Читать онлайн Замужество Китти, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замужество Китти - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замужество Китти - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замужество Китти - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Замужество Китти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Так как Фредди, сопровождаемый своим заикающимся другом Стоунхаузом, ужинал в доме на Беркли-сквер перед тем как сопровождать в клуб «Элмак» обеих леди, мисс Чаринг без труда нашла возможность отвести его в сторону и поговорить о деньгах. Ее беспокоили намеки и ухмылки Джека. Фредди готов был к этому разговору, хотя денежные заботы ему надоели. Вид его был столь унылым, что Китти испытала смущение. Он сказал, что регулярно отправлял все счета от модисток и портных на адрес своей сестры, то есть сюда. В его распоряжении все еще имелась небольшая сумма денег, которую он и пожелал отдать Китти. Обеспокоенная тем, что он ее совершенно неверно понял, и стремясь убедить его в этом, Китти как-то выпустила из головы причину своего беспокойства. Она попыталась объяснить ему, что именно кажется ей странным, но он лишь сурово отчитал ее за сумбур, которым она портит ему вечер. Он добавил с иронией, что его обстоятельства делают совершенно ненужной попытку ограбить ее. И Китти окончательно смутилась.
– Да уж, – говорил Фредди своей сестре тем же вечером, – я сумел довольно ловко пресечь ее расспросы! Но это лишь до той поры, Мег, пока ты не допустишь промаха! Вероятно, она попросит тебя показать ей счета. Скажи ей тогда, что счета у меня.
– Но зачем? – спросила та недоуменно.
– Как будто ты не понимаешь? – сказал Фредди холодно. – Кажется, кроме меня, никто в этой семье уже не в состоянии думать. Это безумно утомляет! Даже отец говорил, что он не знает, как обстоят дела семьи… Ладно, я не об этом. Ты скажешь Кит, что я храню счета, чтобы показать их старому джентльмену. Я думаю, что этот ответ ее удовлетворит. А старикан, я думаю, и в самом деле захочет взглянуть на них.
– Будем надеяться, что он этого не сделает! – заметила Мег насмешливо. – Ведь он просто взбесится! Фредди, скажи, когда ты собираешься огласить вашу помолвку? Как странно, что ты до сих пор не поместил объявление об этом в «Газетт». Я думаю, что хотя бы десяток человек должны об этом знать!
– Я не могу объявить этого до той поры, пока не вернется мама из Маргейта, – ответил Фредди твердо. – Ведь нужно устроить прием по этому поводу, а сезон еще не начался, никого в городе нет.
– Ты удивительное существо! Я тебя предупреждаю, что если будешь медлить, Китти предпочтет тебе Долфа – вот тогда ты попляшешь!
– Ни за что она этого не сделает.
– Много ты знаешь. Мой дорогой братец, Долф просто преследует нас! Кстати, это дает повод для сплетен, должна я тебе заметить.
– Я все знаю, оставь Китти в покое! – сказал Фредди.
– Ну что же, хорошо, но если ты не будешь вести себя осмотрительно, она попадет в неприятное положение. – Сказав это, Мег пожала своими хрупкими плечиками, словно желая сбросить с себя тяготившие ее предположения.
Однако Фредди все-таки поинтересовался, что за неприятности могут угрожать Китти. Но она была не в состоянии сказать ничего определенного и делала лишь туманные намеки о дружбе Китти с мисс Броти и ее родственниками. Фредди сказал, что считает всех Броти безумными существами.
– Я имею в виду, что они безумно навязчивы! И этому не видно конца!
– Боже правый, это так! Это может произойти и с Оливией. Она станет навязываться в точно такой же манере, как и ее мать, нашей милой Китти. Нет! О, Фредди, эта отвратительная мисс Скортон пригласила ее поужинать в «Ханс-Кресент», и она говорит, что пойдет, потому что не хочет, чтобы та думала, что она – гордячка.
– Боже мой, Мег, я хотел бы думать, что ты сможешь этому помешать! – воскликнул Фредди с отвращением. – Надо пригласить гостей и попросить ее быть дома, потому что одной тебе будет трудно. Скажу тебе откровенно: у тебя волосы и впрямь длиннее ума!
– Ладно тебе, – произнесла Мег и задумалась. – Я не могу этого сделать потому, что сегодня вечером занята. Навещаю одну из старых тетушек Букхэвенов. Поэтому пусть Китти делает то, что считает нужным!
Фредди посмотрел на нее с укором, но она поправляла свой шарф и отвела глаза.
– По-моему, Мег, вас втягивают во что-то дурное, – сказал он.
– Боже милостивый, во что?
– Не знаю. Ты должна сама это чувствовать. Вними голосу сердца! Надеюсь, что, пообедав в «Ханс-Кресент», Кит не попадет в дурную историю. Но предупредить ее все равно следует. Ты когда-нибудь видела этих Скортонов, Мег? Ну а я их видел. Поглядев на них, Кит может проникнуться отвращением к их обществу.
Итак, в назначенный день городской экипаж доставил мисс Чаринг к отелю «Ханс-Кресент». Из дверей выскочил Томас Скортон и отпустил кучера, пылко заверив Китти, что ему не составит труда самому доставить ее на Беркли-сквер. Она поколебалась немного, но делать было нечего. Мистер Скортон поведал ей, что они уже разработали целую программу вечера. Они вышли в вестибюль, где их встретила Оливия и повела наверх раздеваться. По пути она оживленно болтала. Она сообщила Китти, что миссис Броти проводит теперь вечера дома. Это была неплохая новость. Оливия, глаза которой блестели, словно звезды, сказала что ее кузен Том заказал ложу в Опере, где сегодня устраивается бал-маскарад, а ее дорогая, милая тетушка Мэтти согласилась сопровождать их, если они так решительно настроены бесшабашно повеселиться. В свое время тетя очень любила подобные развлечения.
