Читать онлайн Зов сердец, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов сердец - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов сердец - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов сердец - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Зов сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

К счастью для всех обитателей Стэньона и Виссенхерста, пока Марианна торопилась к дому, ее перехватила мисс Морвилл, которая как раз вышла поискать девушку. С первого взгляда по расстроенному лицу Марианны она поняла, что что-то случилось. Грудь девушки тяжело вздымалась, глаза были полны слез, а щеки были мертвенно-бледными. В ответ на вопросительный взгляд подруги с ее губ сорвалось только одно слово: «Мартин!» И этого оказалось достаточно, чтобы она снова расплакалась. Мисс Морвилл ничего не оставалось делать, как проводить девушку в ее комнату и упросить рассказать, что случилось. Услышанная ею история была невероятна. Друзилле стоило многих усилий, чтобы сдержаться и успокоить дрожащую Марианну. Когда же, все еще трепеща, та дошла до схватки в оранжерее, она не могла скрыть улыбки, уж слишком перепуганной выглядела Марианна в эту минуту. Впрочем, Друзилла тут же извинилась, объяснив, что нередко была свидетельницей драк между братьями, после которых делала им примочки к синякам, потому, вероятно, и не смогла с должной серьезностью отнестись к этому событию. Еще она выразила уверенность, что стычка наверняка поможет джентльменам разрядить обстановку. Однако рассказ Марианны о том, в каком виде был Мартин и какая угроза была написана у него на лице, когда он поднимался с земли, подорвала ее надежды. Мисс Морвилл хорошо знала его нрав. Вообразив себе, в какой он ярости, она могла уповать только на здравый смысл Улверстона.
— Если они встретятся… Если я буду причиной… — в отчаянии лепетала Марианна.
— Да нет, это невозможно, — возразила ее подруга. — Это было бы просто нелепо!
— Нелепо?! Да это может быть смертельно опасно!
— Не думаю, что они поступят так глупо.
— Не Улверстон, конечно же нет! Мартин! Да еще когда он в такой ярости! Откуда можно заранее знать, как он поступит?!
— Вы правы, — согласилась Друзилла, хорошенько все взвесив. — Стало быть, надо как-то предотвратить возможную дуэль. Если, конечно, именно это они и затеяли. Порой джентльмены совершают такие странные поступки, а ведь никогда не подумаешь, что они способны выкинуть какую-нибудь глупость!
— Ах, если бы мы только могли этому помешать! Но ведь они ничего не скажут. По их мнению, женщинам не стоит знать о подобных вещах! Им это страшно не нравится, они терпеть не могут, когда женщины вмешиваются в так называемые дела чести!
— Вот уж что меня совсем не беспокоит, поправится им это или нет! — отрезала мисс Морвилл. — Я сейчас думаю о том, как глупо будет выглядеть скандал, если в нем окажетесь замешаны вы и Фрэнты. Вы же соседи! Умоляю вас, Марианна, дорогая, обещайте, что ни словечка не пророните о том, что произошло сегодня! Ни одной живой душе, хорошо? Я постараюсь устроить все так, чтобы не было никакой дуэли. Но для этого мне придется использовать против них кое-какие сведения.
По лицу Марианны нельзя было угадать, то ли она обрадована, то ли шокирована.
— О, но ведь это же отвратительно!
— Не стоит так волноваться. Убеждена, до дуэли дело не дойдет.
Ее уверенность возымела свое действие. Марианна вытерла слезы и понемногу успокоилась. Оправив смятые ленточки и кружева и сложив косынку, она достаточно пришла в себя, чтобы спуститься в гостиную, где Улверстон и Тео болтали с сэром Томасом и его супругой.
Но виду виконта невозможно было ни о чем догадаться, но от внимания мисс Морвилл не ускользнуло мрачное выражение лица Тео. Мартина и след простыл, а поскольку Болдервуды о нем не упоминали, она поняла, что он уехал из Виссенхерста, так и не показавшись им на глаза.
