Читать онлайн Когда ты станешь моей, автора - Хигдон Лиза, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хигдон Лиза

Когда ты станешь моей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Надеюсь, вы довольны, милорд?
– Вполне. – Джулиан сосредоточенно листал «Тайме» и даже не соизволил поднять глаза. – А ведь я почти не сомневался, что вы разбудите меня нынче ни свет ни заря и предложите прочитать свежую газету. Похвальная сдержанность.
Малькольм робко кашлянул.
– Все удалось на славу, не так ли?
– Вы имеете в виду мое появление в опере в обществе мисс Ланкастер?
– Разумеется, милорд.
Малькольм кивком велел лакею налить кофе в чашку Джулиана. Втянув ноздрями бодрящий аромат, Локвуд отложил газету в сторону и приветливо взглянул на своего секретаря.
– Мое имя упоминается в нескольких заметках и, как мне кажется, со вчерашнего вечера у всех на устах. Надеюсь, что грязные сплетни о моем влечении к смазливым мальчикам, а также к собственному секретарю отныне и навсегда прекратятся.
– Я тоже на это рассчитываю, милорд, – подхватил Малькольм, сладко жмурясь, как кот, укравший хозяйскую сметану.
Джулиан улыбнулся:
– У вас есть все основания гордиться собой, Малькольм. Ваша затея увенчалась полным успехом.
– Но вы, милорд? Вы-то, надеюсь, тоже довольны? Я имею в виду юную леди.
– Она приятнейший из сюрпризов, – помедлив, признал Джулиан. Умолчав, однако, о том, что главным из сюрпризов явилась для него собственная несдержанность, невозможность совладать с собой, когда ему захотелось ее поцеловать. Единственным объяснением этому могло служить взвинченное состояние, в которое его ввергло объяснение с братом.
– Девица сподобилась удивить не только вашу светлость. – Малькольм выразительно кивнул на небольшой поднос с письмами и визитными карточками, который он только что водрузил на стол рядом с прибором Джулиана. – Она держалась на диво достойно. У нее безупречные манеры. Неплохая актриса, судя по всему.
– Возможно. – Джулиан отодвинул газету к самому краю стола.
Комнату заливало солнце и больно слепило глаза. Джулиан зажмурился. И тотчас же перед его мысленным взором возник образ Лауры: изящные линии скул и подбородка, зеленые глаза, в глубине которых угадывалась грусть даже тогда, когда девушка улыбалась. Лаура выглядела скромницей и в вызывающе декольтированном платье, которое она вчера надела, тогда как многие из знакомых ему дам и девиц в самых скромных нарядах казались растленными существами.
– Но нельзя исключать, что ей просто удается мастерски копировать чужую мимику, жесты и манеру держать себя. Кстати, что нового вы сумели узнать о ее прошлом? – спросил Джулиан.
– Почти ничего, милорд. Вам уже известно о том, что она прибыла в Лондон из Франции в составе театральной труппы и осталась здесь. Ее ближайшая подруга также играет в театре. Это некая Селия Картерет, содержанка виконта Белгрейва.
– Еще одна протеже мадам Деверо?
– Насколько мне известно, милорд, нет. Мисс Картерет просто актриса. Не сомневаюсь, кроме нее, у мисс Ланкастер имеется множество знакомых из низших слоев общества.
Губы Джулиана тронула лукавая усмешка. Он вспомнил, как при помощи одного из таких знакомых Лаура помогла Рэндалу избежать позорного проигрыша в карты, но ее благородный поступок так никто и не оценил: ни паршивый мальчишка, ни он сам. Даже толком спасибо ей не сказали, если не считать поцелуя… Он вспомнил о ее мягких губах, о полуобнаженной вздымающейся груди и сокрушенно вздохнул, стиснув зубы. И о чем только он тогда думал? Куда подевалось его хваленое умение в любой ситуации держать себя в руках?
– Что? – рассеянно спросил он, заметив, что Малькольм смотрит на него выжидательно.
– С вашего позволения, милорд, – вежливо кашлянув, произнес секретарь, – не прикажете ли лакею убрать со стола?
