Читать онлайн Зов сердец, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов сердец - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов сердец - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов сердец - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Зов сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Они медленно направились по дорожке, ведущей к замку. Эрл со смехом уверял мисс Морвилл, что, если бы не болела голова, можно было бы сказать, что он отделался легким испугом. Не успели они сделать и нескольких шагов, как до них долетел грохот экипажа, несущегося навстречу с бешеной скоростью.
— Похоже, это Шapд на моих серых. Надо пересадить его на других, иначе кончится тем, что он перепугает кого-нибудь до смерти, — пробурчал эрл.
Но четверка лошадей, что в следующее мгновение появилась перед ними, не была его любимыми серыми, да и правил ими не Шард — тот восседал на козлах рядом с лордом Улверстоном, — а виконт, крепко сжимая в руках вожжи, гнал лошадей во весь опор.
Эрл потянул мисс Морвилл поближе к кустам, но виконт уже успел их заметить и натянул вожжи, сдерживая бешено мчавшихся коней. Недовольно фыркая, те чуть не встали на дыбы, но замерли.
Эрл окликнул Улверстона:
— Эй, Люс! Если бы я только догадывался, что ты будешь вытворять с моими гнедыми, никогда бы тебе их не продал! «Клуб четырех коней», ха! Молокосос!
— Боже милостивый, Жер, как ты нас напугал! — возмущенно рявкнул виконт. — Я как раз вернулся после того, как битый час выгуливал мисс Болдервуд по саду, и увидел, как Клауд галопом влетел во двор, весь в пене, да еще с порезами на коленях! Что мне оставалось думать?! Что ты стеганул его слишком сильно и поплатился за это? Он тебя сбросил?
— Да, сбросил, но я тут ни при чем. Причиной моего позора стала обычная кроличья нора.
— Кроличья нора?! Быть этого не может! — с неподдельным изумлением воскликнул Улверстон.
— Ну что ты пристал? В конце концов, с каждым может случиться!
— И где же, интересно, ты отыскал эту самую нору?
— О, в парке! Конечно, трудно будет показать, в какую именно я попал, — там их пруд пруди!
— Ах вот как?! И наверное, именно поэтому ты отпустил поводья и витал в облаках, а в минуту расставания с Клаудом даже не попытался ухватиться за уздечку?! Ты! Чепуха, друг мой, полная чепуха!
— У Клауда сильно поранены ноги? — перебил Жервез. — Меня это тревожит больше всего!
Шард, который уже успел соскочить на землю и с нахмуренными бровями открыто прислушивался к разговору друзей, тут же вмешался, сообщив, что, по его мнению, это не более чем царапины.
— Я отвел Клауда к Жему, милорд. Поскольку я еще не знал, в какую заварушку вы попали, подумал, что моя помощь вам куда нужнее, чем вашему жеребцу.
— Чушь какая! Можно подумать, со мной невесть что стряслось!
— Что до этого, ваша милость, так ведь никто ж не знал, что случилось, — невозмутимо отозвался кучер. — А кому, как не мне, знать, что доселе ваш жеребец являлся домой только вместе с вами!
К этому времени виконт уже успел развернуть экипаж и велел Жервезу немедленно забраться внутрь.
— Еще чего! Если кого и надо отвезти домой, Люс, так это мисс Морвилл, а не меня.
— Обоих отвезем, — проворчал виконт. — Сударыня, надеюсь, вы не против, если придется немного потесниться? Давай, Жер, не валяй дурака! Не знаю, как тебе это удалось, но мне чертовски хорошо известно, что тебе здорово досталось! Нет, вы только посмотрите на его галстук! В жизни не видел, чтобы ты выглядел таким растерзанным!
Последний довод подействовал, и эрл, подсадив мисс Морвилл в коляску, взобрался вслед за ней. Виконт, оглянувшись на них, про себя порадовался, что ни один из них не отличается полнотой, затем и Шард вскочил на козлы, коляска тронулась.
— Да, вот еще что хотел тебе сказать, Жер, по поводу этого твоего дурацкого падения, — начал виконт. — Неужто ты… — Он внезапно замолк, поскольку эрл, который положил одну руку на спинку сиденья, чтобы мисс Морвилл было поудобнее, предостерегающе сжал его плечо. — Ну да ладно! Что толку обсуждать это, — пробормотал, запинаясь.