В Стэньон они уезжали все вместе. Пока Улверстон, стоя на крыльце, прощался с сэром Томасом, Тео, воспользовавшись этим, отвел Друзиллу в сторону и тихонько спросил, не знает ли она, что произошло между Мартином и виконтом.
— Знаю. А разве Улверстон вам не сказал?
— Нет. Просто я столкнулся с Мартином. В жизни не видел его в таком состоянии! Парень будто сошел с ума! Налетел на меня, принялся обвинять в том, что я, дескать, собираюсь защищать интересы Улверстона в каком-то «деле чести»! Не может быть, чтобы он это серьезно!
— Боюсь, это так. И что же вы ответили?
— Только и смог сказать, что ничего подобного делать не собираюсь. Если бы Мартин не был в таком состоянии, мне бы показалось, что он валяет дурака. Но Улверстон! Бог ты мой, этого нельзя допустить! Я поговорю с Мартином!
Больше у них не было возможности беседовать. Подали лошадей, и сэр Томас пожелал им счастливого пути. Мисс Морвилл усадили в седло, все трое отправились в путь, и виконт всю дорогу развлекал их в своей обычной непринужденной манере, так что абсолютно нельзя было поверить, что этот человек часом раньше оказался втянутым в ужасную ссору.
Добравшись до Стэньона, джентльмены объявили, что сами отведут лошадей в конюшню. Мисс Морвилл торопливо взбежала по ступенькам на террасу. От Эбни она узнала, что его милость в библиотеке, и сразу же направилась туда.

Эрл занимался тем, что любовно разглядывал двухцветную табакерку в стиле «гризайль»

l:href="#_ftn4">[4]
— изящную золотую безделушку, украшенную эмалью, которую наполнил своим любимым табаком. Увидев на пороге Друзиллу, он тут же отложил табакерку в сторону и встал. Одного-единственного взгляда, брошенного на лицо мисс Морвилл, оказалось достаточно, чтобы эрл немедленно спросил, что случилось.
Отбросив в сторону длинный шлейф амазонки, девушка принялась стаскивать узкие кожаные перчатки. Лицо ее осветилось слабой улыбкой.
— Вы обладаете поистине непостижимой способностью угадывать все заранее! Знаете, милорд, от этого мне даже как-то не по себе!
— В самом деле? Но что же все-таки случилось, скажите мне! Садитесь! Она послушно села.
— Знаете, не то чтобы случилось, но все же существует нечто такое, что беспокоит меня, и, уверена, вы как раз тот человек, которому следует об этом знать. — И в нескольких словах Друзилла передала ему рассказ Марианны. — Поверьте, я бы, может, и не придавала всему этому такое значение, если бы не то, о чем мне потом сообщил Тео. Марианна страшно подавлена, даже испугана, но это, скорее всего, потому, что у нее никогда не было братьев и она никогда не была свидетельницей таких сцен.
— Не то что вы?
— Господи, да конечно! Если честно, мне даже жаль, что Марианна не сообразила сразу же уйти. Случись так, произошло бы то, что мой братец Джек называет разрядкой. Короче, они бы выяснили отношения и, возможно, разошлись бы по-хорошему. По крайней мере, так поступает большинство мужчин, но, мне кажется, Мартин не совсем такой, как другие.
— Я могу поверить, что он искал повода затеять ссору с Люсом, но вот то, что тот не попытался ее избежать, — странно!
— Конечно, я не совсем понимаю, что мужчины считают в таких случаях предлогом, но, сдается мне, Мартин вполне мог спровоцировать этот предлог.
— И с величайшим удовольствием, — подтвердил эрл. — Дьявол бы взял этого мальчишку!
— Да. Хлопот с ним хватает. Правда, может, и не следует этого говорить, но порой мне кажется, что его не совсем правильно воспитывали. Ему так часто во всем потакали! Кстати, и Марианна согласна со мной, что он совершенно не привык держать в узде свой необузданный нрав.
— Я это знаю. Но и она тоже хороша! Если бы Марианна не была так невинна, я бы назвал ее отчаянной кокеткой.
