Читать онлайн Миссия: обольстить, автора - Хикфорд Стейси, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миссия: обольстить - Хикфорд Стейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миссия: обольстить - Хикфорд Стейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миссия: обольстить - Хикфорд Стейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хикфорд Стейси

Миссия: обольстить

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Жанна прислонилась к шероховатой стене дома, полускрытая густыми зарослями шиповника, и следила, как отъезжает машина с принцем. Она дрожала – то ли от страха, то ли от гнева. Как же так получилось, что весь ее привычный, устоявшийся мир меньше чем за час перевернулся с ног на голову?
Она-то думала, что готова ко всему! Последние несколько лет ее жизни прошли в постоянном тревожном ожидании. С тех самых пор, как она уехала из Лавеланета учиться в тулузском университете, где сблизилась с Франсуаз… Три года назад скончался дедушка, вскоре после него смерть унесла подругу. Потом – усыновление Арно и возвращение в родной городок… Жанне казалось, что она найдет утерянный покой, вновь оказавшись среди семьи – семьи, от которой когда-то стремилась уехать в поисках самостоятельности.
И покой она, в самом деле, обрела. Жанна работала в городской публичной библиотеке, потихоньку писала диссертацию по истории Альбигойских войн… Среди посетителей библиотеки иногда оказывались бывшие одноклассники и их дети.
Если бы не смерть дедушки и лучшей подруги, могло бы показаться, что Жанна вернулась на несколько лет назад. В те счастливые годы детства и отрочества, когда девочка росла окруженная любовью, и мир виделся таким прочным и спокойным… Ей как будто бы дали еще один шанс, и теперь она собиралась, во что бы то ни стало сберечь, что имеет. Да, надо держаться за свой покой обеими руками и никому на свете не позволять его нарушать!
Всего несколько часов назад Жанна спокойно сидела и библиотеке и занималась диссертацией, уверенная, что все в жизни остается на своих местах. Потом собралась пообедать в узком семейном кругу. В доме, где жила с самого рождения, где всегда ощущала себя в тепле и в безопасности…
Но в кухне, в той самой, где Жанна так любила сидеть в компании близких людей, наслаждаясь вкусной едой и тихой беседой, ее поджидал враг.
Ролан де Сан-Валле.
И теперь девушку одолевало ужасное предчувствие, что ничто никогда уже не будет как прежде… Как бы она ни старалась. И хуже всего было даже не то, что этот человек приехал забрать Арно, – это само по себе было немыслимо. Куда более скверные вещи происходили с ней самой. Жанну страстно, неодолимо влекло к мужчине, явившемуся украсть у нее сына. К брату человека, загубившему жизнь ее лучшей подруги.
Ролан де Сан-Валле был полной противоположностью всему, что она любила и ценила в жизни. Воплощал собой богатство и власть, а они всегда влекут за собой беды. Если этому утверждению и требовалось подтверждение, то достаточно было посмотреть на то, что стало с жизнью Франсуаз. После того как она познакомилась с братом этого человека.
Ролан де Сан-Валле приехал из другой страны. Не просто из соседнего города или даже из столицы – нет, из другого государства, от которого Францию отделяет не только граница, но и многовековая национальная традиция. И это был враг – человек, считающий, что его страна имеет права на ее сына, желающий увезти Арно далеко-далеко от матери и от той жизни, которую она для малыша создала.
Но так же сильно, как она боялась и ненавидела Ролана, ее к нему влекло. Что-то было в нем особенное, некое пламя, таящееся в глубине серых, как сталь, непроницаемых глаз… Странный магнетизм, сквозивший в каждом его движении… Сила и страстность, незримо присутствующие в его облике, несмотря на строгий черный костюм, слишком консервативный и официальный… Сама мысль о теле, скрытом под этим костюмом, пробуждала в Жанне чувства, о которых она до сих пор и не подозревала… И не хотела ничего знать!..
Известие о смерти Анри настигло ее внезапно, как выстрел. Девушка едва не потеряла сознание – и не только потому, что знала Анри и считала его хорошим парнем, но еще и от мысли, что теперь у нее могут отобрать малыша. Пол словно покачнулся под ее ногами… Но этот Ролан, будь он неладен, напрасно подхватил ее – уж лучше бы она упала!..
