Читать онлайн Последняя любовь Скарлетт, автора - Хилпатрик Джулия, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.04 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хилпатрик Джулия

Последняя любовь Скарлетт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Наступил вечер. Ретт Батлер не любил таких вечеров. Они ему казались долгими и томительными. Ему, оставшемуся одному в большом доме, было невыразимо мучительно пребывать в вынужденном одиночестве. Как тут было не запить! Но постепенно жизнь брала свое, Ретт научился жить один, нашел занятия, благодаря которым боль от смерти Скарлетт притупилась и былых страданий уже не приносила.
В комнате, увешенной картинами, стало гораздо темнее. Ретт Батлер подумал о том, чтобы зажечь свечи, он потянулся было за спичками, однако его рука замерла на полпути.
Он снова вспомнил Скарлетт. Сумрак вечера нагонял на него грустные мысли. Прошлого не вернешь, не изменишь… Сколько раз они со Скарлетт ссорились, сколько раз их разлучала жизнь, а сколько раз они расставались по своей собственной вине… Если бы тогда он знал, как будет жалеть теперь о таких необдуманных поступках! Неповторимая, женственная и мужественная, сильная и слабая одновременно, неугомонная, очаровательная Скарлетт! Сколько времени потеряно впустую, как непоправима расплата за давно минувшие ошибки…
Нет, надо было просто разогнать эту темноту, а вместе с ней и свое мрачное настроение.
Батлер быстро зажег три свечи на подсвечнике и поставил его перед собой на стол. И правда, стало не так грустно. Хоть свечи давали не очень яркий свет, однако его хватало для того, чтобы немного раздвинуть наступающий со всех сторон мрак.
Зря ли он отказался от картины, которую ему предлагали приобрести сегодня утром? Ретт еще засветло послал привратника в художественный салон, чтобы тот вернул произведение искусства владельцам.
Батлер покосился на то место у стены, где еще недавно стояла картина. Обыкновенный темный угол. Ретт перевел взгляд на стенку. То место прекрасно подошло бы для полотна, подумал он. Сейчас это просто участок мертвой стены, покрытый зеленоватыми обоями. Но если бы там висела картина, это место на стене превратилось бы в настоящее окно в жизнь, она заиграла бы на нем своими разноцветными красками, привнесла бы в дом кусочек чего-то сладкого, веселого, того, чего давненько не знал Батлер в этих тихих стенах. Настоящих человеческих страстей.
Ретт окинул взглядом картины, развешенные по стенам кабинета. Почти десяток различного размера окон в мир, больших и малых, каждое будто выходит в свою эпоху, за каждым свои люди, свои чувства, свои истории.
Батлер поморщился. У него появилось чувство, будто он ходит под чужими окнами и подглядывает, что делается в домах незнакомых людей. Он перевел взгляд на стол. Там стояла коробка дорогих сигар. Ретт достал одну, серебряными ножничками откусил кончик и вставил сигару в рот. Потом он потянулся за подсвечником, но его взгляд упал на часы, стоявшие тут же на столе чуть поодаль. В следующую минуту Батлер тяжело вздохнул и вынул сигару изо рта.
Дело в том, что у Ретта стало пошаливать сердце. Он почти полностью отказался от спиртного, перестал много курить. Батлер лишь позволял себе теперь выкурить не более одной сигары каждые два часа, да и то только во второй половине дня.
Теперь время для очередной сигары еще не пришло. Ретт невесело улыбнулся. Его самого порой смешили эти приступы педантичности, эти привычки старого одинокого человека, развившиеся в нем в последнее время. Что поделаешь? Это как будто выход энергии, которую некуда девать.
Энергия женатого человека выходит на супругу. Именно в общении с ней он отдыхает, даже когда ссорится. Жизнь же со Скарлетт была сплошной борьбой. С ней никогда не было скучно. Чтобы высчитать мотивы ее поступков, Ретту частенько приходилось напрягать свою интуицию и знания женской психологии до предела. Она постоянно держала Батлера в приятном напряжении. Хотя, надо отдать ему честь, он очень часто разгадывал ее действия раньше ее самой. Она была для Батлера и женой, и ребенком, и даже кошкой. Зеленоглазой пушистой кошкой, с которой Ретт так любил играть в «кошки-мышки». Правда, порой эта игра становилась слишком жестокой… Зачем он так мучал ее?! Неужели он действительно тогда считал, что какой-то горностай может заменить ему жену?! Ему казалось, что сердце опустело навсегда, что в этом драгоценном сосуде пробита такая незаживаемая брешь, что там уже никогда не возникнет ни капли терпкого, восхитительного вина, которое называют любовью. Ему казалось, что все кончено. Он не дал своему сердцу труда возродить любовь к жене, которая, как ему казалось тогда, кинулась к нему только потому, что разочаровалась в Эшли. Если бы он дал волю доброте, оставшейся в его душе к Скарлетт, то счастье могло быть достигнуто на столько лет раньше!.. Какой же он был дурак! Столько лет ждал, чтобы душа Скарлетт проснулась, а когда это случилось – не разглядел, оттолкнул самую дорогую, самую любимую женщину. Оставил ее блуждать в холодном тумане недостижимости счастья…
Как он мог думать, что человек – это какой-то неподвижный, застывший объект, который не меняется со временем? Сколько раз после Скарлетт своей жизнью доказала ему, как он был неправ! Кто бы мог подумать, что кокетливая своевольная девчушка станет главой семьи в родительском доме после смерти матери и отца, превратится в сильную, мужественную, временами грубую и бесцеремонную женщину. И как такая Скарлетт с манерами, временами напоминающими манеры гулящей, могла превратиться в крестьянку, а потом чуть не стала графиней и покорила Дублин, став наконец-то настоящей леди? Она всю жизнь озадачивала Ретта, и, может быть, поэтому он любил ее больше всего на свете.
* * *
Батлер вздохнул и придвинул к себе толстую книгу, раскрытую на первой странице. Некоторое время он пытался сосредоточиться. Но потом с досадой отодвинул книгу в сторону: чтение не шло.
Мысли Батлера вернулись к злополучной картине. Полотно было написано еще до гражданской войны между Севером и Югом, во времена его детства. Скарлетт тогда, скорее всего, на свете еще не было – ведь Ретт был старше ее на семнадцать лет. Как можно было пройти мимо такой картины?
Батлер схватился руками за голову. Нет, это еще можно исправить!
Вспомнив, что в художественном салоне «Блу Арс» также есть телефонный аппарат, Батлер лихорадочно снял трубку.
Телефонистка моментально сказала на ухо Ретту свое вежливое: «Алло!» Ретту нравился ее молодой голос. Он начал уже запоминать голос этой телефонистки, незнакомая девушка в его представлении почему-то должна была быть похожа на его родную дочь Кэт.
Батлер сдержанно попросил девушку соединить его с кем-нибудь из владельцев «Блу Арс».
– Минутку! – попросила телефонистка.
Скоро в трубке что-то щелкнуло и уверенный мужской голос произнес:
– Художественный салон «Блу Арс»! Чем могу быть полезен?
Батлер попытался угадать, вспомнить по голосу, с кем он разговаривает: с молодым антикваром или с его старшим компаньоном? Так ничего толком и не вспомнив, Ретт произнес в трубку:
– Уважаемый мистер, вас беспокоит Ретт Батлер! Да-да, Ретт Батлер, у которого вы сегодня были. Мой привратник еще у вас?
Ретт почувствовал неловкость и даже стыд из-за того, что ему сейчас придется взять свои слова назад. Ведь утром он так рьяно отказывался от картины.
Однако он тут же решил, что будет говорить, не обращая внимания на свои чувства, о которых собеседник мог и не знать.
– Это Моринд, сэр! – ответил голос в трубке. – О каком привратнике вы говорите?
Но вообще-то, мало ли что взбредет в голову старому самодуру! Подумав так о себе, Батлер немного повеселел.
– Вы спрашиваете, какой привратник? Тот, который принес вам картину! Да, ту самую, которую я отказался приобрести у вас сегодня утром. Что вы говорите? Он уже ушел?
Ретт потер лоб.
– Жаль! – произнес он. – Очень жаль! Не хотелось бы вас затруднять и говорить, чтобы вы послали ее снова мне… Что? Да, да! Я решился ее приобрести! Вы рады?
Собеседник Батлера на другом конце провода стал говорить очень быстро и громко. Ретт даже немного отнял трубку от уха.