— Уверена, что она ничего дурного не хотела.
— Нет, конечно. Беда в том, что Мартин еще слишком молод, чтобы не воспринимать слишком серьезно ее милые улыбки, и сама она тоже слишком молода, чтобы понять, что Мартин не тот человек, с которым можно играть. Вот ведь беда! Я так полагаю, вы считаете, что мне следует как-то это уладить?
— Конечно! А если вы этого не сделаете, то тогда я устрою — как это называется? — огласку! Кому нужно заявить — властям? В магистрат?
Жервез расхохотался:
— Думаю, не стоит доводить до этого! Может, вы доверите это мне?
— С удовольствием, — ответила девушка, вставая и оправляя край амазонки. — Тео сказал, что сам поговорит с Мартином, но вы имеете на него гораздо большее влияние. В любом случае вам стоит поговорить с лордом Улверетеном.
Наконец она ушла, и эрл потянулся к своей табакерке, но в библиотеку ворвался виконт.
Заметив золотую безделушку, он взял ее в руки и принялся с любопытством разглядывать.
— Прелестна! — прищелкнул языком. — Где ты ее отыскал, Жер?
— В Париже, на Сент-Оноре… Конечно, на каждый день она немного великовата.
— А, у старого Дюкруа? Я однажды тоже купил у него одну — отделанную ляпис-лазурью.
— Знаю. Он показывал мне ее, но я предпочел эту. Ну, и как там дела в Виссенхерсте?
— О, они все в хлопотах! Леди Болдервуд строит планы — ведь через неделю они устраивают прием. Черт побери, жаль, что я не мог остаться, чтобы побывать на нем!
— Полагаю, что так, — отозвался эрл. — Ты ведь получил письмо, требуется твое присутствие в Лондоне, не так ли?
Виконт отложил табакерку в сторону и поднял на друга унылый взгляд:
— Так, значит, тебе об этом известно? Мартин сказал?
— Нет, мисс Морвилл. Должен предупредить тебя, Люс, она твердо намерена поставить в известность магистрат!
— Вот ведь любительница всюду совать свой нос!
— Вовсе нет. Она просто-напросто очень здравомыслящая женщина. Так в чем дело, Люс?
— Ничего особенного!
— Но ведь ты же не собираешься стреляться с Мартином, я надеюсь?
Улверстон передернул плечами:
— Я предупредил его, что не намерен этого делать, но он дал мне пощечину! Как, по-твоему, я должен поступить?
— Мне представляется, для этого существует несколько возможностей. Что бы ты ни выбрал, для Мартина это будет хорошим уроком, к тому же дуэли удастся избежать.
— Забудь об этом — это он вызвал меня. Я старался, как мог, уговорить его не валять дурака! Но когда он бросил мне в лицо, что я боюсь ответить ему как подобает мужчине, это было уже слишком!
— Да, это чересчур! — улыбнулся Жервез. — Мой бедный Люс, тебе просто необходимо доказать свою храбрость! Но ведь ты ничего не докажешь, даже если прикончишь моего дурака-братца. Сам это понимаешь!
— Можешь об этом не волноваться! Ты же не думаешь, надеюсь, что я собираюсь его убить?
— Нет. Я боюсь другого — что он прикончит тебя.
— Об этом я сам позабочусь!
— Постарайся не сделать ошибки, Люс, — тихо сказал Жервез. — Если Мартин и впрямь намерен покончить с тобой, шансов у тебя нет! Он превосходный стрелок.
— Неужели? — Виконт слегка изменился в лице. — Такой же, как ты?
— Гораздо лучше, уверяю тебя.
— Дьявольщина! Тогда я тем более не могу отступить!
— Люс, если ты и в самом деле ищешь удовлетворения, позволь мне сказать тебе, что ты получишь весьма сомнительное удовольствие, вызвав к барьеру мальчишку, у которого нет и десятой доли твоего опыта!
— Ты забыл об одном — вызвали меня! Мне просто ничего не оставалось делать, как принять навязанную мне дуэль.
