Читать онлайн Долгожданное счастье, автора - Хейл Нэнси, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Долгожданное счастье - Хейл Нэнси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.89 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Долгожданное счастье - Хейл Нэнси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Долгожданное счастье - Хейл Нэнси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейл Нэнси

Долгожданное счастье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

К черту этого проклятого Эдварда Арчера! Она едва знала этого человека с ледяными глазами, который заставил ее, уверенную в себе девушку, ощутить себя застенчивой, неуклюжей девчонкой, которой она была много лет назад.
Осознания этого и чувства тяжести, давящего грудь, было достаточно, чтобы отравить часть радости от подарка Риа. Но по прошествии нескольких дней Оливия оказалась слишком занятой, чтобы придавать уж очень большое значение столкновению с этим грубияном и невежей.
Она встречалась с юристами и бухгалтерами, агентами по недвижимости, художниками и штукатурами, и проведенные с месье Пьером полчаса, когда он вначале уверял, что она бездарная и неблагодарная выскочка, а потом встал перед ней на колени и умолял, согласившись на большое повышение жалованья, остаться у него, – надолго врезались ей в память.
Именно осознание того, чего она стоит, и убедило Оливию в том, что, покидая «Интерьеры от Пьера» и открывая собственное дело, она делает верный шаг.
Все произошло очень быстро. Оливия влюбилась в окруженный зеленью четырехэтажный дом с узким фасадом на одной из улиц в Манхэттене. Она собралась с силами и мужеством, истратила часть полученного от Чарлза займа – и верхний этаж превратился в уютную квартиру, что положило конец ее многолетней жизни в тесной комнатенке, а нижние три этажа трансформировались в студию и выставочные залы, о которых она могла только мечтать.
Она так и назвала свой магазин: «Мечта Оливии».
Она сама оформила каждый квадратный дюйм помещения, так что уют и шарм отличали не только демонстрационные залы, как у Пьера. Он был мастер пускать пыль в глаза заказчикам, но нисколько не заботился о своих дизайнерах.
– Жизнь в соляных копях, – говаривала об их темной, угрюмой студии работавшая с Оливией Дольчи Чамберс. Они обе старались сделать их обиталище более уютным, но горшки с геранью и окантованные литографии не могли совершить невозможное.
– Если я когда-нибудь стану владелицей собственной студии, – сказала как-то Дольчи, – в ней будет миллион квадратных футов, окна во всю стену и потолок высотой в сто футов.
Оливия лукаво улыбнулась:
– А если я заимею свою, – сказала она, – в ней будет миллиард квадратных футов и потолок в тысячу футов. Стен не будет вообще. Только стекло, еще стекло и еще больше стекла. Ну, как звучит?
– Божественно, – вздыхала Дольчи.
И вот теперь, благодаря Риа и Чарлзу, эта мечта стала явью.
«Впрочем, возможно, не во всем», – улыбаясь, думала Оливия, отрывая взгляд от своего чертежного стола. Комната на втором этаже, в которой они теперь работали с Дольчи (девушка приняла предложение Оливии перейти к ней на работу), была гораздо скромнее того, о чем они когда-то мечтали; но она была большая и светлая и окрашена в радующие глаза цвета.
– Ты счастлива, Ливви? – спросила ее Риа, когда подруги встретились, чтобы немного посидеть в баре отеля «Плаза»
type="note" l:href="#n_1">[1]
после рабочего дня в «Мечте Оливии».
Оливия улыбнулась.
– И ты еще спрашиваешь? – ответила она вопросом на вопрос, и личико Риа тоже расплылось в радостной улыбке.
Да, Оливия была счастлива. Она собрала свои наброски, отодвинула стул и подошла к окну, подытоживая события, происшедшие в ее жизни после памятного дня рождения.
С того дня, когда Чарлз стал ее финансовой опорой, он держался, как и подобает джентльмену. Он не дал ей ни малейшего повода пожалеть, что она решилась принять от него заем. Тем не менее она не могла избавиться от ощущения, что тот Чарлз, с которым ее связывал бизнес, и тот Чарлз, который ухаживал за Риа, были в определенном смысле разные люди. И почему Риа так старалась держать свою связь с ним в секрете?
Риа сказала, что так посоветовали Чарлзу его юристы – до завершения дела о разводе.
– А еще, – добавила она со вздохом, – из-за моих родителей. Ты же их знаешь, Ливви.