Стоило ему прикоснуться к ней, как тело Жанны словно бы загорелось изнутри. До сих пор ее пробирала сладкая дрожь при воспоминании о случайном объятии. Что бы она только ни отдала, лишь бы подольше находиться в кольце его сильных рук, теснее прижаться к широкой груди!..
Но к счастью, здравый смысл взял верх над всплеском эмоций раньше, чем Жанна успела сделать что-нибудь непоправимое. Что-нибудь, что навеки опорочило бы ее в глазах этого человека. Можно надеяться, что он ничего так и не заметил.
А когда она схватила его за дурацкий галстук, у нее промелькнула дикая мысль – поцеловать Ролана. Она до сих пор не могла понять, чего же ей все-таки хотелось больше – поцеловать его или придушить. Их губы были так близко, почти соприкасались… Жанна чувствовала жар, исходящий от его тела. Даже сейчас она продолжала ощущать странный, чужой и одновременно знакомый запах Ролана – его терпковатого одеколона и золотисто-загорелой кожи. И этот запах раздражал ее, подстегивал чувства…
Она сорвала крупный розовый цветок, слегка уколовшись о шипы, и нервно смяла его в пальцах. Гормоны явственно разыгрались, надо бы с ними совладать. Похоже, ее тело долго ждало своего часа и теперь мгновенно отреагировало на присутствие первого более-менее привлекательного мужчины. И незачем приписывать ему массу достоинств, которыми он наверняка не обладает. Этот Ролан де Сан-Валле – надменный, бессовестный сноб королевской крови, который хочет отнять у нее сына.
Взбунтовавшиеся гормоны надлежало обуздать. Предстоит война – крестовый поход против месье де Сан-Валле, принца крови. Жанна должна защитить сына Франсуаз, ставшего теперь ее сыном. Должна сдержать обещание, данное подруге и ее возлюбленному.
Девушка глубоко вдохнула знакомый, любимый с детства запах сада – аромат меда и распускающихся цветов, – чтобы изгнать из памяти другой аромат. Загадочный, возбуждающий запах Ролана.
Выпрямившись, с высоко поднятой головой Жанна вернулась к крыльцу. Там, на посыпанной песком площадке, Режин играла с Арно и с Принцем в их любимую игру – она бросила яркий мячик, а малыш и собака наперегонки бежали за ним.
– Я собираюсь устроить семейный совет, Режин. Ты не могла бы еще немного побыть с маленьким в саду?..
Режин опять бросила мячик, весело запрыгавший по песку, и обернулась к Жанне. Лицо ее было взволнованное.
– Что вообще происходит, сестричка?
– Да, в общем-то, ничего. Просто надо думать, как теперь лучше поступить.
Сама Жанна не имела ни малейшего представления, как теперь лучше поступить, но надеялась найти выход. Во что бы то ни стало.
Арно уже спешил к ним, торжествующе смеясь, с мячиком в пухленьких ручонках.
– Хороший ты мой! – воскликнула Режин. – Видишь, насколько легче брать его ручками, а не катить!
Жанна подхватила малыша на руки и слегка подбросила, отчего он захохотал еще счастливее. Ей стало почти больно от острой нежности к ребенку. Арно обхватил ее за шею и звонко чмокнул в щеку, а потом запросился обратно на землю, чтобы снова бегать за мячом. Босые ножки мальчугана были в золотистом песке.
– Он даже не понимает, как сильно любим, – задумчиво произнесла Жанна, глядя, как Арно убегает по дорожке. – Это потому, что в любви он рос с самого начала. Так оно и должно быть, никак иначе.
– Как бы ни сложилось, я с тобой, сестричка, – отозвалась Режин.
Жанна вернулась в дом, где мать и бабушка ожидали ее, сидя за столом.
– У нас проблемы, – подытожила она, придвигая кресло.
Бабушка слегка улыбнулась.
– Ты всегда отличалась понятливостью, детка.
– Ну, так что же мы будем делать?
Бабушка Анжелика покачала головой.
– Когда ты сказала нам, что усыновляешь малыша, ты не упомянула ни про какие указы о наследовании.
Жанна вздохнула.
– Это представлялось совершенно неважным. Я думала, что Анри там, у себя, женится на девушке, которую ему подыскали родители, и у них вскоре появится законный наследник… Это же мужчина определяет пол ребенка, вы знаете, так что шансы на рождение сына были велики… Мне и в голову не приходило, что Лестарды выкинут такой фортель. Казалось маловероятным, что они смогут узнать тайну происхождения Арно, встретиться с кем-то из королевского дома Сан-Валле и все разболтать…
Хлопнула входная дверь.