Эрл, который задумчиво вертел в руках монокль, вставил его в глаз и внимательно посмотрел на друга:
— Ты сказал, что Мартин дал тебе пощечину?
— Именно так. Я пытался его урезонить, но он требовал удовлетворения. Когда же я отказался, он ударил меня по лицу и с издевкой спросил, что я теперь скажу. А теперь рассуди, кто же кого вызвал? По-моему, он меня!
— Как все нелепо! — воскликнул эрл. По лицу его было видно, что он шокирован.
— Нелепо?! Если хочешь знать, по-моему, все это просто чудовищно! Бог свидетель, я не хотел ссориться с твоим братом! Но должен же кто-то отучить его приставать к беззащитным девушкам со своими дурацкими ухаживаниями! Ему давно пора было дать урок, если хочешь знать!
— Прости, Люс, но я вынужден задать тебе этот вопрос: что за отношения связывают тебя и мисс Болдервуд? Можешь быть уверен, я сам поговорю с ним по поводу его неджентльменского поведения, но ведь и ты не должен забывать, что они выросли вместе и привыкли обходиться без особых церемоний.
— О да! Детская дружба! Понимаю! — нетерпеливо буркнул виконт, кружа по комнате. — Ну что ж, думаю, ты и сам обо всем догадался! Конечно, официально никакого оглашения не будет, по крайней мере до того, как она появится в свете, но… можешь поздравить меня, Жер!
— Я рад за тебя, дружище! Она станет тебе прекрасной женой, а ты очень скоро поймешь, что стал предметом всеобщей зависти, по крайней мере, миль на сто вокруг!
Виконт с довольной ухмылкой потряс протянутую ему руку:
— Разве она не красавица, Жер? А эти глаза? Какая девушка!
— Согласен! — добродушно откликнулся эрл.
— Не могу поверить, что смог завоевать ее сердце еще до того, как это удалось тебе!
— Увы, не могу тешить себя надеждой, что она хоть когда-нибудь думала обо мне больше, чем о Мартине.
— Ах да, Мартин! — вспомнил виконт, и лицо его потемнело. — Прости, если обошел тебя, старина!
— Да нет, не меня — ты обошел Мартина.
— Бог с ним! Да и потом, это не так.
— Мне казалось, он был наиболее предпоч… приемлемым из всех кандидатов в женихи, — быстро поправившись, сказал Жервез.
— Очень может быть. Да к тому же, как ты сказал, они друзья детства. Если ему нравилось думать, что Марианна предпочитает его всем остальным, то он еще больший осел, чем мне казалось.
Жервез пропустил его замечание мимо ушей. Взяв со стола табакерку, он изящным жестом откинул золотую крышечку и достал щепотку ароматного табаку.
— Ты согласишься на компромисс, чтобы избежать дуэли, Люс?
— Чтобы избавить тебя от головной боли? Конечно!
Жервез улыбнулся:
— Ты ведь и сам понимаешь, Люс, нельзя допустить скандала! Поползут сплетни, слухи — разве ты не знаешь, как это обычно бывает? А кстати, наверное, ты хочешь, чтобы я был твоим секундантом?
— Как раз об этом я и спросил твоего болвана-братца! Представляешь, он мне заявил не моргнув глазом, что Уорбойс будет счастлив оказать мне эту услугу! Человек, которого я видел всего раз в жизни!
Жервез разразился хохотом:
— Уорбойс?! Хотелось бы мне посмотреть на него в роли твоего секунданта!
И надо же было так случиться, что как раз в эту минуту мистер Уорбойс лез из кожи вон, чтобы отклонить навязанную ему честь.
— Проклятие, Мартин, ни за что! — заявил он. — Ничего не имею против того, чтобы оказать эту услугу тебе, хотя, заметь, считаю, что ты ведешь себя на редкость глупо! Но ни за что не буду секундантом у человека, которого совсем не знаю!
— Да знаешь ты его! Вы встречались на балу.
