Читать онлайн Загадочный наследник, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочный наследник - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочный наследник - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочный наследник - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Загадочный наследник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Винсент первым из двух сыновей Мэтью добрался до усадьбы Дэрракоттов, самолично правя парным двухколесным экипажем, в который были впряжены цугом три великолепных черных мерина. Ричмонд, который все это время находился в ожидании, увидя кузена, издал радостный вопль:
— Наконец-то! О, он сам правит тройкой! Да как умело!
И миссис Дэрракотт, которая не особенно жаловала Винсента, почувствовала до некоторой степени облегчение. По ее мнению, Винсент был опасным фатом, с ядовитым языком, обладающим несомненным влиянием на ее впечатлительного молодого сына. Однако, проведя битых три часа в атмосфере усиливающегося уныния, она уже была готова обрадоваться прибытию и самого Вельзевула. Милорд заперся в библиотеке, и занимать его гостей пришлось ей. Упражнение это состояло из сочувственного выслушивания жалоб Мэтью, риторических вопросов и устрашающих угроз. Не слишком трудная задача на первый взгляд, но миссис Дэрракотт была очень впечатлительной особой, и задолго до того как Мэтью, выговорившись, обрел более уверенное расположение духа, уныние, которое висело над ним, передалось ей, и жизнерадостность ее сошла на убыль. Любая попытка сменить тему с разрушенных надежд Мэтью на какую-нибудь другую терпела неудачу — он лишь автоматически отвечал на вопросы, при первой же возможности возвращаясь к неприятностям, занимающим его мысли.
Антея тоже обрадовалась приезду Винсента. Хотя она не была подвержена столь тяжкому испытанию, как ее матушка, однако и ей кое-что предстояло. После того как леди Аурелия отдохнет часок-другой в спальне и оправится от последствий тяжкого путешествия, придется сопровождать эту грозную и величественную даму во время тщательного и довольно продолжительного осмотра садов. В юности леди Аурелия с энтузиазмом занималась садоводством. И хотя после свадьбы она постоянно жила в многоэтажном доме в фешенебельном лондонском районе Мэйфер, не позабыла ничего из ревниво почерпнутых знаний по ботанике и всегда была готова поделиться ими с различными друзьями и родственниками, которых имела обыкновение навещать во время летнего сезона. Леди Аурелия никогда не позволяла ни одного критического замечания, но хозяева были готовы перекопать газоны лишь потому, что она кидала походя, с безразличной вежливостью: «Очень мило» — а ее манера не замечать сорняки и самых стойких повергала в стыд. Антее, которая совершенно не разбиралась в сельском хозяйстве, необходимо было запастись терпением, но зато она была избавлена от другой пытки, уступив место своей маменьке. Совершенно безразличным тоном леди Аурелия заметила, что ее муж, к прискорбию, выбыл из игры при появлении на сцене законного наследника, и не стала больше вдаваться в подробности этого события, занимавшего умы всех Дэрракоттов. И каждому было ясно, что для дочери графа титул пэра, переходящий по наследству лишь старшему сыну и его отпрыскам, не представляет ни малейшего интереса.
Выйдя на прогулку, она оказалась на аллее, ведущей от полуразрушенных каменных въездных ворот к северному фронтону дома, когда показался изящный экипаж Винсента. Прибытие старшего сына, казалось, не произвело на леди Аурелию особого впечатления, но она не стала и возражать против предложения Антеи встретить его.
Не успели они подойти, как из дома выскочил Ричмонд и оказался у экипажа, чуть застенчиво улыбаясь своему великолепному кузену.
— Какая крепкая у тебя хватка! Я следил за тобой!
Любитель быстрой езды бросил на него взгляд сверху вниз из экипажа, приподняв брови в преувеличенном удивлении:
— Но, мой милый мальчик, не думаешь же ты, что даже я сумею покрыть более шестидесяти двух миль менее чем за пять часов? Осмелюсь напомнить, что наш любимый регент проделал свой памятный переход до Брайтона за четыре с половиной часа. А тот путь, как ты знаешь, был гораздо лучше, нежели дорога сюда, даже в те древние времена. Или же ты подумал, что мое нетерпение добраться до дома моих предков — который, как я предполагаю, находится в дне пути от моего собственного, — заставило меня пуститься в путь до того, как я проглотил свой завтрак?
