Читать онлайн Греховные тайны, автора - Хейз Мэри-Роуз, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейз Мэри-Роуз

Греховные тайны

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 5

Самолет с ревом катил по взлетной полосе аэропорта Хитроу. Вот он оторвался от земли. Последний раз они с Кристиан летели вместе в самолете пятнадцать лет назад, вспомнила Изабель. Летели в Лос-Анджелес, в первый раз в жизни…
Она закрыла глаза, чувствуя, как тяжелые вибрации проникают в тело. Не оглядываться назад. Никогда больше не оглядываться назад, смотреть только вперед. Ничего еще не кончено. Она молода, красива, и тяжелое бремя страхов, мучивших ее в последние годы, наконец свалилось с плеч. Она спасена. Она свободна! Мир ждет ее. Ей повезло в жизни, очень повезло. Если бы только Арран не завела этот разговор о Дэвисе Уиттэкере…
Теперь Изабель горько сожалела о том, что сказала Арран в порыве ярости. И они даже не попрощались как следует. У нее не хватило такта, а может быть, мужества поцеловать сестру на прощание. Свою родную… О Господи, они ведь даже не сестры. Между ними не существует никаких родственных связей. Может быть, теперь Арран и дружить с ней больше не станет. И можно ли ее за это винить. В тот момент она выглядела такой рассерженной. О черт, когда же наконец этот проклятый самолет наберет высоту и можно будет заказать что-нибудь выпить!
Кристиан сидела, прижавшись носом к окну, точно так же, как и во время того их давнего первого перелета.
Глаза устремлены на серые облака, руки крепко сжимают подлокотники. Все утро она провела в напряжении. То раздражалась по любому поводу, то не слышала, что ей говорят. Всю дорогу до аэропорта она кричала на бедного Мартина («Ты что, не можешь ехать быстрее? Мы опоздаем на этот чертов самолет!»), хотя Мартин и так вел свой тяжелый автомобиль на самой большой скорости. Несмотря на проливной дождь, они уложились меньше чем за три часа и подъехали ко входу в аэропорт за час до отлета. Мартин провел их через лабиринты задних лестниц, многочисленных переходов, грузовых лифтов и в конце концов доставил в небольшой частный зал ожидания. Лишь после этого он их оставил, крепко обняв на прощание готовую расплакаться Кристиан. Погладил ее по голове, как маленького ребенка.
— Вот увидишь, он будет в полном порядке.
Обернулся к Изабель:
— Присматривайте за ней получше, мисс.
В Майами тоже шел дождь, хлестал тяжелыми, теплыми струями. От асфальта поднимался пар. Жозе Эстевес ждал их у выхода из аэропорта. Небольшого роста, неприметный, в легком костюме, с полиэтиленовым плащом на руке. Он представился как руководитель секретных операций Управления по борьбе с наркотиками юго-восточного округа и показал удостоверение.
— Лудо вне опасности, — ободряюще произнес он. — Состояние его стабилизировалось. Он вас ждет.
Они ехали в неприметном автомобиле неопределенного цвета. В машине Кристиан вновь охватила паника.
Она побелела, как призрак, сжала руку Изабель.
— Он меня прогнал. Он не хочет ребенка. И выгляжу я ужасно. Надо было переодеться. Нет, я не могу сейчас встретиться с ним. Иза, что мне делать?
Прошло всего шесть дней, и она была все в тех же белых джинсах и полосатой рубашке, в которых летела в Англию, однако ей казалось, будто миновала целая вечность.
— И не думай об этом, — махнула рукой Изабель.
Кого волнуют тряпки в такой момент.
Больница округа Дэйд ничем не отличалась от прочих заведений подобного рода. Яркие лампы, безликие голоса, вызывающие врачей по пейджеру, блестящий линолеум, сильный запах дезинфекции.
Они поднялись на огромном, переполненном до отказа лифте на третий этаж, прошли за Эстевесом по длинному коридору и остановились наконец перед закрытой дверью, ничем не отличавшейся от прочих, если бы не два вооруженных охранника. И если бы за дверью не лежал Лудо Корей.
— Входи, Крис. Мы с мистером Эстевесом подождем здесь.
Кристиан в ужасе смотрела на Изабель:
— Иза! Ну пожалуйста!
Дверь открылась, и они вошли все вместе.