— И что с того? Я его и в Виссенхерсте пару раз видел, но это же не означает, что я его знаю!
— А что же это означает, позволь спросить? К тому же ситуация не совсем обычная, и…
— Да, и это, кстати, немаловажно! — подхватил Уорбойс. — Не хочу обижать тебя, старина, — кстати, если ты все-таки обидишься, не вздумай вызвать и меня, понял? — но обстоятельства и впрямь на редкость необычные! Имей в виду. Я, конечно, не совсем уверен, потому что сам не присутствовал при этом, но, сдается мне, тут не все так просто, как кажется. Лучше я посоветуюсь с отцом. Он, по-моему, знает ответ на любой вопрос.
— И не вздумай! Неужели ты думаешь, я намерен оповестить об этом всю округу?
— Все равно очень скоро все и так узнают, — мудро заметил многоопытный мистер Уорбойс. — Не пройдет и двадцати четырех часов, как все только и будут говорить, что об этом! Хорошенький поднимется шум! Тебе придется принять какие-то меры, вот так-то!
— Я же тебе говорю: этот прохвост сшиб меня с ног, а потом принял мой вызов!
— Да, только ты сказал, что он принял твой вызов лишь после того, как ты дал ему пощечину. А он молодец, этот Улверстон, не робкого десятка! — задумчиво пробормотал мистер Уорбойс. — Откажись от дуэли, пока не поздно! Вот тебе мой совет! Это единственное, что еще можно сделать.
— Вот, значит, как? — процедил Мартин сквозь стиснутые зубы. — Ну, я покажу тебе, что еще можно сделать!
— Мне показывать ничего не надо. Чем больше я об этом думаю, тем больше проникаюсь уверенностью, что это как раз такое дело, в котором я никак не хотел бы оказаться замешанным. Ты же не можешь позволить себе вызвать человека, раз уж он гость в твоем доме!
— В доме Сент-Эра, запомни!
— Это одно и то же. В делах чести нужно быть очень щепетильным. И другое — не было никакой нужды вообще бросать ему вызов. По-видимому, все дело в том, что он сшиб тебя с ног, согласен. Но когда ты ударил его, это было его право бросить тебе вызов, а совсем не наоборот! Проклятие, Мартин, ну что ты натворил?!
— Я натворил?! И ты думаешь, я извинюсь просто потому, что ты так сказал?!
— Нет, не думаю, — жалобно промолвил мистер Уорбойс. — Просто прошу, подумай хорошенько. Это мой долг, понимаешь? Господи, да я в жизни не видел другого человека, который бы так кидался на людей, как ты! Разве я не помню, как ты бесился, когда видел всех нас вокруг мисс Болдервуд!
— Господи, Барни, если бы ты не был моим другом!… — сжав кулаки, прошипел Мартин.
— Если бы я не был твоим другом, мне бы и в голову не пришло такое сказать, — отозвался Уорбойс. — Это уж точно. Проклятие, Улверстон поступил совершенно правильно, когда пытался утихомирить тебя! Жаль, что я этого не видел! Да я и сам бы так поступил, если бы ты при мне перепугал насмерть эту милую крошку! И не говори, что я бы не решился, потому что ты сильнее! Даю слово, я бы тоже так поступил!
— Ты? — с легкой насмешкой в голосе удивился Мартин.
Но Барни Уорбойс, погруженный в глубокие раздумья, ничего не заметил. Помешкав немного, он продолжил:
— Вот что я скажу тебе, Мартин! Я бы не удивился, если бы выяснилось, что за этим стоит что-то такое, чего мы не знаем! Мне это и раньше приходило в голову, а тебе? Ведь она, похоже, без ума от этого Улверстона, разве нет? И что же будет, если ты всадишь пулю в этого малого? Да она тебя тогда просто возненавидит! Неужели ты этого желаешь?
Но это весьма здравомыслящее замечание не возымело ни малейшего эффекта.
— Я пришел не для того, чтобы выслушивать твои дурацкие разглагольствования! — грубо рявкнул Мартин. — Так ты согласен быть секундантом Улверстона? Говори — да или нет!