– Дорогая! Это я!
– Иди в кухню, Пьер! – крикнула Люсиль Деган, заметно оживляясь. Пришел глава семейства, а значит, сейчас они что-нибудь придумают и все будет хорошо.
Жанна подавила желание вскочить и броситься к отцу, спрятаться от всех невзгод в его могучих объятиях, как делала это, будучи маленькой девочкой. Тогда он мог утешить ее одним-единственным родительским поцелуем. Но теперь…
Пьер Деган появился в дверях кухни – высокий, сильный мужчина, с открытым лицом. Его массивная фигура заняла почти весь дверной проем, и это притом, что отец был всего-навсего скромный церковный служащий. Волосы его, еще не тронутые сединой, были такими же черными и вьющимися, как у дочери.
Пьер обвел быстрым взглядом лица домочадцев, и улыбка его слегка померкла, а брови вопросительно поднялись.
– Что случилось? Что-то не в порядке с Сесиль?..
– Нет, с нею все хорошо… С нею и с ребенком, – успокоила его жена. – Просто нам нужно устроить семейный совет. Не хватало только главы семьи.
Пьер занял свое место за столом и внимательно выслушал рассказ о случившемся. Говорила Жанна, а когда она слишком волновалась, ее поправляли бабушка и мама.
Когда дочь кончила говорить, Пьер Деган откинулся на спинку стула и шумно вздохнул.
– И что же этот Ролан де Сан-Валле собирается делать дальше?
– Он не сказал. Пока он остановился в отеле в Фуа и просил ему позвонить, когда мы что-нибудь решим.
– Да нечего тут решать! – воскликнула Жанна. – Арно – мой сын! Оба его родителя хотели, чтобы он жил вместе со мной и вел тихий, спокойный образ жизни.
– Но все-таки месье де Сан-Валле – дядя малыша, – задумчиво сказал отец. – Может, никаких формальных прав у него и нет, но тебе не кажется, что родство само по себе дает некие права? Настанет день, когда Арно подрастет и захочет узнать больше о своем происхождении.
– Ролан де Сан-Валле не о родстве говорил. Ему нужен не человек, а исполнитель воли государства. Он хочет украсть нашего ребенка и превратить в замороженную копию себя самого. Я не могу этого допустить. Арно будет так же несчастен, как и его отец!
Жанна поднялась – волнение не давало ей сидеть. Нервно сжимая руки, она прошлась по кухне несколько раз туда и обратно, потом схватилась за спинку кресла, словно ища, на что опереться.
– Когда я была маленькой, я завидовала Франсуаз. У нее было так много дорогих игрушек, такие красивые платья!.. И дом куда просторнее нашего. Но она всегда хотела прийти играть ко мне, и я не могла понять почему. А потом я поехала учиться в университет, и там, в Тулузе, мы по-настоящему сблизились и узнали друг друга. И Франсуаз призналась, что всегда чувствовала себя одинокой и завидовала мне, у которой была настоящая семья.
Жанна обхватила себя руками за плечи и устало улыбнулась.
– Это был единственный раз, когда я оказалась далеко от дома. До того мне казалось, что будет здорово – пожить самостоятельно, пусть не в собственном доме, а в комнате студенческого общежития… Но я ошибалась. Я никогда вам не говорила, как же мне было плохо без вас, – не говорила, потому что не хотела вас огорчать. Вы все так радовались, что я получу хорошее образование, так гордились мною!.. Но все пять лет жизни в Тулузе были просто ужасны. Если бы не Франсуаз, я просто сбежала бы домой в первый же семестр. Однако только когда умер дедушка, я по-настоящему поняла, как вы все мне дороги. Потом не стало Франсуаз, и Анри из рук в руки передал мне крохотного беззащитного ребенка… Тогда я окончательно осознала истинную ценность вещей. Деньги и власть – ничто по сравнению с любовью, с семьей. У Франсуаз всегда были деньги, по сравнению со мной она была богата, не говоря уж об Анри. Но я не могу завидовать богатству. Конечно, ничто не будет так, как прежде. Вот и дедушки больше нет… Но остаток моей жизни я хочу посвятить семье, и Арно – часть этой семьи. Я хочу, чтобы он никогда не узнал одиночества и тоски, и так оно и будет. Любовь – это единственное, что по-настоящему роднит людей.
