Читать онлайн Так мало времени, автора - Хиллард Нерина, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Так мало времени - Хиллард Нерина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Так мало времени - Хиллард Нерина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Так мало времени - Хиллард Нерина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хиллард Нерина

Так мало времени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

— Колдунья Моргана-ле-Фэй,— задумчиво проговорила Неста.— Фелипе был прав. Вам действительно идет это имя.
Не переставая массировать больную ногу, Моргана подняла горьковато-насмешливые глаза:
— Только вот заклинаний я не знаю никаких, иначе не осталась бы с расторгнутой помолвкой,— отозвалась она.
— Не думайте о нем,— решительно сказала Неста.— Он не пытался с вами связаться?
— Он и правда прислал мне записку и пригласил пообедать, но я отказалась. Сказала, что слишком занята.— Тут она улыбнулась, в глазах зажглась озорная искорка.— Совершенно наглая ложь: у меня здесь так мало обязанностей!
— Не беспокойтесь, стоит ему только попробовать вас пригласить еще раз, и я превращусь в капризную пациентку и откажусь отпустить вас,— мгновенно отозвалась Неста. Она открыто посмотрела на Моргану.— Сказать вам настоящую причину, по которой он хочет вас видеть?
— Попробуйте.
— Филиппу Лейланду скучно здесь, на Хуамасе. Он любит развлечения, а здесь их нет. Сливки общества к которым, по его мнению, он принадлежит, его не принимают, а он считает себя выше всех остальных.— Она заметила выражение лица Морганы и добродушно пожала плечами.— Ладно, я знаю, что вы не желаете мне верить, так что оставим этот разговор. Как бы то ни было, вы начинаете от него излечиваться, иначе вы не смогли бы шутить по поводу того, что потеряли Филиппа.
— Правда?
Моргана не без удивления посмотрела на собеседницу. Сначала ей подумалось, что в этом утверждении может быть доля истины. Казалось, что старая боль стала менее мучительной, но, может быть, это случилось из-за того, что где-то в глубине подсознания, куда она эту боль загнала, теплилась уверенность, что страдать остается уже совсем недолго. Возможно, если (или, точнее, когда) она снова увидит Филиппа, смятение снова вернется.
Неста осторожно отвлекла ее от тревожных мыслей, и Моргана начала рассказывать ей о маленьком домике в пригороде Лондона, где они были так счастливы, и о том дне, когда, придя с работы, она нашла отца неподвижно сидящим в кресле. С тех пор прежней жизни уже не было. Она уехала из домика — все равно они его только снимали,— продала мебель, поселилась в комнатке пансионата в Кенсингтоне и постаралась избавиться от ощущения потерянности, погрузившись в работу. В какой-то мере ей это удалось, и тут в ее жизнь вернулся Филипп, мужчина, а не тот парнишка, которым она когда-то восхищалась издалека. И она снова стала ранимой.
Она не облекла эту последнюю мысль в слова, но Неста догадалась и мягко вернула девушку к разговору об отце, называвшем ее колдуньей Морганой-ле-Фэй. Но современная тезка легендарной королевы-колдуньи не имела сказочной власти обмануть ожидавшую смерть — власти, которой обладала та, другая Моргана-ле-Фэй.
Хотя Несте было интересно, она не могла целиком сосредоточиться на разговоре. Затаившаяся за белоснежным умным лбом Морганы смерть казалась столь ужасной, что все начинало представляться совершенно бессмысленным. И благодаря какой-то странной проницательности Неста знала, что Моргана тоже думает об этом.
— Расскажите, если хотите,— мягко произнесла она.— Иногда это помогает. Моргана колебалась.
— Говорить, в сущности, не о чем. Что-то у меня внутри, с чем они не могут справиться и что должно, было бы убить мгновенно. А вместо этого получилось замедленное действие, как у взрывного устройства,— добавила она, слабо улыбнувшись.— Болей не будет почти до самого конца, а на этот случай у меня есть таблетки.
Несмотря на неуверенную улыбку, голос невольно сорвался, и Несте пришлось крепко сжать губы, чтобы не задрожали, чтобы не дать пролиться слезам, навернувшимся на глаза: она не сомневалась, что Моргане это было бы неприятно.
— Дитя, если бы мы могли хоть что-то сделать!
В голосе ее слышалась горькая бессильная мольба к судьбе, но Моргана покачала головой, снова взяв себя в руки. Только лицо ее по-прежнему оставалось бледным.
— Ничего нельзя сделать.
— Может быть, вам следует побольше отдыхать? — Неста нахмурилась, глядя на свою ногу, которая все еще не давала ей свободно двигаться.— Я чувствую себя ужасной симулянткой с этой глупой ногой, которая приносит вам столько забот.
Моргана чуть грустно засмеялась.
— Мне нет необходимости раньше ложиться спать или больше отдыхать. Вам внимание гораздо нужнее, чем мне. Мое здоровье ничуть не испортится.
Неста взглянула на нее, стараясь увидеть, что таится за бледной маской лица, улыбающегося даже при виде смерти.
— Не понимаю вас, дитя,— наконец проговорила она.— Как вам удается принимать все так философски? Мне кажется, я бы каждую минуту возмущалась несправедливостью судьбы.
— Сначала так и было, но потом я примирилась с собой. У меня осталось чуть-чуть времени, я не намерена прекращать нормальной жизни, пока будет возможно.— Она решительно улыбнулась и выпрямилась.— По-моему, вам хватит слушать про мои неприятности. Извините, что я вас ими заморочила, мисс Брутон.
— И дальше делайте это, как только придет желание поговорить. Если это вам помогает,— сразу же откликнулась Неста.— А теперь отправляйтесь в сад. Сидите на солнышке и читайте вашу книгу. Про короля Артура, возлюбленного Морганы-ле-Фэй.
Моргана неуверенно посмотрела на нее:
— Я больше ничего не могу для вас сделать?
— Абсолютно ничего. Делайте, что вам сказано,— распорядилась Неста.— Я, между прочим, ваша работодательница, девочка моя.
— Да, мисс Брутон,— покорно проговорила Моргана и отправилась к себе в комнату за книгой.
В саду она устроилась на плетеном диванчике, на котором Неста часто лежала, когда бывала на воздухе, и открыла книгу. Она казалась старинной и дорогой, и девушка держала ее очень осторожно. Было немного удивительно, что у Фелипе в собрании оказались английские книги, но, с другой стороны, он настолько хорошо говорил по-английски, что наверняка читал на этом языке почти так же легко, как и на португальском.
Через несколько секунд она перевернула страницу, но было нелегко сосредоточиться на чтении. На нее лились потоки солнечных лучей, благословенно теплые и дремотные, и она не сомневалась, что ей понравилось бы жить на Хуамасе. Она уже успела влюбиться в остров, пусть видела пока сравнительно немного,— хотя ни за что не призналась бы в этом Фелипе.
Тут она вновь вспомнила о Филиппе. Ведь имена их были и правда похожи, если не считать произношения.
Может, сложись все по-другому, она приехала бы сюда как молодая жена Филиппа? Тогда Хуамаса была бы не просто прелестна — она показалась бы земным раем.
Брошенный на часы взгляд подсказал ей, что, по всей видимости, Неста сейчас уже готова спуститься вниз и полежать на кушетке в гостиной. Моргана была рада отвлечься от мыслей о Филиппе, занявшись своими обязанностями.
— Я забыла сказать вам раньше,— с места в карьер объявила Неста, когда Моргана вошла к ней в комнату.— У нас на утреннем шоколаде будут гости.
— Чудесно,— улыбнулась Моргана, но ее улыбка тут же сменилась гримаской.— Надеюсь, это не маркиз.
Мисс Брутон расхохоталась.
— Не маркиз.— Она внимательно всмотрелась в девушку своими по-птичьи яркими и озорными глазами.— Вы его всерьез невзлюбили.
— Он заставляет меня кипеть,— откровенно призналась Моргана.— Он что-нибудь объявляет, и считается, что все моментально должны подчиняться его пожеланиям.
— Вы слишком независимы. Он привык к робким и сверхженственным португалкам. Не следует об этом забывать.
— Хотела бы я, чтобы он сам не забывал,— пробормотала Моргана почти про себя.
— Может, и не забывает,— ответила Неста Моргана бросила на нее вопрошающий взгляд, пытаясь расшифровать это странное заявление, но не могла представить себе, с чего бы вдруг сказочному хозяину Хуамасы могло захотеться сразиться с ее чувством независимости,— разве только из-за желания властвовать на острове нераздельно, над всем и вся. Но это говорило бы о характере довольно мелочном, а каким бы Фелипе ни был, мелочным его не назовешь.
— Ну так кто же придет? — спросила она у Несты, решив, что они достаточно долго говорили о Фелипе де Альвиро Риальта.
— Сеньора Пакита Акуарас.
Моргана чуть приподняла брови:
— Еще одна представительница высшего общества Хуамасы?
Неста ухмыльнулась почти как школьница:
— Можно сказать и так. Семья Акуарас в дружбе с Риальта уже много поколений. В прошлом они вместе приехали на остров. По острову ходят слухи, что Фелипе женится на ее племяннице.
— На здоровье,— пробормотала Моргана, и Неста весело рассмеялась.
— У вас опять лицо Морганы-ле-Фэй.
— Иногда мне из-за него и правда хочется быть колдуньей. У него на острове столько власти…
Неста снова улыбнулась.
— Втайне вам, наверное, нравится спорить с ним. Ну а теперь отправляйтесь и наденьте одно из своих лучших платьев. Фелипе не будет, так что, оставшись в форме, вы не сможете досадить ему.
— Я надеваю форму не для того, чтобы ему досаждать,— возразила Моргана, отказываясь признаться себе самой, что он может повлиять на какие-то ее поступки. Даже на те, что совершаются специально ему назло.
Когда она открыла дверь, то увидела подъезжающую машину. Неста бросила со своей кушетки:
— Ах, похоже, это прибывает сеньора.
На мгновение отвлекшись, Моргана поинтересовалась:
— А что конкретно значит обращение «сеньора»? Я считала, что это — обращение к замужним женщинам, но маркиз и ко мне так обращается.
— Это действительно обращение к замужним женщинам,— ответила Неста,— но это также и официальное обращение, как у нас «мадам».
Моргана понимающе кивнула.
— А я-то недоумевала, думала, что меня будут называть сеньоритой.
У Несты блеснули глаза:
— Вы увидите, что это более дружеская форма обращения и подразумевает некоторую степень близости.— Поблескивающие глаза ее теперь уже откровенно смеялись.— Когда Фелипе так к вам обратится, между вами появится подобие дружбы.
Моргана взглянула на нее чуть возмущенно.
— Сомневаюсь, чтобы я по достоинству оценила оказанную мне честь.— Тут она вспомнила, из-за чего спустилась, и добавила:— Я пришла узнать, что ожидают от меня.
— Что вы имеете в виду? — У Несты был удивленный вид.— Ожидают кто?
— Я здесь нахожусь всего лишь в качестве медсестры,— чуть смущенно объяснила Моргана.— Мне следует уйти, когда приедет сеньора?
— Конечно нет. Вы останетесь здесь, со мной.
— Но она решит, что это странно, что…
— Ничего она не решит. Вы будете приняты, если сами не покажете, что чем-то не соответствуете их представлениям,— решительно ответила Неста.— Я не думаю, что будут какие-то проблемы.
— Надеюсь.
И Моргана, все-таки несколько робея, стала дожидаться, когда Тереза введет в комнату новую горстью.
Сеньора Акуарас оказалась невысокой, тонкокостной и по-девичьи стройной. Ее глубоко посаженные глаза были яркими и чрезвычайно проницательными. У Морганы создалось впечатление, что в некоторых случаях они могут оказаться даже слишком проницательными.
Неста приветствовала ее по-португальски, потом прибавила по-английски:
— Извините, Пакита, что я не встаю. У меня нога еще не совсем поправилась.
Моргана заметила, что, несмотря на употребление более официального обращения в приветствий, Неста называет сеньору по имени, так же, как и Фелипе. Она не без любопытства подумала, сколько времени понадобилось ее нанимательнице, чтобы нарушить сухую официальность португальского общества на Хуамасе. Это наверняка не делалось специально. Неста Брутон не принадлежала к числу амбициозных выскочек, но ей было свойственно естественное дружелюбие и интерес к людям, которые обеспечивали ей друзей во всех слоях общества.
— Мы были огорчены известием о вашем несчастном случае.— Сеньора говорила по-английски с сильным акцентом.— Ваша нога со временем будет действовать совсем нормально?
— Так меня уверяют.— Неста улыбнулась и протянула руку, давая Моргане знак подойти.— Медсестра Кэрол приехала со мной, чтобы позаботиться об этом.
Моргана несколько неохотно вышла вперед, чтобы пройти официальную церемонию знакомства Она чувствовала, что сеньора рассматривает ее своим острым взглядом. Потом атмосфера как-то разом потеплела.
— Вы впервые уехали из Англии, мисс Кэрол?
Сеньора говорила вежливо-дружелюбно, но чуть отстраненно, немного напомнив Моргане Фелипе. Однако в ее манерах не было ничего, что заставило бы ее нервы напрячься.
Она робко кивнула.
— Да, впервые.
— Так! — Аристократические черты лица еще чуть-чуть потеплели, и на нем теперь скользнула тень улыбки.— По-моему, вам это понравится.
Моргана почувствовала, что робость начинает улетучиваться, и ее лицо озарилось обычной очаровательной улыбкой.
— Почему вы так думаете? — спросила она.
— У вас вид человека, который может получать удовольствие от жизни в тропиках. Некоторые их только терпят.
— Я надеюсь получить удовольствие от своего пребывания на Хуамасе.
Холодок пробежал по ее телу, когда она невольно вспомнила, чем для нее будет время на Хуамасе.
— Сейчас остров ведет себя хорошо,— заметила сеньора.— Удачно, что вы при первом знакомстве увидели его таким. Иногда, в сезон дождей, штормы здесь настолько сильны, что нельзя выходить из дому.
Имя Фелипе не было упомянуто, но что-то в непривычной музыке речи, так похожей на его собственную, на этот раз начало раздражать Моргану. Как ни глупо это выглядело, но ей показалось, что собеседница подразумевает, будто сам маркиз устроил хорошую погоду.
— Вы уже познакомились с маркизом? — осведомилась сеньора, упомянув о нем в разговоре, конечно, не случайно.
— Да.
Она не намерена была ничего прибавлять к этому короткому ответу. Достаточно трудно не говорить о нем подробно, как это делают, очевидно, все остальные.
— Фелипе два раза приезжал справиться о моем здоровье,— заметила Неста. Глаза ее искрились смехом, словно она догадалась, о чем думает ее молоденькая медсестра.
Моргана вежливо улыбнулась: холодный изгиб губ, бесстрастный взгляд. Она надеялась, что на этом разговор о Фелипе де Альвиро Риальта будет закончен. Но, разумеется, надежды оказались безосновательны.
— А вы уже видели «Паласио»? — продолжила сеньора.— Там есть крыло, построенное в мавританском стиле, оно особенно заслуживает внимания.
Моргана что-то вежливо ответила, сообщив, что видела часть дворца, но не стала облекать в слова свои мысли. О том, что маркизу с ней наскучило и, судя по его равнодушной отчужденности, он ее больше не пригласит туда, так что у нее мало надежд увидеть заслуживающее внимание знаменитое мавританское крыло. Хотя и не сказать, что это ее особенно волнует, поспешила уверить себя Моргана.
Сеньора пробыла недолго. Не без удивления Моргана увидела, что гостья встает, едва успев выпить поданный шоколад, вскоре после ее слов о «Паласио».
— Я сожалею, что мой сегодняшний визит столь краток, но,— повернулась она к Несте,— может быть, вы разрешите сестре Кэрол как-нибудь приехать ко мне на ленч. Селестина и Марита просили, чтобы я их познакомила.
— Я уверена, что Моргана будет рада знакомству с ними,— с улыбкой ответила Неста, и Моргана кивнула. Ее улыбка опять стала смущенной. Потом сеньора попрощалась — все такая же величественная и полная достоинства, но и с оттенком дружелюбия.
Когда она удалилась, Моргана облегченно вздохнула:
— У меня было такое впечатление, что меня экзаменуют.
Неста весело посмотрела на нее.
— Так оно и было, но можете не волноваться — вы прошли испытание с честью. Теперь вас познакомят с Селестиной и Маритой Акуарас и допустят в светское общество Хуамасы.
Моргана отвернулась, чуть пожав плечами:
— Не знаю, есть ли смысл утруждать себя. Времени осталось так мало.
Наступило короткое напряженное молчание, полное недосказанности. Потом Неста негромко проговорила:
— Моргана, вы помните, какую клятву дали?
Моргана повернулась обратно с виноватой улыбкой:
— Да, я помню. Я не собираюсь ее нарушать, но иногда не могу справиться с горечью, хотя и стараюсь.
Неста с трудом сглотнула, изо всех сил стараясь не выказать сочувствия и жалости. «Почему это должно было случиться? — горько думала она.— Почему ничто не может отвратить приближающейся трагедии? Неужели богини судьбы, прядущие нить жизни и смерти, намеренно жестоки?»
— Почему бы вам не поехать в Лорензито, посмотреть на город? — предложила она.— Я думаю, вам будет интересно.
Моргана колебалась, потом вдруг мысль показалась ей очень привлекательной.
— Я и правда поеду, если вы уверены, что я вам ничем не могу быть полезна.
— Конечно нет.
— Я чувствую себя ужасной обманщицей.— Она иронично пожала плечами.— С тех пор как сюда приехала, я практически не работаю.
— У вас достаточно работы со мной. Моргана резко махнула рукой, протестуя:
— Это практически не отнимает у меня времени.
— Отнимает достаточно. Идите, разведайте Лорензито,— показала она.
Моргана сдалась:
— Вам что-нибудь купить?
— Кажется, нет. Не ходите слишком много по жаре, а то переутомитесь. Вы еще не совсем привыкли.
Моргана пообещала, что будет осторожна, и пошла туда, где в гараже стояла небольшая машина Несты. Только придя на место, она сообразила, что забыла попросить у Несты ключи.
Тереза увидела, как она идет от гаража, и выскочила из кухни, взволнованно жестикулируя и так быстро говоря что-то на своем ломаном английском, что Моргана сначала не разобрала, что та хочет сказать.
— Сеньорита желает, чтобы машина двигалась?
Моргана, наконец, разобрала слова и улыбнулась странной фразе, уверив Терезу, что было бы хорошо заставить машину двигаться.
— Я хочу съездить в Лорензито,— добавила она.— У кого ключи?
Тереза быстро прищелкнула языком и покачала головой:
— Сеньорита не должна сама вести машину. Это… это не…— Она замолчала, не находя английских слов, и добавила что-то по-португальски.
— Это не принято, вы хотели сказать? — осведомилась Моргана, чуть улыбнувшись, по-прежнему благополучно не ведая, что стоит за возражениями Терезы.
Тереза энергично кивнула и повернулась к мужу, заговорив с ним, словно вопрос был решен. Хулио побрел к гаражу, но Моргана остановила его бессознательно-властным жестом. Она не хотела отнимать у него наслаждения, с каким тот надевал форму шофера, но с другой стороны, намерена была с самого начала утвердить свою независимость.
— Возможно, португальские девушки сами не водят машину, но я — англичанка, и дома я часто водила машину моего отца.— Она успокаивающе улыбнулась им.— Не беспокойтесь. Я действительно умею водить машину.
Разочарованное и печальное лицо Хулио чуть не заставило ее изменить решение, и она уже было собралась улыбнуться и уступить, но тут отчаянно-испуганное выражение лица Терезы заставило ее насторожиться.
— Но, сеньорита… маркиз…
Вся уступчивость Морганы мгновенно исчезла: ее глаза опасно вспыхнули, когда она поняла правду.
— Вы хотите сказать, что маркиз распорядился, чтобы мне не позволили вести машину?
Ей даже не нужно было дожидаться энергичного кивка и внезапно исчезнувшей озабоченности на лице Терезы, чтобы подтвердить свои подозрения. Она вскипела. Только подумать: самого факта объяснения считается достаточно, чтобы все переменилось! Тереза явно была уверена, что все трудности позади, но если что-то и могло заставить Моргану укрепиться в своей решимости, то именно это. Она самостоятельно доберется до Лорензито, даже если для этого ей придется идти пешком.
Так легко было представить себе, как чарующий непривычный голос говорит Хулио или Терезе: «Сеньора — англичанка. Она не понимает нашей жизни. Проследите, чтобы она не ездила одна».
Губы ее крепко сжались, а затаенное раздражение вспыхнуло огненной яростью.
— Так маркиз отдал распоряжение? — негромко осведомилась она. Тереза не разгадала опасного блеска ее глаз.— Конечно, маркиза нельзя не послушаться.— И тут ярость зажгла в ее взгляде такой огонь, который не могли не понять даже Тереза с Хулио.— Не знаю, что за распоряжения отдал вам маркиз, да и не хочу знать,— добавила она мягко и неспешно, так что они только заморгали,— но я поеду одна. Ключи, будьте любезны, Хулио.— Она повернулась, бросив мимолетный взгляд на Терезу.— Вы переведете это для меня, пожалуйста.
— Но, сеньорита…
Тереза перестала возражать, увидев на лице девушки твердую решимость. Она беспомощно повернулась к Хулио и решительно с ним заспорила. Они обменялись какими-то быстрыми и взволнованными репликами, потом Хулио вручил Моргане ключи.
Та взяла их, почувствовав, как в ней поднимается волна торжества. Тоненький кусочек металла в руке означал, что по крайней мере, этот раунд не остался за Фелипе. Пусть на расстоянии, но победа принадлежит ей, и ей это доставило неизмеримой удовольствие.
Потом она очень осторожно вывела машину из гаража и выехала на дорогу, все еще испытывая торжество, но в то же время начиная ощущать почти детское чувство вины. Будет очень некстати, подумала она, попав на дорогу, которая в одну сторону вела к «Паласио», а в другую — в Лорензито, если именно в эту минуту Фелипе сочтет нужным проехать мимо.
То, что она чувствует себя виноватой, нарушив его распоряжения, еще сильнее разожгло в ней неприязнь и гнев, которые ничуть не уменьшились при мысли, что она его немного побаивается.
Как бы то ни было, маркиза нигде не было видно, и Моргана благополучно доехала до города. Было приятно вести машину по дороге, окруженной высокими деревьями, даже несмотря на тучи пыли, но осматривать город она решила пешком. На нее кое-кто удивленно посматривал, когда она поставила машину на широком современном проспекте, который явно представлял собой центр города. Она приписала эти взгляды тому, что в ней явно видят иностранку, не осознавая, насколько привлекательна в новом желтом платье с пышной юбкой, колышущейся вокруг стройных ножек.
Стояла обжигающая жара, и она сняла простую золотую брошку с ворота платья, ощутив если не приятную прохладу, то по крайней мере, некоторое облегчение. Жара не была неприятной, и только взгляд, брошенный на часы, побудил ее вернуться к машине. Именно тогда и начались неприятности.
Ей уже некоторое время казалось, что она не узнает этих мест. Выйдя к морю, она окончательно в этом убедилась.
Теперь оставалось свернуть на одну из двух улиц. Первая вела в узкий лабиринт, который, Моргана почему-то была в этом уверена, не приведет ее к месту, откуда она пришла. Другая, более широкая и обсаженная деревьями, шла прямо вниз, к крошечному заливу, где стояли рыбачьи баркасы и прогулочные яхты. Где-то в отдалении медленно двигался большой корабль, и она лениво гадала: зайдет ли он на Хуамасу или вообще проигнорирует остров.
Заливчик был очень славный, и она ничуть не тревожилась из-за того, что заблудилась. Казалось, что широкая улица обязательно должна вывести к какой-нибудь из главных улиц. Моргана продолжала некоторое время идти по ней, пока не обнаружила, что улица неожиданно заканчивается на небольшой площади с невысоким памятником какому-то прошлому деятелю Хуамасы.
Моргана остановилась и огляделась. Вид колоритной местной публики вполне компенсировал легкую тревогу, которую она начинала испытывать при мысли о том, что заблудилась. Взгляд, брошенный вверх на бронзовую фигуру сеньора, ничуть ей не помог, хотя его вытянутая рука указывала в сторону лабиринта узких улиц, открывавшегося на площадь. Она решила не следовать немому совету памятника. И поскольку бесполезно было пытаться расспрашивать прохожих о том, как пройти на главную улицу, названия которой она не знала, Моргана, решила, что стоит пойти обратно и попробовать обнаружить что-то знакомое, не отвлекаясь на пустые мысли о том, как и чем живут попадающиеся ей навстречу люди.
Она все шла, еще не потеряв надежды, и тут увидела антикварную лавочку. В этот момент она окончательно убедилась, что не была здесь, потому что она никогда не смогла бы пройти мимо этого ожерелья.
Оно лежало среди множества самых разных вещиц, которые даже ее неопытный взгляд определил как не представляющие никакой ценности и выделялось среди них, словно моля о внимании своей простотой. Штук восемь серебряных кружков свисали с тонкой цепочки, тоже из почерневшего серебра, и каждый кружок был покрыт мельчайшими надписями. Она сразу же захотела купить ожерелье, и у нее с собой были деньги. Единственной проблемой оставалось объясниться с продавцом.
Внутри лавки оказался не престарелый торговец, как она ожидала, а молодой, довольно привлекательный человек, который вышел из тени и посмотрел на нее с нескрываемым восхищением. Моргана почувствовала, что краснеет, но в то же время выражение его лица было настолько естественным и необидным, что не раздражало. Однако в этом было мало толку, когда пришло время объяснять, что она хочет. Он только восхищенно взирал на нее огромными выразительными глазами.
Моргана уже готова была сдаться, когда внезапно лившийся в дверь дневной свет померк, и в лавку зашел высокий мужчина. Почему-то ей вспомнилась ее первая встреча с Фелипе, когда он вошел в виллу «Франческа», на мгновение потушив луч солнца. У нее не было оснований думать, что это снова Фелипе: и такая возможность даже не приходила ей в голову, пока она не увидела, как меняется лицо молодого человека.
— Сеньор маркиз!
Моргана невольно напряглась. Хладнокровный любезный голос, ставший ей уже даже слишком знакомым, проговорил что-то по-португальски, и молодой лавочник сразу же направился к витрине.
Она медленно повернулась и обнаружила, что Фелипе стоит прямо позади нее — так близко, что она невольно отступила на шаг. Почему-то тесный контакт с ним ее сильно беспокоил. Конечно, как и следовало ожидать, стала заметной его обычная сардоническая насмешка, вспыхнувшая в его глазах при виде ее поспешного и инстинктивного отступления.
— Вы удивляете меня, сеньорита. Я никак не ожидал увидеть вас в этой части Лорензито.
— Почему же?
Моргана хотела, чтобы ее голос звучал хладнокровно и беспечно, но она с огорчением заметила, что говорит почти вызывающе, чего ей хотелось бы меньше всего. Таким образом она признала бы, что он выводит ее из равновесия,— и это тогда, когда, как она знала, он осматривает ее, останавливая свой критический взгляд на блестящих каштановых кудрях, вьющихся вокруг всей ее головы, и замечает, что она не в сестринской форме. Она снова возмутилась из-за того, что он все замечает и, более того, показывает, что считает происшедшую в ее внешности перемену — к лучшему.
— Я не думал, что вы решитесь пойти в неизвестность. Я должен пересмотреть мнение, которое о вас составил ранее.
Моргана пожала плечами, на этот раз ей удалось спрятать раздражение.
— Мне не хотелось оставаться в современной части города.
Яркие темные глаза сузились, наблюдая за ней.
— Значит, вы не останавливаетесь на поверхности. Но будьте осторожны, сеньорита, особенно если приезжаете в Лорензито не в качестве суровой и недоступной медсестры Кэрол. Тут может отыскаться нечто, что вас испугает.
Если Моргану и удивила менее официальная форма обращения, она в то же время не пропустила мимо ушей и легкую насмешку в сдержанном голосе, который начинала уже от всей души ненавидеть, Она ответила ему прямым взглядом.
— Вы говорите о городе, сеньор, или о людях? Таким образом, военные действия были перенесены в лагерь противника, что он признал своей обычной насмешливой улыбкой.
— Возможно, и о том, и о другом.— Он повернулся к молодому португальцу, вернувшемуся с ожерельем, и взял украшение у него из рук. Одна из темных бровей удивленно приподнялась.
— Вы остановили взгляд на украшении, опасном для холодной представительницы Англии.
Моргана вопросительно посмотрела на него. Ее любопытство на мгновение пересилило неприязнь, мешавшую ей просить его о чем бы то ни было, даже об информации.
— В чем дело?
— Возможно, мне не следует говорить вам.— Он оценивающе смотрел на нее (словно муха на булавке, возмущенно подумала Моргана).— Вы тогда можете побояться его купить.
Моргана вызывающе выставила вперед подбородок, снова напрягшись из-за неприятной ей легкой насмешки, прозвучавшей в голосе маркиза.
— Думаю, что нет, сеньор. Вашего намека было бы уже достаточно, если бы я была суеверна.
— Так ли? — Он перевел взгляд с нее на ожерелье и неожиданно улыбнулся без тени насмешки или поддразнивания.— Следует восхищаться вашей отвагой при заключении договора с неизвестными.
Моргана поспешно отвела глаза от его смуглого улыбающегося лица, ощутив, что у нее перехватило дыхание. В то же время она не могла не гадать, что же на самом деле могло означать ожерелье и имеют ли его надписи какое-то отношение к опасности, о которой упомянул маркиз. Как бы то ни было, она намерена была купить это украшение, какая бы мрачная история за ним ни стояла. С его помощью ей удалось выяснить цену, заплатить за него — и застегнуть его у себя на шее прямо у него на глазах. Плоские кружки упали за расстегнутый ворот ее платья.
Крепко взяв ее за локоть, маркиз вывел Моргану из лавки к большой черной машине, стоявшей на улице,— она узнала эту машину по тем другим, незабываемым встречам. От прикосновения его руки у нее снова перехватило дыхание, и Моргана рассердилась на себя за то, что поддалась его обаянию и привлекательности даже тогда, когда он дразнит ее. И все же она не могла забыть, каким он может быть, когда улыбается, как несколько секунд тому назад.
Теперь он не улыбается. Она увидела, что его брови внезапно нахмурились, и запоздало вспомнила свою выходку с машиной.
— Где Хулио? — резко спросил он.— Почему он разрешил вам бродить по улицам Лорензито без сопровождения?
При этом он осматривался, явно ища глазами ее машину, и Моргана вынуждена была признаться, что здесь нет ни Хулио, ни машины. Тон маркиза заставил ее почувствовать, что она совершила серьезный проступок, и, несмотря на напускное хладнокровие, она испугалась.
Он не сразу заговорил, но его четко очерченные губы на мгновение сжались, когда он открыл дверцу своей собственной машины.
— Будьте любезны сесть, сеньора.
Моргана сразу заметила, что он отбросил более дружелюбное слово «сеньорита», и как это ни абсурдно, почувствовала себя нашалившим ребенком. Как ни возмущалась она его высокомерием, неудовольствие маркиза заставило ее почувствовать себя странно растерянной и одинокой. Она впервые подумала о том, что ее своевольный вызов мог отразиться и на Хулио.
Эта мысль заставила ее немного устыдиться, но не из-за себя. Ее все еще не покидало затаенное удовлетворение из-за того, что ей удалось отчасти перехитрить маркиза, но она не хотела бы, чтобы ее поступки причинили Хулио неприятности, и это положение дел она была намерена исправить без промедления.
— Хулио не виноват, сеньор,— начала она немного робко, бросая взгляд на холодно застывший профиль, когда маркиз уселся рядом с ней и включил двигатель.— Я настояла на том, чтобы поехать одной.
— Я не сомневался в том, что Хулио не виноват,— холодно откликнулся он.— Вы явно не питаете особого уважения к обычаям острова, мисс Кэрол, но если вы намерены хоть какое-то время прожить здесь, ради вашего же благополучия вам следовало бы их соблюдать.
— Я не привыкла, чтобы меня повсюду сопровождали.
— Возможно, и нет, но на Хуамасе будьте любезны соблюдать наши обычаи.— Не глядя на нее, он осведомился:— Вы закончили свои дела в Лорензито?
— Да, сеньор.
Моргана решила про себя, что даже если бы это было не так, она не призналась бы, поскольку была уверена: это означало бы, что он отвез бы ее туда, куда ей было нужно, и ожидал со своей холодящей вежливостью, пока ее можно будет вернуть домой, как нашалившее дитя.
Когда город остался позади и они поехали по окруженной деревьями дороге, он бросил на нее быстрый взгляд.
— Почему вы прячете свои волосы? У них очень красивый и необычный оттенок.
Эти слова были произнесены тем же равнодушным голосом, которым он когда-то заговорил по поводу ее неприязни к нему, и снова Моргана на минуту не поверила своим ушам. Когда она наконец осознала, что он действительно это сказал, по лицу ее разлился легкий румянец, хотя странная небрежность сделала его замечание почти оскорбительным.
— Вы краснеете? Это относится к числу вещей, о которых запрещено упоминать?
Моргана бросила на него быстрый удивленный взгляд. Его улыбчивое обходительное обаяние снова заставило ее задохнуться.
— Вы просто застигли меня врасплох, сеньор.
Такой ответ представлялся наиболее безопасным до той поры, пока ей не удастся разобраться в его новом настроении. С загадочным Фелипе никогда не поймешь, не начинает ли он снова игру в кошки-мышки.
— Серьезно? Вы не привыкли к комплиментам. А что, у мужчин в Англии нет глаз?
— По-моему, они замечают то, что необычно или особенно интересно,— ответила она осторожно: маркиз явно ждал какого-то ответа.
— А вы не считаете себя интересной? — В его голосе все еще слышалось это теплое очарование, и даже не глядя на Фелипе, она знала, что он улыбается.— По-моему, вы ошибаетесь очень во многом, сеньорита.
На этот раз Моргана решила ничего не отвечать, но почувствовала, что ее неприятие по отношению к нему уменьшается. Хотя и отругала себя строго за то, что поддается пустым комплиментам, а они не могут не быть таковыми. Разве может интересовать маркиза де Альвиро Риальта всерьез какая то Моргана Кэрол?
Они некоторое время ехали молча, чему Моргана была скорее рада. Она с удивлением обнаружила, что уже много часов практически не вспоминала о Филиппе, и ей необходимо было разобраться, что это может означать. Обычно он не покидал ее мыслей, если она не прилагала отчаянных усилий, чтобы его туда не допустить. Сейчас же ей это не понадобилось. Больше того, хотя она теперь о нем вспомнила, боль, не покидавшая ее, стала почему-то значительно слабее. Казалось, образ его несколько поблек, размылся, стал на удивление неинтересным. Более того, она даже забыла о том, что ожидает ее меньше чем через два месяца. Может, это произошло потому, что ее неприязнь к Фелипе де Альвиро Риальта настолько поглотила все мысли, а потом к этому прибавились мысли о другой стороне этой сложной натуры. Трудно думать о ком-то еще, находясь в обществе такого раздражающего и, надо признаться, обаятельного мужчины. За одно это Моргана была ему благодарна, и на губах ее появилась чуть смущенная улыбка.
Видимо, в этот момент он как раз взглянул на нее. Она услышала, как его «неанглийский» голос спрашивает:
— Ваши мысли приятны, сеньорита?
— Отчасти.
— Позволительно ли узнать, о чем они?
Абсурдность этого вопроса дошла до нее столь неожиданно, что она негромко засмеялась, а он искоса посмотрел на нее.
—Я вас позабавил?
— Нет, только мои мысли. Она с любопытством подумала, как бы он отреагировал, если бы она сообщила ему, что неприязнь к нему позволила ей забыть про то, что ей вскоре предстоит умереть. Как бы он это воспринял? Ведь даже посторонний человек не смог бы услышать такое и остаться равнодушным, а он не посторонний. Нарушило бы это его противное спокойствие? Возможно, эти аристократические пальцы сильнее сжали бы руль. А может, напротив, даже машина вильнула бы.
Но тронет ли это его по-настоящему? Маркиз де Альвиро Риальта — такая высокопоставленная личность, что трагедия некой Морганы Кэрол не может иметь для него большого значения. Между ними нет той симпатии и дружбы, что сложилась между ней и Нестой. Он, наверное, испытает легкое потрясение — любой человек испытал бы, сказала она себе,— но ей он выкажет только отчужденное, далекое сочувствие.
А Филипп? Если он услышит об этом, как он это воспримет? Обнимет ли он ее, будет ли умолять воспользоваться тем недолгим сроком, который им отпущен, будет ли убеждать объятиями и поцелуями, которые она так прежде любила, или попросит выйти за него замуж и сделать эти недолгие месяцы совершенными?
Прежде любила! Она резко остановила свои мысли. Ее любовь к Филиппу блекнет? Вот почему его мысленный образ утратил ясность и четкость…
Возможно, ей наконец удалось овладеть своими мыслями о нем, или, с другой стороны, эта их последняя встреча могла разрушить какую-то неверную память, и теперь, как и предсказывала Неста, ее увлечение начало проходить.
— Теперь они не такие приятные, сеньорита? Снова голос Фелипе прервал ее стремительные, беспорядочные мысли, которые никак не удавалось привести в порядок, и она вздрогнула, опять захваченная врасплох.
— Что вы имеете в виду?
— У вас очень выразительное лицо, мисс Кэрол. Оно ясно говорит, когда вы не любите или раздражены.— Не появилась ли в его глазах чуть заметная смешинка, когда он произнес это, вспоминая ее столь откровенно недружелюбные взгляды?— По нему так же ясно видно, когда вы испытываете удовольствие или что-то еще,— продолжил он.— Ваши мысли были нехорошими.
— Я думала об отце.
Моргана схватилась за первое, что пришло ей в голову, надеясь, что он не станет допытываться дальше. Но, конечно, понадеялась она напрасно.
— И поэтому хмурились?
— Из-за мысли о том, что я его потеряла.
— Вы его любили?
— Конечно.
Казалось, последний вопрос ее удивил, и маркиз выразительно пожал плечами.
— Есть люди, которые не признаются в привязанности к родителям.
Моргана покачала головой.
— Мы были счастливы вместе, и все случилось так неожиданно. Однажды я вернулась домой, а он тихо сидит в кресле. Сначала… я решила, что он спит…— Она поспешно выпрямилась на мягком сиденье, вспомнив, с кем разговаривает. Ему неинтересно услышать о ее такой обыденной жизни.— Извините, сеньор,— натянуто сказала она.— Вам, наверное, скучно. Я на мгновение забылась и дала волю мыслям.
— Вот именно,— невозмутимо отозвался он.— Вы забыли, кто я, а еще забыли о том, что зареклись любить меня. Вы ошибаетесь, мне бы хотелось услышать о вашем доме в Англии.
— Мы жили очень обыкновенно. Не думаю, чтобы вам это было интересно.
— Вы совершено не знаете, что мне может быть интересно.
Прекрасно, мрачно подумала Моргана. Сам напросился. Нарочито неспешно она рассказала ему о счастливом пригородном домике, о незамужней тетке, которая ее растила и никак не могла понять, почему ей надо залезать с книгой на яблоню, когда в кресле читать намного удобнее.
Фелипе кинул на нее неожиданно улыбчивый взгляд.
— Я понимаю. Есть дух приключения в том, что устраиваешься на неудобной ветке дерева.
— И к тому же элемент опасности,— чуть смущенно призналась Моргана.— Я так и не научилась хорошо лазить. Когда мне удавалось добраться до моего обычного насеста, все было уже в порядке, но путешествие на дерево часто кончалось порванной одеждой, и бедной тете Этель приходилось ее штопать. Это было очень невнимательно с моей стороны.
— Я когда-нибудь покажу вам дерево, с которого частенько падал.
Моргана с некоторым изумлением услышала его смеющийся голос. Трудно было представить себе маркиза де Альвиро Риальта маленьким мальчиком, который карабкался на деревья — и падал с них. Это приблизило его к ней, что казалось еще более странным.
— Я отвезу вас на виллу «Франческа»,— сказал Фелипе через минуту.— К сожалению, я не смогу задержаться, иначе опоздаю на встречу, но Хулио может вернуться со мной в «Паласио», и там я позабочусь о возвращении вашей машины.
— Сожалею, что доставила столько хлопот. Моргана услышала, что голос ее звучит смущенно. Сейчас ей уже было стыдно за свое неповиновение. Возможно, в том, что он сказал, что-то есть. Оставаясь на Хуамасе, следует стараться соблюдать местные обычаи, чтобы не создать о себе неверного впечатления, пусть даже ее независимый дух и восстает против необходимости сдаться.
— Никаких хлопот, сеньорита.
Его голос был вежливо-сдержанным, и она бросила на него быстрый взгляд. Но лицо маркиза оставалось непроницаемым, и почему-то в ней снова поднялась волна неприязни, и к тому моменту, как они подъехали к вилле «Франческа», прежнее более мягкое расположение — почти симпатия — отошло в прошлое.
Хулио с гордым и одновременно взволнованным видом увез Фелипе в черной машине со знакомым гербом. То, что старик так гордился честью везти сеньора, еще усилило ее неприязнь. В конце концов, Фелипе всего-навсего человек, сердито думала она, пусть даже ему принадлежат поместья в Португалии и почти вся Хуамаса.
— Как вам понравился город? — осведомилась Неста, когда Филипе уехал.
Моргана радостно улыбнулась, разом забыв о вновь поднявшемся раздражении.
— Чудо.— Она показала ожерелье, украшавшее ее кремовую шею. — Я даже поддалась соблазну купить что-то интересное.
Неста поманила ее поближе. Моргана сняла ожерелье и дала его своей нанимательнице.
— Вам повезло,— сказала она несколько секунд спустя.— По-моему, оно изготовлено на Востоке и довольно старинное. Наверное, его привезли сюда на корабле много лет тому назад.— Она подняла глаза с чуть вызывающей, озорной улыбкой,— Если надпись на нем — арабская, вы должны попросить Фелипе, чтобы он вам ее перевел.
У Морганы был удивленный вид.
— Он знает арабский?
— Насколько я знаю, он ведет какие-то дела с Ливией.
Конечно, этого следовало ожидать, недовольно подумала Моргана. Похоже, у него дела со всем миром, и при этом он знает язык каждой страны, с которой они ведутся. Это так на него похоже — с его невыносимой самоуверенностью!
— Как получилось, что вы встретились в Лорензито?— спросила Неста, возвращая ожерелье.
— Он появился как раз тогда, когда я безуспешно пыталась купить ожерелье, мгновенно справился с моими затруднениями, потом отмерил мне порцию свойственных ему сардонических насмешек.— Она преувеличенно вздрогнула.— Тут он понял, что я без сопровождающих, и даже сама вела машину в город, после чего дал мне почувствовать свое недовольство. Опять-таки в свойственной ему вежливо-ледяной манере.
Неста рассмеялась, глядя на выражение лица подруги:
— Вы его и правда невзлюбили!
— Я ничего не могу поделать.— Моргана знала, что голос ее звучит возмущенно, но и с этим она тоже ничего не могла поделать.— Он хладнокровно-вежливо сообщает вам, что вы должны сделать, и обычно все кончается тем, что добивается своего. Он самонадеян, заносчив и деспотичен.
— Нет, в этом вы ошибаетесь.— Неста задумалась, потом покачала головой.— Это не заносчивость. Его гордая манера совершенно бессознательна. Вы не должны забывать, что его семья правит островом уже много поколений. А что до деспотичности…— Она замолчала и рассмеялась.— По-моему, дело в вашем отчаянно независимом характере.
Моргана пожала плечами.
— Ах, какое это имеет значение, если он мне не нравится,— проговорила она с напускной небрежностью,— Ему до этого не может быть дела.
— В чем бы вы его ни обвиняли, Фелипе ничуть не самонадеян.— Неста снова покачала головой, и Моргана с удивлением заметила в ее взгляде озабоченность и сочувствие.— Настолько не самонадеян,— добавила она,— что не верит, может ли какая-нибудь женщина полюбить его ради него самого.
Моргана изумленно взглянула на нее:
— Что вы хотите сказать?
— Только то, милая моя, что Фелипе убежден: если он позволит любви войти в свою жизнь, то никогда не сможет быть уверен, что за него не вышли замуж из-за его денег и положения в обществе. Женщины уже много лет добиваются его внимания, и что бы вы ни хотели про него сказать, он совершенно не отдает себе отчета в своей физической привлекательности.
— Он просто ненормальный!— Моргана резко, нетерпеливо взмахнула рукой.— Ему достаточно было бы просто посмотреть в зеркало. Он — самый удивительно привлекательный мужчина из всех, что я видела, а мы в больнице Святого Кристофера видали множество самых разных мужчин.— Она заметила смеющийся взгляд Несты и чуть покраснела.— Это не имеет никакого отношения к моей неприязни. Даже самый серьезный его враг не стал бы отрицать, что он хорош собой.
— Очень непредвзято с вашей стороны, милочка,— флегматично проговорила Неста, но искорки в ее глазах все еще поблескивали.— Попытайтесь вспомнить об этом в следующий раз, когда он будет цинично говорить о любви. Совершенно неестественно, чтобы такой мужчина, как он, исключил любовь из своей жизни. Это не могло не повлиять на его отношение к любого вида эмоциям.
Моргана пожала плечами.
— Может, это и так,— согласилась она,— но он никогда не производил на меня впечатление человека, подверженного каким бы то ни было эмоциям.
Неста покачала головой.
— Нет, милочка, в этом отношении он совершенно нормален. Кроме того, будучи португальцем, он, наверное, будет очень остро чувствовать, когда влюбился. Мне его немного жаль.
— Ну а мне—нет,— парировала Моргана, снова почувствовав раздражение.— Наверное, он в своей обычной тиранической манере просто не оставит бедной девушке выбора.
И вообще, сказала себе Моргана, невозможно поверить, что Фелипе сможет когда-нибудь полюбить. Но если это случится — так ему и надо, нечего было высмеивать чувства других. Последняя мысль вернула девушку к первоначальным возражениям. Он ей ничуть не нравится, и она не видит оснований стараться перебороть свою неприязнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Так мало времени - Хиллард Нерина

Разделы:

1234567891011


Ваши комментарии
к роману Так мало времени - Хиллард Нерина



otlichniy roman!!!!!!!!!!!!!!
Так мало времени - Хиллард НеринаEva
25.06.2011, 20.16





Отличный роман. Приятные герои, интересный сюжет. Нет пошлоси и грубости. Всем советую прочитать!
Так мало времени - Хиллард НеринаКати.
16.02.2012, 22.04





замечательная сказка
Так мало времени - Хиллард Неринаольга
22.08.2012, 17.25





Отличный роман!И сюжет прекрасен и не растянут и про красивую любовь.
Так мало времени - Хиллард НеринаАнна
3.11.2013, 18.11





бред. А изложение? С ума сойти. Жаль потраченого времени.
Так мало времени - Хиллард Неринатаня
3.01.2014, 22.41





Ляля
Так мало времени - Хиллард НеринаЭто просто чудо книга:)советую:)перечитываю уже 10й раз:)
9.07.2014, 14.14





Ляля
Так мало времени - Хиллард НеринаЭто просто чудо книга:)советую:)перечитываю уже 10й раз:)
9.07.2014, 14.14





Сопли и слёзы! Бредятина! Жаль затраченного времени!
Так мало времени - Хиллард НеринаЁлка
26.03.2015, 13.24





Мало времени чтобы жить, но чтобы компассировать мозги друг другу времени предостаточно.Слишком затянутый сюжет, почитать можно, но только один раз.
Так мало времени - Хиллард НеринаЮлия
14.08.2015, 20.50





А мне очень нравится этот роман, он конечно не идеален и, тем не менее, прочла с удовольствием)
Так мало времени - Хиллард НеринаОльга
19.02.2016, 0.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100