Читать онлайн Обольщение под звездами, автора - Хилтон Линда, Раздел - в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение под звездами - Хилтон Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение под звездами - Хилтон Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение под звездами - Хилтон Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хилтон Линда

Обольщение под звездами

Читать онлайн

Аннотация

Действие романа разворачивается в конце XIX в. в маленьком американском городке. Скучная и однообразная жизнь местных обывателей нарушается приездом странствующего фокусника и шарлатана. Во время представления начальник местной полиции ловит малолетнего карманника, который при ближайшем рассмотрении оказывается молоденькой девушкой. Сжалившись над преступницей, полицейский берет ее в прислуги, но вскоре замечает, что не в состоянии противиться очарованию пробуждающейся женственности...


– Начальник, беда! – выпалил Тодд Ньюкомб, вваливаясь в дверь. – Приехал знахарь! Его фургон стоит в конце улицы…
Если человек возраста и комплекции Тодда проделывает весь путь до конторы начальника полиции бегом, это что-нибудь да значит.
– Там уже собралась приличная толпа, – зловеще добавил он.
Слоун Макдонох снял ноги со стола, потянулся за шляпой и похлопал себя по бедру, проверяя, на месте ли кобура.
– Спасибо, что дал знать, Тодд. Я пригляжу за порядком.
– Как только я узнал об этом, сразу побежал сюда, – продолжил посетитель. – Люди здесь вкалывают до седьмого пота; негоже, если всякие шарлатаны будут…
– Я сказал, что позабочусь об этом.
Слоун говорил негромко, но внушительно. Тодд Ньюкомб моментально умолк.
Идя за ним к двери, Макдонох вздохнул. Он рассчитывал на спокойный вечер. А теперь придется выпроводить хнычущего человека за десять миль в прерию и приказать ему отныне носу не совать в Кокерс-Гроув. Такое случалось частенько.
Выйдя наружу, Слоун закрыл дверь, но не стал запирать ее. Он зашагал к ярко раскрашенному фургону на окраине городка. На каждом углу повозки горело по паре фонарей, хотя до прекрасного майского заката было еще далеко. Слоун втянул в себя воздух. Со всех сторон доносился запах съестного. Слюнки текли от аромата жареного цыпленка и баранины в горшочках. Только не думать о том, что ждет его дома!
– Они прибыли два часа назад, – отважился открыть рот Ньюкомб, когда до толпы было рукой подать, – и первым делом повесили афишу «Начало в 5.30 дня», а потом раздали приглашения удравшей из школы детворе.
Не зная, как отнесется начальник к его болтовне, пожилой человек снова замолчал.
Слоуну не требовалось объяснений. Он и сам видел пеструю афишу, возвещавшую о прибытии шарлатана, называвшего себя доктором Меркурио. Начальник вынул карманные часы. До представления оставалось десять минут.
Ему следовало бы следить за задком фургона, где уже суетился достопочтенный доктор, однако внимание Слоуна почему-то привлекла собравшаяся толпа. Он замедлил шаг и окинул взглядом скопище горожан. Казалось, все в порядке.
Он знал тут каждого. Элиас Дакворт, исполнявший обязанности мэра города, стоял с краю с деланно равнодушным видом. Ясное дело, он притворялся. Элиас, лучший парикмахер Кокерс-Гроува, а то и всего штата Канзас, обычно первым покупал любое снадобье, продававшееся странствующими знахарями.
Слоун уже открыл рот, чтобы подшутить над мэром, но вдруг умолк и застыл на месте.
– В чем дело, начальник? – прошептал Тодд.
Слоуна насторожило быстрое и почти незаметное движение. Полицейский не мог понять, кто двигался, но знал, что зрение его не обмануло.
Он мог поименно назвать всех. Прямо перед мэром расположилась Мэтти Харпер с грудным младенцем на руках и малышом, державшимся за ее юбку. Рядом, устало ссутулившись, стоял ее муж Лерой. Затем шли Эрл Нейсбит, Чарли Андерхилл и Фрэнк Прайн, новый почтмейстер.
И снова кто-то вкрадчиво двинулся, застыв раньше, чем его успели заметить. Слоун тихонько выругался.
– Черт побери, что случилось? – испуганно прошептал Ньюкомб.
Жестом приказав Тодду оставаться на месте, Слоун безмолвно шагнул навстречу своей жертве.
Дверь фургона раскрылась с театральным треском. Из нее вышел невысокий стройный джентльмен, одетый во все черное, за исключением белой крахмальной сорочки и красной шапочки, украшавшей роскошную седую шевелюру. Он спустился на узкую площадку, сооруженную еще днем.
– Леди и джентльмены Кокерс-Гроува! – торжественно возгласил шарлатан. В его голосе едва улавливался иностранный акцент. – Прежде чем продемонстрировать удивительную силу моего чудесного эликсира, мне бы хотелось доказать почтеннейшей публике, что я прибыл сюда не только для того, чтобы избавить вас от честно заработанных денег!
Втиснувшись между какой-то суровой бабкой и пузатым мужчиной, от которого разило запахом пива и сигары, Нерида Ван Скай безмолвно внимала знакомым звукам. Она давно запомнила эту речь от первого до последнего слова. Когда дед важно откашливался, девушка делала очередной шаг, разыскивая человека побогаче. Да откуда ему тут взяться, в этой Богом забытой прерии? В кармане Пивного Брюха даже пустым кошельком не пахло, а к широким складкам юбки злющей старухи Нерида и прикоснуться боялась. Не обращая внимания на недовольное ворчание бабки, девушка проскользнула мимо и оказалась в следующем ряду, ближе к площадке.
У нее заурчало в животе, однако этот звук был заглушен хохотом, которым толпа встретила очередную шутку дедушки. Нерида пыталась справиться со спазмами в пустом желудке, но вокруг было слишком много вкусных запахов. Даже вонь застарелого пота не могла заставить ее забыть о еде. Она умирала с голоду.
Видно, опять не удастся добыть ни гроша. А если этот городишко похож на предыдущий, едва ли и дедушка сумеет здесь что-нибудь заработать…
Она пробралась в следующий ряд, ближайший к сцене. Это было опасно, но Нерида Ван Скай дошла до отчаяния.
Теперь дедушка развлекал публику фокусами, основанными на ловкости рук. Люди вокруг Нериды зашевелились, отыскивая места поудобнее. Стало просторнее, и тут девушка увидела того, кто был ей нужен.
Рядом стоял мужчина лет сорока, судя по седине на висках, среднего роста или чуть выше, хорошо сложенный, но не мускулистый, одетый неброско, однако со вкусом… Его можно было принять за владельца салуна, банкира, предпринимателя. Впрочем, какая разница? По меркам Нериды, он был богачом. Девушка осторожно двинулась вперед, стараясь остаться незамеченной. Когда этот мужчина в черном не обнаружит в кармане бумажника, никто не должен вспомнить про худенького, узкоплечего парнишку, крутившегося рядом, а затем куда-то исчезнувшего.
Раздраженный жест Слоуна подействовал – Ньюкомб отстал и присоединился к толпе. Если Тодду хочется верить, что этот шарлатан опасен, пусть верит. Слоун не жаловал ни паникеров вроде Ньюкомба, ни мошенников вроде доктора Меркурио. За десять лет работы в этом канзасском городишке он достаточно навидался. Все эти «Меркурио» не развлекали, а огорчали его. Пусть бы старик показал свои фокусы, продал бутылки с разбавленным виски, к которому подмешана настойка неизвестной травы, и уехал подобру-поздорову. Если горожанам хочется быть обманутыми, кто такой Слоун Макдонох, чтобы лишать их невинного удовольствия? В Кокерс-Гроуве были дела и поважнее…
Мальчик выглядел лет на тринадцать-четырнадцать, и каши он ел маловато. Слоун следил за тем, как он, прошмыгнув между пузатым старым Хэлом Уинвудом и вдовой Андерсон, пробрался ближе ж подмосткам. Был ли он помощником Меркурио, внедренным в толпу, или в Кокерс-Гроуве действительно появился новичок? Слоун не помнил всех местных школьников и обращал на них внимание лишь по мере необходимости.
Надо признаться, этот Меркурио был мастак, даром что его зелье никуда не годилось! Бросив в фаянсовый кувшин пригоршню гальки, он вынул оттуда живого голубя, а затем на глазах у всех разрезал пополам веревку и вновь сделал ее целой. Даже самые искушенные жители Кокерс-Гроува, не исключая и Слоуна, были захвачены искусством этого седовласого старика.
Захвачены, но не все. Макдонох на мгновение потерял из виду мальчишку в рваных штанах и грязной кепке и принялся разыскивать его взглядом. Слоун снова выругался, на этот раз громче. Мальчик стоял рядом с Бенуа Харгроувом. Совсем рядом.
Нерида боялась. Ей не нравился этот человек. Черты его не были ни уродливыми, ни зловещими. Наоборот, в них не было ничего примечательного, за исключением роскошных черных усов. Он был единственным, кого не заворожили трюки деда. И единственный, к кому стоило залезть в карман.
В животе снова забурчало. Когда она ела в последний раз? Два дня назад. А потом у нее во рту не было ничего, кроме дрянного кофе.
Раздался очередной взрыв смеха, и девушка, затаив дыхание, протянула тонкие пальцы… Пусть завтра утром ее повесят, но повесят с полным желудком!
Сунув добычу в карман, она ждала окончания представления, чтобы выбраться из толпы. Нерида с громадным облегчением убедилась, что джентльмен не удостоил ее взглядом, и принялась намечать маршрут, который позволил бы ей очутиться с другой стороны фургона. Там можно будет вынуть деньги и избавиться от злополучного бумажника.
Дедушка начал торговать своим снадобьем, и толпа слегка поредела. Нериде хотелось броситься к повозке и рассмотреть свой трофей, но она терпеливо ждала. Никто не должен был догадаться, что кража – ее рук дело.
Она не смотрела на деда. Никогда, что бы ни случилось, нельзя было показать, что они знакомы. Дедушка приковывает к себе всеобщее внимание, а внучка в это время получает свободу действий…
Когда Нерида наконец выбралась из сутолоки, солнце уже садилось. Запах тел перестал заглушать аромат еды. Неожиданно из глаз брызнули слезы. Она вытерла их кулаком.
Внезапно чья-то рука ухватила ее за запястье. Спокойный голос спросил:
– И что дальше?
Нерида резко обернулась.
Звезда, горевшая на груди мужчины, говорила сама за себя.
– Пошли, – так же тихо и настойчиво сказал он. – Есть небольшой разговор.
До участка путь был неблизкий. Когда они вошли внутрь, солнце достигло горизонта. Последние лучи осветили просторную комнату, в которой не было ничего, кроме двух столов и нескольких стульев. Единственным украшением ее был висевший на стене портрет президента Хейса.
Задняя дверь была открыта. В проеме виднелись железные прутья. Камеры пустовали, но стоило Нериде бросить на них взгляд, как ее затрясло. Будущее сомнений не вызывало.
По дороге не было ни борьбы, ни разговоров. На ресницах висели слезы, но Нерида не пыталась вырываться или доказывать свою невиновность. Полицейский крепко держал ее за руку и шагал так широко, что девушке приходилось почти бежать. Надежд на спасение не было.
Закрыв дверь, он придвинул к столу деревянный стул с прямой спинкой, знаком велел Нериде сесть и скрестил руки на груди, демонстрируя неумолимость закона. Однако, как ни странно, слова его суровыми не были.
– И как же тебя зовут, сынок?
– Нед, – по привычке ответила она, хотя открыть правду было намного выгоднее. – Нед Ван Скай.
– Значит, ты не из Кокерс-Гроува. Здесь таких нет.
Нерида покачала головой. Почему ее еще не бросили за решетку и не оставили одну? Перед ней стоял ангел мщения – высокий, широкоплечий. Одно неверное движение, и… Но в его низком голосе по-прежнему не было и следа гнева.
– Ты приехал с доктором Меркурио?
Лежавший в кармане краденый бумажник налился свинцовой тяжестью. Девушке хотелось упасть на колени, попросить доброго полицейского забрать эту проклятую штуку и дать ей уйти. Она больше не могла лгать, но наука деда была сильна.
– Не-а. Никогда его не видал, – заверила она, глядя начальнику в глаза, хотя внутри все дрожало от ужаса.
Этот дерзкий взгляд заставил Слоуна нахмуриться. Пока он придвигал керосиновую лампу и лазил в карман за спичками, Нерида опустила веки и попыталась собраться с мыслями. Но полицейский немедля спросил:
– Зачем ты залез в карман к Бенуа Харгроуву?
Слоун не смотрел на девушку, но в его голосе звучало безоговорочное осуждение.
– Потому что он ротозей! – выпалила Нерида и вынула бумажник. Она решила сознаться во всем, кроме главного. – Смотрите, вот он! Я не взял отсюда ни цента. Верните его хозяину – мол, нашли на улице, или еще что-нибудь. Я хотел взять отсюда ровно столько, чтобы нам с дедушкой хватило на ужин и на припасы до Уичито…
Тут Нерида сделала открытие. У полицейского были яркие, небесно-голубые глаза. Лепет тут же прекратился. Желудок не замедлил заполнить паузу оглушительным бурчанием.
– Когда ты в последний раз ел?
– Позавчера, – созналась она и потупилась, не в силах выдержать пронизывающий взгляд голубых глаз.
Слоун бросил кожаный бумажник на стол. Харгроув всегда носил в нем около сотни долларов. Этой суммы Неду и его дедушке хватило бы на несколько месяцев, но Слоун знал, что это ничего не изменит. Через неделю, через месяц мальчишка снова залезет в чужой карман и рано или поздно наткнется на полицейского или жертву, куда более безжалостных.
Был и другой выход, о котором Слоун Макдонох предпочитал не думать. Джози спустит с него шкуру, если он притащит домой еще одного отбившегося от стада – на сей раз двуногого и ловкого на руку.
А может, и не спустит. По крайней мере, этот приемыш не будет пачкать пол и грызть мебель. И все же малолетний преступник – это тебе не щенок дворняжки.
– И как давно вы с дедом занимаетесь этим делом?
Не зная, куда клонит полицейский, Нерида предпочла сказать правду.
– Дедушка начал ездить с фургоном еще до моего рождения, а я присоединился к нему прошлым летом, после смерти матери.
– А где отец?
Она слегка пожала плечами.
– Я никогда не видел его. Мама умерла, и мне больше некуда было идти.
Знакомая история… Мальчишке было лет тринадцать-четырнадцатъ – значит, его отец мог погибнуть в шестьдесят пятом, последнем году Гражданской войны. Наверняка у мальчика был отчим, который не слишком заботился о пасынке; Нед Ван Скай при первой же возможности удрал из дому, но вскоре понял, что свобода – вещь более горькая, чем ему казалось.
Чем этот трудный подросток привлек к себе внимание Слоуна Макдоноха? В тихих городках вроде Кокерс-Гроува не бывает серьезных преступлений, и все же за десять лет пребывания на своем посту Слоун научился разбираться в людях и безошибочно определял, когда ему лгут. По крайней мере, так было до сих пор.
В Неде Ван Скае была какая-то загадка. Слишком искусный для новичка, но не окончательно испорченный; обострившееся от голода лицо, нежное, как у девочки, и в то же время более зрелое, чем положено иметь подростку. Чтобы научиться осторожности, с которой мальчик смотрел в глаза, недостаточно нескольких месяцев бродячей жизни.
Ответ пришел сам собой, стоило лишь приглядеться к простодушным серо-зеленым глазам и красиво очерченной нижней губе…
– Будь я проклят! – выругался Слоун и тихонько фыркнул. – Чуть не опростоволосился!
Он быстро вытянул руку и стащил с головы Нериды пыльный картуз. Под ним обнаружились пышные белокурые кудри, схваченные на затылке одной-единственной медной шпилькой.
– Девичье обличье идет вам куда больше, мисс Ван Скай!
Нерида похолодела. Макдонох вынул шпильку, и непокорные волосы рассыпались по спине.
– Что вы со мной сделаете? – ухитрилась прошептать она.
Уверившись, что девочка не сбежит, Слоун уселся на стол.
– Еще не знаю, но бояться тебе нечего.
Щеки Нериды вспыхнули как маков цвет, и Слоун упрекнул себя за грубость, которая едва не уморила ребенка.
Она не была красавицей, но начальник полиции подумал, что жизнь эту мисс не баловала. Нос у нее был в саже, и один Бог знал, когда этих волос в последний раз касался гребешок. Однако испачканный носик был прямым, да и остальные черты ему не уступали, особенно большие дымчатые глаза, обрамленные золотистыми ресницами. Кроме того, тридцатитрехлетний мужчина не может серьезно относиться к тринадцатилетней девчонке, которая годится ему в дочери. Он тут же запретил себе подобные мысли, которые могли пробудить тяжелые воспоминания…
– Видите ли, мисс Ван Скай…
– Меня зовут Нерида, – перебила девушка.
Все равно худшее уже случилось, но она хоть поупирается напоследок. – Хотите засадить за решетку – сажайте! Если хотите заставить меня просить прощения у человека, которого я обокрала, то ведите к нему. А если думаете выставить нас с дедушкой из города, то мы и сами уйдем!
Она умолкла, и в этот момент живот снова свело судорогой. На глазах выступили слезы.
– Ты умеешь готовить? – спросил полицейский.
– Д-да, но только самое простое, – удивленно ответила Нерида.
– А стирать?
Стать приемной матерью почти взрослого сына Джози никогда бы не согласилась, но девочка, которая могла бы помочь по дому, это совсем другое дело…
– Умею, конечно. А что?
О Боже, этот человек покраснел! Нерида заерзала на стуле. Хоть бы пришел дедушка и выручил ее. Но как он это сделает? Ей еще не доводилось попадать в такой переплет. У них был уговор: что бы ни случилось, она должна ждать, а дед рано или поздно ее отыщет. Но вдруг старик побоится идти в участок, припустится во все лопатки и бросит ее?
Нерида уже прикидывала, как она будет разыскивать в прерии фургон доктора Меркурио, но голубоглазый задал еще один неожиданный вопрос.
– Собак любишь?
Девочка нахмурилась.
– Как? О чем речь, шериф?
Страх почти прошел, но осторожности она не утратила.
К ее изумлению, мужчина протянул руку и представился.
– Меня зовут Слоун Макдонох, и я не шериф, а начальник городской полиции, мисс Ван Скай.
Она пожала широкую ладонь, потрясенная этим дружеским жестом. Глубоко внутри возникло доверие к доброму и сильному человеку.
– Слушай, если тебе не понравится мое предложение, я все равно не посажу тебя в тюрьму, и не выгоню вас с дедом из Кокерс-Гроува, так что можешь подумать спокойно.
В этот миг она готова была согласиться на что угодно, лишь бы ее накормили. Однако через секунду привычка к унижениям взяла свое. Девушка отпустила его руку, села на стул и отодвинулась как можно дальше.
– Я всего лишь карманная воровка, мистер Макдонох, – ответила она, вызывающе тряхнув волнистыми кудрями. Они были длиннее и мягче, чем показалось Слоуну вначале. В свете лампы ее волосы отливали золотистым блеском. – Но если вы предложите мне место вашей «экономки», я откажусь.
Девчонка была не лыком шита. Глаза ее позеленели. Чего-чего, а простодушия в них не было. Жизнь успела преподать ей жестокий урок – может быть, самый жестокий из всех. Неудивительно, что этот ребенок с взрослыми глазами шарахнулся от протянутой руки. Ну что ж, в его силах развеять этот дикий страх.
– Не моей экономки, мисс Ван Скай, – промолвил он. – Экономки моей жены.
Джози Макдонох стояла у окна в гостиной и нетерпеливо притопывала. Один из двух огромных псов, лежавших у холодного камина, сунул ей в руку мокрый нос, за что и получил шлепок.
– Отстань, паршивец! – буркнула она, и собака вернулась на потрепанный коврик.
Джози видела, что Слоун вышел из участка, но не могла понять, кто шагает с ним рядом. Похоже, ребенок, но Слоун был таким высоким, что даже Джози по сравнению с ним казалась девочкой. Оставалось ждать, пока они подойдут ближе.
Одно утешение – гость наверняка не прочь поесть. Джози слегка улыбнулась. Кулинарное искусство было ее гордостью. Она одернула голубое клетчатое платье и пригладила волосы.
Псы издали услышали знакомый голос, залаяли и бросились к двери. Джози, не любившей собак, пришлось попятиться.
– Марш на место, бродяги!
Они послушались, но лаять не перестали. Когда Слоун вошел в гостиную, они радостно кинулись к нему навстречу.
Нерида держалась позади. Кто знает, вдруг они вовсе не такие безобидные, как расписывал начальник полиции? Эти хрипло лающие здоровенные звери с высунутыми языками, задранными хвостами и сверкающими зубами выглядели страшновато. Но хозяина своего они обожали.
Слоун опустился на коврик у камина и дал лизнуть себя в лицо. Один из псов принялся тащить его за рукав, а второй повалился на спину и подставил брюхо. Наконец Макдонох сказал:
– Ну-ну, Капитан, Джесс, хватит! Мы не одни.
Он поднялся, скинул шляпу и жестом пригласил девочку пройти в гостиную.
– Иди сюда. Они тебя не обидят.
Нерида колебалась недолго. Ее ноздрей коснулся аромат жареного мяса и вареной картошки. Рот наполнился слюной, желудок сжался. Еще немного, и она заревела бы, как грудной младенец.
– Слоун, может быть, представишь гостя? – раздался женский голос, в котором безошибочно угадывался мягкий южный акцент.
Нерида вспыхнула. Ее подозрения были смешны. Мужчина, которого ждет дома такая жена, и внимания не обратит на другую, тем более переодетую мальчишкой.
– Джози, это мисс Нерида Ван Скай. Она только что приехала в Кокерс-Гроув и ищет себе место. Я подумал, что она могла бы временно помочь тебе по хозяйству.
– Какой ты заботливый, Слоун! – бросила Джози, отвернувшись от мужа. Нерида ощутила на себе оценивающий взгляд и готова была провалиться сквозь землю.
Джози Макдонох была писаной красавицей. Природа щедро одарила ее, и каждый дар был умело подчеркнут. Пышные каштановые волосы были уложены замысловатыми локонами, на завивку которых наверняка ушло несколько часов. Безукоризненного рисунка губы были слегка напомажены, гладкие щеки тронуты румянами. На безупречном фарфоровом лице не виднелось ни морщинки. Не нищей оборванке тягаться с этой женщиной в нарядном голубом платье. Слава Богу, чувство голода отвлекло Нериду от грустных мыслей.
– Как поживаете, миссис Макдонох? – пробормотала девушка.
Слоун шлепнул собак шляпой и подошел к жене.
– Джози, я думаю, мисс Ван Скай не прочь поужинать. День у нее был длинный, и…
– Прекрасная мысль, – подхватила Джози. Она властно взяла мужа под руку и откровенно прижалась к нему. – Мистер Макдонох и я по пятницам обычно ходим обедать в город, но кое-что я для него оставила. Повозитесь немного на кухне, а мы тем временем прогуляемся до «Лексингтон-Хауса».
Нерида испуганно посмотрела на Слоуна.
– А как же собаки? – спросила она.
– О, они тебя не тронут. Если Капитан будет слишком приставать, почеши его за ушами и прикажи лежать.
– Который из них Капитан?
Ей ответил пес. Услышав свое имя, он застучал хвостом и вывалил язык. Впрочем, девушка кривила душой. На самом деле ее интересовало другое: за каким чертом она приняла предложение Слоуна Макдоноха?
Нерида слишком хорошо знала, что значит жить в доме, где тебя терпят, но ненавидят. Похоже, придется нарушить договор. Тем более что в доме Слоуна и Джози Макдонох ее и терпеть не собирались.
Джози хватило выдержки промолчать. Но Слоун был благодарен и за это. Она отнюдь не сдалась, просто предпочитала не ссориться на людях.
– Что это взбрело тебе в голову? – ледяным тоном спросила она. – Собаки, кошки, а теперь еще и грязные дети! А вдруг ты оставил в доме воровку? Где гарантия, что она не ограбит нас, пока никого нет дома?
Не стоило напоминать, что обед в «Лексингтоне» – это ее идея. Но и не заявлять же в лоб, что Нерида действительно воровка! Позже. Может быть, завтра… К тому времени выяснится, пригодна ли девчонка к работе. Мало ли что она наплетет.
– Да ничего она не украдет, – возразил Слоун через два квартала, увидев, что у фургона Меркурио еще стоит народ. В вечернем воздухе разносились смешки. – Собак побоится. Вот придем домой, а она стоит там же, где мы ее оставили.
Джози фыркнула и вцепилась в руку Слоуна.
– Дай-то Бог! Это куда лучше, чем вернуться в пустой дом!
После ухода хозяев Капитан минуту-другую поскулил, но Джесс свернулся на подстилке и уснул сразу же, как только Слоун вышел за дверь. Нерида с трудом перевела дух. Она медленно повернула голову, боясь привлечь внимание собак. В проеме виднелась столовая. Должно быть, кухня дальше. Керосиновая лампа освещала накрытый на двоих стол. Льняная скатерть, фарфор, серебро… Она не видела ничего подобного. У дедушки были две оловянные тарелки, вилка, и ложка, а столом служил деревянный сундук с одеждой.
Соблазн был слишком велик. Нерида осторожно шагнула к столовой, не спуская взгляда с псов. Капитан проводил ее любопытным взглядом, но пост у двери не покинул. Джесс беззаботно похрапывал, лежа на боку. Сделав еще несколько шагов, девушка почуяла восхитительный запах. Лютый голод пересилил страх, и она ринулась в столовую. Ага, вот она, кухня! Там было темно, но ей хватило света, лившегося из соседней комнаты. На чугунной плите стояли кастрюли и сковородки.
– Вилку, вилку! – простонала Нерида, лихорадочно разыскивая буфет. Сковородка с жареной ветчиной еще шипела, а под рукой не было ни прихватки, ни полотенца.
О черт! Из глаз брызнули слезы. Она бросились в столовую, схватила ближайшую вилку, вернулась и поддела ею кусок мяса.
Держа черенок трясущимися руками, девушка вонзила зубы в ветчину и принялась жевать. Горячее мясо обожгло язык и небо, но это было неважно. Сразу забылись и громадные собаки в гостиной, и украденный бумажник, и обворованный ею человек, и красивая женщина с деланной улыбкой. Для Нериды в этот миг существовала только еда. Все страхи и заботы улетучились. Она прикончила первый кусок и принялась за второй.
Все разговоры в «Лексингтон-Хаусе» сводились к только что закончившемуся представлению доктора Меркурио. К Слоуну и Джози тут же устремился Элиас Дакворт.
– Добрый вечер, миссис Макдонох. – Мэр приподнял шляпу и был вознагражден любезной улыбкой. – Слоун, вы пропустили самое интересное! Просто поразительно, как можно описать незнакомому человеку всю его жизнь! Похоже, он действительно читает мысли!
– Видно, Элиас, он все же всучил вам свое лекарство…
Нос Дакворта, формой напоминавший картофелину, слегка побагровел.
– Конечно, никакое это не лекарство, а разбавленное ржаное виски, и вы знаете это не хуже меня, – усмехнулся мэр. – Но разве отличное зрелище не стоит лишней пары монет? Кстати, пойло его ничем не хуже помоев, которыми потчует Бенуа в своей «Луизиане».
Имя содержателя салуна напомнило Слоуну, что украденный бумажник лежит у него в кармане. Нужно поскорее вернуть его, пока Харгроув не хватился пропажи и досужий сплетник не напомнил ему, что начальник полиции потащил в участок какого-то подозрительного юнца. Тогда все будет ясно, как дважды два.
– Элиас, Джози, простите, я покину вас на пару минут. – Слоун вскочил. – Маленькое упущение. Закажите мне бифштекс. Я вернусь еще до того, как его подадут.
Тревожный и недоверчивый взгляд Джози сулил ему неприятности. Что ж, пусть изливает свой гнев дома. По крайней мере, он будет избавлен от публичного скандала.
Слоун прошел через быстро наполнившийся зал и очутился на улице. Городок словно вымер. Все бросились ужинать, и можно было поручиться, что за каждым столом беседовали о фокусах доктора.
Был и еще один повод пообедать в ресторане. В гости к чете Макдонох приходили лишь затем, чтобы пожаловаться на посетителей салуна. Чаще всего семейные трапезы проходили в полном молчании.
Слоун нахлобучил шляпу и двинулся к ярко освещенной «Луизиане». Музыка еще не играла, пьяных не было, и в салуне было относительно тихо. Ничего, через пару часов все изменится… Последние солнечные лучи догорали над городком, когда откуда-то послышались крики. Но не буяны из салуна были тому виной. Суматоха царила у лавки Фосдика, располагавшейся в трех домах от «Луизианы».
– Стой, ворюга! – вопил Генри Фосдик, устремляясь в погоню. Однако шестьдесят фунтов лишнего веса не позволяли бедняге настичь грабителя, хотя тот шатался и едва не падал в грязь.
Слоун инстинктивно прибавил скорость. Расстояние между начальником полиции и его жертвой сокращалось с каждым шагом. Похититель зашатался, осел наземь и оглянулся в поисках спасения. Все было тщетно. Начальник схватил его за воротник и поставил на ноги.
Луна почти не давала света, но кто-то, привлеченный криками Генри, вышел на улицу с фонарем. Слоун тотчас узнал седую шевелюру. Красная шапочка со смешной кисточкой и блуждавшая но лицу широкая актерская улыбка могли принадлежать лишь одному человеку на свете.
– Вот он! – закричал тяжело отдувавшийся лавочник. – Я поймал его с поличным! Доктор Меркурио набивал карманы моими продуктами!
Наверно, старик «раздавил» бутылочку-другую собственного эликсира, потому что был в стельку пьян, но ковылял в участок на своих двоих. Как и внучка, он не протестовал и с готовностью вернул несколько палочек лакричных леденцов, баночку клубничного джема, кусочек бекона и три чудом уцелевших в кармане яйца.
Потребовалось несколько минут, чтобы возвратить украденное, но успокаивать взбешенного лавочника пришлось полчаса. Тем временем доктор Меркурио, заявивший, что его подлинное имя Нортон Ван Скай, уснул сидя. Пока Слоун составлял протокол и обыскивал карманы старика, Генри суетился рядом. В конце концов Макдонох не выдержал и отослал Фосдика за своим помощником.
Оставшись наедине с дедом Нериды, Слоун хотел рассказать ему о судьбе внучки, но Нортон был уже ни на что не способен.
– Пойдемте, док. – Слоун поставил арестанта на ноги. – Ложитесь спать. Побеседуем утром.
Нортон что-то невнятно пробормотал и двинулся, сам не зная куда. Пришлось ему слегка помочь, хотя старик этого и не заслуживал.
– Наверно, вы научили ее лазить по карманам, – пробормотал начальник полиции, закидывая руку коротышки Нортона к себе на плечо.
Они добрели до средней камеры, и доктор Меркурио рухнул на узкую койку. Правда, подушки на ней не было, но это не помешало Нортону мирно уснуть еще до того, как Слоун запер дверь.
Начальник отодвинул стул к стене, сел и положил ноги на стол. Эта поза как нельзя лучше подходила для раздумий. Ах, если бы он послушался Тодда Ньюкомба и выставил старика из города! Но Слоун не был мечтателем. Он привык глядеть в глаза реальности, какой бы тяжелой и прозаичной она ни была.
Как сказать Нериде, что он арестовал ее деда? Как сообщить Джози, что они пустили к себе искусную карманницу? Он обдумывал, какая из этих задач труднее и за что взяться сначала.
Кроме того, он так и не добрался до Бенуа Харгроува. Конечно, владелец салуна уже хватился пропажи. Если бы не выходка Нормана Ван Ская, Слоун вернул бы бумажник с соответствующими объяснениями. Если бы да кабы… Опять мечты? Он же поклялся, что не будет предаваться этому дурацкому занятию!
Макдонох сдвинул шляпу на глаза и в ожидании возвращения Генри принялся размышлять над тем, как объяснить Джози причину очередного, на сей раз катастрофического, опоздания к обеду.
Все шло из рук вон плохо. Единственное утешение – Генри сумел найти Боба Кепплера. Бенуа Харгроув и его чертов бумажник могли подождать. Слоун оставил помощнику подробные указания и направился к двери с твердым намерением идти прямо в «Лексингтон-Хаус». Однако на тротуаре его поджидал хозяин салуна.
– Я слышал, что вы здесь, – не поздоровавшись заявил Харгроув. – Хочу заявить о преступлении.
Слоун полез в задний карман.
– Может быть, это и не понадобится. – Он протянул бумажник владельцу. Тот задумчиво покрутил ус и лишь затем неохотно подставил ладонь. – Парнишка нашел его под фургоном. Должно быть, выронили.
Бенуа Харгроув ненавидел терять деньги, но еще больше он ненавидел воров. Слоун ощутил острое злорадство. Прекрасно понимая это, Бенуа злобно выхватил бумажник у начальника полиции.
– Ваш «парнишка» залез ко мне в карман, Макдонох. Вы покрываете малолетнего преступника, кем бы он ни был.
– Покрывать преступников – это больше по вашей части, Бенуа, – парировал Слоун, отодвигая салунщика плечом и устремляясь к «Лексингтон-Хаусу». – Вы получили свои деньги и можете заняться делом. У меня нет времени на разговоры.
Он быстро зашагал по тротуару, пытаясь не слышать насмешливого голоса Харгроува:
– Радуйтесь, пока можете, Макдонох. Недолго вам ходить в начальниках. Выборы на носу!
Предугадать реакцию Джози было несложно. Она встретила Слоуна ледяным молчанием. Когда тот попытался объясниться, ему посоветовали подождать до дома.
– Это невозможно, – пробормотал он.
– Вполне возможно, – возразила Джози. – Успеется!
Слоун сел, но жена сложила салфетку и положила ее рядом с пустой тарелкой. Это означало, что пора уходить.
– Неужели ты не дашь мне пообедать? – спросил Слоун, хватая вилку.
– Я и так ждала битый час. Кроме того, как ты будешь есть? Все давно остыло.
Джози поглядела на его бифштекс и поморщилась. Слоун немедленно отрезал большой кусок.
– Лучше, чем вообще ничего, – произнес он с полным ртом.
Глаза Джози расширились от злости.
– Не смей повышать голос! – потребовала она громким шепотом, но все же дала мужу закончить трапезу, надолго прерванную благодаря Норману Ван Скаю. Расправляясь с бифштексом, он рассказал Джози все – начиная с визита Тодда Ньюкомба и кончая возвращением бумажника Бенуа Харгроуву. Джози не раз пыталась прервать мужа, но он упрямо качал головой и продолжал рассказ. Слоун знал, что жена не посмеет начать ссору в общественном месте. Нужно было поддерживать репутацию.
Нерида съела второй кусок ветчины и потянулась за третьим, но вовремя вспомнила, что было, когда она объелась в прошлый раз. К тому же ветчина оказалась соленой, и девушке захотелось пить. Она взяла бокал и подставила его под кран.
Вода была холодной и прозрачной, как хрусталь. Нерида пила большими глотками, не боясь застудить горло. В последние дни она ничего не пила, кроме дедушкиного кофе, и ледяная вода казалась ей манной небесной.
– А это за тебя, начальник полиции Слоун Макдонох, – провозгласила девушка, снова подставляя бокал под кран.
Теперь она пила медленнее. О Боже, неужели они и моются этой амброзией? Девушка вспомнила процедуру умывания в прерии и вздрогнула. Кусок выцветшего ситца окунали в мутную воду полупересохшего ручья и вытирали потное, грязное лицо… Неужели ей позволят искупаться?
– Интересно, с чего это ты взяла, что останешься здесь? – Пробормотала Нерида, ставя бокал на прежнее место. – Размечталась! Ванну ей подавай… – Она сунула вилку в котелок и подцепила лежавшую сверху картофелину. – Чертовски аппетитно выглядит…
Секундой позже девушка поняла, что ошиблась. Картошка оказалась совершенно несоленой. Она поискала мусорное ведро, не нашла и в конце концов выплюнула на крышку котелка.
Услышав знакомый звук, на кухню прибежали собаки.
– О Боже! – вздохнула Нерида, пятясь к плите и прикрываясь котелком. – Если бы знать, кто из вас Джесс, а кто Капитан… Лежать!
Указывая в дальний угол, она махнула котелком. Горячий отвар облил ее штаны и выплеснулся на пол. Нерида не обожглась, но запах картошки заставил собак придвинуться вплотную. Пес с длинными висячими ушами понюхал девушку и принялся лизать ботинки.
Дальше пятиться было некуда. У нее снова заурчало в животе, на сей раз от страха. Второй пес начал принюхиваться к котелку.
– Неужели ты будешь есть эту гадость? – спросила девушка.
Вместо ответа пес сел, застучал хвостом по полу и бросил на Нериду умоляющий взгляд.
– Раз так, на…
Она поставила котелок на пол и не тратя времени убежала из кухни в гостиную. Лишь бы закрыть за собой дверь! Картошки им надолго не хватит.
Но двери не было. Может, забраться на второй этаж? Нет, покачала головой Нерида. Надо удирать на улицу. Вдруг на тахте зашевелился какой-то пушистый клубок. На девушку злобно уставился одноглазый кот и утробно замяукал.
Хотя Джози и не разговаривала со Слоуном, но возвращаться без него домой отказалась. Надо было взглянуть на заключенного, и Макдонох, зайдя в участок, предоставил жену самой себе. Нортон мирно похрапывал. Похоже, он мизинцем не пошевелил с тех пор, как оказался на койке.
Джози стояла у окна и нетерпеливо притопывала туфелькой.
– Я же сказал, что это недолго, – прошептал Слоун, беря жену под руку. – Боб, хлопот у тебя не будет. Он вырубился до утра.
Кепплер, коренастый мужчина лет пятидесяти с небольшим, поскреб седеющую бороду.
– Ну, если начнет буянить, я его живо успокою. Веди миссис домой.
– Да, Слоун, пойдем скорее. У меня слипаются глаза, – холодно произнесла Джози, театрально зевнула и направилась к двери.
Слоун ожидал, что жена стряхнет его руку, как только окажется на улице, но этого не произошло. Наоборот, она замедлила шаг, словно не желая возвращаться в дом, где их ждала незваная гостья.
– О чем задумалась, Джози? – тихо спросил Слоун.
Она была вне себя, но пыталась скрыть это.
– И куда ты ее денешь? Конечно, она не убежит, но радости мало.
– Она поживет в моей комнате, а я переночую на полу в твоей спальне.
Джози чуть не задохнулась, но ничего не ответила.
– Это ведь всего на день-другой, – продолжил Слоун.
– То же самое ты говорил про своих гнусных собак, а они до сих пор здесь.
– Девочка – дело другое. У нее есть дед. Как только старый козел проспится, они закупят провизию и уедут.
Они дошли до крыльца молча. Обычно Джози за словом в карман не лазила, и Слоуну следовало бы не нервничать, а благодарить судьбу.
Поднимаясь по ступенькам, Джози изысканно подобрала подол длинного платья и подождала, пока муж откроет дверь. На мгновение ему показалось, что они снова стоят на веранде дома в Сан-Ривере, как десять лет назад. В слабом свете, пробивавшемся из окна, Джози казалась такой же юной и прекрасной, как в тот незабываемый весенний вечер.
– Слоун Макдонох, ты долго будешь пялиться на меня? Может, все-таки откроешь дверь?
Зачем он вспомнил прошлое? Самое грустное, что голос ее за эти годы ничуть не изменился…
Он открыл дверь и пропустил Джози в гостиную. Она, не глядя по сторонам, двинулась по темной лестнице. Наверно, девочка ушла, подумал Слоун, запирая замок. Нахлынуло разочарование, причину которого он не смог бы объяснить. Мгновение спустя он понял, что ошибся. Капитан застучал хвостом по полу, но не поднялся с коврика, как делал обычно. Ах, вот оно что! У него с Джессом появился новый товарищ.
