Читать онлайн Загадочный наследник, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочный наследник - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочный наследник - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочный наследник - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Загадочный наследник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Сцена, которая предстала подозрительному, по удивленному взору лейтенанта, была достаточно потрясающая, чтобы привести в изумление даже Хьюго, у которого не было времени ни на что другое, как набросать схему действия актерам и объяснить суть отведенных им ролей перед тем, как он был вынужден их покинуть. Мало сказать, что декорации присутствовали, но одного быстрого взгляда хватило, чтобы понять: его подчиненные не только выполнили его поспешные инструкции, а просто превзошли самих себя.
Даже самый недогадливый наблюдатель мог бы безошибочно попять, что должно произойти нечто неординарное, что прервало игру двух игроков в карты. Ричмонд сидел за столом, стоящим на середине комнаты, перед ним рубашками вверх лежали колода и сданные ему карты. Однако рука игрока, сидящего напротив него, бросила свои карты в такой спешке, что пара карт упала на пол. На столе стоял серебряный поднос с графином, рядом с Ричмондом лежала увесистая стопка банкнотов, а исписанные клочки бумаги красноречиво свидетельствовали о его необычайном везении. Свечи в настенных подсвечниках за его спиной горели, но поскольку канделябр с несколькими свечами, который изначально стоял на столе, был убран и водружен на кресло рядом с диваном, чтобы обеспечить освещением суетящихся поблизости Антею и Полифанта, на лицо Ричмонда прямой свет не падал. Вокруг дивана, на котором возлежал Клод, поддерживаемый Полифантом и являющий собой центральную часть всей картины, света было мало.
Фигура Клода смутно вырисовывалась в полумраке. Он был обнажен до пояса, если не считать повязок, которые только что прекратила накладывать стоящая перед ним на коленях Антея. Оставшееся не забинтованным пространство его груди было залито кровью, его беспомощно свесившаяся левая рука, безвольно касавшаяся скрюченными пальцами ковра, была покрыта ужасающими кровавыми потеками. Голова его склонилась на правое плечо, лицо, благодаря предусмотрительности своего слуги, который махал перед его носом отвратительным кухонным полотенцем, тем самым, которым воспользовался Джон-Джозеф, чтобы остановить кровь, бившую фонтаном из рапы Ричмонда, было болезненно-зеленоватого оттенка, а каждый его вздох сопровождался слабыми, но пугающими стонами. На пододвинутом кресле, кроме канделябра, стояли пустой бокал, флакон с нюхательной солью и миска с использованными тампонами, количество которых непрестанно пополнялось. Таз, наполовину заполненный покрасневшей от крови водой, и полупустой графин с бренди стояли на полу на расстоянии протянутой руки от Антеи. Тут же лежала гора корпии и разорванных на полосы простыней, а финальный мрачный штрих добавляла небрежно брошенная, разорванная и покрытая кровью одежда, которую никто не удосужился собрать в кучу и убрать с глаз долой.
Хьюго, поняв, что его сообщники, не удовлетворившись теми жуткими талисманами кровопролития, оставшимися от его аккуратной работы над раной Ричмонда, были вынуждены подобрать в кладовой каждую использованную тряпицу, осматривал сцену с большим удовольствием. Лейтенант же, замерший на пороге при виде неожиданной кровавой бойни, был сильно потрясен, а сержант, вытянув шею, заглядывающий ему через плечо, искренне ужаснулся.
Как только Хьюго открыл дверь, Антея, не поворачивая головы и не прекращая бинтовать страдальца, воскликнула:
— Наконец-то! Какого черта вы так долго! — Но при таком фривольном подборе слов она бросила на него отчаянный взгляд через плечо и сказала тоном, свидетельствующим о том, что ее терпению приходит конец: — Ради бога, только без своих идиотских шуточек! Я их уже достаточно наслушалась от Ричмонда. Нет ничего смешного в том, что произошло. И рана достаточно серьезна. Хотя вы сейчас ровным счетом ничего в этом не понимаете, потому что так же безобразно пьяны, как и Ричмонд, что меня нисколько не удивляет. Как вы считаете, Полифант, повязка наложена достаточно туго?
