши над головой.
– Идите сюда. – Шейн подвел меня к сводчатому порталу.
Мы оказались в помещении, когда-то служившем обширным вестибюлем, и укрылись под выступом унылого коричневого камня.
Я подумала, что нахожусь наедине с незнакомым мужчиной взрывного характера, чей предок имел репутацию насильника и грабителя. Бросив взгляд на лицо Шейна О'Нила и почти не сомневаясь, что увижу мрачное плотоядное выражение в его красивых чертах, я обнаружила потрясающий блеск в его обращенных ко мне глазах. Я слегка вздрогнула и поспешно отвернулась.
– Не бойтесь, – мягко сказал он. – Вы не должны бояться меня, Кассандра.
Казалось, он хотел сказать что-то еще. Наше пребывание здесь создавало ощущение близости. Мы стояли в развалинах, почти прижавшись друг к другу, укрываясь от хлынувшего дождя. Я снова почувствовала непреодолимое влечение, которое уже ощутила однажды в доме миссис Халлиси. Именно оно привело меня через весь Ольстер на север, к самой оконечности острова, где много столетий назад жили, любили и умирали О'Нилы.
Его лицо приблизилось к моему, и через мгновение его губы с неожиданной нежностью коснулись моей щеки, а руки осторожно обняли меня. Он обращался со мной так, будто я была ребенком. В его жесте не было ли страсти, ни огня. Громадная волна облегчения захлестнула меня, и я прижалась к нему, чувствуя благодарность за его нежность. Я не была готова к настоящим поцелуям с каким бы то ни было мужчиной. Причиной моего путешествия в Ирландию отчасти было желание забыть о таких поцелуях.
Дождь продолжался недолго. Когда тучи, освободившись от своего тяжелого груза, рассеялись, Шейн повел меня обследовать замок. Я чувствовала, что нравлюсь ему, и размышляла, получу ли снова нежный поцелуй до того, как мы покинем эти уединенные развалины. Я надеялась, что это случится. Так безопасно и приятно было находиться в его объятиях, а мне отчаянно хотелось избавиться от старых воспоминаний…
Шейн рассказал мне о Данлюсе, когда мы проникли в полуразвалившееся здание, прокладывая себе путь среди зазубренных стен, возвышавшихся вокруг.
– Когда-то эта крепость принадлежала Макдоннельсам, – сказал он, – тому самому клану, который убил моего предка.
Он задержался под сводчатым проемом, который вел через один из крепостных валов, сложенных из коричневого камня. Я подумала о том, насколько точно это место соответствует его суровой внешности.
– Шейн Гордый отобрал у них этот замок, – продолжал он, небрежно облокотившись на влажный темный камень.
Достав из нагрудного кармана сигареты, он предложил их мне и, когда я отказалась, взял одну для себя. Его профиль резко вырисовывался на фоне провала в стене, еще выше виднелся квадрат молочного неба. Его прямой нос и твердая линия челюсти, выступавшей над воротником твидового пиджака, придавали лицу высокомерное выражение. У него был гордый вид, и я верила, что он вполне мог быть первым Шейном, обретшим свое новое воплощение. Эта романтическая фантазия целиком захватила меня.
– Вы вполне могли быть Шейном Гордым, – заметила я.
– Конечно. – Он озорно усмехнулся. – А вы – его обаятельной сестрой. Прекрасной… Кассандрой, – закончил он с некоторой заминкой.
Его тон вновь сделался серьезным. Он повернулся ко мне, янтарные глаза пристально изучали мое лицо. Мне показалось, что он чуть было не произнес другое имя, но вовремя остановился.
– А что известно о его жене? – спросила я. – Ведь у Шейна Гордого, изумительного красавца, конечно же имелась дама, кроме единственной сестры?
Мгновенно заметив, что чем-то оскорбила его, я окончательно запуталась.
– Я хочу сказать, что он должен был иметь даму, иначе вас не было бы здесь. По крайней мере, вы не носили бы его имя.
– Не имеет значения, – сухо ответил он и, отвернувшись от меня, углубился в развалины.
