Читать онлайн Греховные тайны, автора - Хейз Мэри-Роуз, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейз Мэри-Роуз

Греховные тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Всегда поражалась тому, что мы такие разные, — произнесла Изабель. — Теперь все объяснилось.
Прямо над их головами раздался мощный удар грома.
Мокрый сад озарило ослепительно белым светом.
Три женщины по фамилии Уинтер сидели в комнате Изабель, глядя на грозу через большое окно.
Стояла глубокая ночь.
Долго еще после того, как наваждение от услышанного рассеялось и они начали возвращаться к реальности, ни одна из них не решалась заговорить о чем-либо, кроме самых обыденных вещей. Они поспешно вернулись в отель, каждая в свой номер, каждая в неосознанном стремлении поскорее остаться наедине с поразительным открытием.
Арран, которая так и осталась дочерью своих родителей, предстояло многое пересмотреть в своей прошлой и будущей жизни. Для Изабель и Кристиан весь мир перевернулся. Все встало с ног на голову.
Элизабет рано удалилась к себе и пообедала в номере, как видно, с большим удовольствием. На официантку, подававшую ей обед, это произвело неизгладимое впечатление.
— Бедная мадам. Как приятно, что к ней вернулся аппетит.
— Ты веришь, что это правда? — в третий раз спрашивала Кристиан.
Она никак не могла свыкнуться с мыслью о том, что не существует никакой физической связи между ней и теми, кого она считала родителями. Это рождало в ней чувство утраты и в то же время радости. Свобода! Полная свобода! И ребенок вне опасности. Потом ей стало совестно за свою радость. Она словно неслась в какой-то бешеной скачке, вверх-вниз, вверх-вниз. Образы роились в голове. Вот отец перед камином читает матери вслух своим красивым бархатным голосом. Мать вяжет что-то длинное, бежевое, и глаза ее светятся счастьем. Да, были когда-то и хорошие времена…
Промелькнули другие лица. Молоденькая бойкая девчушка, очарованная большим городом, и красивый парень с горящими черными глазами, очень похожий на Стива Романо.
Кристиан ни минуты не сомневалась в том, что эта смешная смуглая девчушка, совсем непохожая на англичанку, хотела бы оставить у себя ребенка. Как, должно быть, она горевала, расставаясь с дочерью. Кристиан неосознанно стремилась обелить своих настоящих родителей, думать о них только хорошее, любить их образы, созданные ее воображением. Потом внезапно вновь почувствовала вину перед назваными родителями и горестно вздохнула. Одно, во всяком случае, ясно — чтобы все осмыслить, нужен не один день.
Изабель ответила на ее вопрос:
— Она сказала, что у нее где-то в сейфе хранятся наши подлинные свидетельства о рождении. Мы это легко можем проверить. Подделать их она не могла.
Гнев на мать прошел — осталось лишь сожаление об утраченных возможностях. Когда-то она искренне любила отца, однако ее любовь с презрением отвергли.
Ей хотелось бы любить и мать. Бедная мама… Изабель ясно представила себе, как мать входит в агентство по усыновлению в своем лучшем платье (бежевом скорее всего), в шляпе, которая ей совсем не идет. Как возвращается домой к отцу с черноволосым немецко-ирландским младенцем на руках, плачущим, голодным. Как же она, должно быть, не любила всех троих. Ведь ей всю жизнь хотелось остаться только с мужем. И с каким удовольствием, вероятно, открыла им, что отец им вовсе не отец.
Но не только печаль — Изабель чувствовала и невероятное облегчение. Нет больше причин опасаться за Марка и Мелиссу. Отныне можно смотреть на них как на здоровых детей, хотя и трудных, но вполне нормальных.
И она теперь станет разумной матерью, пообещала себе Изабель. Больше никакой суеты, никаких истерик. И пить надо меньше. Теперь все обязательно повернется к лучшему.
— Ну, что скажете? — заговорила Арран. — Как мы себя ощущаем, не будучи сестрами?
