Читать онлайн Греховные тайны, автора - Хейз Мэри-Роуз, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейз Мэри-Роуз

Греховные тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Все свои силы Арран в эти дни отдавала работе. И все свое время тоже. Либо сидела за письменным столом, печатая на великолепной красной ай-би-эмовской машинке, подаренной Изабель, либо встречалась с нужными ей для работы людьми.
Что же касается общения вне работы; то эта сторона ее жизни практически свелась к нулю.
У Фатсо после смерти его сестры Хелен проснулась давно забытая, но все еще существующая ненависть к белым. Пробить ее оказалось невозможно даже для Арран. Он исчез из ее жизни, ушел в свой недоступный мир черных, и больше она его не видела. Хельмут Рингмэйден вышел на пенсию, а магазин «Могал букс» превратился в модерновый шоп, торгующий импортными товарами — комнатными тапочками, отороченными мехом ламы, афганскими шапками, мексиканскими поделками.
С сестрами Арран тоже почти не общалась. Изабель работала так же много, как и она сама, Кристиан же просто-напросто исчезла. Сбежала перед самой свадьбой с Сэмом Старком, миллиардером из Флориды, и объявилась, в Пуэрто-Рико вместе с незнакомцем по имени Лудо Корей. Конечно, он контрабандист, уверяла Изабель, и конечно, занимается перевозкой наркотиков.
— А чем еще он может заниматься?
Арран очень беспокоилась за Кристиан, даже несмотря на счастливый голос сестры в тот единственный раз, когда они разговаривали по телефону. Ты сошла с ума, Крис, хотелось ей крикнуть, он же контрабандист!
Еще больше тревожило ее то, что Кристиан так резко и бесповоротно оборвала все связи с внешним миром — ни телефона, ни адреса, никакой возможности добраться до нее. А если что-то случится? Если понадобится срочно связаться с ней? Арран чувствовала себя брошенной, покинутой. Ощущала обиду на Кристиан за то, что та ей не доверяет… И ревность. Да, ревность. Кристиан влюблена, Кристиан счастлива, и это вызывало у Арран горькое чувство ревности. Сможет ли она сама когда-нибудь влюбиться? Наверное, теперь уже нет.
Она так панически боялась повторения унизительной сцены, пережитой с Хартом Джэрроу, что стала избегать общества мужчин и остерегалась любых личных контактов. Теперь, когда темные силы одолевали ее (как выяснилось, печальный опыт с Молотобойцем не изгнал злых духов — они лишь притаились на время, набирая силу), она садилась в свою старенькую побитую «тойоту» и ехала в промышленную часть города к югу от Маркет-стрит, в клуб «Тысяча сто», где проводила несколько часов в его тускло освещенных комнатах.
Клуб регулярно посещали садомазохисты обоих полов, и вскоре Арран уже неукротимо влекло в его подвалы под складами. Ее привлекал и невозмутимый профессионализм работавших там проститутов. У нее появились любимчики — Гас, спортсмен по бодибилдингу с бритым черепом, в дневное время работавший на заводе по упаковке мяса, и Сандро — полуиндеец, полугрек, тупой, как осел. Она не покидала этих мрачных стен до тех пор, пока все тело не начинало болеть от побоев, а внутри на несколько драгоценных часов не появлялось ощущение легкости и чистоты.
На следующее утро она просыпалась, плача от стыда и отчаяния, и клялась самой себе, что больше никогда, никогда не пойдет в этот клуб. Она очистится. С этого дня она будет жить, как монашка. Ведь, кроме всего прочего, есть опасность заразиться смертельной болезнью. Эта угроза висела над ее головой как дамоклов меч. Никогда, клялась она себе, никогда, никогда!
Но через месяц, гонимая непреодолимой темной силой, она снова звонила в потайной звонок на той же двери, с пятьюстами долларами наготове, и снова проводила ночь в угаре и забытьи в темном подвале с чужими людьми.
