Читать онлайн Зов сердец, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов сердец - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов сердец - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов сердец - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Зов сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Виконт оказался не единственным, кому не давала покоя экстравагантная внешность нового лакея Мартина. Помогая хозяину переодеться к обеду, Турви взволнованно сообщил, что в замке появился новый обитатель. По его тону можно было легко понять, что мистер Ликк вряд ли человек того сорта, с которым он желал бы водить компанию.
— Осмелюсь сказать, милорд, странную же особу взял к себе на службу мистер Мартин! Весьма не похож на Студли, хотя, с вашего позволения, и он не совсем соответствовал высоким стандартам вашей милости, но которого я, по крайней мере, считал весьма респектабельным человеком! Особенно если учесть, как он всегда обращался с сапогами мистера Мартина! — добавил Турви с видом человека, всегда готового отдать должное собрату по профессии. — Конечно, милорд, трудно ожидать, чтобы кому-нибудь удалось достичь тех же результатов, что и нам, особенно с помощью обычной ваксы, что я и имел случай как-то ему сказать. Остается надеяться, что мистер Мартин не пожалеет о том, что он сделал. А больше вы от меня и слова не услышите!
— Будем надеяться! — буркнул эрл.
— Полагаю, милорд, — продолжал Турви, заботливо скатывая бинт, который он только что снял с плеча и груди эрла, — вы не считаете меня способным возвести поклеп на кого бы то ни было! И раз уж неожиданное исчезновение из замка Студли ставит меня в тупик, как нечто необъяснимое, то я бы предпочел оставить мои чувства при себе, если бы не пекся денно и нощно о благополучии вашей милости!
— Весьма признателен. Я слышал, что Студли отправился повидать своего отца.
— Да, милорд, больного отца, — уточнил Турви, осторожно припудривая порошком базилика воспаленный рубец. — Весьма похвальное решение, только я никак понять не могу, как ему удалось узнать, что его батюшка болен? Сдается мне, милорд, доктору Мэлпасу не очень-то понравится, как выглядит ваша рана. Если ваша милость будут так любезны поднять немного левую руку, мне будет легче вытащить бинт!
Эрл послушно выполнил его просьбу и в свою очередь попросил:
— Послушай, давай-ка покончим с этим, да поскорее! Во имя всего святого, на что ты намекаешь, Турви? Хочешь сказать, что у Студли вообще нет отца?
— На этот счет, милорд, у меня нет никаких сведений, поэтому я предпочту пока воздержаться от комментариев. Просто мне любопытно, как это ему удалось узнать о болезни батюшки?
— Скорее всего, из письма. Не так уж трудно догадаться, правда?
Турви слегка ослабил повязку.
— Прошу прощения, ваша милость! Я бы и сам, конечно, в первую очередь подумал о том, что Студли получил письмо от отца, если бы не тот факт, что, когда Шард отправился в Грантэм за болеутоляющей микстурой, прописанной доктором, он не поленился заехать на почту за письмами и привез их в замок. Там было, насколько мне известно, всего два письма: одно для ее милости, а другое — для экономки. Надеюсь, теперь не слишком туго, милорд?
— Благодарю, Турви, прекрасно. Кстати, вполне вероятно, что Мартин попросту рассчитал Студли, а тот, не желая распространяться об этом, взял и выдумал себе предлог, чтобы объяснить внезапный отъезд. Может, ему не хотелось рассказывать всем и каждому, что хозяин выгнал его?
Турви слегка наклонил голову.
— Весьма возможно, милорд. Особенно если учесть, что никто ни на минуту в это не поверил, да и ему это было прекрасно известно. Мне говорили, что Студли состоял при мистере Мартине с незапамятных времен, когда молодой хозяин был еще мальчиком. Да, милорд, и мне также известно, что они как нельзя лучше ладили друг с другом. — Он помог эрлу облачиться в ночную сорочку, откинул одеяло и продолжил: — Может, ваша милость сочтет нужным, чтобы я, прежде чем отправиться к себе в гардеробную, запер дверь спальни? Этот новый слуга мистера Мартина… он еще не успел освоиться с весьма сложной и запутанной системой коридоров и старинных галерей в замке и может попробовать побродить ночью на свой страх и риск, тем более что у него, как я уже говорил вашей милости, пренеприятная манера шнырять повсюду. Не прикажете ли подложить еще одну подушку под раненое плечо, милорд?