Нерида смутно помнила, что ночью ее разбудили и отвели в маленькую спальню на втором этаже. Макдонох не успел предложить девочке раздеться, как она повалилась на железную кровать, даже не откинув покрывала, и тут же уснула снова.
Когда пробившийся сквозь кружевную занавеску солнечный луч упал на лицо девушки, Нерида не стала долго ломать себе голову над тем, как она сюда попала. Важнее всего был завтрак. Вчерашний ужин не заслуживал столь громкого названия. На секунду вспомнился дед. А, ладно! Если бы с ним что-нибудь случилось, она бы уже знала об этом. А если он действительно уехал? Что ж, может, оно и к лучшему. Тогда она постарается вернуться в Бостон.
Но сначала завтрак! Она хватилась ботинок и вспомнила, что сняла их внизу, когда уснула рядом с псами. На пятках носков красовались дыры. Смущенная Нерида стащила их и спрятала под матрац, стесняясь своей бедности. Затем она поднялась и вышла из комнаты.
Добравшись до лестничной площадки, девушка насторожилась. Ни мужского храпа, ни женского посапывания… А, вот она, закрытая дверь! Нерида прошла мимо нее на цыпочках, и беззвучно спустилась по гладким деревянным ступеням.
В гостиной ее встретили собаки и одноглазый кот.
– С добрым утром! – поздоровалась Нерида. Псов она все еще немного побаивалась. – Похоже, вы не прочь погулять, но я еще не знаю здешних порядков.
Уверенная, что Джесс и Капитан идут следом, она отправилась на кухню. Вылизанный дочиста котелок все еще стоял на полу, плита остыла. Ни одна живая душа не заходила сюда со вчерашнего вечера. Девушка подняла котелок, поставила его на плиту и принялась за хлопоты.
Она нашла дрова, растопку и разожгла огонь. Где-то должны быть продукты. Уж ветчина и картошка наверняка есть. При одной мысли о еде в животе снова заурчало.
Нерида заглянула в кладовку и растерялась. На полках было пусто. В этот момент на ее плечо опустилась чья-то рука. Она взвизгнула, обернулась и оказалась лицо к лицу со Слоуном Макдонохом.
– Извини, – сказал он хриплым со сна голосом.
– Напугали до полусмерти! – огрызнулась Нерида, вспыхнув скорее от смущения, чем от гнева. Она указала рукой на голые полки и требовательно спросила: – Что же мне готовить, если в доме нет продуктов?
Он только пожал плечами.
Теперь, когда испуг прошел, Нерида красноречиво поглядела на тяжелую руку Слоуна, все еще лежавшую у нее на плече. Макдонох тут же спохватился. Что это с ним? Даже если девочка старше, чем ему показалось, все равно ей не больше пятнадцати лет. Он ей в отцы годится, что бы там ни думала Джози…
Слоун очень кстати зевнул и прикрыл рот злополучной рукой. Нерида слегка успокоилась. Прикосновение Макдоноха не слишком напугало ее, но в нем было что-то… странное. Спокойный, уравновешенный начальник городской полиции куда-то исчез. Сейчас перед ней стоял высокий, слегка взъерошенный и небритый мужчина, выглядевший так, словно спал в одежде. Мятая рубашка подчеркивала ширину его плеч, узкие брюки обтягивали длинные ноги, худые бедра и мускулистые голени.
Нерида бросила взгляд на свою одежду и босые ступни. Да, чваниться нечем, но надо как-то восстановить уверенность в себе. Она храбро посмотрела Слоуну в глаза и спокойно сказала:
– Ну, если в городе можно купить яйца, я все же приготовлю завтрак. И дедушку надо проведать. Странно, что он до сих пор не объявился.
Выражение лица Слоуна мигом изменилось.
– Что случилось? – тут же спросила Нерида. – Что с дедушкой?
Полудетские глаза наполнились страхом. Слоуну захотелось обнять ее и успокоить, но что-то мешало.
– Вчера вечером мне пришлось арестовать его, – глухо произнес начальник полиции. – Его поймали…
Яростный лай перекрыл его слова. Псы кинулись в гостиную. Один из них хрипло рычал.
– Фу, Джесс! – крикнул Слоун, устремляясь следом. – Молчать, идиоты!
Собаки и не думали подчиняться приказу. В дверь лупили кулаками и что-то выкрикивали.
Слоун отодвинул засов, и в комнату влетел бледный, задыхающийся Боб Кепплер.
Слоун наконец заставил псов лечь. Отдышавшись, помощник объяснил причину столь раннего визита.
– Слоун, я торопился изо всех сил. Пришлось бежать за доком Бейли. Он сейчас у старика.
Говорит, дело плохо.
Слоун оглянулся. Нерида стояла в проеме между гостиной и столовой. Лицо девочки посерело. Она держалась за косяк, чтобы не упасть.
– Что с ним? – прошептала она, глядя на Макдоноха.
В серо-зеленых глазах девочки блестели слезы, нижняя губа дрожала. Нерида героически пыталась побороть страх. Слоун посмотрел на нее с изумлением. Сердце дрогнуло от чувства вины.
– Где они? – спросил Макдонох у помощника. – В камере?
Кепплер кивнул.
– Пошли! – махнул Нериде Слоун. – Посмотрим сами?
Девушка с трудом оторвалась от косяка и неуверенно шагнула вперед. Ноги не слушались. Прикосновение мужской руки прибавило ей сил.
– Но я… Я босиком…
– Черт побери, я тоже!
Норман Ван Скай навзничь лежал на столе помощника. Вокруг суетились какие-то люди. В комнате было душно и тесно. Раздвинув плечом Элиаса Дакворта и Генри Фосдика, Слоун велел им выйти и заняться делом. Остались лишь доктор, несмотря на ранний час облаченный в крахмальную сорочку с тщательно завязанным галстуком, и сиделка. Почему-то Нерида решила, что они муж с женой.
Не мешкая ни минуты, она подошла к столу.
– Дедушка, ты меня слышишь?
– Конечно, – ответил больной. – У меня плохо с сердцем, а не с ушами.
Лицо старика было белее простыни, покрывавшей нижнюю часть тела. Нортон вытянул кисть, Нерида ухватилась за нее обеими руками и крепко сжала. Пальцы деда были холодными, влажными и очень слабыми.
– Все будет хорошо, – утешила его девушка. – Смотри, к тебе привели лучшего врача города!
– Сделаем все, что сможем, – откликнулся доктор. – У вашего дедушки сердечный приступ.
– Это серьезно?
– Все сердечные болезни серьезны.
– Но ведь он выздоровеет?
– Трудно сказать, – прямо ответил Бейли. – Придется подождать. Ему нужен полный покой. Я уверен, что хороший уход поставит его на ноги.
Не похоже, подумала Нерида. Чего-то он не договаривает. Дед закрыл глаза, притворяясь спящим. Видно, и он понял, что надежды нет.
– Я позабочусь о нем! – выпалила девушка. – Скажите только, что делать!
Нортон ответил первым.
– Во-первых, найти постель помягче, – проворчал он. – Во-вторых, дать мне выпить. Глоток виски от головной боли.
– Никакого виски, мистер Ван Скай. А насчет кровати мы позаботимся.
У Нериды гулко забилось сердце. Она глянула на врача, ища у него поддержки, но тот уже складывал в черный саквояж свои инструменты и что-то бубнил на ухо молчаливой сиделке. Они не смотрели на девочку. А начальник полиции был растерян не меньше ее самой.
– Тогда я пошла за фургоном, – громко заявила Нерида, поняв, что легкомысленная безалаберная жизнь, к которой привык Нортон, кончилась. – Нужно накормить мулов. Конечно, если их за ночь не угнали.
Она с осуждением посмотрела на Слоуна, начальник полиции предпочел промолчать, когда девушка обратилась к врачу:
– Доктор Бейли, расскажите подробно, как ухаживать за дедушкой. Я сделаю все, что могу, но у нас ничего нет, кроме фургона.
Врач смерил ее презрительным взглядом, и Нериде захотелось пнуть его в голень. Жаль, ботинки остались в доме Макдоноха…
– Лучше держать его под крышей, мисс Ван Скай. Холод и сырость не пойдут ему на пользу.
– Отвезем его к Салли Катберт, – предложил Слоун. Нерида хмуро обернулась, и он пояснил: – У нее пансион на Уиллоу-стрит. Там чисто и кормят вкусно.
Нерида посмотрела на деда, забывшегося беспокойным сном. Его грудь медленно вздымалась и опадала, ребра проступили наружу. Снова на ее плечи ложилась ответственность. Во второй раз за год. Что ж, зато отныне она будет сама себе хозяйкой.
– Об этом и говорить нечего, – безапелляционно заявила девушка. – Гостиница мне не по карману. Сойдет и фургон.
Она нежно погладила Нортона по руке. Необходимость ухаживать за дедом не напугала, а разозлила ее, Нерида потрясла головой, отгоняя недобрые мысли, и решительно направилась к двери.
– Подожди минутку, – окликнул ее начальник полиции. – Этот человек арестован. Он никуда не пойдет. И ты тоже.
– Я вам не какая-нибудь подыхающая с голоду дворняжка! – фыркнула Нерида. – Сама могу о себе позаботиться!
Если она рассчитывала застать Слоуна врасплох, то ошиблась; порох у него оставался сухим.
– Так же, как вчера вечером? – укоризненно спросил он. – Только не в Кокерс-Гроуве, если не хочешь угодить за решетку.
– Ну и пусть. По крайней мере, будет время позаботиться о дедушке!
– Как же ты о нем позаботишься, если будешь сидеть в другой камере?
Тут она наконец умолкла. Слоун воспользовался этим, чтобы дать несколько указаний Бейли.
– Док, готовьте мистера Ван Ская к перевозке. Я тем временем подгоню фургон, и мы с Бобом Кепплером доставим больного к Салли Катберт.
– Это мой фургон, мистер Макдонох, – вмешалась Нерида. Она никому не позволит командовать собой! – И дед тоже мой.
– Зато он мой арестант. А фургон я конфискую как вещественное доказательство. Так что не спорь и делай что велят.
Она побледнела от злости. Ужасно хотелось врезать этому наглому полицейскому в небритую челюсть, но она сдержалась. Ах, он считает ее ребенком? Пусть считает. Ему же хуже.
Слоун знал, что девчонка смирилась ненадолго, но был рад и этому. Он заговорил отеческим тоном.
– Давай не будем мешать доктору. Кепплер, наверно, уже отдышался. Пойдем домой, а его пошлем сюда.
Нерида метнула на него испепеляющий взгляд, но промолчала. И на том спасибо. Он совсем забыл, что разговаривает с маленькой. Такие доводы годились лишь для взрослых. Ишь, чуть не плачет…
– Пошли, – произнес он, беря девочку за руку, – Фосдик уже открыл свою лавку. Купим бекона, яиц и всего, что нужно для хорошего завтрака. Не знаю как ты, а я готов съесть мула твоего дедушки!
Оставалось лишь подчиниться. Зайдя в лавку, Слоун велел Фосдику записать все купленное на счет. Лавочник сложил руки на обширном брюхе, недовольно покачал головой, но все же вручил девочке плетеную корзинку для покупок. Убедившись, что все в порядке, Слоун оставил Нериду одну и вышел на улицу. Надо было найти фургон и мулов.
Пожалуй, следовало сначала зайти домой, отпустить Кепплера и заодно обуться, ну да Бог с ним… Стояло чудесное майское утро, и ноги сами собой понесли Слоуна по главной улице. Где-то в ее конце маялись нераспряженные, стреноженные мулы.
Кто-то подбросил им охапку сена, но когда Слоун освободил их от пут, бедняги вытянули морды и потащили фургон прямиком к поилке, расположенной неподалеку от платной конюшни. Умные животные хорошо слушались узды. Пока мулы шли, Слоун привычной рукой ощупал их. Они были тощими, но не выглядели заморышами. Похоже, Нортон Ван Скай заботился о них лучше, чем о самом себе и внучке.
Надо было бы взглянуть на содержимое фургона, но Слоун махнул рукой, забрался на облучок, подождал, пока мулы напьются, и не торопясь поехал к участку.
– Куда тебе столько? – презрительно спросил Генри Фосдик, глядя на заваленный продуктами прилавок.
– На завтрак, – не моргнув глазом ответила Нерида.
Фосдик фыркнул и чуть не выругался. Дурой бы она была, если бы не воспользовалась такой возможностью. Хозяин ясно сказал: купи все, что нужно для хорошего завтрака. Пока лавочник составлял счет, Нерида складывала продукты в корзинку: огромный кусок бекона, дюжину яиц, муку, сахар, кофе, кварту свежих сливок в фарфоровом кувшине, кучу других припасов и баночку персикового джема.
Она схватилась за ручку, но услышала знакомый голос.
– Купила все? – спросил Слоун.
– Наверно…
Макдонох поднял корзину и ненароком коснулся руки девушки. Нериду словно током дернуло… Спустя мгновение странное ощущение прошло, но почему-то хотелось испытать его вновь. Она опомнилась и босиком зашлепала вслед за хозяином.
Нерида шла к пансиону, куда увезли деда. Начальник полиции подробно рассказал, как до него добраться, но заблудиться здесь было нельзя: Кокерс-Гроув не чета Бостону. Две улицы шли параллельно главной магистрали, а еще несколько пересекало их под прямым углом.
Дома здесь были скромными, по большей части одно – и двухэтажными, но Нерида как завороженная смотрела на тщательно ухоженные дворы. Весенние первоцветы наполняли благоуханием прозрачный воздух. Она любила играть в саду, пока не стала работать вместе с матерью… Нерида тряхнула головой, отгоняя неуместные воспоминания.
А вот и дом Салли Катберт! Все в точности: большое здание на углу, с двумя широкими верандами. В ярком утреннем свете оно казалось отмытым добела. Нерида нервно пригладила волосы и ступила на вымощенную плитами дорожку, тянувшуюся от ограды до фигурного крыльца.
Дверь открыла сама хозяйка. Представляться не понадобилось.
– Должно быть, ты внучка мистера Ван Ская? Он спал, но, наверно, уже проснулся. Проходи, он будет рад. – Салли впустила Нериду и без передышки продолжила: – Тут самое тихое место в городе, идеальное для больного человека. Мой покойный муж был военным врачом, так что я немного смыслю в медицине. Твоему дедушке обеспечен хороший уход.
Нерида слушала вдову вполуха. Она думала о том, во сколько обойдется этот «хороший уход». Денег у нее не было, да и быть не могло.
Вслед за нарядной миссис Катберт девочка прошла по коридору и оказалась в маленькой светлой комнате. Нортон лежал на широкой кровати. Казалось, старик дремлет, но когда миссис Катберт деликатно постучала в приоткрытую дверь, он поднял голову.
– Доктор велел ему побольше спать, – прошептала пожилая женщина.
Нортон насмешливо фыркнул.
– И вовсе я не сплю, миссис Катберт, а отдыхаю.
– Можно мне побыть с ним вдвоем? – тяжело вздохнув, спросила Нерида.
Вдова понимающе улыбнулась.
– Конечно, дитя мое. Но не утомляй его, а самое главное – постарайся не расстраивать.
– Попробую, – неуверенно пообещала девушка. Характер у старика был не сахар.
Она подождала, пока миссис Катберт закрыла за собой дверь, а затем нерешительно шагнула к кровати. У окна стоял стул, но Нерида с первого взгляда решила, что не станет пачкать парчовое сиденье. Да и визит ее надолго не затянется.
Нортон не дал ей собраться с мыслями.
– Живо забирай меня отсюда!
– Забрать? Ты же здесь всего несколько часов, а у тебя сердце…
– Начхать! Я не собираюсь валяться здесь и позволять этой бабе грабить меня!
– Было бы что грабить! – парировала Нерида. – Денег у тебя нет, так что можешь не волноваться. Это моя забота.
Нортон протестующе замахал руками. На нем была почти новая ночная рубашка. Оставалось надеяться, что это наследство покойного доктора Катберта и за нее не придется платить.
– В фургоне есть деньги. В последний раз я неплохо заработал. Больше десяти долларов.
– Десять долларов! Тогда зачем же ты крал продукты? Ведь можно было заплатить.
Старик пожал плечами и ухмыльнулся.
– Зачем платить, если можно и так взять? Место было людное; я думал, никто не заметит. Откуда я знал, что лавочник все время следил за мной?
– Ах, дедушка, вечно ты строишь из себя невинную овечку!
– Потому что я и есть агнец Божий! Ладно, ты заберешь меня или нет?
Нерида со вздохом опустилась на стул.
– Следовало бы отплатить тебе за то, что ты меня бросил.
Он нахмурил седые брови.
– О чем речь? Разве ты не вернулась к фургону?
– Нет, не вернулась. Я залезла к одному типу в карман, но меня поймали, и в результате я провела ночь у начальника полиции.
Лицо старика покраснело от гнева.
– Что? – яростно прошипел он. – Ты провела ночь с начальником полиции?
– Нет-нет, дедушка, я только провела ночь в его доме. Он женат.
О Боже, его чуть не хватил второй удар! Ругает ее, а сам даже не сказал, где шлялся после представления…
– Успокойся, дедушка, – сказала она, подходя к кровати. – Я не сделала ничего плохого.
Нортон слегка остыл. Он откинулся на подушки и закрыл глаза. Старик мог сколько угодно кричать, что чувствует себя прекрасно, но под глазами у него лежали тени, а на лбу выступил пот.
– Женат или нет, какая разница… – прошептал Нортон. – Вылитая мать…
– Не говори плохо о мертвых, дедушка.
Ответа она не дождалась. Старик поднял трясущуюся руку, и девушка обхватила ее ладонями. Дрожь постепенно прекратилась, и лицо деда смягчилось.
– Я хочу немного поработать у начальника полиции, – сообщила Нерида. Нортон слегка кивнул, и она продолжала: – Я позабочусь о мулах и фургоне, но это будет стоить денег.
Он понял намек.
– Я положил их в кофейную мельницу. Там двойное дно. Открыть его нетрудно.
Пальцы старика разжались, и Нерида затаила дыхание, но вскоре поняла, что дед просто уснул.
Она бережно опустила его руку на одеяло и встала. Дед негромко захрапел. Хотелось дождаться его пробуждения, но девочка понимала, что сейчас Нортону лучше побыть одному. Да и дел было невпроворот. Десяти долларов хватило бы, чтобы заплатить Салли Катберт за неделю-другую, но предстояли еще и другие траты. Добыть деньги можно было двумя способами: либо лазить по карманам, либо прислуживать этой змее – жене начальника полиции.
Что ж, пахать на Джози Макдонох лучше, чем сидеть в тюрьме. Впрочем, время покажет, права ли она.
– Это смешно, Слоун! Почему бы не поселить ее в спальне для гостей?
Джози подбоченившись следила за тем, как Слоун вынимает одежду из шкафа.
– Потому что она не поймет. – Он протиснулся мимо Джози и шагнул к спальне на лестничной площадке. – Как объяснить, почему прошлой ночью я спал здесь, а сегодня буду ночевать там?
– Скажи ей, что я не могу уснуть из-за твоего храпа.
Утро выдалось тягостное. Одно утешение: упрямая девчонка сварганила-таки чертовски вкусный завтрак. Даже Джози, как ни пыталась, не могла скрыть удовольствия от пышных оладий, прекрасно сваренного кофе и тающих во рту толстых ломтей жареного бекона.
Слоун отогнал мысли о еде и принялся сосредоточенно отодвигать в сторону платья Джози, освобождая место для своей одежды. Надо было сказать жене, что храпит по ночам она, а не он, но что уж там…
– Девочка пробудет здесь всего несколько дней, в худшем случае неделю, – повторил он. – Как только ее дед выздоровеет, они тут же уедут. Я это делаю вовсе не для того, чтобы забраться к тебе в постель. Прошлую ночь я прекрасно проспал на полу.
Джози вздохнула, хотела было что-то сказать, но передумала. Это озадачило Слоуна: он привык к вспышкам слепой ярости, сменявшимся бурными мольбами о прощении.
Макдонох закрыл шкаф, выпрямился во весь рост и обернулся к смотревшей на него женщине. Ни время, ни образ жизни не сказались на ее внешности. Интересно, на сколько ее хватит? Что будет, когда года наконец возьмут свое?
Эта странная мысль прозвучала в мозгу Слоуна так явственно, будто кто-то произнес ее вслух. Пришлось отогнать ее. Джози никогда не была ревнивой. Но даже если бы жене пришло в голову ревновать, разве тихий, испуганный ребенок вроде Нериды мог бы соперничать с ней?
Однако когда Слоун напомнил Джози, что девочка скоро вернется, он готов был поклясться: в зеленых глазах жены мелькнула тревога, если это не настоящий страх.
Устало вздохнув, Нерида поставила фонарь па пол и огляделась. После дня, проведенного и доме начальника полиции, фургон казался ужасно тесным. Неужели они с Нортоном прожили здесь почти год? Тут негде было повернуться. Но до прошлого вечера она называла эту повозку домом. Девушка закрыла двойную дверь: на улице было свежо.
Со вчерашнего дня ничто не изменилось. Скатанные постели лежали на крышке большого сундука с дедушкиной одеждой и запасными одеялами. Она сдвинула рулоны, поставила на освободившееся место фонарь и глянула на сундук поменьше.
Ключ от него по-прежнему висел на шее. Там хранились все ее сокровища. Все. Только сокровищ этих было совсем немного.
Девушка еще раз вздохнула, подошла к передку фургона и сняла с полки кофейную мельницу.
– Ну, если ты наврал! – прошептала она. – Один Бог знает, что я тогда с тобой сделаю!
Нерида открыла крышку, высыпала остатки кофе в чистую чашку и нажала пальцами на дно мельницы. Оно щелкнуло и повернулось боком. В тайнике оказалось не десять, а почти четырнадцать долларов. Глаза девушки загорелись. Она осторожно вернула крышку на место и, смахнув непрошеные слезы, зорко оглянулась, хотя прекрасно знала, что в фургоне никого нет. Нерида ссыпала кофе обратно, поставила мельницу на полку и напомнила себе, что пришла в фургон совсем не за этим.
Ключ бесшумно повернулся, и девушка подняла крышку сундука. В самом низу, под поношенными брюками и рубашками, лежали две юбки, захваченные с собой из Бостона. Зачем они ей понадобились? Из тщеславия? Глупее не придумаешь!
Она вынула из сундука чистую фланелевую рубаху, брюки и нижнее белье. На глаза попалась ее единственная ночная сорочка. Но она так долго пролежала в сундуке, что покрылась пылью. Разочарованная Нерида свернула ее и положила на место. Взамен она взяла из дедушкиного сундука белую рубашку с длинными рукавами. Ладно, сойдет. Все лучше, чем спать в одежде.
Убедившись, что все в порядке, Нерида подняла фонарь и вышла из фургона.
На кухне сладко и душно пахло жасмином. Нерида поморщилась. Она знала, что аромат духов Джози Макдонох скоро развеется, но пока что дышать было нечем.
Девушка положила сверток на стол и начала снимать ботинки.
– Что ты собираешься делать?
Оборачиваться не хотелось, но если тебя годами учили вежливости, от этого не так легко избавиться.
В проеме между кухней и столовой стояла хозяйка. Ее пышные каштановые волосы падали па плечи. В одной руке она держала щетку, а другой пыталась завязать пояс золотистого шелкового халата.
– Я собираюсь помыться, миссис Макдонох, – ответила Нерида тоном примерной служанки. – Хозяин сказал, что придет поздно, вот я и решила нагреть воды и искупаться, пока ванна свободна…
Взгляд изумрудных глаз пронзил ее насквозь. Нерида трудилась от зари до зари, переделала уйму работы, попросив взамен позволить ей несколько минут полежать в горячей воде.
Джози молча пожала плечами, махнула рукой и вышла из кухни. Скрип ступенек подсказал затаившей дыхание Нериде, что хозяйка отправилась спать. Конечно, под золотистым халатом была шелковая ночная рубашка, и Джози легла в постель, дожидаясь возвращения мужа. Когда он придет…
Нерида встряхнулась. Нечего думать о таких вещах, иначе она сойдет с ума. Так же, как мать…
– Что, других забот мало? – пробормотала она, со стуком сбрасывая ботинки и снимая злополучные дырявые носки, которые прятала под матрац. – Черт бы их побрал! Может, купить новые из тех денег, что лежат в мельнице?
Девушка босиком подошла к плите, на которой стоял котел с горячей водой. Она соскребет с себя грязь, пыль, пот, огорчения, обиды, а потом окатит себя из этого котелка…
Перед тем как скинуть одежду, Нерида закрыла раздвижную дверь между кухней и столовой. А вдруг Слоун Макдонох вернется с заседания городского совета раньше обещанного и увидит ее голой? Даже если залают собаки, она не успеет выпрыгнуть из хозяйской ванны и закрыться полотенцем.
Ах, если бы дверь запиралась! Ладно, не буду разлеживаться, вот и все, мысленно пообещала она себе.
Первыми полетели на пол замызганные штаны, затем к ним присоединилась фланелевая рубаха, и Нерида со вздохом взялась за обтягивавшую тело нижнюю рубашку.
Каждый шов, каждая петля, каждый крючок оставляли следы на коже. Эти рубцы нестерпимо зудели, особенно на груди. Будь все проклято! Стесняясь своей наготы, Нерида скинула остатки белья и залезла в наполненную до половины ванну.
Ах, какое блаженство! Горячая вода смывала не только грязь. С каждой минутой убывали напряжение и тревога. Снова и снова Нерида терла жесткой мочалкой ноющее тело. Она даже нырнула, чтобы как следует смочить волосы, щедро намылила голову и начала драить ноги.
Только девушка закончила возиться с левой ногой и принялась за правую, как дверь с грохотом отъехала в сторону. Не успев опуститься в воду, Нерида бросила на непрошеного гостя испуганный взгляд и злобно чертыхнулась. На нее смотрели изумленные зеленые глаза Джози Макдонох…
Хозяйка нашлась первой.
– Не думала, что ты еще здесь. Большинство детей терпеть не может мыться.
Когда Нерида наконец погрузилась в воду, было поздно. Она прекрасно поняла сарказм. Интересно, как поведет себя жена начальника полиции, узнав, что Нерида уже взрослая?
– Я сейчас закончу, только окачусь. Потом я помою кухню и все приведу в порядок.
Джози бесстрастно обошла ванну и направилась в кладовку. Ее походка заставила Нериду занервничать. Тут были и самоуверенность, и высокомерие, и что-то еще. Когда женщина вышла из кладовки с чашкой и молочником, у нее даже голос изменился.
Не глядя на девушку, она прошипела:
– Черт побери, ты права. Все приведешь в порядок. Все! Чтобы все было как прежде, поняла?
Совещание закончилось поздно, как и предполагал Слоун. Мэр и четыре других члена городского совета быстро обсудили текущие дела, а затем три часа ожесточенно спорили о судьбе лачуг, построенных по ту сторону железнодорожной колеи.
Месяц назад, во время предыдущей встречи, Слоун до хрипоты пререкался с Уинном Берлингеймом, который хотел снести хибары и выгнать их жителей из города, и Стюартом Хистером, предлагавшим присоединить район и объявить его жителей горожанами. Однако сегодня начальник полиции не ввязывался в перепалку. Его волновало совсем другое. Когда в десять часов члены совета решили разойтись, он первым выскочил на улицу. Но сигара Орвилла Поттера так воняла овечьим пометом, что Слоун решил немного отдышаться. Он попрощался с Элиасом и другими членами совета и остановился на тротуаре, наполнив легкие чистым, прохладным вечерним воздухом. Однако мэр встал рядом и оперся спиной о перила.
– У вас все в порядке, Слоун? – спросил он, когда остальные отошли подальше.
– Да, а что?
– Не знаю, – задумчиво сказал пожилой человек. – Что-то вы сегодня на себя не похожи.
– Просто не о чем было говорить.
– Я слышал о вашей стычке с Бенуа. Не об итогах выборов беспокоитесь?
– Нет. Просто сегодня был тяжелый день.
Слоун провел рукой по волосам, рассеянно подумал, что надо подстричься, и надел шляпу. В окнах гостиной и спальни еще горел свет, хотя девочке давно полагалось спать. Почему она бодрствует в такой поздний час? И она, и Джози…
Элиас прервал его размышления.
– Да, я вспомнил о старике. Док Бейли считает, что он выкарабкается. А забавно, как быстро парнишка превратился в девочку, правда?
Он умолк, ожидая, что начальник полиции продолжит беседу, но Слоун хотел только одного: поскорее оказаться дома, узнать, почему Нерида не спит, а если она уснула, то погасить лампу.
– Увидимся утром, Элиас. Пора придавить ухо.
Дакворт фыркнул и пожелал ему спокойной ночи, но Слоун был уже далеко. Хотелось припуститься бегом, но мешало присутствие мэра. Он чувствовал себя словно в кошмарных снах, которые каждую ночь являлись ему в Сан-Ривере после убийства. Как бы быстро он ни бежал, желанное убежище оставалось закрытым и недоступным…
Поднимаясь по ступенькам, он напомнил себе, что Сан-Ривер давно продан за бесценок и что они с Джози уже десять лет живут вместе. Слоун редко вспоминал прошлое и еще реже бессмысленно брошенный Сан-Ривер, где он провел детство. Почему-то сегодня это место не выходило у Слоуна из головы.
А эти воспоминания наслаивались на образ несчастного ребенка со светлыми волосами и бездонными зелеными глазами. Словно перед ним лежал испорченный фотоснимок…
Часы в столовой пробили девять, раз за несколько минут до того, как Нерида закончила мыть кухню. С тех пор прошло не меньше часа, а Слоун еще не вернулся. У измученной девушки слипались глаза, но она не могла уснуть до прихода хозяина. Оставаться одной было страшновато. Она чувствовала себя уверенно только при Слоуне.
Выполняя поручения Джози Макдонох, Нерида весь день неотступно думала о человеке, который привел ее сюда. Это пугало девушку, но она ничего не могла с собой поделать. Она убирала его дом, готовила ему еду, стирала его белье, гуляла с его собаками. Все здесь дышало его присутствием, а спальня особенно.
В комнате стояли узкая кровать, гардероб, тумбочка и умывальник. Когда она стелила себе постель, то заметила, что простыни под покрываем были чистыми, но помятыми. Похоже, кто-то спал на них предыдущей ночью. Наверно, начальник полиции пользовался этой постелью, когда почему-то ночевал отдельно от жены.
Нерида затаила дыхание, а потом выругалась. Мало ли по каким причинам мужья не спят с женами? Может, Слоун Макдонох храпит и мешает Джози уснуть. А может, она стаскивает с него одеяло…
– Ты дура, Нерида Ван Скай, – негромко произнесла девушка. – Немедленно прекрати!
Это помогло. По крайней мере, она смогла заняться делом. Приготовив одежду на завтра, Нерида досуха вытерла волосы, расчесала их и заплела в две косички. Несколько раз она подходила к окну и смотрела на полицейский участок, где проходило совещание, но видела только слабый отсвет горящей лампы. Из салуна доносились звуки музыки. Прошли две женщины, возвращавшиеся от подруги, у которой родился ребенок. Голоса умолкли, и Нерида закрыла окно: ночь выдалась прохладная. Занавески заколыхались, и девушка поняла, что ее хорошо видно с улицы. Она задула лампу, и в тот же миг гулко залаяли собаки.
– Какой дьявол в вас вселился? – спросил Слоун Капитана и Джесса, запирая дверь. Псы колобродили сильнее обычного, а потом стремглав понеслись к черному ходу. – Ладно, пошли…
Вернувшись с прогулки, Слоун учуял в кухне слабое благоухание жасмина. Слава Богу, запах любимых духов Джози почти выветрился. Впрочем, к нему примешивалось что-то другое. Слоун принюхался и вдохнул чудесный аромат обычного мыла. Снова воскресли непрошеные образы. Он потряс головой, но это не помогло. Разозлившись на себя, Слоун вышел из темной кухни и направился в ярко освещенную гостиную.
– Я думала, что услышу, когда ты придешь.
– А я думал, что ты уже спишь.
Джози пожала плечами.
– Это трудно, Слоун. Жена должна ждать возвращения мужа.
– Раньше ты этого не делала.
Джози Макдонох всегда была красавицей.
Даже Слоун не мог отрицать этого. Рассыпавшиеся по плечам каштановые кудри, все еще аппетитное тело, обтянутое золотистым шелком… Картинка, да и только! Но ее выдавали глаза. Джози не хватало глубины. Даже гнев ее был поверхностным.
– Как ты можешь так говорить! – Ее зеленые глаза блеснули, словно осколки бутылочного стекла. – Тише, а то она услышит. Наверно, еще не спит.
Он отвернулся, чтобы повесить шляпу. С Джози было легче разговаривать, стоя к ней спиной.
– Тогда зачем же ты спустилась? Могла бы подождать в своей спальне и…
– В нашей спальне, Слоун. Вспомнил?
Она чего-то хотела. Стоило ей начать играть у мужа на нервах, и Слоун понимал: ей понадобилось новое платье, туфли или еще что-нибудь. Приходилось откупаться – спокойствие дороже. Но на сей раз, кажется, все было куда серьезнее…
Нерида тут же нырнула в постель. Хозяин непременно поинтересуется, чем занимается беспризорная девчонка. Когда он сунет нос в комнату, надо будет притвориться спящей.
Собаки с лаем побежали к задней двери. Странно. Почему он не поднимается по лестнице? Она прислушалась. Нет. Это спускается хозяйка. Сердце заколотилось от страха. Хотелось спрыгнуть с кровати, прижать ухо к двери и подслушать, о чем они станут говорить. А вдруг Джози Макдонох уведет мужа в столовую или на кухню, чтобы открыть ему тайну?
Они не пошли на кухню. До Нериды доносились приглушенные голоса, но слова были неразборчивы. Девушка представила себе хозяев: она в золотистом шелке, он в пыльной одежде, которую не снимал весь день.
Завтра Нерида Ван Скай будет стирать эту одежду. Она свернулась калачиком, пытаясь избавиться от нескромных видений: он расстегивает рубашку, вынимает ее из брюк…
– Прекратить, прекратить, прекратить, – шептала она в подушку. Как можно думать об этом, когда разговор в гостиной вот-вот кончится тем, что мужчина ее мечты ворвется в спальню, стащит с нее одеяло и нагишом вышвырнет на улицу? Так уже было. Но тогда ее подобрал дедушка и увез с собой. И тогда люди знали о ней правду, и не нужно было лгать, как она лгала начальнику полиции Слоуну Макдоноху и его жене.
Она заплакала, устав бороться со страхом и беспомощностью и уткнувшись в подушку. Но вскоре пришлось поднять голову, чтобы глотнуть воздуха. Что за рев! Немедленно успокоиться! Она стиснула веки, чтобы справиться со слезами, всхлипнула и вдруг услышала, что кто-то прикоснулся к ручке двери.
Она лежала на боку, и свет бил ей в лицо. За ней следили.
– Уснула… – пробормотал Слоун. – Посмотри, на ней сорочка деда. Что ж ты не дала ей ночную рубашку или пижаму?
– Она не просила. Я думала, у нее все есть.
Свет стал ярче. Нерида попыталась изобразить дыхание спящего человека. Еще секунда, и Слоун прикоснется к ее волосам, уберет со лба завиток, а Джози не удержится и раскроет ему тайну… Он поставил лампу на тумбочку, опустился на колени и действительно поправил выбившийся из косы локон.
– Ночь будет холодная, – донесся до девушки тихий голос Макдоноха.
Нерида почувствовала, что одеяло плотно укутало ее плечи.
– Ну что, все? Я сама хочу лечь, Слоун.
Он закряхтел и встал. Нерида была уверена, что Макдонох нагнется и поцелует ее в мокрую щеку, но этого не произошло. Прежде чем девушка ощутила разочарование, он забрал лампу и закрыл дверь.
Она успела услышать, как Слоун сообщил жене, что ребенок плакал, и вдруг уснула.
– Ничем не могу помочь, – спокойно ответила Джози, оказавшись в своей комнате. – Дети ведь часто плачут без причины, правда?
В спальне стоял приторный аромат жасмина. Хоть Слоун и привык к нему, но иногда этот запах вызывал у него отвращение. Он не следил за приготовлениями Джози ко сну, давным-давно поняв, что равнодушие мужа безмерно злит ее. Сейчас это вошло в привычку. Она развязала пояс халата, а он встал на колени, доставая из-под кровати скатанную в рулон постель.
– И сколько это будет продолжаться, Слоун?
Он тут же понял, о чем речь.
– Не знаю. Пока не поправится ее дедушка. Неделю, чуть больше…
– Но она не может оставаться здесь столько времени!
Вот, значит, чего она добивалась. Джози надо было выставить девочку из дома. Он догадывался об этом желании, но не мог понять его причину.
– Ей больше некуда пойти.
Надо было сказать, что он за один день привык к Нериде Ван Скай и будет тосковать по ней. Но Слоун слишком устал, чтобы дразнить жену, да и боялся, что ссора разбудит девочку.
Джози улеглась в постель и молча задула свечи. Слоун моментально ослеп и ударился носком об ножку стула. Боль заставила его заговорить.
– Ты перестраховщица, Джози. Что тебя пугает?
Она тяжело задышала.
– О чем речь, Слоун? Пора спать. Я слишком устала от твоих фокусов.
У него вырвался горький смешок. Глаза привыкли к темноте, и Слоун различил очертания мебели. Его постель будет лежать между кроватью и стулом.
– Так же, как устала от фокусов моего отца?
– Прекрати, Слоун…
Джози прошептала два коротких слова, из которых одно было его именем, но он успел уловить в ее голосе что-то отдаленно похожее на страх. Или на непривычную неуверенность в себе.
Слоун разделся в темноте, бросая одежду на пол. Матрацем ему служило старое одеяло, подушка была более тощей, чем та, которую девочка Нерида прижимала к груди, словно любимую куклу. Что ж, ему приходилось спать в постелях и похуже…
Одной из них была постель темнокудрой красавицы по имени Джозефина Макдонох.
Второе утро в доме Макдоноха Нерида провела как на иголках. Она шарахалась от каждого звука и, готовя завтрак, ожидала, что ее с минуты на минуту выставят за дверь. Но ничего не случилось. Джози молчала – по крайней мере, при девочке – и не спешила выдавать секрет незваной гостьи, а спокойное поведение Слоуна во время завтрака говорило, что он ничего не знает.
Прогулка слегка успокоила ее. По пути к Салли она решила как следует осмотреть город. Кокерс-Гроув процветал. Главные улицы тянулись с севера на юг, их пересекала железная дорога, и городок состоял из отдельных кварталов, сплошь застроенных новыми домиками. Как разительно он отличался от чопорного Бостона с его старинными зданиями, храмами и традициями! Нерида одернула себя. Не время вспоминать о родине.
На сей раз дверь открыл кто-то из жильцов Салли Катберт и разрешил ей пройти к дедушке. Нерида не могла отделаться от чувства, что даже отсюда ее готовы вытолкать взашей.
– Доброе утро, дедушка, – поздоровалась она и протянула Нортону узелок с чистым бельем. – Вот твои вещи.
Старик, сидевший на стуле у окна, выглядел намного лучше вчерашнего. Теперь в нем можно было узнать того бойкого и сварливого человека, который увез ее из Бостона и взял с собой в путешествие по стране. Но прежнего огонька в Нортоне уже не было. Он взял узелок и тут же протянул обратно.
– Положи на кровать. Ты собираешься вытаскивать меня отсюда? – бросил он и снова уставился в окно.
Нерида переминалась с ноги на ногу. Она с утра не присела, и мышцы начинали ныть. Тесная нижняя рубашка врезалась в тело.
– Я еще не говорила с врачом, – уклончиво ответила девушка.
