Читать онлайн Когда ты станешь моей, автора - Хигдон Лиза, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хигдон Лиза

Когда ты станешь моей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Боже, как красиво!
День выдался теплый. Солнце ласково сияло, заливая яркими лучами окрестности Кента, легкий ветерок, веявший с моря, шевелил ветви деревьев и молодую траву на полях. Лаура стиснула маленький ридикюль, лежавший у нее на коленях, и улыбнулась Джулиану.
– Тебе правда нравится? – Он улыбнулся ей в ответ и выглянул из окна кареты. – Сколько себя помню, я всегда любил здесь бывать. Достаточно далеко от шумного города, но, если нужно наведаться в Лондон по делам, успеваешь всего за день.
Мейдстон, главный город графства, находился в тридцати пяти милях к югу от столицы, а владения Джулиана были от него еще за десять миль. Шедоухерст. Само название ласкало слух. В нем слышались тихий шелест листвы, журчание ручейков в лесной чаще. Лауре не терпелось поскорее увидеть это сказочное место своими глазами. Карета неспешно катилась по проселочным дорогам среди засеянных полей, зеленых лугов, пригорков, поросших полевыми цветами, и каменных изгородей. Любуясь живописным ландшафтом, Лаура с наслаждением вдыхала чистый воздух, в котором чувствовался запах прогретой солнцем земли, луговых трав и моря.
Время от времени она посматривала на Джулиана и улыбалась ему. Он выглядел совершенно счастливым. Она не видела его таким со времени памятной поездки на охоту во владения виконта Белгрейва. Все, о чем он тревожился последние несколько недель (прения в парламенте, Наполеон, народные волнения) осталось в Лондоне. Лаура с радостью отметила в нем эту перемену. Она, как никто другой, была в курсе всех его проблем. Ее беспокоило лишь то, что он больше не упоминал о своей жене, но Лаура не осмелилась спросить. Она решила, что он сам расскажет об этом, если захочет.
На одном из лугов, мимо которых они проезжали, паслись овцы с густой кудрявой шерстью и черными мордами.
– А как поживает Феба? – спросила Лаура, взявшись за ручку дверцы, так как карета накренилась на повороте.
– Ваша протеже, мисс? – Джулиан изогнул бровь. – Насколько мне известно, Томми, сын моего управляющего, от нее в восторге. Вздумал даже просить отца, чтобы тот позволил ему держать свою любимицу в гостиной.
– Надеюсь, его просьбу оставили без внимания? – усмехнулась Лаура.
– Еще бы! В деревне с этим строго. Домашний скот допускается в комнаты только в жареном, вареном или тушеном виде. – Он озорно взглянул на Лауру.
– Но ведь моей Фебе это не грозит?
– Ни в коем случае.
Несколько секунд она молча любовалась им, его улыбкой, его большими выразительными глазами, мужественными очертаниями его лица. Ей стоило большого труда отвести взгляд от бесконечно дорогих черт его лица.
Судьбе было угодно, чтобы она беззаветно полюбила его и отказалась от своей мечты о возвращении домой. Любовь толкнула ее в его объятия, заставив совершить поступок, куда более отчаянный и безрассудный, чем бегство от матери. Но она ни о чем не жалела.
Лучи заходящего солнца окрасили розово-алым цветом большой господский дом, который стоял на пригорке у кромки леса. Вокруг простирались поля, неподалеку отсвечивала серебром река Медуэй.
– Какой чудесный вид! – Лаура восхищенно вздохнула. – Я просто потрясена!
Карета приблизилась к владениям Джулиана, и вскоре из-за пригорка стала видна арка каменного моста, перекинутого через реку. Только теперь, взглянув на дом, Лаура смогла оценить изящество, классическую строгость и гармоничность всех его пропорций.
– Здесь необыкновенно хорошо! – воскликнула она. – Не представляю, как можно променять этот райский уголок на Лондон!
– Я тоже, – улыбнулся Джулиан. – Будь моя воля, я никогда не уезжал бы отсюда.