– Что вы говорите? – повторил Ретт. – Вы продали ее? Когда?
У него опустились плечи.
– Невероятно! – сказал сам себе Батлер. Они уже продали картину!
Забыв от изумления даже попрощаться с хозяином салона, он опустил трубку на рычаг.
* * *
Назавтра, как только Ретт Батлер зашел в свой кабинет, раздался телефонный звонок. Батлер подумал, что это звонит Николсон. Ретт недавно позволил уговорить себя вложить кругленькую сумму в одно предприятие, обещающее солидный барыш. Теперь молодой управляющий названивал ему по утрам, извещая, как идут дела.
Однако это оказался Лино Аури, новый адвокат Ретта Батлера. Аури извинился за ранний звонок.
– Что случилось, уважаемый Лино? – обеспокоенно спросил Ретт.
– Это нетелефонный разговор, – извиняющимся тоном произнес Лино. – Знаете, если вы не против, я сейчас приеду…
– Хорошо! – ответил Батлер. – Жду вас!
Ретт положил трубку и прошелся по кабинету. На полотнах, развешенных по стенам, Батлер видел все те же сюжеты, но утром они выглядели гораздо привлекательнее, чем вечером. «Как и живые люди, – уныло подумал Ретт. – Члены семьи… Все зависит от настроения человека! Можно по-разному видеть картину, и это зависит только от твоего настроения, а когда смотришь на живого человека – тогда и от его настроения также…»
Ретт подошел к окну и распахнул его. В комнату ворвался свежий ветер. Батлер подставил ему лицо и улыбнулся. Так он делал каждое утро, несмотря на погоду.
К дому подъехал экипаж, из которого выбрался низкий полноватый человек в черном блестящем цилиндре. Это и был адвокат Лино Аури. Следом за адвокатом из экипажа вылезли женщина и мужчина. В руках у незнакомца был широкий сверток. Лино Аури и другой мужчина пропустили даму вперед, открыв перед ней парадную дверь. Она незамедлительно вошла внутрь дома. Мужчина последовал за ней.
Мистер Аури расплатился с извозчиком и вошел в дом за своими спутниками.
Ретт Батлер нахмурился и отошел от окна. «Что, в самом деле, могло привести ко мне этого дельца? – подумал Батлер, закрывая окно. – Я ему не назначал, к тому же он не один…»
Раздался стук в дверь.
– Войдите! – крикнул Ретт.
Дверь отворилась, и в кабинет вошел мистер Аури. Его объемная кучерявая шевелюра была несколько примята цилиндром, который он уже снял и отдал Саманте в прихожей. Черные жесткие усы топорщились над верхней губой.
Они были достаточно длинные и стояли торчком. Ретту Батлеру все время казалось, что такие усы должны постоянно щекотать адвокату нос, отчего тот непрерывно должен был бы чихать.
Но, видимо, мистер Лино Аури давно привык к своим усам. По крайней мере, ни одного чиха Ретт Батлер не слышал от этого человека за все время своего знакомства с ним.
– Проходите, проходите, Лино! – воскликнул Батлер. – Что случилось?
Лино Аури оглянулся назад, давая понять, что за его спиной кто-то есть.
– Разрешите? – неуверенно произнес он.
– Конечно! – повторил Батлер. – Прошу вас пройти!
Однако адвокат Аури остался у порога. Он, запинаясь, произнес:
– Вчера мне позвонила графиня Строуберфилд… Вы ее знаете…
– Ретт поднял брови.
– Ах, так она графиня… Я видел вчера эту женщину. Однако мы не знакомы. Надеюсь, уважаемый Лино, вы пришли сюда не по ее поручению?
– Осторожнее, мистер Батлер, не скажите чего-нибудь лишнего! – вдруг раздался знакомый голос из-за плеча адвоката. – Нам тут все слышно!
Ретт вздохнул. Теперь он понял, что женщина, которую он видел из окна, была ни кто иная как Джессика Строуберфилд, а сопровождавший ее мужчина – Роберт Хайнхилл, ее жених. «Не надолго же они оставили меня в покое! – с досадой подумал Ретт.
Адвокат посторонился, и Батлер увидел в дверном проеме нечто странное. Перед ним была только длинная и узкая юбка мисс Строуберфилд. Торс и половина лица девушки были закрыты давешней картиной.
Джессика хитро усмехалась из-за холста.
– Скажите сейчас же, что рады, иначе меня просто удар хватит! – воскликнула девушка. – Дело сделано, мы ее купили!
Ретт Батлер пожал плечами.
– Что ж, поздравляю…
– Куда ее поставить? – спросила девушка.
Из-за ее плеча выглянул довольный Роберт Хайнхилл. Не дожидаясь приглашения, молодые люди вошли в кабинет и поставили картину у стены – туда, где она стояла вчера.
Появление картины не оставило Батлера равнодушным. Он с интересом посмотрел на полотно, но сразу же взял себя в руки и холодно осведомился:
– Но зачем вы привезли ее сюда? – он обернулся к адвокату. – Лино, дорогой, что вы скажете?
Мистер Аури смущенно промолчал.
– Мы купили ее! – с торжеством в голосе повторила Джессика.
– Как я уже сказал, – запинаясь, начал Лино Аури, – мне вчера позвонили и сделали выгодное предложение…
Батлер возмущенно посмотрел на него:
– Вы имеете в виду, что предложение сделали через вас мне? Но в таком случае делать заключение о его выгодности я должен сам!
Адвокат обиженно засопел.
– Как ваш поверенный, я счел возможным выслушать столь заманчивое предложение, – сказал мистер Аури, – и даже дать вам совет…
Ретт резко оборвал его:
– Благодарю вас, мистер Аури! Свой долг вы выполнили, вопрос исчерпан!
Джессика переводила взгляд с одного мужчины на другого.
– Уважаемый мистер Батлер, не сердитесь, пожалуйста! – умоляюще произнесла девушка. – Это ведь мы его заставили поехать к вам и взять нас. Знаете, я вас прекрасно понимаю. Я знаю, какой несносный может показаться мама незнакомому человеку! Но, право, нельзя же из-за этого…
Девушка подошла вплотную к Ретту, он почувствовал запах ее духов.
– Прошу вас, выслушайте же меня! Если бы вы только знали, как важно нам снять у вас на год верхнюю квартиру, клянусь, вы бы отдали ее нам сразу, и, может быть, вообще даже даром…
– По-видимому, – Лино Аури перебил Джессику, – графиня Строуберфилд не уточнила, что квартира нужна ей только на один год. Поскольку вы мне говорили, что не собираетесь заниматься оборудованием библиотеки до наступления весны… Я позволил себе…
– Да и не в этом дело! – воскликнула Джессика, в свою очередь перебивая адвоката, – дело не в том, что на один только год. Мы там вообще почти не будем жить! Так уж почему-то всегда получается. Нам не сидится на одном месте, наше семейство все какое-то неприкаянное. Вот почему мне необходимо пожить самостоятельно! Теперь и мама это поняла. Мы с Робертом сможем не только проверить здесь свои чувства, но и приглядывать за Аленом. Но если мы с вами не договоримся, мама, чего доброго, еще передумает, и тогда вся затея лопнет! Вы меня понимаете? Батлер помотал головой:
– Нет! В Сан-Франциско полно прекрасных домов, которые могут вам подойти…
– Но мама отыщет тысячу предлогов, чтобы не ходить и не смотреть их! – с жаром воскликнула девушка.
– Насколько я понял графиню, – заговорил адвокат, – присутствующая здесь мисс помолвлена с…
Джессика посмотрела на Лино и продолжила:
– Да, мы с Робертом помолвлены, мы испытываем себя! Мама согласна, чтобы я ушла из дому и пожила с Робби здесь, у Алена!
– А кто такой Ален? – спросил Ретт.
– Ну что вы, мистер Батлер! – воскликнула Джессика. – Вы же познакомились с ним вчера. Мансарда эта его. Вернее – для него.
Ретт Батлер невольно залюбовался необычайно красивыми глазами девушки. Он поймал себя на том, что смотрит на Джессику с таким же восхищением, как смотрел когда-то на юную Скарлетт, а в последние годы разве что на произведения искусства.
Ретт спохватился, затряс головой и провел рукой по лицу, чтобы прогнать наваждение.
– Ну что же, признание за признание, – спокойно проговорил Батлер. – С устройством библиотеки на мансарде действительно никакой спешки нет. Главная причина моего отказа заключается в том, что я уже старый самодур или, более мягко говоря, старый невротик… – Ретт улыбнулся, обнажив все еще белые ровные зубы. – Я не выношу никакого шума, никаких незнакомцев у дверей своего дома и необходимости вступать в ненужные мне контакты, в чем-то себя ограничивать или стеснять!
– Вы не старый и не невротик! – горячо возразила Джессика. – Вы… очаровательны! Правда?
Она оглянулась на жениха. Юноша удивленно хмыкнул и отвернулся.
– Не обращайте внимания, – девушка махнула рукой. – Вы мне нравитесь. Ну, немножко самодур… Допускаю… Но мы все немного самодуры! Ваши причуды по крайней мере прекрасны, как вот эти картины, девушка показала рукой на стену. – И только не говорите, что это полотно вам уже не нравится!