— Нет, — немедленно ответил мистер Уорбойс и с присущей ему щепетильностью добавил: — То есть если он сам ко мне не обратится. А если так случится, ну, тогда можешь спросить моего отца!
— И ты еще считаешься моим другом! — горько пробормотал Мартин.
— Проклятие, Мантин, ну как ты не понимаешь, разве твой друг может быть секундантом твоего противника?! Разве я не сказал, что готов быть твоим секундантом? Может быть, это глупо, но от своих слов я не отступлю.
— Барни, если он тебя попросит, ты согласишься быть его секундантом?
Мистер Уорбойс задумчиво поскреб подбородок.
— Может быть, — промямлил он. — Но если так, кто же будет твоим секундантом? Ты уже решил?
— Господи! Да кто угодно! Роклифф, Эштон…
— Отличная мысль! — саркастически хмыкнул мистер Уорбойс. — С таким же успехом ты мог попросить об этом и глашатая из Грантэма. Кстати, ты о нем не думал? Боже ты мой, Мартин, сдается мне, ты не в своем уме!
— Прекрасно! Тогда я попрошу Кэвершэма! — слегка сбитый с толку, заявил Мартин. — Он не откажется!
— Откажется, и ты это знаешь! — справедливо возмутившись, возразил мистер Уорбойс. — Ты не можешь просить человека быть твоим секундантом, если у него вот-вот опишут имущество!
— Мне до этого нет никакого дела! — огрызнулся Мартин, надевая перчатки.
— Знаю, что нет, ведь не тебе придется с ним договариваться. И вот что я тебе скажу: уж если ты решился серьезно, попроси своего кузена.
— Он не согласится. Значит, так, первым делом сообщу Улверстону, что Тео согласен быть его секундантом.
— Если Тео Фрэнт не согласен, стало быть, ты кругом не прав, — констатировал Уорбойс.
Но Мартин его уже не слушал. Он вихрем вылетел из дома, оставив несчастного приятеля перерывать отцовскую библиотеку в поисках «Кодекса чести джентльмена». Тщательное изучение этого замечательного труда убедило его, что первейшей обязанностью секунданта является попытка к примирению соперников. Остаток вечера достойный мистер Уорбойс провел в тщетных трудах связно изложить то, с чем он намерен был обратиться к своему коллеге, а именно — как наилучшим образом добиться мира.
Мартин верхом вернулся в Стэньон. Он знал, конечно, за обеденным столом ему предстоит встретиться с Улверстоиом, и догадывался, что ничего хорошего это не сулит. Но юноша находился уже в таком состоянии, что ему было на все наплевать. Погрузившись в мрачное молчание, он позволил лакею помочь ему сменить костюм для верховой езды на вечерний сюртук и короткие, до колеи, панталоны, потом так же молча вышел из комнаты.
Мартин шел по галерее, направляясь к парадной лестнице, когда его остановил отчетливый оклик эрла. Оглянувшись, он заметил эрла, стоявшего на пороге своей комнаты. Остановившись, коротко бросил:
— Ну?
— Пройди в комнату! Мне надо поговорить с тобой!
— Мне нечего сказать тебе, Сент-Эр!
— Зато мне есть, что тебе сказать! Даже здесь, коль ты этого хочешь, но я бы предпочел поговорить наедине.
— Я знаю, что ты хочешь сказать, так что можешь не трудиться!
— Нет, ты этого не знаешь!
Мартин уставился на брата, в глазах его сквозили недоверие и откровенная злоба. Поколебавшись немного, он пожал плечами и последовал за эрлом в его спальню.
— Ты хочешь заставить меня раскаяться в том, что я вызвал этого прохвоста Улверстона?! Хочешь, чтобы я извинился? Не рассчитывай на это! Да, вызвал, и очень рад этому, так и знай! И я буду с ним стреляться! Богом клянусь, буду!
— Нет. Это совершенно невозможно.
