Читать онлайн Бумажная звезда, автора - Хейз Мэри-Роуз, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бумажная звезда - Хейз Мэри-Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бумажная звезда - Хейз Мэри-Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бумажная звезда - Хейз Мэри-Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейз Мэри-Роуз

Бумажная звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

В полдень стало жарко и тихо, однако, с юго-запада ползли черные грозовые тучи.
Томас Очоа с самого утра смотрел на небо, умоляя, чтобы свершилось чудо и дождь прошел стороной, а уж если и польет, то хоть не проливной, как обещало зловещее небо, когда потоки воды с грохотом обрушиваются на крышу из оцинкованного железа, проникая во все дыры и щели. Если такое случится, то может произойти короткое замыкание, да и вообще весь вечер, обещавший быть таким чудесным, будет загублен.
— Господи, помоги, — умолял Томас. — Не допусти, чтобы пошел дождь.
Сент оставил на койке Веры записку: «Дональд уже в пути. Постарайся вести себя с Даймондом как обычно». Он хотел добавить, что им нужно как можно быстрее поговорить, но не решился, так как сейчас, когда настал решительный момент, Сент испугался: а вдруг Вера ему откажет и будет, впрочем, совершенно права.
Во всяком случае, утром он ее не видел. Вера не пришла на заключительные съемки, где взволнованная Старфайер снова и снова сбегала вниз по полуразрушенной лестнице, пока Даймонд не остался доволен отснятой сценой.
Сент нашел Веру на пляже в окружении ребятишек, которые с собачьей преданностью смотрели ей в глаза и просили нарисовать их портреты.
— Когда же приедет Дональд? — спросила она. — Времени уже много.
— Он сказал, что ему надо выудить еще одну крупную улику.
— Что значит «выудить крупную улику»?
— Думаю, об этом мы узнаем от него. Сколько еще ты собираешься рисовать ребятишек?
— Сколько смогу, столько и нарисую, так быстрее бежит время.
— Вера…
— Да? — сказала она, на поднимая глаз от портрета, где тщательно оттеняла складки белого платья Челестины, купленного ко дню первого причастия и надетого ради такого случая.
— Я хотел… А, пустяки, не обращай внимания.
В то самое время, когда Сент, оставив Веру на пляже, уходил, так и не набравшись мужества поговорить с ней, доктор Дональд Уилер втискивал арендованную им машину между «Мерседесом-320» и черным «бьюиком» на парковочной площадке рядом с домом Дэвида Циммермана на Бель-Эр.
Дворецкий открыл ему дверь и на хорошем английском языке сказал:
« — Мне ужасно жаль, сэр, но, боюсь, мистер Циммерман не сможет принять вас сегодня.
Из дома слышались телефонные звонки, громкие разговоры, хлопанье дверей, в воздухе пахло беспокойством.
Дональд напустил на себя важность и на таком же хорошем английском языке ответил:
— У меня назначена встреча, мистер Циммерман ждет меня. Ему обязательно нужно со мной увидеться.
— Видите ли, в доме царит паника, — ответил дворецкий. — Он сказал мне: никого, ни единой души… Вам лучше позвонить ему на следующей неделе.
— Нет, не лучше, — возразил Дональд. — На следующей неделе будет поздно. Скажите ему, что я хочу поговорить с ним о Викторе Даймонде, Флетчер Мак-Гроу и Вэнджи Селлорс.
Дональд написал все эти имена на своей визитной карточке.
Правый глаз дворецкого задергался, он в нерешительности топтался на месте.
— Я вам ничего не обещаю, — ответил он наконец. — Вы выбрали не лучший день.
Но взял визитку и скрылся за дверью.
Через несколько минут Дональда провели в просторную комнату, выходящую окнами на зеленые лужайки с подстриженными в виде скульптур кустарниками. За широким столом сидели два человека и о чем-то горячо спорили. Один из них — высокий, с круглой загорелой лысиной, окруженной венчиком жестких, похожих на щетину волос; второй — маленький, грушеобразный, в черном шелковом костюме, он ожесточенно размахивал какой-то бульварной газетенкой. На первой полосе красовалась фотография обнаженной девицы, а заголовок, набранный большими черными буквами, которые Дональд мог прочитать даже с порога, гласил: «СТАРФАЙЕР БЫЛА ПРОСТИТУТКОЙ»
— Черт возьми! — кричал лысый. — Тебе надо ехать туда сию же минуту! Входите, доктор Уилер, — сказал он, завидев Дональда. — Что бы у вас там ни было, хуже уже не будет.
Дональд посмотрел на фотографию и узнал в обнаженной девице Джи Би.
— Будет, — пообещал он.
Экраном Томасу служила простыня, прикрепленная двумя концами к потолку, а двумя другими прибитая с помощью колышек к полу. За стеной мирно урчала генераторная установка, снабжая током телевизионный проектор, звукосниматель и прожекторы для подсветки, которые при включении вспыхнут — и разноцветные огни запляшут в радостном танце. Томас нарадоваться не мог: все должно пройти не хуже, чем в лучшем диско-клубе Пуэрто-Валларты. Одетый в обтягивающие джинсы и ярко-красную рубаху, с напомаженными до блеска волосами, он летал, словно яркая веселая птичка, между баром и времянкой, где солидный техник проверял качество звука и света.
