Читать онлайн Люби меня нежно, автора - Хилл Сандра, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Люби меня нежно - Хилл Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Люби меня нежно - Хилл Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Люби меня нежно - Хилл Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хилл Сандра

Люби меня нежно

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

П.Т. Феррама знал, что существуют три мужских образа, против которых не может устоять ни одна женщина. Образ уязвимого и беспомощного парня. Образ хищника, готового на все ради дамы сердца. И образ высокомерного и равнодушного красавца, который словно говорит: «Я даю тебе минуту на решение, а потом исчезну навсегда».
Однако главным в создании этих образов была ненавязчивость. Мужчина, который умел тонко демонстрировать свои намерения, был обречен на успех. Принц знал, что он в полной мере обладает мужским обаянием.
У него были позади годы практики: еще с тех пор, как он был обычным парнишкой-подмастерьем в Пуэрто-Рико, он часто появлялся у отелей, в которых останавливались богатые туристы. Завидев даму, он говорил: «О… Леди, какая же вы красивая! Наверное, вы знаменитая актриса». Мужчинам он всегда был готов услужить: «Мистер, если хотите, я куплю вам пачку презервативов». Он водил целые группы ротозеев, обещая показать им все злачные места и исторические достопримечательности – на выбор. П. Т. быстро усвоил, что улыбка и легкая загадочность часто дают возможность завоевать даже самую неприступную цель.
Тогда он играл по жестким правилам, потому что на кон было поставлено выживание. Сейчас речь снова шла о выживании, но уже в другом мире.
Он бы не стал жаловаться на судьбу. Его отец упорхнул из семейного гнездышка еще до рождения сына. Позже он умер – от непомерных возлияний отказали почки. Мать, Ева Феррама, работала в казино, и ему приходилось учиться защищать себя от невзгод.
Однако все изменилось, когда П. Т. исполнилось десять лет. Его мать вышла замуж за зажиточного вдовца Мортона Фридмана, у которого было две дочери, одиннадцати и двенадцати лет. Их звали Наоми и Рут. Они станут самым большим бедствием в жизни Феррама. Добрейший Морт заменил П. Т. отца. В Нью-Джерси он владел обувной фабрикой и был только рад посвятить в тонкости этого дела своего пасынка. И П. Т., когда пришло время выходить в мир профессионалов, доказал, что им можно гордиться.
Пять лет назад он и его новый партнер, адвокат Энрике Альварез, разработали маркетинговый план завоевания большого рынка. Они решили, что необходимо не только поменять дизайн туфель от Феррама-Фридмана, но и, подключив природное обаяние владельца, создать компании особый имидж. Так появился образ принца. Дика П. Т. встретил еще девять лет назад. И. Т. пришлось бросить колледж, когда из-за внезапной смерти Мортона перед ним встал выбор – учиться или принять на себя заботу о деле отчима.
Как только Джейк окончил Эм-Ай-Ти, Феррама нанял его в качестве дизайнера обуви. Как оказалось, это был самый продуманный из шагов принца, хотя многие лишь пожимали плечами и предрекали неудачу, когда узнавали, что дизайнером сделали человека с образованием инженера.
Но как бы ни складывались обстоятельства, П. Т. ощущал себя вечным странником, который жаждет найти пристанище, но вынужден скитаться в поисках куска хлеба. Он знал, что должен рассчитывать только на себя, поэтому допускал даже непозволительные методы, считая, что все средства – конечно, только в рамках закона – хороши для достижения заветной цели. Некоторые применяемые им стратегии годились на все случаи жизни. Например, в общении с женщинами всегда срабатывал один из трех образов, которые он с такой тщательностью примерял на себя. Не имело значения, шла ли речь о восьмилетнем мальчике, желавшем получить лишнюю монетку, мальчике с застывшими в глазах слезами, о восемнадцатилетнем юнце, желавшем удержать в руках дело своего отчима (и снова в его глазах были следы скупых слез), или о мужчине тридцати двух лет, который был готов на все ради спасения своего детища, своей корпорации. Он знал, что должен очаровать стоявшую перед ним женщину, эту принцессу, ставшую жертвой моды. Но как? Очевидно, ему стоило давить на жалость и собственную уязвимость. Полузакрытые глаза. Чувственные губы. Напряженный подбородок (о, никто не знал, сколько недель перед зеркалом ушло у него на то, чтобы довести это до совершенства!). Иногда, если того требовали особые обстоятельства, он заставлял руки слегка дрожать, как будто от волнения.
Нет, у Синтии Салливан не было ни малейшего шанса. О, она уже поглядывала на него так, словно он взял штурмом ее замок. Она была почти согласна умчаться с ним в неведомую даль. Ее губы приоткрылись, и принц решил, что это верный признак того, что она поддалась его игре. Он был готов поспорить, что она сейчас вздохнет. Это станет для него знаком победы.
Иногда он только диву давался, пытаясь найти ответ на вопрос, где мог научиться столь высокому актерскому мастерству. Как бедный мальчик из Пуэрто-Рико превратился в принца? Но он давно уяснил, что женщины охотно верят в сказку об Очаровательном Принце, который мечтает о том, чтобы исполнить заветные мечты прекрасной дамы.
