Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

На обед подали говядину с капустой и картофелем. Десерт состоял из пирога с ревенем. Коннор ел без аппетита. Он обдумывал все возможности кое-что разузнать.
Желавший докопаться до истины майор сидел слева от миссис Лоренс. Сотрудница Санитарной службы заняла почетное место справа от хозяйки дома. Женщины непринужденно болтали о моде и украшениях. Частичная глухота жены полковника затрудняла беседу.
– Что задержало племянницу Роско? – неожиданно произнесла Опал. – Антуанетта обещала пообедать с нами. – Женщина поднесла к уху трубку, желая услышать ответ мисс Маршалл. – Как бы мне хотелось, чтобы она и Роско составили нам компанию!
Опал была настоящей женой военного. Верная, преданная, честная женщина просто обожала своего несимпатичного мужа. Она сожалела о том, что поданная днем еда осталась нетронутой. Лоренс заставлял ее экономить на всем, следил за тем, как она расходует его жалованье. Майор Коннор О'Брайен отдавал Опал деньги на питание. Но других расходов было достаточно. Она покупала наряды для племянницы.
Опал любила украшения. За долгие годы, в течение которых она тщетно пыталась перевоспитать своего грубого, примитивного мужа, она изрядно подурнела. Невостребованная любовь сделала ее глаза тусклыми. Разочарование опустило уголки рта. Женщина, терпевшая Роско Лоренса, заслуживала медали. Коннор подумал, что жить ей помогает глухота.
Коннор не любил сплетен, но невольно слышал истории, ходившие по Рок-Айленду. Опал Лоренс выросла в состоятельной семье, а вышла замуж за неотесанного фермерского сына. Не все было ладно и в отношениях ее мужа с его белокурой племянницей.
– Я показывала вам бальное платье, которое шью для Антуанетты? – спросила Опал Индию Маршалл.
– Да, – откликнулась Индия. – А себе вы что-нибудь сшили? Вы такая высокая. Нынешняя мода для вас. Я всегда была коротышкой. Сейчас, правда, это уже не имеет значения. – Мисс Маршалл улыбнулась хозяйке. – Извините. Я бы хотела поговорить о военных делах.
– Например, о киосках для сбора пожертвований? – с иронией сказал Коннор.
Опал, не расслышав произнесенных слов, попыталась вмешаться в разговор.
– Я так рада, что вы прекрасно проводите время в день вашего рождения, майор, – пролепетала она.
Он не хотел обижать пожилую даму. Помогая себе жестами, повысил тон.
– Вы превзошли самую себя, мэм, – любезно сказал он.
– Расскажите мне о новинках моды, – вернулась к теме, которую ранее отвергла, мисс Маршалл.
И женщины снова погрузились в беседу о тряпках. Коннор отметил, что сотрудница Санитарной службы больше не затрагивала военную тему. Беседуя с представительницей своего пола, Индия Маршалл держалась весьма приветливо, охотно повторяла некоторые фразы, не расслышанные собеседницей.
Майор мысленно вернулся к более ранним событиям дня. Эта женщина была загадочна. Он интуитивно чувствовал ее хитрость, напоминавшую о кошке из его детства. То было животное, однако и оно умело молчать. Слова всегда все портят.
Коннор имел обыкновение не говорить о себе. Однако эта женщина умудрилась многое вытянуть из него днем.
– Я собираюсь осмотреть тюремные бараки, – внезапно заявила Индия Маршалл, прибавив Коннору оснований для смутной тревоги.
– Я не поняла, мисс Маршалл. Что вы сказали? – поправила слуховую трубку Опал.
– Я – профессиональная медсестра, – продолжала Индия.
– Медсестра? – Коннору явно не понравилось это заявление. – Мисс Маршалл, если вы хотите осмотреть тюрьму, вам следует получить разрешение у меня, а не у миссис Лоренс, – раздраженно сказал он. – В отсутствие ее мужа я являюсь начальником тюремного лагеря Рок-Айленд.