Ричмонд рассмеялся:
— Нет! Что за новая причуда, Винсент! Ты всегда управлял упряжкой серых! Это что, последний крик моды — впрягать тройку? Или это называется как-то по-другому?
— Да. Это называется «внезапная смерть», — ответил Винсент, вручая вожжи своему груму. — Нет-нет, мой маленький кузен, тебе управлять ими не позволено. В нашем семействе и так достаточно внезапных смертей.
Подобное обращение Ричмонд мог снести только от Винсента, кузена на десять лет старше его, который был небрежно-добр к нему. Только Винсент, этот наипервейший щеголь, мог наградить его самым оскорбительным эпитетом. Ричмонд попытался запротестовать, но с улыбкой, и прежде чем Винсент сумел, как обычно, раззадорить юношу до того, что Ричмонд стал горячо защищать свое умение управлять любым числом лошадей, к ним подошли леди Аурелия и Антея.
— А, Винсент! — только и произнесла леди Аурелия.
Он выбрался из своего экипажа, поспешно снял касторовую шляпу, поклонился и с несравненной грацией поцеловал сначала ручку, а потом щечку своей матушки.
— Моя дорогая мама! Моя милая кузина Антея! Мне вдвойне приятно.
— Какая неожиданность, — поддела Антея, пожимая ему руку.
Он сверкнул на кузину глазами:
— Каждый раз, как я сюда приезжаю, нахожу тебя все красивее и красивее, нежели прежде. Это просто какой-то феномен!
Антея не смутилась и только рассмеялась:
— Да, с годами я все поразительнее! Действительно необычное явление. Где твой братец? Ты, случайно, не заметил его на дороге?
— Постойте-ка! Мне действительно кое-что приходит в голову, и это заставляет меня чувствовать некоторое беспокойство! — воскликнул Винсент. — Я его видел! Обогнал Клода, пройдя, полагаю, в каком-то дюйме. Не представляю, как мне это удалось. Возможно, именно в этот фатальный момент мое внимание отвлеклось на новую рубашку, которую мой братец специально заказал для этой поездки. Да-да! Именно этот оттенок розового называется «девичий румянец». Однако опасаюсь, что, возможно, я сбросил Клода в канаву…
Ричмонд разразился смехом:
— Боже! Жаль, я не видел этого собственными глазами! Охота на белку!
— Нет-нет! Как ты можешь говорить такое, — запротестовал Винсент обиженным топом. — Сколько раз я тебе говорил, что это совсем не одно и то же. Интересно, не подвел ли меня глазомер?
— Глупая и низкопробная шутка! — бросила леди Аурелия с умеренной строгостью. — Если я узнаю, что Клод подвергся опасности…

— Тогда мне ничего не остается, как надеяться, что он остался цел и невредим, мама. К несчастью, все место действия сразу же скрылось за крутым поворотом, поэтому я не могу дать вам никакой определенной информации по этому поводу. Но ничего! За мной ехал Кримплшэм с моим багажом, знаете ли, и я уверен, вы можете положиться на него. Он непременно окажет моему братцу помощь. Который сейчас час? Как вы считаете, мне стоит предстать перед своим дедом тотчас же или… Нет, насколько я понимаю, до пяти осталось всего десять минут. Я прихватил с собой вечерний наряд, но без помощи Кримплшэма мне потребуется целый час на переодевание. Осмелюсь спросить, вы все так же обедаете в шесть? Что за дурацкая привычка! И когда прибудет Клод? Бедняжка! Ему не следовало заставлять своих форейторов

l:href="#_ftn5">[5]
не пропускать меня, когда я хотел его обогнать. Я думаю, он почти заслужил это за свою глупость.
Когда миссис Дэрракотт стало известно от Ричмонда о происшествии на дороге, она была просто потрясена. Все это еще раз служит подтверждением, сказала она Антее, тому, что она никогда не ошибалась в отношении Винсента. Тот лишний раз продемонстрировал черту характера, какую она не хотела бы видеть в своем сыне. Винсент — завистливый, он бездельничает, и тратит деньги попусту, и, если она правильно поняла (в чем миссис Дэрракотт абсолютно не сомневалась), обладает такими вольными наклонностями, которые заставляют сильно волноваться его бедного отца. О, тут же исправилась она, восстановив в памяти все те события, которые ей пришлось пережить сегодня в полдень, он волновался бы, если бы обращал хоть немного внимания не только на свои собственные несчастья. А что касается стоического спокойствия, с которым леди Аурелия восприняла известие о вполне вероятном несчастном случае на дороге, это, сказала миссис Дэрракотт, выше всякого ее понимания. Если бы карета одного из ее сыновей перевернулась и оказалась в канаве, она бы немедленно приказала закладывать лошадей и бросилась ему на выручку. Миссис Дэрракотт чрезвычайно привязана к леди Аурелии, но мысль о том, что Клода в настоящее время везут домой со сломанной шеей, непереносима. И если несчастье все-таки произойдет, это будет надлежащее возмездие.