Теперь она показала на картину, которую только что принесла.
Тут подал голос Роберт:
– Он сам звонил в художественный салон мистеру Моринду, произнес юноша, обращаясь к Джессике, когда мы еще были там..
– А, ну да, а я и запамятовала, сказала девушка, успокаиваясь. Моринд и этот второй… Тректон, они были в отчаянии… Понимаете, мистер Батлер… Мама, оказывается была права, когда говорила, что эти антиквары – жулики. Ведь они нам отдали картину вдвое дешевле, чем запрашивали с вас.
– Вот этого как раз тебе и не стоило говорить, – желчно произнес Роберт.
– Нет, пусть знает! – воскликнула девушка.
Владельцы салона хотели сыграть на том, что мистер Батлер богат и достаточно расточителен! Представляете, каково им будет узнать, что картина оказалась здесь, у мистера Батлера! Да они просто лопнут от злости!
Она весело рассмеялась. Смех ее был так заразителен, что Ретт сам невольно улыбнулся.
Джессика поймала улыбку Батлера и принялась ковать железо, пока горячо.
– Итак, мистер Батлер, можно считать, мы в расчете! Примите эту картину в виде аванса за три месяца как полагается!
Взгляд Батлера снова остановился на полотне. Искушение было велико, адвокат почувствовал, что это самый подходящий момент для вмешательства.
– Так что же, мистер Батлер? спросил Лино Аури. Удовлетворим просьбу этих молодых людей? Вы сдадите квартиру сроком на один этот год, разумеется, без возобновления контракта.
Ретт с досадой обернулся к нему.
– Не смешите, меня, Аури. Квартиру, требующую ремонта, не снимают на один год. Я же к ремонту приступать пока не собираюсь и брать на себя обузу…
Джессика сделала шаг вперед и нетерпеливо притопнула ножкой.
– Какой ремонт? – воскликнула она. – Нам квартира подходит и так? Правда, Роберт?
Молодой человек кивнул.
– В этой квартире достаточно просто побелить стены, уверенно продолжала девушка. – А это могут сделать маляры, которые в прошлом году производили аналогичные работы в нашем загородном доме. Мама их снова наймет… Ну, еще надо будет привести в порядок ванную комнату…
Джессика смотрела в глаза Батлеру и говорила:
– Вот и все действительно необходимые работы! Разве это много? Мы все их берем на себя! Больше ничего не надо, право же, ничего! В противном случае, как вы правильно заметили, мистер Батлер, не стоило бы и возиться…
Она бросила взгляд на жениха.
– Что же касается шума… Мы позаботимся о том, чтобы покрыть пол коврами… Так, Робби, милый?
Молодой человек вздохнул и похлопал себя по карману, где, видимо, лежал его бумажник.
– Что же, придется потратиться… – печально подтвердил он.
– Нет, – покрутил головой Ретт, все-таки, это не такой уж и маленький ремонт…
– Нет, мистер Батлер! – закричала Джессика. Не надо упрямиться! Вам подворачивается ужасно выгодная сделка! Знаете, сколько мы будем платить вам в месяц?
Адвокат Аури осторожно кашлянул:
– Действительно, Ретт…
– Хочу вам заметить, что я не стеснен в средствах! – поднял протестующе руки Батлер. – И меня не интересуют подобные сделки!
– Зато вас интересует картина! – сказал Роберт Хайнхилл.
– Знаете, мистер Батлер, – произнесла девушка. Мама даже не в курсе этой истории. Она нам просто выделила определенную сумму денег, и мы должны в нее уложиться: заплатить за наем, обстановку, ремонт…
Она вновь подняла на Батлера свои огромные глаза, которые так понравились Ретту, и заговорила горячо, доверительно, с дрожью в голосе.
– Одно только вы должны мне обещать, сказала Джессика, понижая голос. – Правда, это условие в контракт о найме жилья мы внести не сможем… Если мама попросит вас продать ей эту квартиру, вы отказываетесь и сразу же сообщаете мне. Девушка вздохнула.
– Надо остерегаться некоторых маминых выходок. Никогда не знаешь наперед, что же ей взбредет в голову… А потом она же сама и раскаивается. Бывает, это даже до болезни ее доводит…
Батлер криво усмехнулся.
– Я говорю, что вообще не собираюсь сдавать квартиру, а вы уже обсуждаете вопрос о продаже…
Джессика порывисто подскочила к Ретту и неожиданно чмокнула его в щеку.
– Нет-нет! Ни слова больше! – воскликнула она. Потом, словно испугавшись собственной смелости, отступила на шаг назад и произнесла, показывая на картину:
– Что же нам делать с этой вот штуковиной, если мы ее все равно купили? Нас просто засмеют! Она, конечно, красивая, но…
На картине была изображена дама с двумя детьми – мальчиком и девочкой, рядом с ней стояли двое мужчин.
– Как по вашему, мистер Батлер, кто эта дама? И кто ее муж? Тот или этот? Который постарше, правда? А второй мужчина – ее друг. Вы обратили внимание? Старшая дочь похожа на мужа, а маленький мальчик – на друга…
Ретт Батлер внимательно посмотрел на девушку. Что такое она говорит, та, кто годится ему во внучки! До чего бесцеремонна современная молодежь…
Саманта гладила постиранное и только что высушенное белье в одном из подсобных помещений на втором этаже, как вдруг раздался страшный, словно взрыв, грохот. Саманта втянула голову в плечи и инстинктивно глянула на потолок. Его поверхность покрылась сетью мелких трещин.
– Господи, Боже мой! – перекрестилась служанка. Раздался второй удар, еще более сильный. Стены дома задрожали. Саманта отошла от гладильного стола, прижалась к стене и с ужасом посмотрела вверх.
От потолка отлетел здоровенный кусок штукатурки и упал на темные брюки хозяина дома, которые служанка только что гладила. В нескольких местах потолка стала просачиваться и капать вода.
Саманта подбежала к окну, распахнула его и, высунув голову, крикнула вверх:
– Эй! Что там такое? Вы с ума сошли? Здесь же все рушится!
Она перевела взгляд во двор и решила позвать на помощь привратника:
– Том! Иди сейчас же сюда! Эти чертовы мастера разломают все… Кто только позволил это им делать?
– Не волнуйся! – прокричал ей снизу Томсон Клейн, пожилой привратник. – Это работают каменщики, они производят ремонт на мансарде в соответствии с контрактом, который заключил хозяин!
– Каким контрактом? – покрутила головой Саманта. – По-моему, он не заключал никакого контракта!
– Тогда поговори с рабочими, – лениво произнес привратник, – они тебе сами все объяснят!
Сказав это, он пошел по своим делам.
Саманта вздохнула и отошла от окна. Она, переваливаясь с ноги на ногу как большая утка, пересекла гардероб, переднюю и коридор, поднялась по лестнице на третий этаж и дальше под самую крышу.
Дверь на мансарду была заперта.
– Эй, вы, там! – Саманта подергала дверь и, не добившись результата, закричала в замочную скважину:
– Сейчас же отвечайте, что это вы себе позволяете? Ответом ей был третий взрыв, который превзошел по силе оба предыдущих.
– Сейчас же откройте! – заорала взбешенная Саманта.
– Мы производим ремонтные работы! – раздался голос из-за запертой двери. – А на все вопросы мы будем отвечать только хозяину дома!
– Мистер Батлер сейчас в конторе! – сердито сказала Саманта. – Я его служанка, он мне полностью доверяет! И поэтому я считаю, что имею полное право знать, чем вы там занимаетесь!
– А мы так не считаем! – весело ответил голос из-за двери.
Саманта изо всех сил стала трясти запертую дверь обеими руками.
– Открывайте, иначе я сейчас вызову полицию! – закричала она.
Раздалось недовольное ворчание и медленные шаги в сторону двери. Наконец, дверь открылась, и перед служанкой предстал усатый рабочий-каменщик, весь запыленный и измазанный в известке.
– Вы заперлись, как самый настоящий мошенник! – разъяренно прошипела Саманта. – Что вы тут делаете? Испытываете новое оружие, которое будете использовать при сегодняшнем ночном ограблении?
– Да что случилось? – вскричал рабочий. – Не могу понять вашего гнева. Ну, громыхнуло пару раз… Ну и что с того?
– Громыхнуло! – передразнила каменщика Саманта. – Давайте спустимся вниз на один этаж, я вам покажу дело ваших рук!
Последние слова она произнесла с явной угрозой. Каменщик, наполовину испуганный, наполовину заинтригованный этим предложением, отряхнул руки, потом вытер их о штаны и произнес:
– Ну, что ж, миссис, пройдемте!
Они спустились и зашли в подсобное помещение, где Саманта услышала взрывы.