— Не знаю, — растерянно откликнулась Кристиан. — Это так странно, вдруг выяснить, что ты не та, кем себя всегда считала. Всю жизнь иметь сестер и неожиданно узнать, что у тебя их больше нет… Как вы думаете, это будет иметь для нас какое-нибудь значение?
— Я думаю, нет, — ответила Изабель.
— А я считаю, что-то непременно изменится, — произнесла Арран, — но не обязательно к худшему. Знаете… сначала мне стало очень грустно. Как будто я лишилась семьи. Но теперь… я просто чувствую, что вместо кровных сестер у меня появились две близкие подруги.
— Правильно, — подхватила Изабель. — Ничего ведь, в общем, не изменилось. Мы всегда были близкими людьми и такими останемся. Мы ничего не потеряли.
— Более того, приобрели. С друзьями ведь можно говорить обо всем. Я имею в виду… подругам все можно рассказать, даже такое, чего сестре не расскажешь.
Арран действительно почувствовала, что наконец-то все может им рассказать. Друзей обычно не стесняются.
Это как неожиданный подарок судьбы. Арран чувствовала себя счастливой. Она может рассказать им о своих бедах, они расскажут ей о своих — и больше никаких семейных секретов. Одну тайну, правда, она не сможет поведать ни Кристиан, ни Изабель. Никто, кроме Дэлвина, не в состоянии понять, какое облегчение она испытала, услышав о пристрастии отца к наркотикам. Это не только избавило ее от страха унаследовать его душевную болезнь. Это в какой-то степени если не оправдывало, то объясняло зло, причиненное ей, и отчасти снимало ее собственную подсознательную ярость. Постепенно эта ярость должна окончательно исчезнуть.
— Давайте выпьем, — неожиданно предложила Кристиан.
— Хорошая мысль, — поддержала Изабель.
Она достала бутылку водки и разлила в стаканы.
— Ну, за нас! — Она не могла подобрать нужные слова. — За сестер Уинтер.
— Нет, — поправила Арран. — За женщин из семьи Уинтер.
Они торжественно сдвинули стаканы.
— Как нам быть с мамой? — спросила Изабель, перед тем как они разошлись по своим комнатам. — Что она будет теперь делать?
Однако утром Элизабет вышла к завтраку странно спокойная и умиротворенная, словно она тоже пережила душевную встряску и стала после этого более стойкой, чем прежде. Изабель и Арран застали ее уже сидящей за столом напротив пожилого джентльмена с седыми усами и военной выправкой. Она оживленно рассказывала ему о своем незабвенном Джордже:
— Он был такой одаренный. Мог бы читать лекции по английской литературе в Оксфорде. Хотел стать поэтом. Но все окончилось трагично. Его призвали уже перед самым окончанием войны. Потом тяжелое ранение в голову. Он был боевым летчиком. Их аэродром находился где-то здесь поблизости. Теперь там американская ракетная база.
— По-моему, она сейчас счастливее чем когда-либо, — тихо заметила Арран. — С каждым днем образ отца будет приближаться к идеалу, пока не станет именно таким, каким она всегда хотела его видеть. Она будет жить со своей мечтой, и никто не догадается, что это не правда. Наконец-то он станет героем войны. Ты только подумай, Иза, ей больше не надо прятаться от людей, не надо притворяться, придумывать какие-то оправдания, переезжать с места на место. Она теперь тоже свободна!
Изабель в задумчивости намазывала гренок маслом.
— Да, наверное, ты права. Как это все странно…
Ведь она…
— Извините! Вы мисс Уинтер?
Обе подняли глаза. Перед ними стояла официантка.
Глаза ее расширились от возбуждения. Она смотрела на Изабель.
— Мисс Уинтер, миссис Петрочелли — ваша сестра?
Ее просят к телефону. Звонят из Америки.