— Да нет, я вовсе не шучу. Нашего Клода подстрелили драгуны, барышня.
— Ну конечно! — бросила она, осторожно застегивая конец повязки на булавку. — Куда как правдоподобно! Только не утруждайте себя объяснениями о том, что делали драгуны в нашей роще, поскольку мне вовсе недосуг слушать вашу забавную нелепицу. Не ко времени! — Антея проткнула булавку сквозь несколько слоев повязки и сказала: — Думаю, будет держаться, Полифант. Теперь можете его опустить. О господи, он просто смертельно бледен! Может быть, стоит послать за тетей… Хьюго, вы нашли Винсента? Он придет? — Она резко замолчала, поскольку повернулась, когда задавала вопрос, и увидела лейтенанта Оттершоу.
Антея изумленно уставилась на него, потом перевела взгляд на Хьюго, затем снова на лейтенанта.
— Но, боже правый. Что, бога ради… Хьюго, если это ваших рук дело…
— Нет-нет, как это может быть моих рук дело? — убеждал он, помогая ей подняться на ноги.
Она прижала руку к виску:
— О, я не знаю, но… Нет, полагаю, что нет! Но после этой невероятной истории о драгунах в нашей роще… Прошу прощения, мистер Оттершоу, но я так расстроена. О, Винсент! Слава богу, ты пришел!
Винсент твердо отстранил лейтенанта с дороги и вошел в комнату.
— Ну, что еще тут стряслось с Клодом? Что за несчастный случай? — начал было он, но резко замолчал, когда перевел взгляд с Антеи на диван. — Господи боже мой! — произнес он. — Клод!
Полифант усердно водил флаконом с нюхательной солью перед носом своего господина.
— Ему скоро станет лучше, сэр, — сказал он, — обещаю. Он все время теряет сознание, но если его не трогать… Это все от потери крови, сэр. Я уж думал было, что мы не сможем… О, вот так-то лучше, сэр. Он приходит в себя, мистер Винсент. Если кто-нибудь нальет немного бренди… всего капельку… и мы заставим его сделать хоть один глоток…
— Да, это его взбодрит, — согласился Хьюго. — Э-э-э, выглядит он не блестяще. Где бренди?
В следующие несколько минут никто не обращал ни малейшего внимания ни на Оттершоу, ни на сержанта, за исключением лорда Дэрракотта, который пресек инстинктивный порыв сержанта сбежать от этой жуткой сцепы, втолкнув его в комнату со словами:
— Дай дорогу старшим, олух!
Сержант бочком-бочком по стенке забился в угол, куда уже ловким маневром отступил Оттершоу. Никто не просил лейтенанта удалиться из центра комнаты, однако воскрешение Клода к жизни побудило его взволнованных родственников к такой бешеной активности, что он был просто вынужден спрятаться в уголок, чтобы им не мешать. Судя по вниманию, которое было оказано ему в то время, пока присутствующие горячо обсуждали конкурирующие достоинства бренди и нюхательной соли, для поддержки левой руки Клода изготавливали перевязь, виски его смачивали лавандовой водой, правую руку растирали, со лба промакивали пот, Оттершоу мог бы считать себя невидимкой. И если бы он не был весьма настырным молодым человеком, то наверняка поддался бы уговорам, не теряя времени, выскользнуть из комнаты, которые шептал ему на ухо сержант.
К удивлению и облегчению всех конспираторов, опасавшихся, что Клод может стать самым слабым звеном в цепи, произошло обратное. Возможно, из-за того, что в первый раз за всю свою жизнь он оказался в центре внимания и около него суетились все члены многочисленного семейства, Клод артистично пришел в себя и, схватившись за возможность, любезно предоставленную ему лордом Дэрракоттом, потребовавшим объяснить ему, какого черта его внук подставил себя под выстрел, моментально стал главным на сцепе, да так ловко, что вызвал восхищение даже у собственного брата. Морщась при каждом слове и сопровождая свои высказывания сдавленными стонами и драматическими паузами, во время которых он неподвижно замирал с закрытыми глазами и прикусывал зубами нижнюю губу, Клод поведал, что был застигнут врасплох двумя ненормальными, которые выскочили из кустов, вопя на него, словно разъяренные звери, и тогда один из них выстрелил в него.