– А зачем? Здесь нам денег не заработать. Надо рвать когти, и плевать на этого зануду-доктора! – Нортон перевел взгляд на внучку. Глаза его горели лихорадочным огнем. – Плевать!
Ей хотелось ответить, что им нигде не заработать. Или все же были города побогаче? Может, в фургоне есть и другие тайники? Ладно, попозже она обшарит всю повозку…
– Несколько дней в постели тебе не повредят. Я нашла деньги и заплатила миссис Катберт за неделю, так что отдыхай и радуйся.
– Радуйся? – Он покраснел и привстал со стула. – Как я могу радоваться, если ты транжиришь деньги направо и налево! – Внезапно его гнев угас, сменившись мрачной подозрительностью. – Или у тебя есть свои причины оставаться в этом дерьмовом городишке?
– Никаких причин у меня нет, кроме желания, чтобы ты отдохнул и выздоровел. Что я буду делать, если тебе станет плохо в прерии, за миллион миль от доктора?
– Дашь мне спокойно умереть и похоронишь…
– И что потом? Тебе-то будет хорошо, ты отмучаешься. А я куда денусь? Эти места мне незнакомы. Я просто заблужусь.
Эгоизму пьяного деда не было предела. Но в трезвом Нортоне иногда просыпалась совесть.
– Дорога выведет.
Голос дедушки дрогнул, глаза закрылись. Он вздохнул и откинулся на спинку стула. Нерида внимательно следила за ним. Нет, ничуть ему не лучше! Просто старик наконец побрился и причесался. Но он по-прежнему слаб. У него жар.
Впрочем, Норман Ван Скай – прирожденный враль. Настоящий фокусник, мастер притворяться, умелый клоун. Лжец из любви к искусству.
– Как тебе живется у начальника полиции? – неожиданно спросил он.
– Вполне прилично. Не хуже, чем в Бостоне. – По спине пробежали мурашки. – Дедушка, мне пора. Хозяин сказал, что придет к ленчу, а мне еще надо забежать в лавку.
– Не хуже, чем в Бостоне? Вот как? Кажется, ты была рада-радешенька унести ноги из этого вертепа.
Он опять отвернулся к окну. Нерида поняла, что деду просто нечего сказать.
– Я постараюсь зайти днем. Может быть, застану доктора.
Слоун вернулся в участок и подсунул под дверь булыжник. Пусть теплый ветерок унесет запах табака, оставшийся со вчерашнего совещания. Утром здесь можно было топор вешать. А теперь, когда во всем Кокерс-Гроуве настала тишь да гладь, можно и проветрить.
Он сел, положил ноги на стол, порылся в кармане рубашки и вынул оттуда смятый клочок бумаги. Верхний уголок отсутствовал, но текст уцелел. Эту листовку он только что сорвал со стены полицейского участка. Ее заголовок гласил: «ЗАКОН БЕЗДЕЙСТВУЕТ!»
Этой ночью кто-то хорошо поработал. И этот кто-то мог получить сведения только у одного из городских советников. В листовке не называлось имен, но недвусмысленно намекалось на двух человек: мэра Элиаса Дакворта и начальника полиции Слоуна Макдоноха.
«Добропорядочным гражданам Кокерс-Гроува мало дружеских улыбок, сердечных рукопожатий и пустых обещаний лицемерных политиков. Нельзя нянчиться с малолетними преступниками, каким бы ничтожным ни казалось их преступление. Сколько это будет продолжаться? И сколько мы будем с этим мириться.?»
Он произнес эти слова вслух, и тихое сопрано повторило их, словно эхо. Слоун поднял глаза, но ничего не сказал, когда девочка громко прочитала листовку. Она вынула булыжник и плотно закрыла дверь.
– Это ведь про меня, правда? – без колебаний спросила Нерида, подходя к столу.
Ее косички растрепал ветер, густой локон падал на щеку. Если бы она была взрослой, Слоун подумал бы, что это сделано нарочно.
Начальник полиции смял гнусный листок и швырнул его на пол. Точно такой же листок, но целый, был у девочки в руках.
– Где ты его взяла?
– У миссис Катберт. Я пришла навестить дедушку, а там все смотрели на меня как-то странно. И даже дедушка. Когда я пошла обратно, один постоялец дал мне это.
– Как он выглядел?
Она пожала плечами и положила листовку на стол.
– Разве в этом дело? Я не хотела причинять вам неприятности. Думаю, миссис Макдонох тоже не обрадуется…
– Я сам поговорю с Джози. Она не обижала тебя?
Вот по-настоящему добрый человек, подумала девушка. Он подбирает бродячих собак, одноглазых кошек и малолетних карманников. И чем скорее ты от него уйдешь, тем лучше будет остальным.
– Нет, миссис Макдонох была очень любезна. – Даже слишком… Но это неважно. – Вы позволили мне остаться и из-за этого попали в беду.
Взгляд, брошенный ею на листовку, досказал остальное. Этот трюк был делом рук Бенуа Харгроува и его дружков. Макдонох схватил листок, смял и швырнул в стекло, дрогнувшее от удара.
– Проклятый салунщик! Подлый трус! Он хочет заставить меня сжечь весь район трущоб вместе с его обитателями. Что ж, неплохой способ решить дело!
Слоуну хотелось рвать и метать, но голос девочки остановил его.
– А если вы разобьете окно, это поможет?
Нерида спокойно смотрела ему в глаза, хотя и побаивалась, как бы начальник не выхватил пистолет и не всадил в нее пулю за нахальство. Потом она подняла второй смятый листок и протянула хозяину.
– Вот. Бросьте его куда хотите, но только не в стекло, ладно?
Без сомнения, это было ей знакомо. Наверно, дед во хмелю бывал буен. Но почему в ее голосе и глазах сквозит такое разочарование? Девочка потянулась и вложила ему в ладонь бумажный комок.
Его гнев бесследно исчез.
– Поганое утро, – пробормотал Слоун, сжимая кулак и притрагиваясь к теплым пальцам Нериды.
Ах, как скверно… Она не отнимала руку, а он не мог отпустить ее. Не следовало ей прикасаться к нему, когда ярость воспламенила кровь. Когда они остались одни. Когда она чувствует себя виноватой…
Дверь внезапно распахнулась, и в комнату, подслеповато мигая, вперевалку вошел Генри Фосдик.
– Я нашел носки поменьше, мисс Ван Скай. Думаю, они будут вам как раз.
Вечером того же дня в одном из трущобных баров разыгралась драка со стрельбой. К прибытию Слоуна один человек был убит двумя выстрелами в грудь, а трое тяжело ранены. Один из них не дожил до утра.
А к полудню по всему городу запестрели новые листовки.
Целую пачку их Слоун вырвал из рук Арча Милсэпа, работавшего в редакции местной газеты. Арч схватился за молоток и заикаясь выкрикнул:
– Свобода прессы!
– Кто их заказывал, Арч? Кто написал эту гадость и заплатил Гамильтону за тираж?
– Свобода прессы! – прохрипел газетчик. – Вы не можете указывать нам, что печатать, а что нет!
– Ага. Свобода прессы это надо, а клевета – совсем другое. – Слоун ткнул пальцем в листок с аршинным заголовком «СМЕРТЬ В ТРУЩОБАХ», только что наклеенный на стену платной конюшни. – «Пока полицейские чины стояли рядом и не ударяли палец о палец, два человека погибли от руки хладнокровного убийцы». Ты, Арч, не хуже моего знаешь, что никто из полицейских в это время рядом не стоял. В три часа утра я спал, а Боб Кепплер дежурил в тюрьме. Пригород вообще не наша территория. Мы появляемся там только по вызову.
Он ногтями отодрал мерзкий листок и протянул его Милсэпу.
– А когда компания парней допивается до чертиков и начинает драться из-за грошовой шлюхи, это называется не хладнокровным убийством, а хладнокровной глупостью.
– Нехорошо бить баклуши, начальник. – Арч взял другую листовку и невозмутимо наклеил ее на прежнее место. – Если вы не хотите наводить порядок в городе, его наведет другой начальник полиции. Сами знаете, скоро перевыборы.
С противоположной стороны улицы за этим разговором следила Нерида. По пути на почту она успела сорвать несколько листовок, но они были расклеены по всему городу, и у каждой толпился народ. Люди перешептывались, и девушке казалось, что речь идет о ней. Но проверять, так ли это, не хотелось.
Она остановилась лишь тогда, когда увидела Слоуна. Со вчерашнего дня Нерида избегала хозяина, но теперь решила понаблюдать за ним. Едва ли ей еще представится такая возможность. В Кокерс-Гроуве она пробудет день, от силы два.
Человек с молотком наклеил другой листок. Слоун круто развернулся и куда-то зашагал. Походка его была гордой и целеустремленной. Вот это выдержка, вот это уверенность в себе!
Он шел на север, к дому, который девушка холила и лелеяла уже несколько дней!
Дедушка был прав. Чем быстрее они унесут из этого ада ноги, тем лучше.
Она собиралась перейти улицу, как вдруг к ее ногам упал камень. Трое мальчишек, сбежавших из школы, гнались за ней следом. Булыжник больно ударил ее в бок.
– Бей карманницу! – завопил мальчишка постарше. Другие с хохотом повторили этот клич.
Нерида бросилась к ним, однако хулиганы со всех ног понеслись к салуну. Она остановилась, потирая ушибленное место.
– Мало тебе!
Девушка обернулась, но бросившая эту реплику перешла на другую сторону улицы и спокойно удалилась с чувством исполненного долга.
Глаза Нериды застлало слезами. Эти слова ранили ее в самое сердце. Хотелось побежать следом и объяснить, как было дело. Но кто ее станет слушать?
И вдруг злорадный хохот сменился воем страха и боли. Пораженная Нерида увидела, что у входа в «Луизиану» Слоун поймал одного из мучителей и тут же схватил за воротник второго. Он стащил их со ступенек и поволок по улице. Когда младший из пленников поджал под себя ноги, Слоун просто поднял его за ремень штанов.
Нерида стояла ни жива ни мертва. Кое-кто остановился и с удовольствием наблюдал за этой сценой.
Начальник полиции поставил обидчиков перед девушкой.
– Лэнни, Артур, немедленно извинитесь перед мисс Ван Скай, – спокойно приказал он.
Мальчишки молчали. Лэнни – судя по всему, старший брат Артура – ковырял ботинком землю и пытался вырвать руку.
– Вы удрали из школы. Знаете, что будет, если это дойдет до отца?
Артур пробурчал что-то неразборчивое.
– Что ты сказал? Не понял.
– Ну хватит, начальник, отпустите нас, – заныл Лэнни. – Это ведь какая-то паршивая карманница, а не леди вроде миссис Джози.
Раньше Нерида думала, что самый страшный момент в ее жизни был тогда, когда ее поймали с бумажником Бенуа Харгроува, но теперь поняла, что ошибалась. Она не могла смотреть в глаза Слоуну.
И тут мальчишка заверещал. Начальник полиции слегка сжал его руку. Он умел заставить слушаться любого.
– В прошлый раз тебя выпороли за хулиганство, – мягко напомнил Слоун, – а теперь ты и братишку учишь тому же? За это достанется вдвое, не так ли?
Наконец к Нериде вернулся голос.
– Хватит. Отпустите их. Пожалуйста…
Он посмотрел на нее с изумлением, но тут же принял свой обычной вид и молча выпустил пленников. Артур шлепнулся на четвереньки, вскочил и бросился бежать. Старший же стал растирать руку, словно приглашая их полюбоваться на то, как жестоко обошелся с ним начальник полиции. Но зеваки быстро разошлись, и Лэнни предпочел отправиться в школу, где мог всласть похвастаться своими подвигами.
А Слоун Макдонох все еще смотрел на их жертву.
Это было хуже вчерашнего. Вокруг стояли люди. Она понимала, что происходит, но была бессильна помешать этому.
– Иди в участок, – наконец сказал он. – Я приду туда через десять минут.
Слоун произнес это нежно, но непреклонно, ласково, но настойчиво. И все же Нерида ослушалась бы, если бы не посмотрела в его ясные, голубые, все понимающие глаза.
Давно прошли десять минут, минул уже час с лишним. Нерида ожидала, что в комнату вот-вот войдет Джози, разыскивающая мужа, но к двери никто не подходил. Когда наконец явился Слоун, она сразу поняла: что-то случилось. Лицо у него вытянулось, рот крепко сжался.
– Еще один из этих идиотов протянул ноги, – бросил он, тщательно закрывая дверь. – Док Бейли хотел, чтобы я выслушал его последние слова.
Слова, слова, слова. Сколько он произнес их за последние годы. Нет, они не были лживыми. Просто пустыми и бессмысленными. А то, что ему хотелось высказать, нельзя было выразить словами. И тогда наступала проклятая немота. Лишь взглядом можно было передать и терзавшее его напряжение, и чувства, которые охватывали Макдоноха при виде лица Нериды. Глаза говорили все даже тогда, когда он пытался скрыть свои мысли.
Нерида первой нарушила молчание. Все было ясно.
– Когда вы догадались?
Она встала и сделала несколько шагов к двери.
На ее лице читались облегчение и смертельная усталость.
– Когда ты попросила меня отпустить их. Лэнни – жестокий и трусливый тринадцатилетний мальчишка. Но ты… Ты не ребенок.
Все произошло так же, как вчера, но на этот раз Слоун притянул ее руку к себе, и Нериде оставалось лишь обнять его за шею. Пальцы дрожали от страха и желания погладить его волосы. Тогда Макдонох изо всех сил прижал ее к себе и обнял так крепко, так нежно и так страстно, что девушка чуть не застонала от боли, не зная, плакать ей или…
– Надо бежать, – сказала она, не пытаясь освободиться из его объятий. Это было невозможно. Но пока она окончательно не потеряла голову, необходимо было предупредить его.
Слоун тяжело дышал, глубоко ощущая каждое из миллиона охвативших его чувств. Радость, страх, боль, гнев, облегчение, вина… Сколько лет он не испытывал ничего подобного?
– Я думал, сойду с ума, – пробормотал он. – Боже милосердный, девочка, что ты со мной сделала…
Спазмы сжали горло девушки, но она все же успела вымолвить:
– Надо бежать. Не понимаешь? Я не могу больше оставаться ни в твоем доме, ни в этом городе.
Макдонох ничего не слышал. Он нежно, бережно прижимал к себе ее голову, ласково гладил мягкие, шелковистые пряди, выбившиеся из распустившихся кос, и, судя по всему, не собирался отпускать ее.
Нерида ухитрилась откинуться и заглянуть ему в глаза.
– А вдруг кто-нибудь войдет, как вчера Фосдик? Весь город знает, что мы здесь. Наверно, нас ищет твоя жена…
Она не ожидала такой реакции. Стоило упомянуть о Джози, как тело Слоуна свело судорогой, а лицо затуманилось, словно холодное стекло от дыхания ребенка.
Рука Нериды соскользнула с его шеи и повисла, как плеть.
– Я заберу свои вещи, – тихо сказала девушка, но в участке царила такая тишина, что эти слова отдались в ней громом. – Дедушке уже лучше, так что уже днем мы можем уехать из Кокерс-Гроува. Спасибо за все, начальник.
Она отвернулась, не в силах выдержать вопрошающий, требовательный и укоризненный взгляд голубых глаз, и шагнула к двери. Оставалась слабая надежда, что Слоун окликнет ее. Но он не вымолвил ни слова. Нерида нагнулась и положила булыжник на прежнее место.
– Прости, что я солгала тебе, – добавила девушка и вышла на освещенную солнцем улицу.
Слоун остолбенел. Отчаянно хотелось удержать Нериду, но он лишился языка и лишь беспомощно следил за тем, как она движется в сторону меблированных комнат Салли Катберт. Еще до заката эта девушка покинет город и уйдет из его жизни. Как он раньше не замечал, до чего женственна ее походка? И прощения она попросила. За ложь.
Слоун испустил тяжелый вздох, больше похожий на стон. Нет, пора перестать мечтать. Есть дела поважнее. Жители Кокерс-Гроува и не догадываются, что город осажден. И те же силы, которые сомкнули кольцо блокады, ведут подкоп под начальника полиции. Нериде Ван Скай придется самой позаботиться о себе.
– Совсем с ума сошел? Ведь два часа назад ты сам говорил, что надо побыстрее уносить отсюда ноги!
– Это было целых два часа назад, – возразил Нортон, покачиваясь в кресле. Ноги его укрывал плед. Широкую веранду дома Салли заливало солнце.
– Дедушка, мы не можем оставаться здесь. Мне больше некуда идти!
Нерида чуть не плакала. В ушах стоял звон.
– Почему некуда? Вернешься в дом начальника полиции.
– Ты слышал меня или нет? Он все знает, и она тоже. Я не могу туда вернуться! – взорвалась Нерида.
Нортон же оставался совершенно спокойным.
– Знать-то они знают, но порознь. Она ведь давно разоблачила тебя, но предпочитает помалкивать. Значит, не хочет, чтобы узнал муж. Похоже, что и он не жаждет делиться с женой открытием. Тебе это не кажется странным?
– У них все не как у людей…
– Значит, тут хуже, чем в Бостоне?
Удар был нанесен метко, и Нортон знал это. Его голубые глаза засветились торжеством, но от Нериды не укрылись таившиеся в них усталость и покорность судьбе.
– Дитя мое, я стал эгоистом, – вдруг признался он. – Не далее как утром миссис Катберт достаточно сердито сказала мне об этом.
– И ты так же сердито спорил с ней?
– Да, по крайней мере сначала. Но потом я понял, что она мудрая и много повидавшая женщина, и самый мудрый из ее поступков заключался в том, что она подслушала наш давешний разговор. Помнишь, ты спросила, что будет с тобой, если я умру?
Ах, артист, артист! На сей раз дед играл роль великого философа. Даже ко всему привыкшая Нерида была зачарована его искусством нанизывать слова. Гнев ее угас. Ведь Нортон и вправду вытянул ее из пропасти. По крайней мере, однажды.
– Нет, я не собираюсь вспоминать печальную историю твоей матери: ты знаешь ее лучше меня. Она стала служанкой в доме человека, за которого должна была выйти замуж, потому что ей не хватило духу добиться своего. Она остановилась на полпути.
– Мама была рада и этому. Все могло кончиться куда хуже. Он мог жениться на ней, но мог и выбросить на улицу.
Нортон яростно затряс головой.
– Ты не знала Томми Сарджента! Он никогда не выбросил бы ее. Если бы она настояла, он женился бы на ней наперекор родителям. Томми был у них единственным сыном. Но твоя мать этого не сделала, и ты стала незаконнорожденной. Поэтому после ее смерти у тебя не было никаких прав…
Он начинал раздражаться. Это могло кончиться новым приступом.
– Все верно, дедушка, – предпочла согласиться Нерида. – Да, ты увез меня из Бостона и правильно сделал. Береги себя, потому что ты нужен мне, как и прежде.
– Нет, дитя мое, я больше ни на что не способен. Отныне тебе придется самой заботиться о себе.
Он закрыл рот и скрестил руки на груди, словно упрямый мальчишка. Нерида без труда раскусила его.
– Значит, ты остаешься? Что ж, я уеду одна.
Нортон разрушил все ее планы. Не было ни денег на билет до Бостона, ни возможности заработать их. Да, умен старик! Все просчитал заранее. Он дважды пытался увезти ее с собой, прекрасно зная, что дочь экономки слишком хороша собой и слишком образованна, чтобы надолго задержаться в служанках. Незаконная дочь наследника Сарджентов стала бы желанной женой для любого из младших сыновей богатых семейств. Конечно, ей ничего бы не досталось, поскольку у Томми была сестра, вышедшая замуж за пароходного магната и родившая двух здоровых детей, но подцепить хорошего мужа Нерида тем не менее могла бы.
Глава рода Сарджентов, ни словом не обмолвясь, что считает девочку внучкой, однажды обрисовал ей будущее. Либо он, Уильям Мэндвилл Сарджент, выдает ее замуж за какого-нибудь клерка, служащего у его зятя, либо она навсегда останется в доме на положении горничной. Ее привечали там не больше, чем у Макдонохов. И так же берегли…
Но хуже всего было то, что предстояло объяснить начальнику полиции, почему она не уехала из города и солгала ему еще раз.
Когда она вернулась на участок, Макдонох отвечал на вопросы смешного человечка, смотревшего поверх пенсне и с бешеной скоростью чиркавшего в блокноте.
– Я говорю, Джордж, все произошло еще до моего прибытия. Овербек был уже мертв, а Полк умер через два часа, не сказав ни слова. Никто не знает, откуда они взялись и что делали до того, как поселились в трущобах.
Слоун каждой клеточкой ощущал присутствие Нериды, и она это знала. Когда несколько минут назад в контору вошел Джордж Самуэльс из «Курьера», Макдонох не мог сосредоточиться на его вопросах, ощущая смертельную пустоту внутри. Но стоило девушке переступить порог, как он ожил и обрел дар речи.
– Что же касается Халла, то его привезли к Бейли в полном сознании. Судя по всему, Джеймс Уилберфорс выкарабкается. Перед смертью Халл успел дать показания, но говорить об этом пока не время. Обещаю, Джордж, что вы узнаете о них первым.
– А Уилберфорс? – спросил Самуэльс, пристально глядя на Слоуна поверх стекол без оправы.
– Я еще не говорил с ним. Он без памяти.
– Но он действительно выживет?
– Спросите дока Бейли. Человек предполагает, а Бог располагает.
Нерида терпеливо следила за обоими. Слоун был спокоен и уверен в себе. Джорджу приходилось нелегко: начальник полиции – тертый калач. И когда репортер задал главный вопрос, Макдонох не моргнул глазом.
– Начальник, не связано ли все это с предстоящими выборами? Как вы думаете, могут листовки повлиять на их итоги?
– Решать избирателям, Джордж. А листовки.. Ясно, что за этим кто-то стоит. Возможно, тот же человек, который заказал их заранее, причастен и к истории с убийством. Вам самому это не приходило в голову?
Он бросил вызов. Это понимали и Нерида, и человечек с карандашом. Завтра этот вызов дойдет до человека, в которого метил Слоун.
Полностью удовлетворенный репортер встал со стула и подобострастно откланялся. Проходя мимо Нериды, он бросил на девушку пронизывающий взгляд.
– А почему вы не ходите в школу, юная леди? – поинтересовался Джордж.
Нериду бросило в дрожь. Вопрос был задан не из праздного любопытства. Видно, газетчик уже что-то пронюхал и пытался проверить слухи.
– Начальник, я бегала на почту. Похоже, пришли два пакета из Топики. – Она передала конверты Слоуну и только потом ответила Самуэльсу. – Достаточно с меня. Я умею читать, писать и даже знаю таблицу умножения. Кроме того, я здесь ненадолго. Как только дедушке станет лучше, мы уедем.
Она улизнула с участка, от души надеясь, что очкастому журналисту не так уж много известно.
Слоун отыскал девушку на конюшне. Нерида чистила мула.
– Мы не успели поговорить, – бесстрастно сказал он.
– А разве было о чем?
– Было. Хватит морочить мне голову, мисс Ван Скай.
У нее не было ни сил, ни желания продолжать игру.
– Дедушка не хочет уезжать. Похоже, он понял, что может вот-вот умереть. Я пыталась уговорить его, но ничего не вышло.
У Нериды дрогнули руки. Слоун не отводил немигающих глаз.
– Я заплатила за неделю вперед, так что выставить его не имеют права. Кроме того, он по-прежнему под арестом. Пока он не освободится, я могу пожить в фургоне.
– Не выйдет.
– Почему?
– Сколько, по-твоему, удастся хранить тайну? День, два, три? Думаешь, Джордж Самуэльс случайно спросил про школу? Старый простак видел тебя всего несколько минут. А что, если к мисс Ван Скай присмотрится кто-нибудь вроде Бенуа Харгроува?
Нерида затряслась. Макдоноху вовсе не хотелось пугать ее, но другого выхода не было.
– Я говорила дедушке, что из этого ничего не выйдет, но он сказал: сойдет, мол, если мы не будем слишком долго засиживаться на одном месте. Здесь весь фокус в том, чтобы сделать дело быстро, пока никто не успел присмотреться.
– Умный человек твой дед…
Нерида невесело рассмеялась и вышла из-за спины мула.
– Ты так думаешь? Но ведь именно из-за него все и вышло. Я не могу остаться и не могу уехать. У меня нет денег, а если кто-нибудь расщедрится и поможет мне доехать до Бостона, я лишь вернусь туда, откуда убежала.
По щекам покатились слезы, но Нерида все же договорила.
– Разница только в том, что его жена ни о чем не догадывалась.
Желудок Слоуна вновь сжался от зловещего предчувствия.
– Джози знает?
Нерида едва заметно кивнула и отвернулась. Если бы Слоун не стоял на пути, она бросилась бы бежать от человека, каждое движение, каждое прикосновение, каждое слово которого сводили ее с ума. Нет, эта история не имела ничего общего с бостонской катастрофой!
Но разве можно было сказать Слоуну Макдоноху, что она любит его так, как никогда не любила Авраама Тигартина? Все равно это ничего не изменит. Слоун хотел вытереть ей слезы, но после слов девушки с отвращением отдернул руку. Больше он не поверит ни одному ее слову.
– Давно?
Этот вопрос застал Нериду врасплох. Она думала о другом мужчине, другой женщине, другой тайне и начисто забыла, о чем шел разговор.
– Со второго вечера. Я мылась, а она вошла на кухню.
Бережное прикосновение заставило ее поднять голову. Отвращение сменилось выражением, которое Нерида не смогла бы определить. В глазах Слоуна горел странный свет, руки бережно ласкали ее шею, пальцы стирали со щек остатки слез. Наконец их губы соединились.
Нет, их первый поцелуй не был робким. Они впились друг в друга так, словно всю жизнь об этом мечтали. Нерида без борьбы, без сопротивления приоткрыла губы, и между ними проскользнул его язык. Она сжала ладонями щеки Слоуна, ощутив тонкие, высокие скулы и колючие ресницы. Было невозможно сопротивляться этим губам, языку, тесным объятиям… Она сдалась.
Обхватив одной рукой затылок девушки, Слоун другой рукой гладил ее спину, поясницу, нежные, круглые ягодицы. Он слегка прижал Нериду к себе, и она ощутила всю силу его желания. Да, он хотел ее так, как нормальный мужчина должен хотеть женщину; это было естественно и потому чудесно. В Нериде зажегся огонек, который через секунду вспыхнул неудержимым пламенем. С душераздирающим криком Нерида забилась в объятиях Слоуна.
– Нет, нет! – задыхаясь выдавила она, вырвалась, сделала вслепую несколько шагов и прислонилась к стене между стойлами. Только так ей удалось удержаться на ногах.
Слоун тоже выглядел потрясенным. Он пытался отдышаться и пригладить взлохмаченные волосы. Пальцы его дрожали. До сих пор ни одна женщина не могла довести его до такого состояния. Макдоноха ошеломили сила и внезапность охватившего его чувства.
– Прости, – пробормотал он. – Я не хотел…
– Не надо ничего говорить, – хрипло и нежно прервала его Нерида.
Висевший над плечом фонарь окутывал девушку золотистой пеленой, и если бы она сию минуту вознеслась на небеса, Слоун ничуть не удивился бы.
– Нет, Нерида, надо. Я должен все объяснить. Не хочу, чтобы ты думала, будто я лгал, когда…
– Ты не понимаешь! – воскликнула она. Дорожки слез вновь блеснули на бледных щеках. – Какая разница? Даже если ты лгал, все равно тебе далеко до меня.
– По-твоему, это меня оправдывает?
– А разве нет? Зачем нам с тобой правда? Что она даст?
Слоун рассмеялся. Этого она не ожидала. Правда, смех его был невеселым и гневным.
– Наверное, – бросил он, подошел вплотную и провел пальцем по мокрой щеке. Но слезы продолжали катиться из дымчатых глаз Нериды. – Ах, девочка, что мне с тобой делать? Единственная правда, которая имеет значение, это то, что я теперь не смогу с тобой расстаться.
– Ты уверен? Ох, начальник полиции Слоун Макдонох, как мало ты знаешь!
Собрав остатки сил, Нерида отстранила его руку.
– Хочешь правды? – спросила она. – Что ж, слушай.
Она принялась метать в него слова, как камни из пращи. Пусть эта страсть умрет в тиши и темноте конюшни, а не на ярко освещенной площади.
– Моя мать была служанкой в одной из самых богатых семей Бостона. Кое-кто считал, что она соблазнила хозяйского сына; другие говорили, что все было наоборот. В результате родилась я. Дедушка думает, что стоило матери настоять, и они бы поженились. Но этого не случилось. Видно, все же на это был шанс, потому что когда стало ясно, что мать попала в беду, отец не позволил прогнать ее. И даже после его смерти она продолжала жить в его доме Сарджентов. Ко мне тоже хорошо относились, пока не умерла и мама… О нет, они не вышвырнули меня – по крайней мере, не так откровенно. Мистер Сарджент, который скорее бы умер, чем признал меня внучкой, сделал хуже: попытался продать меня. Он посулил найти мне мужа или богатого «покровителя», если я пообещаю держать язык за зубами. А покуда он пытался шантажировать меня, его зять тоже не терял времени даром, предложив позаботиться обо мне взамен на…
У Нериды дрогнул голос. Она все еще помнила прикосновение мягких рук Авраама Тигартина, его тяжелый запах и раздражение, которое вызывали его поцелуи.
– Вот почему я предпочла цыганскую жизнь в фургоне вместе со стариком, который слишком много пил и учил меня лазить по карманам. Потому что лучше быть повешенной за воровство, чем против воли стать проституткой.
Девушка оттолкнулась от стены и гордо прошла мимо оторопевшего Слоуна. Страшнее всего была бы его жалость. Стоит добраться до фургона и станет ясно: с ней шутки плохи. Она не будет унижаться ради крыши над головой.
Испугавшись, что Макдонох пойдет следом, Нерида опрометью юркнула в повозку, на ощупь разложила соломенный тюфяк, упала на него и принялась плакать, пока не распухли глаза и не кончились слезы. Только тогда девушка забылась беспокойным, тревожным сном.
Никто ни разу не постучал в закрытую на засов дверь.
Ее разбудил шум. Вокруг было темно. Она не сразу поняла, где находится и что нарушило ее сон. Постепенно вернулась память, а вместе с ней боль. И окошко не проникал свет, и Нерида догадалась, что проспала всего несколько часов. Почему ж она проснулась? И тут раздался звон колокола, который мог означать только одно. Пожар!
Девушка спала одетой, и потому на сборы не понадобилось ни секунды. Выскочив из фургона, она побежала к знакомому дому. В окнах царила непроглядная мгла. Звезды на востоке слегка померкли. Значит, недалеко до рассвета.
– Начальник! Начальник! – крикнула Нерида, толкая заднюю дверь. Джесс и Капитан гулко загавкали, стуча по полу когтями. – Пожар на юге! Трущобы горят!
Она пулей пролетела в гостиную, сильно ударилась плечом об угол и остановилась, потирая ушибленное место. Кажется, наверху кто-то завозился, однако собачий лай заглушал все звуки. Но вот на площадке зажегся свет. Из спальни вышла недовольная Джози Макдонох со свечой в руке.
– Ты еще здесь? Я думала…
Раздался скрип двери, и женщины дружно обернулись.
– Я все видел из окна. – Слоун на ходу застегивал рубашку. – Похоже, горит только один дом. Если не будет ветра, потушим.
Он велел собакам замолчать и снял с крючка шляпу.
– Жди здесь, – бросил Макдонох Нериде, собравшейся следом. – В трущобах нет воды, поэтому придется растаскивать бревна.
Он сбежал по ступенькам крыльца и тут же принялся командовать людьми, торопившимися на пожар. Большинство было с ведрами, но кое-кто нес на плече лопату. Они охотно подчинились.
Одного взгляда на лицо Джози было достаточно, чтобы нарушить приказ Слоуна. Лучше столкнуться с гневом мужчины, чем с ненавистью женщины. Нерида опрометью выскочила из дома.
В воздухе пахло гарью. Искры сыпались в полумиле южнее. Она бросилась бежать.
Дело было серьезное. Целый район лачуг, хибар, палаток и пристроек успел выгореть еще до того, как забил набат. Попятившись от жара, Нерида начала разыскивать взглядом Слоуна.
– Назад! – крикнул Боб Кепплер какой-то женщине.
Та, не обращая внимания на его слова, упорно лезла в огонь. Прикрыв лицо и бороду рукой, Боб бросился вперед и оттащил ее в безопасное место. Не издав ни звука, странное существо, от которого разило потом и дешевым виски, тут же заковыляло в другую сторону.
– Где начальник? – спросила Нерида.
– Что? Ах, это вы… – Кепплер обернулся, стаскивая мокрый от пота шейный платок. – Я видел его в самом пекле.
Нерида посмотрела на другой конец квартала. Там суетились какие-то неясные тени. Трудно было сказать, какая из них принадлежит Слоуну.
Разбрызгав пламя и искры, с грохотом рухнула последняя уцелевшая стена. Кепплер схватил девушку за руку и отвел в сторону. Нерида вырвалась. Она уже увидела все, что было нужно.
Слоун ждал приближения девушки, устало опершись на черенок лопаты.
– Кажется, я велел тебе сидеть дома…
– Я хотела помочь.
Открытый огонь был потушен, но от пепелища все еще исходил сильный жар. К запаху древесного угля примешивалась вонь горелого мяса. Нериду затошнило.
– Чем тут поможешь? – безнадежно спросил Слоун. От лежавшей в нескольких футах головни полетели искры. Макдонох разбил ее лопатой и присыпал пылью. – Возвращайся домой.
– А ты?
– Подожду, пока догорит. Когда рассветет, попробую прикинуть, как это вышло.
– Зачем? И так все явно. Где-то загорелось, пожар распространился и сжег половину трущоб.
Он покачал головой.
– Похоже на поджог.
Нерида оглянулась. Никто их не подслушивал.
– Ну и что? – бросила девушка, злясь на его упрямство. – Невелика потеря!
– Если кто-нибудь погиб, это решит исход выборов.
Вот о чем он думал все это время! Вопрос о нехватке воды не раз обсуждался на заседаниях городского совета, но так и не решился: Кокерс-Гроув прикрывала от пожара железнодорожная колея и полоса отчуждения. Только ураган мог бы перекинуть пламя на город. Чертовски сильный ураган или чертовское невезение.
Слоуну Макдоноху было слишком хорошо знакомо и то, и другое.
Поздним субботним вечером в парикмахерской было пусто. Редкие прохожие видели, что внутри горит свет, но побаивались стучать в запертую дверь. И все же трое мужчин разговаривали вполголоса.
– Похоже, все ясно, – заключил Элиас Дакворт, откидываясь на спинку кресла, в котором обычно сидели его клиенты.
Орвилл Поттер выпустил облако сигарного дыма и добавил:
– Особенно если учесть время. В четыре утра никто палец о палец не ударил бы ради жителей трущоб.
Слоун задумчиво расхаживал по комнате. Появление листовок в час открытия магазинов подтверждало его подозрения о поджоге. Но доказательств не было.
– Можно биться об заклад, что от обитателей трущоб мы ничего не узнаем, – устало произнес он и закашлялся от дыма. – Орвилл, как вы можете курить такую гадость?
Поттер выпучил глаза.
– Черт побери, Слоун, раньше вас это не беспокоило!
– Раньше меня многое не беспокоило… – Он провел пальцами по волосам и сделал еще один круг по комнате. – Тут чувствуется рука Бенуа. Ему от этого прямая выгода.
– Мы толкуем об этом битых два часа, – вставил Элиас. – Я устал и хочу домой. Похоже, Орвилл того же мнения. Утро вечера мудренее.
Элиас был прав, неохотно признал Макдонох. Но полицейскому смертельно не хотелось возвращаться к Джози. Ничего хорошего его не ожидало.
Поттер погасил окурок, но продолжал держать его в зубах.
– М-да. Остается надеяться, что этот вонючий ублюдок выкинет еще какой-нибудь фокус и попадется в ловушку. В конце концов до выборов целая неделя.
– А за неделю может случиться многое.
– Дьявольщина, тут за день случается столько, что год не расхлебаешь! – бросил Элиас, выбираясь из кресла. – Как хотите, а я запираю парикмахерскую. Завтра воскресенье. Отдыхайте, начальник, и не беспокойтесь о том, чего не можете изменить.
Нерида сидела на крыльце. У нее на коленях свернулся одноглазый кот. Закат давно догорел, и темноту рассеивал лишь свет из окна гостиной. Холодало, начинал накрапывать дождь, но Нерида лишь поеживалась. Без Слоуна она в дом не войдет.
Кот довольно замурлыкал. За несколько дней он накопил жирку. Похоже, это был последний приемыш Слоуна, если не считать саму Нериду.
– Я ему не бродячая дворняжка, – пробормотала девушка, вспомнив, как попала в дом Макдоноха. – Пора убираться.
Из темноты вынырнула знакомая фигура.
– Не замерзла без пальто?
– Нет. На улице не так уж плохо.
– Не так плохо, как с Джози? – сразу догадался Слоун.
– Ну…
– Ужин подогрела?
Он быстро сменил тему. Все было ясно без слов. Джози злилась, потому что муж без предупреждения ушел на весь день и приходится мириться с присутствием ребенка, который вовсе не ребенок. Боже, как все запуталось! Ложь, ложь, ложь и ни слова правды, хотя все понимают, что к чему…
Нериде надо исчезнуть, и чем скорей, тем лучше. Но почему же она идет к двери, словно ничего не случилось?
– Я пожарила цыплят. Они еще не успели остыть.
– Звучит неплохо. Я проголодался.
Он хотел рассказать о разговоре в парикмахерской, но вид нетерпеливо расхаживавшей по гостиной Джози заставил его умолкнуть.
– Добро пожаловать, Слоун, – промурлыкала жена. – Обед ждет.
Она порхнула к Слоуну, подхватила под руку и, не обращая внимания на девушку, повлекла в столовую.
Стол был накрыт на двоих. Нерида безропотно отправилась на кухню. Подавая на стол, она избегала смотреть на Слоуна, но кожей чувствовала его взгляд.
– Фу! – воскликнула Джози. – Слоун, от тебя воняет сигарой Орвилла Поттера!
Ее игривый тон резал Нериде слух, хотя в присутствии служанки Джози держалась вполне светски. Светски! Девушка криво улыбнулась. В доме у Сарджентов говорили что хотели, не обращая внимания на слуг. Либо у Джози Макдонох было маловато опыта, либо она не доверяла Нериде.
Подав последнее блюдо, мисс Ван Скай почтительно обратилась к хозяйке:
– Если вы не против, я пообедаю в фургоне, а потом приду и помою посуду. Дедушка просил кое-что принести.
Момент был выбран удачно. Слоун обгладывал куриную ножку и не мог возразить с полным ртом, а Джози отсутствие служанки вполне устраивало.
Нерида схватила тарелку и направилась к черному ходу, испытывая стыд, боль и разочарование. Перестань, безмолвно прикрикнула она на себя, делать тебе нечего!
В фургоне было темно. Она зажгла фонарь, поставила тарелку на сундук и принялась осматриваться. О Боже, с чего начать? Нортон мог сунуть заначку куда угодно. Но чтобы выбраться из Кокерс-Гроува и вернуться в Бостон, стоило покопаться.
– Деньги-то у него есть, – пробормотала Нерида, принимаясь за цыпленка. – Вопрос в том, хватит ли их на билет.
Через полчаса, когда от обеда остались одни косточки, а пальцы онемели от поисков, Нерида без сил повалилась на свое вчерашнее ложе. Она обшарила все, но не нашла ни цента.
– Черт бы тебя побрал, дед, – выругалась девушка. – Чем ты будешь платить за пансион? Я тебя знаю. Гордость не позволит остаться в долгу. Значит, деньги должны быть!