Однако никакого возмездия леди Аурелия так и не получила. Клод прибыл в усадьбу Дэрракоттов полчаса спустя в целости и сохранности — пострадало лишь его самолюбие. Правда, его настроение еще ухудшилось, когда, слушая его горькие и продолжительные вопли о непозволительном отношении к себе, Мэтью, потеряв терпение, раздосадованно бросил:
— О, хватит! С меня достаточно! Винсент стал причиной того, что левые колеса твоего экипажа оказались в канаве и тебе пришлось потратить двадцать минут, чтобы вытянуть карету опять на дорогу. Очень досадно, но никакого вреда. Если ты с Винсентом не в ладах, пойди и докажи свою правоту кулаком! Но не приходи ко мне плакаться, как капризная девчонка!
Даже Ричмонд, который всем сердцем презирал Клода, почувствовал несправедливость подобного совета. Дело в том, что Клод не терпел никаких форм насилия, а кроме того, он был худее и ниже своего брата — обстоятельства складывались явно не в его пользу. Поэтому он просто заявил:
— К черту! Он выбросит меня из окна!
— Ну, тогда пойди и переоденься! — приказал ему Мэтью. — Если не Винсент, так твой дедушка выбросит тебя из окна, если ты заставишь его ждать за обеденным столом!
Столь жуткая перспектива произвела на Клода должный эффект, и он выскочил из комнаты с опрометью затравленного зайца. Его отец и Ричмонд одновременно рассмеялись, но миссис Дэрракотт осмелилась высказать, что, по ее мнению, с мальчиком обошлись очень несправедливо.
— Фэ-э-э! — презрительно фыркнул Мэтью. — Если бы ему пришлось выносить хотя бы половину тех розыгрышей, которые в свое время выпали на мою долю, это пошло бы только на пользу. Кроме того, он сам во всем виноват — со своим глупым изяществом и вычурной изысканностью! Лично я не виню Винсента.
На кончике языка миссис Дэрракотт так и вертелось замечание, что подшучивать над младшим братом для человека в возрасте двадцати восьми лет — неподходящее занятие, но Мэтью начал надувать губы, и она воздержалась.
Братьев разделяло пять лет. Нельзя сказать, что внешне они не были похожи — каждый имел орлиный нос и довольно глубоко сидящие глаза, что придавало им безошибочное сходство с другими представителями семейства Дэрракоттов. Но Клод был гораздо привлекательнее, черты имел более утонченные, цвет лица — менее смуглый, а само лицо не было испорчено глубокими презрительными морщинами, характерными как для Винсента, так и для самого лорда Дэрракотта. В общем, выражение лица Клода носило отпечаток глуповатой дружелюбности, лицо же Винсента выражало язвительность и зачастую было малоприятным.

Братья были полными противоположностями. Винсент обладал опрометчивой отвагой, которая толкала его на всевозможные опасные подвиги. Клод, хотя и не был трусливым, не чувствовал ни малейшей потребности штурмовать верхом самую высокую изгородь в графстве или же затмевать ценой собственной головы любых других молодцов на дороге. Что же касается перчаток, тут он разбирался как никто. Обладая определенными амбициями, Клод страстно желал стать таким же законодателем мод и судьей вкуса, каким был до недавнего времени мистер Браммель

l:href="#_ftn6">[6]
. При этом он не завидовал славе Винсента как богатого любителя спорта, он не стремился, чтобы его величали непревзойденным спортсменом, производящим фурор игроком или настоящим нахалом. Сердце Клода жаждало лишь одного: стать наипервейшим образчиком денди.
