Читать онлайн Безрассудная леди, автора - Хингстон Сэнди, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безрассудная леди - Хингстон Сэнди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.26 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безрассудная леди - Хингстон Сэнди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безрассудная леди - Хингстон Сэнди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хингстон Сэнди

Безрассудная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Пальчики Татьяны нерешительно застыли в воздухе над столом, заваленным отрезами великолепного шелка, бархата и тончайшего, как лепестки розы, кружева.
— Я никак не могу сделать выбор, — призналась она.
Стоявшая рядом Далси пританцовывала на месте от нетерпения.
— Ты должна принять решение сегодня, иначе мадам не гарантирует доставку к первому июня.
Татьяна взяла со стола образчик легкого мягкого атласа.
— Мне кажется, он очень красив, — с надеждой в голосе сказала графиня.
— Не уверена, что Лукасу понравится этот цвет. Вот если бы можно было спросить его мнение…
Далси и Тернер одновременно вытаращили глаза.
— Но он не должен видеть… — начала горничная.
— Подвенечное платье? Я это знаю. Но я хочу лишь, чтобы он взглянул на образчики тканей…
— Это принесет несчастье, — мрачно напомнила Тернер.
— Петр сам покупал ткань для подвенечного платья. В России такой приметы не существует.
— А надо бы ее соблюдать, учитывая, что произошло с ним, — ядовито заметила Далси. — Постарайся сосредоточиться. Кроме подвенечного платья, нам еще предстоит выбрать ткани для бальных платьев, костюмов для визитов, накидок, белья и прочего.
Татьяна вздохнула:
— Мы никуда не уезжаем на медовый месяц, так что мне не потребуется полное приданое — у меня, Бог свидетель, предостаточно одежды для сельской жизни.
— Это тебе сейчас так кажется, — убежденно заявила Далси. — Через месяц-другой, как только пройдет новизна супружеской жизни, ты будешь умолять Лукаса отвезти тебя в Лондон.
«Уверена, что не буду», — подумала Татьяна, но промолчала. Когда они с Лукасом сообщили о своем решении сочетаться браком здесь, в церкви Святого Эйдана, Далси даже, заплакала, почувствовав себя униженной.
— Я рассчитывала на церемонию бракосочетания в соборе Святого Павла, — жалобно сказала она, прерывая речь всхлипываниями, — и большой прием в лондонском доме!
— Едва ли удалось бы организовать это за столь короткий срок, — заметил Лукас.
— Насколько короткий? — в ужасе спросила Далси.
— За три недели. Столько времени потребуется для трех оглашений в церкви.
— Но это невозможно! — заявила графиня. — За такое время даже приглашения не успеют напечатать.
— Мы надеялись, что вы сами напишете приглашения, — ласково заметила Татьяна. — У вас такой изящный почерк.
Но Далси не поддалась на лесть.
— Даже если бы я согласилась это сделать, мне пришлось бы заказывать веленевую бумагу. И каким образом их рассылать? Неделя потребуется, чтобы написать приглашения, еще одна неделя — чтобы доставить их адресатам. Остается всего одна неделя, чтобы нашим гостям собраться в дорогу!
— Вот как? — Лукас удивленно поднял брови. — Но ни одному из гостей в нашем списке не придется преодолевать расстояние больше пятнадцати миль!
— Значит, в твоем списке неправильные сведения, — оборвала его графиня. — А как же леди Шелтон? Как же лорд и леди Бартон? Еще Паркеры и герцогиня Портсмут, не говоря уже о Принни, которого я должна пригласить, хотя он, без сомнения, не приедет. Его милое отношение ко мне…
— Если ты думаешь, мама, что я намерен пригласить этого жирного мерзавца на свою…
— Лукас! — предостерегающе прервала его Татьяна.
— Ни до одного из тех людей, которых ты перечислила, мне нет никакого дела, как и им до меня; так почему я должен принимать их и кормить?
— Ах, мне не следовало забывать, — презрительно заметила графиня, — что в конце концов все сведется к твоему нежеланию раскошелиться! В прошлом году твой доход составил сорок тысяч фунтов, а ты ведешь себя так, словно тебе грозит нищета!