— Я сразу их узнал, — закончил Клод, и его передернуло от воспоминаний. — Это Эклетоны!
Сержант бросил полный сомнения взгляд на лейтенанта Оттершоу, поскольку, по его мнению, это прозвучало фальшиво. Его люди, как он им нередко и говорил, наводили его на самые различные сравнения, начиная с чучел, грабителей с большой дороги, мошенников и угонщиков скота и кончая червяками, бесхвостыми собаками и дохлыми селедками, но те два драгуна-новобранца, о которых шла речь, напоминали что угодно, только не разъяренных зверей. Скорее полевых мышей, размышлял он, вспоминая нерешительность парочки, которую поставили наблюдать за Довер-Хаус. Но если молодой джентльмен заметил в нападавших на него сходство с разъяренными зверями, сержант был готов поклясться на Библии, что это не те безмозглые от рождения чудаки, которых он (во многом против своей воли) поставил на пост на территории усадьбы Дэрракоттов.
Однако сержант никогда до этого рокового вечера не видел мистера Клода Дэрракотта. Лейтенант же лицезрел этого щеголя, придерживающегося последнего писка моды, осторожно шагающего по булыжной мостовой в Рае, облаченного в удивительные, но, несомненно, модные одежды и время от времени подносящего лорнет безвольной белой рукой к глазам. Ему как раз не показалось странным, что это дитя моды сравнило двух перестаравшихся драгунов с дикими зверями.
— Ты узнал их, Клод? — спросил Винсент.
Клод вяло замотал головой, лежащей на диванной подушке, тут же сморщился от пронзительной боли и, издав хриплый вздох, проговорил:
— О боже! Разве я мог? Было слишком темно, чтобы узнать кого-то на таком расстоянии. Кроме того… я видел их какую-то секунду. Черт побери! Ты ведь не думаешь, что я остановился, чтобы взять у них визитные карточки, верно? Я просто знаю, что это были Эклетоны. Да кому еще быть, как не им?
— Насколько я понимаю, это мог быть кто-нибудь еще, — сказал Винсент.
Клод пошире открыл глаза и недружелюбно посмотрел на него.
— Ну, возможно, — сказал он. — Уверен, половина графства хочет моей смерти, но… — Он замолчал, вспомнив о своей ране, и принялся шарить правой рукой. — Нюхательную соль! — произнес он слабым голосом. — Полифант!
— Не заставляй его волноваться, Винсент, — умоляюще попросила его Антея, пока Полифант поспешил к ложу своего хозяина. — Бедный Клод! Ему пришлось перенести такой ужас! Не могу представить, как ему удалось удрать от этих громил и добраться до дому, истекая кровью.
— Кузина, ты не понимаешь, как обстоят дела. У нас есть веские причины предполагать, что Эклетопы не нападали на Клода, он сам наткнулся на пару драгунов, как тебе уже говорил Хьюго.
— Но это бессмысленно! — воскликнула Антея.
Лорд Дэрракотт бросил взгляд на Ричмонда, нетвердым шагом подошел к камину позади него и принял позу, сцепив руки за спиной.
— И ты называешь это бессмыслицей, девочка? — сказал он сдавленным от гнева голосом. — Войска береговой охраны ставят пост на моих землях, не спрашивая у меня разрешения, даже не извещая об этом! Одного моего внука считают обычным преступником, а в другого просто стреляют! Стреляют! Потому что он не соблаговолил представиться парочке неотесанных драгунов…
— Что? — прервал его Клод, снова открывая глаза. — Драгуны?! Драгуны!
— В мой дом врываются посреди ночи, — беспощадно прервал его милорд, — суют под нос ордер на обыск! Болваны, у которых мозгов не больше, чем у…
— Как это — обычным преступником? — неожиданно спросил Ричмонд.