Труднее всего приходилось ранними вечерами. Вот почему Арран, уже завершив работу над книгой о бездомяых, продолжала посещать приют Святого Эндрю на Девятой улице и проводила все больше времени среди его обитателей — ста пятидесяти мужчин, женщин и детей, ежедневно получавших там горячий обед и теплый ночлег. Она общалась с бездомными бродягами, которые, однажды доверившись ей, безоговорочно приняли ее как свою и рассказывали ей все без опаски. Это были люди типа Гуча — пятнадцатилетнего мальчишки, знавшего все места в городе, где можно найти еду, или Джима и Марко — наркоманов и жертв шестидесятых годов, искавших защиты друг у друга и постоянно державшихся вместе, словно сиамские близнецы, или миссис Делани — дурно пахнущей старухи, убежденной в существовании марсианского заговора с целью предотвращения второго пришествия Иисуса Христа, или мистера Фролика — восьмидесятилетнего профессионального нищего с ампутированными ногами, королевской осанкой и лицом поэта, опекаемого громадной немецкой овчаркой с ласковыми глазами по имени Лофтус.
Подружилась Арран и с теми, кто помогал приюту, например, с молодым доктором Джонни Гарсиа, родом из Гватемалы, руководившим клиникой Долорес на небольшой улочке неподалеку от Миссии. Он заходил в приют дважды в неделю и бесплатно лечил любые болезни от поражений кожи до дизентерии. Был еще Хамфри — трехсотфунтовый гомосексуалист из бара по соседству под названием «Темница». Он отвечал за приютскую кухню. Каждый день в пять часов Хамфри, в черной кожаной форме а-ля наци, потный и задыхающийся, притаскивал огромный чан с домашним супом. Каждое утро он закупал свежие продукты на фермерском рынке и мечтал о собственном французском ресторанчике где-нибудь в сельской местности.
Однажды вечером Арран познакомилась с Дэлвином.
— Дэв пришел, — сообщил Джонни Гарсиа.
Арран в это время стояла за стойкой, устанавливая на подносах чашки с чаем, кофе и молоком.
— Он хочет поговорить с тобой.
Однако прежде чем Джонни успел рассказать, кто такой Дэв и о чем хочет поговорить, его отозвали к старику со страшным нарывом за ухом.
Может быть, Джонни подумал, что она уже знакома с Дэлвином? Когда Дэлвин подошел к ней, Арран поняла, что никогда раньше не видела этого человека. Она бы его не забыла.
Все черты его красивого лица разительно противоречили друг другу, от шевелюры блестящих, совершенно белых волос до гладкого юношеского лица с древними — мудрыми и проницательными — темными глазами и самой доброй улыбкой, какую Арран когда-либо видела.
Ему с одинаковым успехом можно было дать и тридцать, и шестьдесят. Одет он был в старый черный пуловер с высоким воротом и выцветшие джинсы.
— Вы, наверное, Арран? — мягко произнес он глубоким бархатистым голосом. — Я давно ждал встречи с вами. Джонни мне много о вас рассказывал, и теперь я хочу попросить вас об одолжении. Позвольте угостить вас кружкой пива, когда все улягутся спать.
В девять часов Арран и Дэв сидели в отдельной кабинке в мексиканском баре-ресторане на улице Валенсия. Над их головами свисали с потолка неизменные гирлянды рождественских украшений — серебряные колокольчики, ангелочки, Санта-Клаус с оленем. Ангелы трубили в грязные золотые трубы.
Дэв жадно поглощал маисовые чипсы и рассказывал Арран о своем проекте.
— Дело вот в чем. Я хочу сделать фильм о приюте и о людях, которые от него зависят. Надеюсь, его покажут по телевидению, и мы привлечем внимание.
Может быть, удастся собрать немного денег. Мы покажем повседневную жизнь приюта, сопровождая это текстами в кадре и за кадром. Мы отснимем интервью с персоналом и, возможно, кое с кем из обитателей, такими, как, например, мистер Фролик. Он будет счастлив и смотреться будет очень живописно. Но… нам нужен профессионально написанный сценарий, а заплатить за него мы не можем.