Стремясь предотвратить ссору, Татьяна поспешила вмешаться.
— Я подумала, миледи, что поскольку Лукас еще не вполне оправился от своей раны…
— Не вполне оправился? — Она рассмеялась. — Вчера из окна я видела, как он вскапывает эти чертовы рабатки для роз. И для игры с тобой в шахматы целыми ночами напролет он достаточно окреп. Так что не говори мне о том, будто он не вполне оправился!
— Миледи, — решительно проговорила Татьяна, — если вы не придете мне на помощь, я боюсь опозорить ваш дом. Никто, кроме вас, не смог бы сделать все, как подобает, в таких обстоятельствах…
— Гм-м. Уверена, что никто не смог бы, — нахмурилась графиня, однако было заметно, что она сменила гнев на милость. — Нет ничего хуже спешки. — Если времени достаточно, любой может организовать замечательную свадьбу, но для того, чтобы сделать это в такие сжатые сроки, требуется рука гения! Ты согласен со мной, Лукас?
— О да, конечно!
Графиня сделала величественный жест рукой.
— Однако чтобы ускорить подготовку, мне необходимо не чувствовать себя стесненной в средствах… и четыре недели — не меньше.
— Если вы беретесь помочь нам, у вас они будут, — сказала Татьяна. — Не так ли, Лукас?
— Да, да, конечно, — процедил он сквозь зубы.
— Ну что ж, в таком случае немедленно отправьте кого-нибудь к мадам Деку за образцами тканей и отправьте приглашения. Да скажите миссис Смитерс, чтобы готовилась к самой тщательной уборке всего дома…
— Ты меня пугаешь, — сказал Лукас, когда Далси ушла. — Иногда мне кажется, что я женюсь на Наполеоне в юбке.
Татьяна встала на цыпочки, чтобы поцеловать его.
— Не бойся. Много ли она сможет потратить за четыре недели?
— Меня беспокоят не деньги, а дополнительное время. — Он обвел пальцем округлость ее груди.
Татьяна рассмеялась.
— Пойду к ней, а то как бы она и в самом деле не пригласила Принни. И еще — не надо лгать. Деньги тебя беспокоят.
Лукас взглянул на носки своих сапог.
— Из-за тебя они потеряли блеск.
— Это научит кое-кого быть более осмотрительным. — Послав ему воздушный поцелуй, Татьяна выскочила из комнаты следом за графиней.
В сотый раз перебирая вместе с Тернер и графиней отрезы тканей, Татьяна почувствовала, что у нее начинает болеть голова.
— Может быть, это? — робко спросила она, прикоснувшись к отрезу роскошного бархата.
— Этот цвет вас бледнит, — заявила Тернер. — К тому же вы можете потерять сознание от теплового удара, если на вас будет бархат в июньскую жару.
— А что вы скажете об этом муслине? — Татьяна приподняла набивную ткань в розочку.
— От муслина нам следует вообще отказаться, — решительно заявила графиня. — Женщинам из семейства Сомерли не подобает выходить замуж в одежде из ткани, больше подходящей служанкам.
— В таком случае зачем мадам прислала этот отрез?
— Видимо, для дневного платья. — Вздохнув, графиня взглянула на часы. — Пора одеваться к ужину. Ты должна наконец сделать выбор.
— Лучше я сделаю это завтра, — решила Татьяна. — Не убирайте ткани, Тернер. Я еще разок взгляну на них после ужина.
— Почему бы, например, не выбрать перламутровый атлас? — заметила горничная.
— Я выходила замуж в перламутровом атласе, — сказала Далси. — Лиф платья был расшит жемчугом… Это платье у меня до сих пор хранится где-то в лондонском доме. Мадам, несомненно, смогла бы подогнать его по твоей фигуре.
Татьяна знала, что перламутровый атлас немного бледнит ее.
— Я не могу даже мечтать о том, чтобы надеть ваше свадебное платье, — тихо сказала она. — Я его недостойна.
— Глупости! — заявила графиня. Однако было видно, что в глубине души она довольна.
— Тише! — прошептала Татьяна, когда Лукас, шедший в темноте следом за ней, наткнулся на стол и выругался. — Это дело серьезное.
— Неужели ты в это веришь?
— Откровенно говоря, нет, но твоя мать и Тернер верят. Они обе клянутся, что если ты хоть одним глазком взглянешь на ткань, наш брак обречен. — Ступая на цыпочках, она провела его в комнату, которая находилась напротив спальни графини, где на столе все еще лежали образцы тканей.