– Вот – показала служанка рукой на потолок. – Смотрите! Сейчас он провалится на голову! И, к тому же, стала протекать вода! Такого вообще никогда не было!
Каменщик вздохнул с облегчением.
– Вода – это не мы! Мы работаем совершенно в другой стороне!
Он показал пальцем.
– Вот там мы работаем!
Саманта посмотрела туда, куда указывал грязный палец работника, и ее губы перекосила злобная усмешка.
– Ладно, оставим воду, любезный мистер! – сказала служанка и уперла руки в бока. – Но там, куда вы указали, я вижу основные трещины! Еще несколько мгновений назад их не было!
– Подумаешь, трещины! – пожал плечами каменщик. – Этот дом, говорят, выдержал Гражданскую войну? Так ведь он еще три таких войны выдержит!
– Это вы будете объяснять мистеру Батлеру, когда он вернется! – сказала Саманта.
– Да какое нам до него дело! – закричал каменщик, – мы работаем…
– Вы вообще не имеете права работать! – жестко произнесла служанка. – Ни там, ни здесь!
Ее рука обвела весь потолок.
– Знаете что? – сказал рабочий. – Наше дело – выполнять указания архитектора! Мы честные каменщики. Мы подрядились выполнять определенную работу – и мы ее выполняем! А если вам что-то не нравится, обращайтесь к нему!
– К кому? – переспросила Саманта.
– Да к архитектору! – воскликнул усатый каменщик и вышел в коридор.
Слушая, как затихает стук его тяжелых башмаков, Саманта крутила головой и бормотала про себя колоритные негритянские проклятия.
* * *
Ретт Батлер вернулся домой под вечер. Зайдя в квартиру, он был неприятно поражен тем беспорядком, который в его отсутствие устроила Саманта.
Вся мебель была кое-как сдвинута на середину комнаты и укрыта различными тряпками. Возле составленных одно на одно кресел суетилась Саманта, пытаясь укрыть их от пыли.
Увидев Батлера, старая служанка всхлипнула, из ее глаз потекли слезы.
– Что такое, Саманта? – спросил изумленный Ретт. – Что здесь происходит?
Он заметил слезы на глазах служанки.
– И почему вы плачете?
Саманта обрадовалась возможности рассказать о своих бедах хозяину.
– Вы не представляете, мистер Батлер, что тут было! – запричитала служанка. – Я пыталась с ними сражаться одна, но у меня ничего не получилось. На все мои требования они отвечали, что желают разговаривать только с вами…
– Да кто – они? – воскликнул Батлер. – Что, наш дом подвергся нападению индейцев?
– Нет, – помотала головой Саманта и улыбнулась сквозь слезы. – Это рабочие на мансарде. Нет, вы только посмотрите, мистер Батлер! Не знаю, как только я не рехнулась! Вы только загляните туда, в гардеробную и кухню! Сами убедитесь. Хорошо еще, что вы не ужинали дома. Я бы не смогла даже яичницу поджарить…
Ретт Батлер был настолько поражен, что даже забыл спросить Саманту о подробностях. Он молча вышел из гостиной в кухню.
Саманта, закончив свою возню с мебелью, направилась за ним, ожидая взрыва хозяйского гнева.
Однако его не последовало. Ретт был так утомлен событиями дня, что теперь только лениво и отрешенно подумал: «Ну вот, теперь еще и дома…»
Он автоматически снял цилиндр, бросил туда перчатки, протянул это все Саманте и произнес:
– А что это за грязь на полу? Почему вы не убрали ее, Саманта?
Старая служанка ошеломленно посмотрела на пол.
– Да я убирала, мистер Батлер, я сто раз уже все убирала! А то, что вы называете грязью – опилки, их приходится насыпать, чтобы не намок пол! Ведь, посмотрите, с потолка все время капает!
Ретт достал из нагромождения мебели стул и присел на его краешек.
– Капает? – удивленно протянул он и посмотрел на потолок. – По-моему, сейчас все нормально…
Саманта в первую минуту удивилась не меньше Батлера, но потом спокойно ответила:
– Значит, перестало. Я ведь просила Тома Клейна перекрыть трубы…
– Хорошо, Саманта! – хлопнул себя по коленке Батлер. – Будем считать, что предыстория закончена. А теперь быстро рассказывайте – что тут произошло?
Служанка встала перед Реттом, как перед окружным судьей. Она всплеснула руками.
– Если бы вы видели, мистер Батлер, что тут творилось днем! А грохот какой! Как будто палят из пушек! Я прямо войну вспомнила. Ведь и вы ее до сих пор, поди, помните хорошо. Так вот, сегодня была маленькая война. И где бы вы думали? У нас, наверху, на мансарде!
Ретт Батлер автоматически поднял глаза на потолок и прислушался, но, естественно, ничего не услышал.
– Я еще днем звонила вам в контору, но вас там не оказалось…
– Правильно, я выезжал с Джеддом на завод, – подтвердил Ретт.
– А рабочие меня даже не впустили на мансарду! Я хотела вызвать полицию, потом подумала, что сперва вам все расскажу и покажу…
Батлер поднялся со стула и прошелся по комнате. Тут его взгляд упал на большое темное пятно на стене.
– Саманта! – удивленно воскликнул Ретт. – Что это? Этого пятна утром не было!
– Не было! – кивнула служанка.
Батлер прошел в кабинет и отнял от стены одну из картин. Он ужаснулся. Стена под картиной была влажная даже на ощупь.
– Саманта, черт возьми! Да здесь же все мокрое! – завопил Батлер.
– А я что говорю? – сказала Саманта, моментально появившись в дверях кабинета. – Не может быть, чтобы из-за одной трубы… Здесь дело в другом…
Ретт Батлер резко повернулся к служанке. Он принял решение.
– Дайте мне ключи от верхней квартиры! – потребовал он.
Саманта несколько раз моргнула, потом встрепенулась и заспешила к выходу.
– Сейчас, сейчас! – сказала она. – Правда, не знаю, может, они уже и замок поменяли, если у них уж такие тайны… Меня даже в комнату не пустили, сказали, что без архитектора нельзя…
Ретт Батлер вышел из квартиры вслед за Самантой, но потом решил вернуться за свечой – наверху было темно. Пока он возился с подсвечником, вернулась служанка, позвякивая ключами.
– Ключи-то я быстро нашла, – возбужденно проговорила негритянка, – теперь дело осталось за малым – попытаться открыть дверь…
– Мы хорошо попытаемся, – сказал ей Батлер. Они поднялись по темной лестнице и остановились напротив двери. Батлер прислушался. За дверью стояла тишина.
– Посветите мне, Саманта!
Ретт отдал служанке подсвечник, сам взял у нее внушительного вида связку, легко нашел нужный ключ и вставил его в замочную скважину.
– Ну как, замок остался прежним? – Саманта невольно перешла на шепот.
– Угу, – буркнул Ретт.
Замок щелкнул. Батлер рывком распахнул дверь. В лицо ему пахнул запах стройки: пыль, мел, известка… Впереди была непроглядная темень.
– Посветите-ка сюда, Саманта, – попросил Батлер. – Или нет, дайте сюда свечу!
Он забрал у служанки подсвечник и переступил через порог. Ретт сразу споткнулся и чуть не упал: у самой двери лежала куча строительного мусора.
Батлер выставил подсвечник перед собой и на этот раз чуть не упал от изумления. Он был до того возмущен, что на несколько секунд потерял дар речи.
– Что же это… Что же это такое? – бессвязно пробормотал Ретт, когда, наконец, возможность говорить вернулась к нему.
Стены прихожей были разрушены. Повсюду валялись доски и бревна, еще недавно бывшие стенами квартиры, груды битого кирпича и куски штукатурки.
Вся обстановка действительно сильно напоминала руины после артиллерийского обстрела.
– Господи, – растерянно прошептала Саманта за спиной у Батлера, – вот уж точно, как на войне…
Очнувшись от голоса служанки, Батлер дал волю своей ярости:
– Я им покажу! – Ретт потряс в темноту кулаком, потом обернулся к Саманте:
– Спуститесь и позвоните адвокату Аури!
– Как, сейчас? – удивилась служанка.
– Вот именно!
– Но если он спит?
– Разбудите! Я не намерен ждать ни минуты. Велите его разбудить и скажите, чтобы он тотчас же приехал сюда. Побыстрее, Саманта!
Толстуха торопливо кивнула и стала спускаться по полутемной лестнице.
Батлер перевел дух и, прикрывая ладонью пламя свечи, двинулся вперед по мансарде. Он осторожно переступал кучи битого кирпича и штукатурки.
Но тут вдруг из внутренних комнат послышался скрип кровати, зевок и чей-то встревоженный и хриплый спросонья голос произнес:
– Черт возьми, кого это принесло среди ночи? Следом за тем Ретт услышал, как чиркнула спичка и в одной из комнат зажгли свечу. Батлер решительно направился туда. Он узнал этот голос, который мог принадлежать только Алену.
– Кто это? – крикнул Ален. – Это ты, Роберт? Батлер ступил в светлый прямоугольник, возникший на полу от пламени свечи.