Когда карета миновала мост и плавно покатилась по извилистой дорожке, стало заметно, с каким нетерпением Джулиан ждет той минуты, когда окажется под крышей родового гнезда. Лаура подавила вздох. Ведь во всем мире не было места, куда бы так стремилась она. У нее попросту не было дома. Порой она чувствовала себя неприкаянной и незащищенной, словно листок на ветру…
Несмотря на грустные мысли, завладевшие ее душой, она улыбнулась, когда Джулиан выпрыгнул из кареты и предложил ей руку.
– Добро пожаловать в Шедоухерст!
Слуги выстроились у входа, приветствуя своего юс-подина. Женщины церемонно приседали, а мужчины степенно кланялись ему.
– А вот это Томас. Его сынишка взял под свою опеку твою Фебу. – Он кивком указал на плотного мужчину средних лет, стоявшего чуть поодаль от остальных.
– Я вам очень благодарна, – ласково улыбнулась ему Лаура, – бедняжка заслужила лучшую участь, чем быть зажаренной и съеденной директором театра.
Управляющий пожал плечами.
– Славная овечка, что и говорить. Она бегала за моим Томми, как собачонка. Но больно уж она выросла за последние недели, так что мы ее пустили к остальным, а на шею повесили колокольчик. Не беспокойтесь, мисс, никто ее не тронет, доживет она у нас до старости и помрет своей смертью, коли его светлости так угодно.
Простившись с управляющим, они вошли в просторный холл. Лаура с любопытством оглядела массивные колонны и сводчатый потолок, полукруглые ниши в стенах, в которых помещались мраморные бюсты и статуи. В конце холла виднелась изящная лестница. Джулиан, взяв Лауру под руку, повел ее вверх по ступеням. Ноги ее тонули в мягком ковре. Неспешным шагом они прошли по галерее мимо нескольких открытых дверей, что вели в покои второго этажа. Лаура успела заметить стены, обитые шелком и атласом, украшенную позолотой мебель, мраморные камины с массивными резными колоннами и пилястрами. Она немного запыхалась от быстрой ходьбы и с облегчением вздохнула, когда оказалась на третьем этаже, где помещались спальни.
– Для тебя приготовлена особая комната. Ты можешь в ней уединяться, когда пожелаешь.
Лаура устремилась к окну. Оттуда открывался чудесный вид на зеленый сад с подстриженными деревьями и кустами, с фонтаном посреди прямоугольного пруда.
– Какая милая спальня! Здесь легко дышится. И мебель такая изящная! – Она оглядела узкую кровать, стол, невысокое бюро.
– Эту комнату занимала моя сестра.
– Твоя сестра? – Лаура подумала, что ослышалась. – Но ведь ты никогда о ней не говорил!
– Она умерла от горячки, когда ей минуло шестнадцать. А я был в море и узнал об этом из письма матери, когда сошел на берег в Триполи. Ее уже давно похоронили. Вскоре не стало и мамы.
Лаура молча сжала ладонью его плечо. Она хорошо знала, как тяжело терять близких людей. Он быстро обнял ее, а после отстранился и произнес обычным тоном:
– В деревне ужинают рано. У тебя есть час на то, чтобы отдохнуть с дороги и переодеться.
Когда он ушел, Лаура долго не могла начать приготовления к своему первому ужину в стенах Шедоухерста. В голове ее теснились, перебивая друг друга, тысячи мыслей, в воображении с калейдоскопической скоростью сменялись многочисленные образы: красоты Шедоухерста, Обер Фортье, волнения в Лондоне, маман, поля Виргинии… Она с трудом заставила себя успокоиться. Все, что прежде привязывало ее к жизни, осталось в прошлом. Теперь же ей следовало жить настоящим, уповая на то, что Джулиан любит ее так же сильно, как и она его.
Две недели пролетели как один день. Лаура и Джулиан все время были вместе. Они ночевали в комнате, которая соседствовала с бывшей спальней его сестры. Огромная супружеская спальня, гостиная, туалетная комната и кабинет, находившиеся в другом крыле здания, стояли запертые, что лишний раз подчеркивало сомнительное положение Лауры. Но она приказала себе не думать об этом и предавалась безмятежной радости общения с любимым.
