Читать онлайн Последняя любовь Скарлетт, автора - Хилпатрик Джулия, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.04 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хилпатрик Джулия

Последняя любовь Скарлетт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 1

– Значит, как вы утверждаете, это подлинник?
Вопрос повис в воздухе. Два довольно молодых человека – продавцы антиквариата, пришедшие к Ретту Батлеру продать картину, промолчали. Ретт поднял голову и выразительно посмотрел на гостей. Те кивнули почти синхронно, однако, Ретту их кивания показались неуверенными.
– Могу вас обрадовать, господа! – сказал Батлер. – И мне кажется, это не подделка! Однако, сейчас посмотрим внимательнее!
Ретт Батлер выдвинул ящик стола, достал оттуда очки в золотой оправе, нацепил их на нос, а затем, вооружившись лупой, стал пристально разглядывать покрытую энергичными мазками поверхность холста.
– Так, так, – сквозь зубы проговорил он. – И даже подпись на месте…
Продавцы переминались с ноги на ногу, но ничего не отвечали, ожидая окончательного заключения состоятельного покупателя.
Ретт Батлер по-прежнему жил в Сан-Франциско, в своем большом трехэтажном доме в районе под названием Телеграфный Холм. После смерти Скарлетт он не завел новой жены: годы уже были не те, да и сам Ретт почувствовал, что ему никто не сможет заменить ушедшей миссис Батлер.
Правда, не раз симпатичные вдовушки, а также девушки из различных состоятельных семей просто прикладывали все свои силы, крутясь возле Ретта в надежде, что вдовец обратит на них хоть какое-то внимание. Однако, как бы там ни было, Батлер оставался один и не собирался менять привычный способ существования.
Одиночество не тяготило его. Что касается детей, то Кэт с мужем Джейсоном Келменом и сыном Филиппом давно перебрались в Нью-Йорк, где они осели прочно и основательно. Остальные молодые члены семьи Батлеров разъехались кто куда. Не сиделось на месте молодому поколению! Ретт их не осуждал, потому что сам когда-то любил бродяжничать и путешествовать и считал себя и жену гражданами Вселенной.
С течением времени дети все реже стали навещать престарелого Ретта. Все чаще они ограничивались открытками на праздники. Однако Батлер стойко переносил и это.
В последние годы одинокой жизни у Ретта, который всегда обладал изысканным вкусом и разбирался в искусстве, появилось желание заполнить опустевшее место в душе всем тем прекрасным, что создал человек за тысячелетия жизни на Земле. Он стал окружать себя лучшими картинами и другими предметами искусства. В результате его городской дом стал походить на музей. Картины занимали почти целиком все четыре стены кабинета Ретта Батлера. Несмотря на то, что Батлер хорошо разбирался в разных стилях живописи, он не отдавал предпочтения какому-нибудь из них, а покупал то, что ему особенно нравилось, вызывало приятные, волнующие воспоминания и ассоциации.
– Но она не такая старая! – Картина написана в первой половине девятнадцатого века! – наконец объявил Батлер. – Слышите, мистер Тректон?
– Да? – отозвался старший из продавцов.
– Я думаю, ей лет шестьдесят, от силы – семьдесят, – продолжал Ретт. – Она ничуть не старше меня самого, – добавил он с легкой и грустной улыбкой. – Однако, вы же продавцы антикварных вещей! Почему же предложение купить эту вещь приходит ко мне именно от вас?
При словах Батлера антиквары смущенно переглянулись и зашептались.
– Видите ли, мистер Батлер, – сказал молодой продавец, – в нашей практике случается всякое. Теперь у нас появилась эта картина. Но, я думаю, вещь не становится ценной только от того, что она старая. И, если вещь не такая древняя, но сделана искусно, разве она не достойна, чтобы к ней относились подобающим образом?
– И это мне говорит продавец антиквариата! – насмешливо воскликнул Батлер. – Но вы не будете отрицать, что эта картина – моя ровесница, дорогой мистер Генри Моринд?
Молодой человек утвердительно покачал головой.
Ретт Батлер снова уткнулся в картину.
– Как он точно определил дату! – тихо сказал Моринду его старший спутник. Тот согласно кивнул и произнес пару слов, после чего Тректон усмехнулся.
– А что думаете вы по этому поводу? – спросил Генри Моринд у высокой элегантно одетой дамы, которая примостилась на самом краешке дивана и смотрела в окно отрешенным взглядом.
От вопроса дама встрепенулась.
– Это вы мне? – с улыбкой промолвила она и посмотрела на молодого человека.
– Да, миссис, кому же еще? – ответил юноша.
– Я ничего не думаю, – спокойно сказала дама и снова уставилась в окно.
Молодой человек пожал плечами. Батлер взглянул на даму из-под очков. «А она недурна, – пронеслось у него в мозгу. – И чем-то похожа на мою Скарлетт…»
При мысли о покойной жене Батлер сдержанно вздохнул. Нет, вряд ли стоит сравнивать кого бы то ни было с ней. Что значит внешность? Она была неповторима душой, характером – всем тем, из чего складывается индивидуальность. И ни одну женщину Ретт так не любил и так долго не добивался взаимной любви. Как же давно это было, а память про счастье и муки так свежа… «Господи, ну почему я был к ней так несправедлив?! – В который раз мучил себя одним и тем же вопросом Батлер.
