Читать онлайн Прекрасная Джоан, автора - Хейкрафт Молли, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная Джоан - Хейкрафт Молли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная Джоан - Хейкрафт Молли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная Джоан - Хейкрафт Молли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейкрафт Молли

Прекрасная Джоан

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Впоследствии я часто вспоминала свое путешествие в Йорк и удивлялась, как удалось мне добраться туда за столь короткое время.
Беренгария поддержала меня в моем намерении найти еврейского купца и объявила, что покидает Рим вместе со мной.
– Я поеду в Пуатье, – сказала она. – Может быть, на обратном пути ты приедешь ко мне туда. Мне кажется, я не должна впервые ступать на английскую землю без своего супруга, короля.
Роберт де Тернгам сначала убеждал нас, что зима – неподходящее время для путешествий, но в конце концов перестал ворчать и делал все возможное, чтобы ускорить наш отъезд. Он, как и мы, волновался за Ричарда и хотел как можно скорее разыскать и допросить купца Исаака. К тому же я напомнила ему, что мой сводный брат Жоффруа, или Джеффри, как мы его называли, архиепископ Йоркский, лучше других поможет нам в наших поисках. Я знала, что его распри с Ричардом давно забыты. Ричард сам говорил мне об этом.
Успокоила Роберта и беседа с папой; его святейшество не только поддержал нас, но предложил, чтобы мы ехали с кардиналом Мелларом, который направлялся по поручению папы в Марсель. В Марселе кардинал либо найдет нам подходящий эскорт, либо сам проводит нас дальше.
Мы немедленно упаковали вещи и разделили слуг. Несколько наших людей, в том числе Блондель, остались в Риме – на тот случай, если Ричард все же приедет туда; самые молодые и сильные приготовились ехать в Англию с Робертом и со мной, а остальные должны были сопровождать Беренгарию в Пуатье.
На следующий день мы поднялись на борт корабля и встретились с кардиналом Мелларом; он очень удивился скромности нашего окружения и багажа. Я объяснила, что мы должны как можно скорее добраться до Йорка и помочь матушке искать Ричарда, поэтому передвигаться будем стремительно, как гонцы, не думая о своем положении и даже о том, что мы женщины.
Кардинал поддержал нас и посоветовал отправить из Марселя гонца с письмами к королеве Элинор. Если гонец первым доберется до матушки, она сама начнет поиски.
Как только мы бросили якорь в порту Марселя, кардинал Меллар поспешил на берег, чтобы выполнить собственное поручение и подыскать для нас подходящий эскорт, который будет сопровождать нас далее.
Помня, что графство Сен-Жиль совсем недалеко отсюда, я всматривалась в даль, размышляя, нельзя ли мне встретиться с Раймондом. Вскоре ко мне присоединилась Беренгария. Мы вместе наслаждались свежим воздухом, когда, к нашему удивлению, увидели, что к кораблю плывет баркас с кардиналом Мелларом на борту. Увидев его лицо, мы сразу поняли, что он несет нам добрые вести.
Он подтвердил мою догадку.
– Мои новости особенно касаются вас, ваше величество, – обратился он к Беренгарии. – Ваш родич, король Арагона, в эту минуту находится в аббатстве Сен-Виктор. Он осматривает свои прованские владения. – Кардинал показал нам старое здание на южной стороне залива. – Я встретил его в аббатстве, – сияя, продолжал он. – Он удивился и обрадовался вашему приезду и будет счастлив заменить меня и плыть с вами.
Беренгария была вне себя от радости:
– Мой милый Альфонсо! Вы действительно порадовали меня. Я люблю короля Альфонсо с детства!
Я сразу поняла ее, когда король через несколько часов поднялся на борт. Король Арагона был вежлив, добр и внимателен, он сразу понял серьезность нашего положения. Так же как кардинал, он считал, что мы должны продвигаться как можно быстрее.
– Я не теряю надежды получить весточку от моего супруга по пути, – сказала Беренгария. – Может быть, нам стоит заехать в Сен-Жиль? Мы спросим графа Раймонда, не знает ли он, где сейчас Ричард. Я уверена в том, что на обратном пути из Рима в Тулузу граф встретил многих крестоносцев.