Грянул гром. Гроза разразилась быстрее, чем рассчитывала Нерида. Она собрала тарелки и сняла с крючка старое пальто. Вот-вот должен был начаться дождь. Но первая капля упала, когда девушка поднялась на крыльцо. И тут до нее донеслись гневные голоса.
– Ты обещал, Слоун! Ты клялся памятью матери!
– А что я должен сделать? Удрать без оглядки и бросить все?
– Но ведь именно так ты поступал раньше, правда?
– Ради Христа, Джози! Мы говорили об этом тысячу раз. Ничего я не бросал!
Дрожа от страха и возбуждения, Нерида принялась подслушивать. У Сарджентов это вошло у нее в привычку. Интересно, от чего удирал такой человек, как Слоун Макдонох? О да, он был спокоен, но лишь потому, что привык сначала думать, а потом действовать.
– Верно, ты тогда ужасно быстро все продал, а потом удрал. Не понимаю, почему сейчас нельзя сделать то же самое. О Господи, Слоун, я больше не выдержу! Ты же обещал…
Долгое молчание сменилось истерическими причитаниями. У Нериды неистово заколотилось сердце.
– Я обещал, что мы уедем только тогда, когда я перестану быть начальником полиции. Но звезда пока на мне. А эта ноша потяжелее твоих страданий.
– Что ты знаешь о моих страданиях? О, я все поняла! Дело в этой девке, правда? В этой маленькой вороватой дряни, которую ты подобрал и притащил в дом, как вислоухую сучку! Нет, мистер начальник полиции, не выйдет! Ты обещал увезти меня в Сан-Франциско, и, клянусь Господом, я заставлю тебя выполнить обещание!
Нерида задохнулась и отпрянула от двери. Нельзя было входить в дом сию минуту: они догадались бы, что девушка слышала по крайней мере часть сказанного. Но если она вернется в фургон и останется там на ночь, тоже все станет ясно – она ведь обещала вернуться и помыть посуду. Новый удар грома заставил Нериду зажмуриться. Когда раскат утих, она прислушалась, надеясь, что хозяева успокоились. Похоже, так оно и было. Слоун заговорил твердо, но спокойно. Правда, слов не было слышно. Успокаивает он жену или угрожает ей? Нерида ждала ответа Джози. Ее тон подскажет, можно ли войти на кухню. Но из столовой не доносилось ни звука. Нерида подошла вплотную к двери. Над Кокерс-Гроувом разыгралась буря. Порыв ветра взметнул волосы девушки и подтолкнул в спину. Мысль о теплой постели заставила ее поежиться, но затянувшееся молчание настораживало. Вдруг Джози истошно взвизгнула, и через секунду дом задрожал от грохота хлопнувшей двери в спальню. Нерида сосчитала до пятнадцати и вошла.
Слоун тяжело вздохнул и разжал кулаки. Только сейчас он понял, что готов был избить Джози. Это поразило его. Он думал, что давно избавился от подобного желания.
Стукнула задняя дверь. Девушка вернулась, как обещала. В нем снова проснулся гнев.
Слоун вышел на кухню. Нерида кивнула, молча направилась к мойке и положила туда тарелку с вилкой.
– Оставь до утра, – проворчал он.
– Жир засохнет…
– Я сказал, оставь!
Нерида была похожа на несчастного мокрого щенка, которого он когда-то притащил домой. Она скорчилась от холода, влажные пряди липли к лицу, руки прятались в рукавах. Но голос ее звучал гордо и независимо.
– Пришлось бежать со всех ног, чтобы не промокнуть до костей.
Если девушка рассчитывает переночевать в доме, придется ее разочаровать. Джози заперлась в спальне, а его постель осталась там.
– Прости, я бы пригласил тебя на ночь в дом, но…
Нериде не требовались его извинения.
– Я не глухая, – ответила она. – Крик был слышен даже на улице. Мне здесь нечего делать, пока вы не помиритесь.
Слоуну не понравился ее вызывающий тон, но он вспомнил, как быстро слетела эта маска с «мальчишки», укравшего бумажник.
– Не замерзнешь? Фургон не протекает?
Точно так же он заботится о бродячих кошках. Искать другие объяснения глупо.
– Все нормально. Раз дедушки нет, я возьму еще и его одеяло. А фургон не протекает.
Не прибавив ни слова, она вышла на крыльцо. Подальше, подальше от него! Теперь Нерида знала, почему начальник полиции подбирает бездомных животных. Он ссорится с женой и, кажется, не в первый раз. Похоже, они часто спят врозь. Именно этим и объясняется его интерес к Нериде Ван Скай.
Дождь припустил вовсю, земля размокла, и бежать было опасно. Она плотно прикрыла за собой дверь. С крыши лились потоки воды. Да, было бы хорошо, если бы ее пригласили остаться, но пришлось бы решать, принять или отклонить это предложение. Нерида втянула голову в плечи и шагнула под ледяной дождь, тут же промокнув до нитки. В фургоне она скинула одежду, досуха растерлась куском старой фланели и вынула из сундука заветную ночную рубашку. Пальцы дрожали от холода, и Нерида, не сумев справиться с верхними пуговицами, скользнула под одеяла. Она не собиралась дожидаться стука в дверь и гадать, придет он или нет. Завернувшись в одеяла, девушка прислушивалась к завыванию бури. Лень было вылезать и гасить свет. Но когда от грома задребезжали бутылки с эликсиром доктора Меркурио, пришлось выпростать руку, снять фонарь с сундука и задуть уютное, успокаивающее пламя. В темноте вспомнились неудачные поиски сокровищ Нортона. Должно быть, она что-то пропустила. Завтра придется начать сначала.
За ночь буря кончилась, оставив после себя свинцовое небо и пронизывающий ветер. Большую часть дня Нерида провела под одеялами и покинула фургон, повинуясь лишь потребностям организма и необходимости проведать мулов. Она не пошла ни к деду, ни к Макдоноху. Одна пригоршня обнаруженного вчера черствого печенья заменила ей ленч, вторая – ужин.
Каким бы уютным ни казалось гнездо из одеял, но надо было приниматься за поиски. Она вынула из сундука деда всю одежду и тщательно ощупала каждый шов, но денег не нашла. Ни в днище, ни в стенках, ни в крышке тайника тоже не было. Сложив все обратно, девушка задумалась.
Утром она поговорит с дедом. Пусть дед остается в Кокерс-Гроуве, но она себе этого позволить не может. Если понадобится, придется продать мулов и повозку. Что угодно, лишь бы вырваться отсюда!
Утром в понедельник Макдонох грел руки у плиты, на которой булькал кофейник. Воскресенье прошло тихо и спокойно, без новых пожаров и листовок. Может, виной тому была погода. Но последовать совету Элиаса и отдохнуть не удалось.
Тысячу раз Слоун хотел подойти к стоявшему на заднем дворе расписному фургону и в последний момент медлил. Во время прогулки псы понеслись к повозке, как всегда, обнюхали ее и окропили колеса. Наверняка Нерида слышала их, но не высунула носа. Она должна была нарушить свой добровольный домашний арест и проведать мулов, однако Слоун ее так и не видел. Через полчаса ему надо быть на службе. Зайти или подождать до вечера? А вдруг она к тому времени уедет?
Все решилось само собой, когда Нерида постучала в заднюю дверь. Ожидая увидеть усталую, замерзшую, мокрую беспризорницу, Слоун впустил ее в теплую, сухую кухню. Вместо Нериды в дом ворвался вихрь. Девушка захлопнула дверь с такой силой, что подпрыгнул кофейник, подбоченилась и сделала глубокий вдох.
– Я пришла за вещами. Уезжаю. А если вы попробуете посадить меня в тюрьму, я опротестую дело и разоблачу ваш блеф!
Да, она устала. Тени под глазами и спутанные волосы говорили о бессонной ночи. И замерзла тоже, если судить по шмыгающему носу. Правда, причиной этого мог быть и плач. А уж мокрой она была и подавно: с отсыревшего пальто отлетела последняя пуговица, ботинки и брюки были в грязи, а пятно на колене свидетельствовало о падении. И все же Нерида Ван Скай не выглядела беспризорницей. Ее серо-зеленые глаза смотрели с вызовом, подбородок гордо выпячивался, а кулаки так и зудели от желания стукнуть обидчика.
– Что ты мелешь? Ну-ка потише, а то…
– Думаешь, меня волнуют твои семейные трудности? – не сбавляя тона, насмешливо фыркнула она. – Ты лгал мне, Макдонох. Все, что ты говорил, было…
Слоун схватил ее за предплечья и так стиснул, что Нерида вскрикнула. Это заставило ее опомниться. Макдонох знал, что сделал ей больно. Ничего, извинится позже. Сперва надо выставить ее из дому, пока не услышала Джози. Он выволок Нериду на крыльцо и прижал к мокрым перилам. Она поскользнулась и упала бы, если бы Слоун не рванул ее вверх. От бессилия на глазах выступили слезы. Странно. Они должны были давно кончиться.
Видимо, Макдонох понял, что девушка вот-вот закричит, и остановился.
– Мы идем на конюшню, мисс Ван Скай, – процедил он сквозь зубы. – Поговорим там, где вашего крика никто не услышит.
Она попыталась вырваться, но это было невозможно. Тогда Нерида заговорила.
– Опять как в прошлый раз? Я заору так, что сбегутся все соседи. Только попробуй, Макдонох, только попробуй!
До конюшни было недалеко. Если она успеет выполнить угрозу, сюда сбежится полгорода. Слоун не ответил и поволок девушку дальше. Она молча упиралась. Когда Макдонох начал отпирать дверь, Нерида попыталась разжать его пальцы. Ногти ободрали костяшки, но Слоун не обратил на это внимания. Бывало и больнее.
После дождя стоял туман, и в конюшне было темно. Когда глаза привыкли к недостатку света, Слоун разжал пальцы и девушка упала. Тяжело дыша, она села и гневно уставилась на начальника полиции.
Макдонох понял, что и сам задыхается.
– Извини, Нерида. У меня не было выбора.
Она поднялась и бросилась к Слоуну.
– Не было выбора? Значит, надо было тащить меня в конюшню, колотить и швырять на пол?
Теперь он держал Нериду обеими руками.
– Нет, не было. Ты ворвалась на кухню и стала кричать, будто я хотел совратить тебя. Думаешь, я мог позволить услышать этот бред Джози, которая только и думает, как бы насолить мне?
Нерида попыталась пнуть его в голень, но Слоун уклонился и приподнял ее – ровно настолько, чтобы девушка стояла на цыпочках.
– Если пообещаешь успокоиться, отпущу. Поверь, я мог бы держать тебя так часами.
Нерида обмякла. Слоун медленно опустил ее на ноги и расслабил мертвую хватку. Девушку затрясло, и Макдонох понял, что она плачет.
Утреннее солнце наконец пробилось сквозь пелену туч. Золотистый луч ворвался в узкое окошко и осветил поникшую фигуру в рваном пальто и потрепанных штанах.
– Иисусе, что я наделал? – ахнул Слоун. – Нерида, прости! Я не хотел делать тебе больно. Ты ни в чем не виновата. Ни в чем!
Слова доходили до нее словно откуда-то издалека, приглушенные туманом, не имевшим ничего общего с погодой. «Часами, часами»… Она не слышала ни фырканья мулов, ни стука копыт лошади начальника полиции, ни скрежета птичьих когтей по крыше, ни лая собак – все тонуло в каком-то странном облаке.
Ночью Нерида не сомкнула глаз, пытаясь найти выход. Денег деда она не нашла. Мулы и фургон ей не принадлежали, так что продать их она не имела права. Кроме того, если в повозке действительно были деньги, они достались бы покупателю. Заревев от отчаяния, Нерида уснула, но и во сне ей не было покоя.
Громко залаяли собаки. Кто-то шел к конюшне. Псы заскреблись в дверь, и Слоун впустил их. В стойло ворвался свет. За дверью стояли Элиас Дакворт с полотенцем на шее и Салли Катберт. Они молча смотрели на Слоуна и Нериду, словно впервые их видели.
– Ну, в чем дело? – наконец спросил Макдонох.
– Мистер Ван Скай, Слоун, – ответил Элиас. – У него второй приступ.
– Сейчас с ним Бейли, – добавила Салли. – Он считает, что на сей раз мистеру Ван Скаю не выкарабкаться.
Нерида бросилась бежать. Джесс и Капитан запоздало залаяли вдогонку. Надо успеть выслушать деда, пока не поздно. Но в ушах звенели слова Слоуна – слова, которые нужно было побыстрее забыть. Из глаз снова хлынули слезы. Как бы быстро она ни бежала, ей не скрыться. Если только эти слова что-то значат… Если эти слова значат то, о чем она думает… Нет, ничего они не значат и не могут значить, и безумие мечтать об этом… Они брошены в припадке злобы и презрения. Если бы их прошептали ей на ухо…
– Я мог бы держать тебя так часами, – сказал Слоун, не догадываясь, что именно этого она и желала.
Врач молча кивнул ей.
– Он умер? – спросила Нерида.
– Осталось недолго. Я бессилен.
Они стояли в гостиной пансиона. Вокруг толпились любопытные. Нерида смутилась под взглядами дюжины мужчин, но быстро отогнала это чувство.
– Дед в сознании? Можно поговорить с ним?
– В сознании, но разговор утомит его.
– Если он все равно умрет, какая разница?
Бейли бросил на девушку презрительный взгляд, но отступил в сторону и пропустил ее в коридор.
Она ожидала увидеть бледного и слабого старика, но на кровати лежал почти скелет, в котором было невозможно узнать прежнего доктора Меркурио.
Нерида отвернулась. Тонкий, пронзительный голос произнес ее имя.
– Нед! Это ты?
– Да, дедушка.
Она встала на колени, чтобы оказаться с Норманом лицом к лицу.
– Я ждал тебя вчера, – тоном избалованного ребенка заявил он.
– Я не могла прийти. Весь день лил дождь.
– Знаю, знаю. Вот и Салли говорила то же. А я уж было подумал, что ты взяла фургон и уехала…
Чувство вины заставило Нериду затаить дыхание. Теперь она не посмеет спросить его о деньгах.
– Все еще пасмурно? – нарушил молчание дед. Глаза его были закрыты.
– Нет, недавно выглянуло солнце. Наверно, днем будет жарко.
– Это хорошо. Не люблю холод, от него ломит кости и грудь. Трудно дышать, – скороговоркой произнес он. – Я устал, Нед. Ты не против, если я вздремну?
Если он сейчас уснет… Рискнуть или нет?
– Ладно, отдыхай. Но нужно заплатить доктору и миссис Катберт. У нас есть какие-нибудь деньги?
Тонкие, бескровные губы скривились в усмешке. Не открывая глаз, дед промолвил:
– У меня в шляпе лежит двадцатидолларовая монета. За лентой. А теперь дай мне уснуть, Нед. Дай уснуть…
Нортон Ван Скай то приходил в себя, то терял сознание. Время от времени он бредил, разговаривая с незнакомыми людьми. Однажды дед назвал внучку Кейти, вспомнив жену, умершую при родах почти полвека назад; потом принялся ругать ее за связь с богатым барчуком… Нерида отвечала ему как могла, но едва ли в этом был толк. Наверно, он слышал только то, что хотел.
Ей придвинули стул, кто-то принес хлеб и тарелку супа, но девушка не могла есть. Несколько раз возвращался доктор Бейли, щупал у больного пульс, безнадежно качал головой и уходил снова.
Нервы Нериды напряглись до предела. Надо было действовать. Она не могла остаться здесь на ночь. Ни печальные обстоятельства, ни репутация миссис Катберт не спасли бы девушку, вздумай она переночевать под одной крышей с дюжиной мужчин.
– Но не могу же я позволить ему умереть в одиночку, как маме! – взмолилась она, не замечая, что говорит вслух. – Я должна была быть с ней, но не сумела. Нет, дедушка не умрет без меня!
Нерида опустила голову на подушку. Доктор и в первый раз не был уверен, что Нортон выживет, но старик выкарабкался. А сейчас он еще упрямее цеплялся за жизнь. Девушка принялась считать его пульс и незаметно уснула…
Очнулась Нерида в совершенно другом месте. Она одетая лежала на кровати в спальне Слоуна Макдоноха.
Путаясь в простынях, девушка выбралась из постели, выскочила на лестницу и чуть не врезалась в Джози.
– Наконец-то ты проснулась, – деланно ласково произнесла женщина.
– Где дедушка?
Тон Джози моментально переменился.
– Внизу. Нет, он еще не умер, – кисло добавила она вслед стремглав несущейся по лестнице Нериде.
Ворвавшись в гостиную, девушка в нерешительности остановилась и вдруг заметила приоткрытую дверь, на которую раньше не обращала внимания. Она осторожно заглянула в комнату.
– Входи, Нед, – пригласил Нортон. – Как, хорошо придумал начальник?
На окне висела простыня, постелью больному служил диван, рядом стоял столик с лекарствами.
– Дедушка, мне это не нравится…
Он слегка пожал плечами, демонстрируя покорность судьбе.
– Что делать, малышка? Это ведь ненадолго. Я чувствую себя намного лучше.
Кому Нортон морочил голову – себе или ей? Выглядел он хуже прежнего, но в окрепшем голосе появилась знакомая упрямая нотка.
Нерида без сил опустилась на стул, разбираемая страхом, смущением, любопытством и досадой, и вдруг услышала знакомый голос.
– Это моя идея, – спокойно признался Слоун.
Как обычно, она не услышала прихода хозяина и теперь таращила глаза.
– Да, Нед, когда ты задремала, пришел начальник и сказал, что он обо всем договорился со своей хозяйкой.
– Да уж…
Нерида бросила на Слоуна настороженный взгляд, он без колебаний поглядел ей в глаза. Нет, бежать, бежать из этой ловушки, пока ее не связали по рукам и ногам!
Все повторилось. Когда умерла мать, Нерида не знала, как жить дальше, но тут явился дед и помог ей удрать. Сейчас помочь некому. Придется все решать самой. Пусть эти двое шепчутся хоть целый день, а ей нужно побыть одной, иначе можно сойти с ума.
– Прошу прощения, джентльмены. Я хочу сводить мулов на водопой и искупаться.
– Ванна к вашим услугам, мисс Ван Скай…
– Я знаю, что здесь к моим услугам, а что нет, мистер Макдонох, – парировала Нерида. – Предпочитаю помыться в речке. Раз уж вы решили перевезти дедушку сюда, последите за ним. Я ненадолго.
Она гордо удалилась через черный ход. Сидевшие на крыльце Джесс и Капитан радостно запрыгали вокруг. Бросив взгляд на свои грязные ботинки, Нерида пришла в ужас. Нет уж, лучше идти босиком…
Воздух прогрелся, но трава оставалась сырой. Нериду пронизала дрожь. Она непроизвольно оглянулась и заметила взгляд Джози, стоявшей у окна спальни. Вот и еще одна причина бежать из этого проклятого дома…
Нерида вывела из конюшни мулов, перекинула через плечо узелок с мылом, мочалкой и чистым бельем, села верхом на Хаффа, а Дэна повела в поводу. Они немного поупирались, но затем охотно потрусили к купе ив, расположившейся в паре миль от города.
Денек разгулялся. Грозовые тучи отнесло далеко на восток. Дул теплый ветерок, над горизонтом стояло жаркое марево.
Вода в реке поднялась, но в широких местах течение было не таким быстрым. Нерида спешилась и осмотрелась. Вокруг не было ни души. Не тратя времени, она привязала мулов в тени густой ивы, разделась, схватила мыло и мочалку и шагнула к реке.
Как она и думала, вода оказалась холодной, но нежное прикосновение к коже было невыразимо приятным. Нерида быстро вымылась, но долго отжимала волосы. Полотенце у нее было только одно, и оставалось надеяться лишь на жаркое солнце.
Дрожа от холода, Нерида вскарабкалась на скользкий берег и направилась к дереву за полотенцем. Она выругала себя за то, что не догадалась прихватить покрывало, в которое можно было бы завернуться. Вдруг неподалеку фыркнула лошадь, и девушка застыла на месте.
Ни Хафф, ни Дэн, мирно пасшиеся рядом, не могли издать такого звука…
Когда Нерида наконец отважилась вывести мулов из-под ивы, взошла луна. Сев верхом на Хаффа, она бросила еще один взгляд в сторону Кокерс-Гроува и в ту же минуту услышала стук копыт.
Первым ее побуждением было вернуться обратно. Нет, слишком поздно: наверняка всадник уже заметил их. По прерии, озаренной лучами заката, скакал Слоун Макдонох.
На фоне неба четко вырисовывались фигуры двух мулов, но он не видел Нериды. Ах, слава Богу! Вот она, верхом на переднем. Отчаянное беспокойство тут же сменилось гневом. Слоун пришпорил лошадь и натянул поводья лишь в пяти футах от мулов.
– О Господи, Нерида! Что случилось? Дед чуть с ума не сошел. Где ты была? Почему не вернулась?
Прежде чем девушка успела ответить, Макдонох покрыл ее лицо безумными, дикими поцелуями. Раз за разом его язык вонзался в губы Нериды.
– Я думал, ты сбежала, – задыхаясь бормотал он. – Уже почти стемнело, а тебя все нет и нет. – Поцелуи становились все более страстными. – Будь ты ребенком, я бы высек тебя.
Тяжело дыша, они оторвались друг от друга, но долго не могли вымолвить ни слова. Пальцы Слоуна продолжали ласкать лицо девушки.
– Но, слава Богу, ты не ребенок…
Все тревоги остались позади. Сейчас Слоуна волновали только ее губы.
Воспользовавшись моментом, мулы опустили морды и принялись щипать траву. Нерида опомнилась и выскользнула из объятий Слоуна.
– Не надо так, – попросила она, вытянув перед собой руки с зажатыми в них поводьями.
– А как надо? – снова вспыхнул Слоун. – Я должен был поговорить с уцелевшим в драке, а вместо этого пришлось ждать тебя. И дед чуть не взбесился.
– С ним все в порядке? – виновато вспыхнув, спросила Нерида.
Слоун покачал головой.
– Не знаю. Когда я уезжал, он чувствовал себя неплохо, но чертовски волновался.
Нерида подняла к нему полные слез глаза.
– Я никогда бы не бросила его. Мне и в голову не приходило, что придется задержаться. Нужно возвращаться, Слоун.
Сильные руки сомкнулись на ее талии.
– Нет, – прошептал он, бережно снимая Нериду со спины мула и опуская наземь. – Еще рано…
Слоун говорил так нежно, что девушка поняла: ей тоже не хочется возвращаться. Еще будет время рассказать ему о случайно подслушанном разговоре Бенуа Харгроува с человеком по имени Фиск. Уйма времени… Его объятия были такими крепкими, поцелуи такими страстными…
– Пойдем под иву, – пробормотала Нерида, припадая к его плечу. Слоун потерся щекой о ее волосы и поцеловал в висок. – Но надо будет поторопиться: уже почти стемнело.
Закат догорал. Над горизонтом показался узкий лунный серп, замерцали звезды. С наступлением темноты стало прохладно, и Нериду познабливало. Слоун развязал притороченный к седлу вьюк, вынул покрывало и расстелил его под старой ивой.
– Иди сюда, – негромко сказал он, глядя на белеющую во мраке рубашку.
Девушка сделала шаг, но тут же попятилась.
– Нет, Слоун, не могу. Нужно возвращаться к дедушке.
– Иди сюда, Нерида. Иди сюда, пока не замерзла до смерти.
– Мне не холодно, честное слово! Нельзя оставлять деда одного. И поговорить надо. Я не думала уезжать надолго, но стоило мне помыться, как случилось такое…
Слоун не мешал ей говорить, но целовал так нежно, как никогда прежде, и девушке передалось его возбуждение.
Слоун оторвался от ее губ и прошептал:
– Я люблю тебя, Нерида. Боже, как я люблю тебя!
Девушка отвернулась. Она еле дышала. Слова, которые предстояло сказать, разрывали ей сердце, но пора взяться за ум.
– Нет, пожалуйста, Слоун. Нельзя, нельзя… – Пока она окончательно не потеряла голову, нужно рассказать про зловещие планы Харгроува. – Ты не слушаешь! Мы должны вернуться и забыть об этом. Сегодня днем случилось…
– Забыть об этом? – Он погрузил пальцы в ее волосы, притянул к себе и безжалостно впился в губы, не давая вздохнуть. И только когда девушка начала терять сознание, Слоун оторвался от ее рта. – Забыть об этом? Нет, Нерида, никогда!
– Но это нечестно! – воскликнула она, не пытаясь вырваться. Ее пальцы скользнули под кожаную куртку и сквозь рубашку ощутили тепло мускулистого мужского тела. Лунный луч осветил его лицо, и завороженная Нерида прошептала: – Слоун, неужели ты не видишь, что я тоже люблю тебя? Прости меня Господь, я полюбила тебя с той самой минуты, как ты схватил меня за руку и потащил в тюрьму.
– Я считал тебя мальчиком.
– Но я-то знала правду.
Трепетные пальцы Слоуна гладили ее лицо. Хорошо, что он не видит ее глаз…
– Ты поэтому согласилась пойти со мной?
– Потому что влюбилась? – Она тихонько рассмеялась. – Может быть. Но тогда я больше думала о том, что умираю с голоду.
– Так вам нечего было есть?
– Это неважно. Давай собираться.
– Нет. Мы должны поговорить. Сию минуту.
Нерида встревожилась. Голос Слоуна стал ледяным. Она хорошо помнила, что делалось в такие минуты с его лицом: глаза темнели, на скулах начинали играть желваки, и тому, на кого он устремлял немигающий взгляд, секунды казались часами. Девушка поежилась.
– Я по-прежнему у тебя под арестом?
– Если хочешь, да.
– И ты не дашь мне вернуться в город?
Ее рука скользнула к портупее. В мгновение ока Слоун одной рукой схватил Нериду за запястья, а другой прижал ее голову к своему плечу.
– Будь ты проклята! – выругался он. – Да, не дам, можешь быть уверена! Какого черта…
– Нет, будь ты проклят, Слоун Макдонох! – выкрикнула она. – Хочешь пристрелить меня при попытке к бегству? А сначала приложишь дуло к виску и…
– Прекрати, Нерида…
Боль и мука прозвучали в этом шепоте, но девушка закусила удила.
– … И заставишь раздвинуть ноги, как последнюю шлюху или…
– Прекрати, Нерида!
– … Или как мою мать, которая так любила этого сукина сына, что готова была для него на все, и…
– Прекрати, ты, маленькая…
– Нет, Слоун Макдонох, не прекращу! Потому что ты добьешься своего, а мне останется смотреть, как ты довольный возвращаешься к жене!
Внезапно его хватка разжалась, и Нерида поняла, что Слоун злится не на нее, а на себя. Девушка открыла рот, чтобы попросить прощения, но вырвавшийся у Слоуна горький смешок заставил ее умолкнуть.
– Дурочка, именно об этом я и хотел рассказать, но ты не пожелала слушать.
С каждым словом голос его становился мягче. Он нежно провел пальцем по ее щеке и заправил локон за ухо.
– Я не женат, Нерида, и никогда не был женат. Джозефина Притт Макдонох мне не жена, а мачеха.
Если бы Слоун не держал ее, девушка кинулась бы бежать, не разбирая дороги.
– Врешь, – выдохнула она, не веря своим ушам и пытаясь разглядеть в темноте глаза Слоуна.
Новый смешок бросил ее в дрожь.
– Нет, сейчас не вру. Но последние десять – нет, одиннадцать лет каждый день только этим и занимался.
В нем вновь вспыхнул старый гнев, неистовый, как пламя, охватившее сухое дерево.
– Будь ты проклята, Нерида Ван Скай, – пробормотал Слоун, привлекая к себе ни в чем не повинную девушку. – Зачем я тебе все рассказал?
Но Нерида уже поняла, что за этим гневом кроется неистовое желание. Желание, которому невозможно противостоять.
Боже милосердный, как она желала его – здесь, сейчас, на холодной, мокрой траве под ивой!
Нерида вновь прижалась к его губам. Используя только что полученный урок, она отплатила Слоуну той же монетой и просунула язык ему в рот. Макдонох издал гортанный стон. Ласкавшие Нериду руки задрожали от нетерпения. Слоун притиснул к себе ее бедра.
– Да, – ответила девушка на его безмолвный вопрос.
Он расслабил объятия, и Нерида чуть не упала. Ее не держали ноги.
Тишину нарушал только плеск реки и стрекот кузнечиков. Даже ветерок перестал играть безжизненно поникшими ветвями ивы.
– Сядь, Нерида, – негромко сказал изумленный Слоун. После ужасного признания тяга к девушке должна была исчезнуть, но этого не произошло. Неужели такое возможно? Он отвернулся, бросил взгляд на безмятежную гладь реки и нежно повторил: – Сядь, Нерида. Не будь дурочкой, не пытайся бежать. Споткнешься о корень, врежешься в дерево, упадешь в реку и утонешь.
Спокойный, рассудительный Слоун Макдонох… Она чуть не возненавидела его.
Непокорные пуговицы наконец поддались, она сбросила рубашку, отшвырнула ее и бросилась к Слоуну. От воды тянуло холодком. Один толчок, и она окажется в реке. Нет, Слоун не будет рисковать, не то что она.
– Ты так любишь ее?
– Джози? – тут же догадался он. – Нет. Никогда не любил.
– Значит, ты просто… хочешь ее? – выдохнула Нерида.
Все куда-то исчезло, осталось лишь стремление убедиться, что он тоже желает ее, как бы ни пытался с этим бороться. Да, это так! Слоун провел кончиками пальцев по ее губам и тихо произнес слова, прозвучавшие небесной музыкой:
– Я никогда не хотел ее, Нерида. Никогда никого не хотел так, как хочу тебя.
Девушка поцеловала его пальцы и прижала их к пуговицам нижней сорочки. Секунду Слоун колебался, но потом принялся уверенно расстегивать их. Трепещущая Нерида потянулась к ремню с кобурой.
На сей раз он не остановил девушку, и вскоре портупея с мягким стуком упала на траву.
Нерида стянула с себя сорочку, бросила на землю и взялась за юбку, но Слоун перехватил ее руки.
– Не надо так торопиться.
– Не могу. Не хочу терять ни секунды.
Она стащила с него кожаную куртку с холодной колючей звездой и взялась за рубашку.
– Что-то вот-вот взорвется внутри, – задыхаясь лепетала она. – Не могу, не могу… Ты не представляешь, как я боюсь, но не могу и не хочу останавливаться.
Нерида расстегнула последнюю пуговицу и вытащила рубашку из брюк Слоуна. Он подхватил девушку и понес ее на расстеленное под ивой покрывало. Развевающиеся полы рубашки задевали ее обнаженные соски. Макдонох нагнулся и прижался губами к содрогающемуся телу.
– Тебе холодно, – сказал он, опуская Нериду на покрывало и пытаясь закутать ее.
– Нет. Я не замерзну, пока ты со мной.
Девушка протянула руки. Эту дрожь не уняли бы все одеяла Канзаса, но она тут же исчезла, стоило Слоуну зарыться лицом в ложбинку между грудями и провести волосами по ноющему соску. А от прикосновения напрягшегося тела к ее бедру внутри вспыхнул яростный пожар.
С ее помощью Слоун наконец избавился от рубашки и скинул сапоги. А затем тонкие пальцы, прежде искусно вынимавшие кошельки, взялись за пуговицы на брюках. Он знал, о Боже, как он знал, что имела в виду Нерида, когда говорила про взрыв внутри!
И больше не было ни нежных ласк, ни боязливых вопросов, ни тихих ответов, ни жгучих поцелуев. Два охваченных страстью тела освободились от остатков одежд и наконец соединились.
Нерида без усилий приняла его в себя, ощутив томительную и сладостную боль, неотделимую от овладевшего ею дикого желания. Она отбросила всякую осторожность, окончательно потеряла голову и покорилась судьбе. И когда спустя несколько секунд, исполненных неистового пыла, внутри действительно что-то словно взорвалось, она беспомощно вскрикнула.
Нерида медленно открыла глаза. Легкие еще работали как мехи, сердце бешено колотилось, но девушку уже затопила волна неслыханного счастья. Она вновь обрела способность думать и видеть. Склонившись над девушкой, Слоун внимательно смотрел ей в лицо. Он тоже тяжело дышал, руки его дрожали.
– Прости, – прошептал Макдонох и нежно поцеловал Нериду.
Слоун хотел подняться, но она обхватила его ногами, а затем отвернулась, сгорая от стыда.
Он чмокнул Нериду в мочку уха и тихонько рассмеялся.
– Не надо стыдиться. Мужчинам нравится чувствовать себя желанными.
– Но ты просил прощения. Значит, это ты стыдишься.
– Стыжусь, но не того, о чем ты думаешь. Я просил прощения за то, что причинил тебе боль. Если бы я знал, что ты девушка, справился бы лучше.
– Лучше? – недоверчиво переспросила она. – Неужели бывает лучше? Я чуть не умерла. Было так чудесно, что не хотелось воскресать.
Да, Нерида мечтала о том, чтобы все вокруг вновь заволоклось прекрасной сияющей пеленой. Именно поэтому она не выпускала мужчину из своих объятий, гладила его плечи, спину, ощущая, как под ее ладонями твердеют мускулистые ягодицы…
– Ох, милая, ты и представления не имеешь, как это бывает… – вздохнул Слоун, чувствуя, как в нем снова пробуждается желание. Желание, которое минуту назад считал полностью удовлетворенным.
– Значит, тебе не понравилось?
– О нет, очень понравилось! Но скажи мне, девочка, ради Христа, разве может мужчина сохранить голову на плечах, когда с ним обращаются подобным образом?
Нерида вцепилась ему в зад и прорычала:
– Я не девочка!
Он засмеялся и поцеловал ее в нос.
– Нет, не девочка, но пока еще и не женщина. И если не отпустишь меня, то скоро сама пожалеешь.
Да, пожалуй, он был прав. Экстаз миновал, начала возвращаться боль. Но даже сейчас выпустить его означало лишиться части самой себя.
– Это неважно. Я хочу, чтобы тебе было хорошо. Не хочу, чтобы ты разочаровался.
– Разочаровался? Почему?
– Ты сказал, что могло быть лучше.
Нерида продолжала поглаживать его бедра, и Слоун умолк. Наслаждение заставило его на секунду забыть о благих порывах.
– Могло, но это моя вина. Как тебе сказать… Ну, в общем, я потерял контроль над собой.
– А сейчас восстановил?
Ах, если бы! Тогда он бы немедленно оторвался от нее, одел, закутал в одеяло, посадил на мула и отправил прямиком в Кокерс-Гроув, а сам хорошенько искупался бы.
Вместо этого Слоун опустил голову и опять припал к ее губам. Но стоило волшебным девичьим пальцам подняться к его плечам, как Макдонох сумел заставить себя отпрянуть. Она вскрикнула и снова попыталась притянуть его к себе, но Слоун не позволил.
– Почему? – спросила она дрогнувшим от обиды голосом.
– Не спрашивай, Нерида. Одевайся и едем домой. Предстоит куча объяснений.
Слоун сознавал, что говорит тоном провинившегося школьника. Впрочем, он действительно чувствовал себя виноватым. Лишь бы это ощущение не передалось Нериде!
– Да, это моя вина, – повторил он, пытаясь отвести глаза от туманного силуэта, распростертого на покрывале. Будь хоть чуть-чуть светлее, он не сумел бы оторваться от этого обнаженного, горячего, охваченного желанием тела. Но даже во мгле его тянуло к Нериде. – Что делать, я всего лишь человек…
Она подняла глаза, но тут же отвела их в сторону. Оказывается, было совсем не так темно, и девушка увидела то, что раньше лишь ощущала. Ее охватила непонятная досада. Неужели с него достаточно? Слоун Макдонох взял – нет, получил в дар – все, чего хотел. Нерида постепенно приходила в себя и начинала видеть истину. Как обычно, правда была болезненной; впрочем, Нерида давно привыкла к этому. Ложь может на время заглушить боль, но никогда не заставит ее исчезнуть.
Из слов Слоуна можно было понять, что он не спал с Джози. В маленьком городке начальнику полиции трудно найти женщину: слишком на виду эта должность. Если бы он сразу понял, что перед ним не девочка-замарашка, а взрослая девушка, тут же воспользовался бы предоставившейся возможностью… Нерида поняла, что вела себя так же, как ее мать. И так же, как мать, могла забеременеть. Она решительно поднялась и сбросила наваждение. Слоун намекнул, что обо всем позаботился, но… береженого Бог бережет. Расхлебывать кашу всегда приходится женщине.
– Куда ты? – окликнул Слоун, когда она безмолвно прошла мимо.
Миновав заводь под ивами, Нерида направилась к глубокому месту с быстрым течением. Слоуна словно ножом в живот ударили. Он бросился следом. Камни резали босые ступни, холодные струи лизали лодыжки, но он успел схватить девушку за руку.
– Отпусти, – спокойно приказала Нерида. Вода доходила ей до колена.
– Черт возьми, не отпущу, пока ты не скажешь, что собираешься делать!
– Надо отвечать за свои поступки. – Тон ее был холоднее речной воды.
– И что это значит?
Звезды светили ярче, чем он думал. Они озаряли не только растрепанные золотистые волосы, но и слезы, повисшие на кончиках ресниц. Нерида не моргнув встретила его взгляд, однако не попыталась вырваться.
– Не хочу кончить, как моя мать, и произвести на свет незаконнорожденного.
– Лучше выйди…
Она промолчала. К чему объяснять, что у нее и в мыслях не было утопиться? Мать была готова ради любимого сделать любую глупость. Видно, дочь уродилась в нее. Нерида позволила вытащить себя на берег, но на этот раз Слоун не повел ее под иву.
– Постой здесь, на свету, – приказал он.
Через минуту Макдонох вернулся с ворохом одежды в руках и протянул ей влажную юбку. Девушка сдавленно всхлипнула и вдруг залилась слезами. А этот бессердечный человек стоял рядом и держал ее мятую рубашку. Он ее презирает и ненавидит. Это было ужаснее всего. Не лги себе, Нерида. Произошло непоправимое. Слоун отдал ей рубашку и начал невозмутимо одеваться сам.
– Я не собиралась кончать с собой, – выпалила Нерида. – Можешь думать обо мне что угодно, но на это я не способна. – Слезы капали одна за другой. Неужели он так и будет молчать? – Я только хотела предохраниться. Девушки в Бостоне говорили, что надо искупаться в реке и смыть…
Договорить не дали рыдания. Слоун молча прижал девушку к груди. Слова были ни к чему. Ничто не могло бы разубедить ее лучше, чем эти нежные объятия и поцелуй в висок.
– Ты ненавидишь меня? – всхлипнула Нерида.
– Нет, милая. Как ты могла подумать? Просто я злюсь на свою глупость, вот и все. Что мне пришло в голову?
Это было похоже на правду. Во всяком случае, она придираться не станет.
– Если родится ребенок, я сделаю для него все, что могу. Не брошу на ступенях церкви, не сдам в приют. Если ты захочешь меня бросить, я сразу уйду. А если захочешь оставить, я согласна на что угодно, лишь бы быть рядом.
Эти слова вонзились в него, как клинок.
– Нет, Нерида, – тихо произнес Слоун, – все не так. Я бы никогда не пошел на это.
И тут детство окончательно оставило ее. Ребенок внезапно стал грустной, взрослой и мудрой женщиной.
– Нам не остается ничего другого, Слоун.
Слезы на щеках еще не высохли, но Нерида больше не плакала. Она провела пальцем по его губам, а потом поцеловала.
– Мы лишь тени, звездные тени… И так будет всегда.
Слоун долго держал ее в объятиях. Когда девушка успокоилась, он дал ей время одеться, застегнул пояс и приторочил к седлу вьюк с постелью.
Хотя Нерида и не нуждалась в помощи, Макдонох подсадил ее на Хаффа, взгромоздился верхом и тронул поводья.