Джулиан знакомил ее с окрестностями Шедоухерста. Они прогуливались по полям, посещали конюшни и скотный двор, говорили с крестьянами и арендаторами. Дважды за это время Джулиан ездил в Лондон и оба раза привозил неутешительные известия. В городе все еще продолжались беспорядки. Он был несказанно рад, что Лаура находится в сельской тиши и в безопасности.
– Собирайся, – весело произнес он однажды утром после завтрака. – Мне надо проведать семью арендаторов. Поедем верхом. Кажется, кто-то говорил, что умеет держаться в седле?
– Вообще-то да… Но я так давно не практиковалась…
– Тогда велю Симсу оседлать для тебя самую старую, самую смирную клячу.
– Ну уж нет. – Она величественно выпрямилась, и Джулиан ласково усмехнулся. – Я сумею справиться с молодой резвой лошадкой.
У крыльца их уже ждали две оседланные лошади. Рыжая кобылка, на которой должна была ехать Лаура, с любопытством скосила в ее сторону огромные карие глаза. Лаура потрепала ее по шее:
– Ты просто прелесть.
Лошадь несколько раз качнула головой, словно соглашаясь с ее оценкой.
Грум поставил под стремя деревянную скамью, с помощью которой Лаура легко взобралась в дамское седло. Когда-то бабушке стоило большого труда убедить ее, что девице неприлично ездить верхом по-мужски. Сейчас, свесив обе ноги в одну сторону, она снова подумала, что такая посадка чудовищно неудобна и небезопасна.
– Готова?
Лаура молча кивнула и взялась за поводья.
Через несколько минут они тронулись в путь. У седла Джулиана висела большая корзина с гостинцами для тех, кого они собирались навестить.
Лошади шли ровной рысцой. Вокруг зеленели поля. Тропинки, по которым они ехали, были влажными после дождя. В воздухе веяло прохладой.
Джулиан рассказывал Лауре о новой системе осушения болот, которую стал применять совсем недавно, о помповом устройстве, используемом при этом. Она слушала его затаив дыхание. Ее занимало все, о чем он говорил, а его голос звучал для нее сладчайшей музыкой.
Она гордостью указал ей на ряд вишневых саженцев у края поля. Это был новый сорт, устойчивый к большинству заболеваний плодовых деревьев.
Лаура обратила внимание на то, как искренне улыбались им крестьяне, работавшие на полях, какими упитанными и розовощекими были их ребятишки. Она поделилась своими наблюдениями с Джулианом.
Он пожал плечами:
– Но ведь это всего лишь разумный подход к ведению хозяйства. Когда крестьяне живут в достатке, они лучше относятся к своему господину. Труд сытого работника продуктивнее, чем жалкие усилия голодного доходяги. От тех, кто ленится и работает плохо, я избавляюсь без всяких сожалений.
– Выгоняешь вон?
– Именно. Пусть отправляются в доки или на фабрику. Их судьба меня нисколько не заботит.
Он натянул вожжи. То же сделала и Лаура. Небольшой аккуратный каменный коттедж стоял вблизи от дорожки: Навстречу им из калитки выбежала полноватая женщина в белоснежном фартуке. Из-за ее спины выглядывали двое малышей.
Джулиан слез с лошади и подал руку Лауре. Она легко спрыгнула с седла, оправила платье и подошла к хозяйке коттеджа вместе с Джулианом.
Женщина почтительно присела и взяла из рук своего господина плетеную корзинку.
– Вам нравится ваш обновленный дом, миссис Бруэр?
– Слов нет, милорд! – Она вскользь взглянула на Лауру и снова обратила взор на Джулиана. – Просто не выразить словами, до чего мы вам благодарны, ваша светлость!
– В корзинке хлеб, сыр, немного соли и мед для детей. Вижу, церковь тоже о вас позаботилась.