– Ты права почти во всем, Жаннет, – ласково сказала бабушка. – Любовь важнее всего, но неужели ты хочешь, чтобы Арно никогда не узнал, кто он по крови? Ты всегда говорила, как это замечательно – жить в доме, построенном твоими предками. Наш род ведет свое начало с двенадцатого века. Наши предки, происходившие из окрестностей Тулузы, гибли за независимость Лангедока, за ее сеньории. Мы связаны с этой землей и телом, и душой. Неужели ты хочешь, чтобы Арно никогда не увидел родины своего отца?
Жанна покаянно опустила голову. Бабушка была права. Кроме того, сражаться в одиночку с целой страной… Да никаких человеческих сил для этого недостанет!
– Я завтра позвоню Ролану де Сан-Валле, – тоскливо согласилась она.
– И попросишь его погостить у нас немного, – добавила ее мать.
Краска прилила к смуглым щекам Жанны при мысли о де Сан-Валле, спящим с ней под одной крышей.
– Нет, ни за что!
Люсиль не обратила на эту вспышку никакого внимания.
– Уверена, что здесь ему будет удобнее, чем в отеле. Надо проветрить гостевую комнату на втором этаже и прибраться там.
– А я уверена, что Ролану де Сан-Валле, принцу королевства Сан-Валле, достаточно неплохо и в отеле. Наверняка он выбрал самые дорогие апартаменты с личной горничной и с целой толпой лакеев. Вряд ли господину принцу понравится в нашем скромном домике, в маленькой комнате, где никто не будет сдувать с него пылинки и класть на ночь шоколадку на подушку.
– Жанна, – осторожно сказала бабушка, – а ведь твоя мама совершенно права. Когда месье де Сан-Валле увидит, как счастлив с нами маленький Арно и как сильно мы его любим, он поймет, что здесь лучше для малыша. Он просто не сможет его отсюда забрать.
– А кроме того этого требуют правила приличия, – сурово добавил отец. – Ты осталась в меньшинстве, дочка. Придется тебе смириться.
Вот она, оборотная сторона жизни в крепкой семье, мрачно подумала Жанна. Есть шанс остаться в меньшинстве.
– Ну, что же. Я его приглашу, потому что вы настаиваете, и потому что этого требуют правила приличия… Но думаю, он откажется.
Может быть, он так оскорбился оказанным приемом, что не захочет больше иметь с их семьей ничего общего? Вот было бы хорошо… Это была слабенькая, но все-таки надежда.
Помоги Бог Жанне, если ее надежда не оправдается.
Ролан де Сан-Валле провел почти бессонную ночь. Его беспокоило многое. Миссия, с которой он сюда приехал, вполне могла провалиться. Но куда сильнее Ролана волновали мысли о Деганах и в особенности – о Жанне.
Задремал он всего на пару часов, а проснулся с рассветом. Он всегда вставал рано, как будто энергия солнца была настолько сильна, что побуждала его подняться и действовать. Приняв душ и одевшись, Ролан заказал завтрак в номер и подошел к окну. Опершись руками о подоконник, он устремил взгляд на город, простиравшийся перед ним.
Фуа, один из самых привлекательных городов южной Франции, сочетал в себе мощь современности с красотой старины. Окна отеля выходили на средневековую крепость, которую реконструировали после разрушительных войн тринадцатого века, и эта неприступная цитадель с серыми могучими башнями выглядела кусочком волшебной страны. А рядом с древними стенами поднимались современные дома, сверкало стекло торговых комплексов, отелей, увеселительных заведений…
Такое единение реальности со сказкой привлекало Ролана своей грациозной необычностью. Сочетание несочетаемого, свойственное этой стране, казалось, было свойственно и для ее жителей. Консервативность и современность города плавно переходили из одного в другое, так же как добропорядочность и страстность соединялись в характере Жанны.