Я почувствовала, что краснею; Беренгария в это время объяснила своему родичу, что Раймонд, в отличие от своего отца, стал близким другом Ричарда – и нашим тоже.
– Если так, – отвечал король Альфонсо, – мы, разумеется, заедем туда и расспросим его.
Когда наш корабль вошел в рукав Роны, который вел нас в Сен-Жиль, я снова вышла на палубу и стала любоваться извилистой береговой линией. Мы шли близко от берега, так близко, что отсюда видны были церкви и дома Владычицы Морей, деревушки, построенной на острове, образованном морем и слиянием двух рукавов Роны. Сюда Ричард привез меня много лет назад, и я ждала в Сен-Жиле встречи с будущим мужем и отплытия на Сицилию.
– После распятия Христа, – рассказывала я своим попутчикам, – его последователей подвергли преследованиям; они вынуждены были сесть в лодку без весел и парусов и плыть по воле Провидения. С ними была святая Саломея, мать апостолов Иакова и Иоанна, а также Марфа, Мария Магдалина, Лазарь и святая Мария, мать Иосифа и Иакова. Говорят, здесь они жили, умерли и были похоронены.
Некоторое время мы молча любовались церковью на фоне неба.
– Я слышала, что сюда приезжают паломники, – сказала Беренгария. – Многие из пилигримов, которые проходили через Памплону на пути к гробнице Св. Иакова в Компостеле, начинали паломничество, поклонившись останкам его матери.
Как я была счастлива, когда мы прибыли к месту назначения и наш баркас, посланный на берег, скоро возвратился с Раймондом на борту! Не успела я перевести дыхание, как он уже поднялся по веревочной лестнице и бросился к моим ногам. Я протянула ему руку; наши взгляды встретились, и я поняла, что все, что было сказано между нами, остается в силе. Я спросила, узнал ли Раймонд что-нибудь о Ричарде.
– Увы, нет, хотя расспрашивал каждого встреченного по пути крестоносца. Я приехал просить вас о милости. Разрешите мне проводить вас через владения моего отца. У меня семейные дела в городе Тулузе, и я был бы рад повести вас кратчайшим путем и позаботиться о вашем благополучии.
Обернувшись, я увидела, что к нам приближаются Беренгария и король Альфонсо. После того как Раймонд приветствовал мою невестку и она представила его королю, он повторил свое приглашение. Король Альфонсо немедленно согласился. Кто лучше графа де Сен-Жиля, воскликнул он, благополучно доведет нас до Тулузы? Позже я поняла, что Беренгария рассказала ему о нашей дружбе с Раймондом.
Стефан также согласился с нами, однако напомнил графу, что мы не должны тратить понапрасну ни единого часа.
– Если король Ричард в опасности, я, так же как и их величества, хочу, чтобы они поскорее добрались до места своего назначения, – отвечал Раймонд. – Я распоряжусь, чтобы приготовили лошадей и носилки. Сообщите мне, сэр Стефан, когда вы будете готовы выезжать и сколько человек поедет с вами, остальное предоставьте мне.
Вскоре мы распрощались с королем Альфонсо, который отсюда последовал домой, в Арагон, и поплыли к берегу на баркасе. Оказалось, что Раймонду удалось завершить все приготовления к сухопутному путешествию с невероятной быстротой, и вот он уже шел к нам, чтобы перенести на берег.
В третий раз оказалась я в его крепких объятиях, когда он нес меня на берег. Только на этот раз, если он и обнимал меня крепче, чем это было необходимо, я не возражала. Очутившись на земле, я встретилась взглядом с Беренгарией; ее улыбка сказала мне, что она разделяет мою радость.
– Жаль, что вы, оказавшись в Сен-Жиле, не можете посетить мой замок, – заметил Раймонд, ведя нас к лошадям и помогая мне сесть на крепкую, выносливую кобылку.
– Ничего, – тихо ответила я. – Может быть, в другой раз…
Вспыхнув, он передал мне поводья. Я огляделась вокруг: повсюду кипела работа. Если мы поженимся, этот город станет моим домом… Я невольно замедлила бег лошади, когда мы проезжали мимо аббатства. Я помнила его фасад удивительной, невероятной красоты. Когда я впервые увидела его, в 1176 году, здание было еще не окончено, и теперь, семнадцать лет спустя, каменщики и скульпторы все еще трудятся над ним.