Освещенная комната была совсем не тронута ремонтом. Ален сидел на кровати, укутанный роскошным меховым покрывалом и инстинктивно прикрывал глаза рукой.
– Мистер Ален… Как вас? – Батлер замешкался на минуту. А-а-а, мистер Ален Перкинсон!
– Мистер Батлер? Это вы? – юноша глубоко вздохнул. – Что вы здесь делаете?
Ретт покрутил рукой ус.
– Я не знал, что здесь кто-нибудь есть, иначе бы я постучал, – сказал он.
– Но что вам здесь надо, мистер Батлер, в такой поздний час? – спросил раздраженно Ален.
– Там, внизу, в моих комнатах, все залито водой, молодой человек, – желчно проговорил Ретт. – Там сыплется штукатурка, причем такими кусками, что один из них запросто может кого-нибудь убить!
– А мне-то что до этого! – сказал Ален. – Это ваши проблемы! Стоило ради этого врываться к спящему человеку среди ночи…
Ретт в глубине души возмутился, но решил взять себя в руки и не подать виду.
– Стоило, молодой человек, стоило! Хотя бы ради того, чтобы посмотреть, что вы здесь натворили! Теперь я точно знаю, что вы являетесь причиной моих, мягко говоря, неудобств! Я удивляюсь, как это еще дом не рухнул!
Ален Перкинсон поморщился.
– Послушайте, Батлер, – сказал юноша, – давайте перенесем этот разговор на завтра, сейчас я устал и зверски хочу спать…
– У Ретта от такой наглости даже захватило дух.
– Молодой человек, для вас я хотя бы «мистер»! Вы не годитесь мне даже в сыновья! К тому же, дело грозит вам серьезными неприятностями…
Ретт раздраженно посмотрел на собеседника. Он ожидал увидеть смятение или хотя бы что-то похожее на обеспокоенность.
Однако ни того, ни другого Батлер не заметил. Юноша спокойно произнес:
– А я думаю, что неприятности будут у вас, мистер Батлер! И знаете, почему? Вы вошли как самый настоящий вор, воспользовавшись ключом, на который уже не имеете права! Ведь квартира уже не ваша! Я бы мог в вас выстрелить!
С этими словами Ален вынул из-под подушки и показал Батлеру револьвер.
Мускулы Ретта сработали сами собой. Одним движением ладони, еще ничего не сообразив, Батлер ловко выбил револьвер из рук Перкинсона. Оружие со стуком упало на пол.
Батлер быстро нагнулся и поднял револьвер. Затем спокойно, но с подозрением посмотрел на Алена.
Юноша от неожиданности онемел. Он совершенно не ожидал такой прыти от престарелого седовласого любителя живописи.
Ретт внутренне усмехнулся. Он был доволен своей знаменитой когда-то реакцией.
– Я безмерно счастлив, что остался пока в живых! – едко произнес Ретт. – А теперь бы хотел у вас узнать, на каком основании были произведены все эти переделки, не оговоренные контрактом?
Молодой человек набрал полную грудь воздуха и возмущенно заговорил:
– Как? Ведь это теперь мой дом, и я могу делать в нем все, что мне заблагорассудится! Да-да! – повторил он, видя недоуменный взгляд Батлера. – Хотя контракт пока еще не подписан, мне сказали, что вы не возражаете против начала работ, так как получили солидный аванс…
Ретт вспомнил о картине и выругался сам про себя.
– Да, молодой человек, я еще ничего не подписывал! – злорадно произнес Ретт. – А теперь-то я и не подумаю подписывать контракт о сдаче внаем! Кстати, речь шла о временной сдаче, обращаю ваше внимание! Теперь я вместо контракта с радостью подпишу протокол о причиненном мне ущербе! Ведь в контракте указано, что в этой квартире будет переоборудована только одна ванная комната.
Ален Перкинсон захлопал глазами. Батлеру на мгновение даже стало жалко юношу, но, вспомнив о мокрых стенах в своем кабинете, он решил продолжать:
– Будьте любезны потерпеть! Скоро сюда прибудет мой адвокат и все вам объяснит!
Произнеся эти слова, Батлер подумал, что этому желторотому надо дать возможность передохнуть. И он направился к выходу.
– Как? – донесся до Ретта удивленный голос юноши. – Адвокат приедет сейчас? Вы решились побеспокоить его среди ночи?
– А что в этом особенного? – остановился Батлер. – Я ему плачу немалые деньги и могу его беспокоить, когда посчитаю нужным…
– Простите, пожалуйста, мистер Батлер! – снова заговорил Ален Перкинсон. – Ведь мне сказали, что контракт о найме – просто фикция. Бумажка, не имеющая никакой ценности! Просто при необходимости ее можно будет показать кому следует.
Юноша смотрел на Ретта большими глазами и говорил все уверенней и уверенней.
– О том, что квартира куплена, свидетельствует размер полученного вами аванса, мистер Батлер! А право на владение будет переведено на мое имя позже.
Батлер повернулся к молодому человеку.
– Да вы что? Кто вам такое сказал? Речь идет об обыкновенном найме квартиры на один год без возобновления контракта.
– Не могу поверить, – помотал головой Ален. – Мистер Батлер, вы готовы заявить об этом госпоже Луизе в моем присутствии?
– Естественно, мистер Перкинсон! – весело воскликнул Ретт. – И, к тому же, совершенно исключено, что в моем присутствии графиня Строуберфилд осмелится утверждать противное!
Из открытого окна долетел звон подков.
– А вот и мистер Аури! – удовлетворенно проговорил Ретт.
– Вы уверены, что это он? – спросил юноша. – Когда вы его попросили приехать?
– Я позвонил мистеру Аури перед тем как зайти в вашу, так сказать, квартиру.
– В таком случае, не может быть, чтобы Лино Аури уже собрался и приехал… Прошло совсем немного времени.
Батлеру показалось, что молодой человек проговорил это с некоторой надеждой. Во всяком случае, голос Алена приобрел определенную окраску, в которой очень трудно было ошибиться тому, кого за долгую жизнь не раз о чем-то просили.
Батлер тайком улыбнулся. Он начинал одерживать победу над молодым поколением! В самом начале своего неожиданного знакомства с семейством Строуберфилд Ретт было подумал, что безнадежно отстал от жизни и годится в свои годы разве что для тихого старческого брюзжания, на которое никто не обращает внимания.
– Молодой человек, потерпите еще секунду! – сказал Ретт. – Сейчас пролетка остановится, хлопнет дверь, и перед вами предстанет мистер Лино Аури собственной персоной! Вот у него вы все и спросите!
Но торжествующее выражение лица Ретта скоро сменилось на недоумение. Лошадь не остановилась, звон подков затих вдали.
– Что вы теперь скажете, мистер Батлер? – весело спросил молодой человек. – Все-таки я оказался прав. Пожилого человека вовсе нелегко вытянуть из постели в такой час…
– Ничего не понимаю, – протянул Батлер и провел рукой по лицу. – Молодой человек, я попрошу вас пройти ко мне в кабинет!
– Зачем?
– Там мы сможем дождаться адвоката.
– Хорошо! – согласился Ален. – Вы все равно меня разбудили. Теперь я долго не смогу заснуть…
– Так пройдемте!
– Минуту, я только возьму мое одеяло… Знаете ли, как-то зябко…
На лестнице их встретила встревоженная Саманта.
– Мистер Батлер! – возволнованно произнесла женщина. – Вас так долго не было! Разве можно старую служанку заставлять волноваться?
– Прошу прощения, уважаемая Саманта! – церемонно ответил Ретт. – Однако, чего же можно было бояться? Разве что этого?
Он покрутил револьвером перед носом изумленной Саманты.
Та отступила на шаг и удержалась на ногах, только схватившись за перила.
– Мистер Батлер! – укоризненно покачала головой негритянка. – Опять вы за свое! Никак не привыкнете, что вы уже не молоды?
– Оставь это, Саманта! – прервал служанку Ретт. В другое время он с удовольствием пошутил бы на эту тему с женщиной, которая искренне считала, что имеет право заботиться о своем старом хозяине и зачастую проявляла эту трогательную заботу совершенно не к месту.
Батлер покосился на шедшего сзади Перкинсона и, заметив у юноши на губах ехидную улыбку, резко произнес:
– Улыбаться будете, молодой человек, в том случае, если вам удастся выйти сухим из воды! Я вижу по вашему уверенному виду, что ранее это у вас не один раз получалось, только вот не знаю, как произойдет на этот раз…
– Полно, уважаемый мистер Батлер, – остановил его Ален. – Давайте пройдем из темного коридора в светлый и уютный кабинет и там продолжим наш разговор!
– Он стал не таким уж и уютным, – проворчал Ретт Батлер, – и все по вашей вине!
Они зашли в кабинет. Батлер кивнул Саманте, чтобы та оставила их с Перкинсоном наедине.
– Позвоните еще раз адвокату, – посоветовал Ален Ретту, когда за служанкой закрылась дверь. – Держу пари, что он еще и не выезжал.
