Читать онлайн Люби меня нежно, автора - Хилл Сандра, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Люби меня нежно - Хилл Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Люби меня нежно - Хилл Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Люби меня нежно - Хилл Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хилл Сандра

Люби меня нежно

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

– Мафия! – с издевкой повторила Наоми спустя какое-то время. Она стояла в холле, где принц не мог до нее дотянуться, хотя готов был на все, лишь бы добраться до ее шеи и свернуть ее, как цыпленку. Вдруг он заметил, что его вконец обезумевшая сестрица целится ему в живот, поэтому решил не рисковать и отложить исполнение своих планов на более благоприятное время.
– Мы видели, как ты разговаривала с Сэмми Капуто. И я, и Синтия! – Он кивнул в сторону кровати, на которой лежала пленница. – Не смей отрицать!
– Сэмми Капуто? – с удивлением переспросила Наоми, но кто бы поверил в искренность ее чувств?
– Да, парень с лысой головой и змеей на шее.
Наоми мелодично рассмеялась.
– Это был шелковый шарф, а не змея.
Конечно, сама мысль о том, что коза ностра явится в поместье, чтобы поболтать с его сестренкой, казалась абсурдной. Неужели они с Синтией ошиблись? Ха! Его жизнь в последнее время была сплошной ошибкой.
– Какого черта ты морочишь мне голову? Кто это был?
Наоми пожала плечами.
– Деловые люди. Хотят открыть итальянский ресторан в Кэтскиллсе. Они заблудились. Направлялись к Индейской горе.
– Ничего себе заблудились!
Она лжет, беззастенчиво лжет ему.
– Можешь не верить!
– Деловые люди, вооруженные до зубов? – настаивал он.
Он не мог оставить этот разговор, Наоми ведь здоровалась с этими странными людьми.
– Они из Бронкса. В Нью-Йорке все сейчас ходят с оружием. Даже я.
– Я это заметил. Но ты хотя бы не стреляешь в беззащитных животных.
«Собак ты щадишь. Вместо этого похищаешь людей. Образец добродетели».
Она понурилась, когда он напомнил о неприятном инциденте, но тут же выпрямилась.
– Он выстрелил в целях самозащиты. Он боялся, что собака нападет на него. – Она старательно подбирала слова. – На нас могли в суд подать, между прочим. Элмеру следует утихомирить этих псов.
– Нам в любом случае придется отправляться в суд. Так что одним иском больше, одним меньше…
Она усмехнулась.
«Лучше ее не злить. Кто знает, что у нее в голове…»
– Зачем ты меня позвал? У меня работы по горло, – переминаясь с ноги на ногу, сердито сказала она.
Принц заметил ее нелепые, огромные, грязные ботинки и догадался, что она, должно быть, что-то цементировала. Бог ты мой!
– Наоми, опусти оружие. Нам надо поговорить.
– Что ты сделал, чтобы утихомирить Акулу? – кивнув в сторону спящей Синтии, спросила она.
– Не то, что ты думаешь. «И не то, что хотел бы».
На обед Элмер и Рут принесли им картофельное пюре, жареную курицу, соус и молочное печенье. После такой тяжелой еды он и сам ощущал сонливость, но не стал бы ложиться рядом с Синтией, потому что понимал, какими муками это грозит. Он смотрел на нее, не отрываясь, и в висках стучала кровь. Нет, он так долго не выдержит.
Он проследил за взглядом Наоми, которая уставилась на свернувшуюся клубочком, как котенок, спящую Синтию. Она подложила руки под щеку и мирно спала. Ему хорошо видны были ее шелковые трусики. Ее клубничные волосы разметались по подушке, но принц заметил, как беззащитно она выглядит. Под кружевной тканью маечки виднелись лопатки.
Она спала так крепко, что ее губы чуть-чуть приоткрылись и каждый раз, когда она делала выдох, до слуха принца доносился звук, похожий на урчание кошки. Он решил, что еще не слышал ничего более возбуждающего.
Глядя на нее, такую беззащитную и невинную, он вдруг ощутил, как сердце учащенно забилось. Наверное, это все из-за плотного обеда. Во всяком случае, он надеялся, что это может служить объяснением непонятного ему состояния.
– Тебе надо переспать с ней, – заметила Наоми. – И желательно не один раз.
– Я… не понял, о чем ты, – повернувшись к сестре, сказал он.
Почему это все вдруг решили, что имеют право вмешиваться в его личную жизнь?