Я молча последовала за ним, размышляя, что он за человек. Его настроение непредсказуемо и изменчиво, как ртуть. Он не относился к числу людей, о которых можно быстро составить мнение. Мысль о том, что мне такой возможности не представится, испортила то радостное настроение, которое до сих пор не покидало меня в Данлюсе.
Я услышала шум прибоя далеко внизу, в известковых скалах, когда мы подошли к внешнему валу древней крепости, возвышавшейся на каменном утесе и составлявшей с ним как бы единое целое.
Совершенно неожиданно перед нами возникла еще одна громадная расщелина, готовая поглотить нас. Мы оказались на ее краю прежде, чем поняли, что под ногами у нас страшная бездна.
Слабый крик сорвался с моих губ, и я ухватилась за сильную руку Шейна О'Нила, ощутив, как напряглись его мышцы под моими пальцами. Я посмотрела в его лицо, и ужас пронзил меня при виде выражения, которое появилось на нем. Его руки вцепились в меня, и на короткое мгновение мне показалось, что он намерен с силой швырнуть меня в эту жуткую расщелину. Из глубины доносились ритмично повторяющиеся засасывающие звуки, производимые морем, и я уловила черный блеск воды в бездонной глубине.
Все краски исчезли с лица Шейна, оно приобрело землистый оттенок, и лишь глаза безумно сверкали.
– Боже мой! – Его руки все еще сжимали меня. – Боже мой!
Он явно боролся с каким-то внутренним демоном. Под скривившимися в гримасе губами обнажились зубы, уже не казавшиеся удивительно белыми. Я почувствовала, что он напряг все силы, чтобы удержать мое хрупкое тело, и задрожала.
Я подумала, что не настолько уж глубоко оскорбила его, потеряв от страха голову и ожидая, что в следующее мгновение упаду в черную бездну. Прошло несколько ужасных секунд, прежде чем я поняла, что он пытается оттащить меня подальше от расщелины.
Позже я отважилась снова взглянуть в его лицо и, к своему громадному облегчению, увидела, что он справился со своими чувствами. Его безумие прошло. Краски медленно возвращались в его черты, и в глазах появилось сознание. Может быть, я сама придумала выражение безумия, в то время как он был всего лишь напуган внезапной опасностью. Возможно, он поскользнулся на поросшем мхом камне и чуть было не свалился в пропасть? Или подумал, что я упаду? Возвращаясь мыслями к этому эпизоду, я старалась оправдать его. Наконец, он воскликнул:
– Какая предательская расщелина! Следует что-то сделать с ней, если государство и дальше намерено позволять туристам бродить в этой местности. Мы оба могли свалиться в пропасть, ведь по ее краям столько камней и они скользкие после дождя. Мне показалось, что земля обрушилась под моими ногами и мы оба стремительно падаем в бездну. – Он с виноватым видом взглянул на меня. – Мне следовало быть более внимательным. Я знал, что где-то здесь есть расщелина. Когда-то под замком была пещера. Если вы посмотрите в направлении белых скал, то представите себе, как это выглядело.
Он подвел меня к одному из отверстий в стене, которое когда-то служило окном, указывая вдоль побережья на отвесные белые степы, поднимающиеся из синего моря. Я увидела черные дыры, испещрившие белую поверхность естественной дамбы.
– В этих скалах двадцать семь пещер. Это часть известкового фундамента графства Антрим. Мне кажется, что пещеру под Данлюсом давным-давно, в дни сюзеренов, использовали для того, чтобы обрушить замок.
– Находился ли там кто-то?… – начала я, рисуя в воображении черноволосых О'Нилов, сброшенных в морскую бездну.
– Над пещерой находились кухни, – объяснил Шейн. – Когда замок пал, прислуга погибла.
– Неудивительно, что в этом месте ощущается присутствие призраков.
Похоже, я увидела в Данлюсе все, что мне хотелось. Я вспомнила, что миссис Халлиси рассказывала о меньшей по размеру крепости, названной Соколиным замком, полностью исчезнувшей в море. Я повернулась, намереваясь возвращаться тем же путем, каким мы пришли сюда. Мне хотелось поскорее оставить позади мрачные развалины.