Оливия знала, слишком хорошо знала. Боскомы всегда обходились с ней очень любезно, но никогда не позволяли забыть, что она была подопечной их домоправительницы, и держали ее в доме как бы из милости.
– Ты имеешь в виду, – сказала она чуть погодя, – что они несколько консервативны.
Риа вздохнула.
– Замшелые и окостенелые, иных слов не подберешь. Если я расскажу им о Чарлзе, они с ума сойдут. Они скажут, что он слишком стар для меня, они ужаснутся тому, что он женат…
– Может быть, тебе обо всем этом тоже стоит подумать, – осторожно сказала Оливия.
– Тебе нужно лучше узнать его, Оливия. В нем больше энергии, чем в людях, которые вдвое моложе. Что же касается брака, то он был в нем несчастлив многие годы.
– Значит, все это – эти отсрочки…
– …Необходимы, – твердо сказала Риа, – пока бракоразводный процесс не завершится, и тогда мы поедем в Вегас и там поженимся, а затем поставим родителей перед свершившимся фактом.
Эти слова прозвучали так, словно Риа защищалась от чего-то, но Оливия вовсе и не собиралась вынуждать подругу оправдываться.
– Я всего лишь не хочу видеть тебя несчастной, – сказала она, и Риа сразу заулыбалась, перегнулась через стол и взяла Оливию за руку.
– Я знаю, – прошептала она. – О, Ливви, я так рада, что мы снова сблизились, я так скучала по тебе.
На самом деле они не были снова так уж близки, но у Оливии не хватало духу сказать об этом Риа, которая когда-то была ей скорее даже сестрой, чем просто лучшей подругой. Вместо этого она улыбнулась и крепко пожала ее руку.
– Я тоже рада, – сказала она и на этом закончила разговор.
Что же касается Эдварда Арчера… Оливия даже закусила губу. Как ни странно, неприятное столкновение с ним никак не уходило из ее памяти, и мысль то и дело возвращалась к тяжелым моментам, пережитым в ресторане. Все это было нелепо. Инцидент произошел почти месяц назад, и с тех пор она не видела Арчера.
Но почему в таком случае она все время его вспоминала? Его образ постоянно возникал в ее сознании. Она как наяву видела его высокую, худощавую, мускулистую фигуру, его глаза, в которых плясали бесенята, когда он пытался подцепить ее. Эдвард Арчер одарил ее взглядом, который ясно говорил: «Если я захочу тебя, то получу, я могу в любой момент получить тебя, покорить и заставить плакать ночью от желания быть со мной». Ее тело охватил жар от чувства унижения, и Оливия прижималась лбом к холодному стеклу.
Много лет назад в дождливый вечер она сошла с тротуара, когда зажегся зеленый свет, и едва не угодила под колеса спортивного автомобиля. Она услышала зловещий визг тормозов, когда водитель, увидев ее, в последний момент успел нажать на педаль. Однако пугающее ощущение чего-то мощного, сдерживаемого лишь жесткой властью, но только и ждущего, чтобы его спустили с привязи, оставило неизгладимый отпечаток в ее сознании.
В столкновении с Эдвардом Арчером было что-то похожее. Несмотря на хорошо скроенный костюм и запах дорогого одеколона, он чем-то напоминал зверя. Инстинкт подсказывал ей, что он держал себя под жестким контролем, словно опытный убийца, скрывающийся под цивилизованной внешностью выхоленного фата. Об этом говорила то, как он схватил и пригнул ее руку, темная щетина, просвечивающая сквозь гладко выбритые щеки, сухощавое лицо с жестким выражением.
У нее перехватывало дыхание. Что чувствует нежная женская кожа, слегка соприкоснувшись с этой жесткой щетиной? Грубое царапанье, когда его губы будут опускаться по ее шее к плечам, потом к груди…
– Оливия? – Блокнот с набросками выпал из ее рук, когда она, вздрогнув, обернулась. В открытой двери стояла Дольчи, ее красивые волосы ярким нимбом обрамляли веснушчатое лицо. – Извини, пожалуйста, – сказала она, – я не хотела тебе помешать.
Оливия взяла себя в руки:
– Все в порядке. Я… я собиралась сделать эскизы этих драпри, которые мы должны… – У нее прервался голос, когда она нагнулась, чтобы подобрать блокнот. – Ничего не получается, – сказала она быстро. – Что, подошла моя очередь стать к прилавку?
– Нет, пока что моя. – Дольчи удивленно подняла брови. – Там тебя спрашивает посетитель.