Ролан изучал архитектуру, посещая разные города Европы, – так же, как Анри занимался экономикой и политикой, инкогнито живя в центре Лангедока. Признаться, младший де Сан-Валле долго не понимал восторгов старшего по поводу Тулузы и ее окрестностей. В воображении этот город рисовался ему слишком отсталым в экономическом плане, чем-то вроде исторического музея, который можно посетить ради интереса. Но вот жить там… Теперь, кажется, Ролан начал понимать, чем Лангедок покорил сердце брата-художника. Это был не исторический музей, это была живая история. Все плюсы современности не стерли ни одного из достоинств старины. Кажется, жители этой земли безмерно любили родину, составляли с ней единое целое. Потому, наверное, у них такие гармоничные семьи, как Деганы…
Изначально Ролан не собирался симпатизировать этим людям. Он вообще не собирался как бы то ни было к ним относиться. Лестарды описали семью, в которую попал наследник престола, как небогатых обывателей довольно низкого происхождения, и Ролан ехал сюда с целью вырвать принца из их грязных рук. «Вы представляете, целая семья уже не первое поколение живет в старом, никуда не годном домишке!»
Да, действительно дом Деганов оказался старым, но древность придавала ему основательности. Это было настоящее жилище клана на земле предков. Маленький Арно не купался в роскоши, в Сан-Валле никто не мог бы представить принца бегающим босиком по саду, но несчастным и голодающим он отнюдь не выглядел. Похоже, этот здоровый, цветущий ребенок, с таким звонким смехом, прекрасно себя чувствовал. Да и люди, к которым он попал, были безукоризненно воспитаны… Даже внезапная вспышка гнева Жанны почему-то не портила впечатления.
Жанна… К чему Ролан не был готов, так это к встрече с Жанной Деган…
Он отвернулся от окна, сложил руки на груди. Если уж быть честным с собой, именно это больше всего выводило его из равновесия. Кто бы мог подумать, что невысокая стройная девушка, с гибкой фигурой и с непослушными черными волосами, так сильно подействует на него! Девушка, к которой он прикоснулся один-единственный раз, и то случайно – чтобы не дать ей упасть, когда она готова была потерять сознание. Правда, было еще одно прикосновение – когда она схватила его за галстук, бросая ему вызов, угрожая едва ли не расправой…
И теперь эта девушка все время стояла у него перед глазами. Он невольно представлял, что было бы, если бы губы их тогда соприкоснулись, или какова на ощупь ее смуглая нежная кожа… И это притом, что Ролан давно не был наивным мальчиком и за свою жизнь познал немало женщин. Однако яркий образ страстной лангедокской красавицы не давал ему уснуть ночью, хотя непонятно, как это могло случиться…
Внезапно зазвонил телефон, и Ролан вздрогнул. Он почему-то знал, что звонит Жанна. Если Деганы и впрямь решили что-то, то с ним скорее связался бы кто-то из ее родителей… Однако Ролан снимал трубку, пребывая в полнейшей уверенности, что мысли его о Жанне каким-то образом заставили ее саму набрать номер.
– Алло!
– Это Ролан де Сан-Валле? – спросила Жанна холодным тоном, но почему-то ему вспомнилось, как теплый летний ветер шумит, перебирая прозрачно-зеленую листву в саду ее дома.
– Я слушаю.
Он старался ничем не выдать охватившего его волнения.
– Это Жанна Деган.
– Я догадался.
– Нам нужно поговорить.
– Да, я тоже так думаю.
– Когда вам будет удобно встретиться?
– Я полностью в вашем распоряжении.
– Хорошо. Тогда я могу подъехать часа через два.
Голос ее был подчеркнуто официальный, но Ролан внезапно понял, что улыбается. Да, лангедокские женщины оказались особенными. Или же особенная была именно Жанна Деган?
– Как вам будет угодно. Где мы встретимся и когда?
– В холле вашего отеля. Например, в двенадцать.
Ролану понравилась эта идея – встреча на его территории, а кроме того, в холле было прохладно. Здешняя жара уже успела утомить сан-валленсийского принца, привыкшего к тому, что под боком всегда есть море.
– Хорошо. Тогда жду вас в двенадцать. Здесь есть неплохой ресторан. Как насчет позднего завтрака?
– Я уже позавтракала, благодарю вас. Моя семья всегда это делает по воскресеньям перед тем, как идти в церковь.
Ролан почувствовал, что его поставили на место. Жанна не пускала его в свою жизнь так же, как и в жизнь маленького Арно, явственно показывая, что Ролан – чужак для их семьи. Он тут же представил, с каким гордым и непреклонным лицом она произносит эти слова, чуть вздернув подбородок, вызывающе поблескивая глазами… Это могло бы быть обидным или смешным, но ему почему-то показалось восхитительным.