— Это было бы невозможно только в одном случае — если бы он извинился. Так что, он готов? Выходит, он струсил?
— Улверстон готов встретиться с тобой где и когда угодно, — ответил эрл. — Но если ты откажешься от поединка, так же поступит и он. По-моему, это самый разумный выход.
— Ты ошибаешься! — неприятно рассмеявшись, выкрикнул Мартин. — А если он поступит так, как ты говоришь, стало быть, он еще больший идиот, чем я думал! Предупреди его! А я уж не промахнусь!
— Я уже предупредил его, — отозвался Жервез. — Он готов пойти на это, но первым извиниться следует тебе — ведь это ты бросил ему вызов!
— Да, это так, и ты не заставишь меня взять его обратно!
— Нет, конечно, заставить тебя не в моих силах. — Голос эрла, холодный и бесстрастный, прозвучал странным диссонансом в сравнении с дрожавшим от ярости голосом Мартина. — Но ты поступил так лишь потому, что не знал некоторых обстоятельств. Улверстон обручен с мисс Болдервуд.
— Что?! — Мартин оцепенел, будто пораженный громом. Вся кровь бросилась ему в лицо. Оно страшно побагровело и тут же стало мертвенно-бледным.
— Было решено, что оглашение состоится после ее первого выезда в свет, но его предложение принято.
— Ложь! — воскликнул Мартин. — Ты специально придумал это, чтобы я взял обратно мой вызов! Не верю!
Жервез предпочел промолчать. Стоя возле камина, он даже не смотрел на Мартина и, казалось, не слышал его криков. Уставившись в огонь неподвижным взглядом, он резко ткнул носком сапога горящее полено и смотрел, как искры вихрем взвились вверх и исчезли в черной дыре дымохода. Вдруг краем глаза он заметил какое-то движение и поднял на Мартина взгляд, но тот лишь отошел к окну, будто желая сейчас быть как можно дальше от брата, и эрл снова опустил глаза.
— Она могла бы сказать мне! — вырвалось у Мартина.
— Да.
— Она знала, что я… Она знала…
— Она молода и немного легкомысленна.
— Легкомысленна?! О нет! Только не она! Титул… прекрасное положение! Вот о чем она мечтала! Вот что для нее главное! Если бы ты сделал ей предложение, она бы тоже согласилась! А если бы ты умер и я унаследовал все, она тут же кинулась бы в мои объятия и послала бы Улверстона ко всем чертям!
— Вряд ли бы ты захотел ее в таком случае!
— Я бы захотел ее в любом случае! — пылко воскликнул Мартин. — Она единственная женщина, которую я любил! И буду любить вечно!
Эрл опять предпочел дипломатично промолчать. Мелодраматичное заявление вызвало искру насмешки в его глазах, но Мартин этого не заметил.
— Женщины! — с патетическим взмахом руки воскликнул Мартин. — Теперь я понял, каковы они все! Теперь ни одной из них не заманить меня в брачные сети! — Он принялся беспокойно кружить по комнате, не находя себе места. Бушевавшая в нем ярость требовала выхода. Руки хватались то за одно, то за другое, бесцельно перекладывая вещи с места на место: то он листал лежавшую на столе книгу, то пытался отдернуть штору, будто ему не хватало воздуха, потом стал лихорадочно ощупывать громоздкие украшения в изголовье огромной кровати. Наконец схватил лежавший на туалетном столике гребень слоновой кости, несколько секунд тупо смотрел на него и вдруг швырнул через всю комнату так, что он разлетелся на куски. Мартин вздрогнул, словно очнувшись, и виновато пробормотал:
— Я сломал твою гребенку. Прости, пожалуйста!
— Не важно.
— Да уж конечно! У тебя их не меньше дюжины! — рявкнул Мартин, будто ему недоставало только этого, чтобы еще больше возненавидеть брата.
Осторожный стук в дверь заставил эрла повернуть голову. На пороге комнаты появился лакей и с извиняющимся видом пробормотал, что его послали сообщить его милости, что обед подан.