– Заказчик? – спросила Оливия. Все мысли об Эдварде Арчере сразу отлетели прочь. Каждый новый заказ все еще был для нее событием.
– Нет, не думаю.
– Ладно. – Оливия тяжело вздохнула. – Интересно, какое еще разрешение я не оформила? Одному Богу известно, сколько еще их могло остаться… Департамент здоровья. Департамент налогов, Департамент труда… Что еще может от меня потребовать этот посетитель?
– Очень многого, если он не полный дурак! – неожиданно раздался знакомый мужской голос.
У Оливии замерло сердце.
– Оливия? – позвала Дольчи, но она уже повернулась на звук другого, мягкого, вкрадчивого голоса.
В открытой двери студии стоял Эдвард Арчер, под его распахнутым пиджаком виднелась кремовая рубашка с темным шелковым галстуком, руки были небрежно засунуты в карманы брюк и бугрились под их тканью. Увидев, как широко округлились глаза Оливии, он улыбнулся, при этом его рот скривился, что придало улыбке весьма двусмысленный характер. Оливия вспыхнула:
– Как вы посмели явиться сюда?
Его улыбка превратилась в ленивую гримасу.
– А какого черта вы так приветствуете клиента? – Он медленно и нахально обозрел всю ее фигуру в полотняном костюме, который она сама смоделировала для себя, до легких туфель от Чарлза Джордана, купленных прошлой весной на распродаже. Потом снова посмотрел ей в глаза:
– Или старина Чарли обеспечивает вас всеми теми «клиентами», каких только девушка может обслужить?
Лицо Оливии пошло пятнами. Он снова принимается за свое, и здесь, на ее собственной территории.
– Я бы не очень рассчитывал на старину Чарли, Оливия. – Он шагнул из дверного проема в комнату, обошел все стены, останавливаясь, чтобы взглянуть на развешанные по ним рисунки. – Ну-ну, – произнес он некоторое время спустя вкрадчивым, почти бархатным голосом, – но на вашем месте я бы не рассчитывал на старину Чарли вообще.
Черт бы побрал этого человека! Оливия собралась с духом и холодно сказала:
– Ваше присутствие здесь нежелательно, мистер Арчер!
Мужчина даже не взглянул в ее сторону; вместо ответа он остановился у окна, которое выходило на крохотный городской садик.
– Мило, очень мило.
Он повернулся к ней и широко улыбнулся, обнажив белые зубы.
– Кто бы мог подумать, Оливия, что такая незатейливая уловка сработает? Уверять старину Чарли, что вы не можете принять, что бы он вам ни предложил в тот день, уверять, что вы не хотите его денег…
– Убирайтесь прочь! – Она сделала шаг вперед. – Вы слышите меня, мистер Арчер? Убирайтесь из моего офиса сию же минуту!
– Я полагаю, он поднял ставку, а? – Арчер оперся на подоконник и скрестил руки на груди. – Черт побери, Чарли всегда вел себя как старый дурак… – Его глаза снова пробежали по ней медленно и оценивающе, так что она почувствовала себя под его взглядом обнаженной и ей захотелось заслониться от него. – Хотя на этот раз я, пожалуй, почти понимаю почему…
Дольчи подала голос:
– Оливия? Тебе нужна моя помощь? – Она перевела взгляд с Арчера на свою хозяйку. – Я имею в виду, может, ты хочешь, чтобы я… позвонила кому-нибудь? Или?..
– Ты можешь помочь этому… этому «джентльмену» найти выход, Дольчи.
Улыбка сползла с лица Арчера.
– Я никуда не собираюсь уходить.
Дольчи подошла поближе к Оливии.
– Что ты хочешь, чтобы я сделала? – шепнула она ей на ухо.
Но раньше, чем Оливия успела хоть что-то сказать, ей ответил Эдвард Арчер.
– Она хочет, чтобы вы вышли и закрыли за собой дверь, – сказал он спокойно. Потом взглянул Оливии в глаза: – Разве не так, мисс Харрис?
– Нет, – быстро, почти беззвучно ответила Оливия. – Не… Не уходи, Дольчи.
Ее поразила дрожь в собственном голосе. Как смел он так вести себя? Здесь была хозяйкой она, а не он. Он был посторонним. Осознание этого придало ей сил.
– Если вы хотите что-то сказать мне, мистер Арчер, – произнесла она холодно, – то лучше это сделать сейчас.