Люди начали стекаться в кантину с шести часов: деревенские, местные американцы, вся съемочная группа студии «Омега», за исключением тех, что уже улетели на рейсовом самолете или уехали с грузовиками, увозящими оборудование. Пришел даже отец Игнасио и, взобравшись на высокий стул у стойки бара, сидел, нахохлившись, словно старый гриф с взъерошенными пыльными перьями. Послышались глухие раскаты грома. Томас подбежал к отцу Игнасио и заломил руки.
— Молитесь, отец, молитесь, чтобы не было дождя.
Иерархическая верхушка студии «Омега» сидела за столом, расположенным между звуковой кабиной и баром, и была предметом высочайшего внимания, сплетен и пересудов.
Виктор Даймонд сидел в центре весь в белом: белые с хорошо отутюженными стрелками брюки, белая туго накрахмаленная рубашка, которая, как ни странно, совершенно не промокла от пота, если учитывать изнуряющую жару. По мнению многих, ему бы корону на голову и муаровую ленту с орденами на грудь — и вот вам самый что ни на есть настоящий император. Слева от него сидел Сент, загорелый до черноты, в черных джинсах и черной майке, с цветным красно-белым платком вокруг головы, ну просто пай-мальчик из Лос-Анджелеса. Напротив него устроилась Вера в малиновой блузке, короткой черной юбке, с вызывающе яркой помадой на губах и алым экзотическим цветком в волосах. Рядом с ней расположился Арни в бело-голубой клетчатой рубашке, голубых джинсах, с небрежно повязанным вокруг шеи сине-белым платком. И хотя он был одет почти так же, как и Сент, на окружающих он производил совершенно другое впечатление: его воспринимали как пышущего здоровьем, непорочного и красивого ковбоя из Оклахомы.
Ну и, конечно, гвоздем программы была сама Старфайер, сидевшая справа от Даймонда. На ней было короткое платье из материала, напоминавшего фольгу. Роскошные волосы собраны на макушке и прикрыты серебряным филигранным беретом. Она была далекой и не по-земному прекрасной, самая настоящая Чириуатетл, о чем продолжали шептаться жители деревни.
Томас поставил на стол один кувшин с пивом, другой с вином, а перед Старфайер, которая отказалась от спиртного, стакан грейпфрутового сока. Боррачо Пит, подсевший к Сенту в надежде на бесплатную выпивку, встретил недобрый взгляд Даймонда и быстро ретировался.
Звукооператор начал прокручивать пленки, тщательно отобранные Томасом, которые на прекрасной технике звучали просто ужасающе.
Мексиканские парни пили и рассматривали Джи Би.
— Хочешь потанцевать с ней, старик?
— Смеешься? Танцевать с богиней? Или, может, с ведьмой?
— Боишься, что она тебя околдует?
— Я бы не возражал против ее колдовства.
— Хватит, мужики, никакая она не ведьма. Ты что, дурак, не видишь?
— Тогда иди и пригласи ее.
Они продолжали пить, шептаться, строить планы. Вот она перед ними, впервые такая доступная. Ее можно потрогать, можно поговорить с ней, потанцевать, не страшась никакого возмездия, ибо сегодня фиеста, играет музыка и все веселятся.
Да к тому же это их последняя возможность, завтра киношники уедут, и все кончится.
— Почему она должна танцевать с нами? Пусть она не ведьма, не богиня, а все же кинозвезда.
— И к тому же он с ней.
Парни замолчали и украдкой поглядывали на Даймонда, которого все без исключения очень боялись.
— Не дрейфь, пригласи ее. Не видишь разве, что она только и ждет твоего приглашения.
— Больно надо, она холодна как лед, даже ни разу не улыбнулась.
— Заладил, девчонка сейчас быстренько разогреется.
— С чего ты взял?
— Иносенсио добавил в се сок кактусовой водки. Я видел это собственными глазами.
— Шутишь?
Затаив дыхание, все посмотрели на Иносенсио, четырнадцатилетнего парня, разливавшего напитки.
— Хлебни еще немного, — посоветовал один из заводил, — и лед растает в твоих руках.
Даймонд встал и поднял руку, требуя внимания. В зале наступила гробовая тишина.
Словно дождавшись именно этого мгновения, в небе долго и раскатисто прогремел гром. Сейчас Даймонд выглядел не как император, а как самый настоящий колдун, призывающий к себе на помощь стихию. Отец Игнасио перекрестился и дотронулся рукой до заветного мешочка с травами.
— Завтра мы уезжаем, — начал Даймонд, — и я хочу сказать несколько слов. — Его тяжелый взгляд остановился сначала на Старфайер, затем на Сенте и Арни. — Мы здесь сотворили чудо, мы сотворили его своим талантом и трудом. Мы великая команда и создали великий фильм. Вместе мы можем свернуть даже горы. Мы построили новую империю, и все вы, — он широко распахнул руки, охватывая присутствующих, — стали ее частью. Частью нас самих, студии «Омега» и, конечно, «Старфайер». Мы вписали себя в историю.
Собравшиеся зааплодировали, Даймонд дождался, когда смолкнут овации, и торжественно продолжал:
— У меня хорошие новости, но я ждал подходящего случая, чтобы сообщить их, и вот момент настал. — Он набрал в легкие побольше воздуха и еще более торжественно провозгласил:
— Мы не остановимся на достигнутом! Мы устремимся к новой цели! В следующем году мы начнем снимать еще один фильм. Я провозглашаю тост за «Старфайер III»!