– Простите, – галантно произнес он и шаркнул ногой. – Я не заметил, что госпожа скучает… Если хотите, вы можете пока пройти на балкон.
– Благодарю вас, – отозвалась дама. – Уверяю, мне нисколько не скучно. Хотя… Я, пожалуй, пойду, взгляну на веранду…
– Пожалуйста, – учтиво произнес Батлер. – Только не обращайте внимания не беспорядок…
– Ха, беспорядок! – рассмеялась дама. – Что вы называете беспорядком? Это?
Дама подняла один из галстуков Батлера, который валялся на диване. Ретт про себя выругался. Вчера Саманта битых два часа разыскивала именно этот галстук буквально по всему дому, но никак не могла найти, поскольку он слишком гармонировал по цвету с обивкой дивана.
– Для одинокого человека это еще не беспорядок! – уверенно произнесла женщина. – Ведь вы не женаты?
– Я был женат, – ответил Батлер. – Но теперь я вдовец…
– Извините. Но куда же смотрит в таком случае ваша прислуга? – сказала дама.
Она грациозно встала, достала длинную тонкую сигарету, прикурила и, пуская колечки дыма, удалилась из комнаты, плавно покачивая бедрами. Батлер насмешливо посмотрел ей вслед. Неужели она не понимает, как опошляет женщину сигарета? Дурацкая мода!
Ретт с натяжкой мог назвать даму молодой, хотя ей было явно за сорок. Она выглядела значительно моложе, была стройной, с гладкой кожей, умелая косметика делала почти незаметными ее морщины. Как следствие, дама издали выглядела очень даже привлекательно, а относительно Ретта даже молодо.
– Погодите, я провожу вас! – крикнул Батлер женщине вдогонку.
– Не стоит, – бросила она через плечо и даже не стала останавливаться.
Батлер замер, потом протяжно вздохнул и снова глянул на картину.
– Ну как, мистер Батлер? – осторожно спросил молодой антиквар.
– Неплохо! – оценил картину Батлер. – Вы знаете, действительно неплохо. Но купить картину я не могу!
– Почему? – вскричал изумленный Генри Моринд. – Вы только что оценили картину, неужели при этом не хотите иметь ее у себя…
– Вы не понимаете, – мягко остановил его Батлер. – Я не могу купить эту прекрасную картину в силу целого ряда причин. Например, цена…
– Только не говорите, что цена высока! – антиквар поднял руки. – Уважаемый мистер Батлер, это неправда! Я просто не могу в это поверить! И знаете, почему? В прошлом году я присутствовал на одной распродаже, точнее, на аукционе… Да-да, я вас там и увидел в первый раз, и сразу запомнил… Так вот, вы тогда выложили за… кстати, вот за эту картину…
Молодой человек указал на одно из висевших на стене полотен. Батлер согласно и удовлетворенно кивнул.
– Вы выложили за нее примерно вдвое больше, чем мы сейчас просим…
– Втрое! – уточнил Батлер, довольный собой. – Втрое, молодой человек!
Ретт поднял вверх указательный палец. Тут открыл рот старший напарник мистера Моринда.
– Да что вы говорите, мистер Батлер? – протянул Тректон. – Никогда не поверю. Вы выложили за нее такие деньги?
Он выхватил из кармана очки и подскочил к картине.
– Именно такие, дорогой Клайв, – склонил голову Батлер. – Вы, кажется, не верите? Неужели вам нужны доказательства?..
– Не надо! – поспешно постарался успокоить Ретта Клайв Тректон.
– Вот видите!
Молодой антиквар стал прохаживаться по комнате. Полы его сюртука мотались из стороны в сторону. Наконец, он остановился и заговорил:
– Вам же сейчас здорово везет… такая дешевая картина!
– Дешевая-то дешевая, – вздохнул Батлер. – Да только я вам ясно сказал – у меня сейчас нет денег. Все мои средства в обороте!
– Даже наличные? – хитро прищурился Моринд.
– Наличные – в первую очередь! – отрезал Ретт.
– Ну, хорошо, – заговорил Клайв Тректон. – Я вот что предлагаю… Я предлагаю вам подумать, для чего мы сейчас оставим эту картину у вас…
– Я уже подумал! – твердо сказал Батлер. – Купить не могу. О цене спорить не берусь, хотя она и кажется мне завышенной… Нет, я не могу купить картину, мне сейчас просто не до нее. Налоги… Предстоящий ремонт дома… Нет! Забирайте ее, господа!
Старший антиквар прищурился. Нет, из упрямого старика не выжмешь ни цента! Он едва слышно скрипнул зубами, но тут же взял себя в руки.
– И все-таки мы вам ее оставим, – размеренно проговорил антиквар. – Вам нельзя упускать такой случай… Позвольте откланяться…
Все эти слова продавец произнес скороговоркой и поспешно поклонился, чтобы старик не успел передумать.
Молодой антиквар также нагнул голову, потом выпрямился и стал искать глазами свои перчатки и трость.
Однако Батлер не хотел, чтобы последнее слово оставалось за такими напористыми посетителями. Еще чего! Станет он уступать каким-то зеленым юнцам!
– Унесите ее! – показал Ретт на картину. – Я настоятельно прошу вас!
Его повелительный зычный бас загремел, как в былые годы.
– Зачем мне такая обуза? – продолжал Ретт. – Я не собираюсь покупать ее, она мне не нужна. К тому же, я часто покидаю дом. Вы хотите, чтобы картину украли, и мне пришлось заплатить за нее? Я – не хочу!
Повернувшиеся было к выходу антиквары остановились.