– Распорядитесь, чтобы она ушла. – Он мотнул головой в сторону Дольчи, которая все еще смотрела на него во все глаза. Теперь он уже говорил очень деловито, в его глазах, в выражении лица появилось что-то, от чего по спине Оливии пробежал холодок. – Мы с вами должны кое-что обсудить, мисс Харрис. И я предлагаю, чтобы мы сделали это наедине.
– Оливия? Должна ли я… может быть, вызвать полицию?
Эдвард Арчер в руках полицейских! Эта мысль была соблазнительна. Однако вызов полиции может оказаться непростительной глупостью, и Оливия знала это. «Мечта Оливии» располагалась на тихой улице, она уплатила большую сумму за скромные рекламные объявления в «Таймсе» и в нескольких рекламных журналах, но прибытие одной-единственной полицейской машины с ее мигающими фонарями и воющей сиреной принесет ей известность такого рода, что ее бизнесу это может очень повредить. Кроме того, инстинкт подсказывал, что она должна выслушать его. Была в нем сейчас какая-то жестокая решительность; что бы ни привело его сюда, с этим нужно было разобраться.
– Нет, Дольчи, – сказала она спокойно, – в этом нет необходимости. Спустись вниз, в выставочный зал. – Она с трудом заставила себя улыбнуться. – Мы не должны упускать клиентов, не так ли?
Девушка поджала губы.
– Я буду за дверью, – сказала она, бросив неприязненный взгляд в сторону Эдварда, – в случае чего ты меня позови, и я сразу прибегу.
Оливия выждала, пока за ней закрылась дверь. Она взглянула на часы, а затем на Эдварда Арчера.
– В вашем распоряжении минута, – сказала она сухо.
На его скуле дернулся мускул.
– Черт побери, это займет гораздо больше времени.
– Мистер Арчер, вы уже, потратили пять секунд.
– Вы неплохо поработали с тех пор, как мы виделись в последний раз. – Он смотрел на нее в упор холодными и оценивающими глазами. – Все проделано очень мило. Это производит впечатление.
– Девять секунд прошло, мистер Арчер.
Его губы растянулись в улыбке, обнажившей зубы.
– А что потом? Вы меня вышвырнете?
– Осталось тридцать девять секунд, и отсчет продолжается, – сказала Оливия, подходя к своему столу. Она нагнулась и стала перебирать бумаги на нем. Что ему нужно? Черт побери, что ему нужно?
– Мы оба знаем, что вы не в состоянии это сделать.
Она замерла, когда он подошел к ней. От его дыхания шелохнулись волосы на ее голове.
– Вы в моей власти, – сказал он спокойно. – Я могу сделать с вами все, что захочу, Оливия, и вы знаете это.
Она почувствовала, как бешено забилось ее сердце.
«Тысяча один, – подумала она, – тысяча два, тысяча три…» Когда Оливия решила, что уже в состоянии без дрожи взглянуть на него, она обернулась.
– Попытки запугать меня доставляют вам удовольствие? – спросила она спокойно.
Он скривил рот:
– Черт возьми, вы прекрасно знаете, что я этого не делаю.
– Во всяком случае, именно так я понимаю ваши выпады, мистер Арчер…
У нее перехватило дыхание, когда он положил руки ей на плечи. Его пальцы с силой впились в ее тело, и это прикосновение словно насквозь пронзило ее. Взгляд Арчера пробежал по ее лицу и остановился на губах.
– Вы думали обо мне? – спросил он.
– Нет, – быстро ответила она. Слишком быстро, и сама поняла это. Он поднял руку и осторожно провел по ее шее, задержав пальцы сзади и освободив от заколок узел шелковистых волос. Оливия почувствовала, как они свободно рассыпались по плечам.
– А я думал о вас, Оливия.
Его голос был мягок, как и ласковые прикосновения пальцев к ее коже. Она почувствовала, что ее немного качнуло, его пальцы словно гипнотизировали ее.
– Я и в самом деле думала о вас, мистер Арчер, – сказала она. – У меня были ночные кошмары, мне представлялось, что вы снова объявитесь в моей жизни и будете вести себя еще более грубо, чем в тот раз.
Он улыбнулся:
– Я думал о тебе по ночам, в постели. – Его голос звучал совсем мягко, в нем слышались откровенность и страсть. – Я представлял тебя обнаженной в моих руках, твои волосы рассыпались темным покрывалом по моей подушке…
Ее сердце едва не вырвалось из груди, когда она попыталась отстраниться от него.