Даймонд схватил руку Джи Би и высоко ее поднял.
Мало кто из присутствующих, кроме, конечно, американцев, понял смысл его речи, но ее торжественность не оставляла сомнений, поэтому все одобрительно загудели, застучали по столам кулаками и банками из-под пива.
— А сейчас, — произнес Даймонд с торжественностью короля, открывающего бал для своих придворных, — давайте танцевать!
Звукооператор с радостью отбросил в сторону пленки, отобранные Томасом, поставил другие. Многие вышли на танцевальную площадку, цветные пятна света закружились в бешеном ритме, и диско-вечер, который навсегда останется в памяти жителей Ла-Плаиты, начался.
— Идем, Вера, — сказал Сент, предлагая ей руку.
На танцплощадке уже было тесно от желающих танцевать, и Сент прижал Веру к себе. Откладывать дальше было невозможно. Сейчас или никогда. Он целый день твердил, что скажет ей, и выучил свою речь наизусть.
— Так этот танец не танцуют, — прошептала Вера, пытаясь отстраниться от него.
— Ерунда.
Сент забыл о музыке и лишь чувствовал тепло ее тела под шелковой блузкой и тонкие пальцы в своей руке. Даже то, что Дональд так и не приехал, отошло для него на задний план. Он еще сильнее прижал Веру к своей груди, она была сейчас такой худенькой, такой хрупкой. Он знал ее толстой, похудевшей, снова растолстевшей и опять севшей на диету. Словом, видел ее всякую, но что за черт? Он растерял все слова, которые хотел сказать, а ведь какие умные были. Но надо же что-то говорить. Сейчас или никогда, и Сент скороговоркой начал:
— Вера, я не хочу, чтобы ты уезжала в Японию. Я хочу, чтобы ты осталась со мной, вышла за меня замуж, потому что мы с тобой отличные партнеры в работе. Я не хочу терять тебя и… — Господи, зачем он это говорит? — Я люблю тебя, черт возьми.
Сент с облегчением вздохнул и выжидательно посмотрел на Веру.
Вера молчала, ее тело ослабло в его объятиях, девушка боялась поднять на него глаза.
— Вера, можешь ты сказать хоть что-нибудь?
«Может, она не слышала меня? — подумал Сент, и его охватила паника. — А что, если Вера ответит мне отказом?
Господи, что я знаю о ее жизни? Меня никогда не интересовало, что с ней происходит. Я всегда принимал ее как нечто само собой разумеющееся и почему-то решил, что, стоит мне сказать «выходи за меня», она сразу же бросится в мои объятия».
— Я дурак, каких свет не видывал, — сказал Сент. — И понял это только вчера вечером, когда пришел к тебе в каюту и прочел письмо.
— Ты видел мое письмо? — жалобно спросила Вера.
— Я знаю, что не должен был делать этого, но тем не менее сделал. Вера, я люблю тебя. Поверь мне, это правда.
Я всегда тебя любил, просто раньше не осознавал этого. Мне пришлось пройти через многие испытания, чтобы понять это. Какой же я дурак! Ты выйдешь замуж за дурака и бывшего заключенного? Пожалуйста, Вера, скажи «да».
Ему показалось, что девушка ответила, но музыка заглушила ее слова, — Что ты сказала? — спросил он.
Сент потряс ее за плечи, стараясь добиться ответа, но она только произнесла:
— Сент, давай вернемся на место.
— Вик, — сказал Арни, когда Сент и Вера ушли танцевать. — Мне нужно с тобой поговорить.
— Конечно, Арни, — охотно согласился Даймонд. — Я весь внимание.
— Я знаю, что сейчас неподходящее время, но лучше выложить все сразу, я больше не могу ждать. Так вот относительно нашей команды и прочего. Я выхожу из нее.
Наступило молчание. Улыбка на миг исчезла с лица Даймонда, затем заиграла снова, — Ты прав, сейчас не время для таких разговоров. Ты опустошен и вымотался, как и все мы. Я это прекрасно понимаю. Вот почему я не забил тревогу, когда ты провел ночь с Верой. Мы поговорим обо всем, когда вернемся в Лос-Анджелес.
— Я не могу ждать так долго. Я знаю, что это звучит глупо… Уж если так долго ждал, то могу подождать и еще немного.
— Ты прав, это глупо. Я не хочу слушать тебя, Арни.
— Но тебе придется, я говорю вполне серьезно, это конец. Я не буду принимать участие в «Старфайер III».
Даймонд продолжал улыбаться:
— Не глупи, Арни. Ты заработаешь столько денег, сколько тебе и не снилось. Может, ты получил более выгодное предложение?
— Меня не интересуют эти чертовы деньги и никогда не интересовали.
— В чем же тогда дело?
— Я не считаю себя достаточно хорошим актером…
— А кого бы тебе хотелось играть? Гамлета? Послушай, Арни, может, ты и не Лоуренс Оливье, но как-никак звезда крупной величины.
— Я кое-что придумал, тебе это должно понравиться.
— Ты меня совсем не понимаешь. Если бы я был просто актером, это еще куда ни шло, но мне противно быть секс-символом. Я этого больше не выдержу.