– Это единственный способ заставить ее перейти на нашу сторону и спасти компанию.
– К черту компанию!
– Видишь? Я так и знала. Я была права, когда решила взять ситуацию под личный контроль. Раньше ты всегда ставил интересы компании на первое место. А теперь стал мягкотелым и неповоротливым. Любая девчонка в мини-юбке может вскружить тебе голову, потому что избыток тестостерона включил у тебя радар по отлову красивых мордашек.
Невероятным усилием воли он заставил себя говорить спокойно, хотя его терпение иссякло много дней назад.
– Наоми, эта история не имеет ни малейшего отношения к моим деловым качествам, как и к моей любви к женскому полу. Ты должна думать о том, что полиция уже наверняка вышла на ваш след, потому что этот поступок – прямое нарушение закона.
– Нарушение… Обрушение… Подумаешь! – она небрежно махнула пистолетом. Принцу это очень не понравилось, но он промолчал. Она добавила: – Ты уладишь проблему с полицией.
– Я?
«Сестричка, ты забыла, кто из нас преступник. Платить по счетам придется тебе, а не мне».
– Да, если сумеешь вскружить голову этой женщине. Ты делал это и раньше. Я полагаю, для тебя это не составит труда.
– Неужели?
– Помнишь Бренду Бикарро?
Он застонал.
– Бренда Бикарро. Бренда Бикарро. Сколько можно о ней напоминать? Мне было всего четырнадцать, ради всего святого!
– Именно об этом я и говорю. Восемнадцать лет непрерывной практики – чему-то ты точно научился. Соблазнить такую, как Синтия Салливан, и перетащить ее на нашу сторону для тебя не проблема.
«Нашу сторону? Какую это «нашу»? На сторону окончательно потерявших разум? Или на сторону матерых преступников? Или на сторону волшебников с коком на голове?»
– С каких это пор соблазнение стало решением всех проблем? У тебя с Диком гораздо больше общего, чем я думал.
Наоми покраснела, как вареный рак.
– У нас с Диком нет ничего общего. Не смей равнять меня с ним.
П. Т. удивленно вздернул бровь, заметив ее горячность. Он бы с удовольствием высмеял сестру, которая, очевидно, сохла по Дику, но не в этот раз. Наоми и в более мирных ситуациях предпочитала не церемониться с врагами. Чего уж говорить о теперешней? У нее в руках был пистолет, поэтому предугадать реакцию было невозможно.
– Ты понимаешь, что Дик поднимет на ноги всех, если я не вернусь к завтрашнему дню?
– Нет, не поднимет, – с победоносной улыбкой сообщила Наоми.
– Почему? – с сомнением отозвался принц. Он с ужасом ждал ответа.
– Потому что я позвонила ему с твоего мобильного в машине.
Он погрузился в отчаяние. Им овладело нехорошее предчувствие.
– И?..
– Я сказала ему, что ты отвез мисс Салливан в Покмос, где намерен довести начатое до конца.
– Довести начатое до конца? – тупо повторил он. – В каком смысле?
Он пытался оттянуть момент принятия решения, не до конца понимая последствия поступка Наоми.
– В самом прямом, тупица. Я имела в виду, что ты собираешься сделать ее своей любовницей. Не понимаю, когда ты успел так отупеть!
– Не понимаю, когда ты успела стать такой злой!
– Ты меня просто не знал, П. Т., – окатив его волной ледяного презрения, заявила она.
Черт побери! Оказывается, помимо предстоящих торгов, ему придется решать еще целую кучу непредвиденных проблем.
– Наоми, я советую тебе опустить пистолет и освободить меня. Я пока еще в силах исправить твои ошибки. Доверься мне.
– Довериться тебе?! Довериться? Да я скорее доверюсь змее.
Интересно, она имела в виду Сэмми Капуто по прозвищу Змей?
– По крайней мере, дай хоть какую-то одежду. Оставлять меня в таком виде неприлично.
Она хмыкнула.
О, как бы ему хотелось скрутить ей шею!
– Принц Феррама! – обращаясь к нему, насмешливо заявила она. – Куда подевалось ваше королевское величие? Разве вы не верите в свою мужскую неотразимость, как прежде? – продолжала мучить его Наоми. – Кстати, спящая красавица не знает, что ты не настоящий принц. Можешь поблагодарить меня за это. Я и тебе советую не открывать карты. Очаровательный Принц – вот кто ей нужен, и если ты доведешь свою роль до конца, то только выиграешь.