Подобное стремление, увы, не получало одобрения родителей, и, конечно, его было бы невозможно реализовать, если бы не удивительное везение, свалившееся на Клода. Не успел он достичь совершеннолетия, как дядя по материнской линии, в честь которого он был назван, умер и оставил племяннику наследство, гарантировав тем самым утешительную независимость. Казалось, теперь больше ничего не стояло между ним и достижением его цели — ничего, кроме отсутствия таланта. Клод изо всех сил пытался достичь нового писка моды, стать гвоздем сезона посредством какой-нибудь оригинальной выходки, которая сделала бы его навеки знаменитым. В результате он был вынужден прибегать к преувеличенному подражанию бытующей моде или же выдавать за собственные уловки и манерность других, более изобретательных денди.
Винсент конечно же подмечал все это, но то, что забавляло его в младшем брате, когда у того в карманах было не больше, чем у него самого, стало вызывать горькое презрение, когда Клод унаследовал легкие деньги. Винсент, не имеющий ничего, кроме назначенного содержания, зависящий от раздражительной щедрости деда, перебивался кое-как в вечной борьбе с кредиторами. Он был игроком, и везение неоднократно помогало ему удержаться на плаву, хотя, как известно, удача — особа капризная. Итак, безразличие к Клоду сменилось на зависть и презрение, а вслед — и на мстительную неприязнь. Винсента стало раздражать все, что бы ни делал Клод, — была ли это напрасная трата денег на смену обивки личного фаэтона или же езда в наемном экипаже из скупердяйства. И даже тот факт, что экипаж Клода перевернулся на дороге, не смягчил неприязни к нему Винсента. Судьба благоволила его брату.
Дополнительным источником раздражения Винсента было то, что его острому языку никак не удавалось нанести рану Клоду. Сам факт, что его экипаж попал в канаву, естественно, вызывал у Клода негодование, но и тут он лишь удивлялся Винсенту, не слишком и сердясь. Вообще, ни один из рискованных подвигов брата не пробуждал в его груди ни малейшей искры зависти или стремления его превзойти. Завидовал он лишь великолепно развитым плечам Винсента и несравненной ваксе, делавшей сапоги брата блестящими, как зеркало. К несчастью, желание обладать и тем и другим было недостижимо. Природе показалось уместным снабдить хрупкую фигуру Клода покатыми плечами, а секрет ваксы камердинер Винсента Кримплшэм хранил как зеницу ока. Подкладные плечи могли компенсировать то, что было недодано природой, но ни хитростью, ни подкупом из Кримплшэма нельзя было вытянуть столь тщательно хранимого секрета.
Но боль от сознания того, что блеск ботфортов Винсента превосходил блеск собственных сапог Клода, не шла ни в какое сравнение с яростью и отчаянием, которые наполняли душу камердинера Клода. Враждебность между братьями была сущей ерундой по сравнению с завистью, ненавистью и презрением, которые питали друг к другу их лакеи. Если Кримплшэм достиг совершенства в чистке сапог и содержании лосин своего господина в неукоснительном порядке, Полифант славился своим умением обращаться с утюгом и чутьем к изобретению новых, замысловатых способов завязывания галстуков и шейных платков, а также способностью сногсшибательно укладывать завитые и напомаженные локоны своего хозяина. Сам он считал себя гораздо более умелым камердинером, и ему было просто непереносимо сознавать, что единственное мастерство, которым владел Кримплшэм, было видно всем, а его же столь многочисленные таланты мог оценить лишь его хозяин.
К тому времени, как Клод поспешно удалился в свою комнату, Полифант распаковал его чемодан и даже успел разгладить заломы элегантного длиннополого фрака и черных шелковых панталон до колеи. Их Клод оглядел с неодобрением, возразив:
— Нет, будь я проклят, если надену здесь этот наряд! Оставь, Полифант, это совсем не то!
— Да, сэр, я сам прекрасно знаю, — прочувствованно согласился Полифант. — Здесь подойдут длинные панталоны. Но возможно, стоит принять во внимание предрассудки его светлости. Не подумайте, что я навязываю вам свое мнение. Но я постарался расспросить слугу его светлости, сохранился ли в усадьбе Дэрракоттов обычай носить панталоны до колен по вечерам. Он заверил меня, что сохранился, сэр.