— Передайте Эбни, я спущусь через четверть часа.
— Да, милорд. Ее милость…
— Передайте ее милости мои извинения. Скажите, я спущусь, как только переоденусь к обеду.
Лакей перевел любопытный взгляд на Мартина и с поклоном удалился.
Не успела дверь захлопнуться, как Мартин взорвался:
— Неужели ты ожидаешь от меня, что я соглашусь и дальше оставаться под одной крышей с этим Улверстоном?
— Он уже предупредил меня, что считает себя обязанным уехать из Стэньона. Думаю, будет лучше, если он останется до понедельника, иначе могут поползти слухи. Но если ты против, так и скажи.
— Если мне предстоит сегодня сидеть с ним за одним столом, то я с таким же успехом могу делать это до конца моих дней! — строптиво заявил Мартин. Сделав еще один круг по комнате, он вдруг остановился перед эрлом, будто ему в голову вдруг пришла неожиданная мысль. — Но, в конце концов, ведь он швырнул меня на землю! Он обязан дать мне удовлетворение!
— Стало быть, ты по-прежнему так думаешь?
Мартин возобновил бесцельное кружение, напоминая брату запертое в клетке дикое животное. Наконец замер и, пожав плечами, бросил на брата раздраженный взгляд:
— Хорошо, что я должен сделать?
— Можешь встретиться с ним и извиниться, признав тем самым справедливость его поступка!
— Глупо!
— Тем не менее я так считаю.
— Я не намерен перед ним извиняться! Нет, клянусь богом, это уж слишком! Как я мог знать?
— Я уверен, он тоже считает, что виной всему то, что ты ничего не знал. Он не тот человек, чтобы требовать от тебя извинений. Если хочешь, я могу сам поговорить с ним, так что эта тема вообще больше упоминаться не будет. Если ты согласен довериться мне, то я передам ему, что был вынужден сообщить тебе о его тайной помолвке и после этого ты согласился взять обратно свой вызов.
По всему было видно, что Мартину нелегко справиться с раздиравшими его сомнениями. Наконец дрожащим голосом он буркнул:
— Ладно! — Бросив на Жервеза один из хорошо знакомых тому взглядов, в котором горела затаенная ненависть, угрюмо пробормотал: — Очень мило с твоей стороны! Считаешь, что я должен быть тебе благодарен, так ведь? Так вот — ничего подобного, и не надейся! Если бы не ты, этого негодяя здесь вообще бы не было!
— Не спорю. Но ведь если бы девушка полюбила тебя, то его приезд ничего бы не изменил, не так ли? — мягко произнес Жервез.
Казалось, Мартин смутился, но ненадолго.
— Все было замечательно до твоего возвращения! Это ты внушил Марианне желание во что бы то ни было сделаться графиней, кружил ей голову, льстил, заворожил бедняжку дурацким балом, изысканными манерами… Конечно, куда мне до тебя! А потом появился этот Улверстон, и ты, естественно, пригласил его погостить. Ты всегда был против меня! И всех настроил, разве я не вижу? Марианну, Тео, Луизу, даже мою мать! Даже моя мать очарована тобой, несмотря на то, что очень скоро ты упорхнешь в Лондон, а она останется здесь. И станет скучать по тебе! По крайней мере, она так говорит! Но все-таки есть один человек, которому не вскружили голову твои сладкие слова, и этот человек, поверь, не станет скучать, когда ты уедешь! Я ненавижу тебя, Сент-Эр! Я ненавижу тебя всем сердцем!
— Если это и в самом деле так, что ж, для меня ничего удивительного, — с печальной улыбкой признал эрл.
— Передай матери, что я пообедаю с Уорбойсом! — яростно бросил Мартин и выскочил из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зов сердец - Хейер Джорджетт



С хорошим чувством юмора автор создает детективную интригу, благодаря которой раскрываются характеры героев. Отличительная черта романов Хейер - столь редкая в современной литературе - блестящие диалоги.
Зов сердец - Хейер ДжорджеттИрина
9.11.2012, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100