Мы снова прошли по ненадежным мосткам, Шейн держал меня за руку, слегка сжимая пальцы, так, что они немного онемели. Больше он ни разу не обнял меня, и я подумала, что это к лучшему. Второй поцелуй мог оказаться опаснее первого.
– Хотя это место и выглядит таким мрачным, я ощущаю свое родство с ним, – заметил Шейн после долгого молчания во время спуска по зеленому склону к его машине. – А вы? – Он испытующе посмотрел на меня, как будто от моего ответа зависело очень многое.
– В какой-то мере да, – произнесла я нерешительно. – Мои предки тоже прибыли из Ирландии. И я читала, что воспоминания передаются из поколения в поколение через гены. Правда, тогда я решила, что эта мысль надуманна. Но оказавшись здесь, я уже не столь уверенно отвергала эту идею. Что-то особенное я испытала в Данлюсе.
Шейн выглядел довольным. Повернувшись па запад, он смотрел вдаль, на неровную береговую линию.
– Еще одна крепость Шейна Гордого когда-то стояла там, – сказал он, указывая на выступающий мыс. – Она называлась Соколиным замком. Мой дед приехал сюда в дни своей юности и выкупил его в собственность семьи. Но Соколиный замок поглотило море.
– Я знаю, – сказала я.
– Именно так я и подумал. – В его глазах полыхнуло пламя. – Вы заметили, что происходит между нами?
Задав этот вопрос, он приблизил ко мне свое лицо так, что я ясно увидела зеленые и золотистые искорки в его янтарных глазах.
– Между нами есть несомненное сходство, – продолжал Шейн. – Мне хочется, чтобы вы осознали, поняли и приняли этот факт, Кассандра. Это очень важно для вас.
– Но почему? – наконец произнесла я, чувствуя себя совершенно ошеломленной столь странным заявлением. – В конце концов, многие люди имеют одинаковый цвет волос, глаз… и даже зубов, – добавила я после короткой паузы.
– Так вы заметили? – потребовал он ответа.
Невозможно было уклониться от его настойчивого взгляда. Мне еще с первой встречи показалось, что наши глаза имеют одинаковый оттенок, но я старалась не думать об этом. Сейчас он заставил меня открыто признать наше сходство, и я поняла, что именно это привлекает меня к нему. Глядя в лицо Шейна О'Нила, я видела в нем что-то свое. Мои волосы были такими же темными, как его, даже кожа у нас была одного оттенка, правда, он загорел сильнее.
Короче говоря, я была более утонченной копией Шейна, его женским двойником. Пожалуй, это открытие радовало меня.
– Мы пара, – сказал он. – И я хочу, чтобы вы признали это. Тогда вас не слишком ошеломит то, что я намерен вскоре рассказать вам.
Почти лихорадочное пламя, которое я заметила в его глазах при нашей первой встрече, полыхало в них снова. Очевидно это было признаком чрезвычайного волнения, с трудом контролируемого им. Он выглядел несколько обезумевшим, и я подумала, благоразумно ли было отправляться на север, сейчас это желание казалось мне всего лишь глупой причудой. Амбициозные мысли о судьбе, решившей объединить наше будущее, которые еще недавно радовали меня, развеялись под мощным давлением той решимости, которая ясно читалась в его глазах, отражаясь в них сполохами дикого пламени.
Если он шарлатан, подумала я, то играет свою роль с потрясающей убедительностью и пылом.
Когда мы подошли к его маленькой машине, я взяла свой рюкзак и закинула его за спину. Но не успела я застегнуть пряжки, как он отобрал у меня его и небрежно забросил в багажник.
– Вы поедете со мной в Кашендон, – заявил он, обведя меня вокруг машины и открыв дверь.
– Только до Кашендона, – согласилась я, что прозвучало довольно глупо, так как он и не предлагал мне ехать дальше.
– Полагаю, вы знаете о Кашендоне? – спросил Шейн, когда мы тронулись в путь.
– Я знаю об одежде из твида, – ответила я ему, – и о том, что это живописная маленькая деревушка.
– Это не совсем то, что я имею в виду. Я вновь подумал о Шейне Гордом. Он был убит в Кашендоне.