– Вам следует гордиться, – сказала я, когда мы проехали мимо. – Мы с королем Уильямом возвели много прекрасных сооружений, но ни одно из них не может сравниться по красоте с этим аббатством!
– Наши лучшие люди посвятили ему жизнь, – отвечал Раймонд. – Мы доставили их из Арля и Тулузы; мы хорошо им платим. Если повезет, мы с вами будем здесь вместе, когда они в последний раз сложат свои инструменты.
Скоро мы повернули в глубь материка и направились в сторону Каркассона; иногда наш путь проходил мимо голых холмов и скал, напоминавших мне горы, окружающие Иерусалим.
Поскольку целый день мы проводили в седле, а на ночь останавливались на скромных постоялых дворах, мы очень обрадовались, завидев впереди, на высоком, крутом холме, стены и башни Каркассона. Мы выслали вперед гонца, чтобы объявить о своем прибытии. Раймонд повел нас по мосту на другой берег реки Од.
Мы прошли через каменные ворота, которые открыли при нашем приближении, и оказались во дворе замка. Перед нами высились две башни и внутренняя крепостная стена, охраняемая еще одним мостом и еще одними мощными каменными воротами. Нам навстречу с громким криком выбежал подросток лет тринадцати. Раймонд соскочил с коня и радостно обнял мальчика. Сначала Раймонд подвел его к Беренгарии, а потом ко мне. Это был стройный мальчик с темными волосами и глазами, очень похожий на Раймонда.
– Ваше величество, позвольте представить вам моего кузена и крестника, – с гордостью сказал он, – Раймона-Роже Тренкаваля. Однажды он будет виконтом Каркассонским и владыкой всего, что вы здесь видите!
– Приветствую вас, миледи, в отсутствие моего отца, – обратился к нам мальчик. – Отец сейчас находится в Альби… Но проходите, проходите в замок, ступайте к моей матушке!
Виконтессу, мать Раймона-Роже, мы нашли в огромном зале, в обществе придворных. Она тепло поприветствовала нас и проводила в предназначенные нам апартаменты, где еще суетились служанки. Они поспешно стелили постели, взбивали подушки и ставили возле кроватей серебряные кувшины с водой. Виконтесса извинилась за суматоху – у них почти не было времени подготовиться к нашей встрече. Понимая, что мы устали с дороги и хотим отдохнуть, она обещала завтра разместить нас с большим удобством.
Опустившись на ближайшую скамью, Беренгария устало вздохнула:
– Здесь нам будет более чем удобно, миледи! А завтра, с рассветом, мы снова отправимся в путь.
– Но как! – воскликнула виконтесса. – Неужели вы не останетесь у нас на день-другой?
Я поспешила объяснить, что это невозможно. Раймонд посоветовал мне как можно меньше распространяться об истинной цели нашего путешествия, поэтому я ничего не сказала о Ричарде.
– По семейным делам мне необходимо как можно скорее увидеться с матушкой, к тому же скоро зима. До сих пор нам везло с погодой…
Виконтесса кивнула.
– Иногда зимой у нас идет снег. Тогда в Каркассоне очень красиво, но все вынуждены сидеть по домам, пока снег не растает… что ж, отдыхайте, дорогие дамы, а потом спускайтесь ко мне в зал.
Пока фрейлины расправляли складки на извлеченных из сундуков нарядных платьях – мы очень устали путешествовать в тяжелых плащах и накидках, – я подошла к окну. Отсюда было все видно на много миль вокруг. Подойдя ко мне, Беренгария снова устало вздохнула.
– Может быть, отдохнем здесь несколько дней? – предложила я.
– Нет, Джоан! Что ты? – Казалось, ее испугала сама мысль об отдыхе. – Мы не будем отдыхать, пока не приблизимся к владениям моего супруга!
Мы задумались – каждая о своем. Я считала дни, оставшиеся до расставания с Раймондом, но меня утешало то, что с каждым часом, проведенным вместе, мы становились ближе друг другу.
Стараясь не думать о скором расставании, я стала готовиться к предстоящему ужину. Впервые после отплытия из Италии мы снова будем выглядеть по-королевски. Мы так долго путешествовали, ночевали в скромных приютах и на постоялых дворах, дорога так утомляла нас, что по вечерам мы не могли думать ни и чем, кроме ужина и постели.