Когда этот сценарий озвучивала Наоми, он выглядел как гнусный заговор.
– Это неправильно, Наоми. Неправильно и несправедливо.
– Подумаешь! А разве справедливо, что отец женился на твоей матери и трясся над тобой, как над собственным сыном, вместо того чтобы уделить все свое внимание дочерям? Разве справедливо, что он поставил тебя управлять фабрикой? Разве справедливо, что составил такое завещание? Почему тебе досталось шестьдесят процентов акций, а мне и Рут – только по двадцать? Почему ты решил поделить десять процентов акций между Энрике и Джейком, даже не посоветовавшись с нами? Почему отец назначил тебя своим душеприказчиком? Почему ты ведаешь трастом? Почему я должна каждый месяц вымаливать у тебя то, что принадлежит мне по праву? Почему ты сменил название компании, отказавшись от имени отца?
Ничего себе! П. Т. и понятия не имел, что у его сводной сестрички такой длинный список претензий. Впрочем, он не мог не согласиться с тем, что она имеет права выдвигать свои требования.
– Наоми, я готов сесть за стол переговоров в любой момент и выслушать все твои вопросы. Может, нам даже удастся прийти к решению, которое удовлетворит всех. Но сейчас не время для дискуссий, потому что у нас накопилось очень много дел.
– Да, и одно из них – соблазнение этой Акулы.
П. Т. сосчитал до десяти.
– Хорошо, давай сразу перейдем к делу. Чего ты хочешь? Что она должна сделать, чтобы ты освободила и ее, и меня?
– Мне нужна расписка в том, что она не имеет претензий к компании и ее травма никоим образом не связана с покупкой туфель от Феррама. Кроме того, мне нужно письменное обещание с ее стороны, что она не помчится в суд с иском против правления нашей компании. Да, и что она не считает случившееся похищением.
– Я уже предложил приличные отступные, чтобы она подписала такую бумагу, но Синтия отказалась.
– П. Т., а кто говорил, что она быстро согласится? От тебя потребуются титанические усилия, чтобы она вняла голосу разума. Именно поэтому я и напоминаю тебе о том, что ты мастер соблазнения. Ты должен включить все свое обаяние, – закончила она с хищной улыбкой.
– И все? – примирительно спросил он.
– Конечно, нет. Ты что же, дурой меня считаешь?
«Дура – это не то слово».
– Эта ведьма с Уолл-стрит подпишет что угодно, лишь бы сбежать. Как и ты, впрочем. Нет, нам нужны гарантии. Мы с Элмером разработали план. Ее подпись не даст нам ничего, если мы не заручимся ее искренним согласием.
– И?..
– Элмер и я решили, что нам нужен план под названием «Паутина».
«О-о! Могу себе представить!»
– Мы думаем, что есть только одна вещь, помимо того что ты переспишь с ней пару-тройку раз, которой может дать нам гарантию полной безопасности.
«Переспишь с ней пару-тройку раз?» С каких пор она стала такой откровенной? Да, пожалуй, Наоми права. Он совсем ее не знал.
Она избегала его взгляда.
– И что же?
– Ты должен на ней жениться, – небрежным тоном сказала Наоми.
Уж этого он точно не ожидал услышать. От удивления у него отвалилась челюсть, а глаза чуть не выскочили из орбит.
– Жениться? Кто? На ком?
– Ты на ней.
П. Т. не мог найти подходящих слов.
– Не надо отказываться. Уверяю тебя, это чудесный план. Мы проведем церемонию бракосочетания прямо здесь. Элмер позаботится о музыке. Рут сказала, что устроит банкет. Она считает, что меню надо составить из ирландских и испанских блюд.
– Наоми, ты давно была у психиатра?
– Ты не дослушал, – с энтузиазмом продолжала она, словно не слыша его замечания. – Элмер, оказывается, имеет право проводить службы и вести религиозные церемонии. Он принадлежит к церкви Последнего Дня Доброго Бала или что-то в этом роде. Он сказал, что это бракосочетание будет иметь абсолютно законную силу в Нью-Йорке, но я немного сомневаюсь. Главное, чтобы Синтия в это поверила. Позже ты всегда можешь подать на развод или доказать, что брак был незаконным. П. Т., это чудесный план!
Он опустил голову, закрыл лицо руками и зарыдал. Oн выслушал ее. И что же получается? Он будет играть роль жеребца в каком-то чертовом сказочном кошмаре, потому что он сам провозгласил себя Очаровательным Принцем. И они нашли для него Золушку.