Синтия Салливан не была исключением. Может, в мире бизнеса она и прослыла акулой, но, как и любая другая женщина, ждала благородного рыцаря в сияющих доспехах. Иначе с какой стати она стала бы покупать безумно дорогое жилье в Дакоте, единственное в Манхэттене, напоминавшее замок? О да, сомнений не было: она уже все глаза проглядела в поисках принца, который перевернет ее беззаботную девичью жизнь.
Что же, ее мечта сбылась. П. Т. был принцем. Когда ему это было выгодно.
Все эти мысли вихрем пронеслись в его голове, когда он прошептал свой вопрос. Они все еще стояли лицом друг к другу, на расстоянии вытянутой руки, перед фотографиями, на которых был запечатлен Феррама.
Он замер для пущего эффекта, а потом повторил, еще больше понизив голос:
– И что же мы будем делать?
Женщины просто таяли, когда он говорил с легкой хрипотцой в голосе, особенно если разбавлял речь несколькими ласковыми обращениями на испанском. Однако на этот раз он решил воздержаться. Она вдруг закрыла рот и начала смеяться. Что такое? Почему она смеется? Еще ни одна женщина не реагировала смехом на его уязвимый, беззащитный образ.
«Она, наверное, нервничает. О да, ничего страшного. Она волнуется. Это я переживу. Но все равно это не очень-то приятно. Она меня здорово осадила».
– Я поверить не могу, – произнесла она, все еще смеясь так, что на глазах выступили слезы. – Как говорила моя мудрая бабушка: «Бог создал голубые небеса и голубоглазых проходимцев. И то и другое исчезает из виду, как только подует северный ветер».
– Что?
– Другими словами, не стоит тратить силы понапрасну, дружище.
– Я готов не согласиться, мисс. Думаю, что смогу разбудить в вас настоящую пантеру.
Она продолжала смеяться, хотя в ее глазах мелькнуло изумление.
– Правда глаза колет, да? Да вы хоть настоящий принц?
– Конечно, – сказал он исполненным достоинства голосом, не обращая внимания на то, что она продолжает открыто над ним насмехаться. – Я принц Перико Томас де ля Феррама.
– Ой-ой-ой!
Она утерла слезы, выступившие на глазах от смеха, и потянулась к сумке за салфетками.
– Я бы назвала вас не принцем Шарма, а, скорее, принцем Плохой Кармы, – съязвила она, промокая глаза. – Вы с Альварезом придумали этот сценарий, чтобы я отозвала свои претензии.
– Ничего подобного, – солгал он. «Поставить под сомнение мою игру? Это тебе не сойдет с рук, детка».
– Если вы полагаете, что я не смогу устоять перед вашим мужским обаянием, то должна сразу предупредить, что вы ставите на хромую лошадь.
– Мисс Салливан, говорить с вами об обаянии нет смысла.
– И где же находится ваше волшебное королевство? В Диснейленде? Ха-ха-ха!
– Вы ведете себя крайне агрессивно, мисс Салливан. Если хотите знать, моя королевская резиденция располагается на Канарских островах.
– Неужели? – спросила она, перестав смеяться. Похоже, ему удалось ее убедить.
– И что же у вас там? Замок? Дворец?
Очаровательный Принц воспрянул духом. В его взгляде мелькнула надежда. В конце концов, и эта женщина оказалась такой же, как и все остальные.
– Конечно у меня есть все, что полагается особе королевских кровей, – искренне произнес он.
Он почти не лгал. Ей совершенно необязательно было знать, что никакого дворца там не было, но участок земли на маленьком вулканическом острове у него все же был. Он был куплен на его имя на случай, если кому-то придет в голову проверить придуманную ими с Альварезом легенду.
Так, пришло время менять тактику. Она готова слушать сказки о королевской жизни, но она знает и то, что он пытался использовать свое обаяние, чтобы заставить ее забыть о претензиях. Он поднял руки, притворяясь, что сдается, и прошел к столу, у которого уже крутилась эта не в меру любопытная дама.
– Я признаю, что надеялся очаровать вас. Я верил, что вы благоразумная женщина, и рассчитывал на то, что наши переговоры завершатся к обоюдному удовольствию, – сказал он, выхватывая из ее рук «красный проспект».
– Будьте очень осторожны, когда расточаете свой шарм, мистер принц. Вы уже поняли, как дорого вам это может обойтись, – резко отозвалась она, кивнув в сторону все еще работающего компьютера.
– Вы снова хотите поделиться со мной знаниями ирландских пословиц? – раздраженно ответил он.
– Нет, я хочу, чтобы мы вели разговор как современные люди. Я не позволю втянуть себя в игры.
«У меня есть для тебя новость, детка. Когда я решу, что пришло время для взрослых игр, ты даже глазом не успеешь моргнуть. Я готовлю для тебя массу сюрпризов. И верю, что ты останешься довольна. Во всяком случае, я очень на это надеюсь».
– В свою защиту я могу сказать только одно. Соблазнять вас было довольно приятным занятием, потому что я всегда испытывал слабость к мясу акул.
Он с невинным видом взглянул на нее. Она цокнула языком, словно не веря тому, что слышит, и растянула губы в улыбке.
– А я всегда заказываю в ресторане мясо змеи в сливочном соусе. Вы никогда не пробовали «Кобру с кремом»?
– Как мило!
«Я бы рассказал тебе несколько рецептов экзотической кухни, красотка». Он улыбнулся ей в ответ.