– Да вы не волнуйтесь так! – сказал молодой. – Мы сегодня же пришлем за этой картиной. Просто вы нам сделаете услугу. Дело в том, что мы должны еще зайти посмотреть несколько вещей на Мэллой-стрит. Мы же не можем оставить картину в автомобиле. Сами знаете, какие сейчас настали времена…
Батлер кивнул. Он регулярно читал газеты. Кражи предметов искусства участились. Видимо, в последнее время поубавилось проблем с продажей картин.
И все-таки Батлер решительно добавил:
– Если вы за ней не пришлете, господа, – Батлер показал на картину, – я сам отправлю вам ее. Все равно я ее не возьму, это решено!
Молодой антиквар улыбнулся широкой белозубой усмешкой:
– Надеемся, вы еще передумаете. Не провожайте нас, мистер Батлер, дорогу мы знаем…
– Я просто уверен, что вы передумаете! – добавил второй антиквар.
– Нет! – сказал Батлер и помотал головой. – Своих решений я никогда не меняю.
Посетители удалились. Но Ретт еще некоторое время ходил взад-вперед по комнате, возбужденный нахальством антикваров. «Каковы наглецы! – повторял себе Батлер. – Они, видимо, считают, что такой настырностью можно заработать большие деньги! Да, кажется, я действительно становлюсь стар, подумать только, капитан Батлер не смог справиться с какими-то антикварами!»
На лбу Ретта пролегла глубокая морщина, брови его сдвинулись на переносице. Однако, Ретт нет-нет, да и поглядывал на картину, стоящую у стены.
Хлопнула парадная дверь. Это антиквары вышли из дома. Батлер вздохнул с облегчением: наконец он опять один!
Но тут раздались легкие шаги. Ретт поднял голову. Из коридора показалась дама, которая, как ему казалось, должна была уйти вместе с антикварами.
– Как, вы еще тут? – вскричал Батлер. – Ваши продавцы ушли!
– С чего вы взяли, что это мои продавцы? – спокойно парировала дама.
– Но ведь вы же владелица картины? – сбитый с толку, уточнил Батлер.
Дама подняла брови.
– Я? Нет, нет… По совести говоря, она мне не очень и нравится…
Теперь поднял брови Батлер. Он удивился, как дама не рассмотрела, что перед ней настоящее произведение искусства, но потом вспомнил свою жену, которая вообще не разбиралась в искусстве, но это не мешало ей быть для него самой притягательной из всех женщин.
– Однако… – протянул он.
– А вы уверены, что эта картина столько стоит? – спросила дама. – А кто эти двое прощелыг? По виду они настоящие жулики, а не джентльмены. Скупщики краденого! Угадала?
Тут удивление Батлера сменилось плохо скрытой насмешкой.
– Скупщики краденого? Да это же знаменитые Клайв Тректон и Генри Моринд, владельцы художественного салона «Блу Арс», одного из самых престижных в Сан-Франциско. Простите, а разве вы не с ними пришли?
Дама помотала головой.
– Впервые в жизни их видела! – проговорила она. – Мы встретились на лестнице.
Ретт Батлер был слегка озадачен, но не подавал виду, что удивлен.
– В таком случае…
Он вскочил настолько галантно, насколько ему позволял возраст.
– Чему обязан честью?..
Дама снова достала сигарету, прикурила и выпустила в сторону тонкую струйку дыма.
– Ваша служанка только что подтвердила информацию, полученную мной от привратника, которого я спрашивала немного раньше. Но теперь я хочу спросить вас, как хозяина этого дома. Ведь у вас пустует мансарда?
– Мансарда? – удивился Батлер. – Да-да, мансарда, – кивнула дама. – Та, что наверху. Пока вы тут с господами обсуждали достоинства этого полотна, я прогулялась по вашему дому… Прекрасное здание, хотя и слегка запущенное, должна я вам сказать…
Батлеру внезапно захотелось рассказать этой незнакомке, как пуста стала его жизнь без яркой, непредсказуемой Скарлетт, как он пытался заполнить эту пустоту вином, как дети из-за этого стали навещать его все реже, как тяжело ему было вновь вернуться к реальной жизни и работе. Конечно, богатство Ретта не нуждалось в постоянном пополнении – ему осталось недолго жить, а наследства с лихвой хватило бы на беспечную жизнь детей. Но именно работа, постоянные визиты управляющего, который обязан был советоваться с хозяином, помогли Ретту не утонуть окончательно в омуте, в который его повергло одиночество. В настоящий же момент Ретту все больше хотелось уйти от дел, посвятив остаток жизни тому, на что нечасто находилось время в бурной молодости – книгам и искусству.
Был в последние годы в жизни Ретта и такой период, когда он весь отдавался музыке, и тогда в его доме, в длинной зале с решетчатыми окнами, где потолок был расписан золотом и киноварью, а стены покрыты оливково-зеленым лаком, устраивались необыкновенные концерты: величавые тунисцы в желтых шалях перебирали туго натянутые струны огромных лютней, негры, скаля зубы, монотонно ударяли в медные барабаны, стройные, худощавые индийцы в чалмах сидели, поджав под себя ноги, на красных циновках и, наигрывая на длинных дудках, камышовых и медных, зачаровывали (или делали вид, что зачаровывают) больших ядовитых кобр и отвратительных рогатых ехидн. Резкие переходы и пронзительные диссонансы этой варварской музыки волновали Ретта в эти моменты не менее, чем прелесть музыки Шуберта, дивные элегии Шопена и даже могучие симфонии Бетховена.