Он сидел развалившись в кресле. Левая рука его покоилась на столе и слабыми пальцами сжимала пустой бокал, правая была в кармане, а взгляд блуждал, специально не задерживаясь ни на чем, однако он решил, что настал подходящий момент показать лейтенанту Оттершоу, что он еще ни в коей мере не лишился дееспособности. Его левая рука не потеряла всю силу окончательно: если локоть имел опору, он мог делать слабые движения пальцами и знал, что может ею воспользоваться. Ричмонду было здорово не по себе, любое напряжение отдавалось болью в раненом плече, он потерял довольно много крови и балансировал на грани потери сознания. Тем не менее, ни одно из этих зол не обладало силой устрашить его или подавить дух бесстрашия, который с готовностью возникал при малейшей опасности, и Ричмонд находил странное удовольствие в игре с риском для жизни. Лишь на мгновение оно покинуло его, когда, бросив мельком взгляд на лицо деда, он понял чудовищность содеянного, — но только на одно мгновение. Где-то на задворках сознания притаились стыд, раскаяние, боль за горе старика, но он подумает об этом потом, когда у него будет достаточно времени: сейчас, когда беда, так часто терпевшая поражение, победно ухмыляется ему в лицо, не время думать об этом. Ричмонд Дэрракотт, отважный до мозга костей, ухмыльнулся беде, весело принимая безжалостный вызов. Он выпрямился в кресле.
— Н-ну и ну, — с трудом выговорил он, хмуро уставившись на лейтенанта. — Да это Оттершоу! Что он тут делает?
Лейтенант, наблюдавший за Ричмондом прищуренными глазами, сделал несколько шагов вперед и ответил:
— Я здесь, чтобы увидеться с вами, сэр.
— Со мной? — недоуменно переспросил Ричмонд.
Его взгляд остановился на лице лейтенанта, и он нахмурился, словно старался сконцентрироваться. Вдруг, к смущенному удивлению серьезно настроенного офицера, в глазах Ричмонда появились искорки, и озорная ухмылка скривила его губы. Он хихикнул.
— Молчи, Ричмонд! — приказал ему лорд Дэрракотт. — Ты пьян!
— Ничего не понимаю, — пожаловалась Антея, беспомощно оглядываясь. — Зачем вам понадобилось увидеться с моим братом, сэр? Да к тому же в такой поздний час. Почему драгуны стреляли в Клода? Почему… Матерь Божья, да ответьте же мне наконец! Или я предупреждаю: со мной может случиться истерика в любую минуту!
— Ну, барышня, это не что иное, как буря в стакане воды, — успокоил ее Хьюго. — Не нужно так волноваться.
Она повернулась к нему:
— Как же мне не волноваться, когда я нашла Ричмонда в таком плачевном состоянии, а Клод чуть было не умер от потери крови?
— Никто больше меня не сожалеет о несчастном случае с мистером Клодом, мэм, — кашлянув, произнес лейтенант. — Это досадное недоразумение, которое…
— Это досадное недоразумение будет вам дорого стоить! — вмешался лорд Дэрракотт.
Лейтенант Оттершоу отреагировал на эту угрозу точно так же, как Ричмонд — на опасность. Поскольку дело касалось нанесения телесных повреждений Клоду (если таковые вообще существовали), он понимал, что стоит на тонком льду, но не замедлил с ответом:
— Осмелюсь напомнить вам, милорд, что любой, кого останавливают именем короля, обязан подчиняться…
— Помогите мне сесть! — потребовал Клод, безуспешно пытаясь приподняться на здоровом локте.
— Осторожно! — закричала Антея и поспешно бросилась к дивану. — Нет, нет, Клод, умоляю, лежи спокойно! Винсент! Полифант!
— Помогите мне сесть! — повторил Клод. — Черт побери! Не могу же… я… разговаривать с этим… типом… в таком положении! Мне нужно сесть! И я сделаю это… даже если меня это убьет.