Вскоре коляска пронеслась под сводами башни. Мисс Морвилл отправили в замок, но эрл категорически настоял, чтобы его отвезли прямо в конюшни, где бы он мог осмотреть ноги Клауда. Здесь они обнаружили Тео, который как раз этим и занимался. Услышав за спиной шум экипажа, он, не поворачивая головы, бесстрастно сказал:
— Ну что ж, рад, что с тобой все в порядке, Жервез! Господи, что это ты задумал?
— Хочу посмотреть на последствия собственной глупости, — отозвался Жервез, выбираясь из экипажа. — Понимаешь, было темно, я не заметил кроличью пору, вот и все!
— Мой дорогой Сент-Эр, не говори ерунды! Как это жеребец мог поранить колени о кроличью нору, хотел бы я знать! — взорвался Тео. — Как только я увидел его ноги, то решил, что ты напоролся на каменную стену, черт возьми!
— Сильно поранены?
— Надеюсь, что нет. Только поцарапаны. Не знаю, может быть, останутся рубцы. Сейчас прикажу, чтобы ему наложили горячий компресс.
Эрл кивнул и вместе с Шардом прошел в конюшню. Тео повернулся и, вопросительно вздернув бровь, взглянул на виконта.
— Только не спрашивайте меня! — заявил Улверстон, правильно истолковав его взгляд. — Он не желает об этом говорить, вот и все, что я знаю. Где этот бездельник? Кларенс! А, вот ты где! Ну-ка, заводи лошадей!
Подбежал грум. Виконт вверил четверку его попечению и соскочил на землю.
— А где молодой Фрэнт? — коротко осведомился он.
— Мартин? Понятия не имею, — ответил Тео. В голосе его слышалось удивление.
— Мистер Фрэнт недавно отправился побродить с ружьем, милорд, — откликнулся Кларенс.
— Ах вот оно что! Понятно!
— В чем дело, Улверстон? — спросил Тео, отводя его в сторону, чтобы грум не слышал. — Какое отношение к этому имеет Мартин?
— Не знаю, но если вы верите во всю эту чепуху, что наболтал Жер по поводу кроличьей норы, то я лично не поверил ни единому слову! Может быть, он бы и вылетел из седла, но никогда в жизни не отпустил бы поводья, уж вы мне поверьте! Не имею привычки совать нос в то, что меня не касается, но Жер как-никак мой друг! Думаю, и ваш тоже! Не знаю, в чем тут дело, но что-то с ним стряслось такое, о чем он не намерен говорить. Проклятие, да ведь я и двух дней не провел в замке, а готов поклясться, что этот тупоголовый осел, его братец, с радостью придушил бы его, кабы мог!
Тео, нахмурившись, молчал. Прошло несколько минут, наконец виконт снова заговорил:
— Здорово поругались прошлой ночью, не так ли? О нет, не стоит отрицать, тем более что я и сам все слышал. И у меня сильное подозрение, что я догадываюсь, из-за чего произошла ссора!
— Да, они поссорились, но не думаю, что это так уж серьезно. Мартин довольно вспыльчив, порой может ляпнуть такое, о чем потом и сам жалеет.
— А что такое с этим парнем? — поинтересовался виконт. — Похоже, он постоянно в дурном настроении.
На губах Тео появилась слабая улыбка.
— С тех пор как Сент-Эр вернулся, у него всегда дурное настроение. Но может быть совсем другим, когда хочет.
— Хотелось бы, чтобы это бывало почаще! Он что, невзлюбил Жера?
— Просто завидует. Думаю, для вас не секрет, что Жервез унаследовал то, что Мартин с незапамятных времен привык считать своим. Надеюсь, пройдет время — и он сам поймет, как глупо себя ведет. Да и в самом деле, как же иначе? Ведь Жер — отличный парень, и Мартин поймет это, как только немного повзрослеет.
— Но это же какое-то средневековье, Фрэнт, честное слово! — воскликнул виконт.