Он собирал музыкальные инструменты всех стран света, даже самые редкие и старинные, какие можно найти только в гробницах вымерших народов или у немногих еще существующих племен, уцелевших при столкновении с западной цивилизацией. Он любил пробовать все эти инструменты. В его коллекции был таинственный «джурупарис» индейцев Рио-Негро, на который женщинам смотреть запрещено, и даже юношам это дозволяется лишь после поста и бичевания плоти: были перуанские глиняные кувшины, издающие звуки, похожие на пронзительные крики птиц, и поющая зеленая яшма, находимая близ Куцко и звенящая удивительно приятно. Были в коллекции Батлера и раскрашенные тыквы, наполненные камешками, которые гремят при встряхивании, и длинный мексиканский кларнет, – в него музыкант не дует, а во время игры втягивает в себя воздух; и резко звучащий «туре» амазонских племен, – им подают сигналы часовые, сидящие весь день на высоких деревьях, и звук этого инструмента слышен за три мили; и «тепонацли» с двумя вибрирующими деревянными языками, по которому ударяют палочками, смазанными камедью из млечного сока растений; и колокольчики ацтеков, «иотли», подвешенные гроздьями наподобие винограда; и громадный барабан цилиндрической формы, обтянутый змеиной кожей, какой видел некогда в мексиканском храме спутник Кортеса, Бернал Диац, так живо описавший жалобные звуки этого барабана.
Ретта эти инструменты интересовали своей оригинальностью, и он испытывал своеобразное удовлетворение при мысли, что Искусство, как и Природа, создает иногда несуразных уродов, оскорбляющих глаз и слух человеческий своими формами и голосами.
Однако они скоро ему надоели, и вновь началось увлечение классической музыкой. Ретт объездил всю Европу, бывал во всех лучших операх, слышал лучшие голоса своего времени. И по вечерам, сидя в ложе, он снова с восторгом слушал «Тангейзера», и ему казалось, что в увертюре к этому великому произведению звучит трагедия его собственной души.
Но годы брали свое, Ретт все реже покидал свой опустевший дом, и последнее время, поскольку он серьезно увлекся живописью, покидал пределы города в основном только из-за знаменитых аукционов картин. Становясь поневоле домоседом, Ретт обратил внимание на запущенность своего дома, и как раз собирался заняться его ремонтом и новой обстановкой. Это было нужно и для того, чтобы не вспоминать года пьянства от тоски и не тосковать вновь. Чтобы такое не повторилось, он даже старался избегать держать в своем доме спиртное. Но одиночество оставалось одиночеством, и общество чернокожей служанки не нарушало его. И вот когда незнакомка сделала слегка неуважительное замечание о его доме, Батлера это неожиданно задело.
Только усилием воли Ретт сдержал себя и не проронил ни слова.
– Так вот, в коридоре я увидела лестницу, ведущую наверх. Там же убирала служанка. И она мне сказала, что мансарда пустует. Я хотела бы снять ее!
Батлер вдохнул и выдохнул воздух. Предложение показалось ему нахальным и неуместным. Очень нужны были ему соседи!
– Мансарда не сдается! – твердо проговорил он. – Она нужна мне самому!
– Можно узнать, зачем?
«Какое ей дело, для чего мне нужна собственная мансарда?» – подумал раздраженно Ретт, но вслух постарался быть вежливым:
– Извольте! Я собираюсь перенести туда часть моей библиотеки…
– Но где же ваша библиотека? – спросила дама.
– Как где? – удивился Батлер и развел руками. – Она везде! В каждой комнате. Вот, например, здесь, в кабинете! Разве вы не видите книжных шкафов? По-моему, их нельзя назвать незаметными!
– Но тут их немного! – сказала женщина. Батлер сжал губы, чтобы набраться терпения, потом сухо сказал:
– Шкафы с моими книгами разбросаны по всем комнатам. Я их хочу собрать на мансарде, чтобы наконец получилась библиотека!
Не станет же он рассказывать этой незнакомке, что собрать библиотеку было давним заветным желанием Ретта Батлера, одним из тех желаний, которые вдруг ни с того ни с сего одолевают старых людей и заставляют их выглядеть в глазах других настоящими чудаками! Желание это было продиктовано и личной потребностью Ретта читать лучшие из лучших произведений, которые только были созданы в мировой литературе. Он, получивший в молодости прекрасное образование, хотел наверстать упущенное за годы «неджентльменской» жизни, когда складывался его основной капитал. Теперь же Ретт хотел накопить капитал духовный, чтобы оставить его своим детям и внукам.
Немногие оставшиеся в живых родственники старика Батлера поговаривали, что первым чудачеством Ретта была страсть к коллекционированию денег. Надо заметить, их замечания имели под собой основания: к своим почтенным годам Ретт Батлер собрал просто уникальную на побережье Тихого океана коллекцию долларов! Она, эта коллекция, хранилась в нескольких банках, а также была вложена во многочисленные предприятия как в самом Сан-Франциско, так и окрестных городах.
Однако в последнее время, как уже говорилось, сам Батлер несколько удалился от дел, перепоручив их ведение молодому и толковому управляющему Джедду Николсону.