Девушка закрыла глаза. Нет, только не оглядываться! Слез больше не было, осталась только тягучая пустота в сердце.
Какое-то время они ехали молча, но долго так продолжаться не могло. На полпути до города Нерида заговорила.
– Мы не можем сказать им правду, – промолвила она, ничем не обнаруживая своих чувств, и ощутила пронзительную боль, когда Слоун с готовностью согласился. Он даже придумал, что соврать.
– Как ты думаешь, дед поверит, если сказать ему, что мулы убежали, а тебе пришлось их ловить?
– Едва ли. Впрочем, я постараюсь его убедить. А вот как быть…
– С Джози? Не знаю. Ей-Богу, не знаю.
Нерида чуть не вскрикнула. Ее захлестнула радость, когда Слоун признался, что Джози ему не жена. И он не лгал, когда говорил, что не любит и не хочет ее. Но что-то связывало его с этой женщиной. Что-то более сильное, чем брачные узы или влечение, заставляло его лгать снова и снова.
Когда они вернулись, в доме было темно. Даже фонарь на крыльце не горел. Залаяли собаки, но больше никто не откликался. У Нериды волосы встали дыбом. Входная дверь оказалась незапертой. Они вошли в гостиную.
– Дедушка… – негромко позвала Нерида. – Ты здесь?
Чиркнула спичка, и девушка прикрыла глаза от света. На нижней ступеньке стояла Джози Макдонох.
– Вернулись все-таки. – Джози зажгла свечу. – Я начала волноваться.
– Где дедушка? – спросила Нерида.
– О, старичок в полном порядке. По крайней мере, сейчас.
– Ты пьяна! – воскликнул Слоун.
– Я? Есть немножко. Надо же чем-то заняться женщине, ждущей мужа… Тебя слишком долго не было.
– Дедушка… Дедушка… – шептала Нерида, ощупью пробираясь в комнату. Она нашла в темноте исхудалую руку и потрогала пульс.
– Мы просто слегка выпили на пару, вот и все, – объяснила Джози. – Он спит.
Рука была влажная и прохладная, но не холодная. Видимо, прикосновение потревожило деда: он пробормотал что-то неразборчивое…
– Как вы посмели? – гневно обернулась Нерида.
– Что? Нет, это как ты посмела, сучка? Мой муж…
– Я рассказал ей правду, – сухо и спокойно прервал Слоун.
Но Джози это не остановило. Нерида как зачарованная следила за разыгрывавшейся у нее на глазах драмой.
– Правду, Слоун? Всю? Или только часть? Конечно, часть, и только ту, которую хотел. Всю правду ты не расскажешь никому. Не посмеешь.
Джози торжественно прошла в гостиную и зажгла обе лампы. Мрак рассеялся. Так же церемонно она вручила Слоуну подсвечник. Нортон, побеспокоенный светом, громко захрапел.
– Иди спать, Джози, – принялся уговаривать Слоун. – Поздно. Все мы устали.
– Я вовсе не устала, Слоун. Похоже, ты не жаждешь, чтобы девчонка узнала остальное. И где ты собираешься спать? Не думай, что я пущу тебя в постель после того, как ты и эта лживая потаскушка…
Он хлестко ударил Джози по щеке. Женщина отшатнулась и осела на нижнюю ступеньку.
– Думаешь, это остановит меня, Слоун?
Его кулаки сжались, но не для нового удара. Он пытался успокоиться. Нериде хотелось утешить Макдоноха, но она боялась подойти ближе. Джози тоже увидела этот жест и злорадно улыбнулась.
– Очень похоже на Сан-Ривер, верно? Не говори, что ты забыл. Ты все помнишь не хуже меня.
Нерида проследила за взглядом Слоуна и похолодела. Пьяная Джози разительно изменилась. Спутанные каштановые волосы рассыпались по плечам. Теперь, при свете ламп, обострившиеся черты лица и морщинистая, увядшая кожа неумолимо выдавали ее возраст.
– Боишься вспоминать, правда, Слоун? – продолжала Джози. – Странно. Он не боялся, а ведь ты так похож на него! Рэндалл был совсем другим. Все считали их копией друг друга, но я-то видела, что это не так. А я слишком хорошо знала их обоих.
Она схватилась за перила. Слоун дернул ее за руку, поднял и потащил по лестнице.
– Хватить болтать.
В голосе Макдоноха не осталось ни гнева, ни волнения. Казалось, он ведет в тюрьму очередного пьянчужку. Но Джози упиралась и оборачивалась к Нериде.
– Знай, он никогда не бросит меня! Для этого он слишком благороден. А вот в Рэндалле не было ни капли благородства, правда, Слоун? Одно занудство. Упрямый, избалованный зануда, пыжащийся от чванства. Если бы Слоун позаботился о Рэндалле, ничего бы не случилось, потому что Слоун благородный, Слоун всегда прав, Слоун думает обо всех, Слоун то, Слоун се… Правда, Слоун? Обо всех, кроме родного брата…
Она вновь плюхнулась на ступеньку. Макдонох, стоявший чуть выше, не торопился поднимать мачеху. Может быть, он хотел дать ей выговориться? Какая разница… Нерида откашлялась.
– Начальник, я больше не хочу беспокоить вас. Спасибо за гостеприимство и за то, что помогли поймать мулов. – Ложь, снова ложь! Но только так можно выжить в этом мире. – Сейчас я запрягу их в фургон и вернусь за дедушкой. Было бы нечестно продолжать доставлять вам хлопоты.
Он попал в ловушку. Чтобы остановить Нериду, Слоуну пришлось бы переступить через Джози, но этого не позволяло благородство. Слишком старой и крепкой была их связь.
Нерида открыла дверь, и рыжий кот первым вылетел в темноту. Девушка готова была выйти следом, но услышала за спиной крик Джози:
– Черт побери, Слоун, ты не сделаешь этого!
Радость обожгла ее. Нерида обернулась. Слоун протиснулся мимо Джози, подошел и закрыл дверь.
– Ты не уйдешь, Нерида, – тихо сказал он.
– Я должна, – прошептала девушка, надеясь, что Джози ее не слышит. – Сам знаешь, я не могу остаться. Так будет лучше.
На секунду показалось, что Макдонох хочет поцеловать ее. Нерида собрала остатки сил.
– Слоун, пожалуйста… Дед умирает. Если он останется здесь, это ничего не изменит, только продлит агонию. – Слезы текли по щекам, но она не чувствовала этого. – У него тоже есть гордость. Пусть лучше он умрет в прерии…
– А что потом?
– Честно говоря, не знаю.
Решение было принято. Нерида выпрямилась, открыла дверь и вышла на крыльцо.
Слоун не пошел за ней, но Джози истерически выкрикнула вслед:
– Он убил их! Убил своего отца и брата!
Прошло около часа. Нерида запрягла мулов, проверила состояние фургона, но при этом неотступно думала о последних словах Джози. Это могло быть и ложью, однако поведение Слоуна доказывало, что он по крайней мере чувствует себя ответственным за смерть брата и человека, который называл Джози своей женой. Обстоятельства их гибели сейчас роли не играли. Главное было в другом: в гордости и благородстве Слоуна. Нерида не смогла бы нанести им урон.
Когда девушка пригнала фургон к дому, у нее не оставалось ни малейшей надежды на будущее. В гостиной по-прежнему горели две лампы. Рыжий кот, которому наскучило шляться по улице, сидел на крыльце и утробно орал.
– Поедешь со мной? – спросила Нерида. – Начальник найдет тебе другого беспризорника.
Она постучалась. Ответа не было. Толкнув дверь, девушка обнаружила, что та заперта на засов.
– Черт побери, – пробормотала Нерида. Неужели Слоун мог так поступить?
В окошко было видно, что пьяный дед спит беспробудным сном. Кот вонзил когти в твердое дерево, разозленная девушка отпихнула его в сторону и обнаружила, что тот сидел на сложенной бумажке. Неужели новая листовка? Нет, слишком мала. И краской не пахнет…
Она поднесла листок к окну, развернула его и начала читать.
«Ты сама сказала, что у вас нет припасов, – писал Слоун, – и денег, чтобы купить их. Как полицейский, я не могу толкнуть тебя на кражу. Без деда ты не уедешь. Поговорим утром».
Нерида смяла записку и швырнула ее в стекло. Бумажный комок упал на крыльцо. На него яростно накинулся кот и разорвал в клочья.
Что-то холодное ткнуло Нериду в нос, и она проснулась. Рядом сидел одноглазый кот.
В окошко фургона пробивался солнечный свет. Должно быть, Слоун уже встал и готовит себе завтрак. У девушки заурчало в животе. Ела она вчера или нет? Слоун, как всегда, был прав. Последнее печенье она давно догрызла, а ничего другого в фургоне не оставалось.
Она вылезла из-под одеяла. Было куда теплее, чем прошлой ночью. Нерида сладко зевнула и вдруг услышала тихий стук в дверь.
– Кто там?
– Это Слоун, Нерида. Открой мне.
Господи, неужели она увидит его напоследок и они попрощаются как люди? Нерида вынула засов и распахнула дверь. Кот шмыгнул наружу.
– А я-то думал, что ты сбежала! – обрадовался Слоун.
– Дедушка проснулся? – спросила Нерида, осторожно вылезая из фургона.
– Да. Но он хотел, чтобы сначала ты поговорила со мной.
Она порылась в кармане и вручила ему золотую монету.
– Вот, возьмите. Заплатите доктору, миссис Катберт и всем, кому мы задолжали. Кое-что осталось и на припасы, так что краж в Кокерс-Гроуве не будет.
– Дед не собирается уезжать, Нерида. Поэтому он и хотел, чтобы я поговорил с тобой.
Она часто замигала и прошептала:
– Не может быть…
Слоун не мог противиться искушению и положил руки на ее худенькие плечи.
– Твой дедушка стар, измучен и напуган. Через день-два можешь предложить ему отправиться в дорогу, а пока дай старику отдохнуть.
– Здесь? В вашем доме? Простите, мистер Макдонох, это невозможно.
Слоун не стал ее переубеждать. Никуда она не уйдет!
– Думаешь, мне будет легче, если ты уедешь?
Ответа пришлось подождать. И в это время со стороны железной дороги донесся заунывный свисток. Девушка вздрогнула, лицо ее побелело, глаза расширились. Она схватила Слоуна за руку и задохнулась от ужаса.
– О Боже, Слоун! Я забыла!
Нерида подобрала юбки и бросилась бежать. Слоун в три прыжка догнал ее.
– Что за черт? Куда тебя понесло?
– Скорей! – крикнула она. – Сейчас на вокзале кого-то подстрелят! Я подслушала это вчера и пыталась рассказать, но ты не дал, а потом я все забыла. А когда вспомнила, ты запер дверь. Поезд подходит!
– Кто кого подстрелит? Кто говорил об этом?
– Харгроув и какой-то человек по имени Фиск. Фиск должен был стрелять со стороны трущоб. Харгроув вчера заплатил ему. Вот почему я не могла уехать.
– В кого будет стрелять Фиск? Ради Бога, Нерида! Я бегаю быстрее тебя!
– Не знаю! Харгроув не назвал его имени, только показал портрет или фотографию. Но это старик, я вспомнила! Он будет встречать сына из Сент-Луиса!
– Элиас… – выдохнул Слоун.
Он выпустил ее руку и со всех ног бросился к вокзалу, до которого было с четверть мили. Первый свисток подавали за десять минут до прибытия поезда. Он успеет!
Выстрел грянул за секунду до второго свистка. Слоун услышал женский визг.
Нерида глотнула теплого лимонада и протяжно вздохнула. На полицейском участке было жарко и душно, а она просидела здесь уже два часа. За это время ничего не изменилось. Элиас Дакворт с левой рукой на перевязи незаметно задремал. Его сын Калеб, стоя рядом со стулом отца, тщетно уговаривал старика пойти домой и лечь в постель, как советовал доктор. Нериде показалось, что Калеб потрясен случившимся куда больше, чем мэр. Молодой человек потел и переминался с ноги на ногу. То ли не привык стоять, то ли хотел в уборную.
– Я рассказала все, что запомнила, – в тысячный раз повторила она, глядя на Слоуна, лицо которого хранило непреклонное выражение с той минуты, как он склонился над окровавленным телом Элиаса. – Я искупалась, вылезла, спряталась за деревьями и хотела вытереться. Мулы задремали и не издавали ни звука. Мистер Харгроув и мистер Фиск нас не заметили… Потом я ждала до темноты, чтобы они не увидели, как я возвращаюсь. В это время мулы отвязались и ушли. Потом за мной приехал мистер Макдонох, мы стали ловить мулов, я очень устала, обо всем забыла и вспомнила лишь сегодня утром…
Во всем, кроме одного, эта история была правдивой. Почему же тогда Слоун смотрел на нее убийственным взглядом? Неужели он осуждает Нериду за то, что она забыла рассказать об этом, сгорая от страсти к начальнику полиции?
Она ждала, пока наконец уйдет мэр и его тучный сынок. Надо было объясниться. Но Дакворт и не собирался домой.
– Должно быть, это Билли Фиск, Слоун, – не в первый раз твердил мэр. – Если он вышел или бежал из тюрьмы, власти в Топике наверняка об этом знают. Пошли им запрос, и покончим с этим.
– Но почему стреляли именно в вас? Если Харгроув хотел лишить вас возможности участвовать в выборах, он мог бы сделать это удачнее. Фиск слишком хороший стрелок, чтобы промахнуться с такого расстояния.
Этот вопрос тоже звучал не в первый раз, но ответа на него не было. Если Слоун спросит об этом еще, она выцарапает его ледяные голубые глаза!
Макдонох снял ноги со стола.
– Не понимаю. Это бессмысленно! Если Харгроув не доверял Фиску, то зачем нанимал его?
И почему не боялся разоблачения? В Кокерс-Гроуве слишком многие помнят Билли Фиска.
– Ну вот что, с меня достаточно! – вскочила Нерида. – Мистер Дакворт, не будете ли вы добры отвести отца домой, пока он не уснул на стуле? Мистер мэр, ваша честь, сэр, вы должны подчиниться приказу доктора и слегка отдохнуть!
– Мисс Ван Скай, почему вы здесь распоряжаетесь? – вмешался Слоун. – Я пока еще начальник полиции, а вы лишь в шаге от тюремной камеры.
– Я всего-навсего пытаюсь уговорить раненого лечь в постель, – парировала Нерида, – а уставшего с дороги и испуганного человека пойти домой.
Она имела в виду совсем другое, и он прекрасно понимал, о чем речь. Но при мэре и его сыне Нерида не откроет и рта.
Внезапно Слоун сдался.
– Она права, Элиас. Калеб, ведите его домой. Если что-нибудь выяснится, я сообщу.
Нерида не смогла сдержать улыбки, когда Калеб с величайшей охотой потащил упиравшегося отца к двери.
Но как только они остались одни, улыбка тут же погасла. Слоун встал и принялся медленно прохаживаться по опустевшей комнате. Нериду охватил тот же страх, который она испытала в день, когда ее поймали с кошельком Бенуа Харгроува. Ленивая поза Слоуна – одна видимость. Все, что он делал, было заранее рассчитано и вычислено. И горе тому, кто в эту минуту дерзал бросать Слоуну вызов.
– Не объяснишь ли, какого черта ты впуталась в это дело?
Спокойствие Слоуна было обманчивым. Он скрестил руки на груди, и Нерида заметила, как сжались его кулаки.
– Слушай, если ты в чем-то меня подозреваешь, скажи прямо!
Да, ребенком здесь и не пахло. Только взрослая женщина могла так решительно выставить из конторы Элиаса и его нытика-сына. А теперь она бесстрашно смотрит в глаза начальнику полиции. Так кто же из них настоящая Нерида Ван Скай: голодный, испуганный ребенок, каким она была неделю назад, или страстная, гордая девушка, стоящая перед ним в эту минуту?
– Ты опять лжешь.
– Да, черт возьми, лгу! А ты хотел, чтобы я при мэре рассказала, как начальник полиции вместо того, чтобы слушать, целовал меня и помогал раздеваться? Молчишь? Сам ты лжец!
Воспоминание о вчерашнем вечере возбудило Слоуна. Он снова желал ее, но на сей раз при свете дня. Если бы эти золотые волосы небрежно рассыпались по подушке, если бы эти розовые губы раздвинулись в ожидании его поцелуя… Он потряс головой, отгоняя соблазнительное видение.
– Ладно, пусть и я лгал, – признался он. – Но тебя это не извиняет. Как ты могла забыть, что мэру угрожает опасность? Кому-то была чертовски выгодна такая забывчивость.
– Выгодна? – переспросила она. – Кому выгодна? Мне? И какую же пользу я могла из этого извлечь?
И вдруг Нерида остановилась, потрясенная ужасной догадкой. Ледяной взгляд подтверждал ее худшие опасения.
– Ты думаешь, я сделала это нарочно?
Ответа не последовало, да он и не требовался.
Все было ясно без слов.
– Тогда почему же ты не предъявляешь мне обвинение?
– У меня нет доказательств.
– Одни подозрения? Неужели ты думаешь, что я причастна к этому?
– Ты познакомилась с Бенуа Харгроувом в первый же день…
– Я залезла к нему в карман! И это ты называешь знакомством?
– Откуда я знаю, что вы не сговорились заранее?
– Оттуда, что это неправда! – взорвалась Нерида. – Слоун, почему ты мне не веришь? Хорошенькая выгода: дед при смерти, а мы застряли в этом Богом забытом городишке… Сколько раз я пыталась уехать?
– Но ты еще здесь.
– Если бы ты вчера не запер дверь, мы с дедом уже были бы далеко отсюда! Почему ты не дал мне уехать? Ведь нет же никакой надежды! Знаешь, как мне тошно?
Ее дымчатые глаза наполнились слезами, нижняя губа задрожала, и Слоун не выдержал искушения…
Короткие, частые, голодные поцелуи воспламенили Нериду. Слоун прижал девушку к себе, и она вновь ощутила всю силу его желания. Музыка страсти заставляла содрогаться ее тело, но сердце отказывалось сдаться даже на краю пропасти. Девушка отпрянула и схватилась за спинку стула с такой силой, что побелели костяшки. Слоун молча шагнул к ней.
– Не прикасайся ко мне, – хрипло попросила Нерида, не открывая глаз. – Я этого не выдержу.
– Думаешь, я выдержу? – так же хрипло ответил Макдонох, беря ее за подбородок и заставляя поднять голову.
– Дай мне уехать, – продолжала умолять Нерида.
– Не могу.
– Можешь. Да, у меня мало денег, но на муку и бобы хватит. В реке полно пресной воды, мулам есть где пастись до самого Уичито, а если дедушка умрет в пути… Что ж, он сам этого хотел.
Слоун положил ей палец на губы и заставил на секунду умолкнуть.
– Во-первых, дед не хочет уезжать. Во-вторых, я все равно не отпустил бы тебя. У меня есть обязанности по отношению к жителям города.
Она отдернула голову.
– Ты все еще считаешь меня виноватой? Думаешь, я связалась с Харгроувом, решила помочь ему победить на выборах и оставить тебя без работы?
– Это не работа, Нерида… Это…
– Знаю: обязанность, – саркастически бросила она. – А я мешаю тебе ее выполнять. – Сарказм быстро иссяк. – Вот поэтому я и хочу уехать, Слоун. Вернее, должна. Нашим отношениям нужно положить конец.
Мать была права. Если бы Томми Сарджент и женился на ней, то в конце концов возненавидел бы. Потому что ни семья, ни общество не приняли бы такую жену. Теперь Нерида была в этом уверена…
Держа в руке желтый зонтик, Джози стояла на крыльце. Лоб ее нетерпеливо хмурился.
– Тебя ищет дед, – сказала она и величественно выплыла на улицу.
О прошлом не было сказано ни слова. Нерида уже готова была спросить, куда собралась хозяйка, но вовремя одумалась. Не ее дело. Если Джози Макдонох захотелось посидеть в салуне Бенуа Харгроува, это ее право.
Но Джози направилась в другую сторону. Должно быть, на почту.
В гостиной было темно и прохладно. Привыкшие к девушке псы вильнули хвостами. Безымянный одноглазый кот вскочил с дивана, потянулся и вернулся на прежнее место.
– Она ушла? – донесся голос Нортона.
– Да.
– И ты не пошла за ней?
Нерида внимательно посмотрела на деда. Он был бледнее, чем утром. И кожа стала прозрачнее…
– Зачем мне за ней следить? Ей понадобилось на почту. Не настолько она глупа, чтобы средь бела дня побежать в «Луизиану».
Он закашлялся и прижал руку к груди.
– Джози может встретиться с ним где угодно. Ты ничего не знаешь, Нед. Она долго торчала на крыльце. Наверно, ждала сигнала. Или записки.
– О Господи, – вздохнула Нерида и похлопала старика по руке. – Дедушка, я поняла. Кажется, я знаю, куда она пошла и зачем. Молись, чтобы я не опоздала!
Нерида подобрала золотые локоны под старую кепку и сморщила нос. Дешевая маскировка, но делать нечего. Никто, кроме Слоуна, не обращал внимания на мальчишку, рыскавшего в толпе; сойдет и сейчас.
Она высунулась из фургона, проверила, нет ли слежки, а затем быстро шмыгнула к заднему забору.
Был самый разгар дня, как и неделю назад, во время выступления доктора Меркурио. Неужели прошло так много времени? Ладно, сейчас не до этого…
У Джози была фора минут в десять-пятнадцать, но она шла не торопясь. Не в ее правилах привлекать к себе внимание. На это и рассчитывала Нерида. Девушка добежала до угла, бросила взгляд на почту и попятилась. Джози стояла у дверей, беззаботно беседуя с какой-то женщиной. Оставалось надеяться, что хозяйка ее не заметит, но шансов на успех почти не было.
Мимо прогромыхала дровяная телега. Джози на секунду отвлеклась; этого мгновения Нериде хватило, чтобы проскочить в дверь. Спрятаться было негде, и девушка сделала вид, будто завязывает шнурок на ботинке.
– Добрый день, миссис Макдонох, – гнусаво и заискивающе произнес почтмейстер.
– Здравствуйте, мистер Прайн, – любезно ответила Джози. – Мистер Кепплер заходил к вам?
– Да, мэм, было такое.
Нерида затаила дыхание. Боб Кепплер забрал послание для Слоуна, но Джози ни в коем случае не следовало знать, о чем в нем говорилось.
– Отлично. Я обещала Слоуну зайти на почту, но задержалась. Он очень ждет телеграмму.
– А, наверно, это телеграмма из Топики о том, что Фиск сбежал из тюрьмы. Вы ее имели в виду? Так она уже у него.
– О да! – рассмеялась Джози. – Вы сняли с моей души камень! Большое спасибо, мистер Прайн.
Даже не поинтересовавшись, есть ли для нее письма, Джози повернулась и вышла. Выждав секунду, Нерида пустилась следом.
Слава Богу, на улице было полно народу. Укрываясь за спинами прохожих, Нерида следила за ярким желтым пятном впереди. Джози неторопливо возвращалась домой, то и дело здороваясь с соседями и знакомыми.
Девушке едва хватило времени, чтобы переодеться. Она ворвалась в дом с черного хода, надеясь, что Джози еще не вернулась. Голос деда развеял ее опасения.
– Нед, это ты?
– Да, дедушка…
Она выпустила псов и кота на прогулку и прошла в гостиную. Джози и не пахло. Нерида облегченно вздохнула, но тут же поняла, что Джози могла, пройдя мимо дома, направиться прямиком в «Луизиану» и сообщить услышанное человеку, который, возможно, собирался убить ее мужа.
Нерида подошла к окну и выглянула наружу.
– Что ты там делаешь? – окликнул старик.
– Слежу за миссис Макдонох. Но желтого платья нигде не было.
– И где тебя носило эти пятнадцать минут?
Всего пятнадцать? Да, похоже на правду. Сердце еще колотилось от бега, а разговор на почте не занял и минуты.
– Похоже, ты прав, дедушка, – откликнулась она. – Думаю, Джози как-то связана с этим Харгроувом. Черт возьми, я позволила ей улизнуть!
Но спустя мгновение желтое платье выплыло из-за фигуры какой-то толстухи. Джози перешла улицу и направилась прямо к дому.
– Нет, вот она, – сказала Нерида, задернула занавески и отошла от окна.
– Так ты расскажешь, что случилось, или позволишь мне умереть от любопытства?
– Не шути так, дедушка. Она ходила на почту и узнала, что пришла телеграмма про Фиска. Зачем ей это? Только чтобы сообщить кому-то…
Девушка наспех состряпала обед и поела вместе с Нортоном в его комнате. Джози и Слоун сидели в столовой. Тягостное молчание то и дело нарушалось взрывами лихорадочной болтовни. Даже собаки вели себя странно. Только рыжий кот, как обычно, спал мертвым сном.
– Ты слышал, Слоун? У Мэйвис Дункан вчера умерла мать. Семьдесят восемь лет ей было. Она просила похоронить ее в подвенечном платье. Чего только не приходит людям в голову перед смертью…
Слоун не знал, ждут ли от него ответа, и предпочел промолчать. Чему приписать эту истерическую словоохотливость? Видно, что-то случилось. Он не успел поговорить с Неридой, но несколько раз поймал на себе ее красноречивый взгляд. Ей не терпелось рассказать какую-то важную новость.
– Гарриетта Фосдик думает, что учительница собирается замуж за Уолтера Чайлза. Придется искать новую. Я сказала Гарриетте, чтобы они взяли мужчину. Эти легкомысленные девчонки больше думают не об учениках, а о женихах.
Нерида жевала механически, не ощущая вкуса еды. Какое дело Джози до чужих детей?
На улице раздался крик. Ничего необычного в этом не было. В этот час многие торопились домой. Кто-нибудь окликнул приятеля по пути в салун или спросил дорогу к гостинице…
Но тут же прозвучал второй крик, громче первого. В нем слышалась угроза. По спине Слоуна побежали мурашки. Он отодвинул стул и шагнул к двери. За ней стоял Боб Кепплер.
– Извини, Слоун. Дело плохо.
– Что случилось?
Начальник полиции надел шляпу и привычным жестом похлопал себя по бедру. В последнее время он не расставался с оружием.
– Так что на этот раз?
– Парень, который затеял днем драку, вернулся, приведя с собой дружков. Они сидят в трущобах, кричат, что в Кокерс-Гроуве все жулики и что они положат этому конец.
Все было совсем не так, как в ту ночь, когда разыгрался пожар. Нерида выскочила на крыльцо, но не побежала за Слоуном. Сейчас она была бы ему помехой. Сердце у нее сжалось.
В сумерках были хорошо видны фигуры пяти мужчин, бьющих стекла в лавке на дальнем конце главной улицы. Казалось, кроме дубинок, оружия у них не было. Один из них вылакал из горлышка последний глоток, швырнул пустую бутылку в разбитое окно и наклонился за камнем.
Старик в потрепанной форме конфедератов размахивал кавалерийской саблей и изрыгал проклятия в адрес ненавистных янки.
Скрипнула дверь, и на крыльцо вышел дед.
– Что происходит? Их целая толпа или просто несколько пьяных хулиганов?
– Их немного, но они могут быть опаснее целой толпы…
Раздался новый крик, и на улицу высыпали горожане. Старый вояка взмахнул саблей над головой, но кто-то с виду похожий на молотобойца вырвал ее и сломал о колено.
– Может, тебе лучше войти в дом, Нед? Пусть этим занимаются начальник полиции и его помощник.
Девушка покачала головой. Пока хулиганы не начнут стрелять, она останется здесь. Но и после этого она не могла бы усидеть в четырех стенах. Вдруг Слоуна ранят?
Макдонох не видел у буянов огнестрельного оружия, но на всякий случай вынул из кобуры револьвер. Их было человек двадцать-двадцать пять. Те, кто крушил лавку в Хиллз-Сэддлери, составляли лишь небольшую часть погромщиков. Другие ворвались в помещение компании по перевозке грузов. Они могли лишь разрушить здание: ни товаров, ни денег, ни вина в конторе не было.
Спеша за погромщиками, Слоун покачал головой. Злые и пьяные, они были обречены. Взбешенные бизнесмены попросту изрешетят их.
Откуда-то выскочил Берлингейм.
– Вы назначаетесь моим заместителем, Уинн…
Прежде чем член совета успел принять или отклонить предложенную ему честь, окна компании озарились пламенем. Повалил густой черный дым. Стекла дождем посыпались на мостовую.
– Проклятые ублюдки! – прорычал Берлингейм на бегу. – Черт побери, они сожгут весь город!
– Только через мой труп! – хрипло ответил ему Слоун.
В свете пожарища он заметил одного из обитателей трущоб. Тот бежал зигзагами, словно пытаясь избежать пули. Слоун остановился, прицелился, выстрелил и отвернулся, когда человек упал.
Забил пожарный колокол, и Нерида загнала старика в дом. На диване в гостиной уютно расположилась Джози, просматривавшая последние номера журнала мод.
– Какой отвратительный шум, – не поднимая головы, пробормотала она и перевернула страницу.
Девушка сначала отвела Нортона в его комнату, а потом ответила:
– Вы сидите с журналом, а в это время горит контора фрахтовой компании. Вас это не волнует?
– Нет, нисколько, – спокойно прозвучало в ответ.
– Слоуна могут убить! Это вас тоже не волнует?
– Мисс Ван Скай, меня не волнует ничто на свете. А теперь будьте добры помолчать и не мешать мне просматривать журнал.
Нерида взмахнула рукой, и злополучное периодическое издание отлетело на другой конец комнаты.
– Смотрите на меня, когда я говорю! – прошипела она. – Человек готов отдать за вас жизнь, а вам все равно? Сука бессердечная! Ты не стоишь того, чтобы он ударил для тебя палец о палец!
Зеленые глаза мигнули, полные губы сжались в ниточку, но Джози отнюдь не была обескуражена неожиданным нападением.
– Если я и стала бессердечной, то только благодаря ему. Ты, дорогая гостья, и понятия не имеешь, что он со мной сделал. Плевать мне на то, убьют его или нет! Он выбрал это место, не я. Ему захотелось стать начальником полиции в захолустном городишке. Еще бы! В Сан-Ривере он был никем.
– Неправда! – вырвалось у Нериды. Она тут же спохватилась, но было поздно.
– Да? И что же он тебе рассказывал? – заинтересовалась Джози.
На улице пронзительно завизжала женщина, и этот звук заставил их оцепенеть. Джози опомнилась первой. Она подошла к окну и подобрала журнал.
– Едва ли он говорил, что бросил Сан-Ривер как раз тогда, когда в нем больше всего нуждались. Рэндалл был смелый и красивый, но не умел управлять плантацией, даже маленькой. Слоун умел, но не захотел помочь.
Раздалось несколько выстрелов, а затем послышались новые вопли. У Нериды по спине побежали мурашки. Захотелось выскочить на улицу и найти Слоуна, но что-то заставляло ее внимательно слушать Джози.
Она пыталась составить собственную картину происшедшего: маленькая плантация, отважный Рэндалл, легкомысленная красавица Джозефина Притт, безответственный Слоун… Все было ясно, за исключением последнего.
– Знаешь, я ведь должна была выйти замуж за Рэндалла. Это было решено задолго до того, как мой папочка умер от белой горячки. Никто не сомневался, что я перееду в Сан-Ривер, хотя Рэндалл и говорил, что не женится до двадцати пяти лет, когда ему предстояло получить наследство от матери. Мне было тогда шестнадцать, а ему двадцать. Если бы я решила ждать, то рисковала остаться старой девой.
– Но все же пришлось подождать, верно?
Джози пожала плечами, вернулась на диван и снова раскрыла журнал. Однако желание выговориться было слишком велико.
– Шла война. Рэндалл хотел присоединиться к конфедератам, а Слоун пытался убедить его, что он должен позаботиться о нас и плантации. Но Рэндалл не захотел остаться, а Слоун не смог, потому что должен был ехать в свой идиотский Бостонский университет. Он бросил нас, а Рэндалла подстрелили в первом же бою.
– Вы же сказали, что Слоун убил его.
Джози удивленно посмотрела на Нериду, словно не понимая, как та очутилась в ее гостиной, но вскоре пришла в себя.
– Рэндалл вовсе не погиб. Он вернулся домой, тяжело раненный в ногу. В это время Слоун приехал на летние каникулы и стал уговаривать Рэндалла выполнять указания дураков-врачей.
Голос ее звучал монотонно, но за нарочитым бесстрастием скрывались гнев и горечь.
– Тот ничего не хотел слышать, и Слоун уехал обратно в Бостон. Однажды Рэндалл прогуливался верхом, а когда вернулся, рана вскрылась. Слоуна рядом не было, и Рэндалл истек кровью на веранде собственного дома…
Когда поблизости загремели выстрелы, Джози вздрогнула, но взгляд ее по-прежнему отсутствовал. Она слишком глубоко погрузилась в прошлое. Нерида не могла себе этого позволить. А вдруг одна из этих пуль угодила в Слоуна и он сейчас лежит на крыльце, умирая той же смертью, что и брат?
Мимо дома с кличем промчались всадники. Нерида выскочила наружу и ухватилась за перила, чтобы не побежать следом.
Контора фрахтовой компании была объята пламенем, ярко освещавшим всю округу. Полдюжины конников врезалось в свалку, раскидывая в стороны пеших. Один из бандитов бросился бежать к центру города, но далеко не ушел. За ним вдогонку поскакал всадник и ударил кулаком в затылок. Человек рухнул лицом в грязь и застыл, а его противник развернул лошадь и снова ринулся в схватку.
Показался Боб Кепплер, гнавший в тюрьму трех арестованных. Он потерял шляпу, рукав рубашки был то ли в грязи, то ли в крови. Нерида судорожно вцепилась в столб и проглотила слюну.
Черт бы побрал этот едкий дым! Она ни за что не будет плакать… Но тут прозвучал новый залп, перекрывший рев пламени, треск дерева, звон стекла, ржание лошадей и крики людей. Слезы хлынули в три ручья, и Нерида бросилась бежать.
Участок был забит арестантами. Воняло потом, но Нерида не обращала на это внимания. Она терпеливо ждала, когда освободиться Боб Кепплер, державший на мушке троих пленников.
– Запри их, – хрипло приказал он своему помощнику. – Когда все кончится, надо будет подобрать тех, кто валяется на улице.
Хлопнула металлическая дверь, и добровольный тюремщик вернулся, позвякивая тяжелой связкой ключей.
– Много еще? Все камеры полны!
Кепплер откашлялся и сплюнул на испачканный пол.
– Четверо или пятеро засели в салуне Хобсона. Похоже, с остальными покончено. – Он повернулся и только тут заметил стоявшую в дверях девушку. – Мисс Ван Скай? Какого черта… то есть, что вы тут делаете?
– Я… Мы все волнуемся за Слоуна. Я увидела вас и прибежала…
У нее взмокли ладони. Кепплер покачал головой.
– В последний раз я видел его у салуна Хобсона. Он с Лукасом и Уинном загнал этих дураков в дом, но дочка Лукаса не успела выскочить. Эти скоты взяли ее в заложницы и угрожают сжечь дом. Если это случится, плохо наше дело.
Здание фрахтовой компании почти догорело, и город окутала ночная тьма.
В кольте Слоуна было ровно шесть пуль. Укрывшись за перевернутой телегой, он спросил стоявшего рядом мужчину:
– Лукас, ты уверен, что у них нет другого оружия?
– Уверен, начальник. Там оставалось только мое охотничье ружье и немного патронов.
Из темного салуна доносился звон бьющихся бутылок и женский визг.
– Выходи, Бэрк, – крикнул Слоун, высовываясь из-за телеги. – У задней двери дежурят двое, а другого выхода нет. Сдавайтесь!
– Ну да, была охота, чтобы вы нас пристрелили!
– Я сказал: если вы сложите оружие, стрелять не будем. Вы мое слово знаете!
Изнутри донесся дружный пьяный смех. Вновь раздался женский крик. Бандиты продолжали хохотать, издеваясь над своей жертвой.
Грохнул выстрел, и в телегу впилась пуля.
– Мы выйдем через заднюю дверь, начальник! Отзови своих людей, или дочка этого вонючего пса получит пулю в лоб!
– Выпустите ее в переднюю дверь, и я отзову людей от задней! – Слоун был уверен, что погромщики отвергнут предложение. На это он и рассчитывал. Надо было отвлечь их внимание от передней двери, висевшей на одной петле.
Он незаметно отполз от опрокинутой телеги. Пожар догорал, но все же было достаточно светло, чтобы стать идеальной мишенью для охотничьего ружья. Рассчитывать на промах при выстреле в упор не приходилось.
А ему очень хотелось выжить. Когда пять лет назад бандиты во главе с Билли Фиском ограбили банк, Слоуна не слишком заботила мысль о возможной гибели. Он преследовал разбойников холодно и расчетливо, как подобает человеку, честно выполняющему свои обязанности. Но в этот раз все было совсем по-другому. Слоун дважды видел, как на крыльцо выходила ожидавшая его девушка. В третий раз он заметил Нериду тогда, когда вместе с Лукасом переворачивал телегу. Она шла к полицейскому участку.
Он желал ее, несмотря на угрызения совести.
Она этого не заслуживала, но Слоун все еще хотел ее.
Он медленно подобрался к двери и издал унылый смешок, тут же сменившийся отчаянным стоном. К нему бежала Нерида. Какая-то женщина – должно быть, Анни Дакворт – перехватила и удержала ее. Девушка начала вырываться.
– Разрази тебя гром… – пробормотал Слоун, сам не зная, кого проклинает. В ближайшие минуты ему предстояло оказаться на волосок от смерти. Странно: Джози, которая знает его как облупленного и во всем зависит от него, искренне обрадуется его смерти, а Нерида, не знающая почти ничего…
Он поднял кольт, глубоко вдохнул прохладный, пахнущий дымом ночной воздух и очертя голову ринулся в салун.
В доме воняло дешевым виски разных сортов, вылившимся из разбитых бутылок. У Слоуна защипало в глазах и носу. Он едва дышал. Пришлось прикрыть лицо рукавом, но это не помогло: голова кружилась, как у пьяного.
Он протер глаза, Звенело в ушах. Из чулана доносились приглушенные голоса. Сгрудившиеся там люди собирались идти на прорыв.
Должно быть, они услышали его шаги и решили сжечь за собой мосты. Чиркнула спичка, вспыхнул ослепительный свет, и здание сотряс страшной силы взрыв.
Четырнадцать жителей трущоб погибло во время погрома. Семнадцать сидело в тюрьме. Еще трое находилось на излечении у доктора Бейли. Огонь полностью уничтожил семь зданий, а пятнадцать пострадало от рук бандитов.
– Счастье, что не погиб никто из наших, – заключил Элиас Дакворт.
Слоун бросил взгляд в сторону «Луизианы». Прошлой ночью она ничуть не пострадала. Даже стекла были целы, а уж о запасе спиртного и говорить нечего…
– Где был ночью Бенуа?
Мэр на секунду заколебался.
– Думаете, он приложил к этому руку?
– Я только спрашиваю, где он был.
Элиас пожал плечами.
– Насколько я знаю, он находился в «Луизиане». Говорили, что Харгроув запер дверь и никого не впускал и не выпускал, пока все не кончилось.
Как удобно, подумал Слоун. Полное алиби и человек двадцать свидетелей, что он не имел ничего общего с погромщиками.
– Ладно, Элиас, я пошел спать. Все равно сегодня больше ничего не сделаешь.
Он видел томящуюся на крыльце Нериду, но заставил себя подавить нетерпение, зайти на участок и удостовериться, что у Кепплера и приданного ему в помощь Тодда Ньюкомба все в порядке. Начинался цейтнот. До выборов оставались считанные дни, а события последних двадцати четырех часов должны были заставить выборщиков хорошенько призадуматься.