Передав это сообщение, молоденькая официантка кинулась на кухню поделиться с поваром потрясающей новостью. Она с самого начала подозревала, что эти Уинтеры — знаменитости. Ну конечно, с такими лимузинами! А теперь еще и звонок из Америки… Не она ли с самого начала говорила, что эта хорошенькая, черноволосая и есть Изабель Уинн!
Изабель и Арран сидели рядом на пляже, на ветру, под серым, облачным небом. Природа брала реванш после удушающей жары. Прошел отлив. Борозды холодного песка простирались, казалось, до самого горизонта, где начиналась стальная гладь Северного моря.
Изабель сегодня совсем не похожа на звезду Голливуда, думала Арран, глядя на сестру, одетую в старые джинсы и майку, с босыми ногами. Без косметики Изабель выглядела гораздо моложе и беззащитнее.
— Итак, Лудо — секретный агент Управления по борьбе с наркотиками. Какой неожиданный поворот событий, правда?
— Да, пожалуй…
Они оставили Кристиан в номере упаковывать вещи.
Мартин уже заказал для нее билеты в первом классе на ночной рейс. Кристиан сияла от счастья:
— Он хочет, чтобы я вернулась! Хочет видеть меня! — В следующий миг лицо ее омрачилось. — Мистер Эстевес сказал, что Лудо ранен. Наверное, тяжело, если он сам не мог мне позвонить. О Господи! Неужели он умирает?!
— Ничего он не умирает, — успокаивала ее Изабель. — Его ведь ранили в бедро. От этого не умирают. А говорить он не мог, потому что мучается от боли и его, наверное, держат на транквилизаторах.
— Как они ее разыскали? — спросила Арран.
Изабель пожала плечами:
— Думаю, это не составило большого труда. У них свои методы.
Арран вытянула ноги, разглядывая свои новенькие кроссовки, казавшиеся непомерно большими. На ней были короткие желтые шорты, купленные все в том же местном магазине, и голубой свитер, взятый у Кристиан, чересчур большой. Наверное, он принадлежал Лудо, пришло ей в голову. Эта мысль вызвала странное и не очень приятное чувство физической близости с Лудо. Она понюхала рукав и тут же непроизвольно опустила руку.
Возможно, Кристиан делала то же самое, в отчаянии стараясь сохранить память о любовнике. Как странно… Если они с Кристиан поженятся, этот незнакомый человек станет ее родственником. Хотя нет, вспомнила она, они же с Кристиан не сестры.
Главное — это чтобы Кристиан обрела счастье. Но в любом случае у нее теперь все будет хорошо, с Лудо или без него. Как оказалось, ее всю жизнь толкали не на тот путь. От этого она и чувствовала себя такой незащищенной. Но теперь она нашла свою дорогу и свое место в жизни. Странно даже вспоминать о том, кем она была еще не так давно — игрушкой для богачей и знаменитостей.
Иза тоже должна обрести наконец счастье. Она его заслуживает больше чем кто-либо.
Внезапно ей пришла в голову новая мысль:
— По-моему, тебе следует поехать с ней.
Изабель прищурилась.
— Что?
— Поезжай в Майами вместе с Крис. Она сейчас нуждается в тебе гораздо больше, чем мама.
Серая линия моря на горизонте постепенно расширялась. По-видимому, начинался прилив.
— Но не могу же я оставить тебя одну с мамой. Это несправедливо.
Арран все больше преисполнялась уверенности в том, что Изабель должна поступить именно так, как она говорит.
— Тебе все равно через несколько дней надо возвращаться на работу. И кроме того, — Арран проказливо улыбнулась, — она ведь моя мать, а не твоя. Знаешь, мне хочется какое-то время побыть с ней наедине. Посмотреть, что она собой представляет. Я только сейчас поняла, что совсем ее не знаю. Она всегда скрывалась в тени отца.
— Но что ты будешь с ней делать? Нет, серьезно, Арран…
— У меня появилась идея. Странно, что нам это раньше не пришло в голову. Я позвоню Марджи Дженнингс. Готова поспорить, что она захочет приехать.