— Нет, спасибо, — отозвался Жервез, блаженно вытягиваясь на широкой постели. — И не вздумай запереть дверь! А кстати, где это он обычно шныряет?
— Об этом, милорд, я пока не намерен распространяться, — ответил Турви, заботливо подтыкая одеяло. — Только мне случалось пару раз столкнуться с ним нос к носу, когда он, похоже, обследовал одну за другой спальни, выходящие на галерею. Мне он тогда сказал, что пытается отыскать комнату мистера Мартина. Ваша милость желает что-нибудь еще?
— Только одно! Будь любезен, не вздумай своими рассказами переполошить всех и каждого в доме. Особенно слуг!
— Вашей милости нет никакой нужды беспокоиться. Я бы никогда не осмелился поделиться моими соображениями ни с кем, кроме вашей милости, — с оскорбленным видом заявил Турви. — С другой стороны, было бы трудно отрицать, что слуги встревожены и судачат по этому поводу. Никто не понимает, что же все-таки заставило мистера Мартина нанять этого Ликка. Нет нужды говорить, что я и так не сказал ни слова, а ведь кто только не пытался выведать, что я думаю по этому поводу! Пусть ваша милость не сомневается, что так будет и впредь. А сейчас позвольте пожелать вам доброй ночи, милорд! — С этими словами Турви удалился в смежную комнату, оставив эрла ломать голову над тем, что он услышал.
На следующее утро Тео объявил кузену, что собирается уехать.
— Тебя так замечательно охраняют, что я могу со спокойной душой покинуть замок! Только, будь так добр, не переоценивай свои силы! Улверстон, я могу положиться на ваше слово немедленно уведомить меня, если… если вдруг Жервезу станет хуже? Я имею в виду… э-э-э, рецидив!
— Да уж, конечно! Можете даже не сомневаться! — пообещал виконт. — Что же до рецидива… Фи! Если бы вам, как в свое время мне, пришлось воевать бок о бок с Жером, вы бы успели понять — он куда крепче, чем кажется!
Ему пришлось повторить то же самое немного позже, когда мисс Морвилл изо всех сил старалась отговорить своего нетерпеливого пациента вырваться на свободу из опостылевшей ему спальни. Все ее попытки разбивались о его решимость, так что виконт, в конце концов, отвел ее в сторону и шепнул на ухо, что она только зря теряет время.
— Мисс, неужели вы не видите сами, такого упрямца, как наш Жер, еще поискать! Он никогда не спорит, не повышает голоса, он просто поступает как считает нужным. Так что не обманывайте себя на его счет. Да и вообще, по-моему, его это нисколько не трогает. Никогда не подумаешь, глядя на него, но вспомните сами: ведь он не пикнул с той самой минуты, как получил эту самую рану… даже когда его зашивали… и рта не открыл, хотя один Бог знает, как ему было больно!
— Я бы так не волновалась по этому поводу, — призналась мисс Морвилл. — Может быть, это глупо… но пока он сидит у себя, я, по крайней мере, не боюсь, что с ним опять что-нибудь случится!
— Этого не будет! — уверенно заявил виконт. — Впрочем, я бы ничуть не возражал, если бы и случилось! Вот тогда-то я бы лично сцапал этого голубчика! Вы не из робкого десятка, поэтому могу сказать: нашему дорогому Mapтину шагу шагнуть не удастся, чтобы Шарду не стало известно об этом в ту же минуту! Хороший он парень, этот Шард!
— Господи помилуй! Так он следит за Мартином? А Мартин знает об этом?
— Черт возьми, конечно же нет! Никто не знает, только Шард и я! — пояснил виконт. — Ну, теперь и вы, конечно! Все дело в том, что сам-то я не могу следить за ним, понимаете? А то, что это необходимо делать, ясно как божий день каждому, кроме нашего друга Жера. Поэтому-то пришлось Шарду взять это на себя. Здорово придумано, не так ли?