Ретт вздохнул, но решил промолчать. Он снял трубку с рычага, задумчиво покрутил ручку и произнес:
– Пожалуйста, квартиру адвоката Аури… Спасибо.
И через секунду:
– Пожалуйста, мистера Аури! Что? Еще не приезжал? Кто говорит? Джина, дорогая, это Ретт Батлер…
Ретт говорил и говорил в трубку, а молодой человек прохаживался по кабинету и рассматривал картины. Наконец, Батлер положил трубку и сказал:
– Адвоката Аури нет дома, но его жена обещала передать, чтобы он позвонил сразу, как вернется, в любое время.
– Вот видите, я был прав! – воскликнул Ален.
С этими словами Ален Перкинсон подошел к телефону, убедился, что линия свободна, и проговорил довольно капризным голосом:
– Мисс, будьте так любезны, виллу графини Строуберфилд… Да, побыстрее!
В дверь вошла Саманта.
– Почему вы не спите? Вам что-нибудь нужно?
Молодой человек обернулся к служанке:
– Могу я попросить вас стаканчик виски? Будьте так добры! Только чистого, пожалуйста.
Саманта вопросительно посмотрела на Батлера.
– Я не пью и спиртного дома не держу, – с достоинством ответил Ретт.
– Даже не пьете? – удивился Ален, но тут он услышал в трубке голос и воскликнул:
– Алло! Роберт? Пригласи твою момочку! Как, какую? Естественно, будущую. Кто говорит? Как – кто говорит? Твой будущий папа!
Ален Перкинсон весело подмигнул Ретту, как будто старому другу.
«Какая несуразная шутка», – подумал Батлер.
Перкинсон внимательно посмотрел на Батлера и добавил не без иронии:
– Так что, у вас действительно нет виски, или вы просто не желаете угостить меня? Уж признайтесь, обещаю, что не обижусь.
Ретт холодно ответил:
– Виски нет. Но есть вино.
– Человеку непьющему не пристало держать в доме даже вино, – заметил Ален.
Саманта нерешительно топталась на пороге. Ален это заметил и торопливо, поскольку ему уже ответили по телефону, добавил:
– Если у вас есть красное, можно сварить глинтвейн: только надо добавить немного сахару и лимонной цедры… А, это ты, старая потаскуха?
От резкого, грубого тона молодого человека Ретт и Саманта даже вздрогнули. В следующую секунду до Батлера дошло, что Перкинсон говорит это в трубку.
Ретт присел в кресло и даже с каким-то интересом уставился на Алена.
– Объясни-ка мне, что это за свинство ты устроила! – продолжал молодой человек. – Что? Только не вздумай врать, а то я еще и не так взбешусь!
Возникла короткая пауза, после чего Перкинсон изумленно воскликнул:
– Как какое свинство? Да с этой идиотской квартирой, радость моя…
Батлер поднялся с кресла, желая покинуть кабинет, но Ален крикнул в трубку:
– Подожди-ка!
После этого молодой человек прервал разговор и, положив трубку на стол, догнал Ретта:
– Минутку, мистер Батлер! – сказал он, схватив Ретта за руку. – Вы мне понадобитесь.
Юноша быстро вернулся к телефонному аппарату.
– Алло! Ты еще слушаешь? Чего, не хочешь ничего объяснять?.. Отлично, тогда я объясню тебе сам… Или нет, пусть за меня объяснят другие…
Перкинсон сунул трубку Батлеру, который неохотно взял ее и, поднеся к уху, услышал:
– Ах ты, дерьмо такое!
Ледяным тоном Ретт произнес:
– Алло, говорит Ретт Батлер. Минуточку… Да дайте же мне сказать… Алло… Прошу вас, дорогая Луиза!
– Мистер Батлер, что такое мне сказал Ален! Подтвердите ему, что я сняла у вас эту квартиру для него! Ох, он просто несносен, звонит посреди ночи и еще говорит такие слова…
Ретт нетерпеливо повысил голос:
– Я никогда не подтверждаю того, что не соответствует действительности, вам ясно, миссис Строуберфилд? На меня можете не рассчитывать.
– Как? – чуть не заплакала на другом конце провода Луиза. – Но мы же с вами обо всем договаривались… Моя дочь мне говорила…
– Я же сказал, на меня не рассчитывайте, – холодно повторил Ретт. – Что касается всего остального, будете разговаривать с моим адвокатом.
Батлер отдал трубку Перкинсону, который едва успел услышать последние фразы Луизы, с мольбой обращенные к Ретту:
– Ради всего святого, мистер Батлер! Ну, сделайте такую милость, прошу вас! Если хотите, я сейчас же приеду к вам и все объясню…
– Хотел бы я послушать, как ты ему все это объяснишь, – иронично проговорил в трубку Ален, глядя на рассерженного Ретта.
– Я сейчас приеду! – повторила Луиза.
– Не приезжай, так будет лучше, – сказал молодой человек. – Очевидно, ты рассчитываешь, что я вытерплю тебя еще год. Просчиталась, милочка. Я не стану терпеть и дня. Между нами все кончено, графиня вонючая!
– Ален! Ален! – доносилось из трубки. – Как ты со мной разговариваешь?
– Никак я с тобой не разговариваю! Ты как была, так и остаешься большой идиоткой, вот что я давно хотел тебе сказать!
Перкинсон положил трубку. В этот момент в комнату вошла Саманта с подносом, на котором стоял большой бокал глинтвейна. Услышав последние слова молодого человека, она растерянно остановилась, но тот сделал ей знак подойти.
– Это вас устроит? – неуверенно спросила служанка.
Ален уселся, отпил глоток.
– Какая гадость. Спасибо.
– Первый раз в жизни я сварила эту адскую смесь, – пожаловалась служанка Батлеру, – неудивительно, если у меня ничего не получилось…
– Не расстраивайся, Саманта, – сказал Батлер и благодарно кивнул служанке. – Можешь отправляться спать. Спокойной ночи!
Ален был очень расстроен. Он пил глинтвейн, не глядя на Ретта, и тяжело дышал.
Саманта очень неохотно вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Ален криво усмехнулся:
– Так, еще одно дело сделано…
– Я не люблю вмешиваться в дела, которые меня не касаются, – осторожно сказал Батлер. – К тому же я совсем не понял…
Перкинсон поднял глаза на Ретта:
– Вы прекрасно все поняли.
Теперь глаза опустил Батлер. Ален допил вино и поставил стакан на поднос.
– Ясно одно! – вдруг произнес юноша. – Чем люди богаче, тем они гнуснее. Какая пошлость! Врожденная пошлость! Вы понимаете, что я хочу сказать?
Батлер не без иронии поглядел на молодого Перкинсона. В его ушах еще звучали слова, произнесенные Аленом по телефону. Как мог у него язык повернуться сказать такое просто женщине, не говоря уже о графине!
Перкинсон не замечал чувств хозяина дома. Молодой человек нервно расхаживал по кабинету. Дойдя до двери гостиной, Ален увидел там сдвинутую мебель.
– Черт побери! Что здесь случилось? – удивленно воскликнул он.
Батлер очнулся от мыслей и осознал, что разговор, наконец, коснулся нужной темы. Это несказанно обрадовало Ретта. Он подошел к Алену и с желчью в голосе произнес:
– Это еще ничего. Вы бы посмотрели, что делается в кухне, в гардеробной.
– Да? Что же?
– Идите сюда… – кивнул Ретт. – Хочу, чтобы вы сами убедились.
Батлер подошел к стене, с которой были сняты картины, показал Перкинсону пятна сырости на обоях, потом направился к двери в коридор.
– Пусть вам за все заплатят. Тут пахнет не одной тысячей долларов, можете мне поверить, – проговорил юноша, как бы сочувствуя Батлеру.
– Идите сюда, идите… Я вам еще не все продемонстрировал!
– Нет, – отмахнулся Ален. – Меня это уже больше не касается.
Ален подошел к книжному шкафу, взял наугад какую-то книгу и уже другим тоном заметил:
– Очень старая книга. И какая тяжелая! Сколько ей?
Батлер недоуменно посмотрел на молодого человека.
– А-а, эта… – До него дошло, о чем спрашивал его Ален. – Эта книга привезена из Европы…
– Какого года издание?
– Этой книге не то двести лет, не то все четыреста… Посмотрите на обложку, это готическая вязь. Древне-германский язык..
– Неплохо! – оценил Перкинсон. – Я бы не отказался такую приобрести. Так, знаете, для солидности…
– Вряд ли вы найдете их в продаже. Мне дал ее мой друг, он – ужасный библиофил…
Перкинсон вдруг хлопнул себя рукой по лбу.
– Да-а, я же хотел позвонить… Простите. Ко мне туда, наверх, должен был прийти один приятель… и…
– Сейчас? – Батлер посмотрел на часы. Было уже далеко за полночь.
– Вы знаете, именно сейчас! – кивнул Ален. – Так я воспользуюсь услугами вашего аппарата, вы не станете возражать?
– Звоните! – махнул рукой Батлер. – Только, по-моему на телефонной станции уже все спят…
– Мистер Батлер, вы же только что сами звонили, помните? Не волнуйтесь, мне приходится частенько вести ночной образ жизни. Я распорядок работы телефонисток изучил досконально…