И вдруг он с тревогой осознал, что ему по душе этот план. Взглянув на мирно спящую Золушку, он сказал себе: «Это великолепный план».
После того как Наоми ушла, П. Т. закинул цепь на плечи и вскарабкался на огромную кровать. Он посмотрел на прекрасную пленницу.
«Зачем, скажите на милость, понадобилось ставить кровать на возвышении? Издержки фантазии богачей! Запросто можно проснуться на полу с разбитым носом… Неужели я поведу себя, как дикий медведь, который воспользуется слабостью и беззащитностью этой Златовласки? Может, лучше сыграть роль маленького плюшевого мишки, которого Златовласке захочется прижать к груди? Итак, вопрос остается открытым: я готов выступить в роли хладнокровного соблазнителя этой женщины?
Довольно прямолинейно! Да, я делал это раньше.
Но тогда я делал это легко и не задумываясь. Я был моложе.
Ха! А как же графиня Арианна? Я «обрабатывал» ее только на прошлой неделе.
Арианна другое дело. Она искушенная. Она сама с удовольствием приняла правила игры. Она, пожалуй, даже надеялась обмануть меня первой.
Синтия Салливан тоже искушенная. И знает правила игры. Да она, наверное, любой фору даст.
Но мне она нравится.
Нет, нет, я не имею права на это слово. Если я хочу спасти компанию, то должен забыть о том, что Синтия мне нравится.
Я хочу ее.
Надо забыть и о страсти.
Я не хочу причинять ей страданий.
Ну вот, приехали. Я веду себя как нытик. Почему я решил, что она обязательно будет страдающей стороной? Может, страдания выпадут мне?
Это очень правильная мысль!
Итак, я намерен совершить благородный поступок»
Ему самому стало смешно. Филантропический секс. Кто в такое поверит?
«Нет, правда, я должен чувствовать себя на высоте. Но откуда ощущение вины? Из-за чего оно?
Акционеры поблагодарят меня за то, что я вывел компанию на новый уровень благополучия. Триста служащих компании скажут «спасибо» за то, что я сберег их рабочие места. Наоми поклонится мне в ноги за то, что я спас ее замок. Рут поблагодарит меня за то, что ее волшебник-коротышка остался при ней».
Он бросил взгляд на трилистники, красовавшиеся на шортах, и подумал:
«Да и Питер меня поблагодарит».
Питера сразу же начало «распирать» от благодарности.
«О, хотя бы кто-то, вернее, что-то ценит мои таланты и мои усилия».
П. Т. улегся рядом с Синтией. Он немного придвинулся к ней. Но не слишком близко. «Нельзя будить спящую акулу. Зачем поднимать волны и раскачивать лодку? Это будет легче легкого. Разве городские парни не умеют ловить крупную рыбу? О, похоже, манера Синтии сыпать поговорками передалась и мне».
Синтия не просыпалась, но он и не возражал. Ему надо было все как следует обдумать.
Вдруг Синтия глубоко вздохнула, перевернулась на спину, раскинула руки и снова погрузилась в сон.
П. Т. замер, но не только потому, что боялся разбудить свою Спящую Красавицу.
Он и раньше это подозревал, а теперь убедился окончательно: Синтия Салливан, известная под прозвищем Акула, была необыкновенной красавицей. Она могла бы позировать для «Плейбоя»! Настоящая девушка с обложки. Девушка месяца. Девушка года.
Девушка столетия. Номер один в любом списке. Во всяком случае, если бы он возглавлял жюри.
Во сне ее лицо утратило привычное циничное выражение. Губы, розовые и припухшие, как у ребенка, были слегка приоткрыты. Он не замечал этого раньше, но теперь увидел, что у нее губы Мэрилин Монро. Oн не мог отвести от них взгляд.
Ему хотелось наклониться и прикоснуться губами к ее сладким устам. Сначала он лишь слегка коснулся бы ее, а затем показал, сколь настойчивым умеет быть. Интересно, они на вкус как спелые ягоды или как мята, или у них свой вкус, ни с чем не сравнимый? За годы общения с женщинами он узнал, что каждая из них обладает собственной неотразимостью. Он решил, что Синтия Салливан, судя по всему, будет сладко-пряной.
Он помотал головой, чтобы избавиться от навязчивых видений. Он увлекся. Он и не знал, что такой фантазер. Однако он не мог сказать себе «нет». Синтия нравилась ему все больше.