— Просто великолепно, — подтвердила мисс Морвилл, правда, без особого воодушевления в голосе.
— Видите ли, нельзя же все пустить на самотек, — продолжил виконт. — Пусть Мартин только косо глянет в сторону Жера — мы мигом расстроим все его замыслы!
— Да, но… — Она осеклась на полуслове, будто какая-то неожиданная мысль вдруг пришла ей в голову, и сжала губы.
Виконт, как человек весьма терпимый к женским слабостям, добродушно посоветовал ей выкинуть все из головы. И мисс Морвилл, в душе которой, похоже, шла какая-то непонятная внутренняя борьба, опять-таки предпочла промолчать.
Эрл решился покинуть комнату вскоре после полудня. На этот раз он дольше обычного возился со своим туалетом, поскольку ему приходилось воздерживаться от резких движений левой рукой, но он не допускал и мысли спуститься вниз одетым без своего обычного щегольства. Жервез терпеливо отмел все советы Турви появиться в гостиной в халате. Но когда камердинер забылся настолько, что предложил помочь ему завязать галстук, терпение эрла лопнуло и он очень тихо сказал несколько слов. Их да еще осторожного взгляда на лицо хозяина оказалось достаточно, чтобы Турви моментально отказался от вздорной мысли сопровождать хозяина куда бы то ни было.
Окатив верного оруженосца с головы до ног неодобрительным взглядом, эрл медленно проследовал по галерее в направлении парадной лестницы. Приблизившись к двери, которая, по словам Мартина, вела на потайную лестницу, эрл с немалым удивлением увидел, как она отворилась и какой-то дородный мужчина, одетый в мешковатый темный костюм, выбрался через нее и оказался прямо перед ним. Увидев эрла, он замер, видимо не зная, то ли подойти, то ли побыстрее исчезнуть. В это же самое время Жервез вставил в глаз монокль и принялся с интересом разглядывать представшую перед ним личность.
Не столько одежда, сколько манера ее носить говорила сама за себя. Впрочем, и без этого эрл мгновенно сообразил, что это не кто иной, как новый лакей его сводного брата. И почти сразу же слова Улверстона всплыли в его памяти. И в самом деле, грубые черты делали неотесанное лицо мистера Ликка на редкость неприятным: плоское, как блин, оно было украшено двумя крошечными, юркими глазками и носом, который, будучи сломан, по всей вероятности, еще в незапамятные времена, сейчас, являл собой весьма непрезентабельное зрелище. Коротко остриженные, с проседью волосы и зияющая в верхней челюсти брешь, обнаруживающая отсутствие парочки передних зубов, мало что могли добавить к его красоте, и даже улыбка, в те редкие случаи, когда он ощеривался, не делала его привлекательнее, потому как, хоть губы его и раздвигались, глаза при этом оставались мертвыми.
— А, — протянул эрл. — Вы, как я понимаю, новый человек мистера Мартина!
— Камердинер достопочтенного Мартина, — с ноткой упрека процедил мистер Ликк. — Временный! Поскольку в настоящее время нахожусь, так сказать, в отставке! — И добавил, вероятно вспомнив кем-то данные инструкции: — Милорд!
— Вижу, вы меня знаете!
— Говоря по правде, нет, — отозвался мистер Ликк. — Но остальные джент… то есть я хочу сказать, что уже имел возможность видеть других джентльменов, а именно достопочтенного мистера Фрэнта и милорда Улверстона. Так что, действуя методом исключения, я благодаря дедукции пришел к выводу, что не иначе как вы, ваша милость, и есть тот самый эрл.
— Какой именно эрл? — осведомился Жервез.
— Да тот самый, что главный на этой хавире.
— Главный здесь я, и как раз поэтому мне крайне любопытно знать, что за особые обстоятельства могли заставить камердинера моего брата бродить по лестнице, которая ведет только в кладовые да еще во дворик с фонтанами?
— Ходил за своими манатками, — охотно объяснил мистер Ликк. — Что, к слову сказать, не так-то и легко, как могут подумать те, кто никогда не заглядывал в этот самый замок! А я вам прямо скажу, в жизни никогда не видел хавиры, которую хотел бы с радостью разнести! Если бы мог, конечно. А между тем тут полно таких, кто в мгновение ока может излазить все углы, от чердака до сортира, быстрее, чем иной поставит тебе фонарь под глазом, ей-богу!