Он не сводил глаз с двери. Изможденный человек с черными жесткими волосами, с глазами, горящими от нетерпения.
Изабель заметила этот огонь в его глазах и надеялась, что Кристиан его тоже видит.
Кристиан вся напряглась, сжала руки в кулаки.
— Лудо… О Боже, радость моя, любовь моя, ты жив!
Как я за тебя боялась!
Лудо лежал совершенно неподвижно, не в состоянии даже пальцем пошевелить — кисти рук у него были перевязаны, из них торчали иголки. Однако Изабель, словно наяву, увидела странную картину: здоровый золотоволосый человек встретил Кристиан посредине комнаты, и они слились в таком страстном объятии, что в комнате, казалось, стало нечем дышать. Изабель даже зажмурилась.
А потом Кристиан кинулась к Лудо. Гладила его плечи, целовала лицо, губы, волосы, очень осторожно и нежно, чтобы не причинить боли.
Лудо заговорил слабым голосом:
— Крис, прости меня… насчет ребенка. Я совсем не то хотел сказать…
Эстевес приблизился к Кристиан:
— Не больше десяти минут. Потом он должен отдыхать. — Он повернулся к Изабель. — Мисс Уинн, может быть, мы с вами пойдем выпьем по чашечке кофе?
Вечером Изабель и Кристиан сидели у окна в номере отеля. Кристиан, утомленная до последней степени и в то же время ликующая, вся светилась счастьем. Изабель искренне радовалась за сестру. Что же касается ее самой, то она, пожалуй, никогда в жизни не чувствовала себя столь одинокой, покинутой. Никогда раньше не видела она такой всепоглощающей любви и никогда до этого не ощущала такой пустоты внутри.
Завтра она улетит в Лос-Анджелес — нет никакого смысла здесь оставаться, она будет им только мешать, — а Кристиан переселится в другой отель, поближе к больнице.
— Он мне все рассказал, Иза. Сказал, почему вначале не хотел ребенка.
— Почему же?
На самом деле мысли Изабель уже переключились на другие, более земные вещи. Надо позвонить горничной, чтобы занялась ее одеждой, и коридорной, чтобы принесли бутылку водки в номер.
Кристиан хихикнула, чуть-чуть истерически. Нервы ее на пределе, заметила Изабель. Ей необходимо принять горячую ванну и проспать не меньше шестнадцати часов.
— Знаешь, это звучит так глупо. Сначала я не могла поверить. При первой же мысли о ребенке он сразу представил себе, каким был он сам в детстве. — Кристиан пересказала трагические видения Лудо. — Но я сказала ему, что это ведь мой ребенок. Наш ребенок. Мы будем дорожить им, любить его.
Кристиан разрыдалась, потом начала смеяться сквозь слезы.
— На это он ответил, что не знает, как любить ребенка, потому что у него самого никогда не было родителей.
Он ведь незаконнорожденный. Я сказала, что я тоже незаконнорожденная. О, Иза, ты не можешь себе представить, как я его люблю. Я так счастлива, что готова умереть.
— Это чудесно, дорогая, и я счастлива за тебя.
Изабель надеялась, что это прозвучало достаточно убедительно, тем более что она говорила правду. Возможно, однако, ее слова прозвучали чересчур убедительно, потому что Кристиан неожиданно взглянула на нее с подозрением. Но в следующий момент устыдилась собственного эгоизма. Она ведь чуть не забыла о разговоре с Арран прошлой ночью и о том, что она обещала Арран.
— Пойду приму душ, — произнесла в этот момент Изабель.
Как только дверь ванной комнаты закрылась за ней, Кристиан выбежала из номера и поспешила вниз к телефону.
В Майами сейчас семь часов вечера, значит, в Лос-Анджелесе четыре часа дня.
Она позвонила в два места. Сначала Чарлин Гувер — секретарше Дэвиса Уиттэкера. Та очень неохотно, после долгих уговоров согласилась выполнить ее просьбу.
Потом она разыскала Рефуджио Рамиреса в ресторане под названием «Ла Каса дель Соль». Рамирес с восторгом откликнулся на ее предложение:
— Вот здорово, бэби. Всегда об этом мечтал.