Даймонд задумчиво посмотрел на Арни:
— Теперь вижу, что ты говоришь серьезно.
Выражение лица Даймонда быстро менялось, и через минуту перед Арни сидел совершенно другой человек.
— Понимаю, — сказал он. — Ты хочешь сказать, что меняешь пол.
От удивления Арни захлопал ресницами.
— Ты все знаешь? — спросил он.
— Конечно, знаю.
— Но откуда?
— С самого того дня, когда ты рассказывал мне о Сенте.
Глаза выдали тебя, Арни, тебе надо быть осторожнее. Все твои мысли можно прочесть по глазам.
Арни на мгновение смутился, но быстро взял себя в руки.
— Ну что ж, я рад, что ты меня понимаешь. Да, я гей и не стыжусь этого. Во всяком случае, сейчас, — сказал он и более решительно добавил:
— И не собираюсь делать из этого секрета.
Лицо Арни просияло: все оказалось намного проще, чем он думал, но, взглянув на Даймонда, увидел, что тот смотрит на него как на отвратительного уродца, помещенного в колбу с формальдегидом.
— Ты испытываешь к Сенту физическое влечение, не так ли? — продолжал Даймонд, будто вообще не слышал, о чем говорил Арни. — Возможно, по ночам мечтаешь о близости с ним. Должно быть, это очень трудно: мечтать о мужчине, а на экране заниматься любовью с женщиной и делать вид, что ты страстно ее желаешь.
Лицо Арни сразу осунулось, в голове зашумело.
— Нет, — продолжал тем временем Даймонд. — Ты нужен мне, Арни. Ты не можешь вот так просто взять и уйти.
У нас с тобой контракт. Если ты уйдешь от меня, то твоей карьере конец. Я покончу с тобой раз и навсегда.
— Меня это больше не волнует, — ответил Арни, чувствуя, как неестественно звучит его голос.
— Тогда подумай о всех здешних мальчиках и их родителях, для которых ты самый настоящий герой, сумевший покончить с наркотиками и призывающий к этому других.
— Я…
Даймонд улыбнулся, по мнению Арни, улыбкой паука, наблюдающего за мухой, попавшей в расставленные им сети.
— Ты думаешь, им понравится, если они прочтут в утренних газетах о том, что ты уволен со студии «Омега» за то, что заманивал их детей на пляж и совращал там? Я вчера вечером видел тебя с одним из них.
Лицо Арни стало мертвенно-бледным.
— Что ты мог видеть? Мы просто разговаривали. Господи, Даймонд…
— Эти люди очень бедны, Арни. Дай этому мальчику сто баксов, и он скажет что угодно. Как его зовут? Рауль?
— Ты не можешь так поступить со мной. Как можно…
— Можно пустить слух, что у тебя СПИД и ты заразил всю деревню.
Потрясенный Арни молча смотрел на Даймонда, а тот, в свою очередь, разглядывал его. Глаза Виктора были пусты и напоминали глазницы мертвеца.
— Я не люблю, когда мне предъявляют ультиматум. Еще никто и никогда не покидал меня. Я сам решаю, кому уйти, а кому остаться, Арни. Запомни это.
Джи Би жадно пила. Сок имел странный привкус, но был прохладным и бодрящим, а ей стало жарко. «Мне бы только пережить сегодняшний вечер и завтрашнее утро, — думала она, — и если доктор Суарес ничего не рассказал Даймонду, я благополучно вернусь в Калифорнию, а там все образуется. Там мне ничто не страшно».
Поднявшийся ветер продувал кантину и раскачивал гирлянды электролампочек. Пятна света с головокружительной скоростью плясали по стенам, в такт им гремела музыка.
Она выпила сок, и тотчас же перед ней появился Томас со вторым стаканом. Джи Би снова стала жадно пить, одновременно поглаживая живот и думая о ребенке, таком маленьком, но упорно растущем, минута за минутой, клетка за клеткой.
Она прекрасно сознавала, что любой ценой должна расстаться с Даймондом. У нее больше не было никаких иллюзий на его счет, так же, как и у Арни.
Если он узнает о ребенке, то непременно убьет его (пока Джо-Бет думала о нем в третьем лице, не осмеливаясь называть «он» или «она»), а ее задача защитить его, даже если ей придется для этого пожертвовать Мелоди Рос или мамой.
Она отпила еще немного сока и попробовала сосредоточиться, но мысли путались в ее голове. К столу подошел молодой человек, скорее мальчик лет семнадцати, не больше, и, улыбаясь, протянул руку.
Она повернулась к Даймонду, но тот о чем-то горячо спорил с Арни и не смотрел на нее.
Джо-Бет прекрасно знала, что Виктор не позволит ей танцевать. «Так буду танцевать назло ему, — решила она, — это будет моей маленькой местью». В голове мелькнула мысль: как было бы хорошо закружиться в вихре танца, выскользнуть через открытую дверь и, не останавливаясь, танцевать на пляже, затем по поверхности океана, а дальше взлететь в небо и улететь туда, где будут только они с Дональдом и их ребенок. Джи Би поднялась, улыбнулась мальчику и последовала за ним в толпу танцующих, которая сейчас казалась ей островком безопасности. Она закрыла глаза, и моментально ее кавалер превратился в Дональда Уилера, который приехал, чтобы увезти ее…
Танцующие пятна света падали ей на платье, вспыхивая на нем разноцветными огнями. Она, должно быть, потеряла свой берет, так как ее волосы густым потоком внезапно хлынули на плечи.