— Конечно, я это сделаю, — не задумываясь, ответила Арран. — С большим удовольствием.
— Прекрасно! Просто замечательно! Судя по тому, что я слышал о ваших работах, вы именно тот человек, .который нам нужен. Как вы думаете, смогли бы вы набросать мне его в общих чертах к следующей неделе?
Он вкратце изложил ей основные пожелания и требуемый объем сценария.
Увлеченная его энергией и неотразимым магнетизмом его личности, Арран решила, что сможет сделать то, что требуется.
— Кто будет читать текст?
— Я сам. По крайней мере так я планирую, за неимением никого лучшего.
Арран подумала, что никто и не сможет сделать это лучше него.
— У вас это прекрасно получится. Такой красивый голос… Вы, случайно, не актер?
Дэлвина ее вопрос, по-видимому, очень позабавил.
Глаза его сощурились в улыбке.
— А разве все мы не актеры в той или иной степени?
Арран не поняла, в чем тут шутка, и немного растерялась.
— Во всяком случае, о том, как делаются фильмы, вы кое-что знаете.
— Я когда-то обучался киноискусству.
— В самом деле? Где же?
— ВЮ-эс-си.
— Я потрясена. Там же, где Джордж Люкас и Стивен Спилберг!
Дэв улыбнулся:
— Ну, это было после меня.
Жизнерадостная толстушка в ярко-красном костюме, напоминавшем индийский, принесла еще две бутылки пива и подложила им в тарелки чипсов.
— Не хочу торопить события, — смущенно проговорил Дэв, — но у меня есть еще один проект. С Джонни.
Сейчас пока это только задумка. Мы ищем для него место и деньги.
Что-то в его голосе, по доказало Арран, что эта задумка для него важнее, чем фильм.
— Что за проект?
— Приют для беженцев — латиноамериканцев, которые не могут вернуться домой по политическим причинам. Для людей без средств к существованию, без медицинской помощи, возможно, даже не говорящих по-английски.
Как бы думая вслух, он рассказал ей об этом проекте.
Арран внимательно слушала.
— Может быть, мы сделаем еще один фильм, в зависимости от того, как пойдет первый. В любом случае хороший писатель для нас сейчас на вес золота. Если вас это, конечно, интересует.
— Меня такие вещи всегда интересуют.
Да, пожалуй, для актера он слишком много знает о жизни. Да и для продюсера тоже, или кем он там еще может быть. Но какое все-таки поразительно красивое лицо… Арран внимательно изучала его удлиненные темные глаза, морщинки по углам выразительного рта. Он, наверное, много улыбается… Можно подумать, что жизнь — такая уж веселая штука.
Арран почувствовала знакомое напряжение, смешанное с яростью. Оно пронзило все ее тело, с головы до ног.
Он слишком добр, слишком хорош… слишком необыкновенный, чтобы быть реальным человеком.
Подошла официантка.
— Я больше не хочу пива, — резко бросила Арран. — Хочу виски со льдом.
Она осушила стакан одним глотком. Виски ударило по пустому желудку, словно граната. Она враждебно захрустела чипсами, глядя на Дэлвина прищуренными глазами.
Его такое поведение, по-видимому, нисколько не удивило.
— Жаль, что я ничего не читал из ваших книг. Джонни читал. Он говорит, что ваши книги просто потрясают и что вы прекрасно чувствуете людей, которых описываете.
— Да, наверное.
Арран огляделась в поисках официантки и стала водить мокрым стаканом по столу. Ей хотелось еще выпить.
— Вы располагаете к себе людей, и они вам охотно все рассказывают.
— Да, люди всегда с удовольствием со мной разговаривают.
— Это истинный талант.
Арран равнодушно пожала плечами. Ей сейчас не хотелось говорить о своей работе. Ей ни о чем не хотелось говорить. Ей хотелось…
— Скажите, вы с самого детства хотели стать писательницей?