На следующее утро, взглянув на себя в зеркало, Изабель поняла, что не может позволить себе появиться на людях в таком виде. Что она чувствует — это одно, как выглядит — совсем другое. Надела черный костюм от Шанель, обведенные темными кругами глаза спрятала за темными очками.
Кристиан — сама забота и внимание — заказала специальный прощальный завтрак. Заметив душевное состояние Изабель, позвонила в Лос-Анджелес и заказала машину — встретить Изабель в аэропорту.
Несмотря на все это, Изабель во время нескончаемого, хотя и вполне благополучного перелета ощущала лишь страшную усталость. После выпитой накануне водки невыносимо болела голова. Вчера ночью, прежде чем напиться, она долго сидела на постели, глядя на спящую Кристиан, такую молодую, свежую, улыбающуюся во сне. Она мечтала о Лудо, о ребенке, о счастье, ожидавшем ее впереди. В ту минуту Изабель готова была ее ударить.
В лос-анджелесском аэропорту ее встретил худощавый узколицый водитель в серой форменной фуражке, взял у нее багажные ярлыки, заботливо провел через терминалы, мимо оборачивающихся вслед людей и широко раскрытых глаз. Вокруг слышался громкий возбужденный шепот.
— Смотри-ка, мама, это ведь Изабель Уинн?
— Вот здорово! Только приехали в Л. — А, и тут же встретили настоящую кинозвезду.
В Лос-Анджелесе, как всегда, стояла жара. В воздухе висел удушающий смог. Пока они шли от аэропорта до длинного белого автомобиля с затемненными стеклами, Изабель совсем ослабела от духоты. Сумочка свинцовым грузом висела на плече.
Водитель открыл дверцу машины:
— Прошу. Кондиционер включен на полную мощность.
Изабель с облегчением нырнула внутрь, в прохладу, опустилась на мягкое сиденье… и обнаружила, что она в машине не одна.
Стройная фигура в хорошо скроенном сером костюме, склоненная темноволосая голова, раскрытый кейс с бумагами… Человек заговорил, не поднимая головы:
— Добро пожаловать домой. Надеюсь, все прошло хорошо. Извини, что не вышел навстречу, но…
У Изабель перехватило дыхание:
— Дэвис Уиттэкер! Какого черта тебе нужно в моей машине?
Сзади хлопнула дверца. Тучная приземистая фигура взгромоздилась на водительское сиденье. Передняя дверца захлопнулась, «кадиллак» взревел и рванул с места, взвизгнув шинами.
Потрясение в янтарных глазах Дэвиса уступило место изумлению, которое постепенно сменилось яростью:
— Это что еще за игры такие! Водитель!
Он постучал в стеклянную перегородку.
Рефуджио Рамирес полуобернулся, широко ухмыляясь из-под козырька водительской кепки, которая была ему явно мала.
Изабель задохнулась от удивления:
— О Господи! А где же… тот… другой… Не могу поверить…
Лимузин на бешеной скорости промчался по Бульвару века, свернул на автостраду Сан-Диего. Рамирес вел машину так, словно это был не «кадиллак», а «мазератти». Изабель и Дэвис беспомощно сидели прижатые к спинкам силой скорости.
Изабель повернулась к Дэвису и заговорила, пытаясь перекричать шум автомобиля:
— Послушай… Это не игра. Это какая-то ошибка.
Останови машину! Рефуджио! Какого черта! Останови машину!
Рамирес не обращал внимания.
— Не имеет смысла кричать. Переговорное устройство не работает, — произнес Дэвис. — Ошибка!
— Ну конечно! Или ты думаешь, я могла все это подстроить?
— Кто-то, во всяком случае, это сделал.
— Но кто? Когда? С какой целью? Ой!
Автомобиль резко накренился на повороте. Их швырнуло друг к другу. Кейс упал на пол, бумаги рассыпались.
— Черт побери! Рамирес!
Два грузовичка, пикап и рейсовый автобус остались позади. Теперь они нагоняли черный «порше-турбо», который в конце концов уступил дорогу, свернув на среднюю полосу. Они поравнялись со старым «меркури», полным мексиканцев, и сбавили скорость.
Дэвис со злостью колотил в стеклянную перегородку, отделявшую водителя от пассажиров. Рамирес, не оборачиваясь, оторвал руки от руля и отрицательно помахал ими.
— Ради Бога, оставь его в покое, — прокричала Изабель. — Скажи лучше, зачем ты приехал в аэропорт?