Джо-Бет открыла глаза и засмеялась, и в этом смехе было что-то дикое и страстное, потому что перед ней был Дональд Уилер, стройный, загорелый, с напомаженными, блестящими волосами, в ярко-голубой шелковой рубахе. К тому же он был прекрасным танцором.
Сейчас танцевали почти все. Несколько индейцев в белых, украшенных чудесной вышивкой рубашках стояли у стены и с любопытством наблюдали за танцующими. Рядом с ними в дверном проеме притулился маленький человечек в сомбреро. На боку у него висел большой серпообразный нож. Его сумрачный взгляд неотступно следовал за Джи Би.
На миг ей показалось, что она уже где-то видела его.
Мальчик крепко прижимал ее к себе, пожалуй, даже слишком крепко. Джо-Бет чувствовала отвратительный запах его смазанных маслом волос, и от этого запаха к горлу подступала тошнота. Свет слепил ее, музыка неприятно резала уши, в затылке нестерпимо болело.
— Давай выйдем на улицу, — предложил мальчик.
Джи Би казалось, что пол уплывает у нее из-под ног.
Она и ног-то даже не чувствовала, ее шатало, и мальчик почти волок девушку на улицу. Если бы она не помнила, что пила только сок, то могла бы сказать, что совершенно пьяна. Они вышли на темную улицу, где жалобно завывал ветер, взметая в воздух пыль и песок; волны с грохотом бились о берег, в небе сверкали молнии. Ничего не видя в темноте, она скорее почувствовала, что мимо нее в кантину проскользнули две темные фигуры. Над их головами раскатисто прогремел гром, и Джи Би в страхе закрыла уши руками.
Когда разговор закончился, они заметили, что к их столику приближаются двое мужчин. Один невысокого роста, в промокшем до нитки черном костюме и белой рубашке; второй — высокий, с рыжими, потемневшими от дождя волосами.
Это были Ясон Брилл и Дональд Уилер.
Брилл выглядел испуганным и продрогшим до костей.
— Я должен был приехать сюда гораздо раньше, — сказал он Даймонду, стуча зубами, — но эта чертова погода помешала. Идет тропический тайфун, аэропорт закрылся. наш самолет был последним, совершившим посадку.
— Не понимаю, зачем ты вообще прилетел сюда, — фыркнул Даймонд, — и зачем привез с собой этого черта?
Он бросил недобрый взгляд на Дональда Уилера.
— Он оказал мне неоценимую помощь, — ответил Брилл. — Мне было так плохо в лодке, настоящий приступ морской болезни. Я так страдал, никогда в своей жизни не чувствовал себя так паршиво. Кроме того, у меня для тебя печальные новости.
Арни, по лицу которого было видно, какое у него подавленное настроение, с любопытством переводил взгляд с Брилла на Дональда. В толпе танцующих показались спешившие к столику Вера и Сент.
— Как хорошо, что ты приехал, — сказал Сент, протягивая Дональду руку.
Даймонд бросил на Брилла враждебный взгляд:
— Что такое могло случиться, чтобы ты лично приехал сообщить мне последние новости? Здесь есть телефон, можно было послать факс. Твой приезд лишен всякого смысла, особенно если учесть, что завтра мы возвращаемся.
— Дело не терпит отлагательства. Дэви прислал нас сюда на своем самолете.
— Дэвид Циммерман? Прислал? — Даймонд окинул Дональда Уилера холодным взглядом. — У вас должны быть очень веские причины, чтобы приехать сюда.
— Они у меня есть, можете не сомневаться, — вежливо ответил тот.
Музыка гремела, лучи света продолжали свою пляску, окрашивая лицо Даймонда в желтые, красные и синие цвета. Он крепко схватил Брилла за руку и потащил к выходу.
— Нам лучше поговорить на улице, — сказал он, волоча за собой своего помощника, словно страж порядка — преступника.
Они спрятались за грузовиком с генераторной установкой, который защищал их от ветра и постороннего глаза.
Дрожащей рукой Брилл достал из внутреннего кармана пиджака смятую газету.
— Что это? — грозно спросил Даймонд.
— Сегодняшний номер «Нэшнл инкуайрер», — шепотом ответил Брилл. — Похоже, ты не все знаешь о Старфайер.
— Глупости, я знаю все.
— Нет, не все.
Так оно и оказалось.
«СТАРФАЙЕР БЫЛА ПРОСТИТУТКОЙ» — гласил заголовок. Под ним помещалась черно-белая фотография, на Которой молоденькая девушка, вне всякого сомнения Джи Би, совершенно обнаженная, вызывающе смотрит на мир широко распахнутыми глазами.
Даймонд молча изучал фотографию.
— Где они раздобыли эту дрянь? — спросил он, приходя в себя.
На глаза ему попался подзаголовок, где более мелкими буквами сообщалось: «У нее были постоянные любовники» — так говорит ее сестра.
— «Говорит ее сестра», — передразнил Даймонд. И ногтем подчеркнул слово «сестра». — Значит, эта твердолобая сука вылила на нее все дерьмо… Она у меня пожалеет, что родилась на свет, — добавил Виктор с мрачной усмешкой.