— Успокойся, братец, — сказал Винсент, укладывая его снова на диван. — Я поговорю с этим парнем — об этом можешь не беспокоиться.
— Я хочу задать мистеру Клоду Дэрракотту несколько вопросов, — сказал Оттершоу, — но… если он действительно получил серьезное ранение, я воздержусь до тех пор, пока его состояние не улучшится. Возможно, мистер Ричмонд будет столь любезен, что ответит на вопрос, который я задам ему?
— Если я получил ранение? Что значит — «если»? — выдохнул Клод. — Подними меня, Винсент! Клянусь богом, если ты не…
— Мы вам поможем, — вмешался Хьюго. — Лучше выполнить просьбу, — добавил он, обращаясь к Винсенту. — А вы, Оттершоу, помолчите несколько минут, ладно?
— Хьюго, если повязка сдвинется… — предупредительно прошептала Антея.
Сержант Хул исподтишка смахнул пот со лба и предпринял безрезультатную попытку встретиться взглядом с лейтенантом. Болван твердолобый — вот кто он! Будто не ясно, что у мальчишки нет никакой повязки, не говоря уже о том, что он пьян, как сапожник — сидит и хихикает про себя. А что касается другого молодого господина… Вот славно получится, если у него снова пойдет кровь! Как будто этот Оттершоу не доверяет собственным глазам. Да тут все кровью залито! Да и господин с лица зеленый, словно огурец. Если о нем не позаботятся, он опять потеряет сознание.
— Быстрее, Полифант! Бренди! — приказал Винсент, когда Клод, осторожно водруженный на гору подушек, опять бессильно повесил голову на плечо.
Ричмонд, заметив, что взгляды Оттершоу и сержанта прикованы к потерявшему сознание Клоду, поставил оба локтя на стол и уронил на руки подбородок. В таком положении, перенеся весь вес на локоть здоровой руки, он стал следить за Оттершоу с ехидной улыбочкой на губах. А когда лейтенант, словно почувствовав, что за ним пристально наблюдают, повернул голову к Ричмонду, сказал:
— Я знаю, почему вы стреляли в Клода!
— О, Ричмонд, ступай спать! — воскликнула в отчаянии его сестра. — И без тебя все плохо. Мистер Оттершоу не стрелял в Клода.
— Нет, стрелял! — настаивал Ричмонд. — Ты думаешь, я пьян? А вот и нет! Я знаю свою норму вина. Все Дэрракотты знают свою норму. Он стрелял в Клода, потому что Хьюго не дал ему выстрелить в меня. — Он хихикнул. — Глупый невежа!
— Похоже, норма Дэрракоттов действительно относится только к вину, а не к бренди, — сухо заметил Винсент.
— Скажите мне, сэр, — сказал Оттершоу, пристально глядя на Ричмонда. — Почему же я так хотел вас подстрелить?
Если лейтенант думал смутить Ричмонда своим пронзительным взглядом, то был разочарован: эти темные, блестящие глаза были до краев переполнены злой насмешкой.
— Потому что я распугал всех драгун! — Ричмонд уронил руки на стол и оперся на них головой, не переставая по-идиотски хихикать.
Винсент посмотрел на него и от удивления приподнял брови.
— Интересно, что дало повод, — спросил он Хьюго, — для этого довольно очаровательного бреда? Боюсь, мы об этом так никогда и не узнаем.
— Да нет! Все предельно просто. Драгунам было поручено стоять на часах у Довер-Хаус, а им такое задание пришлось не по душе, верно… э-э-э… сержант?
— Ну, сэр…
— Эй, сержант, вам, как и мне, это прекрасно известно, — подмигнул Хьюго, — ни для кого не секрет.
Сержант благодарно улыбнулся ему.
— Да, сэр, — сказал он, почувствовав, что еще не все потеряно, особенно если майор возьмет инициативу на себя.
Сначала он счел его довольно странным господином, но он воплощал в себе все качества, присущие, по мнению сержанта, настоящему офицеру. Любой солдат понял бы это, подумал он.