— Наверное, это самое дурацкое приключение из всех, в которых я когда-либо участвовал.
— Тсс! — Татьяна повернула дверную ручку и втолкнула его внутрь. — Более дурацкое, чем поездка в Россию из-за двух слов, нацарапанных на клочке бумаги?
— Ну, в этом не было ничего дурацкого… — Он попытался прижать ее к двери, но Татьяна решительно высвободилась из его рук.
— Для этого еще будет время, когда ты выберешь ткань. Снимай сюртук.
— С удовольствием. И брюки тоже?
— Пока достаточно. — Она наклонилась и принялась затыкать сюртуком щель под дверью.
— Для человека, который не верит в приметы, ты принимаешь слишком серьезные меры предосторожности.
— Я отношусь с уважением к тому, во что верят другие, особенно твоя матушка.
— Насколько мне известно, ты выбирала в течение трех дней, но так и не смогла принять решение.
— Для этого я и привела тебя, — прошептала Татьяна. — У тебя две минуты.
Лукас окинул взглядом образцы тканей и прикоснулся к синевато-серому атласу.
— Вот этот.
— Прошу тебя, отнесись к этому серьезно. Даже в Мишакове всем было известно, что женщина, которая идет под венец в сером, наверняка окажется бесплодной.
— Ага, значит, некоторые суеверия ты все-таки воспринимаешь всерьез! Ладно, как насчет этого? — спросил он, указывая на прозрачный бледно-розовый шелк.
— Хорошо, но к нему необходимо выбрать подкладку. Он просвечивает насквозь.
— Именно этим он мне и нравится. — Лукас с вожделением взглянул на нее. — Нельзя ли хотя бы ночную сорочку из него сделать?
— Это шелк по двадцать фунтов за ярд!
— Есть вещи, за которые я готов дорого заплатить.
— Ладно, допустим. Но как же все-таки быть со свадебным платьем?
— Поднеси поближе свечу. — Лукас еще раз пересмотрел все образцы. — Этот. Он мне нравится.
Это был набивной муслин.
— Мне он тоже понравился, — прошептала Татьяна, — но твоя матушка сказала, что он не подходит для этой цели. Ни одна женщина из семейства Сомерли не выходила замуж в платье из муслина…
— На нем изображены розочки. Это напоминает мне, как ты выглядела… и как пахла в ту ночь. — Он ласково обвел пальцем ее губы. — Ты сказала, что он тебе понравился, значит, нужно остановить выбор на нем.
Она с сомнением покачала головой:
— Не знаю…
— Но я уже сделал выбор! Татьяна, любовь моя, тебе вовсе не обязательно идти на поводу у моей матери. Ведь и леди Сомерли, которая могла бы сравниться с тобой, никогда не было.
Почему-то у Татьяны стало тяжело на сердце, как бывает перед грозой. «Во всем виноват проклятый предрассудок», — подумала она.
— Значит, остановимся на муслине, если тебе так угодно. Нам осталось ждать совсем немного. Что может случиться за двадцать дней?
— Я люблю тебя! — Лукас задул свечу. — А теперь позволь проводить тебя в твои комнаты, пока я не забыл о своем благородном порыве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безрассудная леди - Хингстон Сэнди



гадость,галиматья и чушь
Безрассудная леди - Хингстон Сэндиольга
23.01.2013, 0.34





Она - русская девушка Татьяна (которая в последствии оказывается благородного происхождения)rn Он - английский граф, спасший её и привёзший к себе домой, в качестве подопечной.rn Довольно неплохой роман, но чего-то в нём не хватае, нет изюменки, накала страстей, все чувства описаны как-то пресновато.
Безрассудная леди - Хингстон СэндиЛИНН
26.05.2013, 6.37





А мне очень понравился роман. Милый, наивный, легкий. Единственное, до сих пор не поняла, как вообще гл.герои полюбили друг друга, автор об этом, мне кажется, забыла написать((( Но и это не сильно портит общую картинку. Ставлю 8 из 10
Безрассудная леди - Хингстон СэндиКсения
24.03.2014, 16.37





Тут вообще нет эмоциональных переживаний героев. И в принципе, как-то пресновато.
Безрассудная леди - Хингстон СэндиПолли
6.09.2015, 11.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100