– О, наконец-то! Поздравляю. Вы первый раз за день повели себя честно.
– Вы говорите о том, что я признался в слабости к мясу акул?
«Бог ты мой, неужели я проговорился?»
– Вы искренне улыбнулись, принц.
– Что?
– Ваша улыбка секунду назад была открытой и искренней. Я бы не заметила, если бы не имела возможности сравнить. Когда вы улыбаетесь от души, у вас в правом углу рта появляется ямочка, а в глазах вспыхивает огонек. Вы полностью расслаблены и производите впечатление беззаботного парня.
«Значит я ее все же чертовски привлекаю. Я знал, знал… Не то чтобы это имело какое-то особое значение…»
Он снова улыбнулся.
– Нет, на этот раз вы улыбнулись фальшивой улыбкой. Я раскусила вас, принц Феррама. Поберегите силы. Напустив на себя беззащитный вид, вы, конечно, можете обмануть какую-нибудь дурочку, но не меня. Вернемся к нашим подсчетам. Мы с вами весьма благоразумные люди, разве не так? Я не жадина. Уверяю вас, я не алчная хищница. Бабушка внушила мне, что скромность украшает. Поэтому я требую только то, что мне полагается по справедливости.
– Черт побери, снова бабушкины сказки?
Она прищурилась. Он не имел ни малейшего права отзываться так о ее дорогой бабушке. Она посмотрела па часы, потом перевела на собеседника холодный взгляд.
– Послушайте. Я нахожусь у вас уже полтора часа. Или вы делаете мне серьезное предложение, или я ухожу.
«Я бы сделал тебе предложение, но, боюсь, могу получить за него пощечину».
– Пятьдесят тысяч долларов и оплата всех больничных расходов.
– Не пройдет! Пятьсот тысяч долларов, и считайте, что я сделала вам одолжение. Принимайте мою щедрость, или я отправляюсь в суд.
П. Т. покачал головой.
– Пятьдесят тысяч долларов. Оплата докторов и оплата по кредиту за жилье в течение ближайших шести месяцев.
– Пятьсот тысяч долларов, – повторила она.
– Это бессмыслица. Сумма чересчур завышена.
Она пожала плечами.
– Пустые карманы заставляют быть изворотливым. А мои карманы пусты, уверяю вас, причем из-за ваших туфель. Пятьсот тысяч долларов и я забуду о своих претензиях. Принимайте мои условия, или мы с вами разойдемся уже через минуту.
Она остановилась, словно хотела что-то добавить, но не решалась.
– Или… – с сомнением в голосе отозвался он, следя за ее взглядом, устремленным на его письменный стол.
– Или вы предложите мне двадцать пять процентов акций своего предприятия.
П. Т. сжал кулаки. Он едва сдержался, чтобы не выпрыгнуть из-за стола и не задушить эту женщину.
– Скорее небо упадет на землю, чем я подпущу вас к своей компании.
– Дураку жениться, так и ночь коротка, – заметила она.
Он недвусмысленно показал, что он думает о ней как о кладезе народной мудрости.
Она снова цокнула языком, но улыбка не сходила с ее лица. Синтия умела приводить мужчин в бешенство.
– Так что же, я получу лакомый кусочек от Феррама?
«Да, детка, ты получишь лакомый кусочек, но не от моей компании. И условия буду диктовать тебе я».
– Когда акулы начнут летать, – процедил он сквозь зубы.
– Ну, принц Питер… – укоризненно произнесла она, грозя ему пальчиком.
– Не надо… называть… меня… Питером, – задыхаясь, выдавил он, и его лицо вдруг покраснело.
– Принц Питер, принц Петти, принц Феррама, принц Шарма, принц, лишенный шарма, как угодно. Единственное, что я скажу: когда ваша рука окажется в пасти акулы, спасайтесь осторожно.
– И вам советую помнить, не в меру умная девица, – ледяным тоном парировал он, – что даже акула может стать жертвой голодного волка.
Чтобы подкрепить свои слова, он вдруг издал протяжный вопль, который прозвучал в высшей степени сексуально.
Но Синтия Салливан не осталась в долгу. С ленивой улыбкой она испустила ответный вопль, который привел измученного эротическими фантазиями принца и трепет.
«Похоже, я влюблен. Похоже, я ее хочу. Похоже, у меня большие проблемы».
– Ты это слышала? – обратилась Наоми Фридман, сидя в приемной секретарши, к своей сестре Рут, когда они беззастенчиво подслушивали по внутренней громкой связи все, что происходит в кабинете П. Т. Морин отправилась выполнять их очередное поручение.
– Сначала эта женщина устраивает пикет. Теперь она хочет украсть нашу компанию.
– Ты думаешь, что П. Т. позволит ей сделать такое с компанией нашего дорогого папочки? – заламывая руки, произнесла Рут.
– Думаю, что сейчас его гораздо больше заботит, затащит он ее в постель или нет. Он ведь такой похотливый! Нет, я прямо скажу, наш братец страшно испорчен вниманием женщин, которые готовы отдаться, стоит ему только взглянуть на них. Так было всегда. Вспомни среднюю школу… Его застукали с Брендой Инкарро, у которой грудь вечно вываливалась. Разве он думал о том, как это отразится на нашей репутации? Ему было совершенно все равно, что над нами все смеялись. Нет, нельзя позволить ему снова разрушить нашу жизнь. Особенно теперь.