В ту же секунду сон, который я видела две ночи назад, промелькнул в моей голове. Ту ночь я провела в Кашендоне, сняв маленькую чистую комнатку, предназначенную для туристов, у вдовы миссис Коффи. Я, конечно, спросила ее об О'Нилах.
Миссис Коффи не слышала о Шейне Гордом, но припомнила имя Мойры О'Нил – поэтессы из Лесной долины. Выйдя замуж за мистера Скрайна, Мойра издавала под девичьей фамилией О'Нил книги своих стихов.
В ту ночь я увидела сон, обрывки которого припомнились мне, пока мы ехали узкой серой дорогой по безлюдным склонам холмов, спускавшихся к долине. Во сне я отчетливо видела красивое лицо Шейна, а очертания его фигуры были расплывчаты. Глубокая морщина пролегала над его бровями, будто он был чрезвычайно недоволен чем-то. И это его недовольство каким-то образом было сосредоточено на мне. Казалось, он требовал, чтобы я завоевала его восхищение и уважение.
Я украдкой бросила на него взгляд, опасаясь, что мои глаза или улыбка выдадут ему мои мысли, и увидела, что он смотрит прямо перед собой, все еще ожидая моего ответа.
– Я не знала, что Шейн Гордый был убит там, – произнесла я.
Шейн отвел глаза от дороги и внимательно посмотрел на меня. Я увидела на его лице то самое выражение, которое омрачало его в моем сне.
– Но вам следовало знать, – произнес он странным тоном.
– Не вижу никаких причин для этого, – упрямо возразила я ему. – В конце концов, я нахожусь в Ирландии всего две недели. Это слишком короткий срок, чтобы досконально изучить ее историю. Другое дело, если бы я была родом из семьи О'Нил и интересовалась теми древностями, которые когда-то принадлежали им.
Шейн улыбнулся – еще одна быстрая смена настроения.
– Да, – согласился он, – полагаю, есть множество вещей, гораздо более интересных для привлекательной молодой леди, чем тот факт, что Шейн Гордый был убит в Кашендоне.
– Я знаю, что ему отрубили голову и отправили ее в Дублин, – сообщила я, чувствуя необходимость успокоить его.
– Не возражаете, если я спрошу, сколько вам лет, Кассандра? – Он так резко сменил тему разговора, что прошло несколько секунд, прежде чем я смогла ответить ему.
– Мне кажется, что я еще не достигла того возраста, который следует скрывать, – попыталась я немного пококетничать.
Ощущение, что Шейн знает обо мне немало, хотя я не рассказывала ему ни о чем, снова охватило меня. Напротив, мне казалось почти естественным, что ему полагается знать обо мне как можно больше. Он уже был не просто случайным знакомым, которого я встретила в старинной церкви дождливым днем и которого потом мельком увидела из окна фургона бродячего ремесленника. Он был не просто фигурой, возникшей в мрачный полдень на фоне страшных развалин Данлюса, и не просто красивым незнакомцем, пробудившим мое любопытство из-за своеобразных черт характера, имевших какое-то солидное объяснение.
– Только те, кому кажется, что они начинают увядать, пытаются скрыть свой возраст, – подхватил Шейн.
– У меня нет никаких переживаний по этому поводу, – ответила я. – Просто некоторые считают, что женщине не подобает говорить, сколько ей лет, после того как она достигла определенного возраста. Мне двадцать шесть, Шейн.
Я впервые назвала его по имени. Мне хотелось сделать это еще раньше, пока мы бродили по старинному замку. Теперь, заставив себя, наконец, произнести его имя, я почувствовала, как кровь прихлынула к моему лицу. Но он только удовлетворенно кивнул, будто мой ответ был для него очевиден.
– Я уже знаю, что вы путешествуете в одиночестве и пытаетесь быть экономной, – сказал он.
– Меня воспитали практичной. Я приехала в Ирландию потому, что умерла моя двоюродная бабушка, которая родилась здесь и всегда мечтала вернуться обратно на родину. Можно сказать, что я – ее доверенное лицо. Кроме того, мне было необходимо разделаться кое с какими сугубо личными переживаниями.
Мой голос изменился. Так случалось всегда, если мысленно я возвращалась к тому времени, когда еще только собиралась покинуть Сан-Франциско.