— Ну, коли так, сдается мне, что в характере Мартина вообще много от средневековья! — поддакнул Тео. — У него чудовищное самомнение. Пока был жив отец, его желаниям никто не смел противоречить, да и держать себя в руках его явно не учили! Он получал все, что хотел, а хуже всего то, что к нему относились словно именно он и был наследником, а Жервеза вроде как и не было на свете!
— В школу он все-таки ходил, я надеюсь?
— Да, вслед за Жервезом поступил в Итон.
— Господи, только не говорите мне, что и там ему никто не осмеливался противоречить! — воскликнул Улверстон. — Не делайте из меня идиота, Фрэнт! Я ведь и сам окончил Итон!
— Может быть, вы были не так избалованы? А что касается Мартина, так стоило ему вернуться в Стэньон, как все началось снова.
Их разговор был прерван эрлом, который, выйдя из конюшни, жизнерадостно заявил:
— О чем это вы тут шепчетесь, да еще с таким зловещим видом, а? Думаю, у Клауда даже шрамов не останется.
— Жервез, ты что-нибудь от нас скрываешь? — напрямик спросил Тео.
— О, так Люс уже успел доложить тебе, что я никогда в жизни не выпускал из рук поводья, я угадал? Спасибо за комплимент, Люс, но с каждым может случиться. Ну, а теперь, думаю, будет самое лучшее, если я незаметно проскользну в дом. А то, боюсь, если вдруг Мартин увидит, в каком состоянии мой бедный галстук, это нанесет непоправимый ущерб моей репутации денди, а это было бы огромным разочарованием для нас обоих.
— Мартина нет в замке, — сообщил виконт. — Его слуга сказал, что он недавно вышел побродить с ружьем.
— Ах вот оно что! Все такой же неутомимый спортсмен! Я пока что не видел, как он охотится с гончими. И думаю, такой скачки свет не видел! Но стреляет он превосходно. Люс, я еще не успел тебя поблагодарить, а ведь ты так геройски кинулся спасать меня! Мой дорогой друг! Поверь, я тебе страшно благодарен, хоть все дело и выеденного яйца не стоит!
— Не морочь мне голову, Жер! Знаю я твои штучки!
Эрл рассмеялся, поцеловал копчики пальцев и направился к замку.
В спальне его встретил Турви, который при виде хозяина немедленно заломил руки.
— Знаю, Турви, знаю, — устало сказал эрл. — Мой сюртук уже никогда не станет прежним, что бы ты с ним ни делал, хотя уверен, ты сделаешь все возможное! А что до галстука, так я с таким же успехом мог бы повязать носовой платок, ты ведь это хочешь сказать?
— Я счастлив, что ваша милость, по-видимому, не пострадали, — упавшим голосом пробормотал Турви.
— Должно быть, ты удивлен, ведь в твоих глазах я всегда был неким изнеженным, хрупким оранжерейным растеньицем, не так ли?
— Вести, которые принесла мисс Болдервуд, когда недавно вернулась с прогулки, были весьма странными, милорд, и это не могло не вызвать тревогу!
— Ах, так вот как распространяются слухи!
— Мисс Болдервуд как раз выходила из экипажа милорда Улверстона, когда мимо пронесся ваш жеребец. С вашего позволения, похоже, молодая леди перепугалась не на шутку! Позвольте, милорд, я помогу вам сиять сюртук!
Эрл устроился за туалетным столиком. Минут через двадцать к нему постучался лорд Улверстон. Одетый в одну рубашку и атласные штаны до колеи, Жервез был занят тем, что с самым серьезным видом пытался завязать свежий галстук в соответствии с последней модой. Возле него застыл Турви, с интересом наблюдая за движениями тонких, изящных пальцев хозяина. С его руки свисало полдюжины самых разнообразных галстуков. Эрл поднял глаза и увидел в зеркале удивленное лицо друга.
— Тш-ш, — прошипел он. — Умоляю, Люс, ни слова, не отвлекай меня!
— Господи! — фыркнул виконт.
Турви с упреком взглянул на него, но Жервез и ухом не повел. Покончив с галстуком, он придирчиво вгляделся в свое отражение в зеркале. Так прошло с полминуты. Казалось, Турви не осмеливался дышать. Наконец эрл приказал:
— Мой сюртук!