Опал, похоже, смутилась. Мисс Маршалл упрямо стиснула зубы. Коннор ждал, когда она снова заговорит.
Не услышав ответа, он произнес:
– Мисс Маршалл, вы просите у меня разрешения?
Седеющая женщина выдержала долгую паузу.
– Я не собираюсь игнорировать ваши полномочия, майор О'Брайен, – наконец, пересилив себя, произнесла она. – Сэр, вы позволите мне осмотреть бараки, где размещены заключенные?
– Нет. Ни в коем случае, – отрезал майор.
– Чая? Вы хотите чая? – растерянно спросила ничего не понявшая Опал.
Коннор не успел облегчить положение пожилой дамы – Индия Маршалл пустила в ход тяжелую артиллерию.
– Согласно распоряжению главного хирурга, – заявила она, – я имею право осмотреть этот лагерь, сынок. Даже генерал не сможет остановить меня, не говоря уже о майоре. Я займусь этим завтра, как только взойдет солнце.
– Нет, – стоял на своем Коннор. – Ни одна женщина не войдет в бараки. Возможно, вы немолоды, мэм, но мятежники уже несколько месяцев, если не больше, не видели женщин.
Майор не упомянул еще резервистов из Айовы, хотя кое-кто из этих стариков тоже мог проявить нескромный интерес. В этом случае охранники смогли бы поговорить о чем-то, кроме геморроя и мозолей на ногах.
– Возможны осложнения, – добавил Коннор сдержанным тоном.
– Тогда пусть меня сопровождает солдат, – настаивала мисс Маршалл. – Конечно, я бы предпочла, чтобы со мной пошел тюремный врач.
– Вернон Ханраан занят, – буркнул майор.
– Чем именно? Лепит снеговика? – съязвила медсестра.
Коннор мысленно усмехнулся, но ничем не выдал себя. У женщины хватило ума изобразить смущение, когда майор произнес с печалью в голосе:
– Вы – санитарка и должны знать, что в такое время медики не лепят снеговиков.
На самом же деле Ханраан в это время потягивал виски; «лапочка» Роско Лоренс также был неравнодушен к спиртному.
Коннор О'Брайен вернулся к главной проблеме.
– Мисс Маршалл, вы не сможете увидеть бараки без меня, – спокойно сказал он. – Вас не пропустят через ворота.
– Кого ненавидеть? Вы ненавидите друг друга? – Встревоженная миссис Лоренс подняла слуховую трубку. – Почему? Мы же все на одной стороне…
Коннор заставил себя улыбнуться.
– Простите нам нашу невежливость, – сказал он учтиво.
– Мы вовсе не питаем ненависти друг к другу, – успокоила хозяйку мисс Маршалл.
Затем, в корне изменив тактику, она с видимым беспокойством обратилась к Коннору: – Я умоляю вас проявить благоразумие и осторожность. Вы можете подхватить какую-нибудь болезнь. Я не смею рисковать здоровьем офицера Соединенных Штатов. Дайте мне в сопровождающие какого-нибудь рядового, переболевшего оспой.
– У меня уже была оспа. Она оставила свои следы, – не сдавался он.
Индия опустила в сумку медицинские инструменты. Глянув на ее длинные, тонкие пальцы без всяких пигментных пятен, Коннор вновь вспомнил о своих подозрениях…
– Я не хотела бы отрывать вас от ваших обязанностей, – продолжала женщина. – Несомненно, у вас есть более важные хозяйственные дела.
Хозяйственные дела. Она точно определила его нынешние функции. Лоренс с особой радостью загружал его делами, постыдными для майора. Коннор не удивился бы, если бы полковник заставил его открыть рот, чтобы стряхивать туда пепел. Лоренс предпочитал дешевые сигары.