– Ах да, разумеется. Я займусь утренней почтой у себя в кабинете.
«Черт возьми! Размечтался о какой-то актрисе, словно школьник, да еще в присутствии собственного секретаря».
Наверняка Малькольм без труда прочел все его мысли, ведь они так явственно отразились на его лице, когда он представил себе скромницу Лауру.
Проклиная себя на чем свет стоит, он поспешил затвориться в кабинете.
Пушистый снег укрыл белым одеялом весь переулок. Даже безобразные груды мусора у самого театра превратились в белоснежные сугробы. Лаура с улыбкой огляделась по сторонам.
– Мы будем ждать вас на этом месте до окончания спектакля, мисс? – полувопросительно произнес лакей.
– Да-да, Трентон.
Отпустив карету, Лаура заспешила к служебному входу. Она быстро поднялась по лестнице и миновала извилистый коридор. Неподалеку от их гримерки группа актеров что-то оживленно обсуждала, но стоило Лауре к ним приблизиться, как голоса мгновенно стихли. Все до единого взгляды собратьев по сцене обратились к ней.
– Привет! – жизнерадостно воскликнула она. Но ответом ей было гробовое молчание.
Пожав недоуменно плечами, Лаура вошла в гримерку. Селия опаздывала, как всегда. Лаура повесила на гвоздь свою теплую шерстяную накидку, отороченную мехом, и опустилась на табурет. На душе у нее было неспокойно. Чем же она так провинилась перед труппой Трогмортона? Почему они смотрят на нее с таким презрением, едва ли даже не со злостью?
Ответ был не за горами. Через несколько минут Селия вихрем ворвалась в тесную комнатку и швырнула на стол свежую газету.
– Нет, ты только посмотри, что они про тебя пишут, милая! Ты превзошла знаменитость самой миссис Фиц-герберт, право слово! Как тебе это удалось, Лаура? Твое имя у всех на устах от Сент-Джайлса до Вестминстера!
– О Боже! – вырвалось у Лауры. Она дрожащей рукой держала перед собой газету и покачивала головой. Строчки расплывались у нее перед глазами. – Как они могут такое печатать?!
– Очень даже просто! – усмехнулась Селия. – Локвуда, заметь, впрямую не упоминают, ну а с тобой решили не церемониться. Хотя каждому и так ясно, что «некий Л., чья жена давно уже дышит свежим воздухом в окрестностях Вены», – это не кто иной, как Локвуд. А о тебе, дорогая, отзываются как о талантливой и на редкость красивой молодой актрисе, которая исполняет роль пастушки в одной из пьес маленького театра Трогмортона. Пишут, что ты выходишь на сцену в короткой юбке и чулочках телесного цвета. Наши собратья по ремеслу просто скоро лопнут от зависти, а Роско сияет от счастья, как медный чайник. Ведь нынче у нас аншлаг. Весь Лондон, похоже, пожелал увидеть ту, которая… погоди-ка, сейчас вспомню дословно: «…которая так очаровала неприступного графа, что тот соизволил спуститься со своего высокого насеста, чтобы приникнуть к ее лилейной груди». Здорово, а?
Лаура слушала ее вполуха, все еще пытаясь сосредоточиться на чтении, но смысл газетной заметки по-прежнему ускользал от нее. Она не могла ни усвоить прочитанное, ни понять то, о чем говорила подруга. Грудь ее тяжело вздымалась, в глазах стояли слезы. Теперь весь город знал, что она продажная женщина, что она вступила в греховную связь с Локвудом, польстившись на его деньги. Она была готова к тому, что о ее позоре узнают многие, но не представляла, насколько широка окажется огласка.
Отбросив газету, она со стоном закрыла лицо ладонями.
– Ни за что не выйду нынче на сцену!
– Глупости! – Селия похлопала ее по плечу. – Ты ведь теперь знаменита, благодаря тебе у нас аншлаг. Тебе придется сыграть пастушку перед всеми этими глупцами, жадными до скандалов. Иначе и быть не могло, дорогая, ведь у твоего покровителя слишком громкое имя. Будь он простым виконтом, как Белгрейв, газеты не подняли бы такую шумиху, но Локвуд – граф, к тому же член парламента. Ураганная слава, милочка! Так пользуйся моментом, потому что долго это не продлится.