Она похлопала себя по поясу, в кармане которого лежал пистолет. Кто бы мог подумать, что оружие, которое она купила для самозащиты в далеком семейном поместье, окажется так кстати?
– Я ничего не понимаю, – плаксивым голосом отозвалась Рут. – П. Т. обещал, что скоро все наши невзгоды окажутся позади. Он пообещал, что нам больше не придется обращаться к нему с унизительными просьбами о деньгах. Он сказал, что каждая из нас получит миллион наличными и по четыре миллиона нам выделят в виде трастов. О, мне так нужны деньги! Наоми, мне очень нужны деньги, – сказала Рут, выразительно глядя в сторону своего бойфренда, Элмера Пресли, который сосредоточенно смотрелся в зеркало на стене.
Наоми едва не застонала. Эта пара неизменно вызывала у нее смешанные чувства. Даже туфли от Феррама на высоченных шпильках, в которых красовалась Рут, не очень меняли картину: ее сестра по-прежнему казалась маленькой, словно карлик. Сегодня на ней были леопардовые леггинсы и белая блуза свободного покроя. Да, пожалуй, единственное, чего ей не хватало, – это вазы с фруктами на голове.
А ее дружок, любовь ее жизни на данный момент… Нет, это настоящая пародия! Он казался ненамного выше своей возлюбленной, несмотря на то, что обут в ботинки из голубой замши на высоких каблуках. Рут нещадно начесывала волосы, да и Элмер проявлял склонность к пышным прическам. А локон на лбу в стиле короля Элвиса! Не иначе как эта парочка использовала по баллончику лака для волос ежедневно!
Больше всего Наоми хотелось исчезнуть из этого семейного зоопарка. Еще три недели, и все ее мечты исполнятся. Больше ей не придется иметь дело со всемогущим П. Т., который на публике так мастерски играет роль Очаровательного Принца, хотя она бы предпочла называть его скупердяем и сквалыгой. Больше ей не придется выслушивать жалобы на то, что все свои интересы надо подчинять интересам компании. Больше она не будет сталкиваться с Энрике Альварезом, один взгляд которого зажигал ей кровь.
Любая женщина заслуживала того, чтобы встретить принца, хотя бы раз в жизни. Если уж не получилось с принцем, то Наоми согласна была и на замок. Когда она смотрела в зеркало, то понимала, что сногсшибательной красоткой ее точно никто не назовет. Ей было плевать. Она лелеяла другую мечту. Когда она впервые увидела полуразрушенный замок на острове, купленный для П. Т., она влюбилась. И никто – ни ее сводный брат, имеющий репутацию мачо, ни эта алчная акула – не посмеет встать па се пути. Наоми поклялась, что отреставрирует замок. Только тогда она сможет наслаждаться жизнью в полной мере.
– Нам надо разработать план, – сказала она Рут, которая напевала какую-то лирическую мелодию, с обожанием глядя, как Элмер прихорашивается перед зеркалом.
Он вдруг пожаловался:
– Я никак не могу научиться танцевать так, чтобы и колени, и бедра двигались в унисон.
Он недооценивал себя. Наоми казалось, что он двигается так, словно его настиг припадок.
Хотя она обратилась к Рут, на ее предложение отозвался Элмер:
– Я тебе уже говорил, Наоми, дорогая, что не знаю ни одного приличного киллера из Вегаса. Я же родом из Топело. Самое большое развлечение, на которое там можно рассчитывать, – это наблюдать, как растет хлопок.
– Снайпер? – поежившись, повторила Рут. – Нанимать киллера… это так жестоко.
Наоми закатила глаза.
– Бог ты мой! Я не это имела в виду. Нам не придется устранять женщину в буквальном смысле этого слова. Просто надо сделать так, чтобы мисс Салливан исчезла на три недели. – Она вдруг внимательно посмотрела на Элмера: – Глупо надеяться, что ты умеешь водить лимузин.
Он радостно отозвался:
– А вот и нет. Даже такой дурак, как я, умеет водить лимузин. Разве ты не знаешь, что раньше я был водителем грузовика? До того как началась моя новая жизнь.
Элмер почему-то верил, что он клон Элвиса, вернувшийся на землю. Наоми любила подшутить над ним, заводя разговоры на эту тему, но Рут свято верила всему, что говорил этот «симпатяга».
– Грузовика? Жаль, что не лимузинов, – вздохнула с сожалением Наоми.
– Не надо паниковать, детка. Грузовики, автобусы, лимузины – какая разница? Доверься мне.
Он взглянул на нее и принялся напевать «Позволь мне стать твоим шофером, детка» на мотив песенки «Позволь мне стать твоим плюшевым мишкой».
Рут взяла его под руку и посмотрела на сестру, словно желая сказать: «Разве он не чудо?»
«Эти двое друг друга стоят. Один безумнее другого. И я, должно быть, безумнее всех, если собираюсь провернуть свой план с их помощью. Но разве у меня есть выбор? Стоять в стороне и наблюдать, как компанию растаскивают по кусочку, – нет, это не в моих правилах. Если П. Т. позволит этой женщине сорвать торги, что мы будем делать?»
– Итак, слушайте меня внимательно… – обратилась она к своим новоиспеченным компаньонам и посвятила их в детали плана.
Рут и Элмер согласно кивали.