Марджи ведь была влюблена в отца. Наверняка она все отдаст за возможность поговорить о нем. Подумай только, какое удовольствие для мамы. Наконец-то она почувствует себя на высоте.
— Нет, я не могу уехать.
— Еще как можешь. Подумай о Крис. Послушай, мы ведь не можем быть уверены, что мистер Эстевес тоже из Управления по борьбе с наркотиками. А вдруг он с теми… другими? Она слышала только голос по телефону, сообщивший, что Лудо находится в больнице в Майами и хочет ее видеть. Это мог быть кто угодно.
— О Боже! Я и не подумала об этом.
— Это маловероятно, но вполне возможно. Если ты поедешь с ней, Крис будет в большей безопасности.
Изабель кивнула:
— Хорошо. Я еду. Но мне так не хочется покидать тебя.
— Мы же не навсегда расстаемся. Я дождусь Марджи, удостоверюсь, что с мамой все в порядке, и вернусь в Сан-Франциско. Может быть, на следующей неделе или через неделю. Позвоню оттуда тебе домой.
— Домой…
Изабель уткнулась подбородком в ладони, задумчиво глядя на море. Мысли ее приняли другой оборот, по-видимому, совсем нерадостный.
— Не хочется возвращаться домой. Глупо, конечно.
Особенно теперь, когда, казалось бы, надо радоваться, что все так обернулось. Но я почему-то вижу одни только проблемы. И Харт меня бросил…
— Харт Джэрроу все равно не для тебя, Иза.
Изабель вздохнула:
— Наверное, ты права. Когда-нибудь ты мне расскажешь о том, что было у тебя с Хартом?
— Расскажу. Но не сегодня.
Как хорошо, что теперь можно говорить с Изабель откровенно, не боясь, что та ее разлюбит.
— Не сегодня, — повторила Изабель. — Я поняла, что он не для меня, в тот момент, когда он начал говорить про тебя всякие гадости. Я тогда так разозлилась на него.
— Что он говорил? Что я душевнобольная?
Изабель с негодующим видом кивнула.
— Стервец! Из всех нас ты самая нормальная.
Арран представила себе, как однажды расскажет Изабель о том, какая она «самая нормальная». Но с этим можно подождать. Подумать только, после семинара в Вайоминге прошел всего год! А кажется, что гораздо больше… на целую жизнь.
— Знаешь, ведь он говорил правду. Но теперь все изменилось. — Внезапно она почувствовала непреодолимое искушение рассказать Изабель о том, что она теперь счастлива, что встретила человека, который сделал ее счастливой. А почему бы и не рассказать… — Я познакомилась с потрясающим человеком. С двумя потрясающими людьми…
Как она мучилась, как ненавидела себя в самолете, во время перелета до Лондона. Отвратительная, грязная, пахнущая Гасом, Сандро и прочими. Джонни никогда больше не захочет ее видеть! Когда он о ней узнает, его стошнит. Он умрет от стыда за нее. Но он не узнает, если она сама ему не расскажет. И это больше никогда не повторится.
Арран быстро прикинула в уме: в Сан-Франциско сейчас три часа ночи. Она вернется в отель и позвонит Джонни. Да, вот так просто возьмет и позвонит. Господи, как прекрасно, что она может это сделать. Или нет, лучше подождать до завтра и позвонить после того, как уедут Изабель и Кристиан. По крайней мере есть о чем помечтать… даже если он и отругает ее за то, что разбудила среди ночи. А вообще-то поделом ему. Когда еще его можно застать дома?
— Я очень рада, Арран, — искренне произнесла Изабель. — От души рада. Тебе уже давно пора встретить хорошего человека. Вот бы и мне такого найти. Детям так не хватает отца.
— Но ведь ты уже его встретила, Иза. Давным-давно.
Не помнишь?
