Читать онлайн Немеркнущие надежды, автора - Хилстрем Мэри, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Немеркнущие надежды - Хилстрем Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Немеркнущие надежды - Хилстрем Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Немеркнущие надежды - Хилстрем Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хилстрем Мэри

Немеркнущие надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Ну вот, пожалуй, и все, — закончила летучку Надя, и члены редколлегии разбежались как дети, отпущенные на переменку. Осталась одна Анна Берроуз.
— Нужна твоя помощь, — сказала она, когда Надя удивленно подняла на нее глаза.
— Давай посмотрим, что у тебя. Анна усмехнулась.
— Насчет заметки о кампании по сбору средств на машину «скорой помощи». Никак не найду зацепку. — Она вздохнула. — Понятно, это очень важно для наших читателей. Но как завлечь их на ужин с лотереей, в которой главный приз гончая?
Надя кивнула.
— Признаюсь, я покупала билеты в надежде, что не выиграю ее.
— Стив Маккензи заверяет, что эта гончая — чемпионка, настоящая чистокровка и так далее. Надя размышляла некоторое время.
— О'кей. А что, если кратко изложить историю медицины с начала века и до кануна следующего? С помощью архивных фотографий можно показать, как внедрялись открытия и изобретения, как автомобиль пришел на смену конной повозке и соответственно менялась жизнь врача.
Анна заметно приободрилась.
— Мне это нравится! Обалденная возможность сравнительного анализа. От двухместной коляски до санитарных вертолетов и самолетов.
— Ален… э… доктор Смит упомянул своего предшественника, кажется, это доктор Сеннетт. Посмотри, что у нас на него есть, может, наткнешься на что-нибудь интересное.
— Великолепная идея! Я немедленно займусь этим.
Надя снова надела очки и встала.
— Ты могла бы попросить доктора Смита прокомментировать прошлое и настоящее медицины или рассказать какой-нибудь забавный случай из практики.
— Стоит попробовать. — Анна тоже поднялась, и они вместе направились к двери.
В коридоре на Надю налетела секретарша.
— О миссис Адам, как хорошо, что вы здесь! Телефон в вашем кабинете не отвечал, и я… — Она замолчала, пытаясь отдышаться. — Вы можете поговорить сейчас с миссис Бритл из школы? Это насчет вашей дочери, и срочно.
…Надя торопливо вбежала по ступенькам крыльца старого уродливого здания, служившего домом и приемной старого доктора — предшественника Алена — всю его долгую жизнь.
Сейчас в нем размещались кабинеты двух врачей, а на втором этаже квартира, в которой уже два года жил доктор Стикс.
В приемной было полно народу. Надя узнала кое-кого из своих знакомых и обменялась с ними приветствиями. Она быстро подошла к регистратору Монике Паркер и требовательно спросила:
— Где Элли? Я так спешила!
— О, не волнуйтесь так, миссис Адам, — ответила Моника с ободряющей улыбкой. — У доктора Смита полно пациентов…
— С Элли все в порядке? — Надя подняла голову, стараясь заглянуть через высокую картотеку во внутреннее помещение.
Моника встала и поманила ее за собой:
— Пойдемте, пока вы совсем не расклеились. Ничего страшного. Доктор как раз заканчивает.
Едва поспевая за пожилой женщиной по длинному узкому коридору, Надя с дрожью в голосе спросила:
— Что значит «заканчивает»?
— С вашей дочкой все будет хорошо, поверьте мне. Она уже крутит доктором, как хочет. — Моника усмехнулась, оглянувшись через плечо.
У последней двери справа она остановилась и постучала, прежде чем открыть.
— Пришла миссис Адам, — объявила она и отступила в сторону.
Надя увидела широкую спину Алена и бледное лицо дочери. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, она вошла в небольшую комнату.
Элли показалась ей совсем маленькой и хрупкой на смотровом столе с холодным компрессом на голове. Ее голая левая стопа явно распухла.
— Что случилось? Миссис Бритл сказала только, что произошел несчастный случай на игровой площадке.
— Возможно, легкое сотрясение и растяжение сустава.
— Это серьезно?
— Ничего страшного. День-два посидит дома и пока должна пользоваться костылями.
— Бедняжка, — прошептала Надя, ее голос выдавал волнение, которое она хотела бы скрыть. — Очень больно?
У Элли опустились уголки рта. Но не от боли, поняла Надя, а от ярости.
— Ужасно больно, и во всем виноват Джон Кристи.
— Что случилось? Неужели он ударил тебя?
— Нет. Но все равно он виноват. Выхвалялся перед Мартой Болен, изображая из себя звезду футбола, и врезался в меня.
— Это Джон, у которого мама похожа на Мадонну, или Джон, у которого отец разводит лошадей?