– Все сложится как надо, если мы нейтрализуем эту дамочку, – заключил Элмер. – Да, план хорош. Но где же раздобыть веревку?
– Веревку? Даже не знаю, можно ли найти веревку в офисе.
У них было не так много времени, и Наоми в панике огляделась.
– Надо что-то придумать. Срочно. Чем можно заменить веревку?
Элмер постукивал пальцами по подбородку, погрузившись в раздумья, если это состояние вообще было ему знакомо.
– А если мы возьмем галстуки Дика, которые он хранит в шкафу?
– Его галстуки стоят не меньше двухсот долларов за штуку, – поспешила сообщить Рут.
Наоми и Элмер уставились на Рут в полном изумлении.
– Откуда ты знаешь, милашка? – спросил Элмер таким тоном, словно Рут удалось правильно произнести слово «индустриализация» в первом классе.
– Дик говорил, что эти галстуки – это единственная ценность, которую ему удалось заполучить после оформления развода, – ответила Рут. – А еще он сказал, что алименты – это небесная кара мужчинам, которые любят посматривать налево.
– Рут! – явно шокированный, воскликнул Элмер. Наоми торжествующе улыбнулась.
– Очень хорошо. Прихвати дюжину его галстуков.
К счастью, Дик и Джейк беседовали с банкирами в конференц-зале в ожидании, когда к ним присоединится П. Т. Наоми восприняла это как хороший знак, ведь им без труда удалось завладеть ключами от лимузина принца, которые лежали на столе у Джейка.
Спустя несколько минут, когда они были вооружены охапкой галстуков, Наоми спросила:
– Все готовы?
Они направились» кладовую, которая располагалась как раз рядом с лифтом.
Элмер повернулся к Рут, и на его лице появилось озабоченное выражение.
– Дорогуша, нам предстоит долгая дорога. Надеюсь, что ты упаковала ореховое масло и банановые сандвичи?
Когда П. Т. немного пришел в себя после протяжного вопля Синтии, смертельно опасного для любого здорового мужчины, то не мог не восхититься выдержкой этой хрупкой женщины, которая надеялась получить пакет акций его компании.
– Двадцать пять процентов, и мы можем пожать друг другу руки, – сказала она, повторив свое возмутительное предложение.
– Об этом не может идти и речи! Во-первых, это будет означать, что вы получите двести тысяч в первый же день торгов, а во-вторых, эта сумма может увеличиться в три или даже четыре раза в течение первой недели после нашего выхода на рынок.
– Я знаю, – довольно нахально сказала она.
«Не стоит себя переоценивать, мисс Салливан. Вера в собственную непогрешимость уже стоила жизни не одной акуле».
– Кроме того, это будет грубым нарушением правил, которые устанавливает Комиссия по ценным бумагам в отношении трейдеров.
Она лишь громко рассмеялась в ответ.
– Правила для трейдеров существуют для того, чтобы их нарушать. Я не знаю ни одного профи, который отказался бы от личного участия в выгодной сделке.
– Так или иначе, я не собираюсь брать вас в долю. Вы не получите от меня ни одной акции, не говоря уже о двадцати пяти процентах.
«Ты можешь рассчитывать только на то, что попробуешь на вкус владельца «Феррама Inc.», красотка».
– Вам бы стоило поучиться идти на компромисс. Вот вам еще одна ирландская пословица: «Деньги – как навоз. Начинают работать на тебя только в том случае, если ты их щедро разбрасываешь».
– Мне абсолютно плевать на то, что думают по этому поводу в вашей хваленой Ирландии. В этой стране никто не станет выбрасывать деньги на ветер.
– Ну что же, тогда мы, как говорится, достигли соглашения.
Она вытащила из сумочки визитную карточку и вручила ему.
– У вас есть двадцать четыре часа, чтобы обдумать мое предложение. Только имейте в виду, что удача улыбается смелым и не любит медлительных.
«Медлительных? От моей медлительности, детка, у тебя могла бы пойти кругом голова».
– Я знаю, о чем вы думаете.
Он усмехнулся.
– Нет, Синтия, вы ничего не знаете.
– Так или иначе, я не советую вам тратить время попусту, Феррама, – высокомерно сказала она, и он заметил, как ее лицо покрылось румянцем. – Как говорила моя бабушка: «Намерениями поле не вспашешь».
– Поле? – переспросил он с хищной улыбкой.
– Двадцать четыре часа, – повторила она, неодобрительно фыркнув. – После этого я поднимаю по тревоге Марсию Коннор.
Он сумел сохранить бесстрастное выражение лица при упоминании этого зловещего имени и вручил Синтии свою визитку.
– Надеюсь, вы взвесите все преимущества сделанного мной щедрого предложения. Не забывайте, с какими проволочками обычно связаны процессы вроде того, что вы хотите затеять. В судах сейчас километровые очереди благодаря таким, как вы, и, думаю, придется ждать не меньше пяти лет, прежде чем ваши претензии будут хотя бы рассмотрены.
Она пожала плечами так, словно ей было совершенно все равно, но он заметил, как дрогнули ее ресницы, и понял, что попал в самую точку. Он готов был поспорить, что Синтии очень нужны наличные деньги, причем немедленно.
– Я готов пообещать вам, – вкрадчивым голосом продолжил он, – что это будет борьба не на жизнь, а на смерть. И искренне надеюсь, что у вас будет безупречно выстроенная тактика нападения и защиты, дорогуша, – с улыбкой завершил он.