— Случайно попали сюда? — спросил эрл.
— А? — гаркнул мистер Ликк. — Да вы только гляньте на эти вертушки да стекляшки!
— На что, простите?!
— Вот я и говорю, — деликатно кашлянув в кулак, поправился мистер Ликк, — вы только взгляните на все эти двери да окошки, милорд! Да их любой сопляк откроет, а здесь никто и не почешется!
— И вы тоже смогли бы?
— Да плевое дело! — скромно заверил мистер Ликк. — Конечно, это совсем не значит, что я бы за это взялся!
— Да ведь вам и не нужно, не так ли? — поинтересовался Жервез, и на губах его заиграла лукавая улыбка. — Ведь вы и так уже внутри этой — как вы сказали? — хавиры.
Слегка сбитый с толку, мистер Ликк, однако, поспешил согласиться:
— Да и потом, все эти хавиры, где топчешься по кругу, вместо того чтобы дело делать, мне вообще не по вкусу, честно говоря!
— Да, думается мне, я уже понял, что именно вам по вкусу, — поддакнул эрл.
Мистер Ликк подозрительно покосился на него:
— Да, милорд, ваша правда! Джентльмен в услужении у джентльмена — это по мне!
— Но только на время! — напомнил ему эрл.
От необходимости отвечать на это замечание мистера Ликка избавило появление его нанимателя. Мартин, выскочив из-за угла, остановился как вкопанный при виде этой сцепы.
— Какого дьявола вы тут делаете, Ликк? — Он покосился на эрла, смущенно покраснел и неловко буркнул: — Рад видеть, что ты уже на ногах, Сент-Эр!
Эрл, от внимания которого не укрылся молниеносный кивок, заставивший мистера Ликка мгновенно испариться, дружелюбно улыбнулся:
— Спасибо, Мартин.
— Ты сможешь найти матушку в Итальянской гостиной! — сообщил Мартин.
— Еще раз спасибо. И был бы крайне признателен, если бы ты помог мне добраться туда!
На лице Мартина появилось ошеломленное выражение. Поколебавшись немного, он, однако, шагнул вперед, подхватил брата под руку и как можно естественнее произнес:
— Похоже, ты пока довольно-таки слаб, старина.
— Ах, нет. Но было бы неплохо, если бы все убедились, что мы с тобой в наилучших отношениях, — отозвался Жервез, опершись о его руку и увлекая брата за собой.
Рука Мартина под его ладонью будто окаменела.
— Учитывая, что все эти дни ты даже на порог меня не пускал…
— Ты должен быть более снисходителен к больному, — сказал эрл. — Ну, а теперь расскажи мне, умоляю, что за редкие качества ты нашел в этом твоем камердинере? Держу пари, они у него есть, иначе с чего бы ты его нанял, особенно если учесть его устрашающую внешность!
— А, ты о Ликке! — засмеялся Мартин. — Точь-в-точь Тео! Ну, должен тебя разочаровать — в этом нет никакой тайны! По правде говоря, во всем виноват Студли, который попросился навестить больного отца. Ты ведь знаешь, я не терплю в доме незнакомых людей!
— А, так ты с ним был знаком?
— Да нет, не то чтоб знаком. Он родной дядюшка Хиклинга — моего грума, ты его должен помнить! Конечно, я не намерен его оставлять, но пока Студли нет, сойдет. А самое главное — он держит в порядке мои сапоги!
Эрл, чьи гессенские ботинки, но своему обыкновению, сияли будто зеркало, вставил в глаз монокль и придирчиво оглядел высокие сапоги Мартина, потом одним легким движением дал моноклю упасть и вежливо заметил:
— Это, конечно, немаловажно. Э-э-э, и чем он их чистит, позволь узнать?
— Ваксой, наверное. А чем пользуется твой Турин?
— О, это мой маленький секрет, который я не намерен открывать никому!
— Шампанским, не так ли? — язвительно усмехнулся Мартин.