Когда Макдонох вышел из участка, Нерида стояла на том же месте. Утренний ветерок трепал ее волосы. Она подняла руку и заправила за ухо непослушный завиток. Этот невинный жест заставил Слоуна проглотить слюну.
Не успел начальник полиции шагнуть на мостовую, как его перехватили две женщины. Он вежливо ответил на их вопросы о положении в городе, но намекнул, что не прочь поспать. Дамы любезно извинились и заверили, что настроят мужей проголосовать на субботних выборах «как положено». Наконец Слоун добрался до крыльца.
– Горячая ванна готова, – сказала Нерида, глядя на него снизу вверх. – И завтрак тоже.
– Звучит чудесно.
На самом деле его не заботили ни еда, ни ванна. Одного взгляда хватило, чтобы понять. Она хочет того же, что и он, и так же борется с этим желанием. Слоун обнял бы девушку прямо на крыльце, но она быстро вошла в дом. Там было тихо. Слишком тихо.
– А где все?
Нерида прошла на кухню. Весело горела плита, над ванной поднимались клубы пара.
– Я выпустила собак погулять. Нечего им напрыгивать…
Она была права. Слоун так измотался, что Джесс и Капитан просто опрокинули бы его. Горячая ванна становилась все более желанной. На плите кипятились еще два котла с водой.
– Дедушка и Джози еще спят. Ночь была тревожная.
Первым делом он снял ремень с кобурой и швырнул его на стол, потом скинул сапоги и принялся расстегивать рубашку.
– Ты собираешься остаться?
Нерида подошла к плите и потрогала котлы. Вода еще не нагрелась. Что ему ответить? Правду? А вдруг Слоун засмеется? Она не вынесет унижения. Но если она правильно поняла выражение его глаз, Макдонох стремится к тому же…
– Могу остаться и потереть тебе спину.
Голос его предательски дрогнул и перешел в хриплый шепот.
– С удовольствием…
Душа ушла в пятки. Нерида схватила котел с кипящей водой.
– Полезай в ванну, а я тем временем поджарю бекон. Кофе готов. Хочешь сейчас или выпьешь после ванны?
Хочу сейчас, только не кофе, подумал он, стаскивая пропахшую дымом и потом рубашку. И, черт побери, не собираюсь ждать ни минуты.
– Пожалуй, выпью чашечку прямо в ванне.
Девушка бросила на сковородку несколько толстых ломтей бекона и – то ли от скромности, то ли от страха – повернулась к Слоуну спиной. Тот следил за каждым ее движением. Управившись с беконом, Нерида сняла с крючка полотенце, и ее пальцы осторожно сжали ручку кофейника. Слоун отвел взгляд. Не надо вспоминать о том, как искусны эти пальцы…
Нерида поставила кофейник на стол, рядом с тарелкой, чашкой и серебряной вилкой. Краем глаза она видела, как Слоун снимает брюки, и чуть не рас-. плескала кофе. Пришлось отвернуться, чтобы не давать воли воображению. Брюки с шумом упали на пол.
Погрузившись в ванну, он издал блаженный вздох, неотличимый от вздоха любовного экстаза. Каждый мускул его измученного, избитого тела понемногу расслаблялся. Бейли советовал не мочить порезанное во время взрыва колено, и Слоун, погрузившись по шею, перекинул правую ногу через край ванны.
Он закрыл глаза и открыл их только тогда, когда услышал голос Нериды:
– Подними голову, я подложу под нее полотенце…
Затем девушка наклонилась и поставила чашку на пол. Слоун снова закрыл глаза: при виде Нериды его бросало в дрожь. Ужасно хотелось поцеловать ее, но не успел Макдонох пошевелиться, как она вновь отошла к плите.
– Скверный порез…
– Это еще ничего. Могло быть хуже.
Он потянулся за кофе.
– Ох, извини. Я забрызгал всю кухню.
– Неважно. Мыть тебя?
– Подожди минутку, но последи, чтобы я не уснул. Хорошенькая смерть для начальника полиции – захлебнуться в собственной ванне на следующее утро после битвы!
Она расхохоталась на всю кухню, но спохватилась и сделала серьезное лицо.
– Не останавливайся, – попросил Слоун.
Нерида обернулась. Сквозь прозрачную воду просвечивало его обнаженное тело. В жилах забурлила кровь. Что же будет, если она прикоснется к нему?
– Мне нравится, когда ты смеешься. Это бывает не часто.
– Не хочу будить Джози.
Воцарилось молчание, но Слоун слишком дорожил временем, чтобы медлить.
– Ты сказала, что она плохо спала. Почему?
Брызнувшее масло обожгло руку, но Нерида не обратила на это внимания.
– Когда ты прогнал меня…
– Прогнал?
Ясное дело, он ничего не помнил.
– Да. Но я не ушла, пока доктор не сказал, что ты больше не наделаешь глупостей.
– Каких глупостей?
– Зачем ты сунулся в темный салун, весь засыпанный битым стеклом и забитый барахлом? Если бы я не вытащила тебя, когда все взорвалось…
– Так это ты вытащила меня?
Она воинственно взмахнула вилкой.
– А то кто же? Не тебе одному опалило брови, Слоун Макдонох!
– Но как же ты успела? В последний раз я видел тебя за полквартала от салуна.
Тело Слоуна наконец-то прикрыла мыльная пена. Теперь можно было смотреть на него без опаски, однако Нериде пришлось дважды облизать губы.
– Эта старая ведьма схватила меня, но я вырвалась и побежала за тобой. Должно быть, ты только что вошел, поэтому и не слишком пострадал.
– Да. Отделался царапиной. Теперь припоминаю. Но постой, я ведь велел тебе уйти!
– Велел, да я не послушалась, схватила тебя за руку и потащила. Слава Богу, ты не упал.
– Слава Богу… А кто же спас дочку Хобсона? Наверно, Берлингейм.
– Не знаю. Когда я вернулась домой, Джози ужасно шумела наверху, потом спустилась вниз, порылась в кладовке и с руганью поднялась обратно.
– Наверно, искала виски. – Слоун задумчиво намыливал плечо. Что-то довело Джози до белого каления. – Она тебе ничего не говорила?
Нерида кратко изложила рассказ Джози о Рэндалле и Сан-Ривере. Когда она закончила, Слоун спокойно заметил:
– Что ж, это правда. Конечно, о многом она умолчала…
– Это было еще до моего ухода. Когда я вернулась, она набросилась на меня и стала спрашивать, где виски.
– И ты сказала?
Нерида нерешительно кивнула. Правильно ли она поступила?
– Она велела принести бутылку и поставить ее у двери. Я так и сделала, и она приказала мне убираться.
– Ты хотела потереть мне спину, – напомнил Слоун.
Она со стоном опустилась на колени и намылила мочалку.
– Ничего, что я принесла Джози виски? – пробормотала девушка, рассматривая мускулистое тело, которое знала лишь на ощупь. Это зрелище было таким захватывающим, что она едва услышала ответ.
– Все в порядке. Но вот что вывело ее из себя, хотел бы я знать.
– Может быть, известие о Фиске?
– Как она разнюхала? Об этом знали только мы с Бобом, Дакворт и почтмейстер Прайн!
Нерида потерла Слоуну спину и от греха подальше отошла к плите за котлом.
– Прайн и сказал, – ответила она. – Наклони голову, а то мыло в глаза попадет… Вчера днем я следила за ней. Она зашла на почту и спросила, забрал ли Кепплер телеграмму. Тут-то он ей и раз болтал про Фиска… Вставай, я окачу тебя.
Слоун отжал волосы.
– Едва ли эта слежка имела смысл, Нерида.
Он был голоден, слаб, измучен, и Нерида бессовестно воспользовалась этим. Она опустилась на колени и поцеловала его. А Макдонох вместо того, чтобы оттолкнуть девушку, крепко прижал ее к себе.
– В ванне мы не поместимся… – прошептала она.
– Можно попробовать.
– Завтрак остынет…
– Ну и черт с ним!
Он крепко поцеловал Нериду, но все же выпустил.
– Джози и дедушка могут проснуться…
– Тогда что ты предлагаешь? Идея была твоя.
– Ну, – прошептала она, сгорая от стыда, – ведь есть еще и конюшня.
Слоун заглянул в пустующее стойло и хмыкнул. Там было готово уютное, благоухающее сеном гнездышко.
– Все рассчитала заранее? – спросил он, привлекая девушку к себе.
Нерида покорно кивнула.
– Когда Джози утихомирилась, делать было нечего, и я решила покормить мулов и лошадь. Сидеть и ждать было невозможно.
– И ты решила соблазнить меня?
Она вспыхнула, почувствовав себя глупой девчонкой. Неужели ее мечты так и не сбудутся?
– Ты смеешься надо мной?
– Нисколько.
Он попытался поцеловать Нериду в ухо, но та вывернулась и стала стаскивать со Слоуна рубашку.
– Тогда люби меня, – потребовала она. – Заставь меня забыть о том, что через несколько дней я уеду и больше тебя не увижу. Заставь забыть о разлуке…
Рубашка упала на покрывало, лежавшее поверх кучи душистого сена. Спустив с Нериды блузку, Слоун увидел ее полные груди со вздувшимися сосками. Девушка вздрогнула от прохладного ветерка, но не отвела глаз.
– Наконец-то ты моя, – выдохнул Макдонох и обнял ее.
Поцелуй его был нежным, но Нерида не могла ждать. Она желала его, желала страстно и неистово. Ее губы приоткрылись в предвкушении удара языком. И он не заставил себя ждать.
Одной рукой Нерида расстегивала юбку, а другой гладила спину Слоуна. Ее пальцы скользнули за пояс. Слоун застонал и на мгновение оторвался от ее губ, но не от ее тела. Его сияющие глаза в полумраке казались темными. Обрадованная Нерида просунула руку дальше и тут же ощутила, как горячая плоть Слоуна прижалась к ее животу. Макдонох тяжело задышал.
Нерида заставила себя отодвинуться, и юбка вместе с блузкой упала к ее ногам. Мужские ладони принялись ласкать ее нежные обнаженные ягодицы.
– Ты многому научилась с прошлого раза, – констатировал Слоун.
Она воспользовалась паузой и начала расстегивать брюки.
– Да, – прошептал он, когда эта ювелирная работа закончилась и руки Нериды сомкнулись на его талии.
– Скорей, – попросила девушка, опускаясь на покрывало.
Жгучая страсть соединила их и заставила забыть о времени. Когда Слоун медленно и глубоко вошел в нее, Нерида выгнулась дугой и вскрикнула от радости обладания.
Он принадлежит ей, и только ей, весь целиком! Жизненная сила Слоуна переполняла ее, жарко и сильно билась внутри. Нерида обхватила его за талию, их ноги переплелись, и даже сердца старались стать одним целым.
– Тебе не больно?
Она широко открыла глаза, но ничего не ответила. Слоун поцеловал ее в нос, а потом в дрогнувшие губы и повторил вопрос.
– Нет, – наконец вымолвила она и вдруг насторожилась. – Что-нибудь не так? Ты не…
– Что ты хотела сказать?
Слоун провел губами от уголка ее рта до уха и прикоснулся языком к мочке.
– Ты не двигаешься, – прошептала девушка, залившись краской.
– О, еще успею, – отмахнулся он. – Мне нравится смотреть, как ты краснеешь.
– Слоун Макдонох!
Он усмехнулся и слегка отодвинулся.
– Так лучше?
Ее голос дрогнул от обиды.
– Нет, совсем не лучше! – воскликнула Нерида и потянулась за ним.
Слоун воспользовался этим и нежно, но глубоко вонзился в ее тело.
– Спокойнее, спокойнее, – приговаривал он. – Не надо торопиться. У нас впереди уйма времени.
Оба знали, что это неправда, но в эту минуту готовы были поверить в невероятное. На их долю выпал кусочек вечности, а остальное неважно.
Нерида подхватила медленный, неторопливый ритм его движений, но делала это помимо воли. Той ночью под звездами он быстро заставил ее достичь кульминации; теперь же ее учили управлять своими эмоциями. Когда девушка была готова вновь потерять голову, Слоун мягко удержал ее. Он заставлял Нериду прислушиваться к движениям его тела, искал самые сокровенные места, вынуждал следовать за собой взад и вперед.
Но этого было мало. Она жаждала умопомрачительного освобождения, ослепительного взрыва экстаза. Ее тело изнывало от желания. Слоун прижимал к себе девушку все крепче и крепче, сладкая мука становилась все утонченнее, но финал так и не наступал. Однако выбора не было. Оставалось лишь взбунтоваться. Нерида нашла собственный ритм, заставила мужчину следовать ему, затем напряглась, часто и порывисто задышала, прошептала его имя, вздрогнула и вытянулась всем телом…
Нерида не знала, долго ли она пролежала так, погруженная в полузабытье, тонущая в неземном блаженстве. Когда она смогла открыть глаза, в воздухе еще плясали блестящие пылинки, а солнечный зайчик на деревянной стене почти не сдвинулся с места.
Блестящее от пота лицо Слоуна было совсем рядом.
– Ну что, так лучше? – улыбнулся он, опершись на локти.
– Да, наверно, – краснея призналась она.
– А точно?
– Ну, мне пока трудно сравнивать. Но думаю, да. – Она запнулась и осторожно спросила: – А тебе так больше нравится?
Слоун хитро усмехнулся.
– Еще не знаю.
Ее глаза расширились.
– Но в прошлый раз разве ты… то есть мы…
– Верно, было очень, очень хорошо, но и сейчас не хуже. Мужчине нелегко понять, доставил ли он наслаждение женщине; теперь я хочу, чтобы ты почувствовала, какое наслаждение доставляешь мне.
Слоун терпеливо ждал, оберегая ее покой. Достичь удовлетворения сейчас, когда ее чувствительность обострилась до предела, было слишком просто и неинтересно. Он жаждал большего.
Слабая улыбка коснулась ее приоткрытых губ. Он наклонился, чтобы поцеловать девушку, ощутил ее теплые, мягкие груди, прикосновение рук к своей пояснице и неторопливо задвигался внутри горячего, бархатистого лона.
При первом толчке Нерида глубоко вздохнула и крепко прижала Слоуна к себе. Он зарылся лицом в ее волосы и принялся покусывать мочку уха. После второго толчка вздох сменился тихим стоном и вырвавшимся у девушки помимо воли неразборчивым лепетом. Вновь вспыхнувшее желание заставило Нериду приноровиться к ритму его движений. Ей хотелось поскорее довести Слоуна до экстаза, но спешить не следовало.
– Посмотри на меня, Слоун, – попросила она и улыбнулась, увидев над собой его голубые глаза. – Я хочу следить за тобой так же, как ты за мной.
Его улыбка как нельзя лучше отразила владевшее обоими чувство мучительного наслаждения.
– Только не в темноте, любовь моя. Только не в темноте…
Улыбка перешла в гримасу, глаза потемнели от страсти. Мускулы напряглись, на шее четко обозначились жилы, движения стали резче, глубже, быстрее…
Через какое-то время он застыл, словно повиснув между небом и землей. Слоун перестал дышать. Капля пота скатилась по шее и поползла к кадыку. Потрясенная Нерида, затаив дыхание, следила за его сведенным судорогой блаженства лицом…
Когда воздух вновь проник в ее легкие, Нерида отчетливо повторила слова, которые прежде казались бессвязными.
– Я люблю тебя, Слоун Макдонох, – прошептала она, надеясь, что тяжелое дыхание мужчины заглушит ее голос.
Но измученный Слоун все же услыхал эти слова, приподнялся на локтях, заглянул ей в глаза и безмолвно поцеловал в губы, шептавшие его имя, и в висок, по которому катилась непрошеная слеза.
Они лежали в полумраке бок о бок. Нерида согнула ногу в колене и прижала ее к бедру Слоуна.
Он подложил руку под затылок. Скомканная одежда валялась на полу, и не было сил, чтобы ее поднять.
Ничто не нарушало тишины, кроме жужжания мух и шлепков лошадиного хвоста. По стене скользили солнечные зайчики.
Блаженство удовлетворенной страсти сменилось изнеможением. Слоун дышал бесшумно, словно во сне, но когда Нерида погладила его по руке, то тут же ощутила ответную ласку.
Наконец девушка нарушила молчание.
– Извини… Не следовало мне… Я поторопилась.
Оба бездумно глядели в пыльный, затянутый паутиной потолок.
– Может быть, но что сделано, то сделано.
– Этого больше не случится.
У Слоуна на секунду перехватило дыхание.
– Не обещай того, в чем не уверена, – предостерег он.
Нерида закрыла глаза и облегченно вздохнула. Он по-прежнему хочет ее, и это желание никогда не угаснет. Она хрипло прошептала:
– Пора возвращаться. Тебе нужно поспать. Джози недолго пробудет в постели.
Слоун повернулся на бок, положил голову на локоть и поцеловал девушку в щеку, в нос, в подбородок, а потом прильнул к губам.
– Не думай об этом. Все будет хорошо, – заверил он и провел кончиками пальцев по шее, ложбинке между грудями, животу и влажному клину мягких курчавых волос, еще хранившему следы его любви.
Нерида бедром ощутила, как напряглось его тело.
– Слоун, не…
– Тс-с-с, – пробормотал он, прикрыв ей рот ладонью.
Нерида почувствовала острый, пряный запах, исходивший от его пальцев, и задохнувшись прижалась к ним губами.
– Мы будем любить друг друга, Нерида, – сказал он. – Медленно, неторопливо, с толком. И много-много раз.
В девушке опять вспыхнул огонь. Она придвинулась к Слоуну, обрадованная новым доказательством силы его чувства.
– Случится это не сегодня…
Он наклонил голову и прихватил зубами нежный сосок. Нерида ахнула от страха, но успокоилась, когда все закончилось мирным поцелуем.
– … Но случится обязательно. Мы оба это знаем.
Слоун погладил ее шелковистое бедро. Ладонь его была прохладной и влажной, и Нерида поняла, что эта влага – ее собственная.
– Я сама собиралась сказать то же…
Он поднял глаза.
– Посмотри на меня, Нерида. Ты еще не раз будешь целовать, ласкать и обнимать меня. Потому что, клянусь Господом, я люблю тебя, Нерида Ван Скай.
На лбу Нериды лежало влажное полотенце. Сидя рядом с диваном, дед пробормотал:
– Тебе надо отдохнуть…
Она была измучена и не собиралась отрицать этого.
– Отдохну, – пообещала девушка. – Кажется, будет жарко. Дедушка, как ты себя чувствуешь?
– Прилично. Ночь была утомительная, но зато утром я отоспался… Черт, похоже, подремать тебе не удастся. Слышишь? – прошептал он.
Нерида сбросила полотенце и села. В спальне наверху послышался шум. Джози встала с кровати, подошла к шкафу, а затем к умывальнику. Раздался тяжелый стук. Похоже, она чуть не уронила в мойку тяжелый кувшин.
– Что это, дедушка?
Нортон медленно покачал головой.
– Не знаю, Нед. Может, она споткнулась?
– Наверняка, если вылакала ночью целую бутылку виски.
– Целую бутылку? Да ты что? – поразился Нортон.
– Да. Пустая бутылка стоит там же, где ты нашел предыдущую.
Снова послышались неуверенные шаги, и Нерида поспешно умолкла. Джози чертыхнулась – видно, ударилась о кровать. Скрипнула дверь шкафа, что-то упало и разбилось. Затем раздался яростный крик и поток ругательств. Нерида бросилась к лестнице. Надо было заставить женщину замолчать: она могла разбудить Слоуна. Но прежде чем девушка добралась до ступенек, вопли прекратились. В наступившем молчании было что-то жуткое.
– Нед! – просипел Нортон, задохнувшись от приступа кашля.
– Дедушка, что с тобой? Позвать врача?
Нортон отрицательно покачал головой, хотя прошло немало времени, прежде чем он смог выдавить:
– К черту доктора! Дай мне виски, Нед… – Старик прижимал руку к груди. Каждый вдох давался ему с трудом. – Того же, что пьет Джози!
Он больше не вымолвил ни слова. В водянистых глазах стояла боль. Нерида услышала неумолимую поступь приближавшейся к деду смерти.
Девушка шла по тротуару с гордо поднятой головой, не обращая внимания на косые взгляды и шепоток за спиной. Даже листовки, наклеенные на всех стенах и тумбах, не интересовали ее. И когда какая-то дородная матрона обозвала ее потаскушкой, Нерида не моргнула глазом.
Она не задумываясь толкнула дверь «Луизианы» и вошла в темный салун. Понемногу глаза начали различать столы, лампы и находившихся в зале мужчин. Четверо играли в покер. Они подняли глаза, но тут же снова уткнулись в карты. Двое сидели у стойки бара. Они уделили Нериде больше внимания, особенно когда девушка направилась прямо к ним.
– Что вам угодно? – бесстрастно осведомился бармен, невзрачный усатый мужчина с окурком сигары в зубах.
– Бутылку виски!
Брови бармена слегка приподнялись.
– Для дедушки, – добавила Нерида, не скрывая волнения. Это ей только на руку. – Ничего не могу с ним поделать: требует, и все…
Она полезла в карман и положила на полированную стойку горсть монет.
– Хватит? Если нет, добавлю.
Нерида знала, что этого более чем достаточно, но пыталась выиграть время, чтобы осмотреться. Бармен считал медленно и при этом думал, нельзя ли ее обжулить.
– Но дешевки мне не надо. Он велел принести ту марку, которую покупает миссис Макдонох.
Он тут же протянул руку за виски «Джим Бим» и поставил бутылку на стойку, продолжая считать деньги. Нерида взяла ее за горлышко, но уходить не торопилась, хотя и дрожала от страха. Секундой позже она пожалела об этом.
– Роскоу, я уверен, что там достаточно… – раздался голос за спиной.
Оборачиваться не требовалось: в зеркале позади бара отражалось лицо Бенуа Харгроува.
Он подошел к стойке, сам отсчитал нужную сумму, а остальные монеты ссыпал в ладонь Нериды.
– Позвольте несколько минут насладиться вашим обществом… Мисс Ван Скай, кажется?
Он произнес слово «насладиться» таким тоном, что у девушки пробежал мороз по коже, и бросил на нее красноречивый взгляд. Пришлось прибегнуть к той же лжи.
– Прошу прощения, у меня мало времени. Это для дедушки. Он неважно себя чувствует.
– Наш разговор не будет долгим, мисс Ван Скай. – Одной рукой Харгроув приподнял ее подбородок, словно собираясь поцеловать, а другой ухватил за запястье. – Позвольте пригласить вас за мой столик. Или, если предпочитаете, в контору наверху, – кивнул он в сторону балкона, выдававшегося над залом «Луизианы».
Девушке ужасно хотелось огреть его бутылкой по голове, но пока Харгроув не догадался, какую угрозу представляет для него Нерида, его можно не бояться. Просто надо постараться не сообщить ему ничего, а выведать как можно больше. Однако пусть знает: она не беззащитна.
– Дедушка ждет моего возвращения, – предупредила она, пока хозяин салуна вел ее к столику в темном углу зала, как раз под балконом. Но зато отсюда было все видно.
Харгроув заставил девушку сесть, наклонился и положил руку на ее плечо. Нерида едва сдержалась.
– Переходите-ка на мою сторону, пока не поздно, мисс Ван Скай, – самодовольно произнес он, садясь напротив. – Все равно в субботу ваш хозяин останется без работы.
Это было ошибкой, и Бенуа тут же пожалел о своих словах. Нерида улыбнулась: салунщик недооценивал врага. Страх исчез. Все равно Харгроув ничего не посмеет с ней сделать при свидетелях.
– Не представляю, о чем вы говорите, – ответила она, притворяясь простушкой.
– Черта с два! – осклабился салунщик. – Я знаю все, что происходит в доме начальника полиции. Ничего, осталось недолго. Скоро грянет такой скандал, что даже этот индюк Дакворт поймет: шансов на переизбрание нет!
Девушка и глазом не моргнула.
– Угрожаете?
– Не угрожаю, а гарантирую.
Нерида развернулась и пошла к двери. Двое посетителей допивали пиво, не обращая на нее никакого внимания. Прекрасно, свидетелей не будет… Она насмешливо оглянулась на не успевшего подняться Харгроува и брезгливо швырнула в плевательницу его бумажник.
Нельзя было терять ни секунды. Нерида взяла бутылку обеими руками и направилась к дому, но не успела сделать и трех шагов, как Слоун схватил ее за руку и потащил в участок.
– Какого черта тебя понесло туда? – грозно рявкнул он, не стесняясь окружающих. Трех часов сна было явно недостаточно, чтобы наверстать недосып. – За виски для деда? Хочешь доконать его?
– Нужно поговорить, Слоун. С глазу на глаз.
– Так же, как ты говорила со своим дружком Харгроувом?
Поняв, что они привлекают к себе всеобщее внимание, Нерида вырвала руку и быстро пошла к участку.
– Я не думала, что кто-нибудь нас видел, – призналась она. – Он буквально затащил меня за столик, но я сразу же встала и ушла.
Слоун ничего не видел, он просто догадался. Но признаваться в этом не следовало: пусть хоть раз в жизни девчонка скажет правду. Признание отнюдь не смягчило его. И когда Нерида свернула к фургону, он чуть не лопнул от злости.
– Нерида, будь ты проклята! Смотри, куда идешь!
– Смотрю. На участке нам поговорить не удастся. Туда в любую секунду может ввалиться полгорода. Это слишком важно.
– Что важно? Бутылка виски для деда? – прорычал он.
Нерида остановилась как вкопанная, и Макдонох едва не врезался в нее. На ресницах девушки повисли слезы.
– Он умирает, Слоун. Осталось несколько дней.
– Ты серьезно?
Она молча кивнула.
– И ты рискнула оставить его одного, чтобы сбегать в «Луизиану» за бутылкой?
– Черт возьми, Слоун, неужели об этом надо орать на улице? Я пытаюсь предотвратить убийство, а ты кричишь на меня как на непослушную девчонку!
Она была права. Им надо поговорить. Что-то важное погнало ее в логово Харгроува. Как ему в голову пришло подозревать Нериду в сговоре с врагом? Участок, конечно, не лучшее место для беседы, но и дом тоже не годится.
Слоун бросил взгляд на тюрьму. Там было много неотложных дел. Кепплеру надо было дать поспать, а Тодд Ньюкомб один с этими головорезами не справится. Нериде же пора было возвращаться к Нортону. Перед уходом из дому Слоун видел его. Старик переживал из-за внучки и выглядел хуже некуда.
– Проклятье! – громко выругался Макдонох. – Извини, я не хотел кричать на тебя. Просто переволновался.
Мимо проехали трое всадников. Они слегка посмеивались. – Возвращайся домой, пригляди за дедом. Ради Бога, не вздумай давать ему виски и никуда больше не ходи, – приказал он, вырывая у Нериды бутылку.
– Но как быть с Джози? А вдруг она уйдет?
– Пусть катится хоть в Сан-Франциско! Не смей за ней следить, поняла?
Люди продолжали глазеть на них. Слоун был прав, что сердился: он ведь ни о чем не догадывался.
– Я-то поняла, – вызывающе подбоченившись, ответила она. – Это ты ничего не понял. Джози виделась с Харгроувом и…
– Джози и Бенуа? Чем докажешь?
– Кто, по-твоему, приносит ей виски?
– Откуда ты знаешь, что это Бенуа?
– Потому что его бармен прекрасно знает, что пьет Джози, а никто, кроме самого Харгроува, не имеет возможности с ней встречаться!
Слоун с сомнением покачал головой.
– Ты что, не доверяешь мне?
– Я вообще никому не доверяю…
Он снял шляпу и провел рукой по волосам. День был жаркий. Нерида отошла в сторону, но тут же шагнула обратно.
– Он все знает, Слоун, – негромко предупредила девушка. – Про тебя, про Джози, про меня. Откуда ему знать это, как не от нее? А ведь она не выходила из дому! Сегодня утром во дворе вновь стояла пустая бутылка – наверно, та самая, которую я принесла ей вчера. И ту бутылку, которая выпала из шкафа, тоже передал он.
Именно звон разбивающейся бутылки и разбудил Слоуна. Звон и ругань Джози. Да, пожалуй, спрятанная им полупустая бутылка не наделала бы такого шуму…
Похоже, девчонка права. Ей можно доверять. Макдонох протянул Нериде виски.
– Иди домой. Позаботься о дедушке. Никуда не выходи и постарайся не дать такой возможности Джози.
– Что ты собираешься делать?
– Найти Билли Фиска и помешать ему выполнить задание Харгроува. Сегодня уже среда.
Хуже всего были ожидание, неопределенность и воспоминания о том, что Слоун не попрощался с ней.
Вернувшись домой, Нерида застала хозяйку на диване с привычным журналом в руках. Выглядела Джози ужасно. Она сделала все, что было в ее силах, но не сумела скрыть последствий двухдневного пьянства. Переворачивая страницы, женщина морщилась от головной боли. В доме еще витал запах пролитого виски.
– Быстро вернулась, – заметила Джози.
– Я была неподалеку.
Нерида чуть было не пожалела бедняжку. Глаза у Джози налились кровью, вокруг рта залегли страдальческие морщины.
– Бармен в «Луизиане» хорошо знал, о чем речь. – Она бросила бутылку на диван. – Даже не спросил марку, когда я потребовала того же, что пьете вы.
Джози побледнела от страха.
– Не пытайтесь отпираться, миссис Макдонох.
– Ты не понимаешь, – пробормотала Джози, сжимаясь в комок и глядя на бутылку как на ядовитую змею.
– Не понимаю и не хочу понимать!
– Ты не знаешь, чем это может кончиться… – Джози вскочила и бросилась к двери. – Надо остановить его!
Но Нерида оказалась быстрее.
– Никуда вы не пойдете!
– Нет, я должна! Надо сказать ему, что я честно выполнила сделку, и не моя вина… Иначе…
– Иначе что? – прошипела Нерида, готовая вцепиться ей в волосы.
И тут Джози не выдержала. Она всхлипнула и уткнулась Нериде в плечо.
– Если бы я не согласилась ему помогать, он бы убил Слоуна…
Нерида осела на пол. Истинные намерения Джози не имели никакого значения.
– Он лгал, – прошептала девушка скорее себе, чем Джози. – Харгроув собирался его убить в любом случае.
Слоун поглядел на афишу и покачал головой, удивляясь превратностям судьбы. Будь она расклеена на неделю раньше, Билли Фиск сидел бы сейчас в камере вместе с погромщиками из трущоб. А сейчас этот человек, разыскиваемый властями штата Канзас за побег из тюрьмы, укрывался где-то в Кокерс-Гроуве.
Похож, признал Макдонох. Художник сумел передать и усмешку, и намечающуюся лысину. Но Слоун слишком хорошо помнил Билли, а другим сходство могло и не броситься в глаза.
Он смахнул афишу в ящик стола. На участке было тихо. Большинство арестованных не успело наделать серьезных бед, поэтому их просто оштрафовали на два доллара за нарушение общественного порядка и отпустили по домам. В тюрьме оставалось лишь четверо особенно «отличившихся», но и те не могли понять, что их довело до исступления, и горько оплакивали свою судьбу.
Придя на участок, Слоун отослал Кепплера спать, Тодда Ньюкомба – совершать обход, а сам стал разбирать накопившуюся за последние дни почту. Тут-то и обнаружилась злосчастная афиша. Будь она расклеена раньше, Фиску пришлось бы тут же бежать из города.
К четырем часам дня были мобилизованы четырнадцать человек, включая Калеба Дакворта. Тем, у кого не было оружия, выдали пистолеты. Один Калеб знал настоящую причину кутерьмы; другим Макдонох просто объяснил, что кто-то видел в городе человека, подходившего под описание…
Слоун поднял глаза. В дверном проеме темнела фигура Джорджа Самуэльса.
– А почему вы не участвуете в облаве? – спросил газетчик, проходя в комнату.
– В какой облаве?
Самуэльс поднял бровь.
– Ну, начальник, если половина жителей Кокерс-Гроува выходит отсюда со значками на груди, это значит, что они мобилизованы. Мы часто не сходились в мнениях, но я никогда не обвинял вас в необдуманных поступках.
– Просто не хочу повторения событий прошлой ночи, – пожал плечами Слоун. – Жители трущоб все еще взбудоражены, а горожане поговаривают о мести. Каждому ясно, что…
– Не вешайте мне лапшу на уши, Макдонох. Я не спрашиваю, почему они пошли патрулировать улицы. Меня интересует, почему вы не с ними.
– У меня есть для этого причины.
– Не сомневаюсь. Но что это за причины, черт побери?
Слоун надвинул шляпу на глаза.
– Джордж, я ведь не учу вас, как выпускать газету. Надеюсь, что и вы не будете учить меня, как проводить облаву. По крайней мере, до субботы я остаюсь начальником полиции Кокерс-Гроува и не обязан объяснять вам свои поступки.
У Самуэльса отвисла челюсть. Но молчание длилось недолго.
– Вы должны объяснять их жителям города.
– Я никому ничего не должен. Мне платят за работу, я ее выполняю. Если людям не нравится, как я справляюсь со своими обязанностями, пусть они выбирают мэром Бенуа Харгроува, а тот назначит нового начальника полиции.
– Вчера утром, когда был ранен мэр, вы не справились со своими обязанностями. И вечером во время погрома тоже.
Но даже эти справедливые обвинения не заставили Слоуна поднять шляпу.
– Решать выборщикам, а не вам. А сейчас, если вы не возражаете, я собираюсь поработать.
Самуэльс захлопал ресницами.
– Знаете, я ведь могу напечатать ваши слова. Понравятся ли они выборщикам?
– Валяйте, Джордж. Мешать не стану.
Нерида сумела оторваться от губ Слоуна, но разжать его железные объятия так и не смогла.
– Вдруг нас кто-нибудь увидит? – прошептала она, пытаясь втащить Макдоноха в дом.
– Сейчас меня это не волнует, – бросил он.
Нерида обмерла. Она поняла, что Слоун не столько обнимает, сколько опирается на нее, чтобы не упасть. Голос его прерывался от изнеможения.
– Отпусти, – попросила она. – Я только открою дверь.
Шатаясь как пьяный, Слоун переступил порог. Зажегся свет, и Нерида потеряла дар речи.
– Боже мой, Слоун, что случилось?
Рукав и перед куртки были залиты кровью, но больше всего пострадали брюки. Собаки стали принюхиваться к одежде, и Нериде пришлось отогнать их.
– Ты ранен? Пожалуйста, не молчи, Слоун! Сядь и расскажи, что произошло.
Но Слоун не сел. Он погладил ее по лицу и сонно сказал:
– С тех пор как ты ушла, я думал только о том, что мы можем больше не увидеться…
Макдонох протяжно вздохнул и уронил голову. Нерида испугалась, что он вот-вот упадет. Но этого не случилось. Слоун сумел добраться до дивана.
Удостоверившись, что Слоун цел, Нерида шагнула к кухне, но остановилась при звуке его голоса.
– Мы нашли Фиска.
Девушка проглотила комок в горле.
– Он мертв?
Кивок Слоуна бросил девушку в дрожь.
– Ты ведь не собирался его убивать, правда?
– Его убили в спину, – резко ответил Макдонох. – Это не моих рук дело.
В его словах прозвучала былая горечь.
Когда наутро Нерида спустилась в благоухающую ароматом свежего кофе кухню, Слоун успел побриться и причесаться. За столом сидел Нортон и грел руки о чашку.
– Зачем ты встал, дедушка?
– Приспичило выпить кофе, Нед.
Поняв, что дед обо всем догадался, Нерида вспыхнула.
– Дедушка, вчера вечером я не хотела…
Нортон поднял изборожденную венами руку, показывая, что не нуждается в объяснениях. На нем были знакомый черный пиджак, мятая рубашка и брюки. Это могло означать только одно: старик успел слазить в свой сундук.
– Знаешь, Нед, я тут пораскинул мозгами и надумал…
– Наведаться в фургон. Зачем это тебе?
Дед опять поднял руку. В его глазах горел лихорадочный огонь.
– У меня мало времени, – с трудом прошептал он. – Я не собираюсь сидеть и ждать, чтобы костлявая забрала меня голыми руками.
Она улыбнулась. Жив курилка!
– Так вот, я пораскинул мозгами и понял, что кое в чем начальник был прав… Он сказал…
– В чем он был прав? И когда вы успели поговорить?
Так вот почему Слоун так долго не нес ей одежду!
– Видишь ли, Нед, этого человека убил либо лис-салунщик, либо кто-то еще.
– Неужели Слоун рассказал тебе об этом?
– А почему нет? – гордо выпрямился Нортон. – По-твоему, со старым дураком и поговорить не о чем?
– Вовсе я так не думаю. Давай дальше.
Дед удовлетворенно кивнул и продолжил:
– На месте Харгроува я велел бы этому Фиску куда-нибудь спрятаться. Слишком много народу знает его в лицо. Лучше всего для этого подходят трущобы.
– Но Фиск там не остался, – перебила Нерида. – Он пошел в публичный дом. По крайней мере, труп его нашли неподалеку.
Нортон кивнул.
– Должно быть, ему до чертиков надоели хибары и захотелось чего-нибудь получше. А там… То ли он похвастался большими деньгами, то ли позарился на что-то, ему не полагавшееся, и получил нож в спину…
Это звучало правдоподобно, но не слишком убедительно.
– И все же без Харгроува не обошлось. Кто-нибудь мог донести ему, что Фиск не выполнил приказа, – предположила Нерида.
– Едва ли. Их могли увидеть вместе, а Харгроув для этого слишком осторожен. Да и зачем ему было убивать Фиска? Пришлось бы нанимать другого. Куда проще было велеть дураку убираться обратно.
– Выходит, Харгроув понятия не имеет о том, что Фиск был в «Позолоченном лебеде», и даже не знает, что тот убит?
– Именно так, – согласился Нортон. – Конечно, если ему не успели рассказать об этом.
– Джози? Но как?
– Я знаю только одно: прошлым вечером она виски наверх не брала, но утром бутылки уже не было.
– Она могла спуститься и сама взять ее. Ходить к Харгроуву слишком рискованно.
– Ей есть что терять, Нед, – возразил Нортон. – Начальник долгие годы содержал ее, а теперь все оказалось под угрозой. Ей волей-неволей пришлось ладить и с теми, и с другими. Но теперь что-то заставило ее окончательно примкнуть к врагам человека, которому она всем обязана.
– Это «что-то» – я…
Нортон подмигнул и победно улыбнулся, словно во время представления.
– Точно, малышка, точно! – Но маска недолго держалась на его лице. – А как бы ты поступила на ее месте?
Ответ был ясен. Она сама пришла к тому же выводу, когда вчера вечером ждала Слоуна, но произнести эти слова было страшно.
– Я бы сделала две вещи, – нерешительно начала Нерида. – Выяснила бы, кто посулит мне больше, и примкнула бы к нему.
– А потом?
– А потом – для верности или просто со злости – разделалась бы с соперницей.
Казалось, беседа лишила Нортона последних сил. Глаза старика потускнели, плечи поникли, и он бессмысленно уставился в пустую чашку.
– Нед, я мог бы давно сказать тебе… – И тут его вновь скрутил кашель.
Нерида торопливо налила кофе и протянула деду чашку. Нортон ухитрился сделать несколько глотков. Когда приступ прошел, он упрямо продолжил:
– Нед, я мог бы давно сказать тебе это, но ты бы не поверила умирающему старику. Я хотел, чтобы ты сама сделала вывод, к которому пришли мы с начальником.
– Я боюсь, – сказала Нерида. – Ему все хуже и хуже. Если он умрет до того, как все кончится…
Она чистила Хаффа, уткнувшегося мордой в кормушку. Запах сена всколыхнул в ней воспоминания. Отвернувшись от Слоуна, девушка смахнула непрошеную слезу.
– Он не собирается умирать, – подбодрил ее Слоун, облокотившись на перегородку между стойлами. Нельзя подходить к Нериде слишком близко. Не время думать о любви… – По крайней мере, в ближайшие дни.