Лицо лакея прояснилось, у него вырвался облегченный вздох. Осторожно уложив невостребованные галстуки на кресло, он устремился к гардеробу и благоговейно подал эрлу сюртук темно-синего цвета.
— И как тебе угодно называть это сооружение? — с любопытством осведомился Улверстон.
— «Наполеон», конечно. Господи, как можно этого не знать?! Или ты решил, что я никогда не решусь на такой фасон?
— Ну что ты! Только почему бы тебе не ввести в моду свой собственный стиль? Ну, например, под названием «Землетрясение Сент-Эра»? Каково?
Турви деликатно покашлял:
— Если ваша милость позволит мне сказать, в высшем свете большой популярностью в последнее время пользуется галстук «Десборо»! А в настоящее время мы предпочитаем «Стэньонское падение»! Он, с вашего позволения, выглядит словно его растрепала буря!
— Тебе не следует выдавать наш маленький секрет, Турви, — упрекнул эрл, вставая, чтобы лакей мог облачить его в сюртук. — Спасибо, Турви, больше ничего не надо!
Слуга поклонился и отправился собирать перепачканный костюм для верховой езды. Эрл был занят тем, что подпиливал ногти и не обращал ни малейшего внимания на то, что он делает. Поэтому не заметил, как лакей, подняв бриджи, отложил их в сторону, а потом, помедлив немного, сунул руку в карман грязного сюртука и вытащил оттуда моток веревки, который ясно выделялся под топкой тканью. В это же мгновение Жервез подмял голову, и глаза их встретились. Тень неудовольствия набежала на лицо эрла.
— Оставь это! — сказал он чуть резче, чем обычно.
Легкий поклон, которым на его слова ответил Турви, ясно показал, что он думает о тех, кто таскает мотки веревки в карманах прекрасного сюртука, уродуя его форму. Он уже собирался положить веревку на стул, как виконт бросился вперед и выхватил ее из рук лакея.
— Можешь идти. — Эрл снова склонил голову.
Улверстон подошел к камину, внимательно разглядывая в его свете веревку. Как только Турви исчез, он повернулся к Жервезу:
— Видел однажды, как с помощью вот такой проклятой штуки скосили целую шеренгу. И учти, это случилось ночью — вот так-то!
Эрл промолчал.
— Глупо было с твоей стороны оставить веревку в кармане, мой мальчик!
— Очень глупо.
Улверстон отложил моток в сторону.
— Довольно, покончим с этим, Жер! Так, значит, вот как все было?
— Да.
— Мартин?
— Не имею понятия.
— Ну, одно нам, по крайней мере, известно — все это время его не было в замке!
— Это ты так говоришь.
— Проклятие, это сказал Кларенс, если помнишь. А с какой стати ему врать?
— Да в общем-то незачем. Я в этом и не сомневаюсь. Кроме того, мне отлично известно, что Мартин на закате любит поохотиться.
— Ну и что же ты собираешься делать? — поинтересовался Улверстон.
— Ничего.
— Замечательно! — кивнул виконт. — Просто замечательно! Я так понимаю, подобная мелочь, — он кивнул головой на веревку, — не стоит твоего внимания? Не заставляет задуматься кое о чем?
— Напротив, я уже довольно долго ломаю над этим голову. Вполне возможно, что я ошибаюсь, и если ты, Люс, не будешь возражать, я бы предпочел, чтобы все это осталось между нами.
— Что за ерунда! — фыркнул Люс. — Ты не можешь сидеть сложа руки, когда кто-то собирается тебя прикончить!
— Ладно, и что же ты посоветуешь мне делать? — поинтересовался Жервез, откладывая в сторону маникюрные ножницы. Заметив недовольную гримасу на лице друга, он весело рассмеялся. — Сам не знаешь, не так ли? Может, стоит объявить во всеуслышание, что я попал в приготовленную для меня ловушку? Или прямо обвинить Мартина в том, что он старается от меня избавиться?
— Отошли его!
— Под каким предлогом?
— Господи боже, неужели этого мало?!
— Да. Кто в это поверит?
— Вот доказательство! — Виконт ткнул пальцем в веревку.