— Встречал Джули Фарлоу. Она снималась в Нью-Йорке и возвращалась через Майами.
— Но, Дэвис… меня все это время не было в Штатах.
Откуда я могла это знать?
— А вот это ты мне скажи.
— Водитель встречал меня, а не Джули Фарлоу. И проводил меня именно к этой машине. К твоей машине…
А как насчет Рамиреса? Кстати, на нем чужая фуражка!
— Послушай, Изабель, тебе не удастся отвертеться.
Только сегодня утром Чарлин сказала мне, что Джули необходимо срочно со мной увидеться и что она просит меня приехать в аэропорт. Чарлин… — Неожиданно глаза его сердито сощурились. — Я понял! Вы задумали этот фарс вдвоем с Чарлин. Что она себе позволяет! Ну все… Сегодня эта женщина в последний раз переступила границы. Я ее уволю.
Изабель всхлипнула в бессильной ярости:
— Да я сто лет не разговаривала с Чарлин.
Внезапно ее осенило.
— Крис! Это она.
— Что?!
— Больше некому. Она сегодня утром заказывала для меня машину. Или притворялась, что делает это. Она знает и Чарлин, и Рамиреса. Точно, это она. Дэвис, поверь, я не имею к этому никакого отношения. Я убью ее!
Выражение гнева в глазах Дэвиса уступило место сомнению. Изабель также почувствовала неуверенность:
— Вообще это не похоже на Кристиан… Особенно теперь, когда она так занята своими делами.
— На Чарлин это тоже не похоже. Никогда бы не подумал…
— Арран! — прошептала Изабель побелевшими губами. — Это Арран. Она все это придумала, заставила Кристиан позвонить Чарлин и уговорить ее.
— Но почему?
— Она разозлилась на меня. Накануне мы с ней серьезно поссорились.
— Из-за чего?
— Не важно.
— Но для меня это важно. Насколько я могу судить, это касается меня в такой же степени, что и тебя. Расскажи.
Изабель закусила губу.
— Ну хорошо, будь по-твоему. Арран сказала, что я должна позвонить тебе, когда вернусь домой.
— Зачем?
— Откуда мне знать?
— Да будет тебе, Изабель. Хватит притворяться. Что ты должна была мне сказать?
Изабель истерически расхохоталась:
— Что я тебя люблю. Ты можешь этому поверить?
— И с какой стати ты должна мне такое сказать?
Изабель яростно сверкнула глазами. Никогда еще Дэвис не видел ее такой рассерженной. Никогда еще глаза ее не полыхали таким синим пламенем. Он вспомнил, как впервые заглянул в эти глаза на вечере у Дженнингсов пятнадцать лет назад. Вспомнил так ясно, словно это случилось вчера. И так же, как тогда, пятнадцать лет назад, его захлестнула волна желания. Сейчас, по прошествии стольких лет, чувства его оставались такими же сильными. При воспоминании о том, как она обошлась с его чувствами, как воспользовалась его страстью для достижения успеха, его тоже охватил неудержимый гнев.
Сейчас он ненавидел ее с той же силой, что и в тот ясный солнечный день на яхте двенадцать лет назад.
— Да потому, что это правда, вот с какой стати!
Лицо Изабель смертельно побледнело, лишь на скулах проступили ярко-красные пятна. В глазах блеснули слезы. Она сердито смахнула их рукавом элегантного костюма от Шанель.
Изабель всегда умела красиво плакать, отметил Дэвис. У нее никогда не увидишь ни покрасневшего носа, ни распухших глаз, ни безобразно искривленного рта. Он мысленно поаплодировал ее высокому профессионализму… и осознал, что на этот раз она не играет.
Сейчас она казалась типичной англичанкой.
— Я полюбила тебя в тот же момент, как только увидела в первый раз. Сколько я вытерпела из-за этого!
Тебе ведь всегда было наплевать на то, что я чувствую.
Ты смотрел на меня как на собственность. Продукт! Так ты меня называл.
Слезы градом катились по ее лицу. В бессильной ярости она схватила его за лацканы пиджака и встряхнула.
— Ты даже не попытался выяснить насчет Марка и Мелиссы. Тебе было плевать. Я ненавижу тебя, Дэвис Уиттэкер. Ты разбил мне жизнь. А теперь прикажи этому остолопу остановиться. Я хочу выйти. Ни секунды здесь больше не останусь. Я не имею к этой проделке никакого отношения и домой доберусь сама. Пешком, если придется.