— Полагаю, что сейчас уже миллионы таких фотографий разошлись по всей стране, — бесстрастным голосом заметил Брилл.
Даймонд сильно потер затылок, несмотря на жару, его прошиб холодный пот.
— Их можно отозвать, — сказал он. — Они моя собственность.
— Нет, не твоя. Она позировала для этих фотографий десять лет назад. Согласно договору, все права на нее отданы другому агентству. Компания по производству игрушек «Маклин корпорейшн» подала в суд на студию «Омега» и на тебя лично, обвиняя в недобросовестности и мошенничестве. Они не могут позволить, чтобы «их продукция вызывала такие грязные ассоциации», если точно цитировать их слова.
Даймонд выхватил газету из рук Брилла и стал рвать ее на мелкие клочья.
— Я сам подам в суд на эту газетенку.
— Неразумно. У нас нет ни единого шанса выиграть дело. Судебная тяжба с газетой не только не приведет ни к чему хорошему, но и влетит в копеечку. Что касается «Маклин корпорейшн», Дэйв сам займется этим делом. Он планирует закрыть этот печальный бизнес со «Старфайер» раз и навсегда.
— «Печальный бизнес», — медленно повторил Даймонд. — Сейчас кое-кому действительно станет очень печально.
Он вернулся к столику, сопровождаемый Бриллом.
— Где она? — спросил Даймонд тихим, спокойным голосом. — Где Старфайер?
— Расскажи нам, что это за новости? — потребовал Сент.
— С этим можно подождать.
— Тогда скажи хотя бы, что привело тебя к Циммерману?
— Потому что он главная шишка. По крайней мере формально он считается начальником Даймонда. Он член корпорации, и Даймонд подчиняется ему. Где она?
— Где-то здесь.
Арни в это время пил что-то из коричневой бутылки без этикетки и, оторвавшись от нее, заметил:
— Она танцует.
— По правде говоря, — сказал Дональд, — я попал в ужасную ситуацию. Циммерман был рад меня видеть, и мы хорошо поговорили. Ему ненавистны все делишки Даймонда, и он хочет как можно скорее с ним расстаться, даже если придется аннулировать контракт на «Старфайер III».
На «Омеге» сейчас «оттачивают ножи» и собираются покончить с этой мафией раз и навсегда. — Дональд немного помолчал. — Мне надо что-нибудь выпить, дорога была ужасной, и я весь измотан.
Он взял со стола наполовину пустой стакан и выпил содержимое, краски стали возвращаться на его лицо.
— Теперь мне немного лучше. — Он потер кулаком мокрую от пота щеку. — Что за дрянь я выпил, эта жидкость напоминает растворитель для красок. — Он посмотрел вокруг себя. — От этого жуткого света меня просто мутит. Где же, черт возьми, Джи Би? Ей пора бы уже вернуться.
Было очень темно, на небе ни звезды. Она спотыкалась о неровности почвы, а мальчик продолжал тащить ее все дальше и вдруг крепко прижал к груди. Джо-Бет совершенно потеряла ориентацию и не понимала, лежит ли она на земле или все еще стоит на ногах. Ей было невыносимо жарко, жарко до тошноты, до одури в голове; все тело взмокло от пота. А мальчишка возбудился и, несмотря на ее бешеное сопротивление, пытался повалить на землю. Он улыбался, в темноте блестели его белые зубы. Девушка почувствовала, как жадные руки шарят у нее под юбкой. Ей были отвратительны и его улыбка, и его руки.
— Чириуатетл, — прошептал мальчик.
Невероятным усилием она собрала остатки сил и снова стала Джи Би Финей.
— Эй! — закричала она. — Отпусти меня немедленно, иначе я оторву тебе все причиндалы.
— Чириуатетл…
— Сейчас я покажу тебе Чириуатетл!
Она откинулась назад и что было силы ударила его коленом в пах. Мальчишка взвыл и схватился за низ живота.
Джи Би размахнулась и ударила его кулаком в лицо. Он согнулся пополам, зажав руки между ног.
Земля уплывала, и Джо-Бет изо всех сил старалась сохранить равновесие. Прогремел гром, и порывистый ветер окатил ее дождем. Она попыталась убрать с лица прилипшие волосы, но в это время дождь хлынул сплошным потоком. Он был таким плотным, что девушка едва различала огни кантины, и таким шумным, что заглушил даже громкую музыку. Джо-Бет крутилась на одном месте, не зная, куда идти. Чья-то холодная рука взяла ее крепко за локоть.
— Сокей, — прошептал кто-то прямо в ухо. — Сокей, пошли.
«Дональд, — подумала она с облегчением. — Наконец-то он приехал».
Ее тело мгновенно наполнилось силой, возможно, Старфайер передала ей свою энергию. Сейчас она возьмет его руку, и он уведет ее от Даймонда, подальше от этих мест, туда, где она будет в полной безопасности.
Дождь стучал по оцинкованной крыше, заглушая гром и звуки музыки.
— Видео! — закричал Томас. — Сейчас запустим видео!
Сильный ветер, прилетевший с океана, надул простыню, как парус.
Дональд Уилер осушил до конца стакан и, ошеломленный, откинулся на стуле.
— Эта жидкость сшибает с ног. Что это такое?