— Мой дорогой, она доказывает только то, что кто-то неизвестный хотел сыграть со мной злую шутку. Но это совсем не значит, что меня хотели убить!
— Дьявольщина! — выругался Люс. — Не понимаю, как ты можешь так спокойно об этом говорить?!
— Но ведь я же жив! — возразил Жервез, пожимая плечами. — Даже не ранен, а то, что пару минут провалялся без чувств, так это просто стечение обстоятельств. Если бы я не вылетел головой вперед, как пушечное ядро, этого и вовсе не случилось бы.
— Ну и в чем ты хочешь меня убедить? — глядя ему в глаза, рявкнул Улверстон. — Или хочешь сказать, что все это — просто милая детская шалость? Так ведь в доме, насколько мне известно, нет ни одного ребенка!
— И зря так считаешь! Мартин еще не вышел из детского возраста. Конечно, я не думаю, что так уж хорошо понимаю его, но, полагаю, он считает, что нужно разок-другой сбить с меня спесь. Ты же сам слышал, как сегодня прозвучало за завтраком: «Сент-Эр — само совершенство!» Это ведь он сказал, прежде чем вылетел из комнаты. Так представляешь, какое бы ему доставило удовольствие, если бы я, едва приехав в Стэньон, искупался в грязном ручье? Не удалось. Ладно, тогда можно попробовать подстроить так, чтобы я свалился с лошади, — какой удар для гордости отличного наездника, которым я слыву!
— Это все совершеннейший вздор! В конце концов, твой драгоценный братец — не сопливый мальчишка, чтобы не понимать, как это все могло закончиться!
— Если бы у него была привычка думать прежде, чем что-то делать, — согласился эрл. — Это ведь еще вопрос, согласись, думал ли он вообще, чем все может закончиться! Войдите!
В дверь постучали, и на пороге возник Тео.
— О, дьявол! — вздохнул Жервез. — Уходи, Тео! Люс уже позаботился все сказать за тебя.
Тео вошел в комнату и осторожно прикрыл дверь.
— Бесполезно, Жервез! Я намерен выяснить, что с тобой произошло в действительности. Улверстон сказал вполне достаточно, чтобы вызвать тревогу. Умоляю тебя, не испытывай больше моего терпения байками о том, как Клауд будто бы попал в кроличью пору, — это не сработает!
— Можете не надеяться, что вам удастся что-то вытянуть из Жервеза! — буркнул виконт. — Суть же состоит в том, что его лошадь споткнулась о натянутую поперек дороги веревку. Вот она, можете сами убедиться!
— О боже! — задохнулся Тео. — Мартин?!
Его кузен передернул плечами. Он отвернулся к камину и с непроницаемым лицом уставился на огонь.
— Я ему все время твержу, что пришло время избавиться от этого парня! — возмутился виконт.
— Тео с тобой никогда не согласится, — вмешался Жервез. — Мы с ним только недавно это обсуждали.
— Но тогда я еще не знал о таком… — Тео не договорил.
— А теперь думаешь по-другому? — поинтересовался Жервез, не сводя с него глаз. Тео нахмурился.
— Нет, — прошептал он наконец. — Нет, я по-прежнему так считаю. Если Мартин и впрямь проделал такое — но откуда нам известно? — все равно, я уверен, совершил он это в приступе ярости. Ваша вчерашняя ссора, издевательства его собственной сестры… О, мне ли не знать Мартина! С утра он был похож на бешеную собаку, а в таком состоянии вряд ли мог думать о последствиях, да и вообще о чем угодно, кроме своего глупого желания отомстить!
— Все это чушь! — упрямо повторил виконт.
— Вы не знаете Мартина так, как я, — настаивал на своем Тео. — Даже если он и лелеет в душе куда более зловещие планы, все равно, я считаю, будет лучше оставить его здесь, на глазах!
Виконт задумчиво почесал кончик носа:
— А ведь в этом что-то есть, Жер…
— Между прочим, и у меня нет ни малейшего намерения заставить его уехать, — усмехнулся эрл.
— Ты собираешься рассказать ему о сегодняшнем происшествии? — полюбопытствовал Тео.
— Нет. И прошу вас тоже ничего ему не рассказывать!