Коннор стойко переносил удары судьбы. Он надеялся лишь на помощь Стю Льюиса. Попробовал воспользоваться этим шансом. И поддерживал мир с «лапочкой» Лоренсом.
Недоверчиво глянув на Индию Маршалл, Коннор нахмурился. Эта неожиданно вторгшаяся сюда особа могла отправить в Вашингтон нежелательный рапорт. Кто знает, что ей может прийти на ум. А майору О'Брайену вовсе не хотелось нажить себе неприятности, которые могут возникнуть, если он допустит в лагерь лишние глаза и уши.
Пытаясь понять, кто же на самом деле скрывается под обличьем пожилой санитарки, он внезапно спросил:
– Сколько вам лет, мисс Маршалл?
– Шестьдесят, – поспешно ответила она.
– У меня есть две тети моложе вас почти на десять лет. Однако выглядят они, как ни странно, значительно старше вас.
В юности Коннор не раз массировал плечи своему страдавшему ревматизмом деду. И он прекрасно знал, какими дряблыми становятся с годами мышцы. Индии Маршалл, по его наблюдениям, могло быть и двадцать лет. В таком случае она просто искусно выдает себя за пожилую женщину.
С какой целью? Шла гражданская война. Конфедераты находились в отчаянном положении, они потеряли все свои опорные базы на Миссисипи. Индия Маршалл могла быть шпионкой.
Или эта женщина замышляла что-то другое – например, хотела освободить кого-то из заключенных. Пусть попробует. В голове майора мелькнула еще одна шальная мысль: если она что-то выкинет, это происшествие прогонит скуку.
Однако после Геттисберга он больше не искал неприятностей. И ничего такого не допустит. Вдыхая нежный аромат лаванды, исходивший от медсестры-санитарки, Коннор вдруг сказал:
– Если вам шестьдесят лет, то я – один из адъютантов Юлия Цезаря.
От неожиданности женщина вздрогнула и прикоснулась к своим седеющим волосам. И вдруг вся прическа слегка сдвинулась. Прическа? Да это парик!
– Скажите, мисс Маршалл, – невозмутимо проговорил майор, – зачем вам понадобились мои заключенные? Я полагал, что ваша организация заботится о солдатах Союза, а не о вражеских.
Она пристально посмотрела на него. И он успел разглядеть ее глаза, прикрытые очками. Несмотря на вызванные усталостью темные круги, ее глаза были прекрасны. Синие. Темно-синие, как чернила.
– Не ожидали такого вопроса? Испугались? – поддразнил ее Коннор.
– Не поняла ни слова из вашей беседы. – Бедная Опал Лоренс положила слуховую трубку на колени.
– Моя работа заключается в проявлении сострадания, – возмущенно сверкнула прекрасными глазами цвета индиго сестра-санитарка Индия Маршалл. – Эти люди не привыкли к здешним зимам. У вас нет жалости к плененному противнику?
– Ни капельки, – не раздумывая, сказал майор.
Вся его жалость исчезла после Геттисберга.
– Вы обкрадываете вашу душу, майор О'Брайен, – покачала головой женщина.
Индия Маршалл казалась ему опасной южанкой. Потом он подумал, что настоящая шпионка не стала бы столь явно выражать свое сочувствие к врагам северян, не стала бы вести себя так неосторожно.
– Приберегите вашу жалость для наших людей, – назидательно посоветовал он. – Наши охранники живут в пустых лавках и коридорах по всему Рок-Айленду. Они – немолодые люди и нуждаются в лучших бытовых условиях.
– Мне кажется, что вы говорите с южным акцентом. Откуда вы родом? – вдруг спросила Индия.
– Из Мемфиса, штат Теннесси. А вы?
– Из Каира, штат Иллинойс.
В ее голосе присутствовал довольно типичный для юга Иллинойса акцент. Однако она произнесла название города так, словно речь шла о далеком арабском городе.
– Кей-роу. Кей-роу, мисс Маршалл. Ваша фамилия – Маршалл, верно?