В тот день, когда они впервые встретились в его офисе, она заметила, какие у него густые ресницы. Она и сама могла похвастаться тем же. Ее ресницы были такого же необыкновенного клубничного цвета, что и волосы. Она была высокой, с ярко выраженной талией и длинными стройными ногами. Он решил, что они с Синтией будут чудесной парой. Она по меньшей мере пяти футов восьми дюймов росту, а он шести футов одного дюйма. Они очень подходили друг другу. Подходили для чего?
Хватит дурачить себя. Он прекрасно знал, для чего именно.
Питер снова напомнил о себе, «кивнув» в знак благодарности.
«Я в своем парне и не сомневался. Настоящий талант!»
Она была права, когда назвала себя женственной. И ней не было ни худобы Кейт Мосс, ни мускулистости Наоми Кэмпбелл. Но если она считает, что не соответствует вечным канонам женской красоты, то он был готов убедить ее в обратном. Разве она не знала, что мужчины предпочитают «обладательниц соблазнительных изгибов»?
П. Т. все же решился прикоснуться к ней, но его прикосновение было подобно легкому ветру. Он провел подушечками пальцев по ее руке. Она тут же отозвалась, изогнувшись, как ласкающийся котенок. Он с вожделением наблюдал, как ее грудь четко обозначилась под тонкой тканью майки. Она расслабилась, но ее соски продолжали призывно торчать, как два бутона.
Он замер, потому что его тело словно пронзили тысячи ножей.
Питер больше не желал играть в игры. Он жаждал продолжения.
А Синтия все спала.
Он прикусил нижнюю губу, заглушая стон, и сжал руки в кулаки, боясь, что не выдержит напряжения и схватит ее. Он лег на подушку, закрыл глаза и сосчитал до пятидесяти. И тут же понял, что придется считать минимум до ста.
Когда он снова успокоился (насколько возможно было успокоиться при сложившихся обстоятельствах, потому что его сердце выстукивало сто ударов в минуту), то решил, что Синтия Салливан должна стать его любовницей. Он хотел ее. Он и прежде добивался расположения женщин из деловых либо личных побуждений, так почему бы не взглянуть на проблему под привычным углом зрения? Синтия – это новая высота.
Он должен завоевать ее. Для этого надо узнать ее пристрастия, ее слабости, ее сильные стороны, ее чаяния и надежды.
Он заманит ее в ловушку, как неразумную птичку. Ему только надо заставить ее разговориться. Если она откроется ему, не составит труда увлечь ее за co6oй. Нет, он не должен стараться слишком явно. Когда он узнает, какой она была в детстве, юности, как стала деловой женщиной, то поймет, что делать дальше. Oн развернет кампанию по соблазнению этой непокорной красотки по всем правилам тактической науки.
Это же старая, проверенная метода: узнай врага.
Наверное, он должен был ощущать вину за столь хладнокровный подход к делу, но ничего подобного не испытывал. Бабушка Синтии сказала бы: «Если лиса повернула к гончим, то кого ей винить?» К своему изумлению, П. Т. заметил, что поговорки очень помогают решить моральные дилеммы. Его мама часто вспоминала поговорку о лисе, которая только что пришла ему на ум, хотя, насколько он помнил, она употребляла ее применительно к игрокам, которые просаживали деньги в казино.
И еще одно… Он должен был немного утихомирить свою страсть, потому что завоевать сердце Синтии Салливан можно, лишь тщательно все рассчитав. Бесстрастность и холодность – вот что ему требовалось продемонстрировать.
Что касалось предложения о браке, то он не стал об этом задумываться всерьез. Как говорится, поживем – увидим.
Итак, план был готов. Узнать Акулу, увлечь ее проявлением внешней холодности и равнодушия, изумить царственными манерами и заманить в сети обещанием необыкновенных сексуальных утех. Чтобы добиться ее подписи на документах, он должен неукоснительно соблюдать все пункты плана, обращая особое внимание на последний.
Обретя уверенность, он открыл глаза и взглянул на свою добычу. Он мог бы справиться с любой задачей. Он холоден как лед. Он полностью контролирует ситуацию. Никаких проблем!
Синтия снова вздохнула во сне. Наверное, ее учили» тим сексуальным трюкам в школе акул.
Питер снова заявил о своем желании.
П. Т. с большим трудом пережил это напоминание.