– Верно, милорд. Все были к нам добры. Я уж думала… – Тут голос ее дрогнул. Она вытерла глаза. – Думала, милорд, вовек нам будет не оправиться после пожара. Ведь мы все потеряли, а вышло, что еще лучше устроились. Многие помогли, но вы, вы, милорд… – Джулиан ободряюще ей улыбнулся, и она всхлипнула. – Храни вас Господь, милорд, за вашу доброту к нам!
Лаура внимательно присмотрелась к коттеджу. Только теперь она заметила, что крышу недавно перекрыли, а в стенах, местами закопченных, кое-где виднелись новые камни.
Когда они покинули семейство погорельцев, Джулиан пояснил:
– Соломенная крыша занялась от искры из печной грубы. Я велел кузнецу соорудить колпак над жерлом, чтобы обезопасить Бруэров от нового пожара. У них ведь сгорело все имущество.
– Но теперь они, как выразилась миссис Бруэр, «еще лучше устроились», – с улыбкой подхватила Лаура. – И домик у них премиленький.
Она поспешно отвела глаза, чтобы Джулиан не прочел в них невольно мелькнувшую мысль: «А у меня нет даже такого!»
– Они это заслужили. Бруэр – прекрасный работник. Его семья живет в Шедоухерсте почти столько же, сколько и моя.
– То есть очень давно? Норклиффы поселились в Кенте в незапамятные времена, да? – Она с любопытством покосилась на него.
– Отнюдь. – Губы его тронула пленительнейшая улыбка. Лаура едва не зажмурилась от его ласковой, дразнящей и ослепительной улыбки. О, как она его любила!
– Но…
– Представь себе, – кивнул он, – мои предки владеют поместьем относительно недолго. Ты не поверишь, но первый из графов промышлял морским разбоем в пользу короля Генриха Восьмого, хотя титул ему пожаловала другая властительница Британии, королева Елизавета. Он значительно пополнил казну сокровищами с испанского галеона, чем заслужил ее доверие. Но и себя не обидел, полагаю. Вдобавок королева закрепила за ним право наследственного владения Шедоухерстом. Прежний хозяин за какие-то провинности лишился головы.
Он снова улыбнулся, и Лаура взмолилась:
– Продолжай!
– Охотно. Итак, первый граф был умен и дипломатичен, что и позволило ему умереть в собственной постели. Второй оказался менее удачлив и погиб в одном из сражений с испанцами. Третий сложил голову в битве между отрядами Кромвеля и короля Чарлза. Четвертый и пятый Норклиффы ничем особым не отличились и мирно почили, дожив до преклонных лет. И вот перед тобой я, граф номер шесть. Мне уже тридцать два, а голова все еще не отсечена от тела. Звучит многообещающе, ты не находишь?
Лаура еще не вполне оправилась от потрясения.
– Ты потомок пирата?
– Я не сомневался – тебе это придется по душе. Но это не единственный скелет в нашем семейном шкафу. Представь, брат моей покойной мамы еще юношей перебрался в Нью-Йорк. Похоже, он неплохо устроился в колониях. Как-то раз прислал маме свой портрет. Дядя на нем в головном уборе из перьев и закутан в шкуру буйвола. Я тогда же объявил всем, что отправлюсь к нему и стану краснокожим индейцем.
Лаура, смеясь, туже завязала ленты шляпы, которую ветер так и норовил сбросить с ее головы.
– И наверняка жалеешь, что не исполнил это.
– Ежечасно, ежеминутно, – в тон ей ответил он. – Из меня получился бы превосходный охотник за скальпами.
– Скорее уж пират. Представляю тебя стоящим у борта пиратской шхуны с абордажным крюком в руках. Волосы твои треплет ветер, над головой реет «Веселый Роджер»…
Джулиан поморщился:
– Нет, благодарю покорно. Море не для меня. Я сыт службой по горло. Кстати, близится шторм. – Он тревожно взглянул на небо. – Хотя мы и не в море, но все же это не сулит ничего хорошего.