— Джон-тупица, — пробормотала Элли, — который доставляет твои газеты. — В ее взгляде промелькнуло коварство. — Если ты и вправду меня любишь, то уволишь его, — сказала она капризно-очаровательно-убедительным голосом, унаследованным от отца.
Надя подавила улыбку.
— Ты не можешь просить об этом. Элли опять сверкнула глазами.
— Еще как могу. Я ненавижу этого слизняка.
— Может быть, но это ваше дело, меня не вмешивай.
— Ты издатель и владелец газеты, значит, ты босс. Ты можешь все, и никто ничего не скажет, боясь потерять работу.
— Элли, ты сама понимаешь, что было бы несправедливо наказывать Джона за случайное происшествие.
Эльвира надулась.
— Если бы папа был здесь, он заступился бы за меня.
— Могу сказать лишь о себе: я не намерена никого увольнять.
Из карих глаз Элли брызнули слезы.
— Ты любишь только свою дурацкую газету.
— Не правда, — запротестовала пораженная Надя. — Я люблю много чего другого и прежде всего тебя.
— Тогда отвези меня обратно в Лос-Анджелес к моим друзьям, в мою школу, ко всем тем красивым вещам, которые у меня были, пока мы жили там.
— Теперь наш дом здесь, Эл. Помнишь, как мы говорили о необходимости перемены места? Элли заплакала вовсю.
— Я больше не хочу жить здесь. Здесь нет пляжа, у здешнего дурацкого телевидения только несколько каналов, а люди смотрят на меня как на чучело только потому, что я нездешняя.
Надя слышала уже похожие жалобы и не знала, как на них отвечать. Но ее дочери больно, а Ален наблюдал за ними со слишком большим интересом.
— Ну Эл… — Ее прервал новый, еще более бурный поток.
— Ненавижу Орегон! Он скучный, бестолковый и… и зеленый. И я ненавижу тебя за то, что ты привезла меня сюда.
Надя замерла, пораженная, но ею тут же овладел гнев. Элли зашла слишком далеко. Можно понять разницу во взглядах, но смириться с неуважением никогда. И неважно, от кого оно исходит, — от бывшего мужа, от ее сотрудников или от собственной дочери. Но не успела она и слова сказать, как Ален буквально оттер ее в сторону.
— На-ка, детка. — Он вынул из кармана леденец на палочке и развернул его. — Пососи и не скандаль, пока я побеседую с твоей мамочкой в своем кабинете.
К изумлению Нади, Элли повиновалась. Но Ален не дал ей времени на удивление и притащил в свой кабинет, прежде чем она сообразила, что происходит.
— Садитесь, — приказал он, указывая на один из двух стульев перед большим письменным столом, а сам опустился на край стола, сложил могучие руки на груди и спокойно уставился на нее. — Послушайте, что я вам скажу. Физически ваша дочь в порядке. Не могу сказать того же о ее эмоциональном состоянии. Она была здорово расстроенна, когда я привез ее сюда.
— Еще бы она не была расстроенна! Ее сбил с ног парень вдвое крупнее ее.
— После того как она обозвала его тупой, уродливой крысой.
— Кто вам сказал?
— Миссис Бритл. Как я понял, Элли ни с кем здесь не дружит, и ей тяжело среди сверстников, ей бы не помешала помощь подруги.
Он-то знал, что это такое. Каково обнаружить, что твои друзья не желают тебя знать.
— Бэтти сказала мне, что у Элли довольно властный характер.
— Если вы имеете в виду, что она способна позаботиться о себе, это так. Надя излучала гнев как тепловую волну.
— Я говорю о другом. У нее репутация задиры, злой на язык, не стесняющейся дать всем понять, как она не любит Орегон в целом и своих одноклассников в частности.
— Не смешите меня. В Элли нет ни капельки злобы.
Надя смутилась, и, на его взгляд, стала намного симпатичнее, чем вчера. С медицинской точки зрения. Лично же он предпочел бы видеть ее облаченной в розовую фланель и взирающей на него из постели.
Когда кремовая кожа Нади начала оживать в памяти, едва прикрытая красным шелком, Ален напомнил себе, что она пациентка, а сейчас еще и мать пациентки и, следовательно, запретный плод.
Чтобы не забывать об этом, он обошел стол и уселся в кресло. А чтобы его не достигал аромат ее духов, откинулся вместе со спинкой к стене.
— Я не говорю о злобности, — Ален спокойно встретил ее напряженный взгляд, — но Элли явно трудно приспосабливаться к новой обстановке.
— На ваш взгляд.
— Да, на мой профессиональный взгляд.