— Это грейпфрутовый сок, который пила Джи Би, — сказала Вера.
— Шутишь?
Дональд передал стакан Сенту, и тот понюхал жидкость.
— Водка, — ответил он и, поймав недоуменный взгляд Дональда, добавил:
— водка из сока кактуса, местное варево. Неплохо идет, если смешать с… — Лицо его побледнело. — О Господи! Она ведь думала, что пьет просто сок. По-моему, Джо-Бет выпила шесть таких стаканов.
— Нам лучше поискать ее, — сказал Дональд.
Свет погас во второй раз, но сейчас его выключили специально.
Из громкоговорителей, включенных на полную мощность, чтобы заглушить раскаты грома и шум дождя, полились первые аккорды музыки, сопровождающей боевик с участием Майкла Джексона, а вскоре на экране появился и он сам в сопровождении хорошенькой девушки. Толпа разразилась криками и аплодисментами.
К уху Сента склонился Даймонд.
— Где она? — спросил он. — Где Старфайер?
В темноте лицо Даймонда было страшным.
Сент ничего не ответил и, расталкивая людей, бросился к двери, чувствуя спиной, что за ним бежит Дональд.
На экране мелькали кадры, церковное кладбище закрывал густой туман. Из разверстых могил поднимались страшные мертвецы.
Сложив из пальцев крест, отец Игнасио с ужасом смотрел на экран.
Мертвецы, покрытые зияющими ранами, образовали хоровод и закружились в бешеной пляске.
Дождь стучал по крыше, лил изо всех щелей, но никто, казалось, не замечал этого. Томас смотрел на экран затаив дыхание, возможно, вечер все же удастся.
Раздался оглушительный треск, будто сами небеса обрушились на головы присутствующих. Порыв ветра — и простыня с ее ужасным хороводом мертвецов слетела на головы потрясенных зрителей. Вспыхнул яркий голубой свет, запахло озоном. Музыка стихла.
— Черт! — раздался в темноте голос с явным кентуккийским акцентом. — Боюсь, кина больше не будет.
Дональд, Сент, а за ними Даймонд, Вера и Арни выскочили на улицу под проливной дождь, где к ним подбежала согнувшаяся пополам фигура.
— Она ушла, — сказал Сенту мальчик. — Мы избавились от нее. Она чертова ведьма, мужик.
— Ушла? Куда?
Дрожащей рукой мальчик показал в сторону пляжа, где в это время над сгоревшей гостиницей сверкнула молния, осветив две бредущие по песку фигуры.
— Она ушла с Ройалом Гутиерресом. Вам лучше поспешить, если хотите получить ее целой, иначе он изрежет ее на мелкие кусочки.
Все побежали к пляжу, мальчик закричал им вдогонку:
— Не забывайте, что сейчас полнолуние, а в полнолуние он становится бешеным.
Человек буквально волок ее по пляжу, Джи Би спотыкалась, ее ноги увязали в сыром песке. Дождь привел ее в чувство, и девушка поняла, что ее тащит за собой не Дональд, а кто-то чужой. Она стала упираться.
— Отпустите меня! — закричала она. — Куда вы меня ведете? Я с вами не пойду.
— Сокей, — повторял он снова и снова. — Сокей.
Джи Би стала ругать себя за то, что по неосторожности выпила какую-то дрянь, которая опьянила ее, сделала безвольной и глупой. Если у нее раньше были просто неприятности, то сейчас она попала в настоящую беду. Этот человек был тем самым стариком в шляпе, торговцем марихуаной. У него вставные металлические зубы, и все считают его безумцем и зовут Эль Локо. Он был маленьким и старым, но обладал невероятной силой, и у него было мачете.
Джи Би охватил страх, сердце в груди бешено стучало.
«Что мне делать? — думала она. — Как мне вырваться от него?»
Что оставалось делать? Только ждать, когда он ослабит тиски, и убежать, хотя девушка сильно подозревала, что этот маленький человечек не только бегает быстрее, но и отлично видит в темноте.
В небе блеснула молния, и Джо-Бет увидела, что они уже на краю пляжа. Она нарочно споткнулась и упала на колени. Старик с удивительной легкостью поднял ее на ноги и потащил дальше, мимо бассейна, ресторана, к лестнице, ведущей в сгоревшую гостиницу.
«Не паникуй, — приказала себе девушка. — Не борись с ним. Иди и делай вид, что ты не собираешься удрать, а когда он хоть немного ослабит хватку, беги что есть мочи. Ведь должен же он хоть на секунду отпустить мою руку».
Вспыхнула молния и высветила видневшиеся впереди заросли джунглей. После каждой вспышки молнии темнота сгущалась. Хоть бы какой-то свет, хоть лунный… ведь сегодня должно быть полнолуние…
Джи Би чувствовала себя совсем одинокой, всеми покинутой. Ее хлестал дождь, били по лицу невидимые в темноте ветви.
Она скользила по мокрым камням и падала, но каждый раз железная рука старика с легкостью поднимала ее и ставила на ноги.