– Несчастная любовь, которая закончилась трагически? – В голосе Шейна, зазвучавшем необычно мягко, слышалась нежность.
Мне почти до слез было приятно, что он проявил такую готовность понять мои переживания. Я пожалела, что сначала увидела в нем нечто дьявольское, а позже в развалинах Данлюса решила, что он помешан. Я сделалась уступчивой и, сидя в машине рядом с ним, сознавала, что многого не понимаю в этом человеке, но это не раздражало меня. Его сочувствие согревало мою душу, словно омывая раны, нанесенные прежним знакомством.
– Это нельзя назвать любовной историей, – сказала я, помолчав. – Я… была обручена и собиралась выйти замуж. Мой избранник обманул мои ожидания и оставил дожидаться у алтаря. Моя договоренность с… Аланом Девором… – Я заставила себя произнести это имя исключительно потому, что хотела преодолеть свое нежелание произносить его. – Она была весьма обычной, – продолжила я. – Мировой судья, моя двоюродная бабушка Мэри Маги, Сью Багли, с которой мы вместе работали в конторе, и ее муж ждали его, казалось, целую вечность. Алан так и не появился в условленном месте. Я далеко не сразу смогла признаться себе, что на самом деле он вовсе не намеревался жениться на мне. Сью предупреждала меня о его репутации в отношениях с женщинами, но я надеялась, что со мною будет иначе. Наверное, каждая женщина воображает, что в ее власти переделать своего избранника, прежде чем обнаружит, что полюбила недостойного человека.
Мой голос звучал монотонно и, наконец, задрожал, когда на меня снова нахлынули болезненные воспоминания. Я видела Алана, высокого, светловолосого, с выразительными голубыми глазами. Он покорил всю корабельную контору, как только появился у нас впервые и уселся за стол, который на лето был освобожден его отцом. Он был сыном президента компании и, следовательно, представителем нашей верховной власти, пока старший Девор путешествовал за границей. Алан был удивительно красив, обладал бойким языком и очаровательной улыбкой, которая появлялась на его лице, словно газетный заголовок на всю полосу.
Я помнила, как впервые перехватила его взгляд и удивилась тому, что он явно выделяет меня среди прочих. Контору заполняла стайка щебечущих секретарш и машинисток. Все они смеялись, болтали и суетились. Я никогда не считала себя хорошенькой, была, как говорится, уже в годах и стеснялась своего искривленного зуба. Косметикой я почти не пользовалась, а длинные волосы собирала в простой французский узел, отчего выглядела более зрелой и вовсе не кокетливой. Я строила из себя более искушенную женщину, чем была на самом деле, и, вероятно, Алан купился на это.
До него в моей жизни было несколько мужчин, но о них не осталось даже воспоминаний. К моменту встречи с Аланом мне было двадцать пять лет, я имела скучную, но надежную работу и уже познала тоскливую жизнь старой девы. Почти сразу Алан стал чрезвычайно важен для меня. Я стала посещать парикмахера и в глупом порыве истратила весь недельный заработок на элегантное темное вечернее платье от И. Магнина.
Мы часто виделись. Я отказывалась выслушивать предупреждения Сью Багли о том, что Алан – бабник и его намерения по отношению ко мне не могут быть честными. Позже выяснилось, что Сью была права.
Однажды он пригласил меня на закрытую вечеринку в пляжный домик Деворов, неподалеку от Монтере. Мы приехали ночью. Круглая луна заливала ослепительным блеском каждую волну Тихого океана. Сидя сейчас рядом с Шейном О'Нилом, я вспоминала, как сидела в ту ночь, прижавшись к Алану, на дорожке, спускающейся к морю, ощущая тяжесть его руки на своих плечах и вдыхала запах его кожи и одежды.
Отсутствие машин и вообще каких бы то ни было признаков жизни возле длинного и низкого застекленного дома, отделанного красным деревом, резко оборвало мои грезы, вернув меня на землю.
– Я думала, что на вечеринке будут гости, – сказала я Алану.
– Вечеринка планировалась для двоих, дорогая, – ответил он. – Я привез тебя сюда по особой причине.