— О, я и не подозревала, что вы еще и детский психиатр, — язвительно заметила Надя, чем едва не вызвала его улыбку.
— Сегодня мы называем себя семейными врачами.
— Ах извините меня.
— Извинение принято.
Надя постаралась проигнорировать сочувствие в его глазах, но не сдержала подергивания губ.
— А меня вы, конечно, считаете слишком пристрастной матерью?
Ален приподнял брови, словно давая понять, с каким вниманием отнесся к ее вопросу. И она сообразила, что ей в нем нравится.
— Пожалуй, есть немного, — задумчиво проговорил он. — Но мне понятен ход ваших мыслей. Эльвира может быть истинным наказанием, но она же умненькая и нежная девочка, и ее легко избаловать.
Надя громко вздохнула.
— Вы хотите сказать, что во всем виновата я? Так позвольте вам заметить, что воспитывать ребенка одной в наши дни — это вам не прогулка под луной. Но, как мне помнится, сами-то вы не очень стремились попробовать…
Ей не дал договорить смех, похожий на ворчание, немного застенчивый, но все же смех. Смеялся человек, отнюдь не склонный смеяться.
— Хватит, сдаюсь, сдаюсь! — С несвойственным его фигуре проворством он вскочил с кресла, обогнул стол, схватил ее за плечи и поднял со стула.
Застигнутая врасплох, она зацепилась каблуком за ножку стула и упала бы, если бы он не поддержал ее.
— Вы чувствуете себя хорошо?
— Прекрасно.
Ее пронизало ощущение испепеляющего жара, возникшего от их сближения. Нахмурившись, она скосила глаза на его большую руку, сжимавшую ее левое плечо.
— В самом деле, все прекрасно. Никаких осложнений. Я даже ухитрилась сама снять швы. Он изменился в лице.
— Я же говорил вам непременно прийти ко мне.
— Да я бы пришла, если бы в том была нужда. Но я знаю, как вы заняты, и умею пользоваться ножницами. — Она улыбнулась. — Заверяю вас, все обошлось.
— Вы уверены? Никаких приступов резкой боли? Тошноты? — Он пристально вглядывался в ее глаза, и она, к своему удивлению, тоже не могла оторвать от него взгляда.
— Нет ничего, — прошептала она, видя, как углубилась складка между его бровями. — Я полагаю, Элли уже может пойти домой?
— И может, и не может.
— На редкость определенный ответ.
— У меня нет показаний не выпускать ее из больницы. Но она ни в коем случае не должна нагружать растянутую лодыжку, а это значит, что ей нужны костыли. Их вы можете взять напрокат в аптеке, если у вас дома не завалялась лишняя пара.
— Да нет, все вышли.
— А поскольку вам еще несколько недель нельзя будет поднимать ничего тяжелее книги, ей лучше остаться со мной, пока я не смогу привезти ее домой.
Лишая Надю возможности спорить, он распахнул дверь и добавил:
— Скорее всего около шести. — И ушел, прежде чем она обрела дар речи.
Ален сказал «в шесть». Было уже почти семь, когда Надя открыла дверь и увидела раскаяние в сине-стальных глазах.
— Вы в бешенстве, — бросил он, не дав ей и рта раскрыть.
— Как вы определили?
— Ваши брови сдвинуты над переносицей, а глаза мечут золотые дротики в мою голову. Надя фыркнула.
— Вам следует поработать еще над искусством диагноза, доктор.
— Постараюсь.
Она пыталась не замечать, как быстро тает на его волосах снег, и сосредоточила все внимание на дочери.
— Ну как ты, маленькая?
— Есть хочу.
Прижатой к груди доктора, завернутой в одеяло в дополнение к парке, шарфу и варежкам, Элли было тепло и уютно. Одна маленькая ручка обвивала шею Алена, другая держала небольшой белый пакет, такой, в которых продают замороженные продукты.
— Тройное шоколадное, — объявила Элли в ответ на вопросительный взгляд матери. — Любимое мороженое доктора.
— Вы купили мороженое в разгар зимы?
— Оно дешевле роз, — объяснил Смит. — К тому же оно мое любимое.
Надя проигнорировала намек, наклонилась и поцеловала дочку в розовую щеку, потом отступила в сторону.
— Отнесите ее, пожалуйста, в гостиную — я приготовила для нее гнездышко в кресле.
Кивнув, он понес девочку в кресло, стараясь не задеть мать.
Надя последовала за ним с ощущением, что в ее уютную квартирку вторгся огромный, косматый и, несомненно, опасный медведь, слишком долго пробывший в зимней спячке.
Надя хлопотала вокруг дочери, пока доктор усаживал Элли в гнездо из подушек в кресле. В конце концов Элли сидела в кресле, как принцесса на троне, страшно довольная суетой вокруг нее.