Оглянувшись назад, она не увидела огней деревни. Если ей удастся бежать, она вряд ли сможет найти дорогу, но лучше об этом пока не думать. Даже если удастся вырваться и убежать, он легко ее поймает. Никуда не деться от этого человека. С отчаянием Джо-Бет вспомнила, что никто не видел, как она уходила из кантины. Никто не хватится ее, пока не будет слишком поздно. Им никогда не найти ее, она исчезнет без следа вместе с бурей; он утащит ее в свое логово и искромсает на мелкие кусочки…
Постепенно Джи Би начала успокаиваться и смогла трезво мыслить. Она вспомнила, что когда-то прочитала в одном журнале по психологии, что в экстремальных условиях человек может стать необыкновенно сильным. Там приводился пример одной беременной женщины, которая с легкостью подняла грузовик, спасая своего двухлетнего сына.
То была беременная женщина, а ведь она тоже беременна.
«Спасай своего ребенка», — приказала она себе.
По ступеням водопадом неслась вода. Джи Би подалась вперед и уперлась коленями в верхнюю ступеньку, затем, собравшись с силами, подняла одну ногу, другую и стала быстро взбираться вверх, пока не поравнялась с Ройалом Гутиерресом.
Теперь она точно знала, где находится. Она работала здесь неделями. Это было то самое место, где она еще сегодня утром бегала вверх-вниз. Вспомнила девушка и еще одну деталь.
Сверкнула молния, и она увидела справа от себя небольшое отверстие, за которым была прорублена в джунглях узкая тропинка, по которой к месту съемки пробиралась их команда. Когда Гутиеррес свернул на дорогу, ведущую, вне всякого сомнения, в верховья реки, Джи Би изловчилась, прыгнула ему на плечи и, схватив лиану, кольцами намотала ее вокруг его шеи. От неожиданности хватка его ослабла. Этого было вполне достаточно.
Джо-Бет с силой рванула руку и побежала вниз по ступеням в сплошную черноту, моля Бога, чтобы он по звукам шагов не определил, где она находится. Старик сейчас был справа, безумный, опасный, с мачете в руке.
Вместе с дыханием из ее легких вырвались рыдания. Она попыталась сосредоточиться и вспомнить утренние съемки: правая ступня идет вниз, тело расслаблено, ноги согнуты; теперь левая ступня. «Помни о крае каждой ступеньки, старайся бежать легко и непринужденно, учитывая их высоту и ширину».
Сзади послышалось грозное ворчание. Джи Би показалось, что он вот-вот схватит ее за волосы. Девушка громко закричала и ускорила бег. Сейчас она почти летела, скользя по мокрым ступеням, туда, где за стеной дождя мелькали слабые огоньки.
«Свет… Что это за свет? Подумай! Свет могут нести только люди».
Она не рассчитала следующий прыжок и чуть не упала, но вовремя сбалансировала.
Грозное рычание повторилось. Старик догонял ее. Она мысленно представляла себе его безумные глаза, сдвинутую на лоб шляпу, острое мачете в руке, готовое нанести сокрушительный удар.
«Забудь о нем, сосредоточься, правая ступня, прыжок, левая».
Огни приближались. Джо-Бет испустила громкий, раздирающий душу вопль. Луч света поймал ее и уже не отпускал. Молния ярко озарила небо, и в этом свете она увидела сцену, которая навсегда запечатлелась в ее памяти.
Сент прыжками мчится ей навстречу, его взгляд устремлен на что-то за ее спиной; следом бежит Даймонд, белые волосы светятся в темноте, рот открыт в крике; за ним поспевает Дональд, Дональд Уилер, хотя это невозможно.
У нее просто начались галлюцинации. Она с ужасом подумала, что все ей только почудилось, что никого вокруг нет. Скорее всего Джо-Бет уже мертва, ей отсекли голову и она дергается в конвульсиях, как это бывает у цыпленка.
В глазах у нее потемнело, и девушка оступилась. Ей показалось, что она слышит крик Сента:
— Остерегайся! Пригнись! Ложись!
Она упала, что-то просвистело у нее над головой. Кто-то схватил ее за волосы. Сент одним прыжком достиг Гутиерреса и перехватил поднятую руку. Она видела, как сверкнуло острие мачете, новая вспышка молнии, вытянутая рука Даймонда хватает Сента за горло и отбрасывает назад, — Вэ… н… джиии…! — протяжно кричит Даймонд.
Свист металла, глухой удар, шлепанье убегающих голых ног. Джи Би закрыла глаза. Земля уплывала из-под нее, и она, стараясь удержаться, вцепилась в грязное месиво и опавшую листву. Справившись с головокружением, девушка оперлась на руки и встала на колени, ее вывернуло наизнанку.
Дрожа от озноба, она посмотрела туда, где на ступенях лестницы лицом вниз лежал Даймонд, одна рука его свесилась, пальцы слегка сжаты. Казалось, что он спит.
Ступенькой ниже Дональд Уилер и Сент склонились над каким-то неясным предметом.
— Не смотри сюда, Джи Би, — просил Сент. — Пожалуйста, не смотри.
Но было уже поздно, она посмотрела и в новой вспышке молнии увидела отсеченную голову Виктора Даймонда, в глазах его застыло удивление.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бумажная звезда - Хейз Мэри-Роуз



Написано хорошо, примерно в том же стиле, что и остальные книги автора. Но лучше между ними прочитать что-нибудь ещё, чтобы восприятие не притуплялось.
Бумажная звезда - Хейз Мэри-РоузЮрьевна
15.04.2016, 1.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100