– Вы не имеете права…
– Я вспоминал запах твоей кожи и представлял, какая она на вкус. – Оливия задохнулась, когда он привлек ее еще ближе к себе. – Ты тоже представляла себе все это, Оливия. Я вижу это по твоим глазам, чувствую по тому, как твое тело горит под моей рукой.
– Вы сошли с ума, – сказала она. Ее голос звучал холодно, очень холодно. Но кожа ее действительно горела.
– Иногда я почти слышу, как ты выкрикиваешь мое имя, когда я дотрагиваюсь до тебя.
В ее сознании вспыхнула картина. Она увидела себя в его руках, вздрагивающей от его ласк, прижимающейся к нему в пламени желания, и какое-то чувство, названия которому она не могла найти, возникло во всем ее существе.
– Никогда, – прошептала она, – никогда, даже через миллион лет. Каким вы были в последний…
Он отпустил ее так неожиданно, что она едва не опрокинулась на стол.
– Будьте осторожны в ваших высказываниях, дорогая. – Его голос стал таким же холодным, как и его глаза. – Вы не можете сказать, когда вы захотите не самого худшего на земле мужчину.
Оливия подняла руки к голове. Они дрожали, когда она пыталась заново заколоть волосы.
– Мне никогда ничего не будет нужно от вас, – сказала она срывающимся голосом. – Пока у меня есть…
– …Любезный старина Чарли. – Его рот скривила уродливая ухмылка. – Какие трогательные сантименты, Оливия.
Надо было сказать: «Пока у меня есть две руки, которыми я способна работать», – но почему она должна оправдываться перед Эдвардом Арчером? И она с вызовом вздернула подбородок.
– Пусть так, – сказала она бесстрастно. – А теперь, мистер Арчер, если вы будете благоразумны, то…
– Любезнейший старина Чарли мертв.
Слова прозвучали как выстрел. Оливия растерянно улыбнулась.
– Что вы сказали?
Его глаза не отрывались от ее лица.
– То, что вы слышали, золотце. Чарли мертв. Капут. Теперь он уже история.
Оливия прикрыла глаза. Мертв? Но это же невозможно! Она виделась с Чарлзом всего лишь накануне вечером, он на несколько минут заехал в «Плазу», чтобы забрать Риа, и был в порядке, в полном порядке.
Арчер неприятно засмеялся.
– Черт, по крайней мере, старина Чарли умер счастливым человеком.
– Чарлз Райт? – тупо спросила она. Эдвард скривил рот.
– Покойный Чарлз Райт, моя дорогая. Сколько же других Чарлзов было в вашей жизни? Может быть, мы присвоим им номера? Чарли Первый, Чарли Второй…
«Мертв. Чарлз мертв. Риа, – подумала она, – ох, Риа…»
– Он действительно умер? – спросила она шепотом.
– Мертв, как доисторический динозавр.
Она уставилась в жесткое, словно каменное лицо.
– Как вы можете говорить так? Неужели вы лишены каких-либо чувств?
– Почему только я? Никто не станет оплакивать этого негодяя.
Перед ней всплыло лицо Риа.
– Кто-то будет, – печально сказала Оливия, опустив голову и закрыв глаза ладонями. Эдвард Арчер громко выругался.
– Проживи я тысячу лет, и тогда не смог бы понять, что заставляет женщин плакать!
Он притянул ее к себе и крепко обнял. Потрясение вернуло румянец на щеки Оливии. Она уперлась руками в его грудь.
– Отпустите меня!
– Полагаю, сейчас последует викторианский обморок, – мрачно сказал Арчер, отпустив ее и направляясь к двери. – Не будьте смешной. – Он распахнул дверь и выглянул в холл. Дольчи от неожиданности вскрикнула.
– Мисс Харрис почувствовала себя плохо, – натянуто сказал Эдвард. – Где бы ей можно было прилечь?
– Оливия? Оливия, что он с тобой сделал? Хочешь, я позвоню в полицию? Или в «скорую помощь»? Тебе нужен врач? Ох, Оливия…
– Со мной все в порядке, Дольчи. Проклятье, мистер Арчер…
– Я задал вам вопрос, девушка! – повысил голос Эдвард. – Где можно положить мисс Харрис?
Дольчи указала трясущимся пальцем.
– Наверху, – сказала она. – Оливия, надо ли мне…
Но он уже отодвинул ее плечом в сторону и понес Оливию по узкой лестнице, ведущей в ее квартиру.