Хотелось бы этому верить. За ужином Нортон не мог проглотить ни куска. Его рука чаще хваталась за грудь, чем за вилку. Нерида могла этого не заметить, но Слоун, сидевший напротив, видел все.
Чтобы не прибегать к явной лжи, он решил отвлечь девушку от тревожных мыслей.
– Ты сегодня ходила в редакцию и на почту?
– Да. – Ее плечи поникли. – Едва ли я еще решусь на это…
– На что?
– Показаться на людях. – Она спохватилась, но было уже поздно. Слово не воробей… Нерида оперлась о плечо Хаффа и повернулась к Слоуну, чтобы рассказать ему все.
– Ничего нового, – промолвила она, пытаясь удержать слезы. Как ни странно, это почти удалось. – Люди всю жизнь шептались и сплетничали у меня за спиной. Из предыдущего города нам с дедушкой пришлось бежать. Нас забросали тухлыми яйцами и помидорами. Они угрожали пристрелить Хаффа и Дэна и бросить нас умирать в прерии.
Слоун шагнул к девушке, но та подняла руку. Сочувствие ей не требовалось.
– Не могу сказать, что это мне по душе. В Бостоне у меня не было друзей. Дети либо смеялись надо мной, либо воротили носы. Дедушка говорил, что не следует никому доверять и надеяться только на себя…
Слоун не мешал ей выговориться, и к Нериде постепенно возвращались решимость и уверенность.
– Я приехала в Кокерс-Гроув не за друзьями, а за деньгами. Потом мы поехали бы дальше, и так без конца… И вдруг все изменилось, все полетело вверх тормашками. Кто-то незнакомый ни с того ни с сего решил позаботиться обо мне.
– Почему «ни с того ни с сего»? У меня была причина.
Она снова покачала головой.
– Дослушай до конца. – В горле стоял комок. – Да, я знаю. Ты заботишься обо всех и обо всем: о бездомных псах, об одноглазных котах, глупых братьях и ветреных мачехах. Ты так заботишься о жителях этого городка, что готов отдать за них жизнь. И если из-за меня ты лишишься этого, я не смогу жить.
– Лишусь? – эхом повторил он. – Почему?
Нерида гордо выпрямилась. Глаза ее были сухими.
– Я смогу спасти тебе жизнь, но не могу заставить тебя измениться. Я не покину город, пока идет война между тобой и Харгроувом. Рано или поздно он оступится – может быть, завтра или в субботу. Но как только все кончится, я посажу дедушку в фургон и мы уедем. Мистер Дакворт останется мэром, а ты – начальником полиции.
Сказать это было нелегко, еще труднее будет исполнить. Но Нерида знала: выбора нет. Она не станет ни к чему принуждать Слоуна.
– Я люблю тебя, начальник полиции Слоун Макдонох… Наверно, потому что ты единственный человек на свете, кроме мамы и дедушки, которому не все равно, жива я или мертва. Может быть, я отношусь к тебе так же, как этот одноглазый кот, у которого даже имени нет. И именно поэтому я должна уехать отсюда. Здесь не Додж и не Уичито. Местные жители не захотят, чтобы начальником полиции у них был человек, подобравший жену на улице или содержащий любовницу в каком-нибудь домике на окраине.
Слоун не пытался возражать. Это разбило Нериде сердце, но облегчило совесть. Сейчас она подойдет, погладит его по щеке, встанет на цыпочки и поцелует. В последний раз. На это у нее сил хватит.
– Ты остаешься, я уезжаю. Не хочу, чтобы из-за меня ты лишился того, что любишь больше всего на свете…
Оба умолкли. Тишину нарушили чьи-то насмешливые аплодисменты.
– О Боже, какая прекрасная речь! – промурлыкала незаметно подошедшая Джози.
– Ты опять пьяна, – укоризненно бросил Слоун.
– О, вовсе нет! Конечно, я выпила – не переводить же хорошее виски на умирающего старика. Но там оставалось слишком мало, чтобы напиться, Слоун.
Все это было ложью. Слоун удивился, как Джози умудрилась добраться до конюшни, ни разу не упав по дороге. Глаза у нее остекленели.
– Возвращайся домой, – приказал он. – Я помогу.
Макдонох шагнул к ней, но тут же остановился. На него смотрело дуло винтовки.
Если бы Нерида не успела выговориться и успокоиться, она не задумываясь кинулась бы на Джози и та со страху нажала бы на курок.
– Отдай ружье, Джози, – попросил Слоун. Голос был скорее встревоженным, чем испуганным. – Ты ведь не станешь стрелять. Звук привлечет внимание.
Она рассмеялась, икнула и шагнула ближе, по-прежнему целясь в Слоуна.
– О, я думала об этом! Видишь ли, стрелять я буду только в том случае, если не останется другого выхода. Я не хочу, чтобы ты легко отделался. За десять лет ты кое-что задолжал мне…
Ее левая рука принялась нашаривать задвижку, и Нерида навострила уши, пытаясь понять, что происходит. Джози на секунду отвернулась, и Слоун успел бросить на девушку тревожный взгляд.
Наконец женщина справилась с дверью и спокойно спросила:
– Ну, Слоун, какой смертью ты предпочитаешь умереть? Заживо сгореть на конюшне, где ты изменял своей верной женушке с этой потаскухой из фургона, или получить пулю в живот? А если сюда сбежится народ, кто посмеет осудить бедную женщину за то, что она застрелила неверного мужа и его любовницу?
Выражение лица Макдоноха едва заметно изменилось, но это не укрылось от взгляда Джози.
– Ты тоже вспомнил ту ночь, Слоун? – визгливо расхохоталась она. – Смешно, правда? Ведь я еще тогда могла рассчитаться с тобой!
Нерида знала, что любое ее движение заставит Джози выстрелить в Слоуна. Промахнуться с такого расстояния невозможно. Будь винтовка направлена на нее, Нерида рискнула бы жизнью, но приносить в жертву Слоуна…
– Проклятье! – прошептала она и потеряла сознание…
Через несколько секунд девушка очнулась в куче сена. Это занервничавший Хафф лягнул ее. Мул поднялся на дыбы, но Слоун уже крепко держал его за уздечку. Нерида увернулась от копыт и вскочила.
В голове гудело. Макдонох сунул ей уздечку.
– Держи! – скомандовал Слоун. – Винтовка все еще у нее!
Не тратя времени, он перепрыгнул через перегородку. И тут оглушительно грянул выстрел… Кто-то корчился на грязном полу.
– Я схватил ее, начальник! – прозвучал надтреснутый старческий голос. – Возьмите ружье!
Слоун пинком отшвырнул винтовку подальше от безжизненно откинувшейся руки Джози и помог Нортону подняться. Старик закашлялся, прижав руку к груди. Нерида заперла Хаффа, бросилась к деду и стиснула его в объятиях.
– Стой, Нед, стой! – прохрипел он. – Ты вышибешь из меня дух!
Ей хотелось смеяться, плакать и ругать сумасшедшего старого шарлатана, чуть не уморившего себя. Но она не успела сказать ни слова: Слоун схватил ее за руку и толкнул к пустующему стойлу.
– Прячься! – прошептал он. – Я так и знал, что выстрел привлечет внимание!
Неподалеку раздались взволнованные голоса. Запыхавшийся Нортон последовал за Неридой. Они опустились на кучу сена, где еще лежало оставленное девушкой покрывало.
– Не вздумай чихнуть, – предупредили Нерида, закутывая деда. – О Господи, дедушка, зачем ты это сделал?
– По-твоему, надо было дать ей застрелить или поджарить вас?
Не было времени спорить: кто-то бешено колотил в дверь конюшни. Она со скрипом открылась, и мужской голос прокричал:
– Начальник! Вы здесь?
– Здесь, Деннис, – отозвался Слоун. – Все в порядке. Миссис Макдонох показалось, что в конюшню забрался вор. Я напугал ее, винтовка выстрелила, и отдача сбила Джози с ног. Похоже, она сильно ударилась головой.
Нортон громко фыркнул. Слава Богу, один из мулов удачно выбрал время заржать.
– Не она ударилась, а я ударил, – прошептал старик.
Нерида шикнула на него. Интересно, поверит ли сосед в эту дурацкую историю?
Все новые и новые тревожные голоса раздавались вокруг конюшни. Казалось, сюда сбежался весь город. Слоун успокаивал соседей.
– У всех нервы на взводе, – то и дело вздыхал он.
Что он скажет, если кто-нибудь обратит внимание на исходящий от Джози запах виски? Похоже, у него на все готов ответ.
Послышался шелест ткани. Видно, Слоун поднял Джози на руки. Та слабо застонала.
– А сейчас, если вы не возражаете, я отнесу миссис Макдонох домой.
– Помочь вам? – спросил Деннис.
– Нет, спасибо. Она уже приходит в себя.
Нужно было поскорее убрать Джози с глаз долой, пока она не очухалась. Едва ли Нортон сумел бы нокаутировать женщину, если бы она не была пьяна. Как бы то ни было, сейчас он лежала в объятиях Слоуна, словно мертвая.
Он ногой распахнул дверь спальни и не церемонясь бросил Джози на неубранную кровать. На полу лежала пустая бутылка из-под виски «Джим Бим». Слоун поднял ее и вышвырнул бы в окно, если б не соседи.
Джози снова застонала и что-то неразборчиво пробормотала, но Слоун не стал ждать, пока она придет в себя. Он запер дверь и бросился вниз по лестнице.
Нерида привела деда на кухню. Хоть Нортон и опирался на внучку всей тяжестью, но не переставал спорить.
– Со мной все в порядке, Нед. Успокойся.
– В порядке! Если бы кто-нибудь услышал твой кашель, весь план пошел бы насмарку! И что бы мы тогда делали? – Она сунула старику стакан воды и обернулась к хлопнувшей двери. – Ох, Слоун, я думала, они никогда не уйдут. Дед расчихался и раскашлялся от пыли, и я была уверена, что вот-вот обман раскроется…
– Все нормально. Они ушли. Но ты права, надо спрятать мистера Ван Ская на случай, если заявится очередной всполошившийся сосед.
Они вдвоем отвели старика в его комнату и уложили в постель. Тот еле дышал, но говорил не умолкая.
– Она ужасно торопилась, а мне не хотелось поднимать шума… – Нерида укрыла старика одеялом. – Черт его знает, откуда она достала это ружье! Сначала я услышал плач наверху, а потом щелканье курка…
– Поговорим позже, дедушка. Тебе надо поспать.
– Не командуй мной, Нед! – Нортон погрозил пальцем, но тут же закашлялся. Приступ был мучительным, хоть и недолгим. Глаза старика потускнели и закрылись. – Я спас вам жизнь, юная леди, и начальнику тоже. Не забывайте об этом.
Нерида опустилась на колени и поцеловала деда в холодный, сухой лоб.
– Не забуду, дедушка. Никогда.
Прежде чем она договорила, старик захрапел.
Утро пятницы выдалось пасмурным. День обещал быть душным. Нерида стояла на заднем крыльце и следила за носившимися по двору собаками. Они-то, по крайней мере, выспались.
– Как чувствуешь себя? – спросил Слоун, целуя девушку в щеку и протягивая ей чашку кофе.
– Устала. – Нерида прильнула к нему и ощутила свежий, прохладный запах крема для бритья. – А ты? Тебе ведь тоже не удалось поспать.
– Как-нибудь переживу.
Он снова поцеловал ее и погладил по мягким, шелковистым волосам. Ночь выдалась кошмарная. Слава Богу, худшее осталось позади. Они даже невесело посмеялись.
– Черт побери, я жалею, что она вчера вечером не напилась. Лежала бы в лежку, и ничего бы не случилось. Я боюсь оставлять тебя с ней.
– Все будет в порядке. Зато теперь мы знаем, чего от нее ждать.
– Ладно, все равно завтра конец, – тихо сказал Слоун.
Он чувствовал неодолимое желание прикоснуться к Нериде. Всю ночь они проворочались с боку на бок, боясь, как бы Джози не сбежала из дому, и Слоун едва сдерживался, чтобы не прижать к себе девушку.
Джесс нашел старый носок Нериды, взлетел на крыльцо и положил измочаленную тряпку к ее ногам. Девушка отвернулась. Она выкинет этот носок, когда Слоун и Джози уйдут обедать в «Лексингтон-Хаус». Пусть ничто не напоминает ни ему о ней, ни ей о нем.
Слоун сидел с бокалом холодного лимонада в руке, глазел на улицу и вытирал рукавом вспотевший лоб. Духота стояла невыносимая. Видно, надвигалась гроза. Однако жара не могла помешать предвыборной суете. По всему городу висели красные, белые и голубые флаги, на стенах пестрели листовки, призывавшие голосовать за того или иного кандидата. Оторвавшись от ремонта зданий, пострадавших во время пожара, плотники перекинули через главную улицу огромное полотнище с призывом отпраздновать канун выборов в «Лексингтон-Хаусе». Теперь они вновь вернулись к работе. Стук молотков и скрип пил раздавались на всю округу. Школа закрылась на каникулы; на ночь в городе остановилась дюжина ковбоев, гнавших стадо коров в Уичито.
К участку приближался Калеб Дакворт, все еще нервничавший, но значительно менее бледный, чем три дня назад. Слоун залпом допил остатки лимонада и убрал камень, мешавший двери закрыться. Пока не смолк городской шум, оба молчали. Наконец Слоун указал молодому человеку на поднос с запотевшими бокалами и спросил:
– Какие новости?
Калеб покачал головой.
– Никаких. То ли у Харгроува есть свои источники информации, то ли его вообще не волнует смерть Фиска. – Он жадно припал к бокалу. – Никто не спрашивал о трупе. По крайней мере, в похоронном бюро справок не наводили.
– Полчаса назад я беседовал с Элиасом, – сказал Слоун. – В парикмахерской тоже никаких разговоров на эту тему не было.
– Ну, начальник, если вы не против, я схожу домой поесть. Мистер Льюистон обещал сообщить, если что-нибудь изменится. Правда, скоро бюро закроется.
– Ступайте, ступайте, Калеб. Спасибо вам.
Молодой человек улыбнулся.
– Не за что, начальник. Лучше сидеть в чулане у Льюистона, чем в который раз слушать, что мама наденет на обед в «Лексингтоне»!
Нерида тихо закрыла дверь и прошла в гостиную, где дожидался Слоун.
– Ты уверена, что не стоит вызвать Бейли? – спросил он. – Если кто-нибудь спросит, я всегда могу сказать, что док приходил к Джози.
Нерида покачала головой и попыталась удержать глубокий вздох.
– Он заставил меня пообещать не вызывать врача.
Девушка бросила взгляд на диван. Больше всего на свете ей хотелось уснуть и проснуться тогда, когда все кончится. Или хотя бы изменится. Но стоило Слоуну раскрыть объятия, как она тут же прижалась к нему и закрыла глаза.
– Он не переживет эту ночь, Слоун…
– Почему ты так думаешь? Он и не из таких передряг выкарабкивался!
Это прозвучало фальшиво. Сколько можно лгать?
– Он слабеет с каждой минутой. Ему трудно дышать. И боли его мучают, хоть он и не признается. – Нерида запнулась и тихо прибавила: – Сегодня ночью я не смогу оставить его одного.
Слоун резко отстранился.
– Придется. Если тебя не будет на обеде, Харгроув поймет, что что-то не так.
Девушка вновь покачала головой.
– Я не смогу оставить деда, Слоун. Да и люди удивятся, ведь я на весь город раструбила о том, что дед умер и что я отправила его прах в Бостон, и вдруг пойду с тобой и Джози в ресторан.
Нерида уже приводила этот довод, когда они втроем разрабатывали план на вечер. Слоун своего мнения не изменил, но делать было нечего.
– Проклятье! – выругался он. – Мне не нравится, что ты останешься здесь одна!
– Тогда дай мне винтовку. У дедушки в фургоне есть старое охотничье ружье.
Девушка прикоснулась к груди Слоуна. Пальцы дрожали то ли от страха, то ли от желания. Последние часы таяли слишком быстро.
– Все будет хорошо. Харгроув еще не знает, что Фиск мертв, а сам он никогда не возьмется за грязную работу, – заверила Нерида, обвивая руками шею Слоуна.
У него вырвался мучительный стон.
– О Боже, Нерида, я этого не вынесу, – пробормотал Макдонох. – Это ужасно! – Он целовал ее в шею. – Будь она проклята, проклята, проклята!
Он целовал ее так, словно пил амброзию из бриллиантового кубка. Нерида бесстыдно прижалась к нему и снова ощутила упругую, горячую мужскую плоть. Слоун готов был опрокинуть ее на пол, но услышал скрип открывающейся наверху двери. Он успел прервать поцелуй и поднял глаза как раз вовремя. На лестничную площадку вышла Джози.
– Ты еще пожалеешь, что не умер вчера вечером, – прошипела она.
В «Лексингтон-Хаусе» было шумно. Зал украшали красные и голубые вымпелы, а неизбежный звездно-полосатый флаг застилал стол на возвышении. Там уже сидела Анни Дакворт; Элиас должен был присоединиться к ней лишь в последний момент. Все остальные места занимали кандидаты и наиболее уважаемые выборщики.
Стоя у дверей, Слоун не слишком любезно подталкивал Джози в спину.
– Совсем как твой отец! – злобно бросила она.
Он наклонился к уху Джози и шепнул:
– Я вынужден следить за тобой. Что тогда, что сейчас.
Ее фарфоровое лицо посерело. За злобой скрывался дикий страх. Слоун не чувствовал угрызений совести: иногда этот ее страх становился его единственным оружием.
Он двинулся к крайнему столику, откуда был хорошо виден весь зал. Вокруг кишела толпа. Приятели обменивались рукопожатиями и хлопали друг друга по спинам. Джентльмены приветствовали дам с разной степенью учтивости. Слоуну не удавалось избежать разговоров, и это отвлекало его от наблюдения за Джози. Он не мог позволить себе грубость, но очень боялся потерять Джози из виду.
А вот и Харгроув! Выражение лица у владельца салуна было не слишком приветливое.
– Так ты никогда не добьешься успеха, Слоун, – заметила Джози, неохотно садясь на предложенный стул. Она знала, что ее место за главным столом.
– Чем ты недовольна? – осведомился он, злорадно улыбаясь. Джози сидела спиной к Харгроуву и не могла с ним даже взглядом обменяться.
Когда женщина попыталась сесть боком, Слоун схватил ее за руку.
– Не суетись, Джози. Ей-Богу, не стоит. Успокойся и поешь.
Нерида отбросила спичку и повесила фонарь на крюк. Светлее в фургоне почти не стало; пришлось подкрутить фитиль.
Старое охотничье ружье стояло в углу. Тонкая паутинка тянулась от ствола к потолку, и Нерида смахнула ее. Она вспомнила, как испугалась, когда Нортон впервые убил при ней кролика. Неужели из этого ружья можно выстрелить и в человека?
Она положила ружье на крышку дедушкиного сундука и прислушалась. Лаяли собаки. Слоун предложил выпустить псов на ночь во двор, хотя рассчитывать на них было смешно. Если Харгроув действительно наносил Джози ночные визиты, Капитан и Джесс должны были к нему привыкнуть.
И все же присутствие животных успокаивало. Рыжий кот пришел следом, обнюхал все углы, впрыгнул на сундук и по-хозяйски улегся рядом с ружьем.
– Поедешь со мной? – спросила Нерида, поглаживая его по голове. – Нет, лучше оставайся со Слоуном, а то убежишь, потеряешься и попадешься ястребу в когти…
Она встала на колени и принялась перебирать содержимое своего сундука. Надо бы выкинуть это старье, но в пути все пригодится. Она пожалела, что не успела выстирать покрывала. Слишком много работы было в доме Слоуна Макдоноха. Она стирала белье, убирала комнаты, готовила еду, словно была его женой. Казалось, Нед Ван Скай, помощник шарлатана и по совместительству карманник, навеки исчез. Но пришло время вернуться.
Нерида тяжело вздохнула и принялась за поиски. Дед проговорился-таки, что деньги у него есть. Надо лишь как следует взяться за дело. И если для этого придется вылить на землю содержимое бутылок с эликсиром, она сделает это не задумываясь.
– Дедушка, почему ты ничего не сказал мне? Почему?
Рыжий кот громко мяукнул, зевнул, выгнул спину, спрыгнул с сундука и вылетел из фургона, оставив девушку в полном одиночестве.
В честь гуртовщиков на обед было подано жареное мясо. Слоун ел с аппетитом человека, пропустившего за последние дни не одну кормежку. Крайний стол делили с ними владелец скобяной лавки Фред Холлет и его жена Элоиза. Слоун предпочел бы вообще не иметь соседей, но зал был переполнен. К счастью, Холлеты оказались словоохотливыми и не слишком жаждали слушать других.
– Вы думаете, у Элиаса есть шансы? – спросил Фред. – Бенуа неплохой оратор, а народ сильно возбужден событиями последних двух недель.
Элоиза презрительно сморщилась.
– Бенуа лжец и жулик. Он мечтает сделать из Кокерс-Гроува второй Додж, по которому день и ночь шляются пьяные ковбои и накрашенные женщины!
– Извините ее, – застенчиво улыбнулся Фред. – Элоиза плохо представляет себе, какое значение для экономики города имеют гуртовщики.
– Прекрасно представляю! – возразила ему супруга. – Но не хочу, чтобы город стал раем для бандитов и негодяев!
Они продолжали препираться, но Слоун не прислушивался к спору. Он не сводил глаз с Бенуа.
Харгроуву предстояло после обеда выступить с речью, а посему он сидел рядом с Элиасом и держался довольно скованно.
Действительно Бенуа бросил тревожный взгляд на Джози, или это Слоуну только показалось? Определенно, салунщик ждал от нее какого-то сигнала. Слоун довольно усмехнулся: с места Джози главный стол был не виден.
Между тем обед близился к концу. Кандидаты откашливались, готовясь к выступлению. Уинн Берлингейм подал Элиасу несколько листков. Через минуту то же самое сделал Джордж Самуэльс. Разница была лишь в том, что он вложил в руку Хар-гроува один-единственный клочок бумаги.
Слоун внимательно следил за читающим записку салунщиком. Бенуа пробежал ее глазами, злобно смял и сунул в карман пиджака. Послание привело Харгроува в неистовый гнев. Он едва сдерживался, когда шептал Самуэльсу ответ. Не оставалось сомнений, чем вызвана эта ярость. Бенуа избегал смотреть на крайний столик, и это как нельзя лучше доказывало, что до неистовства его довел не кто иной, как Слоун.
– Дедушка! Что ты здесь делаешь? – выпалила Нерида, поднявшись на заднее крыльцо.
Нортон стоял в дверях и пытался справиться с одышкой.
– Гуляю, – сварливо ответил старик. – Я устал сидеть взаперти. Никто меня не увидит. Слишком темно.
– Но тут холодно и сыро. Тебе надо быть в тепле.
Она попыталась загнать деда в дом, но тот сопротивлялся. Пришлось отступиться.
– Принеси стул, Нед. Если мне суждено сегодня умереть, предпочитаю сделать это на улице. Всю жизнь ненавидел торчать в четырех стенах.
– Но ведь…
– О черт, ты отказываешь умирающему в последнем желании?
Раньше он не ругал внучку даже во хмелю, и эти слова потрясли ее. Не будь на старике белой рубашки, Нерида не заметила бы, что он поднял руку и прижал ее к груди. Она положила ружье на крыльцо, опрометью бросилась в дом и вытащила из столовой простой деревянный стул.
Нортон сидел на верхней ступеньке, согнувшись пополам от боли.
– Позволь мне сбегать за врачом, – взмолилась девушка, борясь со слезами.
– Нет, никаких докторов. Ради Бога, дай мне спокойно умереть, Нед. Где стул, черт побери?
Она почувствовала себя абсолютно беспомощной и едва не разрыдалась. Нет, нельзя! Как всегда, надеяться можно только на себя. Всхлипывая и вытирая слезы рукавом, Нерида выволокла стул на крыльцо. Ружье лежало рядом, но у деда не хватило бы сил, чтобы поднять его. Нортон ухитрился встать и привалился к столбу. Нерида обняла старика за талию и силой усадила на стул.
– Отпусти меня, Кейти. Я ведь не ребенок…
Нериду бросило в дрожь. Он опять назвал ее именем бабушки. Неужели дед обо всем забыл и помнит только то, что было пятьдесят лет назад?
– Дедушка, это я, Нерида, – тихонько вымолвила она. – Дочка Мэгги.
– Мэгги? – эхом повторил он. – Мэгги ведь умерла, правда? Да, я помню, Нед, я все помню. Можешь не напоминать…
Надо было взять свечу и заглянуть старику в лицо. Жив ли он? Нерида приложила руку к его груди и ощутила слабое биение.
– Дедушка, становится холодно. Я схожу за твоим пальто и вернусь, ладно?
– Виски, – едва слышно возразил старик. – Только оно согреет меня.
– Тебе нельзя виски, дедушка, да и нет его. – У нее подгибались ноги. – Лучше я принесу тебе пальто и одеяло.
Девушка чуть не взвизгнула, когда на ее запястье сомкнулись костлявые пальцы.
– Тогда принеси бутылку эликсира. И себе прихвати. Выпьем за последнее представление доктора Меркурио!
– Дорогие друзья! Дорогие жители города Кокерс-Гроув, штат Канзас! – раздался громкий голос Элиаса Дакворта.
В зале было душно. Большинство присутствовавших дам, включая Джози, обмахивалось веерами; кое-кто из мужчин вытирал лоб платком или расстегивал ворот рубашки, но это мало помогало. Никто не обращал внимания на Элиаса, ожидавшего, пока в зале настанет тишина. Люди продолжали беседовать, официанты гремели посудой и наполняли пустые бокалы. Пришедшие послушать речи толпились вдоль стен и между столиками.
Слоун отодвинул стул и поднялся. Мельтешившие вокруг люди мешали ему наблюдать за Бенуа Харгроувом.
– Что-нибудь случилось, начальник? – спросил Фред Холлет.
Макдонох посмотрел на него так, словно впервые увидел.
– Просто устал сидеть. Надо слегка размяться, – с отсутствующим видом произнес он.
– Ага, стулья тут не самые удобные в мире, – хмыкнул Фред вставая. – Не хотите подымить?
Сколько времени длилась эта беседа? Двадцать секунд? Тридцать? Когда Слоун отклонил предложение и обернулся, Элиас все еще ждал внимания, но Бенуа Харгроув бесследно исчез.
Приближалась гроза. В ветках старого вяза засвистел ветер.
– Дедушка, так лучше? – спросила Нерида, набрасывая одеяло на его тощие плечи. Она не могла заставить Нортона надеть пальто, но против накидки он, кажется, не возражал.
– Мне и раньше было неплохо, Нед. А теперь, будь добра, сходи за парой бутылок моего эликсира. Не отказывай старику в последней просьбе.
– То же самое ты говорил, когда просил принести стул.
Лунный луч упал на лицо старика.
– Я передумал, – ухитрился улыбнуться Нортон, превозмогая боль.
Нерида поцеловала деда и обвила руками его иссохшее тело.
– Ох, дедушка, хоть ты и ужасно упрямый, я все равно люблю тебя!
– Надеешься, что я умру раньше, чем ты добежишь до фургона? Хочешь сэкономить?
По щекам катились слезы, но Нерида Ван Скай уже смеялась. Остроумие еще не оставило доктора Меркурио.
– Твоя взяла, дедушка, – признала она. – Этот эликсир действительно такой противный, как о нем говорят?
– Враки! От него становится так хорошо, что о вкусе просто забываешь. Сейчас мы примем дозу, время пройдет незаметно, а там и начальник вернется…
Ветер трепал подол юбки. Быстро бегущие облака вновь скрыли луну, стало темно, и Нерида пробиралась по двору почти на ощупь. За ней увязались Джесс и Капитан, а у дверей фургона дожидался рыжий кот с покаянным выражением на морде.
– Нет, все-таки я увезу тебя. Мне будет очень одиноко.
Кот не ответил, но принялся умываться. Нерида вынула из ящика две бутылки. Может быть, это разбавленное виски развяжет деду язык? Ведь ей придется платить за его похороны – на этот раз настоящие. Нерида начинала свыкаться с неизбежностью потери. Нортон ведь настолько сжился с этой мыслью, что даже посмеивался. Вот и она побережет слезы на будущее.
Ветер крепчал. Девушка вспомнила, что забыла погасить фонарь. Ладно, ничего не случится. Возвращаться – плохая примета. Да и увереннее себя чувствуешь, когда в темноте виднеется светящееся окошко. Вот вернется Слоун, тогда она и фонарь погасит, и дверь фургона запрет. Наверно, обед скоро кончится.
Не успела она сделать и шагу, как откуда-то сзади донесся негромкий угрожающий голос.
– Две бутылки, мисс Ван Скай? Очень любезно с вашей стороны. Но, увы, я привык к более изысканным напиткам.
Она не могла обернуться, но этого и не требовалось. Человек, обхвативший ее шею и приставивший к виску холодное дуло пистолета, был тем, кто собирался стать мэром Кокерс-Гроува, штат Канзас.
Слоун пробивался через зал, не обращая внимания на ругань тех, кого он толкнул, и на дикие вопли Джози. Как он мог упустить Харгроува? Ясно, что его исчезновение было спланировано заранее! На несколько секунд его задержал Самуэльс. Тут же раздался звон бьющегося хрусталя и фарфора: это Джордж врезался спиной в официанта, несшего поднос с грязной посудой.
– Слоун, стой! – кричала Джози. – Ты ничего не сможешь сделать!
– Черта с два!
Он добрался до прихожей, в которой скопились дамы, чьи мужья пыхтели сигарами снаружи, и отпихнул в сторону дородную матрону, размахивавшую большим черным веером.
Вслед ему неслись крики Джози.
– Слоун, ради Бога, не делай этого! – умоляла она. – Разве ты не понимаешь? Он убьет тебя!
Ветер обрушился на него, как морская волна, но Слоун этого не заметил. Он отшвырнул Джози, схватившую его за руку; та со стоном упала, но ему не было до этого никакого дела. Он решительно и неумолимо рвался вперед.
Слоун на бегу сбросил с себя просторный черный пиджак. Тот взмыл вверх, словно невиданная птица, на какое-то мгновение закрыл луну, а потом упал в грязь.
Ему хотелось закричать, но делать этого ни в коем случае не следовало. Шум заставит Харгроува окончательно потерять голову.
Слоун молча поднялся на крыльцо и беззвучно отпер замок, молясь в душе, чтобы не залаяли собаки. В доме было темно и тихо, как в могиле. Дверь в комнату Нортона была открыта. Слоуну хватило одного взгляда, чтобы понять: старика там нет. Отсутствовало и яркое красно-желтое одеяло. Никаких следов борьбы. Едва ли у Харгроува было время их уничтожить. Войдя в столовую, Слоун заметил, что из нее исчез стул. Мелькнувшая в мозгу догадка позволила мускулам расслабиться. Он на секунду опустил пистолет, но тут же вновь поднял его, открывая заднюю дверь. Ураганный ветер ворвался в дом и чуть не сбил Слоуна с ног. Свист, заглушивший скрип петель, и темнота на кухне позволяли надеяться, что Харгроув его не заметит.
И тут он увидел… Волосы на голове встали дыбом. Проклятье, ему не хватило десяти секунд!
– Отпусти ее, Харгроув! – приказал он, спускаясь с крыльца и оставляя дверь открытой настежь.
Ветер отнес его слова в сторону, но Харгроув вздрогнул и обернулся.
– Не рыпайся, Макдонох, иначе девчонке каюк. Ты проиграл.
Нерида не сопротивлялась, и Слоун возблагодарил за это небо. В пылу борьбы Харгроув мог случайно нажать на крючок. Пока она стоит неподвижно, можно попробовать всадить пулю в схватившего ее человека. Пользуясь мгновением, он громко крикнул:
– Нет, Бенуа, это ты проиграл! Ты можешь убить ее, можешь попытаться убить меня, но твоя песенка спета. Ты мертвец!
Казалось, Харгроув задумался. Свет фонаря делал его идеальной мишенью. Но дрогнет ли рука убийцы, держащая пистолет у виска девушки?
Слоун ощутил горечь во рту. Нет, та злосчастная ночь в Сан-Ривере ни за что не повторится!
– Брось пистолет, Бенуа. Все кончено. – Да, правая рука слегка опустилась, но этого еще недостаточно… – Фиск мертв, а Самуэльс в мокром деле тебе не помощник. Кончай пока никто не пострадал!
– А что дальше, начальник?
– Торговаться не собираюсь!
– Даже ради твоей драгоценной репутации? Имей в виду: если потащишь меня в суд, я на весь штат раструблю, какой ты мошенник!
Мошенник, лжец, убийца. Да, все это верно. И еще кое-кто впридачу.
– Никаких разговоров, пока ты не бросишь оружие и не отпустишь ее.
Харгроув попал в ловушку. Нерида была его последней, надеждой, но и из этого ничего не вышло. Он все еще колебался. А время уходило.
Слоун услышал шорох. Казалось, кто-то ползет по крыльцу. Один из псов? Неужели Харгроув застрелил их? Нет, пальбы не было. Наверно, это скребется отломившаяся ветка вяза. Он напрягся, но не отвел взгляда от мужчины и женщины, освещенных лучом фонаря. И тогда из дома донесся другой звук. Грохнула передняя дверь, и женский голос выкрикнул его имя.
– Назад, Джози!
Харгроув словно только этого и ждал. В следующую секунду, показавшуюся Слоуну вечностью, салунщик швырнул заложницу наземь и навел револьвер на дом. Слоун инстинктивно нажал на спуск. Рука его дернулась от отдачи, глаза защипал пороховой дым. Ему показалось, что перед тем, как упасть, Харгроув успел выстрелить. Что-то тяжелое ударило Слоуна в бок. Он попытался удержаться на ногах, протереть глаза и вновь поднять пистолет, но не сумел. Падая, Макдонох увидел, что к нему со всех ног бежит плачущая Нерида.
– Будь ты проклята, проклята, проклята! – причитала Нерида, взбираясь на крыльцо. – Убирайся отсюда, сука! Мало тебе того, что ты сделала?
Джози стояла неподвижно, словно статуя.
– Все должно было кончиться совсем не так, – отчетливо произнесла она. Ее голос не смогли заглушить ни шум ветра, ни стоны окровавленного человека, лежавшего на крыльце.
Нерида положила его голову к себе на колени и принялась качать, как младенца. Яркая кровь сочилась из простреленного плеча и капала ей на юбку.
– Ох, дедушка, зачем ты это сделал? Слоун бы и сам справился. Ну, тише, тише… Сейчас мы вызовем доктора, и все будет хорошо…
– Не надо доктора, – возразил Нортон. Его лицо исказила гримаса. – Где начальник?
– Я здесь. – Слоун опустился на колени рядом с Неридой и потер ноющие ребра. Падая с крыльца, раненый старик сильно ушиб Макдоноха прикладом.
Костлявая рука вцепилась в его рубашку.
– Начальник, позаботьтесь о ней, слышите? Пусть хоть одна женщина в этой семье ради разнообразия свяжется с хорошим человеком…
– Молчи, дедушка, молчи!
– Нет, Нед, не буду. Некогда мне молчать, поэтому хорошенько слушай…
Тускнеющие глаза закрылись, но старик еще дышал. Правда, каждый новый вдох давался ему труднее предыдущего. Лицо Нортона становилось спокойным и безмятежным. Боль оставила его, морщины расправились, на губах заиграла слабая улыбка.
– Я хочу, чтобы меня похоронили как следует, – прошептал он. – И поставили памятник. Я ведь родом из хорошей бостонской семьи, где у каждого был памятник. У Кейти на могиле стоит камень, да и у Мэгги он будет. Знаешь, я тосковал по ним обеим…
Нерида прижалась щекой ко лбу деда, умиравшего у нее на руках. Теплая и сильная рука Слоуна опустилась на ее плечо. А Нортон продолжал говорить, хотя голос его прерывался.
– Нед, не надо убиваться. Я прожил хорошую жизнь и ни о чем не жалею. Мы с Кейти были счастливы, и после ее смерти я так и не женился. Мэгги тоже не вышла замуж за своего ублюдка, как я ни уговаривал ее. А теперь и с тобой та же история…
Его тело остывало, на лице проступили пятна.
– Нед, я сделал все что мог. – Он отчаянно боролся с сильнейшим противником на свете. – Деньги, тысяча долларов…
– Плевать мне на деньги!
– Они под сиденьем. Золотые монеты. Это на памятник для меня и Мэгги, а остальные – вам с начальником. Все тебе, Нед…
Прежде чем Нортон Ван Скай успел испустить свой последний вздох, Нерида взяла деда за руку и сказала, что любит его. Старый шарлатан собрал последние силы и ответил ей пожатием. Затем его пальцы тихо разжались…
Слезы высохли, рыдания перестали сотрясать тело, а Нерида все еще сидела, держа деда в объятиях. Кто-то накинул ей на плечи плед. Вокруг шептались люди, но она не понимала слов, пока знакомый, мягкий голос не позвал ее по имени.
Она подняла взгляд и увидела небесно-голубые глаза.
– Льюистон приехал, – сказал Слоун.
Она мигнула, только сейчас поняв, что крыльцо освещает полдюжины фонарей. Стоило Нериде кивнуть, как к ней подошел владелец похоронного бюро и поднял бренные останки Нортона Ван Ская. Слоун помог девушке подняться и прижал ее лицом к окровавленной рубашке.
– Дай мне знать, когда ты сможешь идти, – сказал он. – Если хочешь, я понесу тебя. Номер в гостинице уже приготовлен.
– В гостинице? Для кого?
– Для нас с тобой.
Начиная что-то соображать, она оглянулась по сторонам. Вокруг были люди. Они говорили шепотом, но Нерида понимала, что разговор идет о ней и о том, что здесь случилось. Незнакомая женщина вышла из кухни и молча принялась мыть крыльцо, на котором только что сидела Нерида. Девушка вздрогнула. Наверно, она тоже вся в крови…
Слоун поднял ее на руки.
– Куда ты несешь меня? – покорно спросила Нерида.
– В гостиницу, в горячую ванну, в чистую постель. А потом заставлю тебя глотнуть бренди.
– Подожди. Надо еще кое-что сделать, – вяло запротестовала она. – Надо закрыть дверь фургона и погасить фонарь.
– Не беспокойся.
– А стул? Его намочит дождь… – Мысли путались.
– Все уже сделано, – успокоил он, проходя через столовую.
В гостиной тоже кто-то был. Нерида узнала Элиаса Дакворта, адвоката Берлингейма, но остальные были ей неизвестны. При виде девушки все разговоры оборвались.
От кучки людей отделился Берлингейм и прочистил горло.
– Нужен митинг, Слоун.
Его руки напряглись.
– Нет у меня времени ни на какой проклятый митинг.
– Люди требуют объяснений.
– Нечего тут объяснять, Уинн. А сейчас, извините, я должен отправить мисс Ван Скай в гостиницу. Спасибо за помощь. Элиас, передайте мою благодарность миссис Келли и скажите, что я расплачусь с ней утром. Джентльмены, пожалуйста, заприте дом, когда будете уходить.
Никто не открыл ему дверь, и Слоун попросту пнул ее ногой.
– Слоун, минутку, – примирительно сказал Берлингейм. – После вашего ухода из «Лексингтона» Самуэльс выдвинул против вас чудовищные обвинения, а когда стало известно о смерти Харгроува, Джордж заявил, что вступает в борьбу за пост мэра.
– Слово не воробей…
Берлингейм пожал плечами.
– Люди слышали выстрелы. Когда Льюистон провез по городу два трупа – Харгроува и человека, которого считали умершим два дня назад, – народ захотел понять, что случилось. – Он запнулся, но продолжал глядеть Слоуну прямо в глаза. – Прошу прощения у мисс Ван Скай, но делу не поможет, если вы уйдете из дому, держа в объятиях женщину сомнительной репутации, в то время как вашу жену никто не видел с самого начала событий.