Я подумала, что он хочет сделать мне предложение при лунном свете на покрытом водорослями морском берегу. От такой романтики закружилась голова. Я позволила Алану проводить меня в дом.
Он целовал меня, потом пошел приготовить напитки, оставив меня витать в облаках. Я оказалась совсем не готова к охватившему его гневу, когда отказалась от принесенного им коктейля.
– Какую игру, по-твоему, я веду? – спросил он, стоя передо мной с серебряным шейкером в руке.
– Но я не воспринимаю все это как игру, – ответила я, с удивлением и закрадывающимся страхом.
– Полагаю, ты хочешь, чтобы я женился на тебе? – спросил Алан.
– Я думала, что у тебя, возможно, возникнет такое желание, – пролепетала я.
– Считай, что все в порядке, если ты действительно хочешь этого, – ответил он со странной улыбкой на красивом лице.
Потом он снова целовал меня, его ласки становились все более дерзкими. Он прилагал массу усилий, чтобы соблазнить меня, но строгие идеалы, заложенные старой бабушкой, которая всю жизнь оставалась девственницей, удержали меня от грехопадения. Когда мне было три года, мои родители погибли в автомобильной катастрофе. У меня не осталось никого, кроме двоюродной бабушки Мэри Маги. Но она хорошо воспитала меня.
Я вырвалась и сказала Алану, что нужно подождать, я обещала ему в тот же день рассказать о нас бабушке Мэри и начать готовиться к свадьбе.
Алан ничего не сказал. Он посадил меня в машину, сел рядом со мной и гнал на бешеной скорости всю дорогу до Сан-Франциско. Я думала, что он очень сильно хочет меня. Бабушка Мэри рассказывала о том, как трудно иногда бывает мужчинам. Я очень волновалась при наивной мысли, что мне придется сообщить потрясающую новость о свадьбе в нашей конторе.
Девушки одарили меня множеством сюрпризов, пригласив бабушку Мэри и устроив праздник. Я вовсе не догадывалась, что Алан сожалеет о своем импульсивном обещании, и старательно придумывала, как устроить свадьбу. Я была окутана розовым сиянием, из-за которого не видела ничего, кроме своего «счастливого будущего».
Теперь я полагаю, что ему было значительно легче не явиться на бракосочетание в назначенное время, чем разрушить мои планы в разгар предсвадебной суматохи. В это время возвратился старший Девор. Я так и не узнала, приложил ли Алан руку к преждевременному возвращению своего отца.
Прикосновение руки Шейна О'Нила и успокоительные звуки его голоса вывели меня из воспоминаний о прошлом.
– Вы должны быть благодарны судьбе, что избавились от него, – произнес он.
Я посмотрела из окна машины на голубые цветы, обильно росшие вдоль песчаной дороги. Герания обыкновенная, цветок Данлюса, – машинально всплыли справочные данные.
– Да, – ответила я, – теперь и я так думаю. Перспектива остаться старой девой уже не кажется мне такой ужасной. Бабушка Мэри была ею. Думаю, что я найду, чем заполнить свою жизнь, как это сделала она, нынешнее путешествие – только начало. Бабушка Мэри не могла путешествовать из-за больного сердца. Какое-то время я винила Алана в ее внезапной смерти, испытав шок от того, что обо мне больше некому заботиться на целом свете…
Шейн несколько секунд пристально смотрел на дорогу, не произнося ни слова. Потом спросил:
– Так у вас совсем никого не осталось после смерти вашей бабушки?
– Никого, – пробормотала я. – То есть никого из родственников. У меня есть друзья: Сью Багли, о которой я говорила, и еще пара подружек. Думаю, мы будем продолжать встречаться.
Произнося эти слова, я понимала, что обманываю себя, все немногочисленные близкие связи будут порваны, потому что Сью и другие приятельницы были частью моей прошлой жизни, в которой я знала Алана.
– Вы бросили свою работу? Планируете возвращаться обратно?
– В Сан-Франциско – да. Но не на старую работу. Найду что-нибудь еще, когда придет время. Понимаете, отец Алана – владелец конторы, где я работала, – «Судоходство Девора». Не думаю, что смогу вернуться туда. – Внезапно я поразилась, почему так откровенничаю с Шейном. В этом не было никакой логики. Позднее я подумала, что, возможно, именно из-за того, что случилось с нами в Данлюсе, это получалось так естественно.