Селия стояла перед зеркалом и прикрепляла к прическе парик тонкими булавками. Лаура вскинула голову и сказала подруге:
– У меня не хватит смелости выйти сегодня на сцену. Как ты не понимаешь, ведь все они думают, что по ночам я согреваю постель графа Локвуда, члена парламента…
– Глупая ты гусыня! – со смешком произнесла Селия и выразительно тряхнула кудряшками. – Если тебе и впрямь небезразлично мнение публики, то поверь: очень многие из числа наших зрительниц от души тебе позавидуют и сочтут тебя полоумной, если узнают, что ты готова спать одна в ледяной постели и помирать с голоду, лишь бы не прослыть любовницей Локвуда. Давай-ка будь умницей, быстренько оденься и загримируйся!
Лаура нехотя подчинилась. Она нарядилась в костюм пастушки и взглянула на себя в зеркало.
– Боюсь, ты права. Как всегда. Я просто растерялась. Не думала, что это будет так…
– Внезапно? – подсказала Селия. – Да, признаться, меня и саму немного удивило, что газеты чересчур громко трубят о твоей с Локвудом связи. Так, словно кто-то за этим стоит. Но не забивай себе голову подобными глупостями. Все объясняется просто: жерновам сплетен все время требуется новое зерно. Хочешь, помогу тебе с прической?
Вопреки собственным опасениям Лаура блестяще справилась с ролью. Зал встретил ее бурей оваций. Лаура раскланялась, озорно подмигнув публике. Это вызвало новый шквал аплодисментов. Такое внимание ей польстило, хотя в глубине души она знала: зрители приветствуют не актрису Лауру Ланкастер, а любовницу самого лорда Локвуда. И все же столь теплый прием приятно взволновал ее.
– Но вы же не покинете нас теперь, когда у вас появился такой покровитель, милая Лаура? – заслонив ей дорогу и искательно заглядывая в глаза, спросил Роско Трогмортон.
Лаура торопилась домой. Она устала от всех переживаний минувшего дня. Ей хотелось побыть одной.
– Нет, я отыграю в этом спектакле, пока его не снимут с репертуара.
– Славная девочка, вот уж спасибо так спасибо! – расцвел Роско.
– Но у меня есть одно условие.
Улыбка на физиономии «чучела» тут же погасла, уступив место глубокой озабоченности.
– Сколько?
– Шиллинг в неделю каждому из актеров сверх условленной платы.
Роско почесал затылок, провел ладонью по подбородку и… нехотя кивнул.
Лаура улыбнулась победной улыбкой и прибавила:
– И мы скрепим это соглашение нашими подписями на соответствующем документе.
Роско совсем сник, но согласился и на это.
Спектакль, в котором была занята Лаура, значился в репертуаре вплоть до сочельника. Ее товарищи по сцене получат ощутимую прибавку к жалованью. Неплохой рождественский подарок. Она улыбнулась, ставя ногу на ступеньку изящного тильбюри, но тут ее осенило: еще две недели, и она останется без работы, если не считать должности мнимой любовницы Локвуда. Должности позорной, хотя и щедро оплачиваемой.
Бекки, как всегда, встречала ее на пороге дома.
– У вас гость, мисс, – сообщила она, помогая Лауре раздеться. – Я провела его в гостиную.
– Вот как. И кто же это? – Ей стало трудно дышать, к щекам прилила кровь. Она почти знала ответ…
– Малькольм.
Лаура разочарованно вздохнула.
– Подашь нам туда чай.
– Слушаюсь, мисс.
Он поднялся с полупоклоном и сделал несколько шагов ей навстречу.
– У вас очень мило, мисс Ланкастер.
– Благодаря вашим заботам, сэр. Прошу садиться.
Сама она уселась напротив него и придвинулась поближе к камину. Малькольм благодарно улыбнулся и продолжил:
– Граф весьма доволен вашей… игрой. Прошлым вечером вы сумели показать себя с наилучшей стороны.