Они отпустили поводья, и лошади пустились вперед галопом. Через несколько минут небо сделалось черным и где-то вдалеке сверкнула молния. Последовавший за этим удар грома словно дал сигнал смотрителям небесных шлюзов, чтобы те выпустили воду. Ливень хлынул сплошным потоком, и платья Лауры и Джулиана вмиг вымокли. Тропинка, по которой они ехали, превратилась в бурлящий ручей. Лошади стали спотыкаться, копыта их скользили по жидкой грязи.
Неожиданно Джулиан остановил коня. Лошадь Лауры также замерла на месте. Вглядевшись в темноту, Лаура заметила у тропинки небольшой каменный домик, напоминавший тот, где проживало семейство погорельцев Бруэров.
Лаура с Джулианом слезли с лошадей и вбежали внутрь сквозь отворенную дверь. В коттедже давно никто не жил. В полумраке повсюду виднелись следы заброшенности и запустения, но во всем внутреннем убранстве было что-то удивительно милое, какое-то странное очарование. Лаура со вздохом опустилась на скамью у входа.
– Здесь поблизости есть сарай. Отведу туда лошадей и попытаюсь найти хвороста или поленьев для очага, – сказал Джулиан и, поцеловав ее в щеку, исчез за дверью в струях ливня.
Лаура с трудом заставила себя подняться со скамьи. Верховая прогулка порядком ее утомила. Еле передвигая затекшие ноги, она сняла шляпу и положила ее на сундук, стоявший в углу комнаты. У стены лежало несколько треснувших глиняных горшков и порядком помятая медная кастрюля. Похоже, жильцы покинули этот милый домик в большой спешке. На деревянной койке лежали пыльные шерстяные одеяла, на полках резного буфета виднелись осколки фарфоровой посуды. Когда-то здесь текла налаженная, спокойная, беспечальная жизнь. Теперь же от всего, что составляло прочный быт прежних владельцев, неповрежденными остались лишь стены, стекла в небольших оконцах, очаг и несколько предметов мебели.
«Что же случилось с этими людьми?»
Поеживаясь от холода, Лаура выглянула в окно. Дождь лил не переставая. Она вымокла до нитки и совсем замерзла, но снова поймала себя на мысли, что, несмотря на все это, чувствует себя в этом запущенном домике удивительно спокойно, словно вернулась к себе домой. Наверное, это иллюзорное чувство возникло у нее от того, что ни ветер, ни дождевые струи сюда не проникали.
Джулиан вернулся через несколько минут с охапкой хвороста и несколькими поленьями.
– Сейчас попытаюсь развести огонь, – весело сказал он. – Я уже успел позабыть, какие здесь бывают ливни в это время года. Прости, что так вышло.
– Разве это твоя вина? – усмехнулась Лаура.
Он склонился над очагом, куда поместил дрова и пучок сухой соломы, и высек несколько искр при помощи кремня и огнива. Солома вспыхнула, а вскоре затлели сучья и поленья. В комнате стало светлее. В отсветах пламени темные волосы Джулиана стали отливать багрово-красным.
– Теперь мы наконец согреемся, – мечтательно произнес он. – Надо просушить одежду.
Лаура кивнула и принялась стаскивать с себя роскошное темно-зеленое платье со шлейфом для верховой езды.
Наряд, увы, был безнадежно испорчен. Она сняла все, кроме чулок с подвязками и нижней сорочки. Затем Лаура уселась на грязный пол у очага.
Джулиан вышел в сени и вскоре вернулся с огромной охапкой сухой соломы.
– Сядь-ка на это. Так тебе будет теплее и удобнее. Не могу простить себе, что взял тебя нынче с собой.
Вдвоем они разостлали солому у очага. Лаура удобно на ней устроилась, а Джулиан сел рядом.
– Не говори так! Я и гораздо худшее изведала на своем веку, – улыбнулась она.
– Но не со мной, – отрезал он без тени улыбки. Взяв в ладони ее ступню, он принялся разминать ее озябшие пальцы. – Ведь я клялся, что со мной ты позабудешь о голоде и холоде. И намерен сдержать свое обещание.