– И, дорогая мисс Чаринг, ну не ужасно ли это было с моей стороны? – я решилась написать вашему кузену, шевалье, и сообщила, что мы рассчитываем на его общество. И я попросила его поехать с нами. Именно в эту минуту он беседует в гостиной с моей тетушкой. Я не совершила ошибки?
– Нет, нет! Но маскарад! Я не одета для выезда на бал. Ведь если это маскарад, то нужны костюмы? Как жаль, Оливия, что вы не сказали мне об этом раньше.
– Это не имеет значения! Никто из нас не намерен одеваться в маскарадные костюмы – только домино и маски. Для вас я уже приготовила костюм домино, хотя моя тетушка и предупредила, что скорее всего вам не позволят поехать вместе с нами, если леди Букхэвен узнает об этом. Она утверждает, что люди из высшего света презирают подобного рода развлечения. Но я знаю, что вы не обращаете внимания на эти условности. К тому же на нас будут маски, и никто нас не узнает.
Узнав, что ей придется надеть домино и маску, Китти успокоилась. Она предпочла бы ехать в многолюдное место без бдительной опеки мисс Скортон, но была вынуждена признать, что, наверно, слишком многого хочет. Если она откажется ехать вместе со всеми в Оперу, то это разрушит их планы, испортит удовольствие Оливии. Она сдержала свое недовольство, и на ее лице появилось выражение благодарности, хотя втайне она надеялась, что с Томом Скортоном ей не придется танцевать слишком часто.
Когда девушки спускались вниз, в гостиную, Оливия сказала скромно, но так, будто неожиданная радость не могла удержать ее от порыва откровенности:
– Знаете ли, мисс Чаринг, но я вообразила и очень тревожилась, что наскучила шевалье. Он нас давно не посещал! Конечно, это чепуха – всего десять дней, но они длились так долго! А он рад, что пришел к нам сегодня! Ну не глупо ли с моей стороны?
Китти, шедшая впереди, обернулась, увидела, как девушка залилась румянцем, и воскликнула, смеясь:
– Нет, пожалуйста, откройтесь, Оливия! Вы влюблены в Камилла? Я заметила, что он сильно вами увлечен с самой первой встречи! По-моему, я должна пожелать вам счастья!
Смущенная Оливия, пряча глаза, сказала:
– О нет… Это, наверное, невозможно! Мне еще давно показалось, что он хочет мне что-то сказать. Но я испугалась. Когда наши отношения прервались, я поняла, это от того, что я ему не ровня!
– Ну уж если он такой сноб, то очень хорошо от него отделаться! – ответила Китти.
– Нет, нет, как только вы можете говорить подобные вещи! Он джентльмен! Я полностью осознаю разницу в нашем положении и вряд ли могу надеяться на то, что его чувство ко мне может быть таким, какое он внушил мне, дорогая мисс Чаринг!
Они уже подошли к гостиной, и продолжать разговор стало невозможно. Китти была этому рада, потому что вспомнила, как часто ее кузен в последнее время бывал в обществе Марии Ялдинг. Оливия открыла дверь в гостиную. Их встретил гул голосов. Все уже были в сборе. Китти сразу заметила шевалье, который сидел лицом к двери: глаза его засияли при виде Оливии. Невозможно было ошибиться в подлинности страсти, которая отразилась в них и в улыбке, заигравшей на его лице. В следующую секунду он поднялся и склонился в поклоне. Китти улыбнулась и кивнула ему, затем двинулась дальше, чтобы приветствовать миссис Скортон, которая стояла у софы, грузная, аляповатая, в ярко-красном свободном одеянии и высоком тюрбане с розами и перьями.
Никто не сомневался в добром характере миссис Скортон, и мало кто взялся бы отрицать ее вульгарность. Она тепло пожала руку Китти и повергла ее в смущение, поблагодарив за то, что Китти снизошла к ним. Она добавила весело:
– Оливия говорила, чтобы я не приглашала вас, но я заметила ей: «Чепуха, дорогая! Я думаю, мисс Чаринг не столь уж высокородная особа, чтобы не насладиться маскарадом, как и все прочие!» Смею надеяться, что «Элмак» – хорошее место. Сама я в клубе никогда не бывала, но сдается мне, там чуточку скучно и чопорно, а я всегда любила простоту и веселье, думаю, вы тоже! Ну а теперь я должна вам всех представить, и тогда мы все будем себя хорошо чувствовать. Наверное, нет нужды знакомить вас с моими девочками, а тем более с вашим собственным кузеном! Но вот мистер Мэлхэм, моя дорогая, а это – мисс Чаринг. Вы слышали, мистер Мэлхэм сделал предложение Сьюки. Забавно конечно, что Сьюки выйдет замуж раньше своей сестры. Я вовсе не хочу потерять Лиззи, что, впрочем, она знает, но мы все подшучиваем над ней по этому поводу. А это – мистер Боттисфорд. Мы называем его запросто, Боттлз.
Китти поняла, что удовольствия ей этот вечер не доставит. Она сделала поочередно реверансы джентльменам, а миссис Скортон радостно поведала программу развлечений. После ужина им предстоит сыграть в лотерею, это займет у них час, а потом все отправятся в Оперу на бал-маскарад.
– Том проводит вас домой, когда еще не будет слишком поздно. Обещаю это, потому что я не хочу, чтобы кто-то из моих девочек задерживался там позже полуночи. Хотя и я, и вы очень любим маскарад, не стоит позволять себе развлекаться допоздна!
После этого она попросила Китти занять место у огня, а сама, пораженная в свое время домом леди Букхэвен, лишь однажды удостоенная чести побывать там, обрушила на свою изумленную гостью град вопросов, жалких и неуместных. Ей не терпелось узнать, много ли комнат в доме, на сколько приборов можно накрыть стол для гостей, как много прислуги у леди Букхэвен, бывают у нее приемы каждый вечер или нет, есть ли в доме француженка-горничная? Казалось, ее расспросам не будет конца, но, по счастью, их беседу прервал колокольчик, и все общество направилось ужинать.
У стола к ним присоединился мистер Скортон, о чьем существовании Китти до сих пор не подозревала. Он был такой же плотный, как и его жена, но далеко не столь любезен. Знакомясь с Китти, но что-то пробормотал, что при желании можно было истолковать как приветствие, а жена весело пояснила, что ее муж не переносит никакие приемы и присоединился к ним только затем, чтобы поужинать. С этими ободряющими словами она указала Китти на стул рядом с ним, а сама расположилась во главе стола, попросив шевалье сесть рядом, и выразила надежду, что у ее гостей хороший аппетит.
Последнее было просто необходимо. Миссис Скортон была щедрой хозяйкой. Когда съели суп, лакей, которому помогали две служанки, поставил перед хозяином блюдо с отварной ножкой ягненка и шпинатом, перед хозяйкой – блюдо с жареным говяжьим филе, расставил по столу тарелки с жареной рыбой, фрикасе из цыпленка, овощами и многочисленные соусники. Все оживленно беседовали, кроме мистера Скортона, который употребил всю свою энергию на поглощение еды. Его сын, склонившись к Китти, развлекал ее бесконечными историями о том, как он покупал и продавал лошадей – с большой для себя выгодой. Некоторые подробности, касающиеся лошадиных статей, казались Китти за столом не вполне уместными. Она вздыхала, но ее собеседник был слишком увлечен, чтобы почувствовать смущение гостьи.
Когда на просьбы миссис Скортон наполнить тарелки едой никто уже не откликнулся, появилась перемена. Внесли жареных цыплят, голубей и большое блюдо с яблочным пирогом.
Затем появился десерт: пирожные, засахаренные фрукты, нежные марципаны.
Мисс Чаринг уже, кажется, начинало мутить от этого изобилия, а миссис Скортон уговаривала ее отведать меренгов или хотя бы кусочек савойского торта. А Элиза выпытывала у Китти, сколько бывает перемен за столом у леди Букхэвен. Когда она узнала, что леди Букхэвен удовлетворяется значительно меньшим количеством блюд, она не скрыла своего удивления. Миссис Скортон с радостью подумала, что стол ее лучше, чем у баронессы.
После трапезы общество вернулось в гостиную, где уже был готов карточный столик; когда же нашли коробочку с билетиками, все, кроме мистера Скортона, удалившегося к себе, начали играть в лотерею. Так как за обедом они провели почти два часа, на игру осталось не так много времени: не успела она их захватить, как уже надо было отправляться в Оперу. Китти дали маску, костюм домино цвета спелой вишни и усадили в карету рядом с хозяйкой. В город ехали в двух экипажах, был тесно. Но Китти радовалась тому, что на время была избавлена от общества Элизы и мистера Боттисфорда, пользовавшихся репутацией остряков, а это обстоятельство делало их общество более чем утомительным.
Все то время, что она провела за обедом, Китти наблюдала за Камиллом. Ее неприятно поразила его неестественность. Веселость кузена казалась наигранной, скрывающей ощущение внутреннего беспокойства, надвигающейся беды. Она решила побеседовать с ним тет-а-тет в течение вечера. Подозрение, что он прибыл в Лондон с единственной целью – найти богатую невесту, все больше завладевало ей. Она сама не знала, кого ей винить – себя ли – за неосторожное знакомство с Оливией Броти, или кузена – за меркантильность, из-за которой он ухаживал за леди Марией, когда сердце его целиком принадлежало Оливии.
Вступив в зал Оперы, где она еще ни разу не была, Китти была потрясена. Роскошь, хрустальные канделябры и люстры, тысячи свечей в огромном зале! Над просторным партером нависало четыре яруса лож, задрапированных бордовым бархатом, окаймленным золотой бахромой. Сцена, на которой уже начинался маскарад, занимала часть зала: роскошные декорации изображали таинственный мир арабских сказок, так что английские деревенские танцы, венские вальсы, французская кадриль и котильон разворачивались на фоне силуэтов восточного города. Хотя до полуночи еще было далеко, здание уже было переполнено, и можно было видеть самые различные костюмы – от простого домино до роскошного камзола времен Тюдоров. Почти на всех были маски, но некоторые смелые дамы и джентльмены обходились без них и вели себя, как казалось воспитанной в деревне Китти, с отталкивающей развязностью.
Том Скортон, готовый изливать свое красноречие на любого, кто только пожелал бы его слушать, увлек свою матушку, сестер и гостей в ложу, чтобы похвастаться, как ловко он сумел ее купить. Однако радоваться особо не стоило, потому что обитатели ложи были открыты для жадных взоров ловеласов, которые в непринужденной атмосфере маскарада вели себя с легкой настырностью, навязывались с любезностями. Никто из дочерей миссис Скортон этим обстоятельством не был смущен. Элиза же зашла так далеко, что обменивалась репликами с щеголеватым незнакомцем, выряженным Карлом I; Сьюзанн же согласилась на танец с каким-то вертлявым арлекином. Шевалье вскоре увел Оливию из ложи; Китти осталась, а потом вынуждена была пойти с Томом и протанцевать с ним несколько котильонов. Когда они вернулись в ложу, то обнаружили, что там никого нет. Том радостно сказал, что, вероятно, матушка пошла в фойе, чтобы чем-нибудь там освежиться. Китти вовсе не нравилось находиться с Томом наедине, и вообще она уже тяготилась шумным сборищем, все больше жалея, что приняла приглашение миссис Скортон. По счастью, вскоре к ним присоединились Сьюзанн и мистер Мэлхэм, и Китти постаралась сделать все от нее зависящее, чтобы не портить своим унынием общее веселье.
Под покровительством Фредди и Джека она, вероятно, сумела бы насладиться этим ярким празднеством; с ними ей было бы весело наблюдать из ложи нарядную, находящуюся в постоянном движении толпу, и она была бы уверена, что ни один нахал не станет к ней приставать. Как ни была Китти наивна, она поняла, что посещать маскарады девушкам ее круга не следует. Теперь ей стало понятно, что Фредди был совершенно прав, говоря, что общение с родственниками Оливии может привести к неприятностям. Она получила хороший урок. По своей мягкосердечности она не жалела о том, подружилась с Оливией, но весьма сожалела, что позволила ввести себя в общество ее родных. В первый раз она осознала справедливость предостережений Мег и была склонна думать о ней с гораздо большим уважением, чем прежде.
Через некоторое время она заметила кузена с Оливией. Китти была поражена тем, насколько они чужды были атмосфере маскарада. Из-под маски выглядывало бледное личико Оливии, а всегда улыбающиеся губы шевалье были крепко сжаты. Оливия села в кресло в глубине ложи, сославшись на жару и усталость; после минутного колебания шевалье пригласил Китти на вальс. Но когда он вывел ее на танцевальную площадку, его вид был так уныл, что этого не могла замаскировать напускная веселость. Тогда Китти сказала:
– Вы не возражаете, Камилл, если мы просто прогуляемся? Мне не хочется танцевать. Я весь вечер искала возможности побеседовать с вами. Оливия совершенно права, здесь очень жарко.
Он ответил печально:
– Как хотите! – и вывел ее из людного зала в фойе. Там они нашли два свободных кресла, поставленных рядом, и Китти приступила к расспросам.
– Скажите пожалуйста, Камилл, что случилось. Почему вы так грустны?
На минуту он уронил голову на руки и ответил, с трудом выжимая каждое слово:
– Я сумасшедший, зачем я пришел сюда? Мне нельзя поддаваться искушению. Но я не смог устоять. Сумасшествие! Я виноват!
Испуганная, Китти воскликнула:
– Боже правый, что это значит?
Он сорвал с себя маску нетерпеливым движением, провел рукой по лицу и сказал, сдерживая нервный смех:
– Мне нужно быть откровенным, моя маленькая кузина. Я хочу, чтобы вы знали правду! Я не могу получить руку этого ангела. Я – негодяй, просто негодяй, что позволил себе зайти так далеко. Я – негодяй и безумец!
– Как вы знаете, Камилл, я – наполовину француженка, – сказала Китти. – Но французский язык знаю недостаточно, чтобы все понять. Объясните, что происходит.
– Прощай, надежда! – сказал шевалье.
Китти эта фраза показалась похожей на те, что говорит мисс Фишгард в наиболее сентиментальные минуты, и она едва не рассмеялась. Поборов в себе это желание, Китти спросила:
– Почему?
Он ответил, сделав жест, означающий безнадежность положения:
– Мне дали право увидеть рай! Я недостоин этого блаженства!
– Я очень хочу, Камилл, чтобы вы выражались более ясно, – сказала Китти, уже достаточно раздраженная. – Если вы считаете, что Оливия – рай, но что она – не для вас, объясните, почему вы так говорите? Вы поссорились?
– Тысячу раз нет! – запротестовал он энергично. – Разве мог бы я поссориться с ангелом? Сама мысль об этом является святотатством.
– Все это правда, но Оливия – не ангел, а славная девушка, – заметила Китти. – Что вас удерживает от того, чтобы сделать предложение? Отсутствие приданого или опасение, что ваша семья ее не примет? Я согласна, миссис Броти – ужасная женщина, но…
– Меня не сможет принять миссис Броти! – прервал он ее.
В голове у нее мелькнуло, что кузен пьян. Она с тревогой поглядела на него и сказала:
– Слушайте, Камилл, что с вами? Возможно, вы не столь богаты, как отвратительный Генри Осфорд, но я убеждена, и Оливия мне говорила то же самое, – миссис Броти смотрит на вас благосклонно.
Он коротко рассмеялся.
– Дело не в этом, моя дорогая кузина! Она смотрит благосклонно на шевалье. Но вы-то, вы единственная должны знать, что шевалье – нет!
Теперь она была окончательно убеждена, что кузен много выпил, поэтому произнесла с тревогой:
– Камилл, мне кажется, вы не понимаете, что говорите. Нет шевалье? Но разве вы – не шевалье д'Эврон?
Он напряженно поглядел на нее и сделал безнадежный жест рукой.
– Я в ваших руках! Но вы же моя кузина! Мне казалось невозможным, чтобы вы не знали правды. Я был вам признателен за ваше молчание. Когда мистер Веструтер сказал, что вы желаете возобновить со мной знакомство, я обрадовался и испугался. Но я – игрок, это моя профессия. Невозможно отказаться от заманчивого расклада. Я пошел в дом баронессы, поставив на кон все. – Что-то похожее на улыбку появилось на его лице, и он произнес с грустью: – Буду с вами откровенен, моя дорогая кузина. Вы молчали: и я поверил что обыграл судьбу. Но какой же я фат! Вы просто не знали всей правды!
– Мой опекун никогда не говорил со мной о моей французской родословной, – сказала она. – Но у меня не возникло никаких подозрений, когда мистер Веструтер привел вас на Беркли-сквер и представил вас как шевалье д'Эврона.
– Вы не видели моих документов. Но разве вы не знали, что наша семья не имеет благородных корней? Вы просто не захотели предать меня!
– О нет, конечно! – воскликнула Китти с жаром. – Как же я могла бы сделать что-то подобное? Но почему, Камилл, вы так говорите? Ведь тот же Джек – мистер Веструтер – тоже не имеет титула, но он вращается в самых высших кругах, уверяю вас!
– О, дорогая моя, у него семейные связи, корни! Для меня же титул является недостижимым. Не стану вас обманывать: я, как это известно мистеру Веструтеру, охотник за приключениями. Я уже сказал: я в ваших руках!
Это драматическое окончание речи не произвело должного эффекта. Китти только произнесла:
– Джек знает?
– Будьте уверены! Его провести трудно! К тому же он весьма опасен. Я имел наглость влюбиться в предмет его притязаний. Он желает мне всяческих успехов с богатой вдовушкой. Но зачем мне теперь она, когда я увидел и полюбил этого ангела? Я буду любить ее всегда, хотя знаю, что она не для меня.
Он опустил голову на руки пока говорил, и не заметил состояния, в которое впала мисс Чаринг. Теперь многое, раньше непонятное, стало наконец ясным. Раскрывая и закрывая веер и невидящим взором глядя на рисунки, изображенные на развороте, Китти думала, как могло случиться, что преобладающим сейчас чувством стало отвращение?
– Джек хочет жениться на Оливии? – произнесла она медленно.
– Жениться? О нет! – ответил он. – Извините! Вы хорошо его знаете! Иначе я не стал бы вам все это говорить!
Она вспомнила слова Оливии, которые ее не раз озадачивали. Вздохнув, она сказала:
– Это ничего не значит. Я поняла ваши слова так, что Джек хочет, чтобы она стала его любовницей. А вы – любя ее так, как вы говорите – позволите этому случиться?
Он поднял голову и пылко произнес:
– Что я могу сделать? Неужели вы воображаете, что ее мать на секунду хотя бы позволит мне находиться в ее обществе, если только узнает правду? Что у меня нет ни титула, ни состояния? Что отец мой – владелец игорного заведения?
– Боже мой! – сказала Китти слабым голосом. – 0-оливия знает об этом?
– Она все знает! Неужели вы полагаете, что я мог бы обмануть ту, которую боготворю? Я мог бы ее похитить у матери? Нет! Я не настолько бесчестен! Я и от вас не скрываю, что приехал в Англию в поисках приключений! Всем известно, что если кто-то хорошо одет, благородного происхождения, да еще и богат, тем более француз – его хорошо встречают в Лондоне. Но быть французом – значит нести определенные обязательства! – Он распростер руки. – Я помню, как в детстве жил здесь. Я знаю Англию, я могу бегло говорить по-английски. Возможно, иногда я неверно употребляю идиомы или акцент меня выдает, но на это, дорогая Китти, англичане смотрят благосклонно.
– Да, но я все же не понимаю. Вы приехали в Англию, чтобы жениться на богатой? – спросила Китти.
– Я приехал в поисках состояния, как я уже говорил.
– А леди Мария? Не за тем ли, чтобы уделить ей внимание вы и приехали?
– О нет! Моя встреча с леди Марией была лишь случайной удачей, как я тогда думал. Я не знал о ее существовании, пока не был ей представлен.
Откровения кузена шокировали мисс Чаринг. Она запротестовала:
– Умоляю, больше не надо! Я уверена, что вы не собираетесь жениться на леди Марии. Вы бы не смогли с ней жить. Я этому не верю.
– Смог бы, – сказал он цинично. – Но, дорогая маленькая кузина, неужели вы думаете, что это может произойти? Если бы она дала согласие, я был бы рад, но до встречи с Оливией. Теперь же нет смысла об этом говорить. Да и она не станет принимать ухаживаний со стороны – как бы это вернее сказать – не шевалье по происхождению, а шевалье по деловым качествам.
Она смотрела на него, не понимая.
– Нет, она вами очень увлечена.
– Она бы предпочла, чтобы этот обворожительный шевалье покинул Англию без скандала. И это легко устроить.
К этой минуте Китти была уже настолько шокирована и удручена, что едва сумела выговорить:
– Оливия это знает? Вы сказали ей?
– Я сказал ей! – произнес он со стоном. – Но только теперь! Это было необходимо, я не мог продолжать! Вы должны понимать, что к Оливии я испытываю страсть, обожаю ее, поэтому совершенно невозможно ее обманывать.
– О как жаль, что я вас вообще познакомила! – воскликнула Китти. – Это ужасно. Я заметила, что когда она вернулась в ложу, она была чем-то крайне угнетена, но и представить себе не могла, что дела могут обстоять так плохо!
– Поверьте мне, – произнес он серьезно, – я не пытался специально вызвать ее симпатию. Но когда я сам впервые ее увидел, то был вне себя от восторга. Я просто не ожидал, что смогу встретить девушку, которая настолько будет соответствовать мечтам мужчины. Мне следовало бы действовать решительно, а я позволил себе плыть по воле волн. Когда я стал избегать ее, то думал, что страдаю я один. Но, получив от нее записку, я поддался искушению – пришел, чтобы увидеть ее; и мне стало совершенно ясно, что я ее ранил. Она спросила, почему я избегаю ее. Что бы вы ответили? Я сказал ей, что вовсе не тот, за кого себя выдаю. Что я игрок, что я человек, с которым ей никогда не позволят обручиться. Она поняла, что для нас нет надежды. Можно сказать, что оба мы получили смертельный удар.
Китти поморщилась от последних слов. Достаточно строгим тоном она спросила:
– Боже мой, Камилл, как же вы могли так ее огорчить? Конечно, вам следовало бы придержать свой язык и решительно воспротивиться встрече с ней.
– Я не мог, – ответил он. – Разве ей было бы легче думать, что она отдала свое сердце обычному волоките?
– Да, конечно, – сказала Китти. – Осмелюсь сказать, что очень скоро она бы забыла вас. Но теперь! Я не знаю, что и сказать! Отведите меня, пожалуйста, в ложу! Он сразу же поднялся.
– Китти, вы меня пощадите? Она ответила сердито:
– Если вы имеете в виду, что я стану всем рассказывать, что вы самозванец, нет, не стану. Но вы должны понимать и мои чувства. Мне очень тяжело сознавать, что мой кузен попал в такое положение. Наверное, вам следовало бы прежде, чем открыть мне правду, представить, каково мне будет узнать ее.
Он ответил со слабой улыбкой:
– Мне уже все равно, лгать я больше не мог.
– Вы просто ужасны! – произнесла она.
– Я знаю это, увы.
Она была слишком огорчена, чтобы ответить. Они продолжали прогуливаться в молчании и, возможно, не сказали бы больше ни слова друг другу, не предстань их взору неожиданная картина. Навстречу им шел мистер Веструтер под руку с леди в черном домино, держа в руке свою собственную маску.
– О, боже правый! – невольно воскликнула Китти. – Пожалуйста, наденьте вашу маску, Камилл.
– Слишком поздно, он увидел меня, – ответил кузен. – Но не страшно: вас он не узнает. Только молчите.
Пара остановилась перед ними.
– Мой дорогой друг шевалье! – сказал мистер Веструтер. – Какой приятный сюрприз! – Его любопытный взгляд пробежал по Китти, замер на ее лице. Брови его слегка поднялись, и, к собственному негодованию, она ощутила, что краснеет. – Боже! – произнес он. В голосе его прозвучала улыбка. – Могу ли я высказать предположение, или это будет нескромно?
Шевалье что-то ответил, но Китти не спускала глаз с женщины, стоявшей рядом с Веструтером. Она развязала завязки на черном домино, и взорам открылось сиреневое шелковое платье. Китти хорошо знала это платье. Открытие, что мистер Веструтер приехал на маскарад с ее кузиной Мег, стало вершиной всех сегодняшних страданий. Она выпалила с гневом:
– Нескромно? Да ничуть! Это просто какой-то семейный прием. Бога ради, Мег, запахните свое домино, если не хотите, чтобы вас все узнали. Половина Лондона знает это ужасное сиреневое платье, и Фредди, и Малоу, и я можем откровенно сказать, как мало оно вам идет.
– Китти! – выдохнула Мег, хватаясь за руку мистера Веструтера. – Боже правый, зачем вы-то пришли сюда?
– Уверена, что если это подходит вам, то и мне тоже! – быстро ответила Китти. – Я-то пришла сюда под защитой миссис Скортон!
– Хорошенькая же у вас защита! – заметила язвительно Мег.
– Но все же лучше, чем ваша! – вспыхнула Китти. – И я к тому же не выдумываю, будто обедаю у тетушек.
– Еще как! Вы сказали, что обедаете в Ханс-Кресент.
– Это сущая правда. Я там обедала и понятия не имела, куда они меня собираются везти.
Шевалье, весьма взволнованный надвигающейся бурей, попытался вмешаться:
– Моя дорогая кузина, вы должны вернуться в ложу, иначе миссис Скортон начнет волноваться.
Его глупое вмешательство осталось незамеченным. Мег произнесла:
– Меня сопровождает мой собственный кузен!
– Это великолепно!
Мистер Веструтер начал смеяться.
– Конец первого раунда! – сказал он. – Схватка увлекательная, хотя оба противника сохранили свои позиции. Думаю, шевалье, в следующем раунде мы сможем увидеть пикантные удары!
– Да как ты смеешь? – воскликнула Мег в ярости. – Думаю, что из всех отвратительных людей…
– Нет, нет, моя дорогая, со мной не стоит начинать схватку. Я твой секундант! – засмеялся мистер Веструтер.
– Умоляю вас, кузина, пойдемте! – сказал шевалье. – Мы уже привлекаем внимание.
– Я готова вернуться в ложу, – сказала Китти.
– Шевалье, что вы за мямля, – разочарованно протянул мистер Веструтер. – Наша беседа сулит столько увлекательного! Давай, Мег, парируй замечание о «сиреневом платье».
Но это шутливое подзуживание не имело успеха. – Отведите меня обратно в ложу, – сказала Мег ледяным тоном. – Мы мешаем Китти принять участие в том, что, я думаю, является прекрасным увеселительным вечером. Сама возвращаюсь на Беркли-сквер через несколько минут, но не сомневаюсь, что миссис Скортон и вас отвезет туда, когда завершится маскарад, Китти.
Она сделала реверанс, полный достоинства, взяла мистера Веструтера под руку и пошла с ним прочь по коридору.
Шевалье был взволнован и стал сетовать на свою неосторожность – на то, что он снял маску. Китти его раздраженно оборвала, сказав, что это не имеет никакого значения, и в молчании они проследовали к ложе миссис Скортон.
Следующие полчаса были для Китти сплошным кошмаром. Ради приличия она вынуждена была протанцевать несколько туров, но маскарад быстро превращался в шумную толчею, и будто специально для того, чтобы сделать конец вечера особенно неприятным, в их ложу затесались два незнакомых человека, которые вульгарно флиртовали с сестрами Скортон. Их реплики встречались визгом радости, от них шутливо отбивались веерами, и единственный человек, кроме Китти, кто был недоволен этим вторжением, был мистер Мэлхэм. Он несколько раз уже сообщал Китти, что полон решимости призвать этого парня, в костюме испанца, к порядку, так как упомянутый тип в испанском костюме вел себя слишком свободно с мисс Сьюзанн Скортон. Китти лишь удивлялась, что мистер Мэлхэм до сих пор так не поступил. Она находилась в весьма раздраженном настроении; кузен увлек Оливию из ложи, миссис Скортон, раскрасневшаяся после нескольких бокалов, находила происходящее весьма забавным, а сама Китти начинала чувствовать утомление и страх перед приставаниями. Она извинилась и не стала вальсировать с Томом Скортоном, а когда все с шумом покинули ложу, она была рада побыть одна. Она села в кресло в глубине ложи, пытаясь успокоить взвинченные нервы, но кто-то тронул ее за плечо, перепугав окончательно. Весь вечер она боялась чего-то подобного – и сейчас громко вскрикнула и отпрянула от чьей-то руки. В это время над ухом у нее прозвучал мягкий и очень знакомый голос:
– Ну что ты, Китти! Не кричи! Это я!
– Фредди! – воскликнула она, оборачиваясь. – Как я рада! Но как вы узнали, что я здесь?
– Я случайно оказался на Беркли-сквер в тот момент, когда Мег выходила из дому, – ответил он. Она сказала, что домой вас должен был доставить молодой Скортон. Мне это совсем не понравилось, поэтому я нанял клячу до отеля «Ханс-Кресент». Я решил, что в состоянии сам доставить вас домой. В отеле сказали, что вы уехали. Потом я встретил старика Скортона – он был под мухой. Он сказал мне, куда вы направились, назвал даже номер ложи. И вот я здесь с единственной целью – доставить вас домой. Дело в том, Кит, что здесь вам не место!
– О, Фредди, вы правы! – сказала она, беря его руки в свои.
– Поверьте, я бы никогда не согласилась сюда приехать, если бы имела хоть малейшее представление о том, что здесь происходит на самом деле. Но что мне оставалось делать, когда все уже заранее было определено? Все так ужасно! Вы и половины не знаете! Как вы думаете, обидится миссис Скортон, если вы заберете меня домой? Скорее, скорее уйдем.
– Мне все равно, если она и обидится, – ответил он. – Незачем был вас сюда привозить. Положитесь на меня!
– О да, – вздохнула она с благодарностью. – Вы знаете, как поступать.
Когда вновь возвратилась миссис Скортон, она столкнулась уже не с легкомысленным шалопаем, а с почтенным Фредериком Станденом, который так умел смешать вежливость с высокомерием, что развязность, царящая в ложе, увяла. Фредди вежливо объяснил, что приехал для того, чтобы проводить мисс Чаринг домой. Один из незваных гостей, вошедший в ложу следом за Элизой, отпустивший очередную остроту и обнаруживший, что некто окидывает его взглядом с головы до ног сквозь лорнет, запнулся и забормотал извинения.
Взгляд, которому стекло придавало преувеличенную надменность, изничтожил его.
– Вот так-то, – сказал мистер Станден, опуская лорнет. – Идемте, Кит! К вашим услугам, мэм!
Он позволил обрученной с ним девушке произнести несколько слов благодарности, которые очень пришлись по вкусу притихшей компании, а затем увел ее.
– Вынужден везти вас домой на кляче, Кит! Ничего не поделаешь! – сказал он, когда дверь ложи закрылась.
– Я буду признательна вам, если вы доставите меня даже на тачке! – воскликнула Китти.
– Это уж слишком! – серьезно заметил мистер Станден. – В этом случае людям на улице пришлось бы поостеречься, к тому же у меня и нет тачки.
Она нервно рассмеялась.
– О, Фредди, вы мелете чушь! Я только что убедилась, как вы мудры.
Фредди поспешно переспросил:
– Вы так думаете?
– Конечно! Вы всегда знаете, где и как себя вести. Если бы я послушалась вас и не позволила бы Оливии ввести себя в ее семейный круг, я бы не угодила в эту историю! Вы очень сердитесь, Фредди?
– Нет, нет! Вы не виноваты! Просто я более опытен, Китти! – заверил он ее.
– Вы слишком добры ко мне, – сказала она, пожимая ему руку. – И я вам так благодарна, что вы сумели вызволить меня из этой истории. Я была просто в отчаянии! О, Фредди, как хорошо, что вас не было на этом ужасном обеде. Если бы вы там побывали и мы бы лишь обменялись взглядами, я бы не смогла удержаться от хохота. Я сидела рядом с мистером Скортоном, он не сказал ни слова, а только ел, ел и ел. Мне кажется, он не умеет говорить.
– Я же сказал вам, что он был подшофе, – заметил Фредди. – Правда, к тому времени, когда я приехал, он уже мог говорить. Сомнительная компания, не правда ли? Что это за человек, которого я только что срезал?
– Понятия не имею, боюсь, что Скортоны тоже не знают, потому что в начале вечера его там не было. Должна сказать, Фредди, вы отлично это сделали! Вы сгладили все неприятные моменты вечера!
– Очень рад, Китти! – пробормотал мистер Станден смущенно. – Этот дурень досаждал вам?
– Он вел себя отвратительно, но меня это не касалось.
– А что еще случилось? – спросил Станден. Китти нервно кусала губы.
– Может, мне не стоит об этом рассказывать, даже вам. Я попала в затруднительное положение и не знаю, что делать.
– Ничего не рассказывайте, пока мы не сядем в экипаж! – посоветовал Фредди.
Китти согласно кивнула, но когда они наконец очутились в темном, пропахшем лошадьми экипаже и Фредди приготовился слушать, она заколебалась.
– Расскажите, – настаивал он. – А вдруг я сумею помочь?
– Фредди – это большой секрет!
– Китти, оставьте, пожалуйста, не думаете же вы, что я собираюсь все это разболтать.
Она вздохнула.
– Конечно, нет. Дело в том, что мой кузен Камилл был с нами сегодня вечером.
– Я думал о такой возможности.
– Но, Фредди, скажите, что вам о нем известно?
– Ничего, – ответил Фредди твердо. – Он кажется настоящим джентльменом.
– Джек что-нибудь о нем говорил?
– Он сказал, что это ваш кузен. Он сказал нам об этом у Мег. Вы должны сами это помнить, Кит!
– И это – все?
– Боже, откуда мне знать? Перестаньте, Китти! Я не собираюсь отвечать на кучу вопросов, не зная, что именно вас интересует. Я просто сяду в лужу. Что же вам говорил Джек?
– Ничего! Это Камилл ошеломил меня своей откровенностью сегодня вечером. Фредди, кажется, он вовсе не шевалье, он – авантюрист!
– Да ну? – без особого удивления отозвался Фредди. – Я и сам подумывал, не игрок ли он? Значит, я прав.
– Боже, неужели вы обо всем знали? – воскликнула Китти.
– Ничего я не знал. Просто мне в голову пришла такая мысль. Я попросил отца разузнать, кто он такой. Не хочу вас огорчать, Кит, но в посольстве его не знают, а его знатного дядюшки не существует. Вполне вероятно, что у него куча дядюшек, но маркиза среди них нет. Но зачем так расстраиваться? Не во всех семьях есть маркизы! И во вполне уважаемых – тоже! Да подумайте хотя бы о нас – в нашей семье нет маркизов!
– Но я не думаю, что Камилл относится к уважаемым людям, – произнесла Китти тихо. – Я теперь знаю, Фредди, что он – игрок.
– Вот как! – сказал Фредди удовлетворенно. – Как раз то, о чем я и думал. Он сам признался?
– Да, он сказал к тому же, что отец его владеет игорным домом.
– Неужели? Не удивлюсь, если он расположен в Пале-Рояль, – сказал Фредди. – Все лучшие игорные дома находятся именно там. По крайней мере, мой отец так говорит.
Изумленная Китти спросила:
– Но, Фредди, разве вас это не шокирует?
– Да, конечно, в семье подобный человек нежелателен, – согласился Фредди. – Было бы весьма неприятно, например, если бы ваш дядя владел игорным домом в Лондоне, но ведь он и не владеет им здесь, – поэтому, если бы мы только сумели отделаться от Камилла, – хотя я против него ничего и не имею, всем нам стало бы только легче.
– Меня тревожит, что может разразиться скандал, – сказала Китти. – Я вижу, что должна быть откровенна с вами до конца, Фредди. Кажется, он отчаянно влюбился в Оливию.
– В этом нет ничего плохого, – сказал Фредди. – На самом деле, это приятно слышать. Признаюсь, Китти, мне было противно видеть, как он волочится за вдовой Ялдинг. Кстати, это как раз опаснее! Уверен, что старый Эннервик обязательно станет наводить справки, уж его-то не проведешь! Да и любой на его месте поступил бы так же.
– О, Фредди, я боюсь, что вы не до конца понимаете! – сказала Китти грустно и стала, волнуясь, рассказывать, что ей поведал шевалье.
Он внимательно слушал ее, но вырывающиеся у него реплики удивляли девушку.
– Вы говорите, Кит, что он сам все это рассказал? Почему бы ему не попридержать свой язык? Француз!
– Да, признаюсь, я тоже так подумала, – сказала Китти. – Я была просто потрясена, узнав, что он все выложил Оливии.
– Не удивительно! – согласился он. – Что с ним теперь делать? Вы думаете, Оливия расскажет еще кому-нибудь?
– О, нет, я уверена, что нет. Но подумайте только, что за боль она испытала!
– Нет смысла об этом думать. Достаточно того, что надо решать, как лучше поступить. Ничего не остается, как только спровадить вашего кузена во Францию! Будь я проклят, если заставлю вас беспокоиться из-за него! Чертовски неприятная история!
– О да, и какое потрясение для леди Марии – теперь я все знаю и, наверное, должна предупредить ее! Но как же мне быть, Фредди?
– Бога ради, нет! Не делайте никаких опрометчивых шагов! Это лишь вас запутает! Я подумаю, как нам всем выпутаться из этой истории с наименьшими потерями.
– Вы думаете, он уедет, если только вы пригрозите ему разоблачением? – спросила она с сомнением.
– Нет, конечно, если только он не олух, а ведь на олуха он не похож, – ответил он. – Но знайте, я не собираюсь делать ничего подобного. Хорошенькое дельце – начинать семейную жизнь с угроз и разоблачений!
– А – Джек? – спросила Китти. – Мне кажется, Джек с удовольствием сделал бы так.
– Это Камилл вам поведал? – осведомился Фредди.
– Так это правда, Фредди? – спросила Китти скромно.
– Откуда мне знать? Да и если бы я знал, вряд ли стал распространяться на эту тему. У меня и своих дел полно, чтобы вмешиваться в то, что меня не касается.
– Да, – произнесла грустно Китти. – За то время, что я живу в городе, я многое узнала, и мне кажется, что Джек может угрожать разоблачением.
– Это все неважно. Только вряд ли Джек всерьез займется разоблачением вашего кузена. Это было бы уже слишком! Я только думаю, если он знал о Камилле с самого начала, зачем было представлять его вам и всем остальным? Клянусь всеми святыми! Привести его в дом к моей сестре! Он разрушил свои же собственные замыслы! И будет теперь молчать!
– Фредди, если он знал или хотя бы подозревал, что мой кузен вовсе не тот человек, за кого он себя выдает, зачем же он привел его на Беркли-сквер?
– Потому что это – его стиль! – резко ответил Фредди. – По той же причине он пытался подшутить надо мной и заставить отправиться в Арнсайд. У него весьма своеобразное чувство юмора!
– Да, вероятно, – сказала Китти. – Возможно, он решил меня немного наказать. Но почему вы со мной не поделились своими подозрениями, Фредди?
– Потому что я не французский шулер! – сказал Фредди.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Замужество Китти - Хейер Джорджетт

Разделы:
1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Замужество Китти - Хейер Джорджетт



На этом сайте тот же роман Хейер Джорджетт называется иначе: "Котильон". Приятная книжка.
Замужество Китти - Хейер ДжорджеттЛилу
6.11.2013, 12.39





Смеялась от души, легкий,веселый роман. Концовка неожиданная. Странно, что низкий рейтинг, может потому что даже поцелуев в романе нет. Постельных сцен нет, но сюжет очень динамичный.
Замужество Китти - Хейер ДжорджеттЮ
23.01.2016, 15.45





Забавнвй, очаровательный роман! Мастерство писательницы в изображении героев выше всяких похвал. Так и вижу их перед глазами.
Замужество Китти - Хейер Джорджеттjenny
14.09.2016, 16.13





Ох и дребедень!Диалоги бесконечные я потеряла нить повествования уже в первой главе.Кто кому кем доводится,кто на ком женится.Дочитала из принципа узнать-за кого же героиня выйдет замуж.Узнала и разочаровалась-никакой любви,по моему мнению там нет и в помине.Юмора я тоже никакого не увидела.
Замужество Китти - Хейер ДжорджеттНа-та-лья
17.09.2016, 17.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100