Она заерзала на стуле.
— Не знаю… Наверное, это вышло само собой.
— Как бы мне хотелось уметь писать. Но, боюсь, ничего у меня не получится. Так и придется использовать чужой талант.
Он потянулся к ней через стол. Взял ее руку. Арран вздрогнула.
— Я очень ценю, что вы согласились нам помочь.
Вы, наверное, даже не представляете себе, как много это для нас значит.
Как обожженная, Арран отдернула руку.
— Тогда закажите мне еще виски.
Дэлвин задумчиво взглянул на нее. Знаком подозвал официантку. Та подошла тотчас же. Конечно, к нему всегда все являются по первому зову. Все наверняка обращают на него внимание, где бы он ни появился.
— Скажите, — медленно произнес он, наблюдая, как она пьет, — чем вы занимаетесь помимо работы?
— Ем и сплю.
— У вас нет знакомых? Нет друга?
— Нет.
Голос его стал еще мяте.
— Сколько вам лет, Арран?
— Тридцать.
— Выглядите вы намного моложе.
— Я знаю. Все мне только об этом и говорят. Надоело.
Он снова улыбнулся:
— Извините.
— Ничего.
Арран резко поднялась из-за стола.
— Пошли.
Дэлвин тоже встал.
— Ну, если вы готовы…
— Готова. Поедем к тебе. Где ты живешь?
— Я живу в таком месте, куда вам нельзя.
— И что это значит? Ну хорошо, поехали ко мне.
Они вышли на улицу. Дэлвин открыл дверцу старенького «фольксвагена». Арран забралась на сиденье. Он сел рядом за руль, захлопнул дверцу. Прежде чем он успел завести мотор, она набросилась на него. Глаза ее сузились, из горла вырвался стон, она тянулась к нему руками, губами, оскаленными зубами. Ошарашенный этим неожиданным нападением, он на мгновение откинулся назад, однако в следующую же секунду с силой, неожиданной для такого не слишком крупного человека, крепко схватил ее за обе руки и неторопливо, но решительно вернул на прежнее место.
— В чем дело? — Арран вырвала одну руку и ударила его по лицу. — Я что, недостаточно хороша для тебя?
Ты меня не хочешь?
Он снова схватил ее руку, пригвоздил к сиденью. Она выгнулась, как тетива лука.
— Да в чем дело-то? Может, ты гомик?
— Нет.
— А я чуть было не подумала… Тогда в чем проблема?
— Никакой проблемы нет. Секс просто не по моей части.
Он еще крепче сжал ее руки, чувствуя истерическую дрожь в мышцах.
— Что значит не по твоей части? Таких не бывает.
Все этим занимаются.
— Но только не я. Тебе разве неизвестно?
— Неизвестно о чем? У тебя что, не встает?
— Я думал, Джонни тебе сказал. Извини…
— Да о чем ты? Какого еще черта Джонни должен был мне сказать?
— О том, что я священник.
— Что?!!
Арран закрыла глаза и обмякла на сиденье. Дэлвин выпустил ее руки.
— Ах ты черт! Священник! Тогда почему ты не носишь этот чертов воротничок?
— В приюте многие боятся любой униформы.
Он замолчал. Ждал. В конце концов Арран расхохоталась так, что слезы ручьем полились из глаз.
— Ах ты… Священник, твою мать!
Дэлвин повернул ее к себе, крепко обнял. Она уткнулась ему в грудь мокрым от слез лицом.
— Ты прекрасная девушка, Арран. Соблазнительная девушка. И очень-очень пьяная. Сейчас я отвезу тебя домой, ты как следует выспишься. А завтра или в какой-нибудь другой день, когда захочешь, мы поговорим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Греховные тайны - Хейз Мэри-Роуз



Хороший роман, динамичный, без занудства. Ещё бы страничку с более прописанной концовкой, но автору, как говорится, виднее ))
Греховные тайны - Хейз Мэри-РоузЮрьевна
8.04.2016, 23.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100