– В Сан-Франциско вас тоже ждут неприятные воспоминания, – сказал он, будто ему была знакома та ностальгическая боль, которая возникает из-за ассоциации с местами, связанными с любимым человеком, покинувшим их, но своей волшебной силой сделавшем эти места особыми.
– Да, – призналась я. – Так и будет.
– Думаю, теперь самое время сказать вам то, что я намеревался сказать с той минуты, когда впервые нашел вас, – заявил Шейн.
– Нашли?
– Я очень давно разыскивал кое-кого, – продолжал он, притормозив свою маленькую машину в том месте, где дорога сворачивала вниз, к заливу Мурлоу.
– Я не понимаю. – Сердце мое учащенно забилось. Поток эмоций, которые я восприняла как страшное дурное предчувствие, захлестнул меня.
– Времени достаточно, чтобы понять. – Он смотрел на меня с напряженным вниманием. – Я хочу, чтобы вы стали моей компаньонкой, – произнес он спокойным, хорошо контролируемым голосом.
Я собралась возразить, но он поднял руку и поднес палец к моим губам.
– Вы сами видите, что мы похожи, как брат и сестра. Кроме того, мы одного возраста.
Я резко оттолкнула его руку и, обретя возможность, заговорила:
– При чем здесь возраст? С моей стороны было ошибкой согласиться, чтобы вы подвезли меня, теперь я понимаю это.
Дотянувшись до дверцы автомобиля, я рывком открыла ее.
– Нет! Кассандра! – Сильными руками он прижал меня к себе. – Прошу вас. Это совсем не то, что вы думаете. Я неуклюже выразил свою мысль. Я только хотел сказать, что мы могли бы путешествовать вместе. В наших отношениях не может быть ничего недозволенного. В сущности, мы станем братом и сестрой, ведя себя соответствующим образом. Другое было бы неприемлемо по отношению к вам.
Когда он отпустил меня, я отодвинулась от него, прижавшись к дверце машины. Мне пришла в голову мысль, что я, видимо, не настолько привлекательна, как мне представлялось.
– Какой тогда смысл будет в нашем совместном путешествии? – спросила я. – Ваша идея абсолютно нелепа.
– Сейчас вам кажется именно так, – возразил он. Его глаза умоляли меня понять что-то, о чем я, вероятно, не догадывалась. – Но позднее все разъяснится. Если только вы доверитесь мне… сделайте попытку.
Чего хотел от меня этот странный смуглый мужчина? Почему меня так влекло к нему? Когда первоначальный шок прошел, я обнаружила, что размышляю над его странным предложением. Поскольку я путешествовала по Ирландии самым дешевым способом, то, пожалуй, не помешало бы изменить положение и полюбоваться на окружающие пейзажи через чистые стекла маленькой машины О'Нила. Возможно, мы доехали бы до Керрикфергуса, который, как рассказывала мне миссис Халлиси, был когда-то завоеван Шейном Гордым. Остров Маги лежит вблизи Керрикфергуса. Когда-то там пытали ведьм. Мне хотелось побывать там.
Но больше всего я желала узнать, почему Шейн преследует меня и назвал Шейной.
– Вы не станете мешать выполнению моих планов? – спросила я. – Мы просто будем ездить вместе от одного места к другому в качестве попутчиков. И если я захочу уйти в любое время, для этого будет достаточно одного моего слова?
– Совершенно верно, – ответил Шейн. – Я планировал завтра поехать в Белфаст из Кашендона. Там есть замок.
– Керрикфергус, – уточнила я. У меня возникло суеверно-трусливое ощущение, что он читает мои мысли.


Шейн сдержал свое слово, обращаясь со мной нежно и заботливо, без малейшего намека на интимность. Через некоторое время мне уже не казалось странным, что я путешествую по Ирландии с потомком Шейна Гордого. Люди принимали нас за брата и сестру. Мы открыто не заявляли об этом, но и не отрицали предполагаемого родства. Временами я чувствовала себя виноватой за этот маленький обман. Шейн чувствовал это и прилагал усилия, чтобы облегчить мою совесть. Он убеждал меня, что никого, кроме нас, не касается, являемся ли мы на самом деле братом и сестрой. Чем дольше мы находились вместе, тем сильнее становилось наше внешнее сходство.