Джедд по нескольку раз на дню появлялся в доме своего шефа, ожидая от него распоряжений. Затем, когда в продаже появились первые телефонные аппараты, юноша настоял на приобретении этого новейшего устройства. Николсон утверждал, что теперь не будет так часто беспокоить Батлера по разным производственным пустякам. И действительно, Джедд стал реже бывать у Ретта. Однако вместо молодого управляющего появился тяжелый аппарат, который частенько сотрясал своим звоном весь дом от первого до третьего этажа, а также мансарду, чердачное помещение и подвал.
Этот ящик, как его называла Саманта, служанка Батлера, прекрасно заменил собой расторопного Джедда и со временем стал почти таким же надоедливым, как и сам управляющий Джедд.
Саманта была старой негритянкой, она недавно служила у Батлера, одновременно исполняя роль кухарки в доме. Женщина просто боялась подходить к аппарату.
Это ее, моющую пол в коридоре, заметила дама, пришедшая в дом вместе с антикварами.
Посетительница внимательно посмотрела на Ретта.
– Вы хотите добавить новые книжные шкафы? Ведь я сама видела, что в коридоре и во всех остальных комнатах полно свободного места!
Батлер бессильно помотал головой. Он не позволял себе прервать безостановочно тараторившую посетительницу только потому, что она была женщиной.
– И к тому же, – продолжала дама, – я бы посоветовала вам просто поменять книжные шкафы у вас в кабинете. Если вы замените их на глубокие шкафы последнего образца, то в них войдет вдвое – да-да, не удивляйтесь! – вдвое больше книг!
– Благодарю за совет! – раздраженно отозвался Батлер. Наконец-то дама остановилась, чтобы набрать новую порцию воздуха. – Но позвольте уж как-нибудь мне самому решать, что делать в собственном доме… Женщина, казалось, его не слушала.
– У моего мужа, – вдохнув всеми легкими, снова затараторила она, – не прочитавшего, как я думаю, за свою жизнь ни одной книги, всегда была настоящая страсть уставлять ими все стены, что, по-моему, просто негигиенично. Так вот, он назаказывал не этих ужасных металлических стеллажей, тут я с ним согласна, а много полок красного дерева. Вот что вам нужно! Вы и представить себе не можете, сколько книг туда влезает!
Батлер оглянулся по сторонам, словно ища у кого-то поддержки, защиты от этой странной женщины. «Да она просто сумасшедшая!» – подумал Ретт.
Помощь ниоткуда не пришла, он был один на один с посетительницей.
– Меня устраивают мои книжные шкафы, – со сдерживаемой яростью сказал Батлер, – и мансарду я сдавать вовсе не собираюсь. А теперь, прошу прощения, я вынужден вас просить…
Дама затушила недокуренную сигарету и решительно поднялась с кресла.
– Оставить вас в покое? – угадала она продолжение фразы.
И тут она неожиданно улыбнулась. «Действительно, сумасшедшая!» – пронеслось в голове Батлера. Дама подошла к Ретту и положила руку ему на плечо. – Я согласна покинуть ваш дом. Но одно удовольствие вы мне все-таки доставьте. Покажите вашу мансарду, хорошо? Я вас очень прошу!
Дама приподнялась на цыпочки и заглянула Батлеру в глаза. Медленно, но решительно Ретт снял ее руку с плеча и отстранился.
– Показать? – спросил он. – Зачем, если я не собираюсь вам ее сдавать?
– Неужели вам это так трудно? – взмолилась женщина. – Ведь это такой пустяк! Что вам стоит показать мне мансарду? Если она мне не понравится, так и разговаривать будет не о чем…
Батлер внутренне содрогнулся. Он подумал, что, если квартира под крышей даме понравится, тогда разговаривать найдется о чем… Но, поскольку он, будучи богатым и галантным мужчиной, привык исполнять женские капризы, приходилось стерпеть и это.
Однако была спасительная надежда, что мансарда действительно женщине не понравится.
А дама говорила и говорила:
– Меня туда может проводить ваша прислуга. Ее ведь Самантой зовут, верно? Вам даже незачем подниматься, если вы хотите, оставайтесь здесь. Я потом спущусь и расскажу о своих впечатлениях, идет?
В мыслях Батлер застонал. Нет, надо было кончать этот приемный день.
– Саманта! – крикнул он в коридор. Появилась служанка с мокрой тряпкой в руке.
– Принеси, пожалуйста, ключ от мансарды! – сказал Батлер. – Ты помнишь, где он лежит?
Саманта помнила. Она растянула свои толстые губы в приветливую улыбку и пошла по коридору.
– Не хочу показаться невежливым, – обернулся Батлер к посетительнице, – и только потому я сам провожу вас наверх. Но, повторяю, вы лишь теряете время. Я не сдам вам верхнюю квартиру…
– Я на все согласна! – перебила его женщина. А теперь все-таки посмотрим, хорошо?
Она наивно посмотрела Ретту в глаза. Чем-то она опять напомнила Батлеру его покойную Скарлетт. Ретт сразу и не сформулировал, чем. Но потом в его мозгу как будто вспыхнула молния: Скарлетт точно так же могла вить веревки из мужчин, прикидываясь наивной дурочкой, хотя на самом деле всегда знала, чего хотела…
Ретт внимательно присмотрелся к посетительнице. Хотя она была недурна, но внешне ничем Скарлетт не напоминала, разве что отсутствием обезображивающей полноты, этого недостатка, серьезно портившего фигуры многим женщинам во время их «последней» молодости, которым жена, несмотря на прекрасный аппетит, никогда не обладала.
Тонкая талия, высокая грудь. Неуловимая хитринка в глазах. И все-таки это не Скарлетт…