Ричмонд приподнял голову.
— Бежали сломя голову аж до самого «Синего льва»! — открыл он тайну. — А это был всего-навсего я! А не привидение! Забудьте об этом. — Он рассеянно огляделся вокруг, его взгляд наконец наткнулся на лейтенанта. — Но вы не испугались. Мой кузен сказал, вы не трус. Больше не буду над вами шутить. Вы можете меня подстрелить, как Клода. Так сказал Хьюго. Я больше не буду.
Винсент поднял глаза:
— Насколько я понял из этих несвязных восклицаний, мой чрезвычайно неугомонный юный кузен играл с вами в привидения — явно с плачевными последствиями. Очень неуместно! Но это никоим образом не объясняет того факта, почему мой братец стал вашей мишенью, мистер Оттершоу. Может быть, вы проясните ситуацию?
— Если в вашего брата стреляли, сэр, то лишь потому, что его по ошибке приняли за мистера Ричмонда Дэрракотта.
Клод, слушавший это с отвисшей челюстью, проговорил слабым голосом:
— В меня стреляли потому, что я… Черт побери! Но я же не похож на Ричмонда!
— Вы с ним почти одного роста и телосложения, сэр, а у меня была веская причина считать, что сегодня ночью мистер Ричмонд Дэрракотт находился на яхте.
— Но не можете же вы стрелять во всех, кто одного роста и телосложения с моим кузеном! А, кроме того, какое вам дело, был он на яхте или нет? В жизни не слышал ничего подобного! Вы, должно быть, с ума сошли, — сказал пораженный Клод.
— Просто он вбил себе в голову, что наш Ричмонд связался с контрабандистами, — объяснил Хьюго.
— Это еще раз доказывает, что лейтенант не в своем уме. Если бы у меня так не кружилась голова… то есть я хочу сказать… какое это ко мне имеет отношение, даже если Ричмонд связался с ними. Хотя это довольно глупо. Как только подумаю… — Он приложил руку к раненому плечу, осторожно потрогал его и поморщился. — Не понимаю, что ты со мной сделал, — жалобно обратился он к своему камердинеру. — Слишком туго. Дьявольски неудобно!
— Умоляю, не трогайте ничего, сэр. Прошу вас, не пытайтесь сорвать повязку.
— В меня что-то впивается, — пробормотал Клод, снова закрывая глаза.
— Да, сэр, но нужно было наложить на рапу толстый слой ткани, — утешал его Полифант. — Мы опасаемся, что пуля вошла глубоко, поэтому вам нельзя…
— Что?! — широко открыл глаза Клод. — Ты хочешь сказать, что во мне осталась пуля?
— Не бойтесь, ее вытащат, — утешил его Хьюго.
— О нет! — простонал Клод.
— Мистер Дэрракотт, я должен задать вам пару вопросов и хочу получить на них ответ. Надеюсь, это не слишком вас утомит. Почему на вас была маска? И почему вы не остановились, когда вам приказали?
— Уберите от меня этого типа, — попросил слабо Клод. — Во мне сидит пуля. Это может оказаться смертельно. А этот тип стоит тут и задает мне всякие вопросы. Откуда мне было знать, что они там вопят? Вы еще скажете, что мне нужно было извиниться и попросить их повторить неотчетливее! Полифант! Где застряла пуля? Я так гадко себя чувствую!
— А как насчет маски, сэр? — непреклонно требовал ответа Оттершоу.
— Правда, мне очень плохо. Не удивлюсь, если я опять потеряю сознание. Чтоб мне провалиться, ответа вы не получите! Это вас не касается!
— На тебе была маска, Клод? — спросил Винсент с удивленным видом. — Интересно. Можно мне высказать свое предположение? Был довольно поздний час для прогулок в роще, не так ли? Если только ты по какой-то причине отправлялся самым коротким путем в деревню… или встречался с кем-то неподалеку… у кузницы, например?
— Иди ты к дьяволу! — хмуро бросил Клод. — И забирай с собой этого настырного берегового охранника!