Синтия подтвердила свою репутацию акулы. Она даже не изменилась в лице. Вернув ему любезную улыбку, она сказала:
– Я могла бы оскорбиться после того, как вы осыпали меня таким количеством угроз, но я не из обидчивых. Дорогой мой, помните, что ветер может раздуть из искры пламя.
Она направилась к двери, опираясь на костыли (черт побери, разве может женщина выглядеть сексуально на костылях?), и он решил задержать ее еще на секунду.
– Мисс Салливан, помните, что после того как мы утрясем все наши разногласия, останется еще один нерешенный вопрос. И я не согласен ждать на него ответ в течение пяти лет.
Она заколебалась, потом бросила на принца нерешительный взгляд через плечо. Он видел, что она хотела бы сдержать любопытство, но это оказалось ей не по силам.
– Какой вопрос?
– Что же нам с вами делать?
И на этот раз П. Т. говорил очень серьезным тоном. Весьма серьезным.
Синтия нажала кнопку и прислонилась к задней стенке лифта. Закрыв глаза от усталости, она ждала, когда дверь закроется и начнется спуск. Она помнила, что это был очень медленный лифт, который опускал пассажиров прямо к подземной парковке. Экспресс-лифты останавливались на первом этаже. Она была за рулем, не желая загружать в такси плакаты, которые приготовила для пикетирования офиса Феррама.
День выдался ужасным, и она ощутила боль в ноге. Ей хотелось поскорее вернуться домой и принять ванну в своей любимой квартире, в своем любимом доме, который насчитывал сто четырнадцать лет истории. Она рассеянно представляла, как проведет вечер. Немного масла «Опиум» для ванны, бокал холодного шампанского, любимая музыка и чуть-чуть еды. Жареный рис и омар. О, как заманчиво!
После этого она обязательно позвонит своему адвокату.
Хотя, может, стоит отложить этот звонок до завтра, пока не истечет срок ультиматума. Возможно, принц сделает ей какое-нибудь выгодное предложение.
– Минуточку! – раздался женский голос. Синтия открыла глаза. Перед ней стояла высокая женщина лет тридцати, одетая в джинсовый комбинезон. Она протянула руку, заблокировав дверь лифта. На прошлой неделе в передаче «Доброе утро, Америка» Марта Стюарт была облачена в такой же комбинезон, когда демонстрировала, что умеет устанавливать унитаз. Может, теперь это стало модным? Может, образ Марты восприняли как образец тонкого вкуса? Но если женщина заставила ее усмехнуться, то двое других, появившихся следом, вызвали у Синтии изумление.
Коротышка в бирюзовом костюме с широким ремнем, поднятым высоким воротником и в «таблетке» на голове криво улыбнулся и двинулся прямо на нее.
– О мэм, как вас благодарить за то, что придержали для нас дверь? – нараспев произнес он, и Синтия заметила явный южный акцент.
Она с трудом закрыла рот.
Очевидно, мужчине было уже под сорок. Он был двойником Элвиса. Но что он делал на шестнадцатом этаже, где все кабинеты занимал офис Феррама? Она взглянула на его голубые замшевые ботинки, украшенные стразами.
«Может, П. Т. занялся производством ботинок? Нет, они слишком кричащие для шика, проповедуемого Феррама. С другой стороны, новое веяние могло бы стать умным рекламным ходом. Учитывая склонность Феррама к эксцентричным выходкам, от него всего можно ожидать. Да, вариант с акциями кажется все более заманчивым».
Затем ее внимание переключилось на жеманную особу с самодовольной улыбкой. Она была примерно такого же возраста, что и Синтия, или чуть старше, но на этом сходство заканчивалось. На ней были леопардовые леггинсы и свободная блуза, которая была в моде лет тридцать назад. Образ довершали туфли на шпильках. Единственное, что поддерживало равновесие, – огромная копна начесанных волос. Похоже, эта женщина жила идеалами пятидесятых. А макияж! Господи, надо помолиться, чтобы она не превратилась» кровожадного енота.
Синтия очень жалела, что бабушка покинула ее. Уж она-то не оставила бы без внимания это трио. Бабушка во всем демонстрировала мудрость.
– Надеюсь, что вы не окажете нам сопротивления, мисс Салливан, – раздался ледяной голос леди в комбинезоне.
– Откуда вы знаете мое имя? И что подразумеваете под «сопротивлением»? Вы видели организованный мною пикет?
Она замолчала, когда в руках «Марты» неожиданно появился маленький пистолет.
В это время в лифте раздалось веселое треньканье: на десятом этаже их ждал новый пассажир. Элмер резко нажал какую-то кнопку на боковой панели, и лифт проехал без остановки.
Все происшедшее заняло доли секунды, так что ошеломленная Синтия не успела и глазом моргнуть.
– Это ограбление? – спросила она, не отводя взгляда от пистолета, нацеленного в потолок.
– Конечно, нет, – прочирикала вторая женщина. – Это похищение.
– О, это уже лучше.
– Не надо волноваться, детка, – похлопав ее по руке, сказал Элвис. – Считай, что у тебя начались небольшие каникулы.
– И сколько же они продлятся?
– Три недели.
– Три недели?! Но я не могу исчезнуть на три недели. Мне нужно работать.