– Конечно. Если я пожелала сказать «Каир», вам не следовало демонстрировать плохое воспитание и поправлять меня.
– Почему вы спорите? – Опал вытаращила глаза, словно это могло улучшить ее слух.
– Вы же знаете, что поправлять кого-то весьма невежливо, – продолжила свою мысль Индия.
Мисс Маршалл изобразила на лице отвращение, словно Коннор был скользким трупом, выброшенным на берег в месте слияния рек Огайо и Миссисипи близ Кейроу.
– Или вы не унаследовали пресловутую корректность южных джентльменов? – не унималась сестра-санитарка. – Такие манеры чаще бывают у белой голытьбы…
Белая голытьба. В юности он часто слышал, как тетя Феб без всяких оснований называла так его мать. В такие мгновения в нем вспыхивала ненависть к обожаемой им тете.
– Миссис Лоренс…
В гостиную вошел молодой ординарец, служивший при особняке. Еще никогда Коннор не видел на лице Дутерономи Смита такой улыбки. Смит подошел к хозяйке дома.
– Пришла мисс Антуанетта Лоренс, – доложил ей ординарец.
– О, – спустя мгновение произнесла миссис Лоренс, – очаровательная племянница Роско прибыла на обед. Проводи ее, Дут.
В комнату впорхнула светловолосая голубоглазая девушка. Вся в кружевах, со звенящими под юбкой обручами.
– Я опоздала? – прощебетала она.
Коннор встал, чтобы поздороваться с юной певицей. Он видел ее прежде лишь мимолетно, она училась пению в городе Рок-Айленд и редко приходила в дом своего дяди. По правде говоря, Кон-нору не очень-то хотелось встречаться с ней.
Ему нравились женщины, а не девушки. Он не собирался связываться с такой особой, как Антуанетта Лоренс. Она мечтала о богаче, который увезет ее отсюда, избавит от здешней скуки. Как большинство военных, Коннор не обладал состоянием и не рассчитывал обрести его.
Не умолкая ни на мгновение, Антуанетта сбросила с плеч зимнее пальто и отдала его уставившемуся на нее Смиту. Несомненно, парень с вермонтской фермы поддался ее чарам. Столь же явным было и то, что блондинка привыкла повелевать мужчинами. Даже своим дядей.
Интерес Коннора снова переключился на мнимую санитарку. Опал и Антуанетта заговорили о концерте, который должен был состояться в городе вечером. Индия Маршалл согласилась составить Антуанетте компанию и отправиться на концерт.
– Я должна привести себя в порядок, – вставая, сказала она.
На этот раз он поднялся с дивана, испытывая любопытство. И интерес. Ее макушка едва доходила до его подбородка.
Что же все-таки привело эту крошку на Рок-Айленд?


Поднимаясь по лестнице, Индия чувствовала, что янки-южанин дышит ей в спину. Женщине снова не удалось сделать его своим союзником, и она не знала, что теперь предпринять.
– Вам надоело разговаривать о концерте, мисс Маршалл? – спросил Коннор грудным баритоном, от которого по молодому телу Индии побежали мурашки. – Беседа о милосердии, по-моему, интересовала вас больше.
«Что ж, придется выкручиваться», – подумала Индия.
– Я поддерживала разговор ради миссис Лоренс. Меня лично не интересуют светские развлечения, – коротко ответила она. – Человеческая жизнь – вот что важно. – Она поняла это, когда Синие Мундиры ворвались в их старый фамильный дом. – Я думаю о благополучии наших парней…
– Северян или южан? – пристально глядя ей в глаза, спросил майор.
– Почему вы спрашиваете меня об этом?
– Отвечайте.
Женщина посмотрела на О'Брайена почти с ненавистью. Ей не следовало слишком часто глядеть на майора – всякий раз, бросая на него взгляд, она смущалась. Он был так красив, что у Индии перехватывало дыхание.