У Лауры замерло сердце. Она закрыла глаза, наслаждаясь этой трогательной лаской. Лаура мгновенно согрелась, ей сделалось даже жарко, но не от жара пламени, плясавшего в очаге, а от его слов, от прикосновения его рук.
– Тебе уже лучше? – заботливо спросил он. – Ты перестала дрожать. – Голос его внезапно стал хрипловатым, в нем слышались знакомые ей нотки возбуждения.
Лаура взглянула на него из-под полуопущенных ресниц. Он не сводил с нее своих огромных темных глаз, в глубине которых вспыхивали и гасли золотые искры.
– Да… нет, – прошептала она.
Он улыбнулся, безошибочно угадав причину ее замешательства.
– Здесь не слишком комфортно. – Он распутал узел подвязки и стянул с ее ноги чулок. – Зато в столь уединенном месте нас никто не побеспокоит, это уж точно.
Вторая подвязка оказалась на полу вслед за первой, вскоре и второй чулок очутился с ней рядом. Джулиан принялся расстегивать крючки на ее сорочке, бормоча:
– До чего же много осталось на тебе одежд!
Лаура не успела ничего ему ответить. Через мгновение он был уже на ней, и сладкая волна наслаждения поглотила ее. В последний миг просветления ей вспомнился их недавний разговор о море. Она чувствовала, что вместе они погружаются в темные глубины, в безбрежный океан страсти. Он тонул в этой страсти сам и увлекал ее за собой. Сердце ее сладко замирало от любви и восторга. Боже, как же они любили друг друга!
– Дождь перестал. – Джулиан приподнялся и нежно коснулся кончиками пальцев разрумянившейся щеки Лауры.
Она лежала на соломе с закрытыми глазами. Длинные ресницы отбрасывали на ее гладкую кожу густую тень. Любуясь ею, он думал о том, как легко им было бы разминуться в огромном Лондоне. Но благодаря случаю, а вернее, совету и помощи Малькольма, они встретились и обрели друг друга.
Лаура блаженно вздохнула и открыла глаза.
– Я предпочла бы еще немного побыть здесь. Тут так мило.
– В этом свинарнике? – изумился Джулиан. – Чем же он так тебе понравился?
– Тем, что здесь ты, – ответила она, краснея. – Любая лачуга показалась бы мне дворцом, едва только ты переступил бы ее порог.
– Да полно тебе. – Джулиан покачал головой. – Неужто тебе так легко угодить? Я и рад бы побыть здесь еще, но если мы не вернемся до темноты, Томас отправит людей нас разыскивать. А дни ведь стоят короткие. Мешкать нам нельзя.
Их платья почти высохли. Он помог ей одеться, не без сожаления застегивая последнюю пуговицу на ее коротком жакете. Лаура улыбнулась. Он желал видеть ее обнаженной, он жаждал новых ласк!
– Мы быстро окажемся дома, – сказал он скорее себе, чем ей.
– Но мы ведь еще вернемся сюда? – с надеждой спросила она.
– Неужто тебе и впрямь хорошо здесь? – Он пытливо заглянул в ее глаза.
– Очень.
– Тогда можешь здесь бывать сколько пожелаешь. Я дарю этот домик тебе.
Глаза Лауры сделались огромными от изумления.
– Мне? Прямо вот так?
Джулиан расхохотался:
– Тебе. Прямо вот так. Он твой. Прежде здесь жила моя старушка няня, а теперь он ничей. Сын няни собрал все свои вещи и перебрался в Ноттингем. Сейчас он работает на суконной фабрике.
Лаура недоверчиво покачала головой:
– Просто не знаю, что и сказать, Джулиан. Мое сердце переполнено благодарностью, но она так велика, что достойных слов не подобрать. Прости…
– Вот и не говори ничего, – улыбнулся он. – Малькольм или Томас займутся составлением дарственной. И тогда этот дворец, – он насмешливо фыркнул, – окончательно сделается твоей резиденцией.