– Знаем мы твою работу. Пикеты. Иски. Будешь создавать нам дурную славу? Все ради того, чтобы погубить «Феррама Inc.»! Нет, мисс Салливан, хочу официально сообщить, что вам придется несколько изменить свои планы.
Женщина в комбинезоне говорила слегка дрожащим от гнева голосом, но Синтия заметила, что рука, державшая пистолет, даже не шелохнулась.
Вдруг ее озарило.
– Вас нанял принц Феррама? Вы киллеры?
Она уже готова была поверить во что угодно.
– Киллеры, снайперы… Да что творится с современными женщинами? – с отвращением отозвался Элвис. – Мы просто команда ЗоБ – заботящихся о бизнесе.
– И П. Т. нас не нанимал, – прошипела высокая женщина. – П. Т. наш брат, но он не имеет ни малейшего отношения к тому, что здесь происходит. Я больше скажу: нам надо было и его похитить, только намного раньше. Тогда мы до сих пор были бы владелицами семейной компании «Фридман».
– Папочка выпускал самые лучшие пляжные шлепанцы в мире, – заметила вторая женщина.
Синтия, окончательно сбитая с толку, приложила руку ко лбу.
– Я Наоми Фридман, а это моя сестра Рут, – раздраженно сказала капризная дама.
Малышка Рут улыбнулась и взмахнула рукой в знак приветствия.
– Вы погостите у нас ближайшие три недели, – продолжила Наоми. – Поэтому я и предлагаю не оказывать нам сопротивления. Это ведь в интересах обеих сторон.
Синтия готова была поддаться истерике.
«Три недели? Двадцать один день? Именно столько времени осталось до выхода Феррама на фондовый рынок. Я не верю ни единому их слову. Это хорошо спланированное похищение, несомненно, подстроенное принцем. О, я сделаю из него отбивную! Или это буду не я».
– А меня зовут Элмер Пресли, – пропищал коротышка, и его лицо озарилось улыбкой.
– Вы хотели сказать Элвис?
– Нет, я Элмер Пресли. Новое воплощение Элвиса.
О, только этого не хватало. Синтия решила, что с нее довольно.
Она рванулась к кнопке экстренного вызова.
Элмер перехватил ее руку.
Рут запищала от неожиданности. В это время прогремел выстрел, и зеркальная панель справа рассыпалась вдребезги.
Все произошло молниеносно, как если бы кто-то включил быструю перемотку на видеомагнитофоне. Воцарилась тишина, и все, включая новоявленного Клинта Иствуда в джинсовом комбинезоне, воззрились на пустую стену и осколки стекла, обрушившегося на них.
– Наоми! – заверещала Рут. – Ты не говорила, что в пистолете настоящие пули.
– Ну-ну, красавицы, – примирительно произнес Элмер. – Никто не пострадал.
– Это «Скрытая камера»? – с надеждой в голосе спросила Синтия.
– Даже близко не угадала, – выпалила Наоми, приходя в себя.
Она подула на пистолет, и Синтия бы рассмеялась, если бы не опасалась, что женщина страдает серьезным психическим расстройством.
– Итак, возвращаясь к начатой теме: вы по-прежнему намерены оказывать сопротивление?
– Я согласна со всеми вашими требованиями, – с готовностью заявила Синтия. – И куда мы направляемся? Во дворец? Ха-ха-ха!
– Именно, – в один голос ответила троица.
– Я ни за что не поеду на Канарские острова, – запротестовала Синтия.
«Там они меня и похоронят. Посадят на хлеб и воду… или кокосы. Интересно, на Канарских островах есть кокосы? Нет, наверное, там растут бананы. А еще гамак…»
– Глупая, – рассмеялась Рут. – Не об этом дворце речь.
– В таком случае, куда же мы направляемся?
– Мы отправляемся во дворец Кэтскиллс, – сухо заявила Наоми.
– О, замок принца в Кэтскиллсе! Я не против его посмотреть.
Спустя несколько часов они все еще кружили в лимузине по улицам. Элмер, который возвышался над рулем только благодаря пышной прическе, восседал на месте водителя, все время поглядывая на свою подружку Рут, которая заняла место рядом с ним. Из стереоприемника, включенного на полную громкость, неслись песни Элвиса, и Синтия решила, что если ей еще раз доведется прослушать «Не будь со мной жестокой», то она или закричит, или… проявит жестокость.
О, этот Элвис! Конечно, всем известно, что сорок три процента американцев считают себя поклонниками его творчества. Что у Элвиса было больше тысячи официальных двойников, хотя Синтия не смогла бы объяснить разницу между «официальными» и «неофициальными» двойниками короля. Ее не впечатляло даже то, что в стране зарегистрировано пятьсот семьдесят пять фан-клубов Элвиса, – несмотря на то, что он умер двадцать один год назад.
Она сидела на заднем сиденье, и ей в бок упиралось дуло пистолета. Похитители обмотали ее руки и ноги дизайнерскими галстуками, которые, как узнала Синтия, принадлежали самодовольному Альварезу.