Высокий стройный мужчина преградил ей путь. Индия увидела перед собой блестящие пуговицы и широкую грудь. Маленький рост мешал ей любоваться красивым лицом майора.
Индия отвела глаза влево, сосредоточилась на суровом ферротипном изображении Роско Лоренса.
– Он жесток, – произнесла она вслух.
– Жена его любит, – сказал Коннор.
Майор закрыл ладонью рыло Лоренса, подкрепив этим жестом вывод, сделанный Индией во время чаепития. Возможно, Коннор О'Брайен мечтает о золотых листьях на эполетах, но ему не нравится служить на Рок-Айленде. Или ему просто не по душе полковник? Скорее всего и то, и другое, заключила Индия.
– Я бы сказал, что вы – сторонница конфедератов, – вдруг заявил майор.
– Ерунда.
Индия была южанкой. Но это не означало слепую преданность Югу. После Порт-Гудзона Индия стремилась к миру, боролась за милосердное отношение к больным и раненым независимо от цвета их формы.
Да, она искала своего брата, но думала и о других.
– Эликсир человеческой доброты должен предназначаться каждому сражающемуся, за кем бы он ни следовал в своей слепоте.
Индия взглянула на божественно красивого майора. Отвлеклась от беседы. Его волосы отливали цветом сиропа из сорго – ее любимого десерта. Черты лица казались совершенными, в них ощущалась гармония, хотя в эти минуты его челюсти гневно сжимались.
Несомненно, в душе О'Брайена бушевала буря.
– В своей слепоте? – повторил он, опустив руку. – Люди сражаются за правое дело. Сохранение Союза – благороднейшая цель.
– Ерунда. – Индия знала, что ей следует прикусить язык, сказать что-нибудь приятное. Но это было выше ее сил. – Люди ищут славы, – с вызовом продолжала она. – Генералы и все рвущиеся наверх выполняют волю политиков. Рядовые подчиняются приказам. И если вы бросите их без оружия на вражеские окопы, они пойдут вперед…
– Вы когда-нибудь слышали о патриотизме? – прервал он ее пацифистские рассуждения, возмущенно взмахнув густыми черными ресницами.
– Если бы женщины этого континента имели право выбора, много ли их братьев, возлюбленных и сыновей шагали навстречу пулям? – продолжила Индия свою мысль.
– Голуби мира не должны участвовать в войне, если они неспособны переваривать ее, – резко бросил майор.
– У меня луженый желудок, – парировала женщина. – Я не стыжусь, что проклинаю войну. И людей, затеявших ее.
Господи, почему ей не удается найти слова, которые проникли бы в его душу, помогли бы попасть в тюремный лагерь? Ненависть Индии к кровопролитию была слишком сильна, сильнее всех здравых соображений.
– Война – единственный способ добиться мира, – упрямо стоял он на своем. – Подожмите хвост и бегите в Кейроу. Туда, откуда вы прибыли. Янки наступают. Заприте двери и заткните уши.
Женщина пришла в ярость. Да, она не умеет сражаться. Но все равно не позволит насиловать ее душу. Отныне она будет следить за своим языком.
– Не делайте поспешных выводов. Я не мятеж…
– Я уже давно пришел к этому выводу, – перебил ее майор.
– И как бы вы поступили, если бы оказались правы? Принялись бы топить щенков и сдирать шкуру с котят?
Судя по гневу, исказившему его красивое лицо, Индия Маршалл была тем котенком, с которого он охотно содрал бы шкуру.
– Я делаю то, что приказывает мне моя страна, – резко сказал Коннор. – Смутьяны никогда не переведутся. И я буду расправляться с ними.
Индия задумалась о том, что ей предпринять. И с облегчением вздохнула, когда из коридора донесся чей-то звонкий голос:
– Господи!
Неотразимая Антуанетта Лоренс переводила взгляд с одного участника спора на другого.