— Не исключено. Я бы не удивился, если бы узнал, что так оно и есть.
Они уже успели добраться до парадной лестницы. В это время Эбни, который только что вышел из Итальянской гостиной, заметил братьев и в некотором замешательстве уставился на них. Потом опомнился, отвесил вежливый поклон и воскликнул с чувством:
— Милорд! Позвольте сказать, как я счастлив, что ваша милость снова с нами!
— Благодарю, Эбни, весьма обязан. Скажите, ее милость в Итальянской гостиной?
— Да, конечно, милорд! — поспешно ответил Эбни, снова двинувшись к двери. — Сэр Томас и леди Болдервуд заехали справиться о здоровье вашей милости. Они сейчас наверху, с ее милостью.
Тонкие пальцы эрла теснее сжались на руке брата, и он двинулся к лестнице, явно собираясь подняться.
Мартин нервно дернулся в сторону:
— Я ухожу! Мне еще надо заглянуть на конюшню!
— Как-нибудь в другой раз, — возразил Жервез.
— Если ты считаешь, — гневно прошептал Мартин, и глаза его сузились, — что я горю желанием видеть, как Улверстон строит Марианне глазки, то ты очень ошибаешься!
Однако к этому времени Эбни уже поспешил распахнуть двери гостиной, и эрл, пробормотав повелительным тоном: «Не обращай внимания!» — заставил своего юного родственника войти в комнату бок о бок с ним.
Их совместное появление произвело ошеломляющий эффект. Разговоры смолкли, как по волшебству. Марианна, кокетничавшая с виконтом возле окна, радостно вскрикнула и кинулась к ним навстречу:
— Как я рада вас видеть! Вот вы и здоровы, и, значит, все хорошо! — Вспыхнув от смущения, она осеклась, кинула украдкой осуждающий взгляд в сторону Мартина, смутилась еще больше и залепетала что-то совсем невразумительное.
Ей на выручку бросился Улверстон:
— Привет, Жер! Как ты себя чувствуешь, старина?
— Сент-Эр и Мартин! — торжественно провозгласила вдовствующая графиня и, словно не веря своим глазам, поднесла к ним лорнет. — Чрезвычайно рада снова видеть вас, Сент-Эр! Впрочем, я всегда говорила, что долго вы там не усидите, не пройдет и нескольких дней, как снова будете на ногах. Вот что значит кровь Фрэнтов! Кто-нибудь, будьте так добры подвинуть ему кресло. Ах, Мартин, какой ты молодец, что уже подумал об этом! Что за милый мальчик, всегда обо всем позаботится! Одна радость видеть, как он внимателен к брату!
По лицу Мартина было ясно, что испытываемые им в этот момент чувства весьма далеки от благодарности. Тем не менее, он буркнул сквозь зубы:
— Ты бы лучше сел, Сент-Эр, не то опять хлопнешься в обморок, а я при виде этого сгорю со стыда!
Сэр Томас, обменявшись с эрлом сердечным рукопожатием, в своей обычной резкой манере заявил:
— Ну, сдается мне, молодой человек, с вас довольно! Впрочем, словами делу не поможешь! Вот, милорд, как видите, я приехал справиться о вашем здоровье и уж никак не ожидал встретить вас не в постели, а уже на ногах! Ба, ба, ба, что я вижу, да вы побледнели! Ну да это ерунда! Душевно рад видеть, что вы оправились! А что за чушь болтали по всей округе? Не то чтобы я верил во весь этот вздор, но… Нет, нет, я и тогда говорил, и сейчас готов сказать, что во всем этом нет ни слова правды!
— В Сент-Эра попал какой-то браконьер, — вступила в разговор графиня. — И меня, к слову сказать, это ничуть не удивило. Я всегда говорила, что рано или поздно, но нечто подобное должно случиться. Их всех давным-давно следовало бы переловить!
— Конечно, конечно, было бы просто замечательно очистить округу от этого сброда! — поддержал ее сэр Томас. — Вы присядете, милорд?
Поскольку в этот момент все столпились возле эрла, Мартин воспользовался случаем и улизнул из гостиной, чуть было не столкнувшись в дверях с Эбни, который явился, чтобы объявить о приезде двух других посетителей. Юноша отпрянул назад, едва не споткнувшись, и неловко поклонился. А Эбни громко объявил о появлении мистера и миссис Морвилл.