— Тебе удобно, дорогуша? — Надя поправила подушку под спиной дочери. Хочешь чего-нибудь?
— Мороженого. — Элли с вожделением взглянула на пакет, лежащий на журнальном столике.
— На десерт.
— Я так и сказал ей, — проворчал Смит. — Только у вас, несомненно, больше веса, вы же мама.
Из своего кармана он вынул левый туфель Элли и поставил его рядом с креслом, потом выпрямился во весь рост и потянул воздух носом.
— Пахнет замечательно. Чем нас угостят?
— Спагетти, — сообщила Элли, не дав Наде шанса ответить. — С консервированным соусом.
— Лишь бы он был горячим.
Высокомерно подняв голову, Надя смерила его подозрительным взглядом.
— Что-то я не припоминаю, чтобы приглашала вас к обеду.
— Считайте это гонораром за починку ребенка. Сарказм явно не действует на него, решила она.
— Ага, мамочка, ты же говорила, что мы его как-нибудь позовем.
Попав в ловушку, Надя попыталась улыбнуться.
— Элли права — соус из магазина.
— Я неприхотлив. Только накормите меня досыта, и я не стану жаловаться.
Взгляд доктора совершенно бесстрастно задержался на лице Нади. Поза и манера держаться говорили, что он проявляет лишь чисто профессиональное внимание. Интерес врача к пациенту. Все правильно. Вполне ответственно.
У нее нет оснований полагать, что она интересует его как женщина. Но именно об этом она думала, именно это чувствовала. И ощущение не было неприятным, скорее смущавшим.
— Ладно. — Она хлопнула в ладоши. — Обед на троих.
— Ура! — крикнула Элли, счастливая, как никогда за последние месяцы.
Надю охватило чувство вины.
Ален сбросил свое пальто на спинку ближайшего стула, смахнул снег с волос.
— Я… вот… взяла напрокат костыли. — Надя бросила взгляд в угол у пианино, где поставила костыли, принесенные из аптеки.
— Да, вижу.
Замечал он и быстрые, настороженные взгляды, которые она бросала на него, когда ей казалось, что он не смотрит в ее сторону. И то, что бледно-розовый цвет ее пушистого свитера придает свежесть ее лицу.
— Аптекарь заверил, что металлические костыли легче и с ними проще управляться.
— С бантами чудесно придумано. Их тоже аптекарь предложил?
— Нет, просто я подумала, что они придадут большую женственность этим жутким штукам.
Элли хихикнула, а Надя снова обрадовалась блеску ее глаз.
— Мамочка учит меня правильно сочетать цвета, чтобы, когда вырасту, я могла сама выбирать себе одежду.
Ален подумал об одежде Нади: фланелевая рубашечка с розовыми цветочками, широкие брюки, свитера слишком большого размера. Не очень-то это годится, чтобы привлечь мужчину, и все же он уже несколько дней все думал и думал о ней.
Сегодня вечером она была в джинсах на пуговицах, из тех, что женщины позаимствовали у мужчин несколько лет назад. Скроенные в расчете на узкие мужские бедра, они обтягивают женские и вовсе обольстительно.
— А как там газета? — спросил Ален и внутренне содрогнулся. Человек с его образованием мог бы придумать вопрос пооригинальнее.
— Становится все интереснее, как мне говорят. — Надя засмущалась. — А как поживает доктор Стикс?
— Лентяй и бездельник, но с искрой Божьей, той самой, которая, как не устает повторять Моника, необходима врачу.
— Забавно, но я подумала об этом в то утро, когда вы запретили мне вставать с постели.
— Точно, я настоящий тиран.
— Послушайте, вы же должны говорить обо мне, — подала голос Элли. — Вы, что ли, забыли, что пациент теперь я?
Надя пригладила волосы дочки.
— Мы помним, дорогая, и позаботимся о тебе. Ален заметил, как ее пальцы задержались на лбу дочери. Его память вернулась на несколько дней назад, когда в этом кресле сидел он сам и те же тонкие пальцы пригладили его волосы.
Он отвел глаза и закатал рукава рубашки. Если очень постараться, можно заставить себя не думать о ее спальне, забыть о ночных фантазиях, в которых она приглашает его к себе.
— Судя по запаху, обед готов, — сказал он, заметив, что Надя снова смотрит на него. — Я могу чем-нибудь помочь?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Немеркнущие надежды - Хилстрем Мэри



10 баллов.
Немеркнущие надежды - Хилстрем МэриНиэль
14.05.2012, 17.58





Неплохо. Советую.
Немеркнущие надежды - Хилстрем Мэриинна
19.03.2016, 16.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100