Похоже, мои усилия были не напрасны: когда я воа в зал, вспыхнули не только глаза Раймонда. Раймон-Роже, которому выпала честь вести к столу мою невестку, не сводил с меня восхищенного взгляда.
– Кажется, у нас с крестником одинаковые вкусы, – прошептал Раймонд, когда мы закончили ужинать. – Он тоже питает слабость к рыжим волосам и голубым глазам. Не удивлюсь, если он споет для вас; впрочем, боюсь, у него сейчас ломается голос.
Наверное, так и было, потому что юноша не пел, а только сыграл на лютне – и с таким искусством, что мы все восхитились и просили его играть снова и снова. Когда, наконец, мы отпустили его, он подошел ко мне.
– Матушка предложила проводить вас и королеву на смотровую площадку своей любимой башни, – сказал он. – Сейчас полнолуние, и оттуда открывается особенно красивый вид.
Раймонд настоял, чтобы мы надели теплые плащи. Ожидая, пока их принесут, я рассматривала фрески на стенах зала. На некоторых были изображены сцены битвы французов с сарацинами. Тот, кто создал эти фрески, был необыкновенно талантлив, фигуры казались почти живыми.
Виконтесса была польщена моей похвалой.
– Жаль, что вас не слышит мой муж, – сказала она. – Фрески были написаны придворным художником короля Филиппа; он останавливался здесь, возвращаясь из Крестового похода – вскоре после падения Акры. Как давно это было!
Мне и самой казалось, что это было очень давно. Для меня с тех пор прошла целая жизнь. Столько всего случилось с лета 1191 года!
Принесли плащи, и мы поднялись на вершину башни. Над площадкой была устроена крыша, а в стенах прорублены восемь больших смотровых окон. Переходя от одного к другому, мы могли любоваться чудесными видами, открывавшимися перед нами. У нас захватило дух от восторга. Серебристая луна сияла высоко в небе и мерцала бликами, отражаясь в водах реки Од, протекавшей под стенами замка. Тем временем юный Раймон-Роже о чем-то просил мать, но она, видимо, не соглашалась, так как вскоре он, надувшись, подошел пожелать нам спокойной ночи.
– Прошу вас, сэр, – обратился он к Раймонду, – поговорите с матушкой! Они с отцом обещали, что теперь, когда Крестовый поход закончен, я могу поступить к вам на службу, но мне не удается убедить матушку в том, что сейчас самый подходящий для этого момент. Я хочу выехать с вами завтра.
Раймонд покачал головой:
– Извини, друг мой, я не могу увозить тебя так далеко от дома. Но обещаю прислать за тобой, как только вернусь в Сен-Жиль.
После того как мальчик очень неохотно ушел, виконтесса спросила, не хотим ли мы тоже отдохнуть.
– Я хочу, – немедленно ответила Беренгария. И прежде чем я успела вымолвить хоть слово, добавила: – Джоан, прошу тебя, обсуди с графом Раймондом наш завтрашний маршрут! Я так устала, что забыла, о чем мы хотели его расспросить.
– С радостью, – ответила я. – Вы не останетесь еще на минуту, граф? Долго я вас не задержу.
Не успели остальные спуститься по лестнице, как я очутилась в его объятиях.
– Как добра ее величество королева! – прошептал Раймонд между поцелуями.
– Да… но вот о чем я хотела тебя спросить. Кажется, отсюда очень недалеко до Тулузы?
– Да.
– Значит, ты собираешься проводить нас до Бордо. Мы расстанемся там?
– Нет.
– Но, Раймонд, ты говорил Раймону-Роже, что не можешь увозить его далеко от дома. А Тулуза довольно близко отсюда.
– Моя дорогая, – нежно проговорил он, – я не расстанусь с тобой ни в Тулузе, ни в Бордо. Я еду с тобой в Англию, глупенькая! Если ты забыла, исчезновение Ричарда дало мне весьма важную причину искать встречи с твоей матушкой, королевой Элинор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная Джоан - Хейкрафт Молли



прросит роман
Прекрасная Джоан - Хейкрафт Моллипрося
13.07.2011, 16.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100