Он попытался убедить себя в том, что он истинный хозяин положения. Для этого он применял метод аутотренинга и косил глазами. Спустя несколько минут он уже мог похвалиться равнодушием и завидным спокойствием.
Вдруг он заметил, как маленькая бабочка пролетела через комнату и выпорхнула в окно, залитое солнечным светом. Как на такой высоте могла появиться бабочка?
И как странно, что неприметные мотыльки, попадая в полосу света, превращаются в красивых воздушных созданий. Словно их осыпают волшебным звездопадом.
Он мог поклясться, что Питер широко усмехнулся.
Синтия медленно пробуждалась ото сна. Еще никогда в жизни она не спала так крепко. Она вообще не могла припомнить, когда в последний раз наслаждалась сиестой. Да, все свое время она тратила на то, чтобы заработать как можно больше денег, и в ее жестком расписании не было ни одной свободной минуты.
Не открывая глаз, она потянулась с кошачьей грацией. Как, оказывается, приятно иногда потакать своим маленьким слабостям!
Вдруг она вспомнила, как длинными летними днями лежала на узкой кровати в ожидании прихода бабушки, работавшей на заводе. У них была квартира с одной спальней. Тогда Синтия много читала: сначала сказки, потом романы о любви. Особенно ее увлекали книги о средневековых рыцарях, готовых на все ради дамы сердца – даже на то, чтобы сразиться со злобными колдунами. Все эти романы неизменно заканчивались счастливой развязкой, но мир за окном был совсем другим – опасным, холодным и неприветливым. Она читала много часов подряд, а потом лежала и предавалась мечтам о будущем, в котором не будет места серым будням.
К сожалению или к счастью, Синтия очень быстро поняла, что чудес на свете не бывает. Рассчитывать «прожить долго и счастливо» можно только в том случае, если готова к упорному труду во имя достижения своих самых честолюбивых планов.
Так смешно вспоминать обо всем этом. Она отмотала пленку назад: а почему она вообще пустилась в воспоминания? О, наверное, потому что рядом с ней находился самый сексуальный из мужчин, который к тому же был принцем.
«С лица воду не пить», – твердила она себе, но бабушкины наставления в этот раз почему-то не срабатывали.
Синтия была готова сдать позиции.
Постепенно возвращалось осознание того, что она пленница и только чрезвычайные обстоятельства заставили ее заснуть посреди дня. Она неохотно открыла глаза.
На кровати, скрестив ноги, сидел Феррама и наблюдал за ней.
– Ты веришь в чудеса?
– Что? – удивилась она.
«О, неужели он умеет читать мысли? Нет, нет, нет. Я не верю в подобную чепуху. Ничего не хочу слушать!»
Он вдруг прислушался к чему-то, и Синтия поняла, что это не Феррама, а Элмер, голос которого был записан на пленку, обратился к ней со смехотворным вопросом о вере в чудеса.
«Ой-ой, а я-то уж решила, что принц заразился от Элмера и тоже будет нести эту несусветную чушь о чудесах и сказках».
П. Т. продолжал смотреть на Синтию. Интересно, сколько он уже наблюдает за ней? А она все это время спала. И зачем он это делает?
– Чем это ты занимаешься? – с негодованием спросила она.
– Наблюдаю, как ты сопишь.
– Ничего подобного я не делаю.
– Делаешь, делаешь, – словно зная какой-то секрет, отозвался принц.
Он посмотрел на нее, потом перевел взгляд на ее грудь, словно был не в силах сдержать себя. Он провел кончиком языка по пересохшим губам, а она зачарованно смотрела на него.
Синтия вдруг осознала, что все еще лежит, закинув руки за голову и выставив на обозрение грудь с набухшими сосками. Синтия не любила свою грудь. В отличие от плоскогрудых моделей и деловых женщин, одевавшихся так, что эта часть тела оказывалась совершенно незаметной, у Синтии была полная грудь и большие соски. Ей приходилось тщательно продумывать свой гардероб, чтобы не слишком явно подчеркивать свою женственность. Не то чтобы она хотела ее скрыть, нет, она просто не желала делиться ею с незнакомцами.
И вот этот «незнакомец» откровенно разглядывал ее достоинства. Он смотрел на нее, как возбужденный подросток. Хотя с чего бы это? В том кругу, где он привык вращаться, полная грудь с выраженными сосками наверняка считалась вульгарным зрелищем.
Она резко присела и прикрылась руками. Его взгляд скользнул вниз и уперся в ее обнаженные ноги.