Сначала Синтия решила, что не составит труда выскользнуть из машины у первого же ресторана, однако от этой мысли пришлось отказаться. Наоми разрешила остановить машину, чтобы Синтия сходила в туалет, возле каких-то зарослей в совершенно глухом месте. Вместо обеда ей предложили отвратительное арахисовое масло и банановые сандвичи, которыми запаслись Элмер и Рут. В холодильнике лимузина они нашли воду «Перье», и на этот раз Синтия от нее не отказалась. Увидев полупустую бутылку скотча, она начала всерьез задумываться, не стоит ли попросить налить чего покрепче, потому что Элмер курил свои мерзкие сигары и не в такт подпевал Элвису плохим голосом, который мог заставить любого возненавидеть творчество обожаемого артиста.
Через четыре часа после расставания с Феррама Синтии наконец представилась возможность лицезреть дворец принца. Однако Кэтскиллс не оправдал ее ожиданий.
После того как они преодолели узкую дорогу, которая тянулась около пяти миль через почти непроходимые леса, Элмеру удалось выехать на поляну, возле которой возвышался старый особняк, увенчанный башнями и шпилями. Синтия даже увидела подъемный мостик над грязным рвом. Да, этот дом был замком, но в прошлой жизни. Сейчас он являл собой жалкое зрелище.
Однако надо отдать должное реставраторам: часть замка была полностью обновлена, каменные стены заново оштукатурены, а оконные проемы украшены новенькими рамами.
Опираясь на костыль, Синтия шагнула вперед, чтобы получше разглядеть это необычное строение, и вдруг заметила еще одну странность. Повсюду было полно песка. Много белого песка. И банановых деревьев. Огромных искусственных банановых деревьев.
Территорию охраняли около полудюжины собак, хотя Синтия с трудом представляла, кому могло понадобиться нарушать границы этих владений. Собаки вызвали у нее прилив жалости. Нет, это были не питбули. Скорее, глубоко пожилые пациенты ветеринарной клиники.
Когда она высказалась относительно увиденного, Элмер бросил на нее обиженный взгляд и ответил:
– Это обыкновенные гончие, дорогуша. Что, тебе не доводилось видеть чистопородных собак?
Синтия вообще была плохо знакома с кинологией.
– А что ты думаешь о моем замке? – спросила Наоми, и ее лицо как будто озарилось изнутри. Выражение его нельзя было назвать добродушным и открытым. Она, скорее, одержима этим домом.
– О-о, он впечатляет!
Наоми интуитивно почувствовала, что гостья говорит вовсе не то, что думает, и ее губы побелели. Синтия заметила, как пальцы Наоми крепче сжали рукоятку пистолета.
– Думаю, когда-то он был потрясающе красивым, – добавила Синтия.
– И он станет таким снова! – заверила ее Наоми. – Я хочу отреставрировать все комнаты. Их здесь сто три. И сады. И бассейн. И конюшни.
Сто три комнаты? Это невероятно.
– Но на это уйдет целое состояние, – выпалила Синтия, тут же пожалев, что не сдержалась.
Она уже поняла, что Наоми не потерпит критики в адрес любимого замка.
– О да! И я получу это состояние, когда Феррама выпустит на фондовый рынок свои акции. Конечно, это случится, если никто и ничто не вмешается в это предприятие. От успеха торгов зависит все.
На лице Наоми появилось решительное выражение. Замок был ее навязчивой идеей. Да, Синтия изменила свое мнение о Наоми. Если раньше она думала, что женщина просто не в себе, то теперь ясно видела, что ради осуществления своих планов она не остановится ни перед чем – даже перед убийством несговорчивой брокерши. Синтия должна проявить крайнюю осторожность.
Наоми подтолкнула ее к входной двери, и Синтия все же решилась спросить:
– И каким же образом принц вписывается в эту схему?
– Да пошел он к черту! – ответила Наоми.
– Он тоже участвует в реализации плана ЗоБ, – намекнул Элмер.
Да пошли они к черту со своим зловещим планом!
В горах уже опускались сумерки, когда странная четверка, осторожно ступая, двинулась по мосту. И вдруг из верхних башен поднялись сотни летучих мышей. Казалось, черная листва, гонимая ветром, застлала небо. Собаки тут же начали жалобно выть.
Ни вид, ни звук особо не воодушевили Синтию.
Что это за замок? И что это за принц, если он может позволить себе только такой замок?
Что-то неладно в этом странном королевстве.
И где, скажите на милость, королевская свита?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Люби меня нежно - Хилл Сандра



Прикольно! Жаль, что мужчины такое не читают... А своей фантазии... Придется подсказывать. Хи-Хи!
Люби меня нежно - Хилл СандраТатьяна
17.02.2012, 15.04





это произведение на любителя. веселая,романтическая книга, но у меня после прочтения остались смешанные ощущения,мне 40%понравилось, 60% как-то не очень.на один раз прочитать,а потом забыть
Люби меня нежно - Хилл Сандралена
19.02.2012, 22.27





Ну дуже гарна казака! Дуже!!! :)
Люби меня нежно - Хилл СандраМія
29.11.2013, 11.24





Ужасно! Давно такого низкопробного не читала! Во время чтения не веришь ничему! Надуманные, высосанные из пальца переживания героини, при всей описанной мужественности - слабохарактерность и идиотизм главного героя... Ну а сама история с "волшебным вмешательством" - это вообще плохо описано! Худшего романа за несколько лет не припомню! rn0 из 10 балов!
Люби меня нежно - Хилл СандраГалина
10.08.2014, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100