Миссис Морвилл ответила на поклон Мартина легким кивком и приветливой улыбкой. А ее супруг, который неохотно следовал за ней по пятам с видом мученика, чтобы выразить свою благодарность покровительнице дочери за проявленное ей гостеприимство, коротко буркнул:
— Привет. Мартин! — и обвел всю остальную компанию разочарованным взглядом, который виконт, как он шепотом сообщил на ухо своей нареченной, нашел довольно-таки обескураживающим.
Между тем миссис Морвилл пожала руку вдовствующей графине, поздоровалась с сэром Томасом и леди Болдервуд, послала улыбку их дочери и шепотом попросила графиню представить ей двух оставшихся джентльменов, показавшихся ей немного странными.
— Мой пасынок, лорд Сент-Эр, и лорд Улверстон, — провозгласила графиня.
Оба джентльмена склонились в поклоне.
Мистер Морвилл пристально вгляделся в виконта и вскричал:
— Улверстон, вот как? Ну, ну, как будто вновь вернулись старые добрые времена! Как поживаете? Мы с вашим батюшкой вместе учились в Кембридже! Вы очень мне его напоминаете, молодой человек!
Миссис Морвилл обменялась улыбками с Улверстоном, затем отвернулась и обратила все свое внимание на эрла — пожала ему руку, выразив надежду, что он уже оправился от последствий несчастного происшествия. Поскольку Друзилла не позаботилась описать его родителям, миссис Морвилл было суждено испытать нечто вроде шока при виде столь привлекательной внешности, тем более что подсознательно она готовилась увидеть самого настоящего Фрэнта. Бедная женщина потрясенно заморгала и вытаращила глаза, пока не заметила, что он чуть заметно улыбается. Теперь она понимала, почему ее дочь так легко отдала свое сердце этому человеку! И даже ее собственное, несмотря на груз прожитых лет, сладко встрепенулось, ибо, хотя она и была любящей матерью, тем не менее, в эту минуту искала и не могла найти в своей дочери ничего такого, что могло бы воспламенить нежные чувства человека, который не только был, что называется, блестящей партией, но еще и отличался такой красотой.
Однако ни одна из вышеперечисленных мыслей не отразилась на ее лице. Эрл между тем рассыпался в выражениях признательности, повторяя, как он обязан Друзилле. Миссис Морвилл невозмутимо отвечала, как она рада, что Друзилле представился случай оказаться полезной. Пересев на софу, она сделала чуть заметный жест рукой, указав на свободное место возле себя, и с улыбкой прибавила:
— Я убеждена, что вы не должны так долго стоять, лорд Сент-Эр.
Вдовствующая графиня, вновь усевшаяся на свое обычное место возле камина, вмешалась в разговор:
— Уверяю вас, моя дорогая миссис Морвилл, он уже вполне оправился. Вы же знаете этих молодых людей, им все нипочем. Я даже возьму на себя смелость предположить, что его нервы пострадали куда меньше моих! Ах, я такая чувствительная! Что толку отрицать это? Да и потом, правды стыдиться никогда не стоит! Доктору Мэлпасу пришлось навещать меня каждый день, а я ведь всегда отличалась завидным здоровьем. Это у меня от отца. Вы ведь не знали моего отца, не так ли, мистер Морвилл? Очень жаль, право же, очень жаль, он бы вам поправился. Мой батюшка, как и вы, был большой охотник до книг. Конечно, не во время охотничьего сезона…
Достойному историку уже не раз приходилось слышать подобное, поэтому, ничуть не, обидевшись, он лишь кинул в ее сторону сардонический взгляд поверх очков и довольно сухо пробормотал, что, к сожалению, никогда не имел удовольствия встречаться с покойным лордом Дьюсбери. Его супруга в это время принялась расспрашивать эрла о его службе на Апеннинах. Затем мистер Морвилл благополучно вернулся к прерванной беседе с лордом Улверстоном, а вдовствующая графиня завела один из своих бесконечных монологов, слушателем которого был один сэр Томас. Темы монолога оставались прежними: нежные чувства, которые она питает к пасынку, отвращение к браконьерам и состояние ее нервной системы, которое она описала очень подробно, перемежая свой рассказ сокрушенными вздохами и причитаниями по поводу того, что, если бы нынешние молодые люди вообще и лорд Сент-Эр в частности были бы более внимательны к советам старших, им бы не приходилось то и дело попадать в неприятные истории, которые так пагубно отражаются на здоровье тех, кто их любит. К тому времени, как она принялась пересказывать мнение своих дорогих усопших родителей на этот счет, сэр Томас пришел к мысли, что ему вместе с дочерью пора возвращаться в Виссенхерст. К счастью, графиня, с неудовольствием следившая, как Улверстон не спускает глаз с Марианны, вспомнила, что у нее хватает забот и без того, чтобы сокрушаться по поводу любовных дел Мартина, и любезно кивнула.