– Я честно и старательно выполняю условия нашего соглашения. Но неужели вы покинули дом его светлости в такую непогоду только для того, чтобы похвалить меня за актерское мастерство?
– О нет, у меня есть к вам еще одно дело. Его светлости вскоре снова понадобятся ваши услуги. Будьте готовы сопровождать лорда Локвуда через три дня, в вечернее время, куда он пожелает.
– Он поручил вам известить меня об этом? Так вы ради этого приехали? – В голосе Лауры слышалось неподдельное изумление. На щеках секретаря заиграл румянец досады.
– Нет-нет, мисс Ланкастер, – со свойственной ему невозмутимостью возразил он. – Такое поручение смог бы выполнить и мальчик-рассыльный. Мне же доверено было передать вам подарок. – Он вынул из кармана черную бархатную коробочку. – Наденьте это украшение, когда его светлость приедет за вами в своей карете. Но не сюда, а к вашему театру, после спектакля. Да, и не забудьте сказать своему кучеру, что вечером его услуги не понадобятся.
Поколебавшись, она открыла коробочку. Внутри оказалась нитка жемчуга. Лаура бережно вынула ее и вдруг заметила посреди жемчужин маленькую розу, искусно выточенную из слоновой кости. Пальцы ее слегка дрогнули.
– Полагаю, роза Ланкастеров? – сказал Малькольм.
– Вряд ли, – с улыбкой произнесла Лаура, рассматривая ожерелье. – Помнится, белая роза была символом сторонников Йорков, а гербом рода Ланкастеров служила алая.
Ей показалось, этот цветок что-то значил для самого Джулиана. Но что? Ах, не все ли равно! Главное, через три дня она снова его увидит!
Пожилой лакей Крэнфорд неодобрительно поглядывал на своего господина, бреющегося у зеркала. Где это видано, чтобы его светлость брал на себя обязанности камердинера? Что же до самого Джулиана, то он предпочитал лично орудовать острой бритвой с тех самых пор, как заметил, что у старика Крэнфорда стали дрожать руки, да и зрение оставляло желать лучшего. Не хватало еще, чтобы он нечаянно полоснул его по горлу! Джулиан не мог доверить церемонию бритья кому-либо другому из не слишком многочисленной челяди. Это значило бы смертельно обидеть старого слугу, преданного ему до глубины души.
– Ваш теплый плащ я как следует почистил. На нем ни пылинки, – сопя, доложил Крэнфорд. – И панталоны отутюжил. Туфли блестят как зеркало.
Джулиан с трудом сдержал усмешку. Старый слуга произнес это так церемонно и напыщенно, что сразу сделалось ясно: он по-прежнему не мог смириться со столь грубым попранием своих законных прав камердинера, ведь его господин вот уже несколько месяцев брился сам. Джулиана всегда забавляло, какими величайшими снобами казались лакеи английской знати.
Но вот мысли его обратились в иное русло. Он вспомнил поцелуй, который ему удалось вырвать у юной мисс Ланкастер. Она вздрогнула от испуга и неожиданности. Так талантливо не смогла бы сыграть даже самая опытная служительница Мельпомены. А как она ответила на его поцелуй! Искренне и пылко, но весьма неумело… Что же за всем этим кроется? Он хотел получить ответ на этот вопрос нынче же вечером, снова предъявив свету свою «возлюбленную», тем самым закрепив первоначальный успех авантюры, затеянной с подачи Малькольма.
Быстро покончив с туалетом, он вышел во двор, где его уже дожидалась карета. Слегка подмораживало. Кирпичи, которыми он надеялся согреть озябшие ноги, успели уже остыть. Пришлось приказать Чарлтону принести другие, погорячее, а уж потом ехать к театру. Он приехал к самому концу представления, как раз вовремя, чтобы полюбоваться изящным поклоном, каким пастушка в короткой юбочке и чулках телесного цвета благодарила публику за аплодисменты.
Ягненок, с которым она выходила на сцену, уже вырос настолько, что она с трудом удерживала его в корзинке. Уходя за кулисы, Лаура теперь, как правило, не несла его на руках, а ловко подгоняла вперед при помощи пастушеского посоха. И сама роль ее несколько изменилась – в ней прибавились слова.