— Ладно, идет. Я и так уже жалею, что распекал его после того происшествия на мосту, — с кислой гримасой заметил Тео. — Я тогда не сдержался. Знаешь, Жервез, порой я вообще думаю, что зря зазвал тебя в Стэньон. Может, было бы лучше дать Мартину время привыкнуть к мысли, что теперь уже не он здесь хозяин.
— У него было больше года, чтобы привыкнуть к этой мысли, — сухо отозвался эрл. — Или теперь ты хочешь убедить меня вернуться в Лондон? Поздно, дорогой. Я уже успел привыкнуть к Стэньону.
— Нет, я даже не думал об этом. В конце концов, между тобой и Мартином все уладится. Но что еще натворит эта горячая голова? Обойдется ли все мирно или дойдет до скандала, а то и до серьезного увечья? Этого я не знаю.
— И я, но сделаю все возможное, чтобы до этого не дошло. Уверяю тебя, Тео, мне скандал не по душе, как и тебе. Ну, а пока ничего не поделаешь. Посмотрим, что будет дальше. Между прочим, не пора ли обедать? Ее милость, вероятно, ждет нас.
Оказалось, все остальное общество уже собралось в гостиной. Мартин стоял возле камина, немного в стороне от остальных, небрежно играя щипцами. Услышав, как отворилась дверь, он обернулся и слегка покраснел. Со времени ссоры юноша не обменялся со сводным братом ни единым словом, но сейчас кивнул ему.
— Добрый вечер, Сент-Эр! — В голосе его слышалось заметное принуждение. — Мне сказали, ты свалился с лошади. Как же это случилось?
— Обычная неосторожность. Клауд угодил ногой в кроличью нору.
— Надеюсь, с ним все в порядке?
— Чуть поцарапался. Думаю, даже шрамов не останется.
— Черт, это скверно! — заключил Мартин. — То есть… я хочу сказать, хотя ты никогда не слушаешь моих советов, ему не повредил бы горячий компресс. Десять против одного, когда его снимут, не будет и следа от царапин.
— Согласен с тобой, но все это уже сделано.
Вдовствующая графиня сочла возможным немедленно сообщить присутствующим, сколько раз и при каких обстоятельствах падал с лошади ее покойный супруг, поведать о своих собственных переживаниях по этому поводу, а также рассказать несколько занимательных эпизодов о падении с лошади ее дорогого отца, тоже великолепного наездника.
— Это случалось и с ним, хотя, уверяю вас, в Англии ни один джентльмен не ездил верхом лучше, чем он, — добавила она. — Сама я не очень люблю лошадей, но осмелюсь предположить, что, если бы захотела, ездила бы отлично. Ведь сам папенька меня учил! Не могу не припомнить, как он твердил моему брату: «Держись увереннее!» Это была его любимая фраза. Если бы он был жив, когда Мартин сломал ключицу на скачках в Эшби, то и тогда сказал бы: «Держись увереннее и поступай по-своему». Именно так он всегда говорил.
Остановившись возле Мартина, эрл вполголоса спросил:
— Ты знал своего дедушку, Мартин?
— Слава богу, нет! — ухмыльнулся тот. — Держу пари на что угодно, он был не из тех, кто способен затравить лисицу!
— Можешь на меня не рассчитывать, и не подумаю с тобой спорить, — отозвался брат.
К счастью, как раз в это время в гостиную вошел Эбни, провозгласив, что кушать подано.
Поскольку вырвавшийся у Мартина взрыв хохота привлек внимание его матушки, она потребовала, чтобы ей немедленно сообщили, что его так развеселило. Ей не ответили, но она об этом не забыла, потому что память у нее была на редкость цепкая. А к тому времени, как графиня уселась во главе обеденного стола и снова поинтересовалась причиной смеха, Мартин успел придумать подходящее объяснение, которое ее вполне удовлетворило.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зов сердец - Хейер Джорджетт



С хорошим чувством юмора автор создает детективную интригу, благодаря которой раскрываются характеры героев. Отличительная черта романов Хейер - столь редкая в современной литературе - блестящие диалоги.
Зов сердец - Хейер ДжорджеттИрина
9.11.2012, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100