Подобная предусмотрительность не ускользнула от Клода, и он не стал возражать. Необходимость предстать перед семейством в давно вышедшем из моды наряде вызывала в нем сильную досаду, но он был вознагражден тем, что не навлек на себя никакого осуждения со стороны своего деда, кроме исчерпывающего неодобрения, заключавшегося в приветственном «Бездельник!», когда Клод просеменил к нему, чтобы отвесить поклон. После этого его светлость оставил своего внука без внимания.
Обед, по мнению миссис Дэрракотт, прошел довольно неплохо. Омаров достать не удалось, зато Годни добыл несколько куропаток, которые, умело уложенные с сухой морошкой на блюде, почти восполнили этот недостаток и даже заслужили похвалу от Мэтью, который слыл известным гурманом. И хотя воссоединение семейства вряд ли можно было назвать радостным, оно не было омрачено ни одной вспышкой ярости лорда Дэрракотта.
Когда мужчины встали из-за стола, милорд, посоветовав своему сыну и младшему внуку присоединиться к дамам, поволок Винсента в библиотеку, сказав, как только они достигли этого святилища:
— Твой папаша разозлился, как черт, когда обо всем узнал!
— И чья в этом вина? — огрызнулся Винсент. — Я и сам по этому поводу не визжу от радости, знаете ли. Смею предположить, что и вы тоже не испытываете особой радости, сэр.
— Видит Бог, ни малейшей! — Его светлость налил бренди в два бокала, выпил залпом из одного, а потом наполнил его снова! — Я делал все, что мог, лишь бы держать этого парня от нас подальше, но куда деваться? Придется придать ему недостающий лоск!
— Уверен, вам это по силам, сэр. Сколько ему лет?
— Он почти твой ровесник: двадцать семь.
— Если он дожил до столь почтенного возраста, боюсь, его уже не переделаешь, — цинично заметил Винсент.
— Поживем — увидим! — огрызнулся его светлость. А через минуту с явной неохотой добавил: — Во всяком случае, с ножа есть я ему не позволю. Он — человек военный, служит в одном из этих новомодных полков, но все равно…
— Военный! А я-то ожидал мужлана в домотканой одежде! А что, он имеет офицерский чин, сэр?
— Он майор, — коротко ответил лорд Дэрракотт.
Глаза Винсента расширились от удивления.
— Черт его побери! — На какое-то мгновение его лицо приобрело непроницаемое выражение, потом он издал короткий смешок и сказал: — Искренне надеюсь, что он вполне пристойного вида, сэр, поскольку вряд ли вам удастся отправить майора снова в школу.
— Вряд ли удастся? — зловеще переспросил милорд. — Запомни: это ничтожество — мой внук. Он будет плясать под мою дудку, или я быстренько отправлю его отсюда!
— Следует так понимать, сэр, что вы намерены оставить его здесь?
— Да, если он умеет себя вести. Я хочу, чтобы он был под моим присмотром. Все оказалось не столь скверно, как я опасался, но сейчас с воинскими чинами такая неразбериха, а этот парень воспитан не бог весть как… в лачуге ткачихи, если можно так выразиться. Если бы я знал… если бы только я мог себе представить!… — Милорд замолчал и принялся сжимать и разжимать пальцы — верный признак приближающегося приступа ярости. Последовал взгляд из-под мохнатых бровей на Винсента. — Ладно! Только между нами: мы придадим ему недостающий шик!
— Между нами?… — оторопел Винсент. — Дорогой сэр, я вам чрезвычайно признателен, но отесывать кузена, которого я бы с удовольствием послал к дьяволу, — подвиг выше моих сил!
— Я же не говорю, что отесывать его придется тебе! Ты экстравагантный бездельник, но манеры у тебя хорошие — ты послужишь ему образцом для подражания!
— Если бы я хоть отчасти мог предположить причину, по которой меня пригласили сюда, я бы ни за что не приехал! — возвестил Винсент.
— Как бы не так! — возразил его светлость. — Более того, нахал, ты останешься тут столько, сколько я пожелаю! В противном случае в будущем тебе придется оплачивать свои долги самому! — И милорд с удовлетворением заметил, что этими словами довел своего внука до бешенства, но заставил промолчать, одарив его иронической улыбочкой: — А, вот где собака зарыта! Неужели это тебя задело за живое?
С трудом справившись со своим гневом, Винсент равнодушно ответил:
— Вовсе нет. Это комариный укус. Сознаюсь, погостить здесь несколько недель — отличная перспектива.