– Хорошо, тогда встречаемся в двенадцать.
Он повесил трубку и внезапно осознал, как сильно хочет видеть Жанну. Это даже огорчило его. Ведь их связывали чисто деловые отношения. Никаких личных дел с нею он иметь не хотел, более того – не имел права! Это создало бы только лишние проблемы. Судьба Анри служила тому отличным доказательством.
Хорошо, еще один раз ему придется увидеться с этой девушкой. Но, пожалуй, от дальнейшего общения следовало воздержаться. Ролан де Сан-Валле умел контролировать себя.
Жанна стояла в роскошном холле отеля, нервно отбивая дробь носком туфельки. Ровно полдень – и никаких принцев на горизонте! Может быть, у него отстают часы. А может быть, в королевстве Сан-Валле принято опаздывать. Но еще пять минут – и она отправится восвояси.
Если этот де Сан-Валле не способен прийти вовремя, понятно, насколько ему плевать на Арно. Или это у них такой способ выражать презрение к простолюдинам? В конце концов, это же аудиенция у принца, а Деганы ни в коей мере не относятся к верхушке общества. Но зато у них настоящая семья, а это значит куда больше. Если де Сан-Валле так их презирает, то нечего было вчера разыгрывать любезность и уважительность.
Но все ее раздражение развеялось как дым от одной только улыбки Ролана, появившегося в дверях.
– Вы опоздали! – гневно заявила Жанна, злясь на себя саму.
Он бросил взгляд на золотые часы на запястье.
– На одну минуту. Простите.
– О… Ну хорошо. – Жанна слегка покраснела.
– Может быть, выпьете со мной чашку чаю? Я уже говорил, что здесь недурной ресторан.
– Да, пожалуй. Это было бы… неплохо.
Он предложил ей руку, а когда Жанна слегка отстранилась, пошел чуть позади нее, направляя ее, почти касаясь талии. Ролан мог бы к ней прикоснуться. Даже обнять… Тепло словно исходило от его ладони, проникая сквозь тонкое льняное платье.
Довольно! Не будь смешной! – одернула себя девушка. Не позволяй проклятым гормонам взять верх над тобой!
Она ускорила шаг, чтобы увеличить расстояние между ней и Роланом, и вошла в распахнутую высокую дверь.
Ресторан полностью соответствовал духу города Фуа, сочетая современную эстетику с красотой средневековья. Наверное, сам граф Тулузский не побрезговал бы подобным местом. Белые мраморные колонны, настоящие гобелены по стенам и светильники «под старину» с множеством электрических свечей слегка смутили Жанну своей роскошью. Пожалуй, слово «недурной» было вопиющим преуменьшением достоинств ресторана… Хотя, наверное, для средиземноморского принца такие залы – пара пустяков.
Жанна почувствовала себя уязвленной. Этот человек подавлял ее. Он был принц, привыкший к роскоши, рожденный повелевать. И он был очень, очень опасен.
Жанна выбрала уединенный столик у колонны и села, по-прежнему злясь на себя. Подумаешь, деньги и власть! Зато у нее есть семья и настоящий дом. Это он должен ей завидовать!
Она заказала чаю со льдом, но потом по совету Ролана сменила заказ на горячий кофе.
– Да, пожалуй, так будет лучше… Здесь что-то прохладно.
Кондиционеры и впрямь работали на славу. Руки Жанны покрылись гусиной кожей. Летнее платье, в котором она ходила в церковь, было слишком тонким для этого какого-то вымороженного отеля. Ролан, конечно же, опять щеголял в роскошном черном костюме поверх ослепительно белой рубашки, и галстук был на месте – будто молодой человек и не переодевался за эти сутки, даже спал в костюме…
Нет, спит он нагишом. Жанна не знала, откуда такая уверенность, но не сомневалась, что этот мужчина спит безо всякой одежды.
Она чуть помотала головой, прогоняя навязчивую мысль, и бросилась в бой:
– Итак, месье де Сан-Валле… Или я должна называть вас «Ваше высочество»? Или просто «принц»?
Жанна подавила невольный смешок. «Эй, Принц! Ко мне! Сидеть! Хороший мальчик…»
Он улыбнулся.
– Принц? Это имя целиком принадлежит вашей собаке. Но я польщен. Однако предпочел бы, чтобы вы звали меня просто Ролан. Ваша страна куда менее церемонна, чем моя.