– Из-за чего такой шум?
Словно какие-то колесики повернулись в голове Индии. Она вспомнила совет, данный ей перед отъездом бабушкой Мейбл: «Если не удается пройти через переднюю дверь, попытайся воспользоваться задней». Красота может стать союзником в деле спасения человеческих жизней.


Сотрудница американской Санитарной службы обратилась к племяннице Лоренса:
– Кажется, нам следует поторопиться, мисс Лоренс? Иначе мы опоздаем на концерт. Жаль, что ваша тетя не может присоединиться к нам.
– Тетя Опал ничего бы не услышала, – засмеялась Антуанетта. – Вы правы, мисс Маршалл, нам пора уже сесть в мою коляску.
Антуанетта вышла, чтобы вызвать экипаж. Индия, готовясь к отъезду, завязывала под подбородком ленточки капора.
– Вас действительно волнует участь молодых солдат? – не без удовольствия поддразнил мисс Маршалл майор.
Она презрительно вздернула подбородок и, ничего не ответив, начала спускаться по ступеням.
Коннору О'Брайену захотелось немедленно разоблачить Индию Маршалл. Она была обманщицей. Возможно даже, шпионкой. Однако… Его всегда тянуло к дурным женщинам. Сейчас ему необходимо было выяснить, кто же скрывается под этим седым париком и колючей маской пожилой санитарки.
У майора созрели некоторые планы. Но для их осуществления следовало дождаться момента, когда супруга Роско Лоренса отправится в свои покои на первом этаже. И как только пожилая дама удалилась к себе, Коннор приступил к осмотру расположенной на втором этаже спальни Индии Маршалл.
Персидская кошка Эмили, свернувшись в клубок, возлежала на сумке с вязаньем. На появление Коннора она не отреагировала. Майор не спеша обследовал вещи «голубя мира».
На комоде стоял флакон с лавандовой туалетной водой. Вытащив пробку, Коннор понюхал. Запах был слишком крепким. Загадочная мисс Маршалл источала более тонкий аромат. Лаванда. Его любимый запах. Тетя Тесса пользовалась лавандовыми духами, привезенными четыре года назад с юга Франции. Это был аромат настоящей леди. Такой, какой была тетя Тесса.
Из своего путешествия тетя привезла не только духи. Она вернулась домой с весьма необычным поклонником и медной лампой. Тетя очень дорожила этими приобретениями.
Однако достаточно о тете Тессе.
Коннор продолжил обыск. Ему не потребовалось много времени, чтобы обнаружить в чемодане мисс Маршалл оружие. Пятизарядный револьвер системы Адамса. Такую «пушку» имели многие солдаты обеих армий. Однако она не была штатным оружием.
Персидская кошка спрыгнула со своего временного ложа и стала тереться мохнатым телом о лодыжку Коннора.
– Эмили, эта дама имеет оружие. С каких пор «голуби мира» начали вооружаться? – пробормотал майор.
Держа в руке револьвер, Коннор испытал желание немедленно выйти из дома и опробовать это оружие. Он даже подошел к окну, чтобы глянуть на замерзшую реку, на Давенпорт, Рок-Айленд, сверкавший, точно бриллиантовое ожерелье.
– Я не стану стрелять из этого револьвера, Эмили. А то местные жители могут подумать, что взбунтовались заключенные.
О'Брайен даже не мог оседлать своего коня по кличке Отважный, остров был слишком маленьким для настоящей скачки.
– Куда я попал, черт возьми? – прошептал он.
Коннор посмотрел на огни тюремного лагеря, обнесенного высоким забором, за которым тянулся ров. Заключенные не имели права приближаться к нему.
– Этот остров, – вздохнул майор, – тюрьма не только для них, но и для меня.
Полковник не допустит возвращения Коннора О'Брайена на фронт; несомненно, он позаботится об этом в Вашингтоне.