– Отпустите меня, – потребовала она. – Не делайте из себя посмешище, мистер Арчер. Я не нуждаюсь в вашей помощи. Я не хочу вашей помощи. Вы слышите меня?
Не обращая внимания на ее протесты, он плечом распахнул дверь и вступил в гостиную.
– Где ваша спальня? – повелительным голосом спросил он.
Только не в спальню. Меньше всего она хотела, чтобы этот человек очутился в ее спальне. У Оливии кружилась голова, но она не утратила способности здраво мыслить.
– На софе будет хорошо, – быстро сказала она. В несколько шагов он пересек узкую гостиную и положил ее на обтянутую бархатом в стиле Империи софу. Потом отступил назад и угрюмо уставился на нее.
– Где вы держите бренди?
– Слушайте, мне не нужно бренди.
– Где оно?
Она подняла обе ладони:
– У меня нет бренди.
– Тогда коньяк, виски. Где у вас?
– Ничего такого в доме нет.
– Черт побери, это всегда надо иметь под рукой. Что пил Райт, когда навещал вас?
Она пристально посмотрела на него. На его лице не было абсолютно никакого выражения, но презрение в голосе было подобно пощечине.
– Ничего, – холодно произнесла она.
– Не пил? – Одна бровь приподнялась углом. – В это трудно поверить. Старина Чарли любил спиртное, почти так же, как женщин.
– Он ничего не пил, потому что никогда не был у меня в гостях. Вы возмущаете…
– Не пытайтесь обмануть меня. Он бывал у вас и здесь, и в других местах.
Оливия скрестила руки на груди.
– Он бывал в магазине, – сказала она еще более холодно, – и ни разу в моей квартире, но это вовсе не ваше дело.
Эдвард ухмыльнулся.
– М-да. И в самом деле. Зачем ему бывать здесь, когда он свил для вас такое уютное любовное гнездышко на Саттон-Плейс?
– Что?
– Валяйте, дорогуша, не отталкивайте вашу удачу. Вы прекрасно все разыграли, уверяю вас. Но теперь спектакль закончен.
Он пересек комнату и вошел в хорошо обставленную кухоньку. До нее доносились звуки открываемых дверец шкафчиков и звяканье стекла.
– Нашел, – сказал он, вернувшись в комнату и держа в вытянутой руке стакан с какой-то красной жидкостью.
– Что это? – Оливия сморщилась, когда он протянул его к самому ее лицу.
– Это дешевое вино, – сказал он. – Совсем не во вкусе Райта, но и оно сгодится. Выпейте.
– Это вино для готовки. И я уже сказала, что не нуждаюсь…
– Пейте, – рявкнул он, сверкнув глазами. – Или вы хотите, чтобы я зажал вам нос и влил его в рот?
Их взгляды встретились. Господи, как она презирала этого человека! Она была уверена, что он способен на все – схватить ее и насильно влить ей в рот эту дрянь. Он сильный. И внушал страх. И очень самоуверен, а она не хотела, чтобы он снова завелся, – только не сейчас. Все, что она хотела в эту минуту, это чтобы Эдвард Арчер ушел из ее дома и она смогла связаться с Риа и утешить ее.
Она потянулась, взяла стакан из его руки и влила в себя горькую жидкость. У нее сжалось горло, плечи дернулись, и она сильно закашлялась.
– Теперь, – выдохнула она, – теперь вы удовлетворены?
Он молчал, только смотрел на нее пустым взглядом; глаза его были непроницаемы. Оливию охватила легкая дрожь, когда она подумала о том, что он заполнял собой, даже переполнял ее маленькую гостиную.
Он протянул руку и взял стакан из ее пальцев.
– Черт, похоже, не каждый день приходится вам узнавать о смерти благодетеля.
У Оливии сузились глаза.
– Чарлз Райт был добрый человек, – сказала она.
– Особенно к вам, золотце. – На его лице вновь промелькнула ухмылка. – Я вполне могу понять вашу истерику от такой ужасной потери.
– Я не хочу разделять этот драматический момент с вами, мистер Арчер, – холодно сказала она, – но я не впала ни в какую истерику.
Он лениво пожал плечами:
– Пусть будет так, как вы сказали, золотце.
Оливия поднялась на ноги.
– До свидания, мистер Арчер. Я хотела бы сказать, что была бы рада видеть вас снова, но…
Он прислонился к стене и покачал головой.
– Я еще не ухожу, мисс Харрис, – сказал он, передразнивая ее деловой тон.