Он снова облизнул губы, явно волнуясь.
Ей показалось, что мир вокруг окрасился в радужные тона. Наверное, ее соски сейчас напоминали виноградинки. Еще чуть-чуть, и она будет готова сама облизать ему губы. Или заняться его трилистниками, которых она насчитала ровно двадцать семь, после чего ее одолел сон. Если так и дальше пойдет, она соблазнится его предложением увидеть семейный герб, как и его «драгоценные камни».
– Прекрати немедленно, – потребовала она.
– Прекратить что?
Он часто заморгал, и она снова обратила внимание на то, какие у него длинные ресницы.
– Прекрати так смотреть на меня.
Она понимала, что ее слова звучат глупо. Но разве он не нарочно злил ее своим настойчивым взглядом? Он хотел ее возбудить. О, как нелепо! Неужели есть мужчины, которые верят, что могут зажечь в женщине огонь одним своим взглядом? Хотя все может быть…
– О, – только и вымолвил он, переводя взгляд на изголовье кровати. До ее слуха донеслось какое-то невнятное бормотание, и она еле разобрала: – Это все Питер.
– Что ты сказал?
– Ничего, – ответил он, обращаясь к изголовью кровати. – Прошу тебя, не обижайся, Синтия. Это ничего не значит.
«Ничего не значит? То есть его откровенный взгляд на самом деле ничего не значит? Этого и стоило ожидать».
– Я принадлежу к миру моды, поэтому часто рассматриваю женщин. Я постоянно думаю о том, как улучшить качество нашей обуви, ведь мы работает для женщин. Они все такие разные – полные, худые, низенькие, высокие, с крепкими попами, похожие на мальчишек. Я всегда изучаю их. Я смотрю на них в аэропортах, на городских улицах, за ужином в ресторане. Я постоянно что-то отмечаю, чтобы потом обсудить это с Джейком. Это продиктовано профессией.
Он все еще разговаривал с изголовьем кровати. «К чему он упомянул крепкие попы? Почему он решил сказать об этом именно мне?»
– Я рассматриваю женщин, как если бы был доктором, если такое объяснение тебя удовлетворит.
Она не понимала, шутит он или говорит серьезно.
– Ты можешь перестать разговаривать с кроватью. Я привела себя в порядок.
Он взглянул на нее и издал какой-то нечленораздельный звук.
– Я бы так не сказал.
Она раздраженно посмотрела на него.
– Что это значит?
– Это значит, что мы почти обнажены. Я сказал Наоми, что это неприлично. Может, она сумеет внять голосу разума и вернет нам одежду.
«Больше я не буду считать трилистники на его шортах».
– Благодарение небесам! «Черт побери!»
– Наоми такая примитивная. Она даже не подумала, как эта ситуация может сказаться на нас, – поджав губы, произнес принц.
Синтия подумала, что принцу и положено поджимать губы, когда он чем-то недоволен. Когда он так делал, то лишался своего мужского обаяния. Она даже хотела попросить его делать так почаще, чтобы немного остудить ее пыл.
– Я хотел сказать, что она поступила ужасно. Мало того, что я против воли оказался в комнате с особой противоположного пола, так еще и на кровати, не застланной простынями. Как ты думаешь, это синтетическое покрывало?
Он капризно ткнул пальцем в полосатый матрац, раздувая ноздри от негодования.
«О, он на правильном пути! Еще немного, и я совсем потеряю интерес к этому чопорному болвану, который только и делает, что поджимает губы и раздуваег ноздри».
Он взглянул на нее снова и жадно облизал губы.
«Ну как он может?» – промелькнуло у нее в голове.
– Раз уж Наоми была здесь, то почему ты ие вбил ей в голову пару-тройку здравых мыслей?
– Она стояла слишком далеко.
– Надо было что-то сделать. Я не могу оставаться здесь еще восемнадцать дней.
– Как и я. Мы уже начали презентации. У нас запланированы встречи с брокерами. Дик может подменить меня, но если я не появлюсь через день-два, это вызовет недоумение.
– Думаю, твой хитрый адвокат что-нибудь придумает. Да и потом, если уж у вас подписаны все основные документы, то переживать не о чем. Торги пройдут своим чередом. Я бы тебе советовала, милый мой, думать не о них, а обо мне. Потому что именно я могу испортить всю обедню своим иском.
– Поэтому ты предлагаешь мне расшибиться в лепешку, чтобы поскорее тебя освободить? – язвительно спросил он.