– О, так мы будем играть по правилам моей страны?
– Пока я здесь нахожусь, почту это данью вежливости.
– Хорошо же. В моей стране давно уже нет никаких королей. Арно родился здесь, значит, он французский гражданин. Следовательно, никаким принцем быть не может. И спорить нам в таком случае не о чем.
Он снова улыбнулся и слегка склонил голову.
– Ваша логика весьма убедительна. Тем не менее сын Анри де Сан-Валле – наследник престола королевства Сан-Валле.
– Ах, так? Тогда потрудитесь все же ответить на мой вопрос. Зачем вы приехали? Неужели рассчитываете, что я так запросто отдам вам моего сына – а по законам Франции он мой сын, – чтобы вы увезли его в чужую страну? Чтобы он вел именно тот образ жизни, который так ненавидел его родной отец? Чтобы вы сломали ему жизнь?
– Когда я сюда ехал, – начал Ролан негромко и спокойно, – я действительно планировал забрать сына Анри…
– Не называйте его так! – горячо перебила Жанна. – Он не только сын вашего брата. Он живой человек, у него есть имя. Его зовут Арно.
– Безусловно. Так вот, я планировал забрать Арно в Сан-Валле, чтобы он вырос в условиях, соответствующих его происхождению, и был готов в свое время унаследовать престол.
– Ваши папенька и маменька затосковали по маленькому внучку? – с сарказмом осведомилась Жанна.
Ролан удивленно воззрился на нее, будто бы не понял языка, на котором задан вопрос. Потом какая-то тень пробежала по его лицу, но в следующий миг выражение серых глаз снова стало непроницаемым. Хотя Жанна могла бы поклясться, что секунду назад видела в этих глазах грусть.
– Конечно же король и королева желают видеть сына Анри… видеть Арно.
– Да не нужен им никакой Арно! Им нужен именно сын Анри, наследник. Это все, кем он для вас является. Франсуаз рассказывала мне, как ваш брат провел годы детства. У него было множество нянь, гувернанток, одна сменяла другую. Чтобы видеть своих родителей, ребенку надо было едва ли не просить королевской аудиенции. А теперь вы хотите такой же участи для моего малыша?
– Он принц. У него есть обязанности и долг перед своим народом.
Вернулся официант с подносом, и Жанна положила в свой кофе ломтик лимона и ложку сахару, стараясь, чтобы руки не сильно дрожали. Она не собиралась вступать в открытую битву с противником, это получилось само собой.
Необходимо было сдерживать себя, тогда их шансы на победу хотя бы сравняются. А ради Арно она должна победить.
– Прекрасный отель, – сказала Жанна, ища нейтральную тему для беседы, хотя бы для того, чтобы выиграть время. – У вас в стране есть такие?
Ролан пожал плечами.
– И да, и нет. У нас тоже прекрасный сервис, но в Сан-Валле слишком сильны традиции. Поэтому наша страна заметно уступает вам в модернизации. Именно потому король послал Анри учиться за границу. Мир перешагивает в двадцать первый век, а мы слегка застряли в девятнадцатом.
От внимания Жанны не укрылось, что вот уже во второй раз Ролан назвал своего отца «король». После того, что Франсуаз рассказала о детстве своего возлюбленного, Жанну это не слишком удивило. Может быть, Ролан больше походит на своего брата, чем это кажется? Может быть, он тоже страдал от того, что не имел нормальной семьи, не знал родительского тепла? Отсюда и грусть в его глазах…
– Итак, Анри поехал во Францию изучать экономику, а вы отправились в другую страну учиться архитектуре.
Ролан кивнул и отпил кофе.
– Кажется, у вас есть сестра? Франсуаз что-то упоминала…
Суровые черты Ролана словно бы смягчились на миг.
– Да, у меня есть младшая сестра, Изабель.
– А она где училась?
– Она женщина. Королева сама научила ее всему, что необходимо знать женщине ее положения.
Жанна так грохнула о стол чашкой, что кофе выплеснулся и по скатерти расползлось темное пятно.
– Что вы имеете в виду?
Ролан слегка усмехнулся.
– Я же сказал вам, что у нас сильны традиции. Но моя сестра не ходит в парандже, не думайте. Изабель объездила много стран, она обуреваема множеством идей, как сделать нашу страну более прогрессивной. Она получила хорошее техническое образование.