Он вспомнил, как после долгой разлуки, потеряв следы «миссис Батлер» на несколько лет, он встретил в Ирландии на рынке зеленоглазую «миссис О'Хара», одетую в яркую крестьянскую одежду без привычного корсета и полосатые гольфы. Как забилось радостью в груди его истосковавшееся сердце, как он сдерживал себя, стараясь не выдавать этой радости. Ах, Скарлетт была хороша в любом наряде, даже когда выбирала его сама, не посоветовавшись с Реттом. Правда, вкус ей частенько изменял, и благородное общество осуждало ее вызывающие платья, но на чувства Ретта это мало влияло, разве что забавляло.


Вернувшаяся в этот момент Саманта прервала поток размышлений Батлера. Она повертела в руках большую связку ключей.
– Одну минуту мистер, попросила служанка, я сейчас вам его найду…
– Не стоит! прервал ее Батлер. Давай все ключи сюда, я сам..
Он забрал ключи у Саманты и, не оборачиваясь, пошел вперед. Дама спешила за ним. Ретт слышал семенящий перестук ее каблучков по полу в коридоре.
– Если бы вы только знали, как долго уже я смотрю на окна вашей мансарды, тараторила дама, пока они поднимались по лестнице. Я часто оставляю автомобиль на той стороне улицы, когда выезжаю за покупками. Мой шофер Макс уже запомнил это место и сам говорил мне: «Ну что, мадам, остановимся здесь?» Представляете, мистер Батлер, какой он предупредительный?
Ретт замер и проговорил:
– Так… Откуда, скажите на милость, вы знаете, как меня зовут?
Дама мило улыбнулась.
– Да все оттуда же.. – кротко призналась она. – Саманта сказала.
Ретт Батлер снова двинулся вверх по крутым скрипучим ступенькам.
– Понимаете, каждый раз выезжать в город очень неудобно говорила незнакомка. На это уходит страшно много времени. Вот я и решила подыскать себе местечко поближе… дело в том, что мы живем на двадцатой миле… Автомобиль идет долго, а еще он часто ломается. Я подумываю продавать его… А конным экипажем вообще не доберешься!
Батлер вздохнул с облегчением. Только что он преодолел последнюю ступеньку. Но не от того он вздохнул, что закончил тяжелый подъем. Нет! Просто дверь в мансарду была перед ним, и теперь надоедливая дама закончит свой затянувшийся монолог!
– Эй, подождите! – раздался вдруг снизу звонкий девичий голос.
Барабанной дробью по старой лестнице простучали каблучки, и к Батлеру и его посетительнице, поддерживая обеими руками подол нежно-голубого платья, поднялась очаровательная белокурая девушка лет восемнадцати. У нее была прекрасная кожа и большие лучистые глаза, которые с любопытством остановились на Ретте.
Девушка, казалось, даже не успела запыхаться от пробежки по лестнице.
– Ну, как? – спросила она у дамы.
Женщина посмотрела на Батлера и произнесла извиняющимся тоном:
– Это моя дочь, Джессика. Да, кстати! – дама рассмеялась. – Ведь давно пора представиться и мне самой!
Батлер свирепо улыбнулся.
– Луиза Строуберфилд, – присела в реверансе дама.
– Как? – весело воскликнула девушка. – Мамочка, а чем ты занималась с этим почтенным мистером до сих пор, если вы даже не успели познакомиться?
– Это мистер Батлер, Джессика, – сверкнула глазами в сторону дочери дама. – И когда ты уже перестанешь заставлять меня краснеть?
В самом деле, манеры девушки оставляли желать много лучшего.
Батлер решил покончить с затянувшимся обществом этих двух женщин, неизвестно по чьей воле свалившихся на его голову.
Он повернулся к двери на мансарду и, вставляя ключ в замочную скважину, произнес:
– Хочу предупредить, там холодно. Это помещение не обогревается!
Ретт с чувством какого-то торжества распахнул дверь.
– Прошу! – пригласил он.
Мать и дочь прошли вглубь предполагаемой квартиры.
– Да… – протянула Джессика. – Ситуация в высшей степени затруднительна…
Батлер довольно потер руки: вокруг была пыль, грязь и полное запустение. На полу кучами лежал разнообразный мусор. В углах шевелилась паутина.
Ретт так надеялся, что мансарда с первого взгляда не понравится дамам, и он сможет от них быстро избавиться! Слова Джессики еще более обнадежили его.
Однако, как оказалось, девушка просто пошутила. Ретт посмотрел ей в глаза и понял, что сама квартира ей нравится. Он бессильно опустил руки.
Луиза Строуберфилд вдруг произнесла, обращаясь к дочери:
– Спроси у Роберта, не знает ли он владельцев художественного салона «Блу Арс»?
– Зачем? – удивилась девушка.
– Мне они показались жуликами… – начала объяснять Луиза.
При этом она быстро взглянула на Ретта, чтобы проверить, как тот воспринимает такую заботу. Лицо Батлера было непроницаемым.
– Окон я открывать не буду, – произнес Ретт. – Я держу жалюзи на засове, – пояснил он. – К тому же, как вам известно, я очень спешу…
Он остался стоять в дверях. Мать и дочь ходили от стены к стене, потом девушка подошла к окну и внезапно вынула железный засов из жалюзи одного из окон.
Батлер с возмущением крикнул:
– Ну, что это такое! Я, кажется, вас просил! Какая бесцеремонность!
Но девушка уже вынула засов и, распахнув створки, выглянула в окно.
Луиза подошла к Батлеру и попыталась его успокоить:
– Мистер Батлер, я потом его закрою, не волнуйтесь. Нам же надо только взглянуть… да и воздух здесь такой затхлый…
Но в этот момент в таинственный полумрак комнаты ворвался яркий свет: солнце вышло из-за тучи и ярко осветило все вокруг.
Джессика высунулась в окно и кому-то помахала. Сразу же в ответ раздался басовитый мужской голос:
– Прекрасно! Милая Джессика, это просто гениальное решение!
– Поднимайся скорее сюда! – воскликнула девушка. В следующую секунду она обернулась и виновато посмотрела на Батлера.
– Это Роберт… мой жених, – произнесла она, запинаясь. – Ничего, если он быстренько поднимется к нам? Только одним глазком пусть глянет…
– Ничего! – с горечью проговорил до глубины души обиженный Ретт Батлер. – Даже если я против, это ничего не изменит, ведь он уже бежит сюда!
И точно, на лестнице раздался громкий топот и на пороге появился молодой человек неожиданно хрупкого телосложения. Ослепительно белый крахмальный воротничок подпирал по-детски пухлый подбородок вошедшего. Этот подбородок, который еще не знал бритвы, а также гладкая кожа на щеках ясно говорили, что юноше не больше двадцати лет.
– Господин Батлер! – произнесла, обращаясь к Ретту, Луиза. – Позвольте представить вам моего будущего зятя Роберта Хайнхилла.
Молодой человек коротко кивнул. Ретт ответил таким же вежливым кивком, хотя про себя подумал, что ему совершенно незачем знакомиться с каким-то молодым человеком, которого он никогда не видел ранее и вряд ли, по его разумению, увидит когда-либо еще.
– Прекрасная квартира! – воскликнул молодой человек, обведя по сторонам взглядом.