— Ну, я послал за тобой не только поэтому. Поскольку я не могу больше держать этого парня вдалеке от семьи, нужно, чтобы вы встретили его как можно лучше с самого начала — все вы!
— Все мы? — переспросил Винсент. — Неужели нам выпадет счастье видеть здесь всех моих тетушек? Не говоря уже об их многочисленном потомстве и…
— Потрудись не дерзить! — рявкнул его светлость.
Винсент, который был прекрасно осведомлен, что милорд относился к трем замужним дочерям с абсолютным безразличием, включая, безо всякого сомнения, всех своих потомков женского пола, отвесил едва заметный поклон. Милорд минуту смотрел на него, а потом изрек:
— Мне наплевать, как скоро остальные захотят унести отсюда ноги, но ты мне нужен здесь! — Он замолчал, нахмурился, а затем резко продолжил: — Из-за мальчика! Я не желаю, чтобы этот тип забивал ему голову всякой чепухой. С меня и так забот хватает!
Винсент приподнял бровь:
— Из-за Ричмонда?
— Да, из-за Ричмонда! Сейчас уже все позади, но еще полгода назад он был решительно настроен вступить в армию. Впал в отчаяние, когда я сказал, что у него ничего не выйдет. Похоже, сейчас он оставил свой каприз, но я не хочу, чтобы он снова начал хандрить и чахнуть. Он хороший мальчик, но, знаешь ли, у него мозги наперекосяк. Несомненно, он будет слушать этого типа с открытым ртом, то есть я хочу сказать, представит из него героя. Но пока ты будешь здесь, он этого не сделает!
— Не сделает? — удивился Винсент. — Но что я смогу, если увижу, что Ричмонд болтает с нашим нежданным кузеном? Взять его за ухо и оттащить прочь?
Губы милорда скривились в сардонической ухмылке.
— Тебе не придется этого делать. Думаешь, я не знаю, как он на тебя смотрит? Стоит тебе только свистнуть, он побежит за тобой, как самый глупый в помете щенок!
Перспектива иметь нетерпеливого юношу, следующего за ним по пятам, как щенок, была воспринята без особого энтузиазма. Правда, Винсент промолчал, решив, что, возможно, ему не придется особо обременять себя, — он лишь постарается держать Ричмонда в узде. В этом трудностей не возникает, поскольку мальчик действительно любит его и восхищается.
Словно прочитав мысли Винсента, лорд Дэрракотт предупредил:
— Не думай, что он у тебя в руках, хотя надоедать он тебе не станет. Но пока ты тут, пусть он думает, что ты возьмешь его с собой на мельницу, или поохотиться на вальдшнепов, или научишь его, как правильно обращаться с вожжами, и не будет обращать внимания ни на кого другого.
Винсент кивнул:
— Согласен, сэр, я отвлеку мальчика от этого… Кстати, как зовут этого парня?
Лицо лорда Дэрракотта передернулось, и он резко ответил:
— Точно так же, как его отца. Подписывает письма: Хьюго. Не знаю почему, но мне это не нравится.
— Так, значит, вы получали от него письма, сэр?
— Я? Нет! Он написал Лиссетту — чертовски небрежно.
На какое-то мгновение в глазах Винсента мелькнули смешинки, но он быстро прикрыл их веками. По почерку самого милорда мало кто мог бы предположить, что он дворянин, да к тому же образованный человек, но намекать сейчас на эти обстоятельства было бы крайне неразумно. Вместо этого Винсент спросил:
— Он… насколько известно моему отцу, он выдвинул свои притязания?
— Нет, можешь так и передать своему папаше: нет! Никогда не подавал признаков жизни, пока я не приказал Лиссетту написать ему. Похоже, он и знать не знает, что он наследник, если только не притворяется. С него станется! Он написал, что опечален известием о смерти Гранвилля. Вздор!
— О, это простая вежливость.
— Угу! Чтобы я подумал, что он нисколько не стремится занять мое место! Ведь он не добавил, что в курсе дела! Проходимец!
— О, это очень подозрительно, — согласился Винсент. — Несомненно, дурно воспитанный тип. Нам не удастся его исправить.
— Тебе, возможно, и не удастся! Но только не мне! Не отрицаю, поначалу я думал, что выдохся, но до сих пор никому не удавалось меня провести, и полагаю, я найду способ справиться и с ним! Я женю его на Антее!