Лоренс ненавидел своего заместителя. Это чувство возникло в душе начальника тюрьмы с момента их знакомства. Коннор догадывался, что причиной были деньги. Полковник, выросший на ферме, никогда не имел тех благ, которые Коннор принимал как должное. Лоренс ненавидел людей с состоянием или родившихся в богатых семьях.
Особую неприязнь Лоренс питал к выпускникам Уэст-Пойнта. Зарабатывая полковничьи погоны, он получил на мексиканской войне немало шрамов. Как и для Коннора, служба в тюрьме была для Лоренса ссылкой.
Начальник тюрьмы никак не хотел замечать сходства в их судьбах. Он видел лишь материальное благополучие семьи О'Брайенов и их большие возможности. Например, элегантную военную форму своего заместителя-майора, его превосходного коня. Коннор сам покупал себе одежду, заплатил большие деньги за жеребца…
Лишенный возможности сражаться с противником на фронте, Коннор жил здесь весьма неплохо. Шил себе добротные мундиры у портного, держал арабского скакуна. Правда, тактично предпочел гнедого коня белому. Майор тратил свои личные деньги, экономя государственные, и это должно было радовать скупого Лоренса. Однако полковник все равно относился к своему подчиненному с предубеждением.
Коннор вернулся к чемодану и положил револьвер Индии на место. Шотландско-ирландское воспитание приучило его верить в судьбу; он знал, что Божья воля должна быть исполнена.
– Рок-Айленд – мой жребий. Я должен смириться.
Конечно, Коннор О'Брайен планировал для себя нечто другое…
В юности Коннор мечтал служить, как и отец, в армии Соединенных Штатов. Он блестяще закончил Уэст-Пойнт, обойдя всех своих однокашников. Потом легко добрался до звания майора, отважно сражался в первых битвах войны, получил награду. Армия была для Коннора всем. Отношение к ней не изменилось даже после Геттисберга.
В отличие от Дэниэла О'Брайена Коннор не собирался менять избранную им профессию. «Я умру солдатом», – часто повторял он.
Несмотря на это и на неприязненные отношения с начальником, майор Коннор О'Брайен продолжал хранить верность армейской службе. Он еще найдет способ вырваться из этой дыры.
Размышляя обо всем этом, майор одновременно обследовал пару маленьких склянок.
– Пепел и уголь для лица, – сказал он, усмехнувшись и обращаясь к кошке. – Индии Маршалл не мешало бы проявить большую осторожность. Получше спрятать улики.
Достав из чемодана ночную рубашку медсестры, он подержал ее несколько секунд на указательном пальце, пристально разглядывая, затем поддел большим пальцем обнаруженный на ткани длинный черный волос.
– Значит, – пробормотал майор, – Индия Маршалл – брюнетка.
Ночная рубашка женщины была весьма эффектной. И явно не предназначалась для пожилой женщины, боящейся холодного климата.
Эта коротенькая шелковая ночная принадлежность сулила соблазны. Мысль о прелестях загадочной мисс Маршалл, если только под ее нынешней личиной не таится подобие Уиндфилд Скотт, заставила майора ощутить прилив к области паха томительного тепла. Решив выяснить, как же все-таки выглядит ее тело, он убрал ночную рубашку и продолжил обыск.
Коннор отложил в сторону книгу – это была «Тысяча и одна ночь» – и тут вдруг услышал разнесшийся по спальне далеко не старческий голос Индии Маршалл:
– Черт возьми, что вы здесь делаете, приятель? Майор инстинктивно положил руку на эфес сабли. Между тем Индия сорвала с плеч накидку, захлопнула дверь и ринулась вперед. Коннор окинул взглядом ее складную фигуру, прикрытую тускло-коричневой тканью. Приблизившись к нему, Индия Маршалл вдруг икнула, обдав майора запахом спиртного.
– Сегодня – мой день рождения. И я хочу получить подарок, – не растерялся Коннор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100