– Нечего восторгаться, – охладила его пыл Луиза. – Хозяин дома нам ее все равно не сдаст!
– Как это? – удивился Роберт.
– Не хочет, и все! – тряхнула кудрями Джессика. Она подошла к юноше и взяла его за руку. Потом продолжила, ехидно блестя глазами в сторону Ретта:
– Мистер Батлер говорит, пусть здесь разводятся крысы и летучие мыши.
Юноша недоверчиво помотал головой и улыбнулся.
– Что я могу поделать? – сказала Джессика. – Это правда! Спроси у него сам, если не веришь!
Роберт хлопнул перчатками, зажатыми в правой руке, по ладони левой.
– Чепуха! – громко сказал он. – Он просто отказывается, чтобы набить цену!
– Однако, молодой человек… – возмутился Ретт Батлер. – Я вас не звал сюда и не желаю выслушивать в своем доме подобные вещи от незваных гостей!
– Эй, мистер Как-Вас-Там! – воскликнул Роберт Хайнхилл. – Не думайте, что у нас мало денег! Мы можем купить у вас эту комнату!
Ретт Батлер сжал кулаки.
– Давайте, попробуйте поторговаться, – еле сдерживая ярость, процедил он.
Тут Джессика, которая подошла к другому окну, с треском распахнула его.
– Мама, иди сюда, посмотри…
Луиза направилась к дочери. Но, по дороге заметив, как побледнел от гнева Батлер, Луиза подошла к окну с явным намерением его закрыть.
– Роберт! – приказала женщина. – Закрой, пожалуйста, второе окно, мы уходим!
– Но, мама! – запротестовала Джессика. – Ты сначала посмотри…
Девушка куда-то показывала рукой из окна.
– Я все же не понимаю, – опять повторил Роберт. – Почему мы не можем снять эту квартиру. Ведь она явно сдается внаем!
Он не сделал ни малейшего движения, чтобы закрыть окно.
Батлер сделал шаг вперед.
– Я с первой же минуты предупредил, что квартира не сдается! – начал он. – Она нужна мне самому! Но ваша мать не захотела меня слушать! Ей во что бы то ни стало надо было посмотреть эту мансарду…
Луиза закрыла окно и обернулась к Ретту:
– Вы знаете, мистер Батлер, он мне не сын! Во всяком случае, пока что. Пока что он сын своих родителей! А в скором будущем, надеюсь, станет мне зятем!
Ретт Батлер подошел к злополучному окну, так никем и не закрытому, и высунулся на улицу, пытаясь ухватиться руками за обе створки. Внезапно у него закружилась голова. «Боже! – подумал Ретт. – Неужели я уже так стар?». Как человек, долго обладавший недюжинной силой и здоровьем, он никак не мог привыкнуть к малейшим проявлениям беспомощности и слабости. Окружающие считали его на удивление крепким стариком, но весьма преклонный возраст Ретта и излишества бурной юности все же давали о себе время от времени знать.
Превозмогая себя, он все-таки закрыл окно, но затем опустился без сил на пол.
– Что с вами? – обеспокоенно воскликнула Луиза и подскочила к Ретту. Она опустилась возле него на корточки и внимательно заглянула Батлеру в лицо.
– Ничего, – прошептал тот. – Прошу меня извинить… Через несколько секунд мне станет лучше…
Обеспокоенная Луиза напряглась и снова распахнула створки. Свежий воздух широкой струей стал вливаться в помещение, проветривая его и принося с собой запахи большого города.
Женщина с тревогой и одновременно с любопытством всматривалась в лицо Батлера, пока его глаза были плотно закрыты. В мужественном лице старика было что-то ястребиное. Несмотря на глубокие морщины, седые волосы и усы, он был еще внушителен и даже красив, хотя многие и не понимают, как может быть красив старый человек.
Через мгновение ему действительно стало лучше. Ресницы вздрогнули, на впалых щеках снова появился румянец.
Батлер глубоко вздохнул и открыл глаза.
– Как? – обреченно удивился он. – Вы еще здесь? Страшно болела голова. Отяжелевшие веки сами собой опускались. Батлер снова прикрыл глаза. Но потом напряг мускулы рук и сел.
– Я настоятельно прошу вас покинуть мой дом, – произнес Ретт Батлер неожиданно твердым голосом.
– Сейчас, сейчас! – заторопились молодые люди.
– Мама, посмотри, – сказала девушка. – Сюда торопится Ален. Что ему нужно?
– Ален? – растерянно произнесла Луиза.
Она вышла в коридор, и тут же Батлер услышал рассерженный мужской голос:
– Это черт знает что! К нашей машине подошел какой-то полицейский! Он уверяет, что наш автомобиль сбил курицу какого-то полоумного старика!
– Успокойся, Ален! – произнесла Луиза. – Ты же прекрасно знаешь, мы вчера никуда не выезжали.
– Вот и я о том же! – вторил голос. – Но этой тупой роже ничего не втолкуешь! Он требует от нас штраф! Что за город, черт возьми! Куры расхаживают по улицам, будто в деревне! Можно подумать, что улицы выстроены для них…
Луиза зашла назад в комнату, следом за ней появился еще один молодой человек. Батлер с большим интересом уставился на него.
Молодой человек был рассержен, у него мелко вздрагивала левая бровь. Луиза держала его за рукав и пыталась успокоить.
– Ладно, перестань! – неожиданно сказал молодой человек и принял невозмутимый вид.
Ретт решил, что вошедший может быть сыном Луизы, он был примерно одного возраста с Робертом Хайнхиллом.
– Ну как, покажешь ты мне мое гнездышко, о котором столько говорила? – спросил у Луизы Строуберфилд молодой человек.
Луиза усмехнулась:
– Нет, радость моя! Потерпи еще немного! Извини, Ален, мы как раз собирались выходить. Если бы ты немного подождал, мы встретились бы на улице!
Ален замешкался, но потом кивнул.
– Хорошо! Пойдемте все поговорим с этим полисменом! Он наверняка еще крутится возле автомобиля, если только Макс его не отогнал!
С этими словами он исчез. Луиза быстро посмотрела в сторону Ретта.
– Это Ален Перкинсон, мистер Батлер, – торопливо пояснила она. – Я надеюсь, вы еще познакомитесь с ним поближе…
– Не думаю, чтобы мне это доставило большое удовольствие, – пробормотал Ретт, но миссис Строуберфилд не расслышала.
– Что вы сказали? – подняла она изящные брови. – А, впрочем, не важно! Ну ладно, нам пора! Извините за причиненное беспокойство! Выходите, дети!
Джессика и Роберт покинула квартиру. Ретт слушал, как по лестнице удалялись их шаги.
Луиза Строуберфилд не сдвинулась с места. Она стояла и смотрела на понемногу приходившего в себя Ретта Батлера.
– Мистер Батлер, я только закрою окно! – воскликнула она, когда старик поднял на нее полный муки взгляд. – Я, видите ли, его снова открыла! Единственно для того, чтобы помочь вам…
– Не надо, не оправдывайтесь! – поднял руку Ретт. – Я знаю, я следил за вами…
Женщина с благодарностью посмотрела на старика.
– Знаете что? – вдруг произнесла она. – Не давайте себя одурачить этим всяким жуликам…
Сказав эти слова, женщина быстро вышла в коридор и закрыла за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулия



Чудесный роман
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМарина
27.07.2011, 8.46





ни о чём...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЕлизавета
25.12.2011, 15.34





Слава Богу это не официальное продолжение. Бред, чтобы вот так все окончилось
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАлексей
10.01.2012, 16.38





Совершенно бесмысленное продолжение шедевра. Для любителей "Унесенных ветром" Скарлетт о Хара навсегда останется зеленоглазой красавицей, а Ретт Батлер красивым, стройным, крепким и полным жизненной энергии и сил мужчиной!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияНазира
24.01.2012, 16.55





Невыносимо читать это, то как Скарлетт с Реттом постарели, вообще все не так...согласна с предыдущим высказыванием, что Скарлетт и Ретт навсегда останутся для нас молодыми, сильными людьми, прекрасной парой, а не стариками.Невыносимо читать через каждую строчку о том, как Скарлетт жалеет о своей прожитой молодости....
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЛана
1.02.2012, 19.10





мне кажется,что 2 последние части это уже лишнее!!!!!!!!!!11
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияСветлана
1.04.2012, 11.57





В этом романе Скарлетт прям добрая душа!!!Она не такая, и Ретт совсем другой. Мне не понравилось, бред полнейший!!!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАлина
7.04.2012, 17.58





Это-не Рэтт,и не СКарлетт!Я прочла странницу и поняла.что это-совсем другие люди!Совсем роман не похож на продолжение!!Это ужасно!!Почему почти в каждой строчке Скарлетт говорит как страреет!И скаких пор Ретт Батлер говорит так глупо и банально!НЕт, это ужасно,скучно,банально!!rnМне лично понравилось официальное продолжение ,книги Алексанндры Риплей
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАнна
17.05.2012, 16.51





Бред какой-то
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулиянатали
17.05.2012, 17.26





ПОЛНАЯ ЧУШЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияНАСТЯ
17.10.2012, 0.44





история ретта и скарлет не требует завершения. последняя часть разочаровала меня.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулиявиктория
10.12.2012, 8.00





Очень разочарована.... чушь полнейшая
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияИрина
13.01.2013, 19.09





Роман ХОРОШИЙ,С У П Е Р -если не разбираетесь в романах нефиг читач
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияДенис
11.06.2013, 9.46





Когда пытаются дописать классику - это ужасно. Когда делают это бездарно и примитивно - это преступление. Роман сжечь, а пепел развеять.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияARINA
11.06.2013, 10.26





Лана,вы совершенно правы, невыносимо читать о том, о ком думаешь, что они вечно молоды. Для меня Ретт и Скарлетт навсегда останутся молодыми и полными сил, людьми, которые не стареют. Я поэтому совсем не прочитала эту книгу, и жалею о том, что читала "Ретт Батлер"
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияАмериканка
26.06.2013, 6.31





Я ещё не читала этот роман и поэтому быть может сужу не объективно. Да первых два тома истории Ретта и Скарлет, которые написала Маргерет Митчелл- это шедевр и с этим спорить нельзя. Но стоит отметить, что она не довела свою историю до конца... А значит она (я так думаю) может окончила этот роман ещё хуже, чем Риплей и Хилпатрик,так что не нам судить. плохо они завершили мировой роман или нет, читательницы хотели продолжения и они его получили...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЮлия
17.10.2013, 14.24





Бред полнейший! Если нет фантазии написать красиво, то незачем было начинать.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияР?РЅРЅР°
23.01.2014, 21.27





Прочитала немного и бросила! Бессмысленно если честно. Одни и те же фразы по сто раз, какие-то детали, сами по себе очевидный, и , да, я запомню эту неутомимую парочку вечно молодыми. Я считаю, что романом "Скарлетт" можно было бы закончить эту историю, т.к. Ретт и Скарлетт остались вместе. А все остальное, думаю, лишнее...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМария
2.02.2014, 19.28





А, Ретт Батлер чё умер в конце?
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМилена
7.03.2014, 13.28





А че, он бессмертный че ли?( Ну и дуры задают вопросы)
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЛайза
7.03.2014, 14.32





Лайза, бляеадь сама дура, я просто спросила.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияМилена
7.03.2014, 19.20





Роман может и плохой, но я залила слезами весь свой ноутбук и 2 дня нормально спать не могла.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияЛиля
8.03.2014, 11.26





Нда уж... Затрахайся романчик...
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияКатя
12.03.2014, 21.27





Норм.
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик ДжулияСаша
19.03.2014, 14.06





Согласна с высказыванием " Сжечь и развеять пепел", полное разочарование, бред про двух дряхлых стариков, Скарлетт и Ретт никогда бы не опустились до войны из за крысы, никакой фантазии, просто чушь собачья!
Последняя любовь Скарлетт - Хилпатрик Джулиямаша
17.01.2016, 17.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100