Винсент, который от нечего делать вертел свой монокль за тесемку, уронил его на пол и громко втянул в себя воздух:
— Жените на Антее?!
— Да, бестолочь! — брюзгливо подтвердил милорд. — А почему бы нет?
Винсент выдохнул:
— Не могу придумать уважительной причины — почему нет. Я и в самом деле бестолочь, мне на ум приходят лишь причины, по которым он просто обязан это сделать. Как унизительно! А я-то всегда считал себя исключительно толковым человеком.
— Ты ничем не умнее всех остальных! Это лучший способ выйти из затруднительного положения! Вряд ли он сам сподобится на более приемлемый союз…
Брови Винсента снова поползли вверх.
— Чем союз Дэрракотта с Дэрракоттом? — договорил он.
— Дэрракотта лишь наполовину! — Милорд не без раздражения внес поправку. — Один шанс из десяти, что он выберет такую же простолюдинку, как и он сам, если я предоставлю ему решать самому! Но я этого не сделаю! Я не позволю этому олуху выставлять себя посмешищем в свете! Я как можно скорее захомутаю его, чтобы он всю свою оставшуюся жизнь зависел от Антеи. О, у нее это прекрасно получится! Здравого смысла и характера моей внучке не занимать! Она девушка с характером и большими достоинствами, и этот тип может считать, что ему повезло, если она согласится выйти за него.
— Естественно, может! Вот только что будет считать после этого Антея, сэр?
— Пусть считает, что и ей повезло тоже! Она не такая глупая гусыня, как ее мамаша. Она получит свой шанс, и он будет стоить мне немало! Упустит она его или вцепится мертвой хваткой — я не знаю. Не знаю, что предложил ей Оверсли, но она не польстилась на его предложение. Если Антея не захочет прожить свой век в старых девах, то согласится выйти за своего кузена и извлечет из этого брака одну лишь пользу!

***

— Единственное, — говорил Винсент Антее на следующий день, — что вселяет в меня надежду относительно твоей судьбы, бедняжка, так это то, что таинственный родственничек окажется уже женатым.
— Да, но какой шум поднимется тогда. Ведь дедушка, похоже, проинформировал всех и каждого о том замечательном союзе, который он приготовил для меня. Это гадко! Ведь и ты счел меня смиренной и покорной овцой, согласной на все?
— Если бы я так думал, то непременно женился бы на тебе сам.
— Это что, предложение? — потребовала ответа Антея.
— Конечно нет. Я и не думал ничего тебе предлагать.
— Жаль, а я-то надеялась, — тоскливо протянула она. — Как некрасиво с твоей стороны. Если бы ты только знал, как мало в моей жизни развлечений, то, возможно, снизошел бы и не лишил меня возможности ответить тебе отказом.
Винсент рассмеялся, но все-таки спросил с непонятным блеском в глазах:
— Неужели ты бы мне отказала?…
Антея встретилась с ним взглядом без тени смущения:
— Дорогой Винсент! С большим энтузиазмом! Ты вообще не должен жениться. Никогда не делай этого, прошу тебя. Не поддавайся соблазну. У тебя нет никакой надежды найти женщину, которая будет любить тебя больше, чем ты сам любишь себя.
Уязвленный Винсент быстро оправился и уточнил:
— Не люблю, милая кузина, — ценю!
Она лишь улыбнулась. И поскольку начал накрапывать дождь, повернула к дому. Когда они вошли, их встретил Мэтью с весьма недовольным видом:
— Надеюсь, этот парень не задержится без причины в пути. Ваш дедушка хоть и говорит, что не желает понапрасну портить глаза, глядя на дорогу в ожидании его, но все равно волнуется и сердится. А еще только едва перевалило за полдень. Лично я не ожидаю его раньше трех часов.
Однако и к трем часам майор Дэрракотт так и не появился. Милорд распалился еще сильнее. Он стремительным шагом вошел в один из салопов с часами в руке и, не обращаясь конкретно ни к кому, едко осведомился, какого черта этот парень задерживается. Поскольку ответа никто не знал, все промолчали, и милорд поинтересовался, уж не онемели ли его родственники часом.
— Онемели, но не разозлились, — буркнул себе под нос Винсент. — Клод, где твой кузен?
— Какой еще кузен? — оторопело спросил тот.