– Если бы реки вдруг обмелели, а плодовые деревья обратились в ели, то что бы мы с вами пили и ели? – спрашивала она, задумчиво проходя вдоль рампы. И затем бойко отвечала сама себе: – Разумеется, померли бы с голоду, кабы не добрые господа, которые одной рукой бросают пенни на нужды бедных, а другой у тех же самых бедняков утаскивают шиллинг.
Публика встретила это высказывание ревом одобрения. Джулиан усмехнулся, догадываясь, кого она имела в виду, нисколько не сомневаясь, что эти слова включены в текст роли отнюдь не драматургом.
Входя в гримерку, которую Лаура по-прежнему делила с Селией Картерет, он все еще продолжал улыбаться.
– Милорд, – потупилась Лаура. – Вот неожиданность!
– Дайте-ка мне эту будущую отбивную. Вам самой тяжело его удерживать.
Лаура с готовностью протянула ему ягненка.
– Ее зовут Феба. И она голодна…
– Скажите на милость! – Джулиан насмешливо изогнул бровь. – Вы даже позаботились придумать ей имя?
– Я к ней привыкла. – Голос Лауры прозвучал чуть более воинственно, чем ей бы хотелось. – Представьте себе, Роско заявил, что полакомится ею, как только эта пьеса будет снята с репертуара.
– А вы за нее заступились, надо полагать.
– Вы угадали, милорд. Я ему за нее заплатила, так что она теперь моя.
– Но не станете же вы ее держать у себя в саду? – резонно заметил Джулиан.
– А почему бы и нет? А когда она станет взрослой, Селия отправит ее к своим знакомым на ферму.
– Чтобы бедняжку тотчас же продали на мясо, – улыбнулся Джулиан. – Если хотите спасти вашу Фебу от такой участи, я могу отвезти ее в свое имение. Там ей не причинят вреда. Сынишка моего управляющего с радостью станет возиться с ручной овечкой. Она доживет до старости и умрет своей смертью, когда придет ее час.
Лаура улыбнулась ему растроганной улыбкой, а у него на сердце потеплело. Он быстро отнес животное в загон, а когда вернулся, Лаура была уже не одна, с Селией, которая ловкими пальцами застегивала крючки на роскошном платье подруги.
– Приветствую вас, милорд, – сияя улыбкой, воскликнула она. – Бьюсь об заклад, ничего более прелестного вы в жизни своей не видали!
От столь прямодушного комплимента в свой адрес Лаура вся зарделась. Она и впрямь выглядела изумительно: белое платье с зелеными вставками, пояс в виде широкой атласной ленты, зеленая накидка, удивительно гармонирующая с цветом ее больших блестящих глаз. Высокую шею украшало жемчужное ожерелье, а роза из слоновой кости покоилась в самой ложбинке между ее грудей. Джулиана словно жаром обдало. Ну не мог он, как ни силился, заставить онемевшие губы раздвинуться в улыбке…
– Вы слишком меня балуете, милорд, – сказала Лаура, усаживаясь в карету и нащупывая ногой еще теплый кирпич. Из груди ее вырвался вздох.
– Вы вздыхаете о тех, кто не может себе позволить поездки в каретах с подогретыми кирпичами в ногах? О тех, кого обкрадывает знать? – участливо спросил Джулиан. – Ведь именно им был посвящен ваш последний пассаж?
– Верно, милорд. Мне не понаслышке знакомы тяготы жизни, и если бы не вы, не наше с вами соглашение…
Джулиан поспешил перевести разговор в более безопасное русло:
– Так вы считаете, власти предержащие, все до единого, воруют у бедняков?
– Отчего же? Нет, конечно, – простодушно ответила Лаура, – Некоторые из них так стары и немощны, что поручают это своим слугам.
– Вы… Вы искушаете судьбу, мисс Ланкастер.
– Пусть, – устало ответила она. – Мир полон страдания, и никто этого не желает замечать, кроме самих страдальцев.