Как-то раз простоволосый фермер, возвращавшийся со своего крошечного поля домой на высокой повозке, преградил нам путь на узкой, обнесенной камнями дороге и попридержал свою лошадь, чтобы посмотреть на нас.
– Вы, наверное, близнецы? – закричал он, и в его голосе слышалось любопытство.
Когда наш путь преграждало стадо овец или рогатого скота, который гнали на рынок, Шейн проявлял нетерпение, в силу темперамента, весьма схожего, должно быть, с темпераментом его предка. И в этот раз я ожидала, что он закричит на крестьянина, надменно приказывая ему убраться с дороги. Но Шейн сохранял какое-то зловещее спокойствие. Взглянув на него, я увидела безумный огонь в его взгляде, поразивший меня. На мгновение я подумала, что он, должно быть, страдает легкой формой эпилепсии и по этой причине вынужден прибегнуть к помощи постороннего человека.
– Шейн? – позвала я, впервые ощутив неловкость с тех пор, как согласилась стать его компаньоном.
Мне снова вспомнился инцидент в Данлюсе, когда он оттащил меня от мрачной расщелины. Призрачные завитки страха закрутились где-то внутри, прерывая мое дыхание. Только сейчас я поняла, насколько мало знаю человека, сидящего рядом со мной. Он редко рассказывал о себе, его прошлое было окутано тайной.
– В чем дело, Шейн? – снова заговорила я.
– Ничего особенного, Кассандра. – Он почти сразу стал самим собой, называя меня, как обычно, полным именем.
Я не раз уверяла его, что не возражаю, если он будет называть меня Касси, но он предпочитал Кассандру. Итак, он назвал меня Кассандрой.
– Так ты видишь сходство? – спросил он фермера.
– Да, именно так, – закричал тот в ответ. – Как можно не признать этого, если у человека есть глаза? Вы – красивая парочка, и будет жаль, если вы разъединитесь.
– Не беспокойся, – ответил ему Шейн, – мы никогда не расстанемся.
– Как вы могли сказать ему подобное? – спросила я, когда мы отправились дальше, мимо крошечных полей, где терпеливо трудились люди, перетряхивая ряды скошенного сена. Женщина в розовом платье работала вместе с мужчинами, сгребая отдельные кучки в аккуратные круглые копны. Поблизости собака колли рычала на мух, которые синим облаком вились над ее головой. – Вы же знаете, что это неправда, – настаивала я.
– Нет, это правда, – возразил Шейн, снова превращаясь в озорного гнома, желающего подразнить меня.
Машина рванулась вперед. Я научилась распознавать изменения его настроения по скорости автомобиля.
– У старого фермера есть глаза, – сказал Шейн.
Маленькая машина неслась по узкой дороге мимо черно-белых придорожных столбов с желтыми знаками, указывающими путь к Дарглу, Брею, Скальпу. Названия городов и мест были написаны на гэльском языке, а ниже на английском.
Мы мчались к Дублину мимо каменных стен, увитых зеленым виноградом, мимо мужчин на велосипедах и каравана семейных повозок, маленького клана бродячих ремесленников по фамилии Салливан, или Тухи, или Коллинзы, с небольшой группкой Уордзов и Коффи, замешавшихся среди них. Пока мы их обгоняли, я успела снабдить подходящей фамилией каждого.
Потом мы пересекли границу графства Уиклоу и въехали в Дублин, где в обшарпанной комнате, находившейся под присмотром мрачной хозяйки, меня ожидал мой багаж. Мы мчались по О'Коннол-стрит, а когда поравнялись со статуей Фоули-освободителя, я с надеждой подумала, что он не заметит моего прибытия и не увидит меня рядом с Шейном О'Нилом.
Шейн высадил меня около меблированных комнат, и я заметила в окне лицо хозяйки, выглядывавшей из-за кружевной занавески.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100