– Вы уйдете. Нам больше нечего обсуждать.
– Нам нужно многое обсудить. – Он тряхнул головой и снова улыбнулся. – Например, что вы сделали старине Чарли, чтобы он умер?
К щекам Оливии прилила кровь:
– Что?!!
Эдвард захохотал и поднял ладонь.
– Позвольте мне задать этот вопрос иначе. Какие маленькие трюки вы проделали с ним этой ночью, а? – Улыбка исчезла с его лица. – Это должно было быть чем-то очень завлекательным. Чарли обычно очень недолго пребывал в дамском обществе, но, я полагаю, такая женщина, как вы, знает такие штуки, которые могут вознести мужчину на небеса с таким же успехом, как и низвергнуть его в пекло.
Оливия в изумлении уставилась на него:
– Вы предполагаете… вы пытаетесь клеветать, что я… Что Чарлз и я были… что мы были?..
– Я вовсе не клевещу. – Эдвард быстро пересек узкую комнату и встал перед ней раньше, чем она смогла как-то отреагировать. – Я видел его, Оливия. – Его голос был спокоен, вкрадчивей таил угрозу. – Я видел его в этой большой постели с шелковыми простынями. Я видел след от вашей головы на подушке рядом с ним, я видел обрывок черного кружева, который вы оставили на полу…
– Я не желаю слушать всю эту чепуху, – начала было Оливия и попыталась пройти мимо него.
Эдвард крепко схватил ее за плечо.
– Это очень печально, мисс Харрис, что вы не присутствовали при его последнем вздохе. В конце концов, ваш любовник…
– Идите к черту! – На ее глазах выступили слезы ярости, когда она безуспешно попыталась освободиться от его хватки. – Он не был моим любовником!
Эдвард рывком повернул ее к себе:
– Не был?
– Нет! Он был…
Он был любовником Риа, едва не вырвалось у нее. Но этого никто не знал, и как она могла назвать имя Риа без ее разрешения? Кроме того, ни она, ни Риа не обязаны давать этому человеку какие-либо объяснения. Как сказала Риа, он был родственником жены Чарлза, и его интерес к Чарлзу основывался единственно на том, что он искал способ заполучить в свои руки семейное состояние. Теперь ей это было очевидно. Эдварду Арчеру было наплевать на смерть Чарлза. И возбужден сейчас он был вовсе не потому, что Чарлза Райта уже нет в живых.
– Я не обязана объясняться перед вами, – жестко сказала Оливия.
Он рассмеялся.
– Да, я тоже полагаю, что не обязаны. – Он приблизился к ней вплотную. – Но вы могли бы быть добрее ко мне, детка, учитывая, что вы потеряли свой кусок хлеба с маслом.
Оливия отбросила его руку.
– И не собираюсь делать этого! Вы не имеете права…
– У меня есть все права, – проникновенно сказал он шепотом. – И лучше вам быть добрей ко мне. – Она закричала, когда он обхватил ее и прижал к своему высокому, сильному телу. – Скоро вы получите счета, которые нужно будет оплатить, а я контролирую все состояние. – Он развернул ее в своих руках так, что она потеряла равновесие, она почти лежала на нем, а он лениво ухмылялся, ощущая тяжесть ее тела на своем. – Тебе, конечно, придется расстаться с этой квартиркой на Саттон-Плейс.
– Вы сумасшедший! У меня нет…
– Но и это местечко очень уютное. Я могу позволить тебе сохранить его, так же как и эту милую студию при ней.
– Убирайтесь! – закричала она, изо всех сил стараясь высвободиться из его рук. – Убирайтесь отсюда к черту, Эдвард Арчер, убирайтесь…
– Будь же со мной так же мила, как ты была мила к старине Чарли, – прошептал он и прильнул к ее губам.
Он был сильный, такой сильный, как она и предполагала. Его руки охватили ее как клещи, прижали к горячему телу. Она кричала и безуспешно пыталась вырваться.
– Я могу быть таким же щедрым, каким был он, – шептал он, зажав ладонями ее голову так, что она не могла шевельнуться. – И я могу тебя осчастливить в постели. Мы оба знаем это.
– Вы негодяй!
– Черт возьми, мы можем доставить друг другу так много радости в постели, – сказал он хрипло и, наклонившись, еще раз поцеловал ее.
Это был такой же поцелуй, как и первый, грубый, насильственный поцелуй, который должен был напомнить ей, кто из них был хозяин положения и что он думает о ней. Поцелуй возбудил в ней лишь ярость.