Изабель не отвечала. Устремила взгляд вдаль. Полоса воды заметно приблизилась. Теперь стало видно, что она не серая, а желтовато-коричневая, пенистая.
— Того самого человека, — добавила Арран.
— Ты имеешь в виду Дэвиса?
— Ну а кого же еще?
Изабель тяжело вздохнула:
— Если бы я тогда это знала! Но откуда я могла знать… Это ведь только в романах первый мужчина в жизни девушки становится ее вечной любовью. В жизни так не бывает.
— Иногда бывает. Ты ведь до сих пор его любишь, разве не так?
— Конечно, нет!
— Лгунья.
— Ну хорошо: да, да, да! Но из этого все равно ничего бы не вышло. Он-то меня никогда не любил. Смотрел на меня как на выгодное вложение капитала.
— Если ты действительно так считаешь, значит, ты еще большая идиотка, чем я думала. Да еще и слепая вдобавок.
Арран с изумлением слушала себя. Подумать только, она говорит Изабель все, что думает, и даже грубит при этом. Год назад она бы ни за что не решилась так разговаривать. Вела бы себя вежливо, соглашалась со всем.
И все бы оставалось так, как есть.
— Как ты можешь знать, что происходило между мной и Дэвисом?
— Я-то не слепая. И потом, я профессиональный наблюдатель, не забывай.
— Для тебя все слишком просто.
— Ну конечно. Это же так очевидно. Дэвис любит тебя без памяти. А иначе почему бы он вел себя именно так? Он любил тебя настолько сильно, что сам не мог этого выдержать.
— Ха.
— Это так. Вся проблема в том, что вы с Дэвисом очень похожи. Оба чертовски горды и ранимы. Так боитесь за свою дурацкую гордость, что из-за этого постоянно причиняете друг другу боль. Даже Стив Романо это понял. Он сказал Крис.
— Проклятый Стив Романо! Дерьмо! А в общем, я сама виновата. Знала, что делаю.
— Ты думаешь, Дэвис не понял?
Изабель пожала плечами.
— Конечно, он понял, — терпеливо произнесла Арран, как будто разговаривала с ребенком. — Но он не хотел тебя ни с кем делить и страшно ревновал. Просто ничего не мог с собой поделать. Слушай, надо вставать, а то промокнем.
— В любом случае поздно об этом говорить. Все давно прошло. — Изабель захватила горсть песка и продолжала с напускной веселостью:
— А в море полно всякой другой рыбы. Дети в конце концов полюбили Харта.
Не вижу, почему бы им не полюбить кого-нибудь еще.
— Думаю, родного отца они любили бы гораздо больше.
Изабель резко обернулась к ней:
— Что ты имеешь в виду?! Ты… откуда ты знаешь?
Ледяные серые глаза Арран по цвету напоминали Северное море.
— Я видела Марка и Мелиссу. Я видела Дэвиса.
— О Боже! Это что, так бросается в глаза?
— Конечно.
— Как ты думаешь, он знает?
— Я бы удивилась, если бы он не знал. Иза, позвони ему, когда вернешься. Ты ведь можешь все начать сначала. Попробуй встретиться и поговорить с ним. Скажи, что ты его любишь. Ну что ты теряешь?
— Да я скорее умру.
— Трусиха!
— У меня есть своя гордость.
— Ну и что хорошего она тебе дала? Живешь одна, пьешь слишком много. С детьми сплошные проблемы.
Изабель побледнела.
— Знаешь, я никогда не думала, что смогу сказать такое человеку, к которому всегда хорошо относилась.
Но тебе скажу: черт бы тебя побрал, Арран Уинтер. Ты стерва.
Арран в отчаянии смотрела на нее.
— А ты… ты не просто трусиха. Ты круглая идиотка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз



Хороший роман, динамичный, без занудства. Ещё бы страничку с более прописанной концовкой, но автору, как говорится, виднее ))
Греховные тайны - Хейз Мэри-РоузЮрьевна
8.04.2016, 23.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100