— Душечка Марианна хороша, как всегда. Рада была видеть ее в Стэньоне. У нее превосходные манеры, и потом, она так замечательно занималась мозаикой с дорогими крошками Гарри и Джоном. Когда вернусь в Лондон, не сомневаюсь, что ваша девочка уже будет блистать в «Олмаке», конечно если вам пришлют билеты, но если нет, не беспокойтесь, я позабочусь, чтобы вам непременно их прислали.
— Весьма признателен! — сухо заявил сэр Томас. — Не стоит беспокоиться! Надеюсь, ваша милость вернется в Лондон как раз вовремя, чтобы посетить бал, который дает леди Болдервуд. Думаю, не будет большого греха в том, чтобы намекнуть такому близкому другу, как вы, что там вам предстоит услышать кое-что интересное. — С некоторым злорадством подметив ошеломленное выражение, появившееся у нее на лице, генерал не выдержал и хихикнул. — Да, да, вот куда ветер дует! — подмигнул он, кивком указывая на Улверстона. — Мы договорились хранить это в тайне, пока наша крошка первый раз не появится в свете, но господи ты боже мой! Держу пари, все графство и без того уже это знает!
После Болдервудов распрощались и остальные гости. Сент-Эр и Улверстон вдвоем проводили их до выхода, и пока Морвиллы ждали, когда подадут их экипаж, сэр Томас отвел в сторону хозяина дома и, проницательно посмотрев на него, иронически хмыкнул:
— Так, значит, это был браконьер? Понятно! Хм-м! Звучит не очень-то убедительно, но я вас не виню! Не стану давать вам советы, поскольку, во-первых, это вообще не мое дело, а во-вторых, вы, молодежь, не привыкли их слушать. Да и потом, признаться, что-то мне подсказывает, вы чертовски хорошо можете сами разобраться в своих делах. Только не рискуйте по-глупому, милорд! А кстати, куда это запропастился ваш кузен?
— Уехал в Ивсли, — отозвался эрл. Сэр Томас проворчал:
— Скоро вернется. Так я полагаю? Ну вот и хорошо! А пока будьте осторожны! Вот и все, что я хотел вам сказать!
Не дав эрлу возможности ответить, старик повернулся попрощаться с миссис Морвилл. К этому времени возле крыльца уже стоял его экипаж и лошадь Марианны. Лорд Улверстон подсадил девушку в седло, были сказаны последние слова прощания, и Болдервуды укатили. Улверстон, заметивший, как эрл проводил сэра Томаса задумчивым, взглядом, не преминул сказать:
— Настоящий оригинал этот старик! Я сначала все гадал, о чем он мог разговаривать с моим отцом, но потом пришел к выводу, что они, должно быть, прекрасно ладили друг с другом. Он далеко не дурак, этот сэр Томас! Дьявольски проницательный старик!
— Знаешь, думаю, ты прав, — согласился эрл. — Дьявольски проницательный! Или я здорово ошибаюсь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зов сердец - Хейер Джорджетт



С хорошим чувством юмора автор создает детективную интригу, благодаря которой раскрываются характеры героев. Отличительная черта романов Хейер - столь редкая в современной литературе - блестящие диалоги.
Зов сердец - Хейер ДжорджеттИрина
9.11.2012, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100