— Любишь смородину — люби и оскомину! Умираю от любопытства увидеть твою красотку, Клод. Но я ни за что не надел бы маски. Я смог бы дать ему отпор, как Хьюго.
— Отвяжитесь от этого бедняги! — произнес Хьюго осуждающе, но с ухмылкой. Он на минуту приложил пальцы к вялому запястью Клода. — Да, думаю, чем скорее мы уложим его в постель, тем лучше.
— С вашего позволения, сэр, я целиком и полностью разделяю ваше мнение, — сказал Полифант. — Зная здоровье мистера Клода, осмелюсь сказать, что у него будет сильный жар, если мы не дадим ему покоя.
Хьюго кивнул и посмотрел на Оттершоу.
— Ну, лейтенант, вы получили что хотели — учинили большой переполох, но, похоже, настало время удалиться, — басом предложил он — не то чтобы недружелюбно, но довольно властно.
Лейтенант, поджав губы, уставился в лицо майора тяжелым пристальным взглядом. Несколько секунд он не говорил ничего. Дэрракоттам эти секунды показались часами. Сержант откашлялся и двинулся было к двери, но Оттершоу не обратил на это никакого внимания. Он не мог прочесть по спокойному лицу Хьюго ничего, кроме слабого удивления. Взгляд его синих глаз не дрогнул. Можно ли выглядеть таким беспечным? Можно, если только майор не чувствует за собой никакой вины. Другой бы смог притвориться, но этот простодушный великан — вряд ли! Его попытки уберечь мать Ричмонда и деда были столь нелепыми, а его наивные потуги обмана были неумелыми уловками добродушного, но глупого великана, каким он казался. Но так ли это?
Лейтенант посмотрел на Ричмонда. Ему бросилось в глаза, что Ричмонд стал очень бледным, гораздо бледнее, чем он был всего несколько минут назад. Он прищурился, пристально наблюдая за юношей. Какой толк спрашивать его: если он действительно пьян, его ответы будут бессвязными, а если он притворяется, то вполне сможет сделать их таковыми. Ричмонд сидел подавшись вперед, держа руки перед собой и настырно пытался поставить пробку от графина на стол, используя попеременно обе руки. Невероятно, чтобы он мог сидеть вот так, глупо улыбаясь, если бы в нем сидела пуля. Вообще невероятно, что при подобных обстоятельствах он мог бы сидеть в кресле: наверняка он потерял бы сознание от слабости. Но парень действительно становится все бледнее и бледнее.
— Винсент! — сказал тихим голосом майор.
Оттершоу моментально перевел свой подозрительный взгляд на лицо майора, но Хьюго больше не глядел на него — он смотрел на Ричмонда с довольно унылой улыбкой на губах. Затем майор бросил взгляд в сторону Винсента и, благоразумно направив все свое внимание на Ричмонда, сказал шепотом:
— Судя по его виду, он в скором времени собирается похвастаться своим ужином. Лучше положить его в постель.
— Черт побери, братец! — сказал Винсент. — Конечно, это неизбежно. Скорее всего, он похвастается им, как только я поставлю его на ноги. Что за милый вечерок выдался сегодня! — С этими словами он подошел к столу и подхватил Ричмонда под левую руку, словно пытаясь поднять его на ноги.
— Давай, малыш! — сказал он. — Пора баиньки!
Ричмонд икнул:
— Я не хочу спать!
— Минуточку! — неожиданно сказал Оттершоу, поддавшись настоятельному внутреннему порыву. — До того как вы уйдете, мистер Ричмонд, сделайте мне, пожалуйста, одолжение, снимите сюртук!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочный наследник - Хейер Джорджетт



Очень понравилось.
Загадочный наследник - Хейер Джорджеттлена
19.02.2014, 13.22





Ужасно скучный роман.Дается подробное описание всех членов семьи, а их там много. Зачем? Чтобы осилить этот роман, нужна хорошая память и постоянное внимание. Это чтение не для отдыха.
Загадочный наследник - Хейер ДжорджеттНатали
19.02.2014, 22.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100