Погасив огонь, он нежно коснулся губами щеки Лауры и повлек ее к двери. На улице было сыро и прохладно после дождя, в воздухе сгущался туман.
Джулиан помог Лауре взобраться в седло. Они пришпорили лошадей. Впереди показался горбатый мостик, а затем они увидели господский дом. У крыльца стояла нарядная карета, в которой Джулиан тотчас же узнал экипаж своего брата. Лошади были не в упряжке, а это означало, что Рэндал приехал достаточно давно. Возможно, он и Лаура разминулись с ним всего на каких-нибудь полчаса.
– Милорд, вот вы и вернулись! А к нам пожаловал сэр Рэндал, – почтительно приветствовал Джулиана старый Крэнфорд.
– Интересно будет узнать, что его сюда привело. Он ведь терпеть не может деревню.
В сердце Джулиана закралась тревога. Заставить юного Рэндала покинуть Лондон могло лишь дело, которое не терпит отлагательств. И вряд ли брат приехал сюда с хорошими вестями. Он и Лаура поднялись вслед за дворецким в гостиную на втором этаже. Там их и в самом деле дожидался Рэндал. Молодой человек нетерпеливо бродил по просторной комнате.
– Где тебя дьявол носил? – напустился он на Джулиана, но тотчас же устыдился своей несдержанности: – Ох, простите, мисс Ланкастер. Рад видеть вас в добром здравии. И все же, Джулиан, где это вы пропадали?
– Ездили на одну из ферм. – Джулиан пожал плечами. – Но в пути попали под дождь.
– Соломенный? – уточнил младший брат, сохраняя серьезную мину.
– Виноват? – округлил глаза Джулиан.
– Взгляни на себя в зеркало. У тебя солома в волосах. И у мисс Ланкастер тоже.
Лаура покраснела.
– Не будь ослом, Рэндал. Мы прятались от дождя в пустующем домике няни. Там мы сидели на соломе.
– А я разве что-нибудь другое предположил? – Рэндал плутовато подмигнул Джулиану и налил виски в бокалы.
Джулиан сделал глоток и погрозил брату пальцем.
– Не принимай его всерьез, дорогая. Он вечно что-нибудь ляпнет. Такой уж уродился.
– Или подметит очевидное, – со смущенной улыбкой возразила Лаура.
Рэндал, с лица которого сбежала улыбка, устало опустился в одно из кресел у камина. Лаура, извинившись, оставила их одних.
– Рад бы продолжать в том же духе, Джулиан, но не могу. Я ведь не шутить сюда приехал. Случилась беда. Черт побери, я привез тебе ужасную новость.
– В чем же дело? Не томи! – потребовал Джулиан.
– Предательство. Измена.
– Силы небесные! И кто изменник?
Рэндал отхлебнул виски и после недолгой паузы ответил:
– Ты.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Когда ты станешь моей - Хигдон Лиза



В целом неплохо.
Когда ты станешь моей - Хигдон ЛизаМари
22.10.2012, 17.55





Изумительный роман, явно неодоцененный читателями. Интересный сюжет с крутыми поворотами. Милая пара главных героев.rnвысокие чувства.Омерзительная нимфоманка, жена ГГ. Советую прочитать.
Когда ты станешь моей - Хигдон ЛизаВ.З.,65л.
28.02.2013, 12.03





Неплохо
Когда ты станешь моей - Хигдон Лизаводопад
2.03.2013, 9.39





Концовка все портит - автор нагородила столько всего надуманного, что сводит на нет все приятное впечатление от романа: 5/10.
Когда ты станешь моей - Хигдон Лизаязвочка
3.03.2013, 11.19





Язвочке 2 за дебильный отзыв.
Когда ты станешь моей - Хигдон ЛизаАлина
26.06.2014, 17.48





Роман так себе,заезжанный сюжет,таких романов,к сожаленью,много.Нет ничего что могло бы захватить.3
Когда ты станешь моей - Хигдон Лизас
24.08.2014, 16.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100