За рулем Рефуджио Рамирес ухмыльнулся и поддал еще газу. Черт побери, вот это удовольствие! Вести огромный «кадиллак» по автостраде на скорости девяносто! Такое наслаждение ни с чем не сравнится. Это лучше, чем секс. И даже лучше, чем вкусно поесть…
Неожиданно они застряли позади пассажирского автобуса, судя по номерам, из Миннесоты. Он ехал по скоростной полосе со скоростью пятьдесят пять, не уступая дорогу и не обращая внимания на сигналы. Рамирес хрюкнул от возмущения. Чертовы туристы! Он вывернулся, обошел автобус справа, резко подал назад, едва не столкнувшись с ним, и издевательски помахал разъяренному пассажиру, выглянувшему из окна.
Изабель на заднем сиденье «кадиллака» потеряла равновесие и упала на колени к Дэвису.
— Да он совсем рехнулся! Или пьян. Заставь его остановиться.
В зеркале заднего обозрения Рамирес заметил сквозь завесу смога красно-синюю мигалку. Его это не очень встревожило. Пока они его нагонят, он будет уже в Санта-Барбаре.
— Все нормально, не волнуйся, — рассеянно произнес Дэвис, чувствуя на своих коленях знакомую тяжесть, желая. Изабель до боли во всем теле.
Автомобиль вновь швырнуло в сторону. Дэвис крепче сжал плечи Изабель. Она уткнулась мокрым горячим лицом ему в шею.
— Я знаю про Марка и Мелиссу.
(«Папа, это мой друг Марк Уинн». В тот день Дэвис заехал за Брайаном в школу. Увидев точную копию сына, уиттэкеровские глаза и рот, он ощутил, как внутри все сжалось. При мысли о том, что ему никогда не суждено обнять Марка, назвать его сыном, Дэвиса охватило страшное чувство одиночества. А вскоре и Брайана увезли в Нью-Йорк, он живет со Стюарт. Жизнь впереди представлялась бесконечной и мертвой, как пустыня.)
Теперь, когда Изабель в буквальном смысле слова швырнуло в его объятия, он благословлял Рамиреса и надеялся лишь на то, что эта бешеная гонка никогда не кончится. Не думая больше ни о чем, он покрывал поцелуями волосы Изабель.
— Как это — ты всегда любила меня?
— Забудь об этом. Теперь это не имеет значения.
— Еще как имеет. — Дэвис приподнял ее подбородок, заглянул в глаза. Она вызывающе вскинула голову.
Волосы растрепаны, косметика потекла. — Почему ты мне раньше не сказала?
— С какой стати? Ты же меня никогда не любил.
— О Господи! — Он прижал ее к себе. — Изабель, это правда? Скажи мне. Повтори еще раз.
Глаза ее снова вспыхнули.
— Да будь ты проклят, Дэвис Уиттэкер! Да, я всегда любила тебя! И сейчас люблю. А теперь отпусти меня и дай выйти.
— Ну нет. — Дэвис наклонился и поцеловал ее.
Ощутил соленый вкус слез. Почувствовал, как она вся напряглась. Зашептал, в точности как в тот первый раз:
— Пожалуйста, Изабель, не сопротивляйся сейчас.
Она всхлипнула, яростно рванулась и обмякла в его объятиях. Губы ее раскрылись под его губами, пальцы впились ему в спину. Он успел заметить закрытые глаза с мокрыми ресницами, прежде чем потерял способность что-либо видеть и различать. Последнее, что он услышал, прежде чем отдался Изабель и благословенной горячей тьме, было протяжное гудение. Автомобиль замедлил ход и остановился.
Почему это Рамирес решил остановиться, смутно подумалось Дэвису. Но на самом деле это теперь не имело значения.
Он снова потянулся к ее губам.
— Я тоже тебя люблю. Больше, чем могу выразить словами. Добро пожаловать домой.






Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз



Хороший роман, динамичный, без занудства. Ещё бы страничку с более прописанной концовкой, но автору, как говорится, виднее ))
Греховные тайны - Хейз Мэри-РоузЮрьевна
8.04.2016, 23.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100