– Хорошее техническое образование? – изумилась Жанна и тут же пожалела о своей несдержанности.
Ролан засмеялся, и от звука его низкого, чувственного голоса по телу девушки прошла волна сладкой дрожи.
– Ну, не так уж мы отстали от жизни. У нас есть водопровод, центральное отопление. И даже электричество. Правда, не у всех жителей Сан-Валле дома оборудованы современными удобствами – это могут позволить себе лишь состоятельные граждане.
– Это и есть то, что бы вам хотелось изменить?
– По большей части, да. Как я уже сказал, у Изабель есть много ценных идей по этому поводу. Однако короля устраивает нынешнее положение вещей, он очень ценит традиции и не дает ее идеям ходу. Но я думаю, что из сестры получится прекрасный советник для следующего короля.
– А кто унаследует престол, если Арно… гмм…
– Если он не вернется в Сан-Валле? Тогда престол унаследую я.
Первая ободряющая новость за все это время!
– А скажите, вам хочется стать королем?
– Дело не в том, чего мне хочется или не хочется. Важно только то, кто законный наследник.
– Но ведь вам хотелось бы?..
– Повторяю, о желании вопрос не стоит. Это дело долга. Если мне будет должно занять трон, я сделаю это. Но наследник по старшей ветви – сын Анри.
– Арно! Его зовут Арно Деган, он мой сын по всем законам! И вы не можете схватить его в охапку и утащить к себе во дворец!..
Жанна прикусила губу, чтобы не закатить настоящий скандал. Надо взять себя в руки. Вот Ролан де Сан-Валле холоден, как всегда…
– Уверяю вас, я не имел подобного намерения. Как только встретился с вашей семьей, я понял, что мой первоначальный план отпадает. Мы должны найти какой-то компромисс. Нужно поступить так, чтобы обе стороны остались удовлетворены. Я предлагаю ребенку проводить равное количество времени в обеих странах, пока он не повзрослеет и не будет в состоянии сделать выбор самостоятельно. Скажем, полгода во Франции и полгода в Сан-Валле. Думаю, годам к пятнадцати он сможет определиться, а кроме того, изучить нашу культуру и историю.
Руки Жанны дрожали так, что она сцепила их.
– Поделить Арно пополам? Разорвать его на две части? Сделать так, чтобы он нигде не чувствовал себя дома?
– Хорошо, тогда выскажите ваше предложение.
Пришло время пускать в игру козырь, подумала Жанна. Другого выхода нет.
– Я предлагаю вам узнать его получше и дать ему возможность узнать вас. И только после этого принимать какие-либо решения.
– Звучит прекрасно. Но что это значит в реальности?
– Пока мы беседуем, моя мать готовит для вас гостевую комнату. Вы можете сегодня же переехать к нам и пожить под одной крышей с вашим племянником.
Глаза Ролана удивленно расширились. Жанна сглотнула и уставилась на чашку с кофе, лишь бы не смотреть на него. Почему-то завораживающий взгляд его серо-стальных глаз превращал ее в беспомощного младенца.
– Хорошо, – словно бы издалека донесся ответ Ролана. – Я сегодня же перееду к вам и останусь недели на дне. Этого времени должно хватить на то, чтобы принять все необходимые решения.
Голос его звучал вроде бы ровно и спокойно, но что-то было в нем, какая-то легкая, почти неуловимая дрожь… И вновь, неизвестно почему, Жанне пришло в голову, что этот человек спит без одежды.
А ведь следующую ночь им предстоит провести под одной крышей…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Миссия: обольстить - Хикфорд Стейси

Разделы:
Пролог1234567891011

Ваши комментарии
к роману Миссия: обольстить - Хикфорд Стейси



Слабенький романчик, герой какой-то бесхарактерный, героиня местами ничего. Для одного вечера с натяжкой.
Миссия: обольстить - Хикфорд СтейсиМарина
7.01.2014, 19.26





Роман - оскорбление для интеллекта. Любого.
Миссия: обольстить - Хикфорд СтейсиЗлюка-дюдюка
18.03.2015, 10.23





Роман - оскорбление для интеллекта. Любого.
Миссия: обольстить - Хикфорд СтейсиЗлюка-дюдюка
18.03.2015, 10.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100