– Но пойми, что если даже мне приходится какое-то время не появляться на бирже из-за травмы, то это не означает, что я должна исчезнуть из поля зрения. Мои клиенты ценят меня до тех пор, пока я на связи. Это золотое правило брокера: будь всегда в курсе событий и желательно на шаг впереди. Если я нарушу его, то потеряю и связи, и клиентов.
– И твоя фирма никак тебя не защитит?
– Конечно, нет.
Синтии очень не понравилось выражение сочувствия и жалости на лице Феррама, и она быстро добавила:
– Этот мир живет по своим законам. Если ты не нанесешь удар первым, то удар нанесут тебе. Я не возражаю. Это работа. Ничего личного. Думаю, твоя мало чем отличается от моей.
Казалось, ее слова заставили его задуматься.
– Наверное, ты права. Индустрия моды построена на жесткой конкуренции, и ты держишься на плаву до тех пор, пока твои доходы во много раз превышают расходы. Но думаю, что мне было немного легче, чем другим, потому что у нас было семейное предприятие.
– Все изменится уже через несколько недель.
– Да, так и будет.
– Тогда заставь Наоми освободить нас.
– Ты все еще считаешь, что я имею к этому отношение? – Он помолчал и добавил: – Черт бы все это побрал!
– Мне все равно! – отмахнулась она от него. – Я думаю, что ты… мы должны убедить Наоми отпустить нас на все четыре стороны, потому что это в ее же интересах. И не надо опять начинать песню о том, как я соглашусь на отступные. Об этом не может быть и речи.
– Это не имеет значения, – сказал он, ероша волосы.
У него были очень красивые волосы. Синтия заметила их цвет, черный как вороново крыло. Когда он зачесывал их назад, открывая крохотную серьгу, то выглядел потрясающе.
«Я выгляжу смешно».
– Почему? – спросила она, пытаясь сосредоточиться на проблеме.
– Наоми не доверяет ни мне, ни тебе. Она считает, что если ты даже подпишешь бумаги, то потом тут же откажешься от своих слов.
– И она права.
– И она считает, что я готов собственноручно организовать твой побег, даже если это будет означать крах моей компании.
– Она права?
Он пожал плечами.
– И что же нам делать? Сидеть здесь и смотреть «Золушку» и Элвиса? А как же наше будущее? Как же все наши былые достижения? Все это было напрасно?
Она с отвращением посмотрела на него. Она очень надеялась на то, что он чувствует себя так же ужасно, как и она. Никакой он не рыцарь.
– Я не хотел поднимать эту тему, но раз уж нет выхода… Ладно, забудь.
– Скажи мне.
– Нет. Ты ни за что не согласишься.
– А вдруг?
Он широко улыбнулся, но тут же посерьезнел.
– Ну, если ты так настаиваешь, – глубоко вздохнув, произнес он. – Но помни, что я не хотел поднимать эту тему.
– Ну сколько можно? – закричала она. – Говори.
Он удивленно взглянул на нее, услышав, как повелительно она умеет обращаться с людьми. Он обреченно смотрел на нее, сохраняя в осанке королевское достоинство, а потом снова облизнул губы. Не отводя от нее глаз, он произнес слова, которые она меньше всего ожидала услышать:
– Ты выйдешь за меня замуж?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Люби меня нежно - Хилл Сандра



Прикольно! Жаль, что мужчины такое не читают... А своей фантазии... Придется подсказывать. Хи-Хи!
Люби меня нежно - Хилл СандраТатьяна
17.02.2012, 15.04





это произведение на любителя. веселая,романтическая книга, но у меня после прочтения остались смешанные ощущения,мне 40%понравилось, 60% как-то не очень.на один раз прочитать,а потом забыть
Люби меня нежно - Хилл Сандралена
19.02.2012, 22.27





Ну дуже гарна казака! Дуже!!! :)
Люби меня нежно - Хилл СандраМія
29.11.2013, 11.24





Ужасно! Давно такого низкопробного не читала! Во время чтения не веришь ничему! Надуманные, высосанные из пальца переживания героини, при всей описанной мужественности - слабохарактерность и идиотизм главного героя... Ну а сама история с "волшебным вмешательством" - это вообще плохо описано! Худшего романа за несколько лет не припомню! rn0 из 10 балов!
Люби меня нежно - Хилл СандраГалина
10.08.2014, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100