С этими словами Ален прошел в кабинет и принялся крутить ручку телефона, прижав трубку к уху плечом. Батлер отошел от двери, присел на кончик кресла и переплел пальцы у себя на колене.
– Черт, вы правы, мистер Батлер! – заметил молодой человек. – Эти девицы заснули… Ничего, придется их разбудить…
Он снова и снова крутил ручку, пока на его требовательные звонки кто-то не отозвался.
– Алло! – обрадованно закричал Ален и победно посмотрел на Батлера, – дайте квартиру мистера Джона Смолла. Да, именно сейчас, среди ночи! Да!!! Алло? Джонни, это ты? Как там, Френк не заглядывал? Нет? А есть Люси? Позови-ка ее сюда!
Ален отставил трубку от уха. Батлеру было слышно, как на другом конце провода играет музыка.
– Привет, – произнес Ален. – Кто у тебя там? Монди заглядывал? Да? Скажи, чтобы ко мне не приходил. В случае чего я сам зайду.
Батлер поднялся, походил вокруг, потом опустился в кресло рядом с окном и стал ждать, когда Ален либо вернется, либо простится и уйдет. Но Перкинсон все еще стоял у телефона. Он снова крутил ручку вызова телефонистки. Батлер увидел, что юноша задержал взгляд на картине, висящей рядом на стене.
У молодого человека вздрогнули плечи. Потом Ален посмотрел на Ретта и встретился с ним взглядом.
– Сейчас уйду, – кивнул Ален Батлеру.
– Я надеюсь… – чуть слышно процедил Ретт.
– Мадемуазель, я вас попрошу еще об одной услуге! – уже говорил Перкинсон…
Батлер отвлекся. Он с тоской вспомнил давнюю крестьянскую пословицу о том, что нельзя свинью пускать за стол, иначе она заберется туда с ногами.
– Алло? Моника? – сказал Перкинсон в трубку. – Привет, это Ален! А кто же еще? Ты не раздумала ехать завтра в Сент-Моррис? А когда решишь? Я перезвоню! Если поедешь ты, я тоже поеду. Ну ладно, – вздохнул Ален. – Да, один, один, дурочка! Что, не хочешь? Я думаю, зря! В общем, надеюсь, что мы еще увидимся!
Юноша немного помолчал.
– Это все безумно интересно, но нам надо заканчивать разговор, моя милая… Да-да, заканчивать… Если хочешь, мы сможем его продолжить в Сент-Моррис! Нет. Ну ладно, ты сама себе враг… Ну пока…
Ален отнял трубку от уха с явным намерением положить ее, однако, его рука застыла на полпути.
– Эй, ты еще слушаешь? – снова закричал в трубку Перкинсон. – Ну что, может быть, решила? Долго думаешь! Как, недолго? Прошло уже, – он посмотрел на настенные часы, – целых четыре минуты! Что? Хочешь мне перезвонить? Нет! Сюда звонить нельзя.
Ален снова посмотрел на картину.
– Артур Маккоен! – вдруг сказал он. – Нет, это я не тебе!
Последние слова юноша произнес в телефонную трубку.
– Ладно, милая, теперь действительно пора прощаться… Все, целую…
Он положил руку на рычаг.
– Уф-ф! Просто каторга какая-то… – Ален вытер пот со лба. – А ведь это Артур Маккоен! – Он показал на картину телефонной трубкой. Батлер поднял глаза на картину.
– Артур Маккоен? Не знаю…
Он пожевал губами.
– Во всяком случае, молодой человек, это английский живописец восемнадцатого века…
Ален крутнул ручку телефонного аппарата и после этого поднял руки в протестующем жесте.
– Сейчас, мистер Батлер, я вам все объясню. В доме у одних моих друзей есть картина художника Артура Маккоена: чей-то портрет на фоне пейзажа. Я хорошо к ней присмотрелся.
– Вот как? – поднял брови Ретт.
– Да, представьте себе! Там сбоку, – не в центре, как здесь, – тоже нарисована эта вот самая беседка…
Батлер перевел взгляд на картину и внимательно всмотрелся в нее.
– Странно, – протянул он, увидев беседку. – Картина написана, безусловно, в первой половине века…
Глаза юноши блеснули.
– Знаете что? Я сделаю для вас копию…
– Вы что, рисуете? – спросил Батлер.
От такого эксцентричного молодого человека он был готов ожидать чего угодно.
– Нет, что вы, – засмеялся Ален. – Но я могу нанять человека, который скопирует для вас эту картину и недорого возьмет…
– Премного благодарю, – с улыбкой промолвил Батлер. – Это так мило с вашей стороны.
– Вы не рисуете, – сказал Ретт, закуривая сигару, – но вы, пожалуй, увлекаетесь живописью?
Он задал этот вопрос с легким волнением. Ретту было интересно узнать, есть ли в городе еще люди, которые так же, как и он сам, вдруг почувствовали тягу к изобразительному искусству. А если люди имели ее всегда, так это было еще таинственнее, еще привлекательнее.
Но молодой человек, не оправдав надежд Батлера, помотал отрицательно головой.
– Я просто часто видел эту картину, – ответил он, – потому что она как и ваша, висит недалеко от телефонного аппарата…
Юноша встал и вздохнув, огляделся вокруг.
– Какой-то странный у вас дом, мистер Батлер! – сказал он. – Вы знаете, я не буду скрывать… Он мне не нравится, но чем-то все же притягивает. Я вижу, что ваш адвокат уже не осчастливит нас своим приездом…
Батлер открыл рот, чтобы возразить, но внезапно передумал. Он почувствовал, что вся злость на этого юношу у него прошла.
Теперь Ретт чувствовал только сильную усталость, накопившуюся за целый день.
– Не провожайте меня, – сказал Ален Перкинсон. – Я сам найду дорогу, не стоит беспокоиться… Жаль, что так неудачно закончилась история моего вселения в ваш дом.
Батлер иронично улыбнулся, то ли с сожалением, то ли с торжеством. Он и сам еще не понял, какое из двух чувств в нем сейчас одерживает верх.
– А я бы с удовольствием забегал бы к вам поболтать, мистер Батлер, – закончил молодой человек.
– Что ж, спокойной ночи, – привстал с кресла Ретт.
– Спокойной ночи, мистер Батлер!
Ален вышел в коридор. Ретт все же встал с кресла, чтобы размять затекшие ноги.
Вдруг спереди послышались шаги, и в кабинет снова влетел Ален.
– Мистер Батлер! – сказал он. – Я вас попрошу! Я не хочу подниматься наверх, я оставлю у вас эту штуку!
Молодой человек показал на одеяло, которое держал в руке.
– Хорошо, хорошо! – ответил Ретт. – Меня это нисколько не затруднит.
Перкинсон бросил одеяло в кресло.
– Вот и спасибо! – сказал он. – За этим одеялом придут ваши квартиросъемщики!
Юноша произнес слово «квартиросъемщики» с оттенком крайнего презрения.
– А если хотите, чтобы вас Луиза не беспокоила, просто отключите телефон. Да-да! – воскликнул Ален, заметив, что Ретт посмотрел на него с недоумением. – Мы с друзьями так и делали. Знаете ли, очень действенный метод! Нужно только отсоединить провод…
– Он не поломается? – спросил Батлер.
– Ни в коем случае! – уверил его Ален. – Действуйте смело!
– Но зачем? – спросил Ретт. – Сейчас ночь, все спят. Кто может позвонить?
– Миссис Строуберфилд пока молчит, – со знанием дела произнес юноша, – потому что ей необходимо удостоверится, что я ушел от вас. Но она позвонит обязательно.
– Вы так уверены? – улыбнулся Ретт.
– Именно! Уверен – не то слово. Я прекрасно знаю Луизу. Со своим адвокатом вы сможете прекрасно поговорить завтра утром, правда?
Батлер машинально кивнул.
– Так я отключаю? – молодой человек взялся рукой за провод.
– Постойте, – вскочил Батлер. – Что вы намерены делать?
– Как что? – спокойно возразил юноша. – Просто осторожно потяну за этот провод. И ваш аппарат перестанет работать…
– Отлично! Он перестанет работать навсегда!
– Отнюдь, мистер Батлер! Завтра вы вставите провод на место, и все будет, как и раньше!
Не дожидаясь новых возражений, Ален с силой потянул за провод. Батлер не успел даже глазом моргнуть, как провод был оборван.
– Да не волнуйтесь же! – снова уверил его молодой человек. – Если будут какие-то затруднения, пошлите за мной… Я эту технику уже освоил! Ну, не буду прощаться, ибо я уже это делал!
С этими словами Перкинсон вышел из кабинета. Батлер не двигался с места, пока не услышал, как дважды хлопнула входная дверь.
Ален Перкинсон ушел, и снова Ретт Батлер остался один. Вот она, такая желанная свобода одиночества! Почему же Ретт не чувствовал мгновенного облегчения, как это представлял себе, когда шел ругаться из-за агрессии по поводу верхней комнаты?
На кресле лежало теплое меховое одеяло. Ретт взял его и попытался аккуратно сложить. Мех был так красив и мягок, что ему невольно захотелось его погладить.
Батлер посмотрел в окно и замер, так и не сложив одеяла. Над городом занималась заря. Какой красивый вид был из окна!
Ретт вздохнул и присел в кресло. Ноги он укрыл меховым одеялом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия



Чудесный роман
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМарина
27.07.2011, 8.46





ни о чём...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЕлизавета
25.12.2011, 15.34





Слава Богу это не официальное продолжение. Бред, чтобы вот так все окончилось
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАлексей
10.01.2012, 16.38





Совершенно бесмысленное продолжение шедевра. Для любителей "Унесенных ветром" Скарлетт о Хара навсегда останется зеленоглазой красавицей, а Ретт Батлер красивым, стройным, крепким и полным жизненной энергии и сил мужчиной!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияНазира
24.01.2012, 16.55





Невыносимо читать это, то как Скарлетт с Реттом постарели, вообще все не так...согласна с предыдущим высказыванием, что Скарлетт и Ретт навсегда останутся для нас молодыми, сильными людьми, прекрасной парой, а не стариками.Невыносимо читать через каждую строчку о том, как Скарлетт жалеет о своей прожитой молодости....
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЛана
1.02.2012, 19.10





мне кажется,что 2 последние части это уже лишнее!!!!!!!!!!11
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияСветлана
1.04.2012, 11.57





В этом романе Скарлетт прям добрая душа!!!Она не такая, и Ретт совсем другой. Мне не понравилось, бред полнейший!!!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАлина
7.04.2012, 17.58





Это-не Рэтт,и не СКарлетт!Я прочла странницу и поняла.что это-совсем другие люди!Совсем роман не похож на продолжение!!Это ужасно!!Почему почти в каждой строчке Скарлетт говорит как страреет!И скаких пор Ретт Батлер говорит так глупо и банально!НЕт, это ужасно,скучно,банально!!rnМне лично понравилось официальное продолжение ,книги Алексанндры Риплей
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАнна
17.05.2012, 16.51





Бред какой-то
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулиянатали
17.05.2012, 17.26





ПОЛНАЯ ЧУШЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияНАСТЯ
17.10.2012, 0.44





история ретта и скарлет не требует завершения. последняя часть разочаровала меня.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулиявиктория
10.12.2012, 8.00





Очень разочарована.... чушь полнейшая
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияИрина
13.01.2013, 19.09





Роман ХОРОШИЙ,С У П Е Р -если не разбираетесь в романах нефиг читач
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияДенис
11.06.2013, 9.46





Когда пытаются дописать классику - это ужасно. Когда делают это бездарно и примитивно - это преступление. Роман сжечь, а пепел развеять.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияARINA
11.06.2013, 10.26





Лана,вы совершенно правы, невыносимо читать о том, о ком думаешь, что они вечно молоды. Для меня Ретт и Скарлетт навсегда останутся молодыми и полными сил, людьми, которые не стареют. Я поэтому совсем не прочитала эту книгу, и жалею о том, что читала "Ретт Батлер"
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАмериканка
26.06.2013, 6.31





Я ещё не читала этот роман и поэтому быть может сужу не объективно. Да первых два тома истории Ретта и Скарлет, которые написала Маргерет Митчелл- это шедевр и с этим спорить нельзя. Но стоит отметить, что она не довела свою историю до конца... А значит она (я так думаю) может окончила этот роман ещё хуже, чем Риплей и Хилпатрик,так что не нам судить. плохо они завершили мировой роман или нет, читательницы хотели продолжения и они его получили...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЮлия
17.10.2013, 14.24





Бред полнейший! Если нет фантазии написать красиво, то незачем было начинать.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияР?РЅРЅР°
23.01.2014, 21.27





Прочитала немного и бросила! Бессмысленно если честно. Одни и те же фразы по сто раз, какие-то детали, сами по себе очевидный, и , да, я запомню эту неутомимую парочку вечно молодыми. Я считаю, что романом "Скарлетт" можно было бы закончить эту историю, т.к. Ретт и Скарлетт остались вместе. А все остальное, думаю, лишнее...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМария
2.02.2014, 19.28





А, Ретт Батлер чё умер в конце?
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМилена
7.03.2014, 13.28





А че, он бессмертный че ли?( Ну и дуры задают вопросы)
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЛайза
7.03.2014, 14.32





Лайза, бляеадь сама дура, я просто спросила.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМилена
7.03.2014, 19.20





Роман может и плохой, но я залила слезами весь свой ноутбук и 2 дня нормально спать не могла.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЛиля
8.03.2014, 11.26





Нда уж... Затрахайся романчик...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияКатя
12.03.2014, 21.27





Норм.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияСаша
19.03.2014, 14.06





Согласна с высказыванием " Сжечь и развеять пепел", полное разочарование, бред про двух дряхлых стариков, Скарлетт и Ретт никогда бы не опустились до войны из за крысы, никакой фантазии, просто чушь собачья!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулиямаша
17.01.2016, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100