Читать онлайн Замужество Китти, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замужество Китти - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замужество Китти - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замужество Китти - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Замужество Китти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Тем временем, как заметил Коринтиан, мистер Джек Веструтер быстро терял терпение, и все, что поначалу его забавляло, начинало ему действовать на нервы. Мистер Веструтер мог понять, что Китти поощряет ухаживания мистера Стандена для того, чтобы человек, которого она на самом деле любит, стал ее ревновать. И ему это даже нравилось. Но его просто обескураживало, что Китти отклоняет его предложения ради того, чтобы несколько лишних часов провести в обществе Долфинтона. Не могла же она, он был уверен, надеяться таким образом хоть немного усилить его ревность этой совершенно абсурдной тактикой. Он был о ней не столь низкого мнения, чтобы предположить, что она может таким образом поощрять его сиятельство к действиям, потому что Долфинтон в его глазах был фигурой, достойной всего лишь презрения; однако случайная встреча с кузеном Бедденденом в клубе посеяла все-таки в его голове сомнение.
– Значит, Китти Чаринг решила-таки стать графиней? – сказал Бедденден, усмехнувшись. – Ну что же, я вовсе не удивлен! Я уверен, что и ты удовлетворен, Джек! Ну и запутались же вы с беднягой Хью!
– Ты имеешь в виду виконтессу, Джордж? – спросил мистер Веструтер любезно.
– Нет, Китти станет скоро графиней Долфинтон, попомни мое слово! Это пойдет ей на пользу!
– Может быть, заключим пари?
– Ты наверняка проиграешь! – грубо ответил лорд Бедденден. – Ты-то думал, что девчонка по уши влюблена в тебя, разве нет? Да, я тоже так думал, и здорово же нас надули! Теперь-то я уверен, что она еще та штучка и с самого начала положила глаз на Долфинтона.
– Тогда очень хочу надеяться, дорогой мой Джордж, что ты мне сумеешь объяснить, почему же она не воспользовалась этим шансом, когда он ей представился? Я сегодня, кажется, очень туго соображаю и не могу понять причин столь странного поведения, – сказал мистер Веструтер, все с той же непоколебимой любезностью.
– Ты бы сразу все понял, будь в Арнсайде, – ответил Бедденден. – Девчонка была так разобижена, что готова была бросить все деньги на ветер и схватить Фредди просто ради того, чтобы всем нам утереть носы.
– Нет, думаю, что нос она хотела утереть только мне, – произнес мистер Веструтер, смеясь.
– Много ты знаешь! Если бы Долфинтон с самого начала действовал, как человек разумный, и не стал бы ей говорить, что он уверен в ее отказе, она, конечно, приняла бы его предложение. Боже мой, Джек, никогда не слышал ничего, подобного этой истории! Парень этот просто безумен, его нужно ради нас всех поместить в лечебницу!
– Несомненно! Но скажи пожалуйста, откуда у тебя нашлось столько времени, чтобы заниматься всей этой чепухой? Если ты приехал в город лишь два дня назад – у тебя и минуты, наверное, свободной не было!
– О, ничего подобного! Мне все это рассказала моя тетушка Августа! – ответил Бедденден. – Она очень и очень довольна! И вполне объяснимо! Как только я подумаю, что Долфинтону достанется все состояние дядюшки Мэтью, клянусь своей душой! – хотел бы, чтобы оно отошло хотя бы тебе, Джек!
– Мило с твоей стороны! – сказал мистер Веструтер, улыбаясь.
– Но тебе наследства не видать! – зло заметил Бедденден. – Могу поставить на кон свою жизнь. Китти себя уже достаточно проявила. Или она с самого начала решила завладеть Долфинтоном и приняла предложение Фредди лишь потому, что это идиот сделал ей предложение в совершенно неприемлемой форме, – ведь в тот момент мы с Хью находились рядом! – или она думала, что виконт – это то же самое, что граф, а когда приехала в город, то поняла свое заблуждение.
– Какой же ты дуралей, Джордж! – сказал мистер Веструтер мягко. – Что бы ни поняла Китти в городе, она прекрасно знала разницу между титулом графа и тем, который унаследует Фредди.
– Правильно! Ирландский титул! Я и сам гроша ломаного за него не дам! Но граф всегда граф, ты же знаешь, и ставлю десять против одного, что моя тетка задурила голову этой девчонке, что благодаря браку с этим олухом она сумеет занять высокое положение! – Он поджал губы и стал крутить лорнетом. – Китти оказалась не такой глупышкой, как все мы думали, – произнес он после некоторой паузы. – Мне приходило в голову, что она, возможно, рассчитала, что брак с Долфинтоном принесет ей определенные выгоды. Услужливый муж – разве этим стоит пренебрегать?
Мистер Веструтер поднялся со стула.
– Разве? Но тобой, кажется, пренебрегают, Джордж! Лорд Бедденден вспыхнул и привстал со стула. Мистер Веструтер глядел на него, не скрывая насмешки.
– О, мне не стоило этого говорить, Джордж, не стоило, я сожалею. И хотя, я понимаю, тебе очень хотелось бы влепить мне оплеуху, в клубе нельзя затевать шумную ссору.
– Даю слово! – воскликнул Бедденден резко. – Я тебя не желаю знать! При чем здесь услужливый муж? Ты забываешься!
– Ты ошибаешься, Джордж! Но заговорил я об этих мужьях лишь потому, что возмущен твоим грубым предположением. У Китти и в голове ничего подобного не было. Что ты за олух, дорогой кузен!
Он оставил Беддендена в бессильной ярости. Предположение, что Китти нужен услужливый муж, он мог отбросить прочь, как он только что продемонстрировал Джорджу. Однако подозрение, что ее волнует блеск высокого титула, заставлял его чувствовать себя неуютно.
Он встретил ее на следующий день в клубе «Элмак» и попросил с ним потанцевать, однако оба они предпочли весь танец просидеть рядом. Китти была оживлена, и ее чистосердечный смех на его поздравление по случаю новой победы был ответом на недостойные предположения. Он заметил заинтересованно:
– Хотелось бы знать, моя дорогая, что за игру вы ведете? Она глядела на него широко открытыми ясными глазами.
– Итак, – произнес он, одновременно бросая ей вызов и смеясь над ней, – что за кавалера вы себе выбрали, дорогая? Говорят, он следует за вами неотступно. Интересно, как на это смотрит Фредди?
– Фредди в курсе моих дел, – ответила она спокойно, пригубляя лимонад.
– Неужели? Бедный Фредди! Я ему глубоко сочувствую. – Он взял у нее из рук веер и раскрыл его. – Очень красивый. Это он вам подарил? Я, по крайней мере, подарил другой.
– Тот, что вы мне подарили, не идет к этому платью! Хотя он тоже красивый, и я часто его беру, – сказала Китти благодарно.
– Я польщен, – он поклонился, отдавая ей веер. Тон его был ровным, но в глазах сверкала злая обида. Малышка, которая его так обожала, слишком быстро научилась кокетству в городе, – пора ее проучить. Если она вообразила, что таким образом может его себе подчинить, ей будет полезно узнать, что она ошибается. Мгновение он размышлял, что, вероятно, было бы лучше в свое время справиться с раздражением, вызванным замыслом старого скряги Пениквика, поехать в Арнсайд, официально обручиться с наследницей. Он прекрасно знал, что для мистера Пениквика самое главное – его собственное удобство, поэтому он не стал бы спешить со свадьбой: ему было бы приятно подольше держать рядом с собой Китти – она была бы и обручена, и в то же время следила бы за хозяйством в доме. Мистер Веструтер никогда не пытался обмануть самого себя, поэтому он был вынужден признать, что выходка Китти застала его врасплох. Сначала она его развлекла, но чем больше утонченности и блеска появлялось в девушке, тем меньше становилось его самодовольство. Да и время ее появления в Лондоне было выбрано неудачно. Мистер Веструтер, преследуя иную добычу, поначалу нашел ее присутствие утомительным, а когда она познакомилась с обаятельной мисс Броти, ее присутствие в Лондоне стало ему мешать.
Он сделал все от него зависящее, чтобы положить конец этой дружбе. Ему было очень легко настроить Мег против семьи Броти. Но он не мог не видеть, что Китти, внимая своей глуповатой хозяйке, была себе на уме. Он понимал, что эта дружба способна вызвать лишь осложнения в его жизни. Оливия, кажется, не слишком доверяла Китти, но лишь потому, что их знакомство было непродолжительным. И хотя Джек никогда не давал Китти права вмешиваться в его жизнь и никоим образом не опровергал репутацию волокиты, откровения Оливии были совершенно лишними. Когда он увидел Оливию на Беркли-сквер, он ощутил приступ непривычного раздражения. У него был спокойный характер, он относился к жизненным коллизиям с юмором и долей цинизма, на многое мог не обращать внимания, но в груди его поднялась буря, когда он узнал, что Китти подружилась с очаровательным существом, которому он готов был отдать все, кроме своего имени. Он с яростью подумал, как все это на нее похоже, и неприязненно припомнил те случаи, когда он не видел в ней ничего, кроме утомительной девчонки. Он просто не мог поверить, что она все это затеяла лишь для того, чтобы насолить ему. В этом случае ей необходимо было бы участие Фредди, а тот непременно рассказал бы ей всю правду; в приступе ярости Джек готов был несправедливо обвинить Фредди в вероломстве, но вынужден был признаться себе, что несправедлив к своему кузену.
Он, конечно, мог насмехаться над ним, но он по-своему любил Фредди и знал, что на такой в высшей степени некрасивый поступок тот не способен.
Дружба двух девушек явилась результатом случайного знакомства, и за все последствия этого ему винить было некого, может быть, кроме самого себя. Ведь именно он представил Китти ее очаровательного французского кузена. И, как он сам печально признавал, ничего не могло быть более естественного, чем представить шевалье подруге Китти.
Заехав в Ханс-Кресент с окончательным намерением перевезти Оливию в «Ричмонд», он обнаружил там шевалье, который, расположившись в гостиной, как у себя дома, занимал разговором миссис Броти и ее дочь, производя, по всей видимости, неотразимое впечатление на них обеих. Это обстоятельство было легко объяснимо: вид и манеры шевалье внушали мысль о благородном происхождении и богатстве. Если Оливию привлекали его красота и обхождение, то вид состоятельного человека располагал к нему и миссис Броти. Никто не смог бы обвинить его в том, что он хвастает своими аристократическими связями, но из разговора с ним становилось сразу ясно, что он человек из высшего общества, ну а случайно брошенное упоминание о дяде-маркизе и о поместье в Оверни произвело большое впечатление на миссис Броти. Молодой француз, приехавший в Англию ради удовольствия, находящийся в родстве с леди, помолвленной со старшим сыном лорда Леджервуда, имел все основания считаться завидным женихом; даже если он не был так богат, как Генри Осфорд, то уж, несомненно, достаточно состоятелен, чтобы прийти к соглашению с миссис Броти о дальнейших отношениях с ее дочерью.
Однако когда мистер Веструтер вошел в гостиную, сразу же подавив всех своим ростом и своей раскованной самоуверенностью, он также встретил теплый прием миссис Броти. Она восхищалась им; она была польщена его вниманием к дочери, и если у нее оставались некоторые сомнения о положении шевалье, то относительно веса мистера Веструтера в лондонском обществе у нее никаких сомнений не было. Он принадлежал к тому избранному миру, который отказывался принимать ее; его так все обхаживали и баловали, что заполучить его в гости было удачей для любого дома. Она была не уверена лишь в двух вещах: в размере его состояния и мотивах его поведения. Мистер Веструтер, хорошо об этом осведомленный, не делал ни малейшей попытки просветить ее на этот счет, догадываясь, что именно размеры его состояния имели для миссис Броти решающее значение. Мистер Веструтер имел свое собственное мнение, при каких обстоятельствах эта дама вынудила Оливера Броти жениться на себе; и он не предполагал в ней препятствий морального плана, если бы представилась возможность пристроить красивую дочку в содержанки к богатому человеку. Вероятно, она предпочла бы выдать Оливию замуж за пожилого сэра Генри Осфорда; но если в этом случае Оливия заартачится, то вряд ли ее мать позволит отвергать иные, не столь достойные, однако выгодные предложения. Но мистер Веструтер не имел ни малейшего желания вести переговоры о подобной сделке с женщиной, которую он яростно презирал. Оливию он находил очаровательной, но не стремился в скором времени сделать ее своей любовницей. И хотя он был не единственным мужчиной, пытавшимся покорить это милое существо, он был совершенно уверен в отсутствии серьезного соперника, пока не обнаружил в гостиной отеля этого шевалье.
Он стоял в дверях, играя лорнетом и улыбаясь Оливии; приподняв бровь, он окинул одним насмешливо-снисходительным взглядом миссис Броти и ее гостя, чем смутил ее и одновременно произвел на нее неизгладимое впечатление.
– Мэм! – он поклонился миссис Броти. – К вашим услугам! Ваш верный раб навеки, мисс Броти! Шевалье! Он холодно, но учтиво кивнул.
Оливия протянула ему руку, он нежно пожал ее и сказал, смеясь:
– Вы самая необычная, блестящая, несравненная девушка, – могу ли я убедить вас поехать со мной на прогулку?
Присутствуй при этой сцене мисс Чаринг, она бы сразу разъяснила Оливии подлинный смысл этих фраз, но Оливия была гораздо простодушнее, поэтому она была одновременно польщена и напугана.
– О, прошу вас не обижаться! Это в высшей степени любезно с вашей стороны, но я не могу принять ваше предложение. Мы ожидаем приезда друзей!
– Увы! – сказал он легко. – Моя удачливость меня покинула. Мне уйти сразу же или посидеть немного в вашем обществе?
Миссис Броти бурно запротестовала против его немедленного ухода и вынудила мистера Веструтера выпить прохладительный напиток. Он остался на четверть часа, ведя неторопливую беседу, затем встал, заявив, что ему пора.
– Как вы здесь очутились, д'Эврон? Может быть, захотите поехать в моем экипаже? Насколько мне известно, своей кареты у вас нет?
– Не стоит беспокоиться. Как правило, я нанимаю карету, сегодня же я прибыл сюда на том, что, вероятно, заслуживает названия клячи. Я правильно выразился?
– Великолепно! Вы прекрасно владеете английским. Но раз вы прибыли сюда на кляче, то, конечно, должны предоставить мне возможность доставить вас на Дьюк-стрит. Надеюсь, вы позволите оказать вам эту незначительную услугу.
Шевалье понял, что мистер Веструтер не намерен оставлять его здесь одного, поэтому поблагодарил, огорченно отвесил поклон хозяйкам и пошел вслед за своим неожиданным благодетелем. Мистер Веструтер равнодушно принял комплимент в адрес своих лошадей и попытался отвлечь шевалье от этой темы.
– Да, достойная пара, – сказал он. – А как вы поживаете с тех пор, как я видел вас в последний раз, мой дорогой д'Эврон? Вы, очевидно, хорошо сумели развлечься в Лондоне?
– Да, в самом деле, я уж не знаю, как смогу отсюда уехать.
Я встретил столько доброты и поэтому ощущал себя здесь, как дома.
– Перед вашим очарованием не устоит никто, – сказал мистер Веструтер. – Меня все и всюду расспрашивают, кто это мой очаровательный французский знакомый и откуда он приехал?
– О, это одна из ваших шуток, которые все хорошо знают!
– Вовсе нет! Я просто уверен в том, что вы приобрели массу друзей в Англии. Пожалуйста, кто это на днях хотел узнать, где вы прятались до сих пор? Даже спрашивал, не инфлюэнцей ли вы заболели… Да, конечно! Это была леди Мария Ялдинг! Подобный успех – что-нибудь да значит!
– Я не могу себе так грубо льстить, – тихо ответил шевалье. – Но вы напомнили мне о своих обязанностях, сэр. Леди Мария была очень добра ко мне, и я не должен ею пренебрегать.
– Да, да, – согласился мистер Веструтер. – Искушение так понятно, и будет только глупо противостоять ему.
– Надеюсь, что я понимаю, – сказал шевалье, подумав мгновение, но тон его был удрученный.
– Я уверен, что вы все поняли. Французы сообразительный народ! Вы должны извинить меня за некоторую навязчивость! Но с тех пор как я познакомил вас с моим кузеном, я ощущаю за вас некоторую ответственность. Мне бы очень не хотелось, чтобы вы угодили в одну из ловушек, которыми изобилует высшее общество. Ведь иностранцу так сложно их разглядеть!
– Не хотите ли вы мне сказать, что мы только что благополучно выбрались из подобной ловушки? – спросил шевалье, беря быка за рога.
– Да, конечно! – сказал мистер Веструтер, когда экипаж остановился у заставы. – Очаровательная – просто самая очаровательная девушка в Лондоне! – но никакого состояния, дорогой д'Эврон, а мать – так просто сущая гарпия.
– Я знаю.
– Ей следовало бы быть аббатиссой – да чего там! – просто сводней, шевалье! Прекрасная Оливия готовится на продажу высокопоставленному покровителю.
– Сэру Генри Осфорду? Это немыслимо! Подорожный сбор был уплачен, и экипаж снова покатил с бодрым цоканьем сытых лошадей.
– Осфорду, если Оливия захочет, – согласился он. – Он богат, а это очень важно для миссис Броти, и он влюблен достаточно для того, чтобы сделать предложение, – что не столь уж и важно, хотя желательно.
– Вы пугаете меня! – воскликнул шевалье. – Не может быть, чтобы она позволила этой чудесной невинной девушке стать содержанкой старика!
Мистер Веструтер тихо засмеялся.
– Думаю, я не проиграю пари, если скажу, что до того, как ее мать заловила в свои сети покойного Броти, она сама была еще той штучкой – ее отлично знали в Ковент Гардене! Вы понимаете? Наверное, подобный образ жизни ее не так шокирует, как вас.
– Ужасно! Ужасно думать так в связи с этой девушкой! – воскликнул шевалье удрученно.
– Мой дорогой друг, неужели вы представляете себе прекрасную Оливию в роли кающейся Магдалины? – произнес Веструтер с наглой рассудительностью. – Нет ни малейшего повода думать, что ей не понравится роскошь и блеск ее нового положения. В этом слое общества любовницам оказывают разнообразные знаки внимания, не говоря уже о богатстве, которым их…
– Сэр! – воскликнул шевалье, пытаясь сдержать волнение. – Позвольте задать вам вопрос, который не дает мне покоя. Неужели вы рассматриваете свои отношения с мадемуазель тоже так?
– Естественно, женой своей я ее делать не собираюсь, – ответил мистер Веструтер высокомерно.
– О, я бы сделал все, что в моей власти, чтобы предотвратить это!
Усмешка скользнула по лицу мистера Веструтера.
– Но ведь вы мало что можете сделать! Разве не так? На вашем месте – а это самый лучший совет, который я могу вам дать – я попытался бы забыть Оливию и продолжил бы осаду леди Марии. Я желаю вам в этом больших успехов и не брошу в ваш огород ни одного камня. Но не переоценивайте свои возможности. Из этого не выйдет ничего хорошего, уверяю вас. Я уверен, что вы прибыли в Лондон не с тем, чтобы жениться на бедной девушке. К тому же я не думаю, что вы в полной мере оценили решимость миссис Броти. Вероятно, вы не станете возражать, если она начнет наводить справки о вас, но только подумайте, дорогой д'Эврон, что произойдет, если какой-нибудь недоброжелатель попытается внушить миссис хотя бы сомнение в вашей респектабельности.
Француз застыл, а потом воскликнул возмущенно:
– Сэр, вы ведете себя вызывающе!
– О, нет-нет! – ответил мистер Веструтер тихо. – Вы ошибаетесь!
– Мне приходится рассматривать вас как своего врага.
– И опять ошибаетесь. Я достаточно – как бы это сказать – умудрен жизнью, – чтобы с удовольствием наблюдать за вашими устремлениями, шевалье. Вы, скажу откровенно, вызываете у меня восхищение! Мне было бы досадно, если бы ваши планы не удались! Напротив, я желаю вам всяческого успеха с Ялдинг!
Конечно, вас ожидают определенные трудности: у нее много упрямства, вздорный характер, но вы вполне в состоянии с этим справиться. Вы не знакомы с отцом леди Марии? Ну и не спешите со знакомством: он малоприятный человек! А вот мы и на Дьюк-стрит.
– Благодарю вас, сэр, за то, что вы доставили меня сюда, – сухо ответил шевалье, готовясь выйти из кареты.
– Мне это доставило истинное удовольствие, – ответил мистер Веструтер. – До свидания, мой дорогой друг!
Двумя днями позже, отвезя Китти в парк в тот час, когда там обычно бывает наплыв изысканной публики, Джек мог наблюдать результаты своей встречи с кузеном Китти. В Лондоне все еще было мало народу, но мягкая погода, которая предвещала скорый конец охотничьего сезона, соблазнила кое-кого вернуться в город. В аллеях можно было встретить знакомых, которые верхом или в экипажах разъезжали по парку, и Китти развлекалась, слушая сплетни мистера Веструтера: он коротко рассказывал об их жизни, меткими и злыми репликами припечатывал их недостатки и смешные стороны. Когда они, совершая уже второй круг по парку, приблизились к манежу, им повстречалась коляска леди Марии Ялдинг. Движение было оживленным, и экипаж с коляской остановились чуть не впритык. Владельцы выездов обменялись приветствиями и сумели все рассмотреть и подметить друг в друге. Рядом с пышнотелой леди Марией, затянутой в ярко-красный цвет, сидел изящный шевалье и внимал тому, что она ему говорила, – лицо ее сияло. Мистер Веструтер встретил быстрый взгляд шевалье, и тот сразу перевел его на Китти. Он снял шляпу, раскланиваясь, и воскликнул:
– Леди Мария, не знаю, знакомы ли вы с мисс Чаринг? Пронзительные глаза уставились на Китти. Леди Мария произнесла величественно:
– Да, я где-то вас встречала, мисс Чаринг. Вероятно, у леди Букхэвен, не правда ли? Погода чудная, не так ли? Веструтер, знаете ли вы, что в город вернулись Энглеси? Мы только что встретили их с девочками. Мой дорогой Камилл, почему мы так долго стоим? Кто-то не может совладать с лошадью? О, наконец-то мы сдвинулись. До свидания! Буду рада снова вас встретить, мисс – о, простите, забыла ваше имя!
Экипаж Веструтера наконец выбрался на свободную полосу, и лошади обрадованно рванулись вперед. Китти не успела придумать в ответ какую-нибудь дерзость. Она лишь произнесла упавшим голосом:
– Ну и манеры же у нее!
– Не стоит обращать внимания – все Эннервики славятся своей грубостью, – ответил мистер Веструтер. – Они убеждены, что настолько выше всего человечества, что не утруждают себя хорошими манерами.
– Я удивлена, что Камилл так часто теперь в ее обществе, – заметила Китти огорченно. – Прошлой ночью он сопровождал ее в театр: я их видела, потому что была там с Фредди и Леджервудами. Неужели она может ему нравиться? Но они, вероятно, в очень коротких отношениях, если она его так фамильярно называет Камиллом! Мне это кажется очень странным!
– Вероятно, я должен вам объяснить, что леди Мария очень богатая женщина.
– Да, Фредди это говорил, но я не могу поверить, что Камилл стал охотником за богатством!
Он был немало позабавлен:
– У вас возвышенные мысли!
– Это ужасно, Джек! Вы, конечно, должны с этим согласиться!
– Вот уж нет! Подумайте, как много вы сразу получили предложений, когда стало известно, что вы наследуете немалое состояние.
Она вспыхнула.
– Вы знаете, мне все это казалось ужасным и унизительным.
– Дорогая! Даже предложение Фредди?
Она не знала, что ответить, и наконец произнесла грустно:
– Но он сделал мне предложение не из-за наследства.
– Неужели? – язвительно спросил мистер Веструтер. Она вздернула подбородок.
– Конечно! Вы можете спросить об этом Джорджа и Хью, если мне не верите. Они оба присутствовали при этом.
– Да полноте! Откуда они могли знать его мысли? Да и не шутка ли все это?
– Что вы! Как же мы с Фредди могли обручиться, если бы он не сделал мне предложение?
– Что же, вы сами могли ему сделать предложение, – заметил мистер Веструтер задумчиво.
Щеки ее ярко пылали, и она ответила ему с затруднением:
– Лучше не говорите такой ерунды.
– Лучше вы не ведите себя так неестественно и смешно. Фредди! Можете с таким же успехом попытаться убедить меня, что вы хотите выйти замуж за Долфинтона.
Глаза ее сверкнули:
– Как только вы смеете говорить подобные вещи, Джек? Сравнивать Фредди с бедным Долфом! Это оскорбительно, и я не собираюсь это терпеть!
Он вздернул брови:
– Что за жар! Я не хотел вас обидеть, моя дорогая, и вовсе не собирался их сравнивать: просто один, так же как и другой, – вам не пара. Я прощен?
– Обещаю это забыть, – сказала она холодно. – А вот и мисс Броти гуляет с кузинами! Умоляю, придержите лошадей на минуту!
– Нет, – сказал он. – У меня нет ни малейшего желания говорить с мисс Броти или с ее кузинами, и посоветую вам, любовь моя, быть более осторожной в выборе друзей в Лондоне. Эта связь не делает вам чести, поверьте!
– У меня иссякает терпение выслушивать всякую чушь, – сказала она. – Мне надоели ваши высокомерные поучения!
Он взглянул на нее, глаза его недобро сверкнули.
– Что-то вы становитесь очень горячей, дитя мое, разве не так? Нет, Фредди решительно не в состоянии на вас добро влиять. Но, в любом случае, давайте не ссориться! Я хочу поговорить с вами совсем на другую тему. Вы не получали никаких вестей из Арнсайда?
Она в удивлении повернулась к нему:
– Да, конечно! Фиш пишет мне каждую неделю.
– У вас не создалось впечатления, что там что-то неладно?
– Вовсе нет! – ответила она. – Бедняжка Фиш безумно скучает, тяготится своими новыми обязанностями. Другая бы на ее месте все прокляла, но она – такая добрая, терпеливая, уживчивая. Подагра дядюшки Мэтью делает его несносно капризным, представляю, как ей достается. А почему вам пришло в голову, что там что-то не в порядке?
– Просто потому, что оттуда до меня не доходит никаких вестей. Но раз вы в курсе тамошней жизни, значит, беспокоиться не о чем. А давно я не навещал старика!
Она знала, что это сущая правда, но ничего не сказала. Мистер Веструтер взглянул на нее, и она заметила, что глаза его вновь смеются. О, это обольстительное лукавство во взгляде!
– Уверен, что дядя Мэтью не хотел вас отпускать.
– Да, верно, это ему не понравилось, – призналась Китти. – У него такие странные понятия! Я признательна вам, что вы не приехали. Да я была уверена, что вы не приедете, конечно.
– Нет, почему же? – возразил он. Она быстро взглянула на него, и он добавил осторожно: – Я и предполагать не мог, Китти, что вы захотите, чтобы я сделал вам предложение по приказу вашего опекуна.
– Вот уж нет!
– Как Долфинтон и Хью, – произнес он. – У меня тоже весьма странные понятия, и одно из них – меня нельзя будет вынудить сделать что-нибудь путем шантажа или запугивания. Да, наверное, моему дядюшке следовало знать меня лучше. И вам тоже, Китти.
– Я вас слишком хорошо знаю, дорогой, и была уверена, что вы не приедете.
– Вы меня вовсе не знаете, дитя мое, или сегодня же вас не было бы в Лондоне, – ответил он.
К счастью, что-то за окнами экипажа отвлекло ее, сглаживая неприятное впечатление от его слов. Китти вгляделась и узнала карету леди Леджервуд; она попросила мистера Веструтера остановить лошадей. Экипаж остановился рядом с каретой, и произошел обмен приветствиями. Потом они поехали дальше, и Китти была уже способна говорить естественным голосом и отвечать без неловких пауз. Мистер Веструтер, когда они выехали из парка, вернулся к разговору о дядюшке.
– Все же я не чувствую себя спокойно, хотя вы и сообщили мне о том, что регулярно получаете известия из дому, – произнес он озабоченно. – Но, насколько я понимаю, вы уже собираетесь в Арнсайд?
– Я? Нет! – удивленно отозвалась Китти. Он поглядел на нее, нахмурившись.
– Но ведь я совершенно точно помню, как вы сказали мне, что приехали в город на месяц.
– Да, конечно! Но Мег так любезно пригласила меня остаться с ней на некоторое время, что мне не стоит возвращаться домой. Ведь маленький Эдмунд себя плохо чувствовал, и Мег должна была поддерживать леди Леджервуд. А теперь ей хочется развлечься, тем более, что прошлый сезон она провела весьма уныло. Поэтому я должна остаться помогать Мег в ее затеях, и для меня это – большая удача.
– И дядюшка на это согласен? – спросил Джек.
– Да, и я уверена, что в этом заслуга моей доброй терпеливой мисс Фиш. Только вообразите себе, Джек! Она ведь убедила его прислать мне чек на двадцать пять фунтов. Я думаю, что его подагра на самом деле уже не сильно его беспокоит. Фиш написала мне, что это – благодаря какому-то рецепту, который она нашла в старой книге. Во всяком случае, я никогда не была так ему благодарна. Фредди уговаривает меня, чтобы я попросила дядюшку быть моим банкиром, но я на это пока не решилась.
– Вы изумляете меня! – воскликнул Джек саркастически. – Я предполагал, что все это время он давал вам деньги.
– Нет! – сказала Китти. – Достаточно того, что дядюшка Мэтью выделил мне хорошую сумму на помолвку.
– До чего благородно! Но хватит ли этой суммы, чтобы покрыть ваши изысканные запросы? – произнес он с насмешкой. Он увидел, что она испугалась, и засмеялся. – И ладно, как-нибудь обойдется. Но мне жаль, что вы не едете в Арнсайд, Китти. Я думаю, что вы виноваты перед дядюшкой, оставив его так надолго без вашей заботы.
К этому моменту они уже подъехали к дому леди Букхэвен, и Китти, уже собираясь выйти из экипажа, сказала с упреком:
– Джек! Вам не следует со мной говорить о деньгах. Фредди оплачивает мои счета. Он распоряжается той суммой, которую дядюшка Мэтью дал именно с этой целью.
– О, так вот как? – сказал мистер Веструтер серьезно. – Я начинаю понимать, что недооценивал Фредди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Замужество Китти - Хейер Джорджетт

Разделы:
1234567891011121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Замужество Китти - Хейер Джорджетт



На этом сайте тот же роман Хейер Джорджетт называется иначе: "Котильон". Приятная книжка.
Замужество Китти - Хейер ДжорджеттЛилу
6.11.2013, 12.39





Смеялась от души, легкий,веселый роман. Концовка неожиданная. Странно, что низкий рейтинг, может потому что даже поцелуев в романе нет. Постельных сцен нет, но сюжет очень динамичный.
Замужество Китти - Хейер ДжорджеттЮ
23.01.2016, 15.45





Забавнвй, очаровательный роман! Мастерство писательницы в изображении героев выше всяких похвал. Так и вижу их перед глазами.
Замужество Китти - Хейер Джорджеттjenny
14.09.2016, 16.13





Ох и дребедень!Диалоги бесконечные я потеряла нить повествования уже в первой главе.Кто кому кем доводится,кто на ком женится.Дочитала из принципа узнать-за кого же героиня выйдет замуж.Узнала и разочаровалась-никакой любви,по моему мнению там нет и в помине.Юмора я тоже никакого не увидела.
Замужество Китти - Хейер ДжорджеттНа-та-лья
17.09.2016, 17.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100