– Но разве вы способны спасти мир, цветок невинный? Лаура лишь пожала плечами и повернулась к окну. Джулиан не знал, что и подумать. В который раз он силился постичь, что скрывается за этим высоким лбом, какие чувства теснят эту роскошную грудь… Характер мисс Ланкастер представлялся ему клубком противоречий, соединением самых что ни на есть взаимоисключающих черт и свойств. А это так волновало и притягивало его к ней словно магнит…
Молчание, повисшее в карете, стало его тяготить, и он спросил:
– Что вы думаете о Наполеоне, мадемуазель Ланкастер?
– Эльба скоро лишится своего узника, – уверенно ответила она.
– Полагаете, маленький корсиканец удерет?
– Непременно. Ему наскучит заниматься математикой и прочими науками. Пожалуй, он сумеет склонить на свою сторону власти острова. Что же до Франции, то там народ лишен свобод, за которые во время революции было пролито столько крови. Страна скатывается в еще более ужасное положение, чем во времена Директории.
– И вы одобрили бы его бегство? – В голосе Джулиана звучало беспокойство.
Поколебавшись мгновение, Лаура покачала головой:
– Нет, но он и не нуждается в моем одобрении. Мне просто кажется, что человек с его характером, изведав всю полноту власти, не станет сидеть сложа руки, а попытается ее вернуть.
– Представьте себе, – негромко проговорил Джулиан, – я тоже так считаю, но меня никто не желает слушать. Все счастливы, что война закончилась. Никто даже не помышляет о ее возобновлении…
– Боюсь, нам остается только надеяться, что мы оба заблуждаемся, – подытожила Лаура.
Карета остановилась. В доме Эми Уилсон, где Джулиан намеревался провести со своей спутницей нынешний вечер, царило оживление. Здесь было больше членов парламента, чем на любом из заседаний во время сессий. Вокруг черноглазой Гарриет, сестры хозяйки дома, стоявшей у камина, толпились поклонники. Джулиан кивнул нескольким знакомым. Все, с кем он раскланивался, бросали любопытные взгляды на Лауру. Он чувствовал себя польщенным. Красота Лауры явно произвела на собравшихся огромное впечатление. Их с Малькольмом затея увенчалась полным успехом, ведь теперь все светские сплетники, кто не видел их вдвоем ни в театре, ни в игорном зале, удостоверятся наконец, что слухи о связи лорда Локвуда с красавицей актрисой не досужий вымысел. Таким образом, цель его была почти достигнута. Но почему-то эта мысль вызывала у него досаду. Им предстояло расстаться сразу же после окончания парламентской сессии, но он не хотел отпускать ее от себя. И в то же время, будучи почти уверен, что она в самом деле невинна, ни в коем случае не желал нанести ей бесчестье. Что же делать, как поступить? Эти мысли сводили его сума. А еще вдобавок решение, принятое им совсем недавно, тоже изумляло его. Вопреки многолетней традиций он решил встретить Рождество в Лондоне, а не в Шедоухерсте. И как только подобное могло прийти ему в голову?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза



В целом неплохо.
Когда ты станешь моей - Хигдон ЛизаМари
22.10.2012, 17.55





Изумительный роман, явно неодоцененный читателями. Интересный сюжет с крутыми поворотами. Милая пара главных героев.rnвысокие чувства.Омерзительная нимфоманка, жена ГГ. Советую прочитать.
Когда ты станешь моей - Хигдон ЛизаВ.З.,65л.
28.02.2013, 12.03





Неплохо
Когда ты станешь моей - Хигдон Лизаводопад
2.03.2013, 9.39





Концовка все портит - автор нагородила столько всего надуманного, что сводит на нет все приятное впечатление от романа: 5/10.
Когда ты станешь моей - Хигдон Лизаязвочка
3.03.2013, 11.19





Язвочке 2 за дебильный отзыв.
Когда ты станешь моей - Хигдон ЛизаАлина
26.06.2014, 17.48





Роман так себе,заезжанный сюжет,таких романов,к сожаленью,много.Нет ничего что могло бы захватить.3
Когда ты станешь моей - Хигдон Лизас
24.08.2014, 16.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100