И этот неосторожный вопрос навлек на голову невинного внука праведный гнев милорда. Клоду тут же был наклеен ярлык нахального молодого идиота и выдано строгое предупреждение не испытывать терпения своего деда. С ошеломленным видом Клод запротестовал, честно признавшись, что подобного намерения у него и в мыслях не было.
— Не такой уж я идиот, сэр, — сказал он с умиротворенной, но нервной улыбкой.
Милорд осмотрел внука с головы до ног с нескрываемым отвращением и заключил:
— Лично я считаю, что у тебе сквозняк в голове. — Взгляд его переместился на леди Аурелию, вяжущую кружево у окна, и милорд добавил с явным удовольствием: — Наверняка он унаследовал его от вашего семейства, милочка. У нас, в роду Дэрракоттов, до сего времени идиотов не было.
— Очень возможно, — спокойно отвечала леди Аурелия, не прерывая своего занятия.
Милорд от разочарования был готов метать громы и молнии, а Клод, который мысленно взвесил заданный ему вопрос, неожиданно сказал:
— А, тот самый кузен! Я знаю. — Тут он заметил, что все, кроме его матери, таращатся на него в удивлении, и, покраснев, скромно произнес: — Может, я и не слишком умен, но это могу вам сказать. Ну, я хочу сказать, с ним ничего не случилось. Я не знаю точно, где он, хотя у меня есть и по этому поводу догадка. — Он с гордостью оглядел кружок своих родственников и торжествующе возвестил: — В Торнбридже! Прибудет к нам в течение ближайших трех часов. Конечно, если форейторы не потеряли дорогу. Осмелюсь предположить, что так оно и было. Усадьбу Дэрракоттов не так-то просто найти. Я сам однажды заблудился.
После такого взрыва словоохотливости Клод сник. Его дед с жутким выражением лица все подыскивал слова, чтобы уничтожить нерадивого идиота, когда вмешалась леди Аурелия:
— Ты, несомненно, прав. Я не вижу никаких причин ожидать этого молодого человека до ужина.
— Не видите, мадам? — осведомился его светлость, тут же оставив Клода в покое и переключившись на более достойную жертву. — Тогда позвольте мне довести до вашего сведения, что я приказал Лиссетту, чтобы этот парень выехал с почтовой станции в восемь и ни минутой позже! А уж ему ли не знать, что если я отдаю какие-нибудь распоряжения, то ожидаю беспрекословного их выполнения!
— Разумное предположение, на мой взгляд, — заметил Винсент, когда дверь с грохотом захлопнулась за его светлостью.
— О господи! — вздохнула миссис Дэрракотт. — Поскольку этот молодой человек так нужен вашему дедушке, лучше бы он не запаздывал. Не могу избавиться от предчувствия, что нас всех ждет чрезвычайно неприятный вечер.
Когда до шести часов осталось двадцать минут, а майор Дэрракотт еще не появился, милорд достиг предельного состояния холодной ярости. Дамы еще не спустились вниз из своих спален, но джентльмены благоразумно переоделись вовремя и покорно собрались в зеленом салопе. Милорд с недовольным видом потянул за шнурок звонка и, когда появился дворецкий, предупредил, чтобы обед был подан ровно в шесть часов.
— Очень хорошо, милорд, — сказал Чоллакомб, — но…
— Ты меня слышал?!
По высоко вскинутой голове Чоллакомба и напряженному выражению его лица было очевидно, что он слышал кое-что еще.
— Да, милорд, — сказал он. — Но мне кажется, приехал майор.
— Веди его немедленно сюда, — приказал его светлость.
Чоллакомб поклонился и вышел из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь. В салон проник неразличимый гул голосов, словно велась оживленная словесная перепалка.
— Хочет сначала сменить платье, — подметил Клод, объясняя задержку. — Могу его понять. Сам бы так поступил.
— Молокосос, — бросил милорд.
Дверь снова отворилась.
— Майор Дэрракотт! — возвестил Чоллакомб.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочный наследник - Хейер Джорджетт



Очень понравилось.
Загадочный наследник - Хейер Джорджеттлена
19.02.2014, 13.22





Ужасно скучный роман.Дается подробное описание всех членов семьи, а их там много. Зачем? Чтобы осилить этот роман, нужна хорошая память и постоянное внимание. Это чтение не для отдыха.
Загадочный наследник - Хейер ДжорджеттНатали
19.02.2014, 22.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100