От Слоуна посыпались искры. Сжав челюсти, он приказал Берлингейму:
– Найдите ее. Она была здесь, когда я стрелял в Харгроува, и не могла уйти далеко. Можете без нее не возвращаться.
Несмотря на сильный ветер и приближение грозы, улица возле дома Макдоноха была заполнена любопытными. Слоун свирепо расталкивал толпу, но за ним увязался целый хвост. Калеб Дакворт открыл дверь гостиницы и молча закрыл ее перед носом зевак.
Едва начальник полиции успел перевести дух, как с красного кожаного кресла поднялся Джордж Самуэльс.
– Добрый вечер, Макдонох…
Слоун даже не взглянул в его сторону. Калеб, довольный унижением газетчика, вынул ключ и стал подниматься по лестнице.
– Номер шестой, – сказал молодой человек, когда Слоун достиг второго этажа. – Ванна готова. Мама принесла кое-что из одежды сестер. Если понадобится еще что-нибудь, только скажите.
Он вставил ключ в замок и открыл дверь.
Очутившись в теплой воде, Нерида глубоко вздохнула. Шок сменился изнеможением.
Слоун собрал и унес окровавленную, изорванную одежду, понимая, что Нерида больше не сможет ее надеть.
Когда девушка вышла из ванны, вода почти остыла. Нерида быстро вытерлась и надела одолженную ночную рубашку. Нерида выглянула из-за двери ванной и заметила Слоуна. Голый по пояс, босой, с влажными после купания волосами, он сидел у окна. Голова его запрокинулась, глаза были закрыты. На мгновение девушка решила, что он спит, но тут же увидела в его руке бокал с бренди. Он медленно размешивал темную жидкость, согревая ее теплом ладони.
За окном прогремел гром. То ли грохот, то ли шлепанье босых ног по полу заставили Слоуна открыть глаза и подняться.
– Вот, выпей. И никаких разговоров, – мягко, но решительно скомандовал Макдонох.
Принимая бокал, она прикоснулась к пальцам Слоуна. Бренди обжег ей язык и горло, однако огонек внутри зажегся не от него. Она протянула бокал обратно, но не спешила отдавать его. Их пальцы снова переплелись, и все же этого было мало. Слоун нагнул голову и прильнул к ждущим, жадным губам. Он тоже выпил бренди, и тот же огонек загорелся в его глазах. Слоун еще не успел прикоснуться к ее телу, но оно затрепетало. Ее груди набухли, соски напряглись, ожидая ласкового прикосновения.
Бокал разлетелся вдребезги. Слоун подхватил девушку и понес на кровать. Нерида широко открыла глаза, когда Слоун с трудом оторвался от нее, укрыл одеялом и стремительно направился к двери.
– Подожди! – крикнула она, пытаясь броситься следом. – Куда ты?
Он взялся за ручку, но не повернул ее. «Уходи!» – шептал ему один внутренний голос; «Оставайся!» – повелевал другой. Мускулы напряглись. По спине, сверкая серебром, скатилась капля воды.
– Не знаю… – ответил он.
– Не бросай меня. Останься здесь. – Она помолчала, тихонько вздохнула и добавила: – Я не могу без тебя.
Слоун вздрогнул и попытался, не отходя от двери, размять одеревеневшие мышцы спины. На ребрах красовался внушительный синяк. Слишком много беготни и слишком мало сна. Сегодня ночью он убил одного человека и был свидетелем смерти второго, а где-то еще скиталась гонимая бурей женщина, которую он предал и которой нечего терять.
А вот ему самому есть что терять, и он не позволит отнять это ни Джози, ни кому-нибудь другому.
Пальцы, державшиеся за ручку, разжались. Все мускулы расслабились, и он перестал бороться с неимоверной усталостью. Ему надо уснуть, а кровать рядом, в ней ждет женщина с дымчатыми зелеными глазами, мягкими губами и распущенными волосами. Он может лечь, крепко прижаться к ней и уснуть, обнимая это нежное тело, а утром…
Она неслышно подошла, прижалась щекой к его спине, обеими руками обвила талию и прошептала:
– Пожалуйста, Слоун, ложись. Сейчас ничего не будет, мы просто уснем, а утром…
Слоун так круто повернулся, что девушка чуть не упала, схватил ее за руки, погладил по плечам, шее и нерасчесанным волосам.
Утром… Неужели она прочла его мысли? Или он чего-то не понял? Наверно, она хотела сказать, что утром уедет. Ее здесь ничто не держит. Дед умер, деньги у нее есть… Она мечтала как можно скорее покинуть Кокерс-Гроув, штат Канзас. Что ее связывает с этим крошечным, затерянным в прерии городком?
Но это будет утром. У них целая ночь впереди.
Хотя кровать была в двух шагах, он снова поднял Нериду на руки.
– Ну зачем же? – запротестовала она. – Я уже давно научилась ходить.
– В том-то и дело, – загадочно ответил Слоун.
Он укутал ее, нежно поцеловал и погасил лампу.
В ту же секунду за окном полыхнула молния, и Нерида увидела, что Слоун вынул из кобуры пистолет.
– Зачем это? – спросила она, когда Макдонох положил кольт на пол.
– Простая предосторожность. – Он скользнул под одеяло и лег рядом. – Спать, спать, спать..
Выполнить этот приказ оказалось легче, чем думала Нерида. Наверно, бренди еще не подействовал. Она повернулась на бок и прижалась к Слоуну Тот обнял девушку, хотя и сдержаннее, чем ей хотелось. Ах, какая разница… Нерида положила голову к нему на плечо и сладко зевнула. Новая вспышка озарила комнату, но грома девушка уже не слышала…
Он поднял пистолет и направил его на лежавших в постели мужчину и женщину. Женщина – нет, почти девочка – попыталась сползти с кровати, но он вывернул ей руку и заставил вернуться, на место. Обнаженная, вся покрытая старыми и новыми кровоподтеками, она не могла выдавить ни звука. В этот момент грянул оглушительный выстрел, долгим эхом отдавшийся в его ушах. И только когда эхо смолкло, он понял, что снова и снова нажимает на спусковой крючок.
Всюду была кровь. Она хлестала из полудюжины ран на теле мужчины, брызгала на белое шелковое подвенечное платье женщины, превратившейся из испуганного ребенка в дивную красавицу с розовыми бутонами в каштановых волосах.
– Ты убил его! – пронзительно крикнула она и вдруг истерически засмеялась. А он с ужасом смотрел на зажатый в руке пистолет. Из его дула била струя крови. Когда же он попытался избавиться от кольта, оказалось, что тот намертво прирос к его руке…
– Слоун! Слоун! Проснись!
Нерида настойчиво трясла его, пока крики и стоны не прекратились. Но покрытое холодным потом тело еще долго сотрясали судороги.
– Слоун, успокойся. Это всего лишь сон…
Нерида стояла на коленях, ночная рубашка едва прикрывала ее бедра. Казалось, он утих, но еще не проснулся окончательно. Если не разбудить его, кошмар будет длиться бесконечно.
– Будь ты проклята, – пробормотал он, и в этих бессвязных словах звучали такая ненависть, такое отвращение, что девушка на секунду отпрянула.
Впрочем, она тут же спохватилась и принялась трясти его за плечи. Кожа его была в испарине, сердце гулко колотилось, а голова моталась из стороны в сторону.
– Это ты будь проклят, Слоун Макдонох! – крикнула она. – Проснись же!
Он сел и бессмысленно огляделся. Привычная спальня куда-то исчезла, вместо пышного ложа из резного ореха он лежал на обычной железной кровати. Да и остальная мебель была ему незнакома. Сбитый с толку, он принялся рассматривать свои руки. Пистолета в них не было, кровь куда-то исчезла.
– Слоун, ты проснулся наконец? – спросил чей-то тихий голос.
– Ага, – ухитрился выдавить он и провел дрожащими пальцами по мокрым от пота волосам. Кошмар исчез. Слоун обернулся к Нериде и грустно улыбнулся. – Похоже, я здорово напугал тебя.
– Да уж… – Когда он лег навзничь, Нерида прильнула к нему и подтянула повыше одеяло. В комнате было прохладно. За окном лил дождь. – Сначала еще ничего. Ты несколько раз принимался ругаться, я толкала тебя в бок, и ты умолкал. Но сейчас… Я боялась, что ты так и не проснешься.
– Да, мне частенько не хотелось просыпаться вообще.
– О чем ты?
Слоун тяжело вздохнул и прижал к себе теплое тело Нериды.
– Джози не солгала тебе: я действительно убил своего отца. Не для самозащиты, не в результате несчастного случая и не в состоянии аффекта.
Она провела пальцем по его губам.
– Если не хочешь рассказывать, не надо…
– Нет, я должен. Иначе этот кошмар сведет меня с ума.
Он поцеловал ее в макушку и принялся рассказывать. Может быть, теснота, окутывавшая их, словно одеяло, помогла Слоуну решиться.
– До той ночи я не замечал его странностей. Война закончилась полтора года назад, и я вернулся домой. Во-первых, на продолжение учебы не хватило денег, а, во-вторых, кто-то должен был позаботиться о Сан-Ривере. Я уезжал по делам на неделю с лишним, а когда поздно ночью вернулся домой, то услышал визг Джози.
Нерида молча ждала продолжения рассказа. Казалось, у нее в ушах звучит эхо этого визга.
– Тогда у каждого было оружие. Вокруг шлялись дезертиры – и северяне, и конфедераты; бездомных тоже хватало… В общем, когда я взбежал по лестнице, в руке у меня был пистолет.
Так же, как несколько часов назад. Теперь понятно, почему в нем ожили воспоминания.
– Крики доносились из комнаты Джози. Дверь была открыта. Отец лежал на кровати рядом с дочкой одного из арендаторов. Девочке было лет двенадцать-тринадцать, и она была до смерти напутана. Отец вызвался разделить ее со мной.
– Так вот почему ты так странно повел себя, когда считал меня девочкой…
– О нет! В тебе было что-то особенное. Раньше я никогда не испытывал такого… – В темноте он нащупал ее губы и нежно поцеловал. Когда Нерида отвернулась, он спохватился. – Извини. Я не должен был…
– Не надо извиняться. – Кровь бросилась ей в лицо. Слава Богу, в темноте этого не видно.
Он облегченно вздохнул, взял ее за руку и продолжил рассказ.
– Увидев в моей руке пистолет, отец засмеялся. Он предложил мне выстрелить в него. Я покачал головой, и тогда он пригрозил убить девочку.
У Нериды гулко заколотилось сердце. Лицо Слоуна оставалось невидимым. Девушка тихонько окликнула его, но тщетно. Он снова погрузился в ночной кошмар.
– Он смеялся. Он говорил, что мне не убить и хромую лошадь и что я никогда не смогу поднять руку на отца…
– Так как же все-таки это случилось, Слоун? – спросила она, пытаясь растормошить его. Сердце колотилось от страха. Макдонох до боли стиснул ее руку и вдруг выпустил.
– Тут вмешалась Джози. Она сказала, что эта девочка была у отца далеко не первой, и если я не покончу с его безумием, жертв будет еще больше. Отец только хохотал и утвердительно кивал. Он все еще смеялся, когда я нажал на спуск.
Его пальцы шесть раз сжали пальцы Нериды, а потом ослабели.
– Я не мог промахнуться. Все шесть пуль вошли в его тело, но умер он после первого выстрела.
Он глубоко вздохнул и без сил опустился на подушку. Что было дальше? Как Слоун повел себя после? Перед ним лежал изрешеченный труп того, кто дал ему жизнь. Наверно, бросился бежать без оглядки…
– И вы с Джози тут же уехали? – спросила она, пытаясь снова вернуть Слоуна к действительности.
– Нет, не сразу. – Он горько усмехнулся. Мы похоронили его так, будто он умер своей смертью. Его зарыли рядом с матерью. Теперь я думаю, что он либо убил ее, либо замучил до смерти. Но нужно было соблюсти приличия.
Да, подумала Нерида, это в стиле Джози.
– Завещание оказалось неожиданным. Отец ненавидел меня, и не только из-за Рэндалла. Может быть, он считал, что я не его сын. Тем не менее Сан-Ривер достался мне, а не Джози.
– Так почему же ты не захотел в нем жить?
Он пожал плечами.
– Не мог. Я продал плантацию первому же покупателю. Это стало моей самой большой ошибкой.
Если бы Слоун остался в Сан-Ривере, они бы никогда не встретились и не полюбили друг друга. При одной мысли об этом у нее сжалось сердце. Но если бы они не встретились, не пришлось бы и расставаться.
– Думаю, это была отцовская месть. Если бы плантацию унаследовала Джози, она бы ее продала, деньги промотала, и я был бы свободен. Человек, который заботился обо всех, не удрал бы от ответственности…
Он сокрушенно вздохнул. Шесть пуль лишили Джози и мужа, и дома.
– Значит, ты уехал и взял мачеху с собой?
Он снова горько рассмеялся.
– Ох, Нерида, видела бы ты ее в то время! Крики, слезы, заламывание рук… Словно я бросал ее на необитаемом острове. Она угрожала вырыть тело отца с шестью пулями в груди, если я не возьму ее с собой.
А теперь эта интриганка и бездельница где-то коротала сырую канзасскую ночь… Нерида поежилась и тесно прижалась к Слоуну.
– Она опять примется за свое? – прошептала девушка.
– Не знаю. – Слоун погладил ее по щеке и чмокнул в нос. – Не везет мне с женщинами: одна не хочет оставить меня в покое, а другая спит и видит, как поскорее унести ноги…
– Неправда!
– В самом деле? – Он жадно впился в ее рот и целовал, пока Нерида не задохнулась, – Скажи мне еще раз, что не уедешь на рассвете!
Нерида попыталась вырваться из его цепких объятий, но оказалась крепко прижатой к кровати.
Могла ли она солгать, отдаться ему, подождать, пока он уснет, а утром тайком выбраться из гостиницы, запрячь мулов и уехать из города, зная, что бросает человека, который поверил ей?
– А что будет, если я останусь? – спросила она, не в силах ни солгать, ни сказать правду.
– Вот что, – ответил Слоун.
Он принялся неистово целовать ее, не давая вздохнуть, раздвинул ее губы и вонзился в них языком. А когда Слоун отстранился, у девушки вырвался безутешный стон.
Сопротивление было сломлено. Утро вечера мудренее, а пока… Пусть будет что будет; страсть овладела ее телом, разумом, сердцем и душой. Слоун чуть отстранился и начал расстегивать кнопки на ее ночной рубашке. Когда поддавалась очередная застежка, он целовал обнажающееся тело, и Нерида вздрагивала от прикосновений его языка. Кнопки сдавались одна за другой, но девушка не могла больше ждать. Она распахнула рубашку и выгнулась дугой, подставляя грудь под его поцелуи.
– А теперь попробуй сказать, что ты уедешь!
Нет, не могла она сказать этого. Рот, прижавшийся к ее соскам, руки, срывавшие с нее рубашку, не давали солгать.
Он отбросил одеяло, позволяя Нериде уйти, но она воспользовалась свободой лишь для того, чтобы еще теснее прижаться к нему.
– Ну, скажи, что ты не хочешь меня, что уедешь и никогда не вспомнишь об этом…
Нерида блаженно застонала, когда кончик языка прикоснулся к розовому бутону, венчавшему ее белоснежную грудь. Она стащила с себя рубашку, изо всех сил швырнула ее к ногам и попыталась снять со Слоуна трусы. Он не пошевелился, чтобы помочь ей, и Нерида злобно чертыхнулась. Не отрываясь от ее соска, Слоун довольно хмыкнул и слегка приподнял бедро. Через секунду трусы оказались там же, где и рубашка. Наконец-то…
– Значит, да? – спросил Слоун поднимая голову и переключаясь на другой сосок.
– Да, да! Пожалуйста, Слоун…
– Нет, – спокойно заявил он. – До тех пор, пока ты не ответишь на мой вопрос.
Длинные, искусные пальцы погладили ее живот, бедро, колено и вновь вернулись назад, к кудряшкам, в которых скрывался источник ее страсти. Эта ласка была сладкой и неописуемо мучительной. Казалось, у нее внутри все раскалилось от жгучего, яростного пламени.
– Говори! – приказал он. Голос Слоуна предательски дрогнул: страсть испепеляла Макдоноха ничуть не меньше, чем Нериду. – Говори, что ты остаешься!
– Нет, нет, не могу! – простонала она. – Я не могу остаться здесь!
– Ты останешься со мной.
– Да, но только не здесь! Они ненавидят и меня, и тебя… Слоун, не надо портить нашу последнюю ночь. Или люби меня, или дай уйти…
– Я никогда не дам тебе уйти – поклялся Слоун, набрасываясь на нее.
Сердце Нериды отчаянно колотилось, легкие не успевали наполняться воздухом. Она повернула голову и впилась зубами в мускулистое, мокрое от пота мужское плечо.
– Дикарка, – прошептал Макдонох, покусывая ее ухо.
– Зверь, – откликнулась Нерида.
– Не могу жить без тебя. – Он ткнулся носом ей в шею и покачал бедрами из стороны в сторону.
– Слоун, не говори этого!
Он провел губами по лбу девушки и пробормотал ей в макушку:
– Ничего не поделаешь. Я люблю тебя. Хочу, чтобы ты стала моей женой, матерью моих детей…
Каждое слово этого признания сопровождалось все более страстным поцелуем, заставлявшим ее забыть обо всем на свете.
– Говори, – хрипло прошептал он. – Говори, сможешь ли ты уйти от меня. Говори сейчас, когда ты моя, а я твой.
Он двигался в такт этим словам, доводя ее до последнего экстаза. Пальцы Нериды впились в его плечи, тело выгнулось датой.
– Оставайся, Нерида. Оставайся со мной.
Надо ответить ему, пока она окончательно не потеряла голову.
– Нет, Слоун, не могу, – выдохнула она. – Не могу, не могу…
– Можешь. Говори, ну, говори же!
Но было уже поздно. Сладостная судорога свела ее тело. Последние слова Слоуна заглушил пронзительный крик. И этого он уже не выдержал.
Нерида открыла глаза и недоуменно мигнула. Вокруг было темно. Она слегка пошевелилась.
– Ты что? – спросил Слоун.
– Какая темень…
Оба лежали на спине, накрытые простыней.
– Ты сделала важное открытие, – поддразнил он, целуя ладонь Нериды. – Это означает, что у нас еще уйма времени. Как мы им распорядимся: поспим немного или?..
Время. На самом деле его осталось ничтожно мало. Рассвет был недалек.
– Поспим, – медленно сказала она. – Мы долго дремали?
– Недолго. А что?
Ей снился сон. О чем он был? Нет, не вспомнить…
– Слоун…
– Что?
– Я не передумала.
Ее разбитое сердце разлетелось на куски.
– Я знаю. – Почему он так спокоен? Почему не пытается переубедить ее так же, как несколько минут назад? – Жаль. Все могло выйти по-другому.
Нерида отвернулась. Чем она расстроена? Тем, что Слоун ни капли не переживает? Может, она не права?
– Могло?
– Конечно. И дед твой этого хотел.
– Слоун Макдонох, о чем ты? Ты заставлял меня что-то решать, а я в это время плохо соображала.
Он засмеялся и прижал девушку к груди.
– И вовсе я не заставлял. Просто хотел, чтобы ты знала: если ты решишь покинуть Кокерс-Гроув, мы уедем вместе. – Слоун поцеловал ее прямо в раскрывшийся от изумления рот. – Ладно. По моим расчетам, сейчас около четырех утра. Если не тратить время попусту, можно еще пару часов вздремнуть.
Слоун молча уложил Нериду на кровать, прижался к ее спине и натянул на них одеяло. Через несколько секунд он сладко посапывал. Действительно, что ему за дело до мучающих ее вопросов?
– Рыцарь в сверкающих доспехах делает свое дело, и плевать ему на желания прекрасной дамы… – проворчала она и вдруг зевнула…
Она проснулась от шума, открыла глаза и удивилась, что уже рассвело. Слоун не спал и внимательно прислушивался к тяжелым шагам за дверью. Казалось, от стука задрожала гостиница.
– Начальник, вы здесь? – послышался голос Боба Кепплера.
Слоун нежно поцеловал девушку в макушку и вылез из кровати, подав голос не раньше, чем надел брюки.
– Да, тут я!
– Мы нашли миссис Макдонох!
Слоун замер, не успев застегнуть портупею.
– С ней все в порядке?
– Ну… Она засела на вокзале с парой пистолетов и взяла Гарри Гаскелла в заложники.
Пока Слоун шел к двери, Нерида успела выбраться из кровати, схватить ночную рубашку и укрыться в ванной.
– Никто толком не знает, как это случилось, – принялся объяснять Кепплер, пока Макдонох надевал носки и обувался. – Сегодня утром Гарри вместе с Эрни Джуэллом пришел открывать вокзал и увидел, что замок взломан. Эрни рассказал, что Гарри вошел и стал озираться по сторонам, а она наставила на него пистолет и потребовала билет до Сан-Франциско. А когда Гарри начал возникать, она выстрелила.
– Он ранен?
– Нет. Ему прострелили шляпу.
Слоун надел рубашку, бросил взгляд на запачканную кровью куртку с тусклой оловянной звездой и хмыкнул.
– Вот так сверкающие доспехи! – Куртка упала обратно на стул.
Что-то было не так. Ах да, кобура слишком легкая! Он же оставил пистолет на полу… Господи, неужели у него хватит сил прицелиться в Джози?
Наверно, Слоун так и ушел бы без оружия, если бы не Нерида.
– Возьми пистолет, – скомандовала она, появляясь на пороге ванной. – Джози однажды уже пыталась убить тебя.
– Что за чушь она порет? – удивился Кепплер.
Макдонох поднял револьвер и внимательно осмотрел его. Барабан был полон.
– Тогда в конюшне не было никакого вора, – хмуро буркнул он, засовывая кольт в кобуру. – Она пришла туда, чтобы убить нас.
– Но какой в этом смысл, Слоун? – пробормотал сконфуженный помощник.
– Никакого. Наверно, она просто сошла с ума.
Слоун внимательно осмотрел Нериду. Принесенная Калебом рубашка была ей велика, юбка чересчур коротка, растрепанные золотистые волосы перехватывала какая-то ленточка. Он заправил ей за ухо выбившийся локон, погладил ее по затылку и наклонился, чтобы поцеловать, но суровый взгляд заставил Слоуна остановиться.
– Никаких прощальных поцелуев. Я иду с тобой.
Она прекрасно понимала, что у Макдоноха нет времени спорить.
Гроза унеслась, оставив после себя ясное, безоблачное небо. Лишь лужи на улицах напоминали о прошедшем дожде.
– Ее искали всю ночь, – объяснял Кепплер, размашисто шагая по тротуару. – Лило как из ведра. Мы знали, что рано или поздно она объявится.
Не будь суббота днем выборов, половина Кокерс-Гроува еще спала бы мертвым сном. Но сегодня улицы были заполнены толпами взволнованных людей. Бурная ночь сменилась еще более бурным утром. Вокруг только и говорили, что о драме на вокзале.
Нерида чувствовала на себе подозрительные взгляды, слышала, как шепчутся у нее за спиной и хихикают при слове «гостиница». В Кокерс-Гроуве секретов не существовало.
Слоун крепко сжал ее руку, но продолжал разговаривать с помощником.
– Как ты думаешь, Боб, где она взяла пистолет?
– Похоже, у Харгроува.
– Он же мертв!
– Ну да. Но когда Льюистон зашел в «Луизиану» за рубашкой для похорон, то увидел, что там все разворочено, словно кто-то искал деньги. А бармен Роскоу уверен, что у нее был ключ.
Слоун вздрогнул и больно стиснул ладонь Нериды.
Шагая в ногу, они прошли мимо полицейского участка. Слоун не повернул головы, но Нерида еще раз полюбовалась стеклянной доской, на которой было золотом выведено имя Макдоноха.
Слоун – часть этого города, горько подумала девушка. Она не имеет права увезти его отсюда.
Тротуар кончился. Неподалеку от пепелища стояла телега с лесом, предназначенным для отстройки салуна Хобсона и других сгоревших домов. Рядом дожидались Уинн Берлингейм и Элиас Дакворт. Слоун остановился и пристально всмотрелся в здание вокзала. Вход в него был с другой стороны, где проходили железнодорожные пути. Чтобы добраться до двери, придется завернуть за угол и пробежать метров десять-пятнадцать.
Он обнял Нериду за плечи и подтолкнул к телеге.
– Останешься здесь, поняла? Не вздумай ходить за мной. Это не поможет.
Она кивнула.
– Попробую уговорить ее выйти. Она наверняка пьяна и…
Из окна вокзала грянул выстрел. Пуля впилась в землю метрах в десяти от дышла телеги. Любопытные с криком шарахнулись в стороны, Уинн и Элиас достали оружие.
Нерида не могла оторвать взгляда от голубых глаз Слоуна. Он потянулся к кобуре, но передумал и потрепал девушку по щеке.
– Все будет в порядке. Я обещаю, – пробормотал Макдонох и прижался к ее губам.
Резкий голос Джози разорвал утреннюю тишину.
– Слоун, не пытайся остановить меня! Я десять лет проторчала в этой Богом забытой дыре! Когда придет западный экспресс, я наконец уеду в Сан-Франциско, как ты обещал, когда мы бросили Сан-Ривер!
– Отпусти Гарри, тогда поговорим, – откликнулся Слоун, придвигаясь к краю телеги, откуда был лучше виден вокзал.
– Не раньше чем окажусь в поезде!
Вторая пуля угодила в лужу рядом с телегой. Брызги попали на рубашку Слоуна. Ничего, грязь отстирается…
– Сколько до поезда? – бросил Макдонох Кепплеру.
– Десять минут, – ответил тот, громко хлопнув крышкой часов.
Пьяная и отчаявшаяся Джози была способна на все. Слоун не мог рисковать жизнью невинного человека.
– Прикрой меня, Боб.
– Подожди! – крикнула Нерида, хватая его за рукав.
Но ткань выскользнула у нее из пальцев. Началась пальба. Пороховой дым застилал глаза, в ушах звенело от грохота. Девушка застыла от ужаса и опомнилась только тогда, когда Кепплер крикнул:
– Прекратить огонь! Он уже там!
Слоун прислонился спиной к стене и отдышался. По дороге он поскользнулся и едва не упал, но все же успел добежать до крыла, в котором не было окон. Оглянувшись, он с облегчением убедился, что упрямая девчонка на этот раз не ослушалась приказа, и осторожно двинулся к дальнему углу здания. Теперь у Джози было мало шансов помешать ему. На улицу выходили два окна, на перрон – лишь одно, узкое и густо покрытое сажей. Таким образом, дверь оставалась единственным входом и выходом. Джози могла забаррикадировать ее мебелью, но это помешало бы ей сесть на поезд. Значит, дверь приперта от силы парой стульев.
Пальба, крики и визги сменились напряженной тишиной. Шаги Слоуна по гравию казались оглушительными. Если Джози услышала их, нельзя терять ни секунды. Только бы его тень не заслонила окно… Слава Богу, все позади!
Он высадил дверь ударом ноги и успел отпрянуть прежде, чем прозвучали четыре беглых выстрела. Джози отбросила пустой револьвер и потянулась за другим, Слоун спокойно вошел в зал.
– Брось, Джози. Шести выстрелов вполне достаточно.
Она не пошевелилась, не издала ни единого звука. Макдонох прошел в угол и подобрал с пола два пистолета. Один из них был еще теплым.
Платье Джози было измято и запачкано, волосы растрепаны, локоны висели сосульками. Она долго не опускала глаз, но затем отвернулась и села на пол.
Раздался свисток приближавшегося поезда. Джози спрятала лицо в ладони и всхлипнула.
– Ты цел, Гарри? – не оборачиваясь спросил Слоун перепуганного начальника станции, привязанного к стулу.
– Да, мистер Макдонох.
– Посиди еще минутку, сейчас тебя…
Его голос оборвался на полуслове. В дверях стояла Нерида.
– Я слышала выстрелы… – прошептала девушка. Отчаянный страх и несказанное облегчение слышались в этом шепоте.
Ну разве можно было сердиться на нее? Слоуну хотелось отшвырнуть пистолет и поскорее обнять девушку, но он не мог себе этого позволить.
– Черт побери, я ведь велел тебе сидеть и не высовываться!
– Сидеть и ждать, не зная, что происходит? Думать, что ты умираешь в луже крови, и не прийти на помощь? Как мой дед, который вчера вечером сидел на стуле и ждал, пока нас не пристрелит Харгроув? Или как позавчера, когда она пыталась убить нас?
Джози подняла глаза. По ее щекам текли слезы.
– Я никогда бы не сделала этого, Слоун, – всхлипнула она. – Единственное, чего я хотела, – уехать отсюда. Ты обещал сделать это, если тебя не изберут на новый срок. – Она вытерла глаза рукавом. – Кто же знал, что это затянется на десять лет?
– Ты могла уехать когда угодно.
Он отдал Нериде отобранный у Джози заряженный пистолет и протянул мачехе руку, чтобы помочь встать. Женщина потянулась за стоявшим на полу маленьким саквояжем.
– Неужели ты ничего не понял?
Нерида насторожилась. Тон Джози разительно изменился. Даже тот жест, которым она одернула юбку, говорил о том, что Джози еще не сказала последнего слова. А когда женщина не обратила внимания на предложенную руку и полезла в саквояж, Нерида прочла в ее изумрудных глазах самое страшное.
– Я не могла уехать, Слоун, – прошептала Джози. – Я любила тебя.
Пистолетик был так мал, что почти полностью скрывался в узкой руке Джози.
– Дай его мне, – потребовал Слоун, протягивая ладонь.
– На этот раз нет.
Она отошла в сторону, не опуская пистолета и не оглядываясь на дверь, к которой недавно так отчаянно стремилась.
Паровоз дал второй свисток.
– Слоун, я не могла уехать раньше, но могу это сделать теперь. Я рассчитывала, что ты уедешь со мной. Я все рассказала Бенуа именно потому, что он обещал лишить тебя работы. – Джози пожала плечами. – Что ж, кое-чего мне все-таки удалось добиться.
– У тебя нет денег.
Она покачала саквояжем и засмеялась.
– Зато у Бенуа их было много. – Джози склонила голову набок, и смех сменился грустной улыбкой. – Знаешь, я никогда не любила Рэндалла, поэтому и не торопилась замуж. Я ждала тебя, Слоун, а не его. Я даже обрадовалась, когда он умер и ты почувствовал вину перед ним. Я решила, что ты вернешься в Сан-Ривер и женишься на мне. Но это была только жалость, а не любовь. Со злости я вышла за твоего отца…
Нерида спрятала тяжелый револьвер в складках юбки и положила палец на спусковой крючок. Она знала, какие муки ревности сейчас испытывает Джози и как ей хочется отомстить за обиду.
Слоун медленно обернулся. Джози хватило бы нескольких шагов, чтобы оказаться на перроне. Земля дрожала под колесами подходившего к станции западного экспресса. Снаружи доносился хриплый голос Боба Кепплера, пытавшегося сдержать толпу, крики женщин, сердитые голоса мужчин… Ничего, скоро это кончится. Осталось всего несколько минут. Долгих, мучительных минут…
– Дай пистолет, Джози, – повторил он. – Если ты выйдешь в дверь, кто-нибудь может выстрелить.
– Все еще защищаешь меня? – Она гордо тряхнула неприбранными волосами. – Я больше не нуждаюсь в твоей защите. Дай мне сесть на поезд, Слоун. Дай мне уйти из твоей жизни и наконец начать свою собственную.
Остальные ее слова заглушил свисток и скрежет колес остановившегося поезда. Боб Кепплер по-прежнему не пускал толпу в здание вокзала, но Слоун, не отводя глаз от Джози, жестом велел помощнику развязать Гарри Гаскелла.
Нерида тихонько чертыхнулась. В зал ввалились пассажиры, требовавшие билетов, ломовой извозчик Эрни, Джордж Самуэльс, Элиас Дакворт и орда зевак. Они отделили девушку от Слоуна, и ей приходилось отчаянно сражаться, чтобы не потерять его из виду. И тогда на помощь пришло почти забытое искусство. Проскользнув мимо носильщика с двумя тяжелыми чемоданами, она достигла двери. Но Джози и Слоун как в воду канули.
Толпа поредела, и Нерида, встав на цыпочки, увидела, как Слоун сажает Джози в поезд.
Поднявшись на ступеньку, Джози обернулась и вскинула руку с пистолетом. Прогремел выстрел.
Нерида вскрикнула и бросилась напролом. Если бы кто-то не схватил ее за руку, она бы всадила все шесть пуль в соблазнительное тело Джозефины Притт Макдонох.
– Прошу внимания! – громко и спокойно возгласила Джози. – Я хочу сделать публичное заявление. Слоун Макдонох, лучший начальник полиции в стране, никогда не был моим мужем!
Нерида боролась изо всех сил, но не могла справиться с человеком, выкручивавшим ей запястье. Пистолет выпал из онемевших пальцев, и запыхавшаяся девушка наконец услышала тихий шепот:
– Не мешай, дай ей выговориться. Все кончилось, любимая. Кончилось навсегда…
Слоун тронул поводья и понукнул мулов. Фургон дернулся так, что Нерида еле успела подхватить стоявшую у нее на коленях корзинку с провизией.
– Я не сумею сделать из тебя «доктора Меркурио», – улыбаясь сказала она. – Для этого ты слишком честен, Слоун Макдонох. Забота о людях не позволит тебе морочить им голову.
Хафф и Дэн, соскучившись стоять на конюшне весело рысили по главной улице. Мимо быстро мелькали знакомые дома и лавки.
– О, я быстро освоюсь! – Он перехватил поводья в левую руку, а правой обнял девушку за плечи. – Если же нет, ты всегда сможешь вернуться к прежнему ремеслу.
Нерида ущипнула его за ляжку. Слоун засмеялся. Ладно, так и быть, пусть убирает руку. Можно не торопиться, времени хватит. Времени у них уйма!
Они миновали «Луизиану», закрытую и по случаю выборов, и в связи со смертью владельца. У похоронного бюро Льюистона еще толпился народ. Бенуа хоронили пышно: любопытство пригнало сюда даже тех, кто не был знаком с покойником.
– Думаешь, речь Джози может повлиять на исход выборов?
Слоун пожал плечами.
– Кто его знает… Кокерс-Гроув довольно чопорный городишко, не то что Уичито. Наверняка кое-кто решил, что мы с Джози жили в грехе или были обвенчаны, но Джози просто решила уйти от меня.
– А зачем она сказала, что ты лучший на свете начальник полиции и что они тебя не заслуживают?
– Любимая, по-моему, Джози говорила это не столько для жителей Кокерс-Гроува, сколько для тебя.
– Для меня? Почему?
– Не знаю. Может быть, она замечала то, чего не видели мы. Например, что ты не нуждаешься в моей опеке.
– Как это не нуждаюсь? О Боже, что бы я без тебя делала?
– Шарила бы по карманам, – не колеблясь ответил он.
Нерида шлепнула его по голени и злобно зарычала:
– И долго ты собираешься напоминать мне о прошлом?
– Всю жизнь. Если бы я не поймал тебя с кошельком Бенуа Харгроува, то никогда не узнал бы, что такое настоящее счастье. Ведь ты дорого досталась мне, не то что Джози. Я никогда не волновался из-за нее, никогда не интересовался, что она собой представляет. При ней я умирал от тоски. А с тобой… С тобой не соскучишься.
Они выехали за город, и Слоун направил мулов к реке. Небо было безоблачным, день – теплым и тихим. Впереди поблескивала широкая водная гладь, а купа ив при свете солнца выглядела ничуть не менее соблазнительно, чем при звездах.
– Сегодня утром ты замечательно говорил на похоронах дедушки. Знаешь, он был о тебе весьма высокого мнения.
– Да, у нас было много общего. Он очень любил тебя, Нерида.
Она удивленно покачала головой.
– Эта любовь временами принимала странную форму. Тогда почему он до последнего молчал о деньгах? А если бы пуля угодила ему в сердце? Я ведь могла продать этот чертов фургон вместе с тысячей долларов!
Девушка подозрительно уставилась на хитро улыбающегося Слоуна.
– Ты все знал! – прошипела она. – Дед рассказал о деньгах тебе, но ни словом не обмолвился мне. Как он мог? – Она немного остыла и обиженно спросила: – А ты как мог?
– Нортон взял с меня клятву, что я расскажу тебе обо всем лишь после его смерти. Он считал, что так ты скорее согласишься принять от меня помощь, но не хотел, чтобы я женился на тебе из жалости.
– А разве это не так? – кротко спросила девушка.
Если бы фургон трясло чуть поменьше, Слоун поцеловал бы ее. Но Макдоноха удержал страз свернуть Нериде нос.
– Единственное, за что тебя стоит пожалеть так это за то, что ты выбрала в мужья безработного полицейского, а не кого-нибудь получше.
– А если Элиас победит и вновь предложит тебе место начальника полиции?
– Не будем делить шкуру неубитого медведя. У Самуэльса есть против Дакворта сильный козырь: положение жителей трущоб. Кто-то должен подумать и о них.
– Слоун, ты опять за свое… – нежно и негромко произнесла Нерида. – Ты заботишься обо всех, кроме самого себя. – Она выпрямилась и попыталась высвободиться из его объятий. Когда из этого ничего не вышло, девушка сложила руки на груди, задрала подбородок, отвернулась и бросила: – Все твои обещания уехать из Кокерс-Гроува и начать бродячую жизнь ничего не стоят. Абсолютно ничего!
Слоун выругался и сурово встряхнул Нериду. Счастливо засмеявшись, девушка положила голову ему на плечо.
– Плевать мне на посты, Нерида. Я готов быть кем угодно, лишь бы не расставаться с тобой.
Они добрались до реки, когда солнце достигло зенита. Слоун распряг мулов и повел их на водопой, пока Нерида ползала на четвереньках, расстилая на траве покрывало. Распущенные золотистые волосы падали ей на глаза, и девушка нетерпеливо отбрасывала их.
Она и не подозревала, какими соблазнительными выглядят ее круглые ягодицы и обтянутые новой рубашкой груди…
Наконец удовлетворенная Нерида понеслась к фургону за корзинкой со съестным. Там был жареный цыпленок, крутые яйца, кувшин с лимонадом, яблочный пирог и баночка самодельных маринованных огурцов. Все это принесли соседи на поминки Нортона. Она улыбнулась, представив себе, как был бы рад дедушка этим подаркам незнакомых людей. Харгроув бы век этого не дождался…
На левой руке ярко вспыхнуло золотое кольцо. Оно еще мешало Нериде: никогда прежде ей не доводилось носить колец, тем более обручальных.
На покрывало легли тарелки, вилки и вышитые льняные салфетки, когда-то украшавшие стол в Сан-Ривере. Она стеснялась лазить за ними в буфет, но Слоун настоял на своем. Как многому ей еще предстоит научиться!
– Ленч готов, – сказала девушка.
Слоун крепко обнял ее. Ладони мужчины скользили все ниже и ниже.
– И я тоже готов, хотя и не совсем для ленча. Что ты скажешь, если мы поедим чуть попозже? – шутливо предложил он, утыкаясь носом ей в шею.
Хафф потянулся к воде и чуть не вырвал уздечку из рук Слоуна.
– Поскорее, мулы, – пробормотал Слоун. – Я и сам изнываю от жажды.
– Поскорей, мулы, – эхом откликнулась Нерида. – Нас с мужем ждет трудный день!




Читать онлайн любовный роман - Обольщение под звездами - Хилтон Линда

Разделы:

Ваши комментарии
к роману Обольщение под звездами - Хилтон Линда


Комментарии к роману "Обольщение под звездами - Хилтон Линда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа