Читать онлайн Преступный викинг, автора - Хилл Сандра, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Преступный викинг - Хилл Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 186)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Преступный викинг - Хилл Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Преступный викинг - Хилл Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хилл Сандра

Преступный викинг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

— Послушай меня внимательно, Рейн. Ты останешься с Тайкиром в Равеншире до моего возвращения, — приказал ей наутро Селик, неторопливо собирая необходимые вещи в кожаную сумку.
Рейн мгновенно ощетинилась, потому что была не в настроении после полубессонной ночи из-за, вне всякого сомнения, сексуальной неудовлетворенности. С подобной проблемой ей еще не приходилось сталкиваться. Еще ее злило спокойствие Селика, который вел себя как ни в чем не бывало.
Одетый только в бринжу, мягкую рубашку, которую носили под туникой, чтобы металлические доспехи не натирали кожу, и толстые шерстяные рейтузы, обтягивающие его мускулистые ноги, Селик делал вид, будто ее вообще нет в спальне.
— Зачем? Скажи, зачем мне тут оставаться? А ты куда? Когда вернешься? Ты ведь не бросишь меня? Только попробуй!
Селик зажал уши.
— Клянусь грудью Фреи, ты стала ужасно сварливой. Сколько можно задавать вопросов? Хоть один раз ты можешь молча меня выслушать и сделать, как я говорю?
— Я? Сварливой? Ха! И вообще, мне не нравится, что ты мне грубишь. Все вы, викинги, грубияны. И мне это не нравится.
Селик, словно от изумления, выпучил глаза.
— Тебе не нравится? А сама несколько дней назад сказала такое, что у меня глаза на лоб полезли. Помнится, ты сказала, что я должен отправиться прямо в за…
— Не повторяй мои слова, как попугай!
Рейн высоко подняла голову, словно это не она покраснела от смущения за свой острый, временами вульгарный, язык. Господи! Она сама себя не узнавала.
— Это ты меня спровоцировал.
Ее слова прозвучали неубедительно даже для нее самой.
— У тебя на все находится объяснение.
«Не на все», — мрачно подумала Рейн. Она внимательно смотрела, как Селик сооружает себе набедренную повязку и вдруг представила Селика — соблазнительное зрелище — в современных плавках. В боксерских трусах он тоже неплохо бы смотрелся, подумала она.
— Что ты улыбаешься? Опять хочешь сбить меня с толку?
— Нет, — ответила Рейн со смешком. — Я просто представила тебя в трусах, какие носят мужчины в моем времени.
И она попыталась объяснить Селику, что это такое. Ему не понравилось.
— Делать что ли вашим мужчинам нечего, как только думать о том, шелковые на них трусы или льняные и есть ли на них отметка этого Кальвина? — усмехнулся он.
— Они хотят произвести впечатление на женщин.
— Гораздо важнее то, что в трусах, женщина, — заявил он, подмигивая ей с неподражаемо высокомерным видом.
— Ладно, ладно. Все-таки ты смотрелся бы лучше Джима Палмера в жокейских штанах. А еще лучше, — проговорила она, делая трагическое лицо, — в съедобных.
Селик перестал собирать вещи и смотрел на нее во все глаза.
— Ты шутишь. Люди едят трусы?
— Ну же, где твое воображение, Селик? Ты — сексуальный бог темных веков — не можешь придумать, как их использовать?
По лицу Селика было видно, что он понял. Он не просто покраснел, он побагровел, и Рейн это понравилось! Потом его губы расплылись в мальчишеской улыбке.
— Сексуальный бог! Никогда бы не подумал!
— По правде говоря, я сама никогда не видела съедобных трусов, но думаю, у них должен быть запах, например клубники или лимона. На мой вкус, лучше — вишни. Ну, как у леденцов.
— Правда?
— Тебе нравится, верно? — спросила она со смехом.
Селик покачал головой, поняв наконец, что она все придумала.
— Ты изумляешь меня, женщина. Неужели ты не спишь ночами, чтобы потом смущать меня своими ужасными историями?
— А ты смущаешься?
— Нет. Ты отвлекаешь меня от дела. Но больше я не позволю меня отвлекать. Ты должна мне поклясться, что не убежишь, потому что ты не нарушишь клятву, я знаю. Ты останешься тут с Тайкиром.
— А ты вернешься?
Он хмуро посмотрел на нее и ничего не ответил.
— Но где…
— Где я буду и вернусь ли — это мое дело. Ты должна исполнять, что тебе велено. Не уходи далеко от замка. Кругом саксы, и я уверен, эти ублюдки в мгновение ока отрубят твою очаровательную головку, даже не спросив, почему ты путешествуешь с Изгоем. Им вполне достаточно знать, что мне нравится твое общество. Я прикажу Герву присмотреть за тобой…
— Не смей. Не хочу, чтобы эта похотливая бочка приближалась ко мне.
Его лицо окаменело.
— Я приказал моим людям охранять тебя. Герв обидел тебя? Клянусь, я сдеру с негодяя кожу, если он тронет хотя бы один волос на твоем прекрасном лице.
Прекрасном? Рейн порадовалась этому, вроде бы случайному, комплименту. Вчера он тоже говорил ей, что она прекрасна, но она тогда усомнилась в его искренности. Неужели он вправду так считает? Неужели она ему нравится? Неужели его теперешнее доброе отношение к ней результат настоящего чувства?
Потом до сознания Рейн дошли другие его слова — я сдеру с него кожу.
— Селик, пожалуйста, не надо сдирать с людей кожу.
Он улыбнулся.
— Дорогая, это просто такое выражение. Могу же я немножко преувеличить.
Она неуверенно улыбнулась:
— Можешь.
Он бросил на нее взгляд, полный веселого недоумения:
— А ты, оказывается, умеешь иногда признавать свои ошибки.
Вскоре Рейн с тревогой смотрела, как Селик седлает Яростного. Это был уже другой Селик. Селик-воин, как на картине в музее, который многие годы являлся ей в ночных кошмарах и увлек ее в далекое прошлое.
В отличной кольчуге поверх вязаной шерстяной рубашки и узких штанов, Селик восседал на своем коне-великане, который нервно пританцовывал, в окружении полудюжины воинов, отправлявшихся куда-то вместе с Селиком, не забывшим взять с собой свой смертоносный «Гнев» и еще пику и шлем.
Рейн посмотрела ему прямо в глаза, уже как будто не замечавшие ее, и поняла, что он опять во власти войны.
— Будь осторожен, — дрогнув, прошептала Рейн.
Казалось, Селик не слышит ее и не видит, но у него вдруг дернулось на шее адамово яблоко, словно он хотел что-то сказать, но не смог. А потом он совсем удивил ее, когда кивнул ей на прощание. Все так же не говоря ни слова, он направил коня к воротам.
Рейн глядела ему вслед и думала о том, что он увозит с собой часть ее души. Она сама не понимала, как человек, которого она встретила всего несколько недель назад, сумел настолько прочно засесть в ее сердце, и неожиданно для самой себя подумала, что вряд ли ей захочется вернуться в свое время, если это будет грозить ей разлукой с Селиком.
Едва Селик скрылся с глаз, Рейн отправилась разыскивать Тайкира с твердым намерением получить у него ответы на свои вопросы. Ей ни за что не помочь Селику, если она ничего не будет о нем знать.
Тайкира она нашла в спальне вместе с Убби, который помогал ему разрабатывать раненую ногу. Они занимались примитивной лечебной гимнастикой, для чего привязывали мешочек с мукой к лодыжке Тайкира, и тот, лежа на кровати, медленно поднимал и опускал ногу.
— Плавание может неплохо тебе помочь, Тайкир. И массаж. Я могу позаниматься твоей ногой, когда ты закончишь с этими упражнениями.
Тайкир и Убби недоверчиво смотрели на нее, пока она шла к кровати.
— В это время года? Ну уж нет, сестричка. Не буду плавать. А то ногу сведет судорогой.
— От этого дела у тебя только пошли бы быстрее. И тебе бы не мешало, Убби, — сказала она, поворачиваясь к маленькому человеку. — Я давно хотела поговорить с тобой о твоем артрите. Заканчивай с Тайкиром, а потом я займусь тобой. Думается, я смогу тебе помочь.
Убби попятился.
— Ар… трит…тит?
Он с вызовом расправил сгорбленные плечи.
— Займешься мной? Ну нет. Я не позволю тебе прикоснуться к моему телу. Девушке непристойно даже думать о таком.
— Ох, Убби, я видела сотни голых мужчин, и ты ничем от них не отличаешься, поверь мне.
— Сотни голых мужчин! — воскликнули в один голос Тайкир и Убби.
— Хозяйка, как не стыдно! Это неправда. У такой добродетельной женщины, как ты, не могло быть ста мужчин.
Тайкир только улыбнулся, отвязывая мешочек с мукой от своей ноги. Мысль о подобной распутности сестры позабавила его.
— Не будь глупым, Убби. Я же врач и поэтому осматривала мужчин в моей больнице.
— Хм-м. В Йорвике есть больница. Твоя такая же? — поинтересовался Убби.
— В Йорвике есть больница? — взволнованно переспросила Рейн.
— Да. При соборе святого Петра. Жрецы… Я хотел сказать, священники… Они там заботятся о больных и умирающих.
— Вот здорово! А мы там будем? Это далеко?
— День пути отсюда. Но ты не можешь уехать, пока не вернется Селик, — напомнил ей Тайкир.
Длинные светлые волосы упали ему на лицо, когда он наклонился поднять свой деревянный посох. Ему во что бы то ни стало хотелось без посторонней помощи поднятья с кровати.
— Селик так приказал, и он оторвет мне голову и тебе тоже, если ты ослушаешься его.
— Не вставай, — сказала она Тайкиру, усаживая его обратно.
Она начала разминать его ногу прямо через штаны. Сначала ее осторожные прикосновения смущали его. Но когда она добралась до больного сухожилия, он начал ругаться.
— О святая мать Тора! Ты спасла мне жизнь для того, чтобы отправить меня в могилу?
— Не будь ребенком.
Прошло еще немного времени, и он уже с удовольствием вздохнул, отдаваясь на волю ее опытных рук и закрывая черными пушистыми ресницами огромные карие глаза, как у ее брата Дейва.
— Честное слово, сестричка, у тебя волшебные руки.
Тут Рейн заметила, что Убби потихоньку отходит к открытой двери.
— Еще не хватало! Куда это ты? Тайкиру на сегодня хватит. Теперь твоя очередь.
Убби жалобно посмотрел на Тайкира, но тот только рассмеялся.
— Пусть колдунья попробует свои хитрости на тебе, Убби. Кто знает? Может быть, ее руки сотворят чудо и с тобой.
Тайкир заковылял вон из комнаты, опираясь на самодельный костыль и хихикая над смущенным Убби.
Рейн просила, приказывала, грозила Убби, но так и не смогла заставить его расстаться с набедренной повязкой. Она еле сдержала крик, увидев, в каком он ужасном состоянии.
— Убби, давно ты страдаешь артритом? — Увидев его сконфуженное лицо, она изменила голос. — Сколько лет тебе было, когда у тебя начали болеть руки и ноги? Бывает, что тебе становится хуже или лучше?
Задавая вопросы, она ощупывала его тело своими чувствительными пальцами, исключая, конечно, интимные области. Она знала, что Убби ни за что ей не позволит такое.
В конце концов она уложила его на кровать лицом вниз, несмотря на все его протесты. То сильно нажимая, то нежно поглаживая, она все же добилась того, что самые напряженные мышцы поддались ее напору.
— Ох, хозяйка, уже и не припомню, когда себя так хорошо чувствовал, — со вздохом облегчения проговорил Убби, с обожанием глядя на нее через плечо.
Рейн улыбнулась. Приятно помогать хорошим людям.
— С завтрашнего дня я буду делать тебе массаж два раза в день. Хорошо бы найти немного масла. Еще я покажу тебе упражнения, которые ты будешь делать сам. И мы можем поискать кое-какие травы, снимающие боль. Да… Вот еще… Надо попробовать горячие грязевые ванны.
Убби застонал, но в его глазах она прочитала сердечное «спасибо».
— Ты, правда, думаешь, что мне будет лучше?
— Я не смогу тебя вылечить, Убби, — сказала Рейн, ласково погладив его по плечу. — Артрит не вылечивается. Но ты станешь подвижен и избавишься от ужасных болей.
— Это волшебство, — заявил Убби, и Рейн поняла, что его мнение о ней как об ангеле еще больше укрепилось.
Он чуть ли не бегом покинул комнату.
Внезапно Рейн сообразила, что она отвлеклась от дела, из-за которого искала Тайкира. Она ведь хотела поспрашивать его насчет Селика. Тогда она вновь отправилась на поиски и нашла его в большой зале, где он отдавал распоряжения пленникам.
— Тайкир, я хотела тебя кое о чем спросить. Куда поехал Се лик?
— Он тебе не сказал?
— Это тайна?
— Нет, — ответил он, не смущаясь от ее пристального взгляда. — Он поехал на север в Олбен, где правит король Константин.
— В Шотландию? Но Убби говорил мне, что его там не любят.
Тайкир пожал плечами:
— Это правда. Шотландцы предпочли бы, чтобы он был где-нибудь подальше, но он надежный друг. У них есть совесть, и они не закроют перед ним двери.
— Зачем он туда поехал?
— Защитить меня и Равеншир.
— Что?
Рейн не приходило в голову, что у Селика может быть достойная причина для того или иного поступка. И как ей теперь быть с собой? И со своим представлением, о человеке, которого она, вроде бы, послана спасать? Рейн очень не нравилась себе сейчас.
Тайкир сел на ближайшую скамью и вытянул раненую ногу. Рейн устроилась рядом.
— Рассказывай, — потребовала она.
— Когда мы вчера приехали, я нашел послание Эйрика в нашем детском тайнике. Он предупреждает меня, что король Ательстан хочет устроить большую охоту на Селика и сравняет Равеншир с землей, если найдет Селика поблизости.
У Рейн кровь застыла в жилах, а сердце готово было выскочить из груди и устремиться вслед Изгою, у которого в самом деле не было дома и которого никто нигде не ждал.
— Продолжай, пожалуйста, — дрожащим голосом попросила Рейн.
— Селик решил, что если он покажется в стране скоттов, то король Ательстан направит свое войско туда. Саксам нет смысла захватывать Равеншир. Я не такая важная добыча, чтобы посылать за мной целое войско.
— Значит, он машет собой как флагом ради твоего спасения? — испугавшись, спросила Рейн.
— Ради нашего спасения, — поправил ее Тайкир, покраснев от неожиданного оскорбления. — Если саксы найдут его здесь, они не только разрушат замок, но и убьют всех. Тебя, меня, Убби, всех.
— Но мы ведь могли уехать с ним вместе, — возразила Рейн. — Почему он ничего не сказал?
Тайкир печально покачал головой.
— Я хотел его остановить. Я ему говорил. Думаешь, мне важнее кучка камней и клочок земли? Но Селик всегда умеет настоять на своем.
— А я-то считала его жестоким зверем, которому на всех наплевать и который только и любит, что насилие.
Рейн подумала, что ей надо еще хорошенько разобраться, что в этом мире правильно, а что нет. Возможно, варвары могут научить ее — совсем ее высшим образованием — тому, о чем она напрочь забыла в своем двадцатом веке.
— Он и есть зверь. Ты права. Но ведь он и не может быть другим, постоянно сражаясь в битвах. И все-таки у него доброе сердце.
— Почему он такой, Тайкир? Пожалуйста, расскажи мне, как случилось, что из беззаботного юноши, о котором мне говорила мама, он превратился в измученное подобие человека?
У Тайкира потемнело лицо. Он словно закрылся от нее.
— Нет. Не хочу обсуждать прошлое Селика. Это его дело — позволит он тебе заглянуть в его душу или нет.
— Но если я не остановлю его… Если ему никто не поможет, он обязательно погибнет.
— Да, ты права. Уже давно Селик ищет дорогу в Валгаллу, заботясь лишь о том, чтобы прихватить с собой побольше саксов.
— Ужасно, когда насилие — смысл жизни!
Тайкир пожал плечами и, опираясь на палку, встал со скамьи.
— Послушай, это для саксов Селик всего-навсего берсерк. Демон, обезумевший от рек крови, пролитой им в Нортумбрии, где саксы убивают всех норвежцев без разбора. А для других Селик — доблестный воин, жаждущий благородной мести. Тебе стоит хорошенько это запомнить.
— Но…
Тайкир поднял руку, призывая ее к молчанию.
— Нет. Хватит об этом. Вернется Селик — его и спрашивай.
Вернется ли? Проходили дни, недели, а от Селика не было никаких вестей. Рейн все больше тревожилась. Вновь и вновь, пока она с пленниками и остававшимися воинами приводила в порядок развалины замка — в общем-то, бесполезное занятие без денег и нужного количества людей, — она вспоминала их последнюю ночь. Если он погибнет — Господи, помоги, не допусти, чтоб это случилось! — она никогда не простит себе того, что эта ночь не стала ночью любви.
Через месяц Рейн совсем потеряла голову. Она начала грызть ногти, а ей казалось, что она давно справилась с этой дурной привычкой. Ее вдруг стало тошнить, и она потеряла аппетит и добрых десять фунтов веса. Тайкир и Убби, даже Бланш и Берта начали избегать ее, устав от ее бесконечных вопросов, как там Селик и когда он вернется.
— Господи! Меня вывернет наизнанку, если ты еще хоть раз спросишь меня, когда вернется чертов Изгой, — простонала Берта, помогавшая Бланш разделывать тушу только что убитого оленя.
Герв, один из самых горячих поклонников Бланш, принес с охоты олениху и бросил тушу к ее ногам, словно это был букет роз. В ответ Бланш, как опытная соблазнительница, поступила весьма предусмотрительно, обласкав Герва взглядом, обещавшим блаженство в будущем.
Рейн неодобрительно посмотрела на нее, помня, что она предпочла бы заарканить Селика, но девушка лишь пожала плечами и без всякого смущения заявила:
— Ничего не поделаешь. Тебе тоже неплохо бы подумать о будущем, ведь Изгой может и не вернуться.
Рейн переключила внимание на Берту, очень довольная тем, как она стала выглядеть. Диета пошла ей на пользу. Слава Богу, желтая кожа у нее была из-за нехватки витамина К, а не из-за опухоли или какой-то другой болезни.
— Ты отложила для себя печенку? Смотри, тебе еще необходимо получать железо.
Берта кивнула, давно перестав спорить с Рейн, так как убедилась, что ее здоровье улучшается день ото дня.
— Хочешь, я помогу тебе ее разделать? — спросила Рейн, с отвращением сглотнув слюну при одной мысли о прикосновении к окровавленной туше.
Она не была вегетарианкой и много раз участвовала в хирургических операциях, но тем не менее очень неохотно прикасалась к убитым животным. Наверное, детские ассоциации с Бэмби, решила она.
— Нет. Уходи. Топчи крепостную стену и жди своего любовника, — с ласковой насмешкой отказалась от ее услуг Берта.
Рейн улыбнулась, услыхав дерзкий ответ, служанки.
— Селик — не любовник.
— Спорю, не потому, что ты не хочешь. Ты бы не прочь, — с мудростью бывалой женщины заметила Берта.
— Не груби!
— Не надо со мной так, хозяйка, — заявила вконец обнаглевшая пленница. — Я, может, и служанка, но этого не спрячешь, как не спрячешь бородавку на носу у ведьмы. Ты вроде охочей кобылы. А Изгой… Он, как жеребец, крутится вокруг тебя и только ждет подходящего момента.
— Берта! — воскликнули Рейн и Бланш одновременно.
Рейн не смогла сдержать смех, представив себе впечатляющую картину.
— Неужели я вправду похожа? И это всем заметно? Господь с тобой! Такого не может быть.
— Да нет, — смягчилась Берта. — Просто я по опытнее и лучше понимаю людей. Мне видно многое, что другим не видно, это уж точно.
Рейн покачала головой, удивляясь сама себе. Неужели это она стоит и слушает, как толстуха заговаривает ей зубы?
— Честное слово, не понимаю, почему бы тебе не расправить крылья и не полететь к своему возлюбленному, если ты так горюешь? — проговорила Берта и расхохоталась над собственной шуткой.
Бланш тоже не удержалась и добавила насмешливо:
— Кстати, попроси Бога послать нам дойную корову и куриц-несушек. Был бы к обеду пудинг.
Все Убби. Наверняка, опять рассказывал свои ангельские истории, в которые уже никто не верит.
Рейн обиделась и ушла, зная, что ее сомнительные кулинарные способности вряд ли пригодятся. Она и в самом деле отправилась на крепостную стену, откуда хорошо просматривались окрестности. «Ох, Селик, где ты? Господи, пожалуйста, верни его мне живым и здоровым. Обещаю, что буду заботиться о нем лучше, чем раньше».
В ответ на ее мольбу вдалеке послышался стук копыт, и на холме примерно в миле от замка показались какие-то всадники. Рейн подняла глаза к небу, молча благодаря Бога за то, что услышал ее, и мигом скатилась по деревянным ступеням во двор.
Селик увидел женщину, которая сначала стояла на крепостной стене и глядела в его сторону, а потом бросилась вниз, едва узнала его флаг. Сердце беспокойно заворочалось у него в груди, дыхание стеснилось, и он чуть было не застонал, но взял себя в руки… Проклятье! Последние четыре дня он укреплял свой дух, стараясь защитить себя в будущем от пения сирен и сосредоточиться на одной-единственной цели — беспощадно убивать всех саксов и добраться наконец до своего смертельного врага Стивена из Грейвли.
Однако все было тщетно. Нет, с тех пор как он уехал из Равеншира, он убил более чем достаточно саксов, удовлетворяя свою жажду мести, и все же, подъехав к замку, Селик не мог не признаться самому себе, что ему приятно видеть радость на лице Рейн, которая с нетерпением ждала его на крыльце.
Селик опустил забрало, чтобы никто не увидел, как у него изменилось лицо. Может быть, ему лучше развернуть Яростного и уехать обратно на север.
Неужели он в самом деле думал, будто сможет жить с женщиной? Нет, сразу же ответил он сам себе. Это невозможно.
Но неужели он этого хочет? Да, с испугом подумал Селик. Он позволил себе поддаться ее очарованию и свернул на дорогу, по которой не должен был, не мог идти.
Селик увидел, как золотистый взгляд Рейн остановился на его седле, а потом виновато скользнул в сторону. Ищет скальпы, догадался он. Черт бы побрал ее глаза! Она не доверяет ему, хотя он ей обещал. Почему-то, Селик сам не понял почему, это недоверие задело и обидело его.
Он мгновенно ожесточился душой. Ничего для него не осталось в Равеншире. Для него вообще нигде ничего не было, кроме уничтожения и смерти. Его смерти, в конце концов. Такова его судьба. Ладно, ночь он все же проведет тут, а утром уедет. И не возьмет с собой никого, даже Убби. Так лучше.
Приняв решение, Селик направил Яростного мимо Рейн, Тайкира, Убби и остававшихся в замке воинов в другой конец двора, где соскочил с тяжело дышавшего коня и повел его в конюшню. Он заставил себя не заметить боль, появившуюся в золотистых глазах Рейн, и сделал вид, будто ему нет никакого дела до ее поднятой в робком приветствии руки.
Он снял с Яростного седло и принес ему воды и сена, когда услышал за спиной легкие шаги Рейн.
— Селик, что не так?
— А что так?
Он услышал раздражение в ее голосе.
— Ты знаешь, о чем я. Почему ты меня избегаешь?
Селик повернулся к ней, стараясь придать своему лицу безразличное выражение, хотя это было очень трудно сделать под ее молящим взглядом.
— Избегаю? Нет. Наверное, ты уже не волнуешь мое воображение. Ты мне больше неинтересна.
Господи! Ну зачем мне эта ложь ко всем другим моим грехам?
Рейн, тяжело, со стоном вздохнула, словно он ударил ее и ей было больно и унизительно терпеть от него подобное оскорбление.
— Я беспокоилась за тебя.
— Госпожа, десять лет я обхожусь без докучливой женской заботы. И не думай, что мне нравится, как ты лезешь в мои дела сейчас.
Рейн вопросительно посмотрела на него.
— Кто же эта женщина, которая так надоела тебе?
Ее вопрос изумил Селика, и он понял, что, забыв о маске на лице, выдал себя с потрохами.
— Уйди, Рейн, — устало проговорил он. — Ты мне не нужна.
— Тайкир сказал, почему ты уехал, и я хотела извиниться перед тобой за то, что называла тебя зверем. Я стараюсь понять тебя, честное слово, но…
— Тайкир не имел права вмешиваться в мою жизнь, и я скажу ему об этом. А понимание… Этого я и не жду от тебя.
— Чего же ты ждешь от меня?
Он безразлично посмотрел на нее.
— Ничего.
Рейн покраснела, но решила не сдаваться:
— Я много думала после твоего отъезда и поняла, что в каждом человеке есть что-то хорошее.
— Кто назвал тебя Богом, что ты берешься судить меня и остальных?
Рейн внутренне съежилась от его беспощадных слов, но продолжала упорствовать:
— Мне не надо забывать: какое бы зло ты ни совершал, оно оправдано преступлениями, совершенными против тебя в прошлом.
— У Тайкира стал уж очень болтливый язык, — холодно заметил он.
— Тайкир мне ничего не сказал. Посоветовал спросить у тебя.
Селик прислонился к столбу и с презрением посмотрел на Рейн. Глупая женщина злила его, не понимая, как он может быть страшен в ярости.
— Скальпов у меня на сей раз нет. Ты сама видела.
Она неохотно кивнула, несомненно, услышав легкую угрозу в его голосе.
— Небось, подумала, что я стал пацифистом?
— Нет, конечно. Но это может быть знаком…
— Знаком? Ты ищешь знаки? Господи, да ты опасна в своем безумии! — Он схватил ее за руки и встряхнул, словно это могло добавить мыслей в ее глупую голову. — Как ты думаешь, сколько людей я убил за это время? Десять? Двадцать? Сорок? Сто?
С каждым названным им числом ее золотистые глаза все больше округлялись от ужаса, потом в них появились слезы и закапали ему на руки, словно жидкий огонь.
— Селик, думаю, я тебя люблю, — всхлипнула она. — Помоги мне Господь, но я люблю тебя.
Селик вздрогнул от такого неожиданного признания, и ему потребовалось все его самообладание, чтобы не сжать ее в объятиях и не насладиться минутой… и такими драгоценными словами. Я тебя люблю.
Неправда.
Я тебя люблю.
Зачем она его дразнит? Зачем Бог мучает его? Ярость охватила его. Он не испытывал такой бури чувств с того самого дня, когда нашел свою жену изнасилованной, убитой и обезображенной. С того дня, когда увидел голову своего первенца на острие вражеской пики.
Я тебя люблю.
Селик отпихнул ее от себя и ударил кулаком по деревянной перегородке между стойлами. Гнилое дерево рассыпалось от удара, и он со злостью отшвырнул обломки ногой. Зарычав от беспомощности, он отвернулся от Рейн.
Я тебя люблю.
«Нет!» — мысленно крикнул Селик. Ему не надо ее любви. Еще раз ему не вынести этой боли.
Голова у него раскалывалась и, схватившись за нее, Селик промчался через двор, не обращая внимания на попытки Убби и Тайкира остановить его. Не разбирая дороги он обежал замок и направился в лес к ближайшему озеру, в котором обычно мылись обитатели Равеншира. Ничего не видя вокруг себя, он сбросил одежду на землю и с берега бросился в ледяную воду, напрочь забыв о мостках. Ища в физической усталости отдыха от мучительных переживаний, он плавал и плавал взад-вперед по зеркально-чистой воде.
Но он не мог не думать. Поэтому он думал о прошлом. И о настоящем. Вспоминал неумышленно жестокие слова Рейн, от которых у него едва не останавливалось сердце. И самое главное, о безнадежном будущем.
Это случилось десять лет назад. С тех пор прошло десять долгих и мучительных лет, но видения прошлого все еще стояли у него перед глазами, словно все случилось вчера.
Селик яростно затряс головой, не прекращая изнурительного плавания и безуспешно стараясь изгнать ужасные воспоминания. Но память об Астрид и маленьком сыне не оставляла его ни на миг.
Все десять лет он мстил саксам за то, что произошло тогда. Неуловимый Грейвли пока избегнул его мести, но Селик убил уже сотни саксов на пути к главной цели. Проклятый Грейвли должен получить свое. Его не остановит даже миролюбивый ангел из будущего. Нет. Селик не свернет со своего пути. Однако слова Рейн все еще звучали у него в голове.
Я тебя люблю. Я тебя люблю. Я тебя люблю.
А Рейн стояла в конюшне и, не сводя глаз с дверного проема, в котором исчез Селик, вспоминала его невнятное бормотание. Она была уверена, что он не заметил, как произнес вслух все, о чем думал.
Его жена была изнасилована, убита и обезображена. Голову его сына саксы насадили на острие пики.
Теперь она знала загадку Селика, знала, отчего он мучается, и поняла, почему он жестоко мстит саксам. Ничего удивительного.
И как она, которая всегда гордилась своим умением сопереживать и как врач, и как гуманист, посмела присвоить себе право судить его и выискивать у него недостатки? Ну и самоуверенность! Она спросила себя, кто же зверь в этой истории, и ответила — не Селик.
В конюшню с лошадью на поводу вошел Убби и, едва взглянув на лицо Рейн, попятился.
— Стой, — приказала Рейн и одним пальцем прижала маленького человечка к стене сарая.
Испугавшись, Убби выронил поводья, и лошадь убежала.
— Хозяйка, у меня дела…
— Я знаю, Убби. Я знаю насчет Селика.
— Что… о чем ты?
— Я знаю о его жене и о его сыне. Теперь ты расскажешь мне все подробно.
— Хозяин сказал тебе, как умерла Астрид и ребенок… О Боже… о Торкеле он тоже сказал?
Рейн угрюмо кивнула.
— Ох, хозяйка, что вы с ним сделали, ведь он никогда об этом не говорит?
Убби опустился на пыльный пол и закрыл лицо руками. Когда он наконец поднял голову, его взгляд был затуманен слезами.
— Это плохая новость. Нас ждет беда, раз он заговорил о прошлом.
Рейн села рядом с Убби и взяла его руку в свои.
— Рассказывай.
Убби проглотил комок в горле.
— Это случилось больше десяти лет назад. Селик перестал быть рыцарем Йомсвикинга и уже два года как женился на Астрид. Ах, какая она была милая! И красивая, как шиповник весной. И совсем юная, не старше восемнадцати.
Рейн ощутила ревность, какой никогда не знала, к этой давно умершей женщине, возлюбленной жене Селика.
— Они были неразлучны. Всегда старались коснуться друг друга. Всегда старались подольше побыть наедине. Даже когда она ждала ребенка и потом, после его рождения. Видишь ли, у Селика ведь не было ни семьи, ни дома. Поэтому он лелеял Астрид и их ребенка как никто другой. Но в конце концов Селику пришлось отправиться с торговым караваном в Хедеби. Он оставил Астрид и Торкела в хорошем доме, который сам построил для них в Йорвике. Он думал, что им ничего не грозит, а…
— Пришли саксы, — перебила его Рейн.
Убби кивнул, и его доброе лицо стало уродливым от гнева. Воспоминания завладели им.
— Ты был с Селиком? — тихо спросила Рейн, поглаживая его корявую руку.
— Да.
Этим всего одним, но таким страшным словом он все сказал ей о своих муках.
— От дома ничего не осталось, а Астрид мы нашли недалеко от вишневого сада. Она лежала голая, и кровь покрывала ее ноги от бедер до щиколоток. Кровь и семя всех мужчин, которые насиловали ее.
Рейн прижала кулак ко рту, чтобы не разрыдаться.
— Я никогда, до самой смерти, не забуду, как хозяин взял Астрид на руки, убрал с ее лица окровавленные пряди волос и долго-долго повторял ее имя. Тогда я в последний раз видел у него на глазах слезы.
Лицо Убби потемнело от ярости, словно он вспомнил еще что-то.
— Потом он положил Астрид, и я увидел… — Убби говорил медленно, стараясь держать под контролем свои чувства. — Главарь банды — Стивен, граф Грейвли — вырезал свои инициалы «С» и «Г» у нее на груди.
Рейн не хотела больше ничего слышать. Она не понимала, как человек может быть таким жестоким. Одно имя, названное Убби, привлекло ее внимание.
— Стивен из Грейвли? Это не брат Эльвинуса, того знатного рыцаря, которого Селик убил в битве?
Убби кивнул.
— И месть продолжается.
— А как все началось?
— Стивен из Грейвли не ищет себе оправданий. Он настоящий дьявол. Но он обвинил Селика в смерти своего отца, старого лорда.
— А Селик действительно… убил его?
— Может быть. Была битва. Много саксов и скандинавов погибли в тот день. Это мог быть Селик, мог быть кто-то другой, Но Стивену нужен был Селик, и он обвинил Селика.
— Но при чем тут его жена? Ох, Убби! Неудивительно, что Селик жестокий!
Маленький человечек повернулся к ней и посмотрел на нее вызывающим взглядом.
— Для его жестокости есть причины. И ведь это еще не все. Он оставил обезглавленное тело ребенка рядом с телом его матери. Селику потребовалось несколько недель, чтобы найти голову.
Рейн вспомнила слова Селика.
— Граф Грейвли насадил голову Торкела на свою пику?
— Да, он хотел приманить Селика и убить его. Мы в конце концов нашли голову несчастного малыша и похоронили ее вместе с телом. Но Селик до сих пор гоняется за неуловимым Стивеном… И за каждым проклятым саксом, который попадается ему на пути.
Рейн опустила глаза, увидела темное пятно на своей тунике, тунике Селика, и поняла, что она плакала и ее слезы горячими каплями стекали ей на грудь. «Как кровь», — подумала она.
Милостивый Боже. Теперь я понимаю, почему ты послал меня сюда.
— Ну вот, ты все знаешь, — сказал Убби, вставая и стараясь гордо выпрямить спину. — Ты сможешь помочь ему?
— Не знаю, Убби. Пока не знаю, но я постараюсь.
Он улыбнулся, но его глаза оставались печальными.
— Если кто-нибудь и может ему помочь, так это ты, я уверен. — Он не сводил с нее глаз, пока она вставала и отряхивалась. — Хозяин пошел на озеро. Найди его. Я думаю, ты ему нужна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Преступный викинг - Хилл Сандра



очень понравилась!!!
Преступный викинг - Хилл СандраОЛЬГА
17.03.2011, 7.43





по- моему немного примитивно. "Ветер с севера" намного сильней и правдивей
Преступный викинг - Хилл СандраНВН
3.05.2011, 13.59





Я читала много историй о путешествиях в прошлое. Кому хочется сильнее и правдивее - Чужеземец и продолжения... Оч сильно. До слез. Но мне очень импонирует ОПТИМИЗМ этой книги. Много, даже трудно подобрать нужное слово, событий, привычных и, может даже, нормальных в том времени, но абсолютно жутких для нашего времени. И все таки ВЕРА, все таки НАДЕЖДА и, конечно, ЛЮБОВЬ... Ради нее на все... Как здорово!
Преступный викинг - Хилл СандраТатьяна
17.02.2012, 2.56





мне очень понравилось. в книге есть все, что надо для захватывающего романа. читало с удовольствием, не могла оторваться...
Преступный викинг - Хилл СандраАлексея
28.04.2012, 18.29





Потрясающий роман!!!!Много читала про викингов,но этот мне понравился больше всех!Такие живые и страстные эмоции.Читайте- не пожалеете!
Преступный викинг - Хилл СандраАнна
19.05.2012, 13.59





Бомба!!!!!!!!!ОЧЕНЬ классный роман...Советую прочитать, не пожалеете....класс!!!!!!!!!!!!!!огромное спасибо Хилл Сандре за такие чудесные романы!!!!
Преступный викинг - Хилл СандраАленк@
22.05.2012, 13.33





Еле дочитала,пропускала,мне было неинтересно
Преступный викинг - Хилл СандраИрина
24.07.2012, 14.14





Ответ Ирине и ее вышеразмещенному - есть ускоренный способ читать - по диагонали, и суперскорый - азбука. Чувствовать и думать - лишнее!!! ;)
Преступный викинг - Хилл СандраKotyana
2.08.2012, 18.02





ЕРУНДА
Преступный викинг - Хилл Сандраоксана
2.08.2012, 20.14





Книга так себе, а фраза "Селик, я не умею читать на средневековом английском" вообще убила, как будто герои знают, что живут в Средневековье, да и про брачный контракт герои вряд ли в то время слышали. Такое ощущение, что книга написана про нашу современну жизнь
Преступный викинг - Хилл Сандранатали
3.08.2012, 14.00





прочитала с удовольствием.! читайте не пожалеете!
Преступный викинг - Хилл Сандралия
21.09.2012, 15.35





Так себе. Не захватывает. Нет напряга. Еле дочитала.
Преступный викинг - Хилл СандраТатьяна
14.04.2013, 7.27





вау. роман очень мне понравился. хоть я не люблю перемещение во времени но этот роман великолепен. я не понимаю отзывов которые писали поэтому читайте и вы будите приятно удивлены.
Преступный викинг - Хилл СандраТатьяна
6.05.2013, 19.52





По-моему, так же отвратительно, как и первая книга. Автор, наверно, жирная феминистка-лесбиянка. Все герои поступают так, как будто им все мозги выдуло. Просто ни одного нормального слова или поступка за всю книгу. Это надо талант иметь, чтобы такой тупизм писать.
Преступный викинг - Хилл Сандрааня
31.05.2013, 22.06





Не читайте. Сплошная война и жестокость.
Преступный викинг - Хилл СандраКэт
16.05.2014, 9.53





Не, класс. Мне нравится. Эмоционально, оптимистично, захватило!
Преступный викинг - Хилл СандраНаташа
25.05.2014, 19.08





очень понравилась книга!!советую всем.
Преступный викинг - Хилл Сандраинесс
10.11.2014, 12.38





Очень странная книга. ГГ оба создают ощущение дибилов. Ну и ладно еще викинг (хотя скакать нагишом по военному лагерю со своей женщиной в руках это как то странно). Но 30-летняя женщина врач, которая рассказывает викингам про пацифизм это просто идиотизм какой то. И оба ГГ очень не последовательны. ГГ то любит жену, то любит ее, то никого не любит. ГГя то же, то ненавидит, то хочет с ним переспать, то любит, то не любит...
Преступный викинг - Хилл Сандраdeasiderea
11.12.2014, 1.41





Мне понравился роман)))Не айс,но прочитала)))8 из 10)))
Преступный викинг - Хилл Сандражасмин
22.12.2014, 7.03





Прочла 5 глав и все... больше не могу. ничего интересного, не буду тратить свое время( просто фигня какая то... чушь...
Преступный викинг - Хилл Сандраberegusebya
3.02.2015, 23.57





Прочла 5 глав и все... больше не могу. ничего интересного, не буду тратить свое время( просто фигня какая то... чушь...
Преступный викинг - Хилл Сандраberegusebya
3.02.2015, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100