– Я ненавижу вас! – выдохнула Оливия в бешенстве.
Эдвард отреагировал очень спокойно.
– В самом деле? – сказал он; его руки оставались такими же твердыми, объятие столь же сильным. Его тело, прижатое к ней, пылало. Но теперь в том, как он обнимал ее, она почувствовала страстное влечение. Изменились и его поцелуи. Они стали нежными, они уже просили, а не требовали, давали, а не только брали. – Оливия, – прошептал он.
И с тихим рыданием поражения она подняла руки и позволила им крепко обнять его шею. Она прижалась к нему, желая глубже ощутить, как он вжимается в ее груди, в ее живот, желая чувствовать шелк его темных волос в своей ласкающей руке, чувствовать жар его губ на своих губах.
Он оторвал ее от себя так внезапно, что она чуть не упала. Расширенными глазами она смотрела в его глаза и видела, как из цвета морской волны они становятся ледяными.
– Видишь? – сказал он. – Это могло бы быть великолепно. – Вновь по его лицу пробежала кривая ухмылка. – Но я не уверен, что захочу довольствоваться объедками от другого мужчины.
Оливия не колебалась. Ее рука взметнулась и с силой ударила по его щеке. Удар плоти по плоти был подобен удару молнии и эхом отдался в маленькой комнате. На лице Эдварда появилось зловещее выражение, но Оливию это уже не волновало.
– Вы негодяй, – произнесла она гневным шепотом. – Вы не смеете приходить в мой дом и обращаться со мной подобным образом! Кто, в конце концов, вы такой?
Он улыбнулся лениво, словно она задала наконец единственный вопрос, заслуживающий ответа; казалось, ему потребовалась вечность, чтобы дать этот ответ.
– Я думал, ты знаешь, – сказал он спокойно. – Я пасынок Чарлза Райта.
Она глядела на него, не веря своим ушам.
– Не может быть. Вы же родственник его…
– Я его пасынок, мисс Харрис. И я здесь нахожусь с целью проследить, чтобы вам не досталось ни цента из того, что по праву принадлежит моей матери.
– Вашей… вашей матери? Но Чарлз с ней разводится.
Он засмеялся.
– Он вам тоже это говорил? Черт возьми, похоже, это любимая сказочка, которую он рассказывал в постели. – Улыбка улетучилась с его лица. – Слушай же, и слушай внимательно, детка. Я намерен сказать это только один раз перед тем, как поручу вести все разговоры своим юристам. – Он обвел рукой вокруг, как бы захватывая все, – эту квартиру, этажи под ней и, Оливия знала, самое ее существование. – Тебе не достанется ничего из этого. Ни это место, ни апартаменты, снятые на твое имя на Саттон-Плейс…
– Какие апартаменты?
– Вы лишитесь всего этого, мисс Харрис. Мои адвокаты и я проследим за этим. Так что можете почистить ваши туфли и отправляться на прогулку. Оглядитесь как следует, может, вам улыбнется удача и вы найдете другого лизуна на место доброго старины Чарли.
Оливия прижала руки к груди:
– Убирайтесь, – прошептала она. – Убирайтесь, вы… вы…
Его зубы обнажились в злорадной улыбке.
– Леди наконец-то утратила дар речи.
Он повернулся и взялся за ручку двери.
– Не переживай, дорогая. Во всяком случае, беседа – это не лучшее, что ты умеешь делать.
Она сделала шаг к нему.
– Убирайтесь из моего дома!
– Наслаждайтесь им, пока можно. – Арчер откровенно глумился над ней. – Он не слишком долго останется вашим.
Дверь распахнулась и с грохотом захлопнулась за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Долгожданное счастье - Хейл Нэнси

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Долгожданное счастье - Хейл Нэнси



читается очень легко. страсти...
Долгожданное счастье - Хейл Нэнсииришка
14.03.2013, 13.00





читается очень легко. страсти...
Долгожданное счастье - Хейл Нэнсииришка
14.03.2013, 13.00





Стандартный ЛР, соблюдены все признаки жанра-Он,Она, Злодейка, недоразумения,которые счастливо разрешаются,хэппи-энд.Конец.5 баллов
Долгожданное счастье - Хейл НэнсиТесса
18.09.2015, 13.08





На один раз: 5/10.
Долгожданное счастье - Хейл